Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Тыловики


Тыловики

Сообщений 1 страница 10 из 240

1

Начинаю выкладывать немного переработанные главы "Тыловиков".
Пока серьёзной сюжетной правки нет. Дополнены/уменьшены диалоги. Добавлено немного кустов и прочей растительности. Изменены некоторые имена и фамилии. Выкладываю первую главу. С нетерпением жду замечаний и небольшого грузовика заклепок.
Краткий сюжет произведения: группу российских реконструкторов немецкой пехоты образца 1942 года перебрасывает в настоящий 1942 год.
Место действия: междуречье р. Дона и р. Маныча.
============================
"Тыловики".
Никитин О.А.
                                             Глава первая.

Стрелка на датчике температуры двигателя доползла почти до конца красного сектора шкалы. Еще немного и движок моего старенького "Ниссана" закипит. Чертовы пробки и чертово пекло! Уже полтора месяца в Ростове, да и по всей России, стоит невыносимая жара. Я по наивности думал, что хуже, чем летом две тысячи десятого года быть не может. Как же я ошибался! В этом году побиты все прошлые температурные рекорды. В тени плюс сорок и синоптики с экрана телевизора с непонятным злорадством беспрестанно говорят, что это еще далеко не предел.
Да дела. И конца - края не видно этому погодному безобразию. Ладно. Делать нечего, придется оставить автомобиль на обочине дороги, тем более до дома не доехал совсем не много. Пройдусь пешком, а вечером, когда движение станет поспокойней, вернусь и поставлю машину в гараж.
Припарковал машину, с огромной неохотой выключил кондиционер и выскочил в удушающий ростовский зной. Через пару минут  футболка на спине взмокла от пота, и я начал почти всерьёз подумывать о том, что неплохо всё бросить и переселиться в какое-нибудь более подходящее для жизни место. Например, на Северный полюс. Пока шел домой, с ужасом рассматривая переполненные автобусы с запотевшими изнутри стеклами, выпил литровую бутылку ледяного кваса. А прошел всего-то около километра. Господи, Боже мой! Да что же за погода стоит такая!
Наконец дотелепался до дома, из последних сил прошмыгнул подворотню и плюхнулся на лавку, стоящую в дальнем углу нашего двора под раскидистым каштаном. На лавке как всегда сидела баба Зина. Она подслеповато посмотрела на меня, провела зачем то сухонькой рукой по своей старой палке с потертой рукояткой обмотанной изолентой:
- Добрый день, Серёженька. Как здоровье?
- Спасибо, все хорошо. И вам не болеть, баб Зина. Не жарко ли вам в такую погоду на улице сидеть? Я от жары просто умираю.
- Да я на десять минут всего вышла. Что в квартире-то сиднем просиживать. А тут хоть с людьми поговорю, все веселее...
И баба Зина начала монотонно пересказывать мне последний выпуск телевизионных новостей. Я привычно кивал и временами удачно поддакивал. Для меня баба Зина настоящее бессмертное существо. Сколько себя помню, баба Зина всегда сидела на лавочке во дворе, всегда рядом была прислонена её старая палочка. Правда раньше на лавочке сидели и другие старушки. Но вот уже лет шесть баба Зина сидит во дворе в полном одиночестве. Мне иногда кажется, что наша соседка по лестничной клетке даже старше самого дома, а он, между прочим еще дореволюционной постройки. На самом деле старушке было немногим более девяносто лет. Дед мне рассказывал, что муж бабы Зины погиб на фронте в сорок втором году. Соседка больше замуж не вышла. Воспитывала одна двоих сыновей. Дед еще говорил, что оба парня очень хорошо учились в школе. Обладали блестящими способностями к наукам. Но после окончания школы связались с местной шпаной. Один угодил в тюрьму, да там и сгинул, а второй спился и за год до моего рождения умер от цирроза печени. С тех пор и жила баба Зина одна. В общем, совершенно безвредная старушка. Ну, а тягу к пересказу новостей из телевизора можно и простить.
Минут пять еще блаженно понежился в тенёчке, но надо идти домой. Там ванна, кондиционер и лед в холодильнике. Попрощавшись с бабой Зиной, пулей влетел к себе на второй этаж и с каким-то остервенением мгновенно забрался под душ. Оттуда меня не смогли выдернуть даже попеременно звонившие мобильный и домашний телефоны. Ничего страшного. Кому надо - перезвонят. Рабочий день закончился, имею полное право на десять минут водных процедур. Прошлепал из ванны на кухню, вдоволь напился холодной воды и только потом взял телефон. Кто там так настойчиво названивал? Открыв телефон и посмотрев список непринятых звонков, я присвистнул. Ого. Звонил руководитель моего военно-исторического клуба, в котором я имею удовольствие состоять.
Года четыре назад я совершенно случайно зашел в оружейный магазин поглазеть на выставку стрелкового оружия времен Второй Мировой. Выставка оказалась необычная. Так как в зале расхаживали в качестве экспонатов полностью экипированные советские и немецкие солдаты. Так я первый раз увидел реконструкторов. До этого момента я слышал только о людях занимающихся реконструкцией наполеоновских войн. Оказалось, что есть люди, занимающиеся и Великой Отечественной войной. Тема эта меня интересовала с самого детства. Оба моих деда воевали, но рассказывали о войне весьма неохотно. Меня крайне удивляло, что когда я ребенком, затаив дыхание смотрел по телевизору фильмы про войну, а потом спрашивал дедов: "Ну как? На войне так было? Вы тоже такие подвиги совершали?"  То деды покачивали головами и говорили: " Ну, это кино, внучек. На войне все по-другому происходило".
А что происходило, по-другому не уточняли. Наверно моё детское желание узнать, как все тогда было на самом деле и привело меня в реконструкцию. В общем, пообщался с ребятами в старой форме, обменялся с ними телефонами и понеслось. Для начала пару раз пришел в клуб на собрания. Познакомился поближе с ребятами. С некоторыми даже подружился. В то время движение реконструкторов начало набирать силу. Во многих городах России как грибы после дождя возникали подобные военно-исторические клубы. Начали проводиться театрализованные шоу, а потом и серьёзные реконструкции. И выяснилось удивительная вещь: если реконструкторов РККА было достаточно много, то реконструкторов вермахта практически не было. Получилась парадоксальная ситуация: у советских солдат не было противника. Нередко на мероприятиях взвод советских солдат "воевал" с тремя кое-как одетыми "немцами". Таких клоунов зрителям вблизи даже не показывали. Из-за совершенно нелепой амуниции и не менее нелепого обмундирования.
На общем собрании клуба этот вопрос был обсужден и принято решение - будем делать немецкую пехоту образца сорок первого, сорок второго года. Так я несколько неожиданно для себя стал реконструктором немецкого пехотинца на эпоху Второй Мировой войны. Честно говоря, и не подозревал, что это дело окажется настолько сложным. Казалось бы: ну что такого? Пошил форму, прикупил на исторической барахолке каску, ремень да котелок с флягой, и вперед! Кстати многие так и делают. Издалека за немца сойду? Вот и отлично! Можно иди «воевать».
Но у нас в клубе не так все происходило. Уж слишком дотошный руководитель оказался. Заставлял соответствовать историческому облику до мелочей. Я тоже поначалу не понимал, а почему старый советский ремень шестидесятых годов нельзя использовать? Он же похож на немецкий ремень. Совсем немного похож, но ведь похож! Перевоспитали меня коллеги. Со временем и сам понял всю прелесть скрупулезного восстановления исторического облика. Раз делаем, значит, делаем на совесть. Даже слово такое есть в наших кругах: "аутентичность". Максимальная приближенность к оригиналу. Вот наш клуб за четыре года своего существования и стал по-настоящему аутентичным. Во всем, кроме одного. Нацистскую идеологию мы не реконструировали, да и не собираемся. Пришел года два назад записываться в клуб один парень. Мне он сразу показался, каким-то мутным. Поговорил с ним. В беседе выяснилось, что он ярый нацик. Сумасшедший. Выгнали пинками. Отчетливо вспомнил этот момент, я улыбнулся и набрал номер руководителя клуба Николая Новикова.
- Привет. Смотрю, ты мне четыре раза названивал.
- Блин, Серёга! Что за манера у тебя! Как что-то срочное до тебя никогда не дозвонишься! – обижено пробасил Николай.
Я опасливо спросил:
- А что случилось?
- Ничего не случилось. Новости есть, - Новиков многозначительно замолчал.
- Давай рассказывай уже! Не томи душу.
- В общем, дело такое. На меня вышли московские киношники. Через две недели они приезжают в Ростов, снимать фильм о войне, - на одном дыхании выпалил Николай и довольно рассмеялся.
- А кто приедет? Режиссер известный? – деловито поинтересовался я.
Николай оглушительно расхохотался:
- А как же! Спилберг приезжает вместе с Бондарчуком. Ты в главной роли будешь сниматься. Ты же у нас суперзвезда.
Теперь я  печально засопел и недовольно скривил лицо. В прошлом году мы снимались в массовке одного фильма. И режиссер выбрал меня на эпизодическую роль. Сказал, что фактура у меня соответствующая. Три секунды в кадре крупным планом и два выстрела из "МП-40". Снимали меня долго и абсолютно безуспешно. После десятого дубля режиссер чуть инфаркт себе не заработал, и ради сохранения своего душевного здоровья от греха подальше убрал эту сцену из фильма. А ко мне на пару дней намертво прилипло незавидное прозвище: «Великий актер военного кино».
Во всех подробностях вспомнив этот печальный факт своей биографии, я тягостно вздохнул и произнес нейтральным тоном:
-Хватит меня подкалывать, Колек. Рассказывай дальше.
- Значит так. Московские документалисты будут снимать фильм о событиях июля сорок второго года. Фильм у них вроде в несколько серий планируется. Про Сталинградскую битву. У нас будут на натуре снимать передвижение немецких войск по полям. Вот мы и будем этими войсками.
Я недоверчиво покачал головой:
- А не маловато ли нас для Шестой армии?
- Вполне хватит, режиссер сказал, что на компьютере будет монтировать, - наставительно произнес Новиков. - Пройдемся с десяток раз по дороге, вот и рота уже получается. Еще пройдемся - батальон. Кстати киношники сказали, что не более двадцати человек от нас требуется.
- Понятно, герр лейтенант, - я понятливо кивнул и, не теряя времени, спросил деловым тоном - А как насчет оплаты?
- Оплата нормальная. Три тысячи в день плюс питание.
- Мало по такой жаре. Нельзя еще пару тысяч из них выбить?
- Я уже выбил. Они сначала две тысячи предложили, причем без еды.И еще. Парни договорились с "Мосфильмом" и оружие оттуда привезут. Унтер-офицерам выдадут автоматы.
- Ого, да у них все серьёзно!
- А то! В общем, слушай приказ, герр унтер-офицер: обзвони своё отделение. С шестнадцатого по восемнадцатое июля натурные съемки под Морозовском. Насчет оплаты не забудь сказать. Вечером мне перезвонишь, доложишь, что и как. Понял?
- Яволь, герр лейтенант, понял.

Отредактировано Геманов (18-05-2013 22:11:47)

+14

2

Следующие десять дней прошли в лихорадочной подготовке к съемкам. В основном она заключалась в бесконечных разговорах по телефону с парнями из моего отделения и выслушивания от них всяких нелепых объяснений, почему они ни как не смогут поехать с клубом в Морозовск. Разумеется, мне пришлось, как всегда заниматься и текущими хозяйственными вопросами. Договариваться насчет аренды автобуса, ехать к друзьям реконструкторам советской морской пехоты за здоровенной армейской палаткой и решать кучу других мелких проблем. В конце концов, все вопросы уладились и наконец, полностью выяснилось, кто из наших ребят сможет принять участие в мероприятии. От первого отделения едут семь человек, а от второго восемь. Плюс руководитель клуба Николай Новиков, который на время проведения реконструкторских мероприятий становился герром лейтенантом Клаусом Классеном. Всего получилось шестнадцать человек. Потрепанный в боях взвод.
За три дня до выезда провели традиционное собрание, на котором сперва Николай привычно пугал меня и командира первого отделения Михаила Куркова всяческими страшными карами, в случае если что-либо пойдет не по плану. Ну, а потом мы с Мишкой не менее усердно стращали своих солдат насчет того, чтобы никто не забыл ни одну, даже самую мелкую часть обмундирования и амуниции. Забудет, например человек китель, и всё. Будет сидеть рядом со съемочной группой, чай им подавать с бутербродами. Ведь в ближайшем  хлебном магазине немецкий китель образца сорокового года не купишь...
После завершения официальной части началась неофициальная. Она естественно заключалась в поглощении пива в товарных количествах и дружеской болтовне. Именно за это, я так люблю посещать собрания клуба.
Наконец наступил вечер перед отъездом. Завтра с раннего утра отправляемся в Морозовск.  Сколько уже раз я был на реконструкторских выездах, но каждый раз перед поездкой немного волнуюсь. Отправив своих домашних, кого на кухню готовить мне еду в дорогу, а кого учить уроки, остался в зале один и приступил к неторопливым сборам.
Вооружившись листом с длинным списком барахла, которое необходимо взять с собой, разложил на полу огромные сумки. И начал потихоньку перетаскивать в зал из кладовки снаряжение, которое мы между собой называем по простому "хабаром".
   Так, первым делом сапоги. Проверил, не выпали ли из подошвы шипы. Все в порядке. Теперь китель с брюками. Каска. В неё складываю наплечные ремни, кидаю пару винтовочных подсумков. Для того, что бы кожаные подсумки внешне смотрелись полностью заполненными патронами, внутри они туго набиты плотным картоном. Мне винтовочные подсумки на съемках не нужны, буду с "МП-40" бегать, но вдруг кто-нибудь свои забудет. Запас лишним не бывает. Следом достаю два автоматных подсумка. Заботливо набиваю их деревянными имитаторами магазинов. Эх! В идеале нужно конечно иметь настоящие, только вот цена такого магазина запредельная. Не по карману. Хорошо хоть разглядеть, что магазины это деревянные чурбачки, покрашенные черной краской возможно только достав их из подсумков.
Рядом с каской пристраиваю штык-нож в ножнах, которым страшно горжусь. Еще бы. Выписывал этот комплект из Германии через Интернет. Заплатил всего шестьдесят евро, а какой эффект! Ножны и рукоятка штыка новодельные, но полностью аутентичные. А вот лезвие... Лезвие просто мечта реконструктора. Сделано из резины, но с двух шагов не отличишь от настоящего. В прошлом году в Одессе на реконструкции я до икоты напугал местных парней. Когда насадил штык на винтовку и со всего маху вонзил его в живот солдата своего отделения. С Юркой мы заранее конечно договорились. После удара Юрок дико заорал и упал на землю. На самом деле при ударе резиновый штык согнулся под девяносто градусов, но со стороны все это смотрелось крайне достоверно. Эффект был потрясающим. В общем, хороший штык. А если учесть, то обстоятельство, что у остальных наших парней в ножнах находятся просто обрубки лезвий, обернутые матерчатой изолентой, так мой штык просто отличный!
Вот только мою неподдельную радость от обладания столь ценным предметом сильно омрачал тот факт, что когда Новиков узнал о моей шутке со штык-ножом, то он немедленно отдал приказ, запрещающий мне на реконструкциях употреблять спиртное в течение трех лет. Ну, ничего. Осталось всего два года. Продержусь, как нибудь.
Ладно. Так, что там дальше? Ага, газбанка с противогазом, бинокль в бакелитовом чехле, унтер-офицерский планшет. Проверим комплектность. Три заточенных карандаша, в боковом кармашке подлинная немецкая ложка, совмещенная с вилкой. В одном из отделений старый ежедневник за две тысячи шестой год в толстой кожаной обложке. А в нем немного помятая солдатская книжка. Сколько же усилий приложили мы для того, что бы у каждого нашего солдата был этот треклятый зольдбух! Сколько времени потратили! Вспоминать страшно. Еще пришлось неплохо заплатить профессиональному переводчику с немецкого. Правда, он свои деньги честно отработал. Все клубные зольдбухи полностью заполнены на немецком языке аккуратным каллиграфическим почерком.
Я раскрыл солдатскую книжку, мельком окинул взглядом первую страницу.
Хельмут Пройсс. Унтер-офицер. Призывной пункт номер три. Город Ганновер. Родился в одна тысяча девятьсот одиннадцатом году. Зарегистрирован в полицейском участке номер двадцать пять, регистрационный лист два, том четыре.
И все страницы солдатской книжки заполнены подобным образом. Я аккуратно положил зольдбух обратно в ежедневник и тщательно застегнул застежку планшета. Через час два огромных баула были полностью укомплектованы.
В завершении сборов, предварительно удостоверившись, что жена не выйдет внезапно из кухни для инспекции укладки амуниции, положил по литровой бутылке водки в каждую сумку. Спиртное мне запрещено употреблять только на реконструкциях. А завтра – всего лишь заурядные съемки. Так что приказ командования не нарушаю. В качестве последнего штриха наклеиваю на сумки бирки  со своим именем и отношу тяжеленные баулы в коридор. Вот теперь всё полностью готово.
Двести шестьдесят километров до Морозовска мы ехали долго, но весело. Пели песни, хохотали до упаду. Понятное дело произносили тосты, чокаясь пластиковыми стаканчиками.  В общем, в дороге не скучали. Один лишь Женька Дербенцев, второй номер пулеметного расчета моего отделения, не принимал никакого участия в общем веселье. Сидел отдельно от всех и с кислой миной, что-то читал с экрана ноутбука. Евгений кстати и на собрании был весьма мрачен. Да и вообще последний месяц странный какой-то. Надо бы узнать: может, случилось, что у человека?
Наконец проскочили пыльный, почти мертвый от жары Морозовск, и через пару минут въехали в небольшой поселок с романтичным названием "Озерный".
Новиков подошел к водителю, похлопал его по плечу:
- Как поселок проедем, притормози. Нас там местные ждать будут.
И действительно: при выезде из поселка на обочине стоял новенький, сияющий свежей краской полицейский уазик. Рядом с ним нетерпеливо переминались с ноги на ногу не менее сияющие полицейские. В не новой, но постиранной и даже отутюженной форме. Увидев наш автобус, они радостно замахали руками. Дальше мы ехали в сопровождении почетного эскорта. Минут через пятнадцать пересекли железную дорогу. Через пару километров впереди идущий "УАЗ" заморгал правым поворотом, свернул с шоссе на грунтовку и остановился. Из машины выскочил молодой лейтенант, подбежал к автобусу весело крича:
- Ну, все, товарищи немцы, приехали. Теперь пешочком топать придется. Тут не далеко, всего пяток километров.
Народ стал выбираться из прохладного салона автобуса. На улице стояла не просто чудовищная жара, а настоящее адово пекло. Впрочем, какая же здесь "улица"? Здесь поле. Чистое поле. Ни деревца, ни кустика. Ничего. Только бесконечное донское поле. Лишь где-то на горизонте виднелась тонкая линия лесополосы. Пока я стоял, любуясь несколько однообразным пейзажем, водитель автобуса открыл багажное отделение, и теперь мои товарищи резво вытаскивали огромные сумки, со всей возможной почтительностью складируя их на обочину дороги. А вдалеке, весело поблескивая свежевымытыми боками, пылил по извилистой грунтовке белый "Пазик".
Лейтенант махнул рукой в сторону маленького автобусика:
- Товарищи немцы! А это за вами!
Видать сильно понравилось служивому выражение "Товарищи немцы". Впрочем, этот полицейский далеко не первый, кто так нас называет. Мы к этому давно привыкли и даже перестали обижаться на «товарищей немцев».
После прибытия в киношный лагерь наше дремотное, тягучее состояние мгновенно улетучилось. Быстро разбили палатку, побросали внутрь свои баулы. Я, было, затеял перекур. Но герр лейтенант Классен, грозно насупил брови, суровым тоном истинного арийца немедленно приказал переодеваться в форму и строиться перед палаткой.
Я жалобно заныл:
- Колёк! Давай передохнем, водички попьем...
- Унтер-офицер Пройсс! С этого момента никаких "Кольков"! Приказываю: через пятнадцать минут твоё отделение в полной выкладке должно стоять перед палаткой. Держа паспорта наготове. Пойдем получать оружие, ну а потом нам смотр киношники устроят. Приказ понятен?
Я вытянулся в уставной строевой стойке вермахта, безуспешно "щелкнул" отсутствующими каблуками кроссовок.
- Приказ понятен, герр лейтенант.
Точно такой же приказ Новиков отдал и командиру второго отделения Михаилу Куркову. С ним у меня сложились отношения, описать которые можно двумя словами: «друзья-соперники». Соперничество наше в основном заключалось в том, что каждый из нас старался сделать своё отделение лучшим в клубе. Новикова такое положение дел вполне устраивало, и он в наши отношения не вмешивался.
Через пятнадцать минут взводу построиться, разумеется, не удалось. Двое молодых солдат как всегда неправильно надели часть амуниции и мне, вместе с Курковым, с помощью двух ветеранов пришлось распутывать их ремни и вешать всякие фляги и лопатки на места где они и должны  находиться по Уставу.
Через полчаса два отделения стояли шеренгой посередине лагеря под немилосердно палящим солнцем. Герр лейтенант важно прохаживался перед строем, пристально выискивал малейшие недостатки в обмундировании обливающихся потом солдат. Так ни к чему и не придравшись Новиков удовлетворенно кивнул и рявкнул по-немецки:
- Взвод! В походный порядок - становись! Правое плечо вперед - марш!
И мы, еле волоча от жары ноги, зашагали к мосфильмовской "Газели" стоявшей совсем недалеко от нас. Знакомые мне по московским мероприятиям усатые охранники быстро собрали наши паспорта и выдали оружие. Не забывая при этом грозно напоминать нам об ответственности за утерю или порчу казенных стволов, вплоть до лишения свободы сроком до двух лет. Собственно выданное нам оружие, как таковым не являлось. Когда-то давным-давно винтовки и "МП40" действительно были грозным боевым оружием. Но сейчас на каждой единице выданного нам вооружения стояло клеймо "СХП". То есть стреляющее холостыми патронами. Винтовки, автоматы еще в советское время были переделаны исключительно под холостой патрон. В стволы вставлены перемычки, переделаны затворы. Но внешний вид стрелковки не изменился. Вот только два выданных пулемета "МГ34" не стреляли, так как являлись макетами массо-габаритными. Настоящие немецкие пулеметы, но увы с намертво заваренными внутренностями. Даже затворы не двигались.
Получив, как командир отделения свой законный автомат, я отщёлкнул магазин и с подозрением заглянул в казенник. Ну, так и есть! Полно песка, комков засохшей смазки, и прочего мусора. Только сигаретных окурков для полного счастья не хватает. После предыдущих съемок даже не почистили, вот же ироды! Как свободное время наступит, так всё приведем в порядок! Но свободное время наступило только поздним вечером. Сначала мы показали киношникам товар лицом. В смысле провели смотр строя и песни. Только без песен. Режиссер, вполне нормальный дядька с густой бородой и здоровенным пивным животом остался крайне доволен увиденным. Его помощники, или как они там правильно называются, "ассистенты" что ли, так вообще при виде строя "настоящих немцев" впали в бурный восторг. Сразу полезли к нам фотографироваться. Напялили на себя каски и, держа, как крутые техасские рейнджеры винтовки поперек груди минут пять щелкали друг-друга мобильными телефонами.

+13

3

Я  неподдельно удивился их поведению. Вроде же народ тертый и бывалый, и его всем этим адским немецким шапито было не удивить. Но оказалось, что съемочная группа ранее снимала какой-то слезоточивый сериал и документальное кино про Чехова нашего Антона Павловича. Посмотрим, как они справятся с военной тематикой. Опыта-то подобных съемок у них же нет! Опыта не было, а вот энтузиазма было хоть отбавляй.
Этот энтузиазм киношники немедленно выплеснули на нас. Режиссер толкнул бравурную речь, о том, что всё у нас получится, несмотря на мизерный бюджет проекта и немедленно отправил нас вперед по дороге. Там уже были расставлены камеры, на обочинах громоздилась совершенно непонятная аппаратура, на земле стояли здоровенные мониторы в металлических корпусах, прикрытые большими черными зонтами.
Вокруг всего этого крутились несколько взмыленных мужиков во главе с помощником режиссера. Я все выискивал взглядом девушку с "хлопушкой". Ту самую, что: "Кадр пять, дубль два". Но никакой девушки не обнаружил. Лишь патлатый парень в модных солнцезащитных очках махнул нам рукой:
- Идите вперед по дороге! Команду дадим - возвращайтесь обратно.
Герр лейтенант несколько растерянным голосом спросил:
- А как вы нам команду подадите?
- По рации! Как же еще!
- Так раций вы не выдали!
Минут на десять в лагере воцарилась суматоха. Но как-то неожиданно все успокоилось, и нам торжественно вручили три дешевые радиостанции в оранжевых корпусах. Дальность приема полтора километра по полю. Пятиклассники на страйкболе и то приличнее "говорилки" используют. Знали бы, свои рации взяли. Но что сейчас жалеть. Наконец взвод, тяжело топая сапогами, зашагал по пыльной дороге.
Мы с Мишкой дышали в затылок герру лейтенанту, а за нами в походной колонне двигались наши отделения. Ходили туда-сюда по дороге часа три. Я в своем кителе из толстого солдатского сукна и в таких же штанах настолько взмок, что явственно ощущал, как в сапогах плещется пот. Бритая шея абсолютно не защищенная пилоткой от нестерпимо палящего солнца обгорела. Постоянно хотелось пить, и каждый раз по возвращению в лагерь взвод дружно устремлялся на водопой. Наконец режиссер сжалился над нами и солдаты, ввалившись гурьбой в палатку, с трудом сняли с себя амуницию, побросав её куда попало. Мгновенно все повалились на землю и предались благословленному отдыху. Я периодически, под оглушающий хохот ребят посылал к чертовой бабушке Новикова, который донимал меня всякими смешными распоряжениями. Типо того, что мне необходимо немедленно отправиться пешком в расположение штаба Шестой Армии и предъявить требование местному казначею на получение денежного довольствия. Причем получать нужно рейхсмарки, но с учетом современного курса евро.
Отдохнув и вдоволь насмеявшись, мы занялись чисткой оружия. А после ужина сопровождаемого незыблемыми "наркомовскими" ста граммами взвод начал подготовку к отбою. Она заключалась в расползании личного состава по съемочной площадке и трепу со всеми встречными. Я же никуда не пошёл, уютно устроился на раскладушке и мгновенно отрубился.
Несмотря на то, что в течение ночи внутри палатки происходило постоянное брожение народа, сопровождаемое характерным позвякиванием стаканов, выспался я хорошо. Встал по сигналу мобильника ровно в шесть часов. Вылез из палатки на свежий воздух, по пути аккуратно перешагивая через лежащие в живописном беспорядке тела.
Ну, сейчас я вам устрою, райскую феерию! Будете знать, как полуночничать и безобразия нарушать! Быстро приведя себя в порядок, зашел в палатку, набрал полные легкие воздуха и дико заорал:
- Взвод, подъем! Мамочка пришла, доброе утро!
Народ зашевелился, раздались сдавленные проклятия.
- Вставайте, позор русской реконструкции! Встаём, зубки идем чистить. Через час начало съемок!
Особо сопротивляющихся подъему, пришлось поднимать несильными, но весьма чувствительными пинками под ребра. Только герр лейтенант, по вполне понятной причине, счастливо избежал тесного общения с моей металлической набойкой на носке сапога. Он приподнялся на локте, сонно хлопая глазами промычал:
- Серега, выводи людей на построение, потом завтрак. А я еще немного посплю. Вернетесь - разбуди.
После завтрака заспанный герр лейтенант отвел меня в сторону:
- Слушай, Нестеров, тут такое дело. Я вчера посидел за стаканом чая с режиссером. Он весьма вдохновлен нашими рожами. Говорит: отличные типажи имеются.
- И что?
- Сказал, что будет сегодня снимать крупным планом бытовые сцены. Ну, там отдых после марша, чистка оружия и всё такое.
Я хмыкнул:
- А ты сказал ему, что мы не очень похожи на фронтовиков? Рожи-то у многих поперек себя шире!
- А как же, объяснил. Мол, мы типа тыловые части, только что переброшенные на Восточный фронт из Франции.
Я нахмурился. Действительно, для стилизованных кадров кинохроники, которые снимает режиссер, наши весьма плотные тушки не очень подойдут. Впрочем "особо плотной тушкой" во взводе являлись я и первый номер пулеметного расчета моего отделения Федор Дихтяренко. Остальные ребята, вполне, походили на воюющих не первый месяц солдат. А командира первого отделения Куркова, так вообще можно было смело помещать на обложку журнала вермахта "Сигнал". С ними-то проблем не будет. А вот как же мы с Федей? С нашим-то ростом под два метра и весом за сто килограмм?
Герр лейтенант прекрасно понял причину моей обеспокоенности.
- Ты не переживай. Тебя, гада, все режиссеры любят, несмотря на размер. Вот и наш про тебя сказал, что ты вылитый фашист! Говорит: "Много я гнусных рож видел, но такой омерзительной, как у унтер-офицера Пройсса не встречал никогда!"
И не дожидаясь пока я обижусь, Новиков оглушительно расхохотался и дружески хлопнул меня по плечу.
- Да, шучу я! Не дрейфь, всё в порядке, сниматься будем все. А сейчас готовимся к выходу. Будем работать по сцене атаки.
До двенадцати часов мы усердно бегали цепями по полю, от души настрелялись. В лагерь пришли сильно уставшие, насквозь пропахшие порохом, но абсолютно счастливые. Со всех сторон раздавался хохот и шутливые перебранки. Даже постоянно смурной Женька начал улыбаться. Оно и понятно. Мало того, что занимаемся любимым делом, так еще и деньги за это платят! Тут не захочешь, а все равно радоваться будешь! Эх! Если бы не жара, вообще, райское удовольствие было бы!
После приема пищи взвод устроился в тени палатки на отдых. Народ активно опустошал стоявшую рядом девятнадцатилитровую пластиковую бутыль с водой. Ребята, наполняя фляги, бестолково суетились вокруг неё.
- Миша! Курков! – недовольно гаркнул Новиков. - Что за бардак развело твоё отделение! Даже воду набрать толком не можете! Организуй очередь!
Запищала рация, прикрепленная к отвороту кителя герра лейтенанта.
- Новиков слушает... Да Владимир Эдуардович... Хорошо, сейчас подойдем.
Герр лейтенант подхватил с земли автомат, повесил его на плечо, оглянулся по сторонам и неожиданно ткнул рукой мне в грудь:
-  Нестеров, пойдешь со мной. Нос не задирай! Беру тебя для солидности. Курков, тьфу ты, унтер-офицер Байер остаёшься за старшего. Смотри мне, Михаэль, чтобы порядок был. Далеко не расходитесь, сейчас мы к режиссеру смотаемся и вернемся.
Режиссер сидел за столом возле киношной палатки и жадно пил воду. Увидев нас, он встрепенулся и обратился к своему помощнику топтавшемуся рядом:
- Нет, ну ты посмотри! Ну, просто, натуральные фашисты! Прелестно, просто прелестно! Отличная фактура, колоритнейшие типажи!
Я смущенно шаркнул сапогом:
- Стараемся, Владимир Эдуардович.
- Я вижу. Силы еще остались? Жара не добила?
Новиков пожал плечами:
- Всё нормально. Терпим.
- Это хорошо. Эпизод "Обед" будем снимать в шестнадцать часов. Будем работать крупным планом. Вот возьми, - режиссер протянул Николаю небольшой пакет. - Я с "Мосфильма" реквизит прихватил.
- Что это?
- Это немецкие награды. Пока спрячь их.  Перед съёмками "Обеда" наденешь.
Новиков кивнул, открыл планшет, положил в него сверток:
- Хорошо. Что дальше?
- А сейчас, я хочу отработать эпизод, - Владимир Эдуардович заглянул в объемный журнал, лежащий перед ним на столе. - "Обгон пехотной колонны бронетехникой", мы сегодня ночью с тобой, Николай его обсуждали.
Герр лейтенант машинально поправил пилотку и одернул китель.
- Это где вы хотите пехоту в клубах пыли на дороге снять?
- Да. Автобус с уазиком мы при монтаже вырежем. Смотри, Николай, чтобы твои орлы не улыбались во время съемки! Потом вместо "Пазика" танк пришьем, а вместо "УАЗа" - бронетранспортер. Камеры сейчас приготовим. Связь держим по рации. Вопросы?
Вопросов у нас не оказалось.

+13

4

Пост 1

Геманов написал(а):

придется оставить автомобиль на обочине дороги, тем более до дома не доехал совсем не много.

слитно

Геманов написал(а):

Она подслеповато посмотрела на меня, провела зачем то сухонькой рукой

через дефис

Геманов написал(а):

И выяснилось удивительная вещь: если реконструкторов РККА было достаточно много

выяснилась

+1

5

Пост 2

Геманов написал(а):

выслушивания от них всяких нелепых объяснений, почему они ни как не смогут поехать с клубом в Морозовск.

слитно

Геманов написал(а):

ехать к друзьям реконструкторам советской морской пехоты

через дефис

Геманов написал(а):

Для того, что бы кожаные подсумки внешне смотрелись полностью заполненными патронами,

слитно

Геманов написал(а):

Сколько же усилий приложили мы для того, что бы у каждого нашего солдата был этот треклятый зольдбух!

слитно

Геманов написал(а):

В завершении сборов, предварительно удостоверившись, что жена не выйдет внезапно из кухни

завершение

Геманов написал(а):

Тут не далеко, всего пяток километров.

слитно

+1

6

Пост 3

Геманов написал(а):

Опыта не было, а вот энтузиазма было хоть отбавляй.

вместо второго - тире

Геманов написал(а):

Типо того, что мне необходимо немедленно отправиться пешком в расположение штаба Шестой Армии

Типа

+1

7

Уважаемый коллега Cobra! Большое спасибо за выявленные проявления вредительства и прямого саботажа!
Дело в том, что я в процессе письма никогда не допускаю грамматических ошибок или опечаток. Эти ошибки специально подбрасывают мне в текст, вышеупомянутые вредители и диверсанты.
===========
Кобра! Спасибо за тапки!  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif

+2

8

Геманов написал(а):

Да дела. И конца - края не видно этому погодному безобразию.

Подозреваю,что подразумевалось вот так:
Да,дела.

Геманов написал(а):

Именно за это, я так люблю посещать собрания клуба.

А здесь наоборот,запятая лишняя.ИМХО,разумеется...

Отредактировано Вайу (18-05-2013 23:10:20)

+1

9

Вайу написал(а):

Подозреваю,что подразумевалось вот так:
Да,дела.

Спасибо Вайу!

0

10

Геманов - отлично!.. Однако, хотелось бы и продолжения - что там, с эпизодом "Обед"?  http://read.amahrov.ru/smile/girl_smile.gif    http://read.amahrov.ru/smile/girl_brainy.gif

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Тыловики