Фанфик к "Коматозникам", обещанный детектив в этой же вселенной.
Прошу учесть, что с основным произведением моё творчество пересекаться не будет ни в плане сюжета, ни в плане персонажей. Считайте, что события "Виртуального детектива" происходят параллельно или чуть раньше.

======

Черт! Черт! Черт! Черт!
Я проклял тот день, когда мне в голову пришла "светлая" идея поставить на входящие от шефа сирену воздушной тревоги. Будит она, конечно, на счёт раз, и не сказать, чтобы шеф звонил мне без надобности... Но не ранним же утром на второй неделе отпуска, блин!
Схватив телефон, и кое-как попав по кнопке ответа, я прокашлялся, и сказал настолько проснувшимся голосом, насколько мог:
— Алло.
— Сергей? Удобно разговаривать?
"Чертов клоун", подумал я, прежде чем ответить:
— Да, слушаю вас, Валерий Михайлович.
— Дел на сто миллионов: тут у нас бегунок образовался.
— Шеф, я же...
— Это по твоей части. Жду через сорок минут в офисе.
Звонок прервался. Я посидел пару минут, продирая глаза и повторяя про себя малый петровский загиб, затем встал и пошлёпал в ванную, приводить себя в порядок.
От холодной воды в голове прояснилось, но настроение не улучшилось. У меня хорошая работа, но вот за такие моменты я её временами ненавижу.
Кстати, этот оптимист что, про пробки совсем забыл? Как я до офиса через них за сорок минут доберусь? Хотя... Сейчас пять утра, час пик ещё не наступил. Как ни странно, успеваю, даже если ехать на метро. Кстати, метро — это вариант; хоть немного ещё подремлю по дороге...

Родная контора встретила меня заспанным охранником, темными коридорами и распахнутыми настежь дверями в кабинет шефа, через которые лился яркий свет. Начальство выглянуло на звук моих шагов и приглашающе махнуло рукой:
— Проходи, садись, — на стол передо мной опустились чашка с кофе и папка с несколькими листами, — Извини насчет отпуска...
— Служба, как известно, опасна и трудна, — ответил я как можно беззаботнее, — Это по бегунку данные?
— Да, ознакомься. Будешь работать по этому гаврику.
Ну что же... Осипов Егор Петрович, 48 лет, зав. отделом в филиале довольно крупной фирмы. Сослуживцами характеризуется двояко: как "прекрасный специалист с безупречной деловой репутацией" с одной стороны, и как "импульсивный скандалист и склочник" с другой. М-да, если вдуматься, то мне с шефом ещё повезло.
Далее: позавчера Осипов сказался больным, попросил его не беспокоить и исчез с горизонта.
Вчера выяснилось, что он весь последний месяц он, под видом оплаты поставщиков и смежников, переводил средства своего отдела на левые счета. Служба безопасности фирмы решила задать ему несколько вопросов и наведалась к нему домой.
Егор Петрович был обнаружен лежащим без сознания в вирт-капсуле. Вызванная скорая констатировала синдром внезапного прекращения ВНД (в просторечии именуемый срывом в виртуал или оцифровкой). В больнице, куда доставили Осипова, диагноз был подтвержден. Тело, некоторое время побыв в коме, скончалось три часа назад.
На основании всех этих событий возбуждено уголовное дело, причём вместо "сто десятой", которую обычно ставят на расследования срывов, стояла статья 105. Хрена ж себе, сколько нужно хапнуть, чтобы такое заслужить?
Я перелистнул последнюю страницу и сделал глоток остывшего кофе.
— Ну, что думаешь?
Я пожал плечами:
— На первый взгляд — бегунок, как он есть. Не вяжутся только заявленная импульсивность и месячная подготовка к уходу в срыв. Да и тушка откинулась как-то рановато. Куда, кстати, он намылился?
— По предварительным данным, в Друмир.
— Могло быть и хуже.
— Это точно, — шеф поднялся, и по своей старой привычке начал прохаживаться по кабинету, — Первую скрипку в расследовании играют органы. Но без нас им не обойтись, поэтому будем готовиться как следует. Ты сейчас пойдешь в свой кабинет и напишешь план расследования, как будто бы сам вел это дело. И без этих мне твоих... срезаний углов.
— Слушаюсь, товарищ полковник! — пробурчал я — Разрешите идти?
— Сиди, я не закончил. Дело будет резонансное, и от успеха в нем многое зависит. В том числе, решение вопросов о нашем статусе и о получении государственного финансирования. Сработаешь как надо, — шеф остановился и пристально посмотрел на меня, — и у нас будет всё! Сможем проводить операции, о которых и мечтать не смели. Ты меня понял?
Я кивнул.
— Давай, иди работай.

Вот такой интересный человек наш шеф. Казалось бы, владельцу и директору частного детективного агентства положено было бы в первую очередь заботиться о процветании фирмы и толщине собственного кошелька, но вот поди ж ты: у него прежде всего на уме дело, что в наш меркантильный век — редкость. За это, собственно, его и любят подчинённые. Ну, за исключением редких случаев, когда он звонит в пять утра посреди отпуска.
А его и наше дело — обеспечить хоть какую-то законность в виртуальных мирах.
Виртуальная реальность была, наверное, самым недооценённым великим открытием. Где-то четверть века назад вычислительная мощь компьютеров возросла настолько, что удалось решить проблему как синтеза предельно реалистичного сенсорного ввода, так и создания ИИ, который этот ввод мог контролировать. К добру ли, к худу ли, но применение вирт нашел пока что только в индустрии развлечений. Онлайновые игры и до изобретения вирта привлекали множество народа, ну а после — наступил настоящий бум.
Вскорости выяснилось, что существует такая загадочная вещь, как "феномен срыва".  Человек, который слишком долго проводит в виртуальной реальности, каким-то неведомым для современной науки путем застревает в игре. Навсегда. Навечно. Оставшееся "вне игры" тело впадает в необратимую кому, и в конце концов, умирает.
Но сами сорвавшиеся продолжают существовать, обретая некий суррогат бессмертия. Их нельзя вытащить из этого состояния, они словно врастают в сам виртуальный мир. На них не действуют ни блокировка, ни удаление записи персонажа. Даже временного отключения сервера они не замечают.
Если не считать "заигравшихся", в срыв уходят те, кому нечего терять. Обычно это старики, смертельно больные или инвалиды. И их можно понять.
Как водится, у каждого дела есть тёмная сторона. Мне приходилось принимать участие в расследовании кучи дел — от мошенничеств и кражи номеров кредитных карт до изготовления снафф-порно — и все из них хотя бы частично совершались в виртуальной реальности. Было даже что-то вроде подпольной нарколаборатории: в одной из игр оказалось, что тамошний ИИ можно заставить просчитывать формулы новой дури, экономя барыгам в реальном мире время и деньги.
А иногда, как в случае с Осиповым, оцифровываются преступники, желающие избежать наказания. Для них это очень удобно — сорвавшиеся мертвы с точки зрения закона. К ним обычное право неприменимо: их и не допросишь, и не посадишь, и дела на них не заведёшь.
Вот тут-то и выходит на сцену частная лавочка под названием "Детективное агентство "Аватар". Мы, с одной стороны, имеем право вести расследования, с другой — можем сами выбирать, что именно расследовать. Кроме того, мы постоянно на связи с компетентными органами, причём, на всякий случай, не только российскими.
Разумеется, своя тёмная сторона есть и у нас — некоторые моменты моей работы я просто ненавижу. И как всегда при начале дела, я надеюсь, что в этот раз до них дело не дойдет...