Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!


Ах ты... дракон!

Сообщений 331 страница 340 из 854

331

Елена Белова написал(а): "Прода завтра."-Дождались?Дождались!

0

332

Уже на площадке между первым и вторым этажом Пало обнаружил, что количество жаждущих лицезреть неприятности, постигшие драконоловов, изрядно сократилось. Поубавилось оно еще в бывшей прихожей перед бывшей пекарней – по крайней мере, так это помещение назвала хозяйка… похоже, тоже бывший. Нет, с самой хозяйкой – крепкой и плечистой румяной бабой – ничего не случилось… то есть ничего такого, что не стряслось бы с остальными горожанами, попавшими под удар магии обозленного дракона. Говоря по чести, у пекарки все было в порядке, даже ее белая наголовная повязка не помялась. А вот в пекарне…
  Своими владениями пекарка явно гордилась – по крайней мере, когда штурмуемая дверь сдалась под натиском и упала, бедная женщина горестно вскрикнула и принялась рассказывать всем желающим слушать, какой хороший тут был замок и сколько целиков они уплатили мастеру Бири с улицы Резчиков только за одни блестящие заклепки.
- А ручка медная, полированная! А накладки, вот эти, в форме булочки! Мой муж специально медника просил, чтоб знак был отлит такой вот: булочка в обнимку с бубликами…
- Тише, госпожа Яни…
  Пекарка опомнилась, но ненадолго. Когда настороженная тройка магов, осторожно подвесив в воздухе пару горючек, переступила порог, за их спинами снова зазвучал жалобный голос, оплакивающий стену с чудесными выдвижными полками, на которые так удобно было раскладывать готовый товар.
- А сейчас гляньте, гляньте – они вроде как оплавленные. Да перекрученные все. Ой-ёюшки, это ж опять целики с копилки доставать, но нановые-то полки. Два целика возьмут, не меньше!
- Ну а то. Еще и за срочность приплатить надо будет.
- Ох, и не говорите.
- А еще ж эти отдирать придется!
  Пало и Пилле Рубин в бредовый разговор не вслушивались. Они в полном ошалении рассматривали то, что сталось с некогда, несомненно, человеческой  комнатой. А сейчас напоминало ожившую страшилку для вельхо-личинок на тему «стррррашные отпечатки». Такие леденящие душу легенды обязательно рассказывали не только младшие, но и старшие, выбирая для этого самые подходящие условия (ночью, под одеялом, желательно в полной темноте), и не одно поколение магов выросло на зловещих ужасах типа «И в черной-черной комнате-отпечаток теперь бегали только черные-черные жуки, а мальчик лежал тихий-тихий..». Наставники это запрещали, но как-то не слишком горячо, поэтому жуть про три драконьих головы, кошмар про живой дом-проглот и дичь о скрюченной избушке знали все.
  А теперь к ним, похоже, добавится еще легенда о дикой пекарне.
  Прихожая (а заодно и та часть пекарни, что виднелась сквозь вторую, полурастаявшую, дверь), выглядела странно… Если бы Пало не знал, где именно зажали в угол предполагаемого дракона, то он бы определил это сейчас – именно углядев это.
  Странно изогнутые, точно вспухшие изнутри (или наоборот, впавшие местами?) стены, на которых кое-где еще уцелели потемневшие спирали. Кажется, это именно те самые полки, которыми так гордилась пекарка Яни. Только что за сила смогла скрутить в спирали дерево, Пало отказывался даже думать. Наверное та же, что смогла растопить внутреннюю дверь, будто забытую на солнце восковую табличку…
  Таким же – искореженным, потерявшим прежнюю форму, выглядело и остальное – в хаотично разбросанных, лежащих и висящих сгустках темноты с трудом угадывались предметы человеческого обихода. Вот это, очевидно, еще утром было ковриком. Такими – наскоро плетеными из веток или или речного долгиша – устилали обычно пол у входа в харчевнях. А вечером их выбрасывали вместе с накопившейся грязью. Нормальная практика, долгиш-то дешевый. Этот должны были выбросить после заката. А сейчас бывший коврик, точно спасаясь от грядущей участи, влепился в стенку. И медленно, но целеустремленно продвигался к потолку. Светильником, что ли, решил прикинуться? Так не всем по нраву придется такое вот, трупно-зеленоватое освещение…
  Хотя тут все такое. Светящееся. По крайней мере, для взгляда вельхо. Переполненное энергией так, что Пилле ахнул и мгновенно принялся развешивать по стенам накопители.
- Ох, а мои стены! – хозяйка проникла внутрь (презрев запреты вельхо) и с ходу принялась подсчитывать убытки. - А мои коробы!
  Коробы определенно заслуживали внимания. В отличие от другого имущества, они так и остались сложенными в аккуратную «стопку». Здесь деревянные дощечки не скрутились спиралью – они просто слегка потемнели, покрывшись не то плесенью, не то мхом, а когда Пилле попробовал приподнять один из них, то ничего не вышло. Недавние коробы пустили корни и намертво вросли в пол и друг в друга.
- А противни! Вы гляньте, гляньте, они же камнем обросли! Как теперь булки печь? Новые заказывать – это ж каждый по…
  Накопители у Рубина кончились, он выскочил на улицу. У остальных (например, у Бира Майки) еще должен был оставаться запас. Пало и один из местных вельхо подсвечивали-проверяли лестницу… Правдами-неправдами просочившиеся в бывшую пекарню зеваки опасливо перемигивались, но вид занятых вельхо и причитающей над убытками пекарки их, видимо, успокоил. И скоро человек пять уже тыкали пальцами в стенки, двери, печку и прочие приметы драконьих развлечений, дружно и почти от души жалея хозяйку.
- Да, госпожа, горькие у вас дела.
- Да, магия она того…
- Первый раз вижу бородатую лестницу.
  Лестница не нравилась и самому Пало. И не только «бородатостью» и явными следами надломов. Высоковатые ступени кое-где выглядели … хрупкими. Словно их облило из какой-то катящейся миски водой – и там, куда попала эта вода, дерево превратилось в нечто иное. В песок. Или в сыр. Или еще во что-то столь же рассыпчатое на вид… а на ощупь?
  На ощупь тоже.
  В каком виде после здешних развлечений остались драконоловы, думать тоже не хотелось.  В сердце Пало шевельнулись сожаления. Они явно не были честными людьми, они почти наверняка были преступившими и использовались коллегой Майки для каких-то недобрых и опасных дел… но они были людьми, а Пало подставил их драконам.
- Мои печи!!! – возопили тем временем в соседнем помещении. Когда хозяйка успела пробиться еще и туда, будущий глава Руки не уловил. – Печи, по десять целиков каждая! Мука! Готовые булки! А-а-а!!!
  С печами пришлось разобраться прежде чем подниматься наверх. Точнее, с тем, что из них выползло. Неизвестно, с чем пеклись булочки в этой пекарне, но теперь несостоявшаяся закуска, жизнерадостно похрюкивая-посвистывая, выползала из печи…
- Это… это… - бедная пекарка, потеряв вместе с даром речи все желание жаловаться на убытки, беспомощно тыкала в преобразившиеся булки, - это…
Цвет у булок остался примерно прежним, золотисто-коричневым, размер насколько мог судить северянин, тоже не слишком изменился. Но остальное! Бывшие комочки теста каким-то невообразимым способом умудрились отрастить подобия складчатых подошв на манер улиток, на которых довольно уверенно ползли. И, самое неприятное – ягоды, которыми для вкуса сдабривали тесто. Темные крупные точки поблескивали в неровном зеленоватом свете, как бусинки. И они… они смотрели.
  Прежде чем маги решили что-то предпринять (или хотя бы сообразить, чем при необходимости бить в это условно-враждебное новообразование), булки узрели свою сотворительницу. И преобразились еще раз. Вялое выползание превратилось в бодрые скачки в непревзойденной жабьей манере, а похрюкивание – в дружный писк. И с этим писком несостоявшийся ужин живо рванул к оцепеневшей жертве.
  Жертва возопила, как голодный трубонос, и попыталась влезть на чудом уцелевший стул. Как выяснилось, стул держался на одной божьей милости, а вес хозяйки эту милость перевесил. Тело пекарки с шумом рухнуло на пол, из-за чего парализующий знак, который на всякий случай кинул Пало, угодил не в ту цель и накрыл лежащее тело.
  Второе парализующее тоже прошло мимо цели – а нечего зрителям лезть куда не просят. А третье не состоялось – ожившие булочки прыгнули пекарке на юбку… и принялись нежно о нее потираться, как выпрашивающие ласку мурчонки…
  Пало поймал себя на том, что не особо и удивляется. Достойное продолжение безумного дня. Уже были летающие женщины и зазолотившаяся лавка – отчего бы не быть ожившим булкам.
  С хозяйки сняли знак и извинились, булки попытались собрать и запереть. Но тут Пилле Рубин допустил стратегическую ошибку – он, пытаясь утешить даму, обронил, что он лично готов избавить ее от этой живности… и даже может доплатить немного.
  Пекарка, мутными глазами таращившаяся на ластящиеся к юбке булочки, вдруг подобралась и прищурилась, как узревшая добычу тихра.
- Деньги? Немного? Не меньше целика! За каждого!
  Мда, люди есть люди.
  Ну… по крайней мере, за ее рассудок можно не волноваться. Тоже вид лечения, если поразмыслить.
  Оставив пекарку в компании ее новых друзей (и счастливого Пилле, надзирающего за пополнением накопителей), вельхо засобирались на второй этаж. Народ оживленно зашептался, и тут умница-Пилле обмолвился, что мол, просит принести оттуда что-нибудь такое, позубастее и поинтереснее. Мол, раз тут все так тихо-безобидно, значит все опасное убралось туда?
  Вот после этого зрители как-то резво осознали, что смотреть на чужие неприятности – хороший шанс заработать свои собственные. И тихо испарились, тем более, что другие сочувствующие за это время могут окончательно лишиться совести и наверняка допьют без них бочонок…
  Больше всего Пало хотел, чтобы остальные «сочувствующие» тоже ушли к этому проклятому Пятью бочонку и избавили вельхо от своего присутствия. Чтобы ни один не видел (а главное, рассказать не смог!), как трое опытных вельхо всерьез отбиваются от бывших пирожков или булок!
  Счет к дракону рос на глазах.
  Так, теперь лестница на второй этаж. Накладывать на нее какой-то знак Пало опасался. К сожалению, в его наборе Знаков не было чар преобразования вещей и предметов. В этой сфере мастером был коллега Бира, забери его Пятеро! И тут подгадил. По лестнице пришлось идти с такими предосторожностями, будто по драконьему гребню тащились.
  А вокруг продолжала бушевать магия. Кое-как впитанная стенами, она еще не растворилась в ветре, не унеслась с вихрями, она пропитала стены дома своими силами. И теперь идти тут было очень непросто…
  До второго этажа группа дошла, старательно уворачиваясь от колючей «бороды», так и норовившей дотянуться до магов и потрогать. Прикосновения ощущались даже через одежду, колкие и щекотные, и местный вельхо уже раз десять успел указать зловредному порождению отпечатка путь к пятерым богам… на перерождение. Но это, как оказалось, были еще цветочки. А ядовитые ягодки начались на самом втором этаже, где тягучие плети «бороды» сплелись с какой-то голубовато-трескучей паутиной. И эта дракон ее побери помесь, не дотянувшись до добычи, принялась плеваться молниями.
  Стенка рядом неприятно хихикала, от стенки к стенке медленно перелетало что-то вроде вроде светящихся деревьев руты в миниатюре… словом, когда группа наконец выбралась к драконоловам, то сначала сочла это почти праздником.
  Ненадолго.
  Пока не увидела драконоловов.
  Пятеро богов, вот эти… вот это… это драконоловы?
- Это их оболочка.. – зачарованно прошептал вечный энтузиаст Гэрвин. – Я тогда проверял, хотел снять… Это ведь они?
  Два огромных петуха в рост человека, маленький зеленый ежик и мужчина с щупальцами вместо ног печально уставились на вельхо.

 
   Макс.

    А  сюда мы, кажется, зря зашли. Прежний дом, со всеми его вывертами, пекарнями и харчевнями, был жилой, и там при желании легко было приделать ноги полезным вещам. Вор из меня так себе, в детдоме пробовал несколько раз, но без особого толку. Нет, на что нацелился, то и свистнул, с этим порядок был. Но чувствовал себя при этом не то крысой, не то тараканом кухонным (таскал-то в основном кормежку, сгущенку там, тушенку). А главное, как вспоминал лицо моей бывшей бабки, так это краденое вообще поперек горла становилось. Она мне все время, как я у них жил, талдычила, что они себе малолетнего преступника растят на свою голову. Что я как вырасту, обязательно у деда его медали украду, а у нее – цепочку и сережки. Напророчила…
  Так вот, если я поставил себе цель найти, где плохо лежат какие-нибудь штаны, то обязательно отыщу этот предмет одежду и укажу ему более правильное место для залегания. Вот только в жилом доме это было бы попроще. А тут… сомневаюсь я, что тут вообще найдутся штаны (если, конечно, не в комплекте с владельцем). Нежилой был дом. Нет, не развалины, а именно нежилой, в смысле, не для жилья.
  Коротенькая, в десять ступенек, чердачная лесенка привела нас в темноту. Терхо длинно, как-то нервно выдохнул и зашуршал, отыскивая свои значки.
- На фига вы так неудобно их прячете?
- Ты о чем?
- Ну знаки эти твои. Под рукавами… неудобно же. Зимой вообще пока доберешься, тебя пять раз съедят. Рисовали бы на щеках, например.
  Маг фыркнул.
- На лбу не хочешь? Хотя случаи были, кое-какие знаки раньше на лицо цепляли. Но это еще неудобнее.
- Почему?
  Терхо наконец добрался куда надо, и в воздухе стал наливаться небольшой желтоватый шарик-огонек.
- А ты что лучше видишь у себя – руки или лоб? Знаков-то много. Нужный найти надо. Попробуй отыщи его ощупью и не перепутай.
- А-а… - и я замолк, приглядываясь. Надо же…
  Честно говоря, местные заморочки в декоре-интерьере меня иногда напрягали. Здесь жили тесно. Вспомнить хотя бы тот приют для личинок, который пройдоха Эркки выдал нам за свой дом. Там ведь жили пятеро человек. А комната одна на всех. И везде так. Сколько нас носило по разным городкам-поселкам, везде одно и то же. Небольшие комнатки всегда были очень плотно заполнены.
  Низкие деревянные кровати, иногда в два яруса, стол, сундуки, полки для одежды и посуды, (до шкафов тут не все додумались), полочки для свечек, на стенах «лики» этих пятерых богов, каждый в окружении положенного веночка из положенных травок-цветочков, с потолка часто свисают запасные травки – пучками и целыми вениками. Если в доме есть хоть одна невеста (а она обязательно есть, потому как невестой считается даже сопля в возрасте нашей Янки… будущей, правда), то на одной стенке обязательно должен был висеть образец ее мастерства как невесты, коврик там какой-никакой, вышивка, платочек. Когда дело доходило до платьев, то невеста считалась дозревшей и можно было заговаривать с ней про ухаживания. Будущий жених тоже должен был представлять гостям свое «мастерство», и стенки украшались еще кривобокими горшками, жуткими кожаными «вроде-туфлями» или резными поделками. Словом, в любой комнате можно было найти все, что угодно, кроме простора.
  А вот здесь простор был.
  Довольно большая комната, продолговатая, какая-то очень спокойная, предоставляла незваным гостям только ряд скамеек и темный длинный стол.
- Актовый зал какой-то. Сцены не хватает.
- Как?
- Да ничего, забудь.

+9

333

Кр-рясота-а.. ласкающийся к хозяйке выводок глазастых булочек! Зеленый ежик вместо вельхо!  И счупальца у другого вельхо вместо ног... бродячий коврик-светильник... бородатая лестница, хихикающие стены! Паноптикум, господа-товарищи! И ведь это еще не все-о!  http://read.amahrov.ru/smile/neigh.gif    http://read.amahrov.ru/smile/clap.gif    http://read.amahrov.ru/smile/girl_good.gif

+1

334

Елена Белова написал(а):"Поубавилось оно еще в <бывшей> прихожей перед <бывшей> пекарней".Может быть второе "бывшей" заменить на "порушеной"?  "плетеными из веток =или или= речного долгиша"-одно "или" лишнее.

0

335

Елена Белова написал(а): "(ночью, под одеялом, желательно в полной темноте)"-и тут же перед глазами встает пионерский лагерь и страшилки,рассказываемые перед сном-ЖУТЬ!Спасибо,порадовали!

+1

336

Cherdak13, Вездеходчик, , спасибо!

Отредактировано Елена Белова (21-10-2014 00:14:25)

+1

337

Елена Белова,это Вам спасибо за ваше творчество.Приеду домой и обязательно прочитаю эти главы жене-она очень любит подобные вещи.

+1

338

Елена Белова написал(а): "Она мне все время, <как> я у них жил, талдычила"-может быть "как" заменить на "пока"?Дальше по тексту снова идет "как",а с заменой повтор исчезает.

+1

339

Елена Белова написал(а): "обязательно отыщу этот предмет одежд<у> и укажу ему более правильное место"-опечатка,"одежды".   "А [тут]… сомневаюсь я, что [тут] вообще найдутся штаны".-Близкий повтор [тут],второе можно,на мой взгляд,убрать,смысл фразы не меняется.

+1

340

Елена Белова написал(а):

Два огромных петуха в рост человека, маленький зеленый ежик и мужчина с щупальцами вместо ног печально уставились на вельхо.

Это ж надо было так упиться! :) Вроде с крыши упали, надо было к лекарю ползти, а не ухрюкиваться до потери облика.
Описание булочной впечатлило. О чем думал Макс, когда по дому магией шарахнул?

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!