Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Князь Оружейников (4)


Князь Оружейников (4)

Сообщений 1 страница 10 из 851

1

Изменил и немного дополнил текст 10 главы...

                                                    Глава 10

Стоило только подсохнуть весенней грязи, как жизнь в Ораниенбауме сильно оживилась. Зазеленели поля, рассыпались по ним да по обочинам дорог солнечно-желтые одуванчики, зачирикали радостно птицы, и сладкий яблоневый воздух последнего весеннего месяца… Стали отравлять запахи сгоревшего пороха. Каждый божий день в Офицерской стрелковой школе что-то взрывалось, хлопало, стреляло — причем с утра и до позднего вечера. Бегали по стрельбищу рядовые и унтера, время от времени по дороге в город проносились на горячих скакунах офицеры, скинувшие с себя по причине наступившей теплыни свои невзрачные зимние «шкурки» — одним словом, в школе кипела военная жизнь. А конкретно девятого мая одна тысяча восемьсот девяносто второго года она даже не кипела, а фонтанировала раскаленным гейзером. Но начиналось все достаточно тихо. Еще с вечера на стрельбище завезли целый штабель досок и десяток бревен, после чего личный состав школы всю ночь стучал топорами и звенел пилами. Ранним утром, когда ночь превратилась в светло-серые сумраки, солдаты отправились в родную казарму, отсыпаться — а им на смену тут же пришли другие люди, в черной форме и с отчетливой военной выправкой. Опять застучали топоры, сбивая с полудюжины больших ящиков крышки, потом на разные лады зазвенело и забрякало их содержимое… И как венец всех этих странностей, на полигон привезли что-то вроде бочки на артиллерийском лафете — после ее появления вся суета как-то незаметно закончилась и наступила непривычная для Офицерской стрелковой школы тишина. Продержавшаяся ровно час — в двенадцать пополудни, из города приехали гости. Да какие! Начальник школы, генерал-майор Редигер, лично встретил семь генералов, девять полковников, профессора Михайловской артиллерийской академии и двух чиновников из Главного инженерного управления. Ну и самого главного гостя, военного министра Империи, с двумя его адъютантами. Среди таких представительных личностей каким-то образом затесался и молодой человек в полувоенной одежде — впрочем, господа военные его явно считали своим. И даже доверили распоряжаться на полигоне — по крайней мере, именно он подал знак, начинать подготовленное представление.
Та-та-та-та…
Гулко залаял пулемет, установленный на приземистой станине, полетела щепа от мишеней, и маленьким самумом взвился песок на двухсаженном валу, принимающем в себя свинцовых посланцев смерти. Пять минут… Десять, пятнадцать, двадцать — тупорылая машинка неутомимо «проглатывала» набитые ленты, время от времени запивая их водой и делая короткие паузы на перезарядку. И так же неутомимо крошила и дырявила все, что только попадалось ей на «зуб»: ростовые и поясные мишени из досок, небольшой сруб из бревен полуметрового охвата, кирпичную стенку и даже тоненький стальной лист. Но вот треск очередей захлебнулся. Задержка? Поломка?! Нет, подскочивший на ноги расчет сноровисто слил дымящийся кипяток из охладительного кожуха, и тут же залил новую порцию воды.
— Александр Яковлевич, а каков ресурс у ствола, до полной его замены?
— Двадцать пять тысяч выстрелов, Пафнутий Львович. Но это только пока — есть, знаете ли, некоторые способы увеличить его живучесть, по крайней мере, вдвое.
Получив разрешение и дальше тратить боеприпасы, расчет добил остатки ближайших к позиции мишеней, и, совершенно неожиданно, предпринял короткий марш-бросок. Еще более неожиданным для присутствующих стало то, что сделали они это вместе со смертоносной машинкой: ее станина оказалась оборудована небольшими колесиками, позволяя пулеметчику очень даже шустро перемещать по полю свое «орудие производства». Чуть сбоку от него сгибался под тяжестью набитых лент второй номер, а позади них делал то же самое третий (только вдобавок ко всему, у него в руках еще и жестяная фляга с водой поблескивала). Преодолев за минуту примерно полсотни саженей, расчет остановился, изготовился — и в пять лент добил все, что с прошлого раза оставалось целым.
— Господа. Позвольте представить вам пулемет Браунинга-Агренева станковый!
Господа позволили. Да еще как! Если бы расчет не подкатил свою машинку прямо к небольшой трибуне, на которой и восседали зрители, те не погнушались бы и сами подойти. Пока генералитет и военные чином пониже  рассматривали, ощупывали и просто нежно оглаживали новую игрушку, попутно одолевая вопросами запыленного пулеметчика. А военный министр листал услужливо поднесенную адъютантом книжечку с тактико-техническими характеристиками БАС, профессор Чебышев обратился непосредственно к фабриканту.
— Калибр, надо полагать, три линии? Водяное охлаждение… На каком принципе строится его работа?
— Отвод части пороховых газов, с дальнейшим использованием этой энергии для перезарядки.
— Хм, занятно. Практическая скорострельность?
— Сто пятьдесят выстрелов в мерную минуту, Пафнутий Львович, при общем темпе стрельбы в четыреста восемьдесят.
— Прилично. Емкость ленты?
— На пятьдесят, на сто и на двести патронов.
— Ну, про расход спрашивать не буду, сам все видел. Прожорливая штучка! Ваше высокопревосходительство, а вы как считаете?
Ванновский вернул брошюрку адъютанту, и немного рассеяно признался:
— Я пока еще не составил, какого-либо определенного мнения, на сей счет. Что же, посмотрим на ваше чудо поближе, князь?
Господа военные тут же расступились перед своим министром и притихли, ожидая внятно выраженной реакции Петра Семеновича на такую новинку. К пулеметам Хайрема Максима глава военного ведомства был достаточно равнодушен, почитая их неудобными и несколько несовершенными — и уж точно не планировал их закупать для Русской императорской армии в массовом порядке. Разве что дюжину-другую штук, в крепостную артиллерию? С другой стороны, оружейный магнат и не претендовал на что-то конкретное. Он сразу заявил, что хочет лишь представить военной общественности некоторые свои разработки. Так сказать, чтобы были в курсе, на случай возможной нужды.
— Скажите, князь, а для чего такая широкая водозаливная горловина? Это ведь она, я не ошибаюсь?
— Так точно, ваше высокопревосходительство, она самая. Размеры же горловины увеличены с той целью, чтобы стало возможным использование для охлаждения ствола как льда, так и снега.
— Разумно, даже весьма. Вес… Как вы сказали? Браунинг-Агренев станковый?
— Совершенно верно, ваше высокопревосходительство. Вес с броневым щитком выделки Обуховского завода и колесной станиной Долгина ровно четыре пуда. Отдельно от всего — полтора пуда. В комплект поставки входит станина, щиток, дюжина холщовых сто патронных лент и машинка для набивания оных. Так же сумки для переноски лент, кое-какие запасные части к пулемету, две фляги для воды и еще ряд полезных мелочей.
— Изрядно.
Ванновский впал в благородную задумчивость, поэтому эстафету вопросов осторожно подхватил давнишний знакомец князя Агренева, генерал-лейтенант Чагин:
— И сколько же стоит сей механизм?
— Пока полторы тысячи. Но в серийном производстве, я думаю, цена упадет рублей до девятисот.
Генералы молча переглянулись — уже сейчас экспериментальный образец БАС-а стоил заметно дешевле своего английского аналога. Если и надежность будет на сравнимом уровне, то… Можно как-нибудь при случае подумать, где такое оружие принесет наибольшую пользу.
— Господа, позвольте представить вам еще один перспективный образец.
По его знаку, четверо «помогальщиков» в черной форме ухватили и принесли прямо к «ценителям прекрасного» небольшой прямоугольный стол, накрытый обычной ситцевой тканью. Ткань полетела в сторону, и в руках у оружейного магната оказался невзрачный брусочек непонятно чего.
— Прошу, господа.
Передав зрителям пять таких брусочков, шестой князь оставил себе. Достал перочинный нож, выщелкнул лезвие, и с некоторой ленцой принялся строгать темно-желтую стружку, одновременно посматривая на реакцию публики. Публика тихо недоумевала.
— И что же это, позвольте полюбопытствовать?
— Гренит. Довольно мощная взрывчатка.
Три генерала и два полковника окаменели, остальные почувствовали себя ОЧЕНЬ неуютно.
— Но при этом практически нечувствительна к средней силы ударам, открытому огню, сырости. Конечно, она несколько уступает мелиниту… Чуть меньше чем в полтора раза. Зато гораздо безопаснее в обращении, легко плавится и обрабатывается. И разумеется, по своему действию на порядки превосходит нынешнюю начинку русских снарядов — черный порох.
Положив нож обратно, Александр с виду небрежно, а на самом деле осторожно вставил и обжал детонатор. Покрутил готовую к применению шашку в руках и щелкнул стальным колесиком своей Бензы.
Псшшшш…
Брусочек отлетел саженей на пять и канул в заранее выкопанной яме, сверкнув напоследок яркой точкой на конце бикфордова шнура.
Бум!!!
— Данные образцы конечно же опытные, и поступили ко мне, можно сказать, прямиком с лабораторного стола Дмитрия Ивановича Менделеева. Но я уверяю вас, господа, еще год или полтора, и вопрос промышленной выделки данной взрывчатки на моих Кыштымских заводах будет полностью решен.
Все те же люди в черной форме сноровисто развели костер, невдалеке от приходящих в себя офицеров.
— Если позволите, еще одна небольшая демонстрация, доказывающая, насколько безопасно новое вещество.
Через пять минут все присутствующие крайне внимательно наблюдали, как в костре горят, но упорно не взрываются два куска взрывчатки.
— Александр Яковлевич, могу ли я рассчитывать на образец этого вашего… Гренита?
— Разумеется, Пафнутий Львович. Прошу, все, что осталось.
Три брусочка были тут же упакованы и уложены в небольшой саквояж. Не давая зрителям передохнуть, князь Агренев порадовал их своими представлениями о том, какой именно должна быть солдатская амуниция. Фляжка-котелок, вещмешок, памятные медальоны (чтобы не было такого, что боец пропал без вести), пехотная лопатка… Насчет последней даже возник короткий спор — на тему нужности или не нужности оного предмета для солдата. Истину помог определить первый номер пулеметного расчета, он же автор станины под БАС. Григорий Долгин для начала за пять минут вполне сносно окопался, затем все тем же инструментом с одного удара перерубил тонкую жердину. А напоследок метнул ее в услужливо поднесенную мишень. Попал. Да так удачно, что лопатку еле вывернули из расколотой доски.
— И оружие, и шанцевый инструмент разом. Вот видите, я был прав, господа!
— Предлагаете упразднить саперов, полковник?
— Зачем же? Просто изменить нынешние пехотные лопатки до полного соответствия с представленным образцом.
Полковник воинственно потряс перед лицом своего оппонента столь понравившимся инструментом. И оба они отвлеклись от своего спора, услышав очень интересный вопрос:
— Князь, а что это за бочка на колесах? Тоже какой-то новый образец оружия? Или, так сказать, по пожарной части?
Предмет интереса господ офицеров уже второй раз проезжал недалеко трибуны, плавно покачиваясь многочисленных на рытвинах и ухабах, и легонько дымя из короткой и толстой трубы.
— Не то и не другое, господа. Одну минуту…
Стол тут же поменяли на другой, застеленный белоснежной накрахмаленной скатертью, а возница, не спускавший с молодого промышленника глаз, по короткому жесту тут же подкатил поближе.
— Прошу поближе, господа. То, что вы видите перед собой, передвижная армейская полевая кухня. Как ясно из названия, готовить в ней можно прямо на ходу, обеспечивая личный состав горячей пищей при любых погодных и дорожных условиях. Данный образец накормит и напоит от роты солдат за раз…
Возница, сноровисто накинув на себя чистый передник и небольшую шапочку, вооружился непонятно откуда взявшимся половником весьма солидных размеров, и откинул крышку-люк. Помешал, отчего в воздухе одуряющее вкусно запахло чем-то рыбным, опять закрыл и принялся чем-то греметь на другой стороне полевой кухни.
— Не угодно ли снять небольшую пробу?
На столе, словно по мановению волшебной палочки, появились бутылки с вином и коньяком, несколько блюд с легкими закусками, хлеб и столовые приборы — а мимо офицеров как раз понесли тарелки, до краев наполненные наваристой ухой из белорыбицы. Для любителей экстрима на стол поставили все ту же уху, но в солдатском котелке — поближе к фляжке, в которой плескалось что-то очень ароматное, вроде арманьяка или бренди.

+43

2

Значительно лучше стало. Явных косяков по оружейной части не заметил.  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif

+1

3

Кулаков Алексей написал(а):

дюжина холщовых сто патронных лент

  Совсем не спец. Но смущает два момента:
1) холщовые ленты в Максиме вроде все время заедали? Этот вопрос как решается в новом пулемете? А то стреляют долго, а "закусов" не описано?
2) Может стоит ленты на 50 патронные заменить? Экономнее это выглядит для начальства, все таки чрезмерную прожорливость пулеметов считали основным грехом. Или как минимум 2 варианта лент.

Отредактировано gorr31 (10-01-2013 12:48:02)

0

4

Кулаков Алексей написал(а):

Предмет интереса господ офицеров уже второй раз проезжал недалеко от трибуны

Наверное так?

+1

5

Кулаков Алексей написал(а):

обеспечивая личный состав горячей пищей при любых погодных и дорожных условиях. Данный образец накормит и напоит от роты солдат за раз…

Наконец-то прояснилась заготовка с "бочкой"...
М.б. ДО роты? Все-таки обычно указавается максимальная емкость, налить меньше воды и приготовить хоть на 5 человек - не проблема...

0

6

Arxar написал(а):

приготовить хоть на 5 человек - не проблема...

  Не совсем так? Есть требования по глубине, суп и т.д. так просто, на дне котла не с готовишь.

Arxar написал(а):

М.б. ДО роты?


Но с самой поправкой согласен, а то получается от роты и до бесконечности. :-)

0

7

Кулаков Алексей написал(а):

Или за некоторую сумму получить генлицензию конкретно для России.
Интересная идея... подумаю.

Завод Норденфельда в Кенте Виккерс так и так сожрет к 1897г. и даже вынудят его уехать во Францию. Им конкурент на рынке скорострельного оружия для Британии не нужен. Только их жадность подвела. Предлагали ему быть всего лишь управляющим на бывшим его заводе.
Так что я думаю ГГ сможет его переманить в Россию в РОК. Инженер и конструктор он неплохой. А ниша спеца по малокалиберной скорострельной артиллерии у ГГ не занята. Тем более и заказы на подходе. В 1891 57-мм орудие Норденфельда выиграло конкурс на капонирные и береговые пушки для крепостной артиллерии РИ.
Да и его патент на стальные баллоны для хранения газов под давлением до 120 атмосфер ГГ пригодится.

+1

8

Вот нашел еще один стратегический ресурс нужный РИ.
Пробка

Длительное время считалось, что полноценную пробку может дать только пробковый дуб. Во второй половине XIX века в Россию ежегодно ввозилось коры пробкового дуба на сто тысяч рублей, а в конце того столетия уже на 3 миллиона рублей, а продавали готовой продукции на 6 миллионов. 
  В строительстве для теплоизоляции зданий в России пробка стала применяться почти сто лет назад - Москва (1906 год) и Санкт-Петербург (1913 год).

1) Нужно сделать посадку в Сочи.
   Причиной закладки дендропарка стали очень большие редкие плантации пробкового дуба в России, площадь их в 70-х годах 20 века, была равна 355 га. Данная плантация в Кудепсте была создана в 1930 г. и на протяжении 9 лет было заложено 41 га этой культуры. В 1948 г. был выполнен первый опытный съем пробки, а уже в 1963 г. промышленный, когда было приготовлено товарной пробки2,5 т . Плантация производила 3 вида товаров: пробковую крошку, пробковую щепу, кору декоративную.
2) И на ДВ есть вот это.
Бархат амурский - листопадные, двудомные деревья с красивой ажурной кроной и перистыми листьями, обладающими специфическим запахом, который особенно сильно проявляется при их растирании. Ствол покрыт толстым пробковым слоем мягкой, бархатистой на ощупь, светло-серой, морщинистой корой. Кора используется для изготовления технической пробки.
   

В 1932 году советские исследователи установили, что она по своим качествам не уступает коре пробкового дуба. Первые 90 тонн пробковой коры бархата амурского были заготовлены в Приморском крае в 1933 году. В дальнейшем количество добываемой коры достигало несколько тысяч тонн в год.
С 1928 года в СССР началось систематическое культивирование этого растения. Оказалось, что амурский бархат без особых проблем может расти к югу от линии
  С.-Петербург - Вятка - Екатеринбург - Транссиб - Хабаровск - Николаевская Гавань.
В 1970-х годах в стране производилось более 500 видов пробковых изделий.

Пробка служит ценным сырьем для обувной и других отраслей промышленности. Бутылки с лучшими винами обязательно закупорены пробкой растительного происхождения. Поплавки к рыболовной снасти, тропические шлемы, спасательные пояса и жилеты также изготовлены из пробки. Кроме того, она используется для шлифовки оптических стекол, производства линолеума.

      Столь широкое применение пробки стало возможным благодаря таким ее свойствам, как эластичность, гибкость, непроницаемость для воды, газов, тепла, электричества, звуков, стойкость к химическим реактивам. Кора барахата не влияет на запах и вкус пищевых продуктов, соприкасающихся с ней. Непроницаемость пробки для воды и газов связана с тем, что в клеточных оболочках растений откладывается особое вещество - суберин, которое содержит жирные кислоты и их эфиры с глицерином или другими спиртами. Суберин нерастворим в обычных растворителях жиров, он стоек даже по отношению к концентрированной серной кислоте.


Луб бархата амурского
Широкое применение получил луб бархата, который располагается на дереве между корой и древесиной. У бархата амурского он достигает сантиметровой толщины. Луб используется для изготовления яркого лимонно-желтого красителя тканей, а также дубильных веществ.

      Во всех органах бархата содержится алкалоид берберин с желчегонными свойствами и другие алкалоиды (ятроррицин, феллодендрин); флавоноиды (диосмин). Особенно много берберина содержится в лубе бархата. Луб помимо алкалоидов и флавоноидов содержит также дубильные вещества, кумарины, сапонины, фенолкарбоновые кислоты, терпеноиды, стерины. Луб бархата обладает болеутоляющими, противомикробными, противовоспалительными, кровоостанавливающими, ранозаживляющими, тонизирующими, отхаркивающими свойствами. В ряде зарубежных стран луб бархата используют как сырье для получения берберина.

Настойка из луба бархата также проявляет противораковые и противогрибковые свойства. Наружно отвар луба применяют при различных кожных и глазных заболеваниях, при ожогах и ушибах, при лечении хирургических ран и грибковых поражений кожи.
Бархат амурский (Phellodendron amurense)

Отредактировано gorr31 (10-01-2013 18:07:50)

+3

9

Может быть стоит вместе с полевой кухней предлагать ещё одну новинку - полевой термос.

http://ua.all.biz/img/ua/catalog/1274645.jpeg

Изобретенный как раз в 1892 году Джеймсом Деваром, ученым из Оксфордского университета. В 1904 году два немца, один из которых был учеником сэра Девара, Рейнольд Бергер, осознав большие потенциальные возможности данной идеи, сформировали Thermos GmbH (от греческого слова "Therme", что в переводе означает "горячий").
Вообще, термосы хорошо подходят к линейке предлагаемых ГГ экспедиционных товаров. И в технологии нет ничего запредельного для 90-ых годов ХIХ века.

Отредактировано Андрес (10-01-2013 18:35:23)

+1

10

http://fudz.ru/post/8373
Солдат должен быть накормленным в любую погоду и при любых обстоятельствах.
А. Сойе
Солдат должен быть накормленным в любую погоду и при любых обстоятельствах.
А. Сойе

В фондах Музея героической обороны и освобождения Севастополя хранится немало экспонатов, отражающих участие иностранных армий Великобритании, Франции, Турции и Сардинии в Крымской войне 1853—1856 годов и осаде Севастополя 1854—1855 годов. Есть и экспонаты, освещающие бытовую сторону жизни союзных войск в Крыму. Среди них наше внимание привлекли большой котел для полевой кухни, найденный при ведении земляных работ на Максимовой даче, где располагалась часть английских войск в 1854—1856 годах, а также часть котла меньшей формы. История этих экспонатов открыла нам одно забытое имя.

Лорд Раглан, генералы Кардиган и Лукан, журналист В.Г. Рассел, поэт Теннисон, сестра милосердия Ф. Найтингейл — это имена наиболее известных героев Великобритании, участников Крымской кампании 1854—1856 годов. К этому ряду следует добавить имя Алексиса Сойе, известного шеф-повара, изобретателя кухонного оборудования и утвари, новатора кулинарного искусства.

Алексис Бенуа Сойе (Alexis Behoit Soyer, 1809—1858) — уроженец Франции. На родине стал признанным мастером поварского мастерства. В 1830 году он был вторым поваром у принца Полиньяка в Париже. После революции, в 1830 году, был вынужден уехать в Великобританию, проработал там свыше 20 лет и стал довольно знаменитым шеф-поваром: одно время готовил даже для герцога Кембриджского. В 1837 году Сойе работает шеф-поваром Лондонского Клуба Реформаторов. Его книги по кулинарии — «Современная домашняя хозяйка» и «Приготовление пищи за шиллинг» — стали бестселлерами. Он прекрасно готовил не только изысканные блюда для элиты, но мог приготовить сразу большое количество простой сытной еды для бедняков. Одновременно он занимался конструированием и изобретением кухонного оборудования. Когда в 1845—1847 годах в Ирландии из-за болезни картофеля и неурожая погибло до 1 млн. человек, правительство Великобритании отправило А. Сойе в Дублин для организации питания в общественных столовых. В результате супы и вторые мясные блюда стали в два раза дешевле и готовились с большей экономией.

В 1851 году во время работы 1-й Всемирной промышленной выставки в Лондоне А.С. Сойе открыл в Кенсингтоне (пригороде Лондона) просторный банкетный зал, в котором, удивляя публику, мог накрыть стол одновременно на две тысячи персон.

Узнав из прессы о бедствиях английской армии в Крыму, 2 февраля 1855 года А. Сойе, через газету «Таймс», предложил правительству Великобритании свои услуги — выехать в Восточную армию за свой счет и заняться обеспечением надлежащего питания большого количества людей. Его услуги были приняты правительством, и в этом же месяце он выехал в Крым, остановившись по дороге в Париже, где проинспектировал приготовление пищи для больных и раненых во французских военных госпиталях.

В марте 1855 года А. Сойе приехал в Скутари (Турция). Осмотрев устаревшее кухонное оборудование, знаменитый повар пришел в ужас: мясо для больных готовили утром, но выдавали после полудня, часто оно было недоваренным, а воду, в которой варили мясо, попросту выливали. А. Сойе научил поваров превращать эту жидкость в питательный суп.

«Война, — говорил А.Сойе, — это гений зла нашего времени, но хорошая еда для каждого — это ежедневная и постоянная необходимость. Солдат должен быть накормленным в любую погоду и при любых обстоятельствах». Незадолго до Восточной войны 1853—1856 годов он изобрел компактную разборную походную печь-котел, которую назвал «Soyer,s field stove» (походная печь Сойе).

Изобретение было запатентовано. Изготовляла эти печи фирма «Dean and Dray» («Дин и Дрей») в Лондоне. Печь представляла собой большой цилиндр высотой 130—150 см (расчеты визуальные, по рисункам английских авторов, в соотношении с ростом рядом изображенных людей), диаметром до 0,8 м. Внутрь цилиндра опускался котел с водой (заполненный на определенную высоту), а сверху ставился еще один, в который закладывали продукты. В исторических источниках это изобретение часто называют паровой котел, или паровой котел-печь. Для подачи топлива внутрь был приспособлен выдвижной ящик, а в самом низу — ящичек для шлака. Закрытый огонь давал большую температуру горения, угли долго тлели, и на водяной бане любое мясо через 2—2,5 часа приготовления становилось съедобным без потерь. Сбоку печи располагалась отводная труба для дыма. Сверху котлы закрывались довольно плотно, без зазоров, большой крышкой с защелкой с прижимным винтом. Для топлива использовали дрова, уголь, кокс. А. Сойе отмечал, что в его голове давно созрел план, как при приготовлении пищи, особенно в больших количествах, совместить запекание, жарение, кипячение и приготовление на пару. Поэтому в кухнях Скутари при казарменных бараках А. Сойе вместе с Ф. Найтингейл опробовали свои печи. Они получил высокую оценку Ф. Найтингейл. Там же, в Скутари, он занялся разработкой диетического питания для больных и снова получил весомую поддержку знаменитой «леди с лампой» (так называли Ф. Найтингейл). Еще в Лондоне в 1850-е годы она посещала лекции Сойе для женщин, на которых он учил, как накормить вкусно и дешево голодных бедняков.

2 мая 1855 года на борту «Роберт Лоу» («Robert Lowe») Ф. Найтингейл и А. Сойе выехали из Скутари в Крым. Их сопровождали четыре подготовленных солдата-повара, которые должны были инструктировать полковых поваров по методу А. Сойе.

Прибыв в Балаклаву, на следующий день А. Сойе и Ф. Найтингейл осмотрели Главный госпиталь и т.н. Санаториум на Крепостной горе у Генуэзских башен. Кухня располагалась на открытом воздухе, без навеса. Для приготовления пищи потреблялось довольно много топлива. Будучи человеком деятельным, опытным, А. Сойе уже во время осмотра набросал чертеж закрытой кухни для госпиталей, предложение тут же было принято Ф. Найтингейл и Главным доктором.

Через несколько дней А. Сойе был принят лордом Рагланом, которому от Военного министра было передано рекомендательное письмо. Сойе показал командующему макет своей печи-котла и объяснил, как оборудовать закрытые полевые кухни для любого госпиталя. Планы его были одобрены лордом.

А. Сойе объехал почти все полковые госпитали английской армии, внедряя свою печь-котел. С этими же предложениями он посетил военные лагеря француз-ской, сардинской и турецкой армий, где также получил не только поддержку командующих армий, но и простых солдат. При этом, будучи предприимчивым человеком, он, общаясь с английскими офицерами, рекламировал свою книгу «Современная домашняя хозяйка». По рецептам А. Сойе офицеры с помощью прислуги «могли достичь той степени кулинарного искусства, которое изумило бы их друзей дома».

Для доказательства преимуществ котла-печи Сойе разместил несколько экземпляров печи для апробирования в 1-й бригаде 1-й пехотной дивизии генерала К. Кэмпбелла. В батальоне Колдстримских гвардейцев в августе 1855 года было 428 человек, и А. Сойе взялся приготовить 428 порций тушеного мяса, используя несколько полевых котлов-печей. Рядом на открытом огне в простых котлах готовилась такая же порция (для другого батальона бригады). Сравнение было очевидным: у А. Сойе для топки котлов израсходовано 47 фунтов дров (английский фунт = 453,6 г; 47х453,6 = 21 кг 319 г); для открытых же костров ушло 1760 фунтов (1760х453,6 = 798 кг 336 г). Жир, вытопленный из свинины в котле-печи, был белым, чистым и пригодным для приготовления различных блюд. Жир, полученный от варки на котле, был темным. По расчетам А. Сойе, для одного котла-печи на 80—100 человек необходимо было 12 фунтов каменного угля (5 кг) или 15 фунтов кокса (до 6 кг). Время приготовления мясных блюд — 2—2,5 часа, в зависимости от рецепта. С осени 1855 года в каждом бараке, в палатках у англичан висели напечатанные рецепты приготовления различных блюд в печах-котлах Сойе.

Помимо походной печи, А. Сойе изобрел «кастрюлю для тушения и запекания Сойе» (рацион на 15 порций). В ней крышка также плотно закрывалась на задвижку и замок; если среди овощей и круп было мясо, время приготовления продлевалось до 2-х часов. Использовались и огромные «чайники Сойе», внутри которых находились сетчатые фильтры для чая, рассчитанные на 100 человек.

Командир батальона Колдстримских гвардейцев Х. Дж. Дэниелл в рекомендательном письме для А. Сойе писал:

«Сегодня я посетил курсы месье Сойе по инструктированию поваров моего батальона и опробовал приготовленную для солдат пищу, состоявшую из просоленной свинины и говядины. Способ извлечения соли и приготовления сочного мяса в походной печи, легкость, с которой топленое сало было снято и стало пригодным для употребления в других блюдах, является восхитительным; и я полагаю, что малая затрата дров и простота приготовления — все это направлено для здоровья, удобства и хорошего настроения солдата (если эта конструкция будет принята). Настоящие размеры его «изобретения» не совсем удобны, я рад услышать от месье Сойе, что он готов изготовить печи меньших размеров. Топливо, которое было необходимо для приготовления пищи для 8 рот, было использовано гораздо больше, чем в простом случае употребляется одной ротой; из 420 порций солонины и говядины было вытоплено 48 фунтов отличного жира, который обычно идет в отбросы. Эти факты подчеркивают экономичность и необходимость плана месье Сойе, и я имел огромное удовольствие наблюдать и оценить те методы, которые применял он при инструктировании солдат, и хочу сказать, что я высоко ценю его рецепты и усилия для внедрения его изобретений в походную полевую кухню.

Сент. 1855 г.
Лагерь Колдстримских гвардейцев под Севастополем
Х. Дж. Даниэлл, полковник, 1-й бат.
Колдстримских гвардейцев»

С помощью Даниэлла в его батальоне появился паровой котел-печь. А вскоре в Великобританию был отправлен заказ на 400 печей меньших размеров (на 50 чел.), и они использовались в Крыму до июня 1856 года.

Высокую оценку этим походным печам-котлам дала Ф. Найтингейл. Она писала о А. Сойе, что имела большое удовольствие подтвердить самую существенную необходимость деятельности месье А. Сойе, который первым в госпиталях Скутари, а затем и в Крыму навел порядок и реконструировал кухни, чем превратил солдатский рацион и больничные диеты в здоровую и вкусную пищу.

Она отметила, что видела в действии эти походные печи-котлы в крымских госпиталях, где сама работала, и что они весьма экономичны и эффективны.

По подсчетам самого А. Сойе, при приготовлении пищи на армию в 40 тысяч человек на таких печах ежедневно экономилось 90 т топлива. Таким образом, английский шеф-повар А. Сойе в период Крымской кампании в значительной мере улучшил технологию приготовления пищи в походных условиях в больших количествах. С помощью изобретенной им походной кухонной утвари он удешевил расход топлива на приготовление питания, разнообразил меню для офицеров и солдат, ввел диетическое питание для больных. В английской армии его походные паровые печи-котлы применялись еще свыше 100 лет. После войны вышла еще одна его книга-бестселлер «Soyer’s Culinary Campaign», содержащая большое количество рецептов и дельных практических советов. Но сам знаменитый кулинар после напряженной работы в Скутари и Крыму не сумел поправить свое здоровье и умер в августе 1858 года.

1. Holt E. The Crimean War. — London, 1974. — C. 125.
2. Historical dictionary of the Crimean War. — London, 2002. — C. 136
3. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. — СПб. — Т. 25. — С. 337; Т. 28. — С. 941.
4. Советская историческая энциклопедия. — М., 1965. — Т. 6.
5. Ever Your’s, Florense NightingaLe, 1989.
6. A Culinary Campaign by Alexis Soyer. — London, 1995.
7. Massie A. A most desperate undertaking: The British Army in tne Crimea 1854—1856. — London, 2003.
8. Paul Kerr. The Crimean War. — London, 1997.
9. The British Army on Campaign (2) 1854—1856. — London, 1987.
10. The War Correspondent. — London, 1994, 12 V 2.
11. Woodham-Smith C. Florence Nightingale. — London, 1950.
12. Eyewitness in the Crimea. The Crimean War letters of lieutenant Colonel G.F. Dallas. Ed. by M. Mawsan, 2001.

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Князь Оружейников (4)