Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!


Ах ты... дракон!

Сообщений 161 страница 170 из 854

161

Anars написал(а):

а голодная аборигенка съела бы.

Стала бы сильной,  а новички-дракончики стали бы человечками. Схватила бы драконша  мужиков и понесла бы куда следует.

+1

162

Niklom, да уж, кидала наш ни на минутку не задумался. Что значит привычка... Спасибо!
AdvokatStudio, тогда хорошо)))
Anars, он еще не дошел до идеи, что можно есть живое. Боюсь, с охотой у нашего современника, не поднимавшего руку ни на что кроме сосисок, будут изрядные сложности.
Seg49, тогда хорошо, что она не настолько сильная?

0

163

Елена Белова написал(а):

Anars, он еще не дошел до идеи, что можно есть живое. Боюсь, с охотой у нашего современника, не поднимавшего руку ни на что кроме сосисок, будут изрядные сложности.

Это точно, будет потом среди селян бродить байка про дракона похитителя колбасок, лепёшек и варенья.

+1

164

Пост 146

Елена Белова написал(а):

жили рядом Аместистовой колонной – есть такая на побережье, громадная аметистовая глыба под десять метров высотой,

Аметистовая?

Елена Белова написал(а):

Я знаю, у меня напарник у меня из таких был.

лишнее

+1

165

Здравствуйте все! Прошу прощения за долгое отсутствие. Болела.
Прода небольшая. Писала с головной болью, буду очень признательна за выявление ошибок.

  Я как-то слышал, что некоторые челы, стараясь не пользоваться великим и могучим матом, вместо него (надо ж все-таки душу облегчить!) пользовались какими-то своими словечками. Писатель Толстой, к примеру, своих солдат только так и посылал. А у соседа моего бывшего любимый матюк был «дефолт тебя в…» - пострадавший он был от этого самого дефолта.
  Это я к чему? К тому, что у меня, кажись, тоже любимый выражанс появится, которым я буду обкладывать всех нехороших типов вроде Эркки (погоди, сволочь, встретимся). И слово это «аэродинамика».
  Кто бы знал, как одна крестьянская телега, груженая «с горкой», сильно ухудшает аэродинамические качества среднего дракона! Притом у дракона сильно ноют крылья. А еще его регулярно дущит жаба, и когда из телеги что-то вываливается… словом, мат в такой ситуации был жизненно необходим! Особенно если в трактирчике пришлось запивать «вручение амулета» парой кружечек местного слабого пивка. Вроде и ничего, но на голодный желудок пивко легло хорошо – деревья внизу качались и дергались, как на дискотеке, а телега то и дело норовила вырваться и улететь. Так и знал, что сельчане какую-то подляну кинут. Подсунули телегу с норовом…
  Пришлось даже зажевать кое-что лишнее, чтоб не выпадало из телеги. Пару кусков мяса и несколько голов сыра (между нами, вкус у него был, как  у пере-пере-перепросроченного кефира на последнем издыхании). Так что дальше я махал крыльями вполне себе бодро. Что-что? Это что за наезды? Э-э… а с чего вы взяли, что мясо не вываливалось? Догадались? Мне лучше знать, что именно выпадало, а что… ага, вот именно! Назначено вываливающимся – значит, таким и будет. Пахло оно очень уж завлекающе, мясо копченое. Да ладно вам, можно подумать, я все сожрал.
  А лететь, кстати, уже недалеко.
  Вот она, рощица, в которой Ритха чуть не свернула себе шею.
   А вот и серебристое драконье тело со слегка оттопыренными крыльями.
   Славка.
   Вид у него сейчас был – мечта драконолова. Сидит дракон прямо на снегу, голову под крыло сунул и с ним разговаривает. С кем, с кем… с крылом! А оно в ответ светится. Не то шизофрения по-драконьи, не то высиживание детенышей – подбирайте, что кому нравится.
  Прелесть просто. Пока я любовался зрелищем, дракон-наседка вытащил голову, обалдело ею тряхнул и тут же запихнул под другое крыло. Оно тут же отозвалось тусклым сиянием…
  Порция пива в моем организме  подтолкнула меня прикольнуться (за ними, порциями, такое водится), и я не торопился обозначать свое присутствие до последнего. И только подлетев совсем близко (Славка продолжал активно общаться с левым крылом, и, судя по всему, услышал бы сейчас только что-то не слабее взрыва гранаты), рявкнул:
- Эй, граждане , кончай ночевать! БАДы прибыли!
  Реакция у  Славки была на высоте – в следующий момент нам с телегой пришлось моментально свалить в сторону, уворачиваясь от шикарной огненной струи, хлестанувшей метров на тридцать… В ушах засвистело, с телеги, кажись, снова чего-то посыпалось. Ну точно!
- Ты че творишь, придурок! Сам потом будешь с пола жра…
- Макс! – опознал меня Славка. И тут же встопорщил чешую. – Сам придурок! Кто так подкрадывается? А если бы я попал?
- А и попал бы! – тут же влезло в общение правое крыло. – Глядишь, кое-кто поднабрался бы мозгов…
- Бады! – отозвалось левое крыло. – Это что?
- Полезная вещь! – отозвался я, почти роняя телегу. Та гулко бухнула колесами об мерзлую землю и скособочилась. На снег шлепнулась чья-то тушка.
- Съедобная? – заинтересовалось левое крыло.
– Да как тебе сказать…
- Р-р-х…
- Эти мне девушки! Все бы им на диете сидеть… Ритха, солнышко, как насчет попробовать мяса?
- Макс, перестань ее дразнить! Дай сюда… нет! Ритха, нельзя! Да подожди…
-Аррр!   
  Он опоздал. Наверное, я и правда достал нашу красотку. Пойти на второй оборот в таком состоянии – это не шуточки. Но так или иначе, а брать слова назад было поздно – правое Славкино крыло подлетело, будто по нему пнули изнутри, он даже вскрикнул, прижимая его к боку… а на его месте уже клубился многоцветный смерч с хаотичными просверками молний. Драконий оборот, чтоб его!

  Драконы по своей структуре похожи на головоломки. Или на матрешек. Или… пожалуй, немного на капусту. Там тоже все послойно.
  С рождения любой драконенок обретает свою первую сферу – тепло-желтую, первичную. У новорожденных и малышей она упрощенной структуры, не примитивной, а именно упрощенной – из простых, но очень крепких плетений и узлов. Она очень прочная, но не изолированная: верхние части узора разомкнуты навстречу миру, они спокойно вплетают в базовую структуру массу новых знаний, равномерно распределяют, и равновесие такой системы легко поддерживается. Драконята уже в первые же часы после рождения умеют говорить, правда, словарный запас у них ограничен,  различают своих, могут передвигаться.
  А энергия в узловых точках постепенно копится, узор усложняется и плотнеет… и наконец, приходит время созревания второй сферы. Она совсем другая – больше энергии (много больше!), меньше устойчивости, она кипит и клокочет, как глубоко под землей раскаленная мантия.
  В это время у драконьей молоди идет самое активное обучение – мыслительная активность на пике – но сильно портится характер.  Следящие в этот период стараются не оставлять подопечных без присмотра, но подопечные совсем не облегчают им задачи. Ведь каждая сфера – это практически отдельный разум, свой опыт и свои потребности. Точнее, опыт и сформировавшиеся навыки, пусть и первичные – это приоритет первой сферы, а вторая этим похвастать не может, зато она сильнее, непримиримей, яростней. И именно она способна копить энергию дальше, так как способности детской сферы к изменению и развитию к этому времени уже исчерпаны. Чем-то это похоже на шизофрению – в одном теле борются за главенство две личности, и нельзя допустить победы ни одной, ни другой, кто бы не победил, все равно личность получится… бедной? Плоской. Поэтому родители и Следящие помогают юному дракону найти новое равновесие, переплести эти разумы воедино, формируя полноценного дракона.  Третью сферу созревший дракон сформирует сам, когда повзрослеет, но это будет потом. А пока… перепады настроения, нестабильность энергии провоцируют конфликты на ровном месте, а вдобавок именно в это время драконыш становится способен на смену облика… тоже ввиду нестабильности.
 
  Ритха говорила тихо, но сухо и сердито, будто цитируя по памяти надоевший урок перед неприятным учителем. А мы: Славка с оттопыренным крылом, полуодетый маг, выглядывающий из-под этого крыла, и я, посматривающий на его штаны, - внимательно слушали. Время от времени Славка дышал слабеньким жаром, согревая мага, а тот каждый раз жмурился…
  Наконец она замолчала. Уткнулась носом в собственный хвост и принялась гипнотизировать полусгоревший пень на черноватой проталине… повисла пауза.
- А я-то думал, какого драконы такие чокнутые.. – пробормотал вельхо. – Это еще я, выходит, слишком хорошо думал?
- Сам псих, - вяло отозвалась драконка. – Мы, между прочим, дурман не пьем и не курим. А вы? Вы же все время себе мозги туманите. Нравится быть чокнутыми?
- Да ты…
  Нашли время опять цапаться!
- Хорош трепаться! Ритха, не обращай ты на него внимания, я чет не понял. Это типа была лекция о сложностях подросткового возраста и кризисе самоидентификации? – я наткнулся на удивленный взгляд соседа и фыркнул, - Да слышал я такое, слышал! У психолога. И даже рассказать могу что-то похожее, причем даже получше! Только сомневаюсь, что здесь лекторы много зарабатывают, особенно в драконьем виде…
  Маг хрюкнул:
- В драконьем как раз зарабатывают много! Только плата выдается в стрелах и копьях.
- Вот и я об этом! И вряд ли наши будущие снабженцы-сельчане проникнутся трудностями жизни дракона. Рит… ты лучше про оборот расскажи.
- Я про него и рассказываю. И даже показать могу! Только вряд ли у тебя получится. Ты не похож…
- Рит, солнышко, а давай я сам решу, на кого я не похож, а?
  Дракоша смотрит на меня с непонятной обидой. И правда – девчонка-девчонкой. Не позвал понравившийся мальчик на свидание, и все, мировая трагедия.
- Я покажу…
  Она плотно прижимает к бокам крылья. Подбирает лапы. Длинная шея как-то неожиданно становится короче….
- Глаза прикрой, - хрипловато звучит ее странно ровный голос. – Не закрой, прикрой. Крылом можно… Так, чтобы увидеть…
- Что уви… - и я замолкаю, потому что правда вижу.
  Я странно вижу. Это похоже на компьютерную модель – драконье тело предстает как переплетение линий, только не ровных, а будто из кружева…  Кружево верхнее, золотое… кружево нижнее – желтое, как цыплячий пух… переплетенные, соединенные сотнями нитей… и внутри – огненный сгусток. Ритха склоняет голову ниже… ниже… и кончик хвоста, взвившись вверх, аккуратно бьет по «короне».
  Та коротко блеснула в ответ – и началось. Цветные «линии» сдвинулись и потекли, сворачиваясь спиралями и уплотняясь, а золотой сгусток стал меньше… плотнее… ярче… на него уже почти невозможно смотреть. Над драконьей шкурой замерцало серебристое сияние, толкнулось в стороны, разрастаясь в шар – скрывая Ритху…
  Последним усилием Ритха еще раз взметнула хвост и снова стукнула по короне.
  По моей!
  Внутри что-то полыхнуло.  Тело – от затылка до кончика хвоста – проткнуло ледяными иглами. Мир поплыл, сдвинулся, закружился… и наконец ткнулся в лицо снежным сугробом.
  Кашляя, задыхаясь, крупно дрожа всем телом, я медленно сел. Брррррр… отвык уже от холода. А тут голым задом да в снег. Ну, Ритха…
- Ты совсем двинулась?!
  Но драконка не ответила. Она уже в человечьем виде молча и спокойно лежала на снегу. Без сознания.
  …Уже потом, когда ее растерли снегом, она слабо, но довольно темпераментно высказалась на тему того, что оборот дорого дается, если дракон голодный и слабый. Особенно оборот из человека в дракона – тут масса не переходит в энергию, компенсируя потери, а наоборот, теряешь больше. Так что кто куда, а она греться.
  Славка только вздохнул, подставляя ей второе крыло….

И нате вам!
  Серебристая голова взвивается в воздух, как атакующая кобра. Молниеносно. Вот это да… Я даже успеваю порадоваться втихую, что этот удар, эта скорость нацелены не на меня, а на заваленную едой телегу. Драконша цапает первое попавшеееся «угощение», как-то по-кошачьи встряхивает его в зубах и сосредоточенно хрумкает.
  Я ловлю себя на том, что смотреть на то, как она ест, даже приятно.
- Что называется, девушка решила забыть о диете, - хмыкаю я.
- Что такое диета? – немедленно высовывается почти голый маг.
  Да уж, ну и вид…
  В деревню мне надо было индти так, чтобы местные меня не сдали первому же предсавителю правопорядка, которого к ним занесет. То есть где-то нао было достать одежду. А где ее достанешь, как не на нашем маге? Он, правда, был решительно против – пока Ритха (которой Славка перед этим что-то шептал на ухо) не призадумалась вслух о драконских традициях относительно включения в меню человеков. Мол, традициями запрещено строжайше, это все равно что драконов есть… но пара случаев, мол, все равно была. Когда у драконов от голода крыша ехала, они и зажевывали всех подряд. Нет, если такое случится (это невозможно, Ритха ведь не настолько голодна, пока), то она не переживет. Мага ведь это утешит? То, что даже если его съедят, то таким образом он все равно что убил дракона.
  Но мага это почему-то свершенно не утешило.

- Держи, твои шмотки, - я швырнул под ноги магу тюк с одеждой.
- А поесть?
- А ты что, прямо под крылом у Славки есть собрался? Одевайся и вылезай. Поешь – и будем отрабатывать следующий рейд.
- Чего…. Отрабатывать? – маг, прыгающий на одной ноге в попытке скоростного надевания штанов, замер.
- Следующую операцию по закупке продовольствия. Я так понимаю, эта телега нам на один зуб…

- Прошу, Вас, госпожа Ерина Архипофна. Осторожно, здесь пол ниже.
- А где мы?
- Это склад  для... как бы поточнее выразиться… для нового городского имущества. Конфискованного у преступников, полученного за долги, пожертвованного по каким-либо причинам. Раз в месяц оно распределяется по необходимости, а деньги идут на городские нужды. Впрочем, вы наверняка это знаете. Здесь все имущество, что конфисковано у Видаса. И если Вы опознаете свои вещи…
- Мои? Но…
- … или вещи Ваших родственников… мы немедленно доставим их в Ваш дом.
- Вы нашли вещи мальчиков? А… а тела?
- Увы, госпожа. Ваши родичи, да увидят их боги, не… простите за злую весть, госпожа. Вам плохо?

  Вранье, что аппетит приходит во время еды. Правда то, что после еды он может и не уйти. Особенно, если на троих драконов плюс маг всего одна телега с продуктами. Это все равно что делить на двоих стандартный детдомовский обед. С голоду не умрешь, но и сытым особо не будешь.
  Так что, пока Ритха восстанавливала силы, мы с вельхо замололи языками, выискивая, что бы такое сказать следующим клиентам. Кем мне лучше прикинуться, что пообещать, как ноги унести.
- А если прикинуться гопником? Мол, краденое сбываю, купите по дешевке?
- Смотря кому попадешься. Кто-то за ворота выпинает, а кто-то…
- Купит?
- Закопает. Сельчане ворья не любят.
- Да ладно, прям никто не хочет нажиться?
- Макс, хватит!
  Славка вмешался так неожиданно, что я подавился последним куском сыра.
- Чего?
- Сам не понимаешь, что так нельзя?
  Ой-ё… опять он своего моралиста включил? Нельзя обманывать, нельзя обжуливать? А главное, как своевременно совесть проснулась – уже когда все слопано…
- Как нельзя? Ну как? – я пожалел, что в драконьем виде – кулаки не стиснешь, и вообще, сдержаться как-то труднее. – А как, по-твоему, можно?
- Нельзя соваться туда в одиночку! – рявкнул тихоня-Славка так, что  я поперхнулся снова, уже воздухом. Ничего себе. Это я правильно расслышал?
- Кричучки… - вдруг выдала Ритха, не вынимая головы из-под крыла. – Совсем обнаглели. Орут и орут…
- Рит…
- Период брачного гнездования у них, что ли? – сонно продолжила Ритха. – Спать-спать-спать.
  Мы подождали, но продолжения не последовало. Вельхо беззвучно ржал, тыкая в нас пальцем и попутно изображая из себя каку-то птицу – насколько мы поняли, гибрид павлина с попугаем. Ну спасибо, Ритушенька.
  – Макс… - уже тихо проговорил Славка, - хватит уже нарываться, а? Давай в следующий раз вдвоем пойдем… хоть подстрахую.
  Э-э… не понял. Это он за меня… беспокоится, что ли? До сих пор никто не… ничего себе…
- Ты врать-то умеешь?, - мне вдруг по непонятной причине срочно понадобилось отвести глаза, и голос прозвучал глухо.
  Бывший сосед пожал крыльями:
- Научусь.
  Да, дожили…
- Ну хорошо… кстати, вельхо, а что это был за амулет? Ну тот, что я у тебя… позаимствовал на нужды дела? А ты с чего это покраснел?!

+10

166

Елена Белова написал(а):

Здравствуйте все! Прошу прощения за долгое отсутствие. Болела.

Это плохо, поправляйтесь и не болейте!

Елена Белова написал(а):

Писала с головной болью, буду очень признательна за выявление ошибок.

Головная боль сказалась только на количестве и сроках нашего ожидания, очень хорошее продолжение. :)
 

Елена Белова написал(а):

Подсунули телегу с норовом…

  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif 
Они каждое моё дежурство раскачивают тюрьму!

Елена Белова написал(а):

- Ну хорошо… кстати, вельхо, а что это был за амулет? Ну тот, что я у тебя… позаимствовал на нужды дела? А ты с чего это покраснел?!

А вот это зря, такое лучше не оставлять в конце, дабы не будоражить читательские умы фантазиями.

+1

167

Anars
Головная боль сказалась только на количестве и сроках нашего ожидания, очень хорошее продолжение. :)
большое спасибо!

0

168

Елена Белова написал(а):

В деревню мне надо было индти так, чтобы местные меня не сдали первому же предсавителю правопорядка, которого к ним занесет.

Идти, представителю.

Елена Белова написал(а):

А ты с чего это покраснел?!

Угадаю с трех нот - амулет "Кролик". Хотя кое-где известен, как "Плейбой".   http://read.amahrov.ru/smile/neigh.gif 
Отличные фрагменты, Елена.

+1

169

Niklom, спасибо! Все исправлю)))
Ох, надеюсь, прода не слишком...

- Бабушка Ира, а можно… - влетевшая с улицы Янка в очередной раз забыла, что ее просили вести себя потише. – Ой, бабушка…
Двери с «холодным запором» (пружиной, которую вешали на двери в зиму) надоело ждать, пока девочка ее закроет – вырвавшись из детской руки, она хлопнулась о косяк. А заодно наподдала по неубранной вовремя попе.
  Но Янка этого почти не заметила, хотя воевать с коварной дверью за последние дни было для нее почти развлечением. Ей вообще здесь нравилось. После того как их освободили от бандитов, стало вообще здорово. По дому… ну, по дому она скучала, но ведь они туда все равно вернутся, правда? И вообще…  Маму и папу Янка давно привыкла видеть только по выходным, да и тогда они были вечно заняты, и самое частое, что Яна от них слышала, было «не мешай». Нет, Янку никто не обижал, у нее всегда были хорошие вещи, личная комната, набитый едой холодильник, уйма дисков со всевозможными мультиками и собственный телевизор. Просто папа все время работал, даже по выходным, мама, когда не пропадала на работе и не «гробилась по хозяйству», любила поболтать с подругами или «завалиться в спячку часов этак на восемь-десять».  Яна чаще всего видела ее только пятнадцать минут утром и полчаса вечером… если ее не прогоняли с кухни, чтобы не отвлекала от «скоростной стряпни чего-то на скорую руку». Иди, деточка, не мешай, мы очень заняты, мама занята, у мамы новый проект… а у папы контракт. Иди к себе, посмотри мультики, поиграй… не мешай. Вот так. Года в четыре, когда заплаканную Янку опять забрали из садика в числе последних, мама пообещала, что вот наметится в делах просвет, и они пойдут гулять в парк, посмотрят на живых ежиков. Где-то в мае, ага. Яна поверила, но апрель плавно перетек в май, который сменился июнем, потом июлем и августом, а позже зашуршал желтыми листиками сентябрь… а они так никуда и не пошли. И ежика Янка увидела только через два года, когда брат свозил ее на Птичку. Купил щенка, и  девочка целый час была счастлива – пока брат не сказал, что щенок  подарок однокласснице. А ей обязательно что-то купят… потом. Когда папа и мама разрешат. Она привыкла, что папа и мама не рядом, и сейчас ей было не так трудно без них, как думали бабушка, Славик и Максик. Они все так старались ее отвлечь… Бабушка сказки рассказывала, Славик старался угостить вкусным, а Макс… Макс носил на руках (два раза!) и купил шубку. И все, все с ней разговаривали!  Никто ни разу не сказал ей: не мешай! Так здорово! И Штушу разрешили оставить.
  Она тогда даже помечтала немного, как выйдет за них замуж… ну, за кого-то из них. За Славика или за Макса – они ведь оба хорошие.  Она только не решила еще, за кого.
  Когда они вернутся, она обязательно решит.
  Ну а пока тут столько интересного! Она уже успела познакомиться со здешними ребятами. Они снеговика построили… и снежную крепость. Крепость здесь умели, а снеговиков нет, она научила. И ее приняли в пятерку. Так называли компании, даже если они были больше или меньше пяти. Пятерка и все. В их пятерке были Дани и Бреги, сыновья стражников, Серши, сын Возвышенного, и Арики, чей папа был здешний пекарь. Именно Ари пригласил ее в пятерку, а Серши сказал, что они должны присмотреть за ней – потому что она «девица, попавшая в беду», и это их долг…
  Девица чуть не засветила непрошеному защитнику в глаз, но Ари умел управляться не только с тестом – успокаивать разозленных девчонок и рассерженных наследников Возвышенных у мальчишки тоже выходило неплохо. Не прошло и часа, как они уже сидели на черрдаке над пекарне, жевали теплые булочки и знакомились. Через два часа Янка вытащила из пояса курточки резинку и показала новым знакомым, что такое рогатки (рейтинг новенькой моментально взлетел до небес), и ребята тут же опробовали новое оружие. Через два с половиной они предстали перед хозяином замка и огребли от него за использование вооружения на мирных жителях. В роли мирного жителя выступила некстати оказавшаяся на линии огня кобыла водовоза, тут же вставшая на дыбы и унесшая бочку с водой куда глаза глядят (глядели они, как выяснилось очень неудачно - в казарму городской сторожи, так что доблестную стражу в перспективе ожидали захватывающие впечатления, связанные с уборкой жилища и льдом во дворе). А через четыре часа Янка, отчаянно сражавшаяся на защите крепости и только что удачно засветившая «нападающему» в лоб снежком, была атакована с тыла и схвачена неожиданно крепкими руками. И только когда ее сердитым (и перепуганным!) голосом спросили, почему она не отзывается, девочка вспомнила, что слово «Яна» она вообще-то несколько раз слышала за последние полчаса, но увлеченное сознание почему-то не опознало это как собственное имя…
За эти пару дней она вошла в компанию, как соль в воду. Мама Ари научила ее печь булочки (а Янка с помощью бабушки Иры потрясла ее рецептом блинчиков), Дани и Бреги пообещали научить метанию ножей, а Серши наконец оставил свои выдумки насчет девицы в беде. Правда, для этого таки пришлось с ним подраться, и пару фингалов они честно поделили на двоих, но это так, мелкие неприятности. Зато потом они все-таки помирились, и Серш подарил ей новый поясок для курточки – сам сплел! А застежку они вместе у ювелира выбрали. Симпатичную такую, в виде цветка.
  А сегодня пятерка собиралась с помощью Штушика пробраться в старые подвалы под Арсеналом – замечательное приключение. Говорят, там видели зраков, местных привидений. Ари для этогого похода целым мешком бубликов запасся. Хороших таких бубликов, крупных, вкусных… Все складывалось замечательно, и радость Янки омрачало только нетерпеливое ожидание Славика и Макса – ну когда они уже найдутся?
  Интересно, они тоже драконов видели? Пятерка и затеяла этот поход в подвалы именно потому, что Янка драконов видела, а они нет. Зато они видели зраков. Кажется. Врут, наверное?
  ..Бабушка Ира плакала. Она сидела у огня в их небольшой комнате, сжимала в руках какую-то тряпку и плакала. И это было… это было страшно. Баба Ира просто не могла плакать. Когда они почти замерзали в горах, баба Ира рассказывала сказку про мальчика Тимура. Когда Эркки (гад и редиска) обманул их и заставил открыть дверь бандитам… да даже когда они сидели подземелье, баба Ира была прямо железная. Спокойная, даже голос не дрожал. И бандита она чуть не убила. А потом «Яночка, не забудь взять одеяло вместо шубки» - прямо будто на прогулку зовет…
  А сейчас?
- Бабушка Ира? Что случилось? Что-то болит? Что? Не молчи? Ну что ты… Бабушка же! – Янка была всерьез перепугана. Да что же такое могло случиться? – Бабушка!
  По рукаву пробежали коготки – Шуша, осознав свою необходимость, немедленно пришел на помощь. Спрыгнув с маленькой хозяйки, он с независимым видом перебрался на более широкое плечо, обвился хвостиком вокруг руки и тихо заворковал, заглядывая в глаза старой женщины. Почти котенок…
- Яночка… - старая женщина наконец посмотрела на девочку. И попыталась улыбнуться. Получилось не очень, - И Штушик. Что-то я расклеилась…
- Тебе плохо?
- Да нет, это так… А ты что прибежала? Что,  в подвалы не пускают?
- Я только… Бабушка?! А откуда ты знаешь про подвалы?
- Да вы вчера так шумели – глухой бы не услышал. Так что, заперто там? Или ты забежала за НЗ? За продуктами, - пояснила Ирина Архиповна. –  Уже все уложено, в твой рюкзачок. Блины с разными начинками. Хочешь сама ешь, хочешь  приятелей твоих угости.
- Ой, правда? Ты сама пекла? – Янка тут же распотрошила сверток, вытащив верхний блинчик-сверточек. – Мням!
- Приятного аппетита.
  Свернутый блин оказался с творогом, который Яна не любила, в основном из-за упрямства. Мама когда-то была убеждена, что эта еда строго обязательна в больших количествах, поскольку формирует скелет и зубы, и бедная Янка вместе с братом давилась белой массой из пластмассовых стаканчиков по два раза на день, пока брат не взбунтовался.  Но настроения это особо не испортило, блинчик все равно был вкусный.
  Молодец у нее бабушка все же. Два дня тут – а повара уже выпытывают рецепт блинов и сметаны, а модницы выспрашивают, где бы раздобыть такую красоту, как шаль-паутинка. Оказывается, вязать тут не умеют. Шить – да, плести из кожи пояски и шнурки – да, а вот до вязания не додумались. Янка, правда, тоже не умеет. А вот бабушка…
  Ирина Архиповна ничего такого особенного вроде не делала. Поговорила с тетей Фелой, которая должна убираться в их коридоре, попила с ней местного травяного чайку, зазвала пятерку на угощение из сушенок, соседок приглашала. И вопросы вроде были обычные – нормальный такой разговор, скучный, как всегда у взрослых. Мальчишек Ирина Архиповна расспрашивала про то, кем они хотят стать, да почему, с тетей Фелой разговор начался с жалоб на возраст и болезни… а потом перешел на вельхо, которые их могут лечить – жалко, мол, не все, да и берут дорого. С соседками беседа вообще затянулась  допоздна. Те сначала любопытствовали, откуда явилась новая жилица «приютного крыла» (так звалась эта часть дома, которую Правящий города отвел для двух-трехименных, временно или постоянно попавших в «стесненные обстоятельства»), потом каждая начала жаловаться на собственные беды. Тетя Ала пришла к господину градоправителю за помощью – бедовый и рисковый ее муж, торопясь, выехал домой в снежную бурю, да так и не доехал, оставив ее вдовой с тремя ребятами. Сестрички Ила и Мила, поссорившись с семьей, в пылу спора пошли на самый крайний шаг – сбегали к молельне и прямо перед пятью богами отказались от рода. Теперь-то они поняли, что натворили, да поздно – вернуть все обратно уже никак. Остается только надеяться на покровительство города, и то – как решит господин Правящий. Тетя Сана ждала вельхо, который втолковал бы ее упрямому ревнивому придур… хм, мужу, что их ребенок действительно его, а не кого-то другого, как мерещится этому тупому… Яночка, а ты не хочешь прогуляться?
  Словом, разговор был самый безобидный, и Янка не понимала, почему после каждого такого «общения» бабушка Ира устало закрывает глаза. А потом берет в руку писальную дощечку и желтый мелок и набрасывает какие-то значки. Когда Янка спросила, что бабушка делает, та рассеяно ответила: «Собираю разведданные», а потом объяснила, что сведения им нужны для того, чтобы все сделать правильно и не попасть в неприятности. Еще раз. Если б она, баба Ира, тогда побеспокоилась об этом, они бы не попали в такую переделку… Про Эркки девчонка понимала хорошо, так что  старалась все полезное запоминать не хуже бабушки. Только как разобраться, что тут полезное?
  Вот чего полезного в разговорах про кухню? Или про украшения в одежде? А что пользы в беседах про шерсть? Какая она бывает, да как красится, да бывает ли белая, да умеют ли из нее нитки сучить? Да почему ткань такая дорогая? А гладкие палочки, которые бабушка попросила у мальчишек – вот зачем они ей?
  И только когда бабушка взяла принесенные палочки, тонкие, полированные, и, подхватив неведомо откуда взявшийся клубок, накинула первые петли, Янка сообразила, для чего это нужно…
  А как красиво получается. Янка только в кино такое видела: белое кружево накидки, по краям отороченное нарядной, красиво «вырезанной» каймой.
- Ты тете Сане накидку делаешь?
- Что? А, нет. Тете Сане белое с черным носить не положено. Это подарок.
- Кому?
- Госпоже Иели. Все-таки нас приютили. И еще это «рекламная акция», - бабушка Ира печально усмехнулась. - Если такое украшение станет модным, мы с тобой сможем немного заработать. А нам ведь нужны деньги, чтобы жить, искать таких как мы…
- И Славу с Максом, да?
- Да, - лицо бабушки дрогнуло. – Да…
- Так я пойду? Можно, правда? Можно?
- А это не опасно?
- Ну я же не одна!
  Воинственное стрекотание с ближайшей шторки послужило подтверждением. Названые бабушка и внучка с одинаковым интересом уставились на висящего на занавеске Штушу. Поймав взгляд, пушистое чудо цапнуло с полки запасную спицу и грозно взмахнуло, изображая из себя грозного воина-защитника.
- Вижу, что не одна, - кивнула Ирина Архиповна. – Ладно, забирай своего защитника и НЗ и можешь гулять до… - она сняла с руки часы и, проверив завод, повесила девочке на пояс, - до пяти. Устроит?
- Ой, конечно! Спасибо. Штуша?
Зверек торопливо перелез на хозяйкино плечо и подобрал хвост – у него к двери с пружиной были свои счеты.
- Я побежала!
Старая женщина ободряюще помахала ей рукой, а когда Янка, с усилием оттолкнув дверь, скрылась из глаз, рука бессильно легла на колени. На излете она зацепила «подарок», открывая спрятанную под ним тряпицу. Рубашка Максима. То, что от нее осталось.
  Ребят так и не нашли, хотя обыскали эти бандитские подвалы, буквально разобрав по камушку. Что-то они искали, местные представители правопорядка. Или кого-то. Если не нашли, то не значит, что не искали. Яму раскопали с телами… восемь тел. Опознать никого нельзя – яма заполнена какой-то гадостью, одни скелеты остаются…
  Славик, Максим.
  Нельзя Яночке говорить.
  Мальчики…  Старая женщина с усилием выдохнула, пытаясь утишить внезапно уколовшую сердце боль. Нельзя сейчас распускаться. Не время, сержант Туманова по прозвищу Шелест. Дел полно.
  Эркки.
  Ирина Архиповна искренне не понимала своих уверовавших сверстниц, ратовавших о всепрощении по принципу «ударили по правой щеке подставь левую». Прощать, оно конечно, можно – простила же она Максима за его аферы. Но когда дошло до человеческих жизней – то какое прощение вообще может быть? Макс… Да что с него взять, молодой совсем, хитрить научился, а думать еще нет, сколько их сейчас таких в столице нашей Родины. Которых кое-как выучили, а воспитать не смогли, не захотели или не посчитали за нужное. А сами они поумнеют только годам к тридцати, да и то бабка надвое сказала. У Максима был шанс… да теперь не будет.
  Бывшая разведчица решительно вытерла морщинистыми руками лицо и встряхнула вязанье. Макса она простила. Эркки – не простит.
 

   Макс

- Амулет… - я с изумлением смотрел, как парень набирает интенсивность окраски. – Эй, ты чего? С ним что-то не так?
  Вельхо нервно улыбнулся.
- Нет! А… а он где? Его надо… он ведь тебе больше не нужен? Можешь его отдать?
Чет это мне как-то не понравилось.
- Слушай, ты лучше колись. Что это за штука и зачем она вообще нужна?
Возвращаться и отбирать эту хрень я не собирался, она все равно нерабочая, но дело принципа. Если это какая-то вредная гадость, то лучше знать. Так что мы немного пободались с магом взглядами, и он довольно быстро отвел свой.
- Да это просто шутка была…

  Как выяснилось, пошутить свежеиспеченные маги решили не над кем-нибудь, а над своим педагогом. Ну святое дело для студентов во всех странах! Наставник был строгий, куколок гонял как положено, так что половину срока в уединенном домике студенты мечтали посчитаться. Не всерьез, конечно, это было просто развлечение – как для дембеля придумать прикол в отношении бывшего старшины. И все бы осталось на уровне мечтаний, как обычно. Но когда компания магов вырвалась на свободу и шумно праздновала обретение полной магии, немного… э-э… отдыхая в одном заведении, на их весьма и весьма нетрезвые глаза попалась идущая по узкой улочке знакомая фигура. Маги даже протрезвели. Почти. По привычке вести себя достойно перед наставником. Появление почтенного мага в этом квартале и в этот час их, мягко говоря удивило. А уж когда он приблизился к занятому ими заведению, студентами овладело истинное возмущение. Им, значит, было запрещено, а ему – пожалуйста!
  Всплеск возмущения вылился в пламенное обращение ко всем труженицам заведения на предмет сотрудничества, и кое-чего парням удалось добиться – одежду наставника спереть не удалось, зато амулет Ина Шелковая ручка принесла буквально через пять минут.
- И?
- Ну…
  На амулет было наложено такое заклинание… э-э… для выносливости в определенные… э-э… моменты… ну вы поняли.
  О? Знал бы – выпустил бы такую штуку из рук?
- И? – Славка не отставал, переняв мою фирменную манеру прилипать к жертве намертво до полного размягчения мозгов.
- Мы только пошутили.
- Как? Мне что, клещами ответы из тебя тянуть?
- Да мы только… словом, мы наложили заклинание на утроение.
- Чего?!
- Ну этих, - вельхо показал взглядом. – Их.
  Мы со Славкой переглянулись. Не знаю, как он, а у меня появилось сильнейшее желание заглянуть себе под пузо. Да не может быть, я бы заметил, я же переодевался… Заметил бы. Он же нерабочий был.
- А получилось не так.
- А… как?
- На учетверение… - жалобно сказал маг. – Всех яиц, которые были. У нас на столе была яичница, так даже она… увеличилась. И икра.
- КАК?!
  Неслабые фокусы…
- Да не знаем мы…Мы решили эту штуку не возвращать, мол, самим пригодится, если получится первоначальную функцию приглушить – полезная же вещь. Только не помню, получилось приглушить навсегда или временно. И что мы еще колдовали. Кажется, на рост чего-то, но чего… не помню. И почему амулет был у меня в кармане? Хорошо, что разряженный… вы же его вернете?
- Сам ты разряженный, - вдруг фыркнула Ритха (как выяснилось, совсем не спящая). Маг шарахнулся.
- Ты не спишь? – покраснел Славка.
- Что там про разряженность? – заинтересовался я.
  Драконка лениво перевернулась на бок. Сытость, кажется, привела ее в благодушное настроение (так вот почему девушки на диете такие злючие!).
- А ты что, не понял? Ты же превращался. Хоть и с моей помощью и под моим контролем, а энергией неслабо прошлось. Наверняка ваш амулетик сейчас уже работает. Что, говорите, там учетверится?
  Снимаю замечание насчет благодушия. Язвой была – язвой осталась. Навсегда.
  Я представил себе село с «шуточным» амулетом. То есть, если сработают только последние чары, то все норм. А если… тьфу на нее, магию эту!
- Дурное дело радоваться чужой беде, - вздохнул вдруг рядом новый голос. – Ритха-Ритха… говорили ведь. А ты снова?
Драконка медленно повернула голову:
- Вы?!

+12

170

Елена Белова - ы-ы-ы... и опять на самом интересном месте! Наставник таки "застукал" Ритху на "неподобающем"  и сейчас ей будет должный нагоняй и полуторачасовая лекция на произвольную тему. Надеюсь, он поможет нашим  новоиспеченым драконам вернутся к бабушке Ире с Янкой. А еще интересней будет, если мальчишки на пару с Янкой найдут в подвалах подземный ход наружу и тайную комнату с Сокровищами!!!

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!