Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!


Ах ты... дракон!

Сообщений 31 страница 40 из 854

31

Ну, бабка-разведчица, на пару с Баб-Яггом разъяснят ему все ж, в чем тут его выгода... Стремление выжить - тоже стимул, кхм, "шевелить мозгами"...  http://read.amahrov.ru/smile/wink.gif

Отредактировано Cherdak13 (07-01-2014 22:41:23)

+1

32

Cherdak13
О да)) И не только они...

0

33

Елена Белова написал(а):

Много деталей упускаю, да?

На мой взгляд, Елена, с описаниями у Вас нормально. Яркие, зримые, с массой деталей. В общем, все прекрасно.

+1

34

Cherdak13 написал(а):

на крыше солома вперемешку с еловыми лапами

Никак невозможно, уважаемая Ирина!
Если лапник - то соломы рядом "не пасётся"... Поверьте бывшему кровельщику (ага, такой эпизод в жизни тоже был). Вот скаты из дранки, а поверх лапник - это В ПРИНЦИПЕ - возможно...

Cherdak13 написал(а):

труба кособочится напяленным на нее дырявым ведерком, из которого тянутся вверх струйки дыма

В 20-21 веке ведёрко - возможно. А вот ещё в 19 - ТОЛЬКО макитра. Ибо металлические вёдра - дОроги безумно, их латали "до последнего", а деревянные из клёпки - весьма пожароопасны... На трубу - НИКАК!

Cherdak13 написал(а):

только наполовину наполненная поленница для дров у одной из стен избушки.

ПОД НАВЕСОМ!!!
Сырые чурки в печь нехай наши вороги пхают!!! Так им и надо!

+3

35

Niklom, спасибо. Постараюсь усовершенствоваться)
Краском, очень дельные замечания))) Спасибо)

+1

36

Краском - просто как-то, едучи с отцом и троюродным дядькой из Днепропетровска в Бердянск лицезрела... Для красоты они там что ли в солому еловые ветки впихнули, не знаю... как и того, откуда они  в Запорожье елку натуралис обнаружили! было прикольно смотреть... до их пор помню. Дело было ранней весной, мы ехали с Днепропетровска после моего там лечения - погостить и отдохнуть у родственников.

+1

37

Cherdak13 написал(а):

откуда они  в Запорожье елку натуралис

Ну, где там питомники сосны относительно неподалёку - допустим, поспрошать можно. Ибо есть точно.
Но это явно что-то привозное-покупное-новогоднее. и для красоты.

Отредактировано Краском (08-01-2014 17:58:43)

0

38

Мне вот теперь другое интересно стало - положим, солома, местный колорит - хотя черепица была б практичнее. Но вот как они эти еловые лапы умудрились сохранить не осыпавшимися, вот вопрос?! Напомню - дело было ранней весной, на Украине!...  http://read.amahrov.ru/smile/girl_sigh.gif

+1

39

Cherdak13 написал(а):

Но вот как они эти еловые лапы умудрились сохранить не осыпавшимися, вот вопрос?!

Не знаю. Но самолично наблюдал в АПРЕЛЕ выносимые на мусорку почти не осыпавшиеся сосны... Тоже удивлялся...

0

40

Глава 3.

  В дорогу.

  Что ж тут так холодно? Славка говорит что-то об ошибках восприятия: реальная температура вроде как вполне отвечает нормам умеренного климата и соответствует примерно трем-пяти градусам ниже нуля у нас. В переводе на человеческий язык это, надо понимать, звучит так: не страдай, Макс, фигней, температура детская, а холода тебе того… мерещатся.  Глючит тебя, друг, валерьяночки прими, и будешь спокойный и вменяемый…
  Может, и мерещатся. Только они, собаки, убедительно так мерещатся. Особенно, когда  снег, как сейчас, попадает за шиворот!
- Ну что? Что-нибудь чувствуешь?
  Что-что… Идиотом я себя чувствую! Стою на горке, руки держу на какой-то каменюке (уже четвертой по счету, кстати) и «прошу касания бога» - для удачи в дороге. Угу, удача мне понадобится – после такого-то… зубы отплясывают хип-хоп, руки опять какой-то садист клещами сжимает, медленно, но неотвязно. Холодно мне! Хо-лод-но, ясно?
  А этот умник топчется рядом и этак ненавязчиво интересуется:
- Максим Шелихов, все правильно?
  Беспокойство проявляет.
  Я скривился. Это «Все правильно», местный вариант «все о кей» успело достать меня до зубовного скрежета. Не «Все в порядке?», не «Как ты?», даже не «Все в норме?», а «Правильно ли все»? Дурдом.
   Вот что тут может быть правильного, а?
   Да ни фига!
  Если верить этому насквозь «правильному» хозяину избушки, то мир Ирта (мир, а? рехнуться можно!), в который нас вот так нежданно закинуло, на наш родной похож не очень. Начать с того, что тут всего пять стран – ага, на весь мир. Мирхо, Аланта, Ор-Гранси, Арсия, Суурима. Каждая на своем материке устроилась. Пять материков, пять империй, пять богов… еще чего-то пять, но я уже не помню. А, да! Раз в пять лет среди молодых-холостых устраивается Божий выбор. В каждом городе, в каждой захудалой деревне народ от пятнадцати  до двадцати пяти проходят какие-то «игрища», и, если кому-то выпадет фишка с изображением ладошки, то этой личности светит переселение в другую страну. Да, вот так запросто. Бросай, молодежь, свой дом, хватай личные вещички и делай ручкой папе с мамой – следующий раз ты их увидишь только через пять лет, если доживешь… Только прожив эту пятерку, получишь право приехать погостить, раньше никак.
  Бред какой-то.
  Здесь правда есть драконы. Не особо много, но есть. Живут по горам, по озерам, в каком-то море на Ничейных островах. Охотятся на них только вельхо, местные маги. Да, вот представьте, маги тут тоже есть. Про них наш гостеприимный хозяин знал мало, хоть и ходил с Ловчими, в смысле, в команде охотников на драконов. Драконы – добыча очень опасная, потому как огромная, злобная и и притом неглупая. Даже с магоподдержкой Ловчие часто возвращаются с потерями в личном составе. Но занятие это все равно выгодное, потому что даже мертвый дракон стоит совершенно немереные деньги. А уж живой… Например, с дохода от одной-единственной охоты наш хозяин смог откупить себе дом в городе и обзавестись своим бизнесом. Да, бизнес здесь есть. Уже утешает. Слабоватое, правда, утешение – потому что того, чего нет, куда как побольше.
  Телевизора и компьютеров нет, машин нет, привычной одежды нет. Знаете, как тут мужики одеваются? Штаны нижние – трусы, к которым привязываются чулки, штаны верхние на шнуровке и поверх всего – передничек. Да, вам не послышалось: передничек. Квадратный фартушек. Верхняя часть тоже круче некуда: нижняя рубаха с прорезями на рукавах, причем прорези над локтями и на запястьях, верхняя рубаха, из плотной ткани, тоже со шнуровочкой для подгонки по размеру, а по талии обмотанный пояс. И все это с вышивкой, какими-то рисуночками, строчечками... жуть. Как представлю, что придется обряжаться в местное шмотье, так прямо в животе все переворачивается. Будто опять в сэконд-хэнд  привели, тряпки ношеные прикупать.  И ни кино, ни нормального транспорта,  ни…
  Вот попали!
  Да что за хрень, а? Да что ж мне так не везет по жизни! Ни с семьей, ни с бизнесом, ни со страной! Даже мечты – и те сбываются криво!
   Мечтал денег срубить – ну почему одним все, а другим ничего! - но вечно падают какие-то крохи… на приличную тачку – и то до сих пор не заработал. Мечтал о крутой работе – и таскаюсь по пенсионеркам и лохам, сшибая копеечку. Мечтал, когда разбогатею, свалить из этой Рашки за бугор, в приличные цивилизованные страны, жить как белый человек, как мой папашка, к примеру… Нате, свалил! Бугор-бугром, да что там бугор… целая горная цепь! Иностранней просто некуда, целый другой мир на блюдечке.
  И?
  Что я в этом придурочном мире делать буду, а?
   Торговать? А чем? Где? Откуда стартовый капитал взять? В Москве у меня уже была какая-никакая известность, ниша своя, деловая репутация. А здесь я кто? Никто, и звать меня никак… Зла не хватает.  Хотя насчет звать – что-то наш хозяин крутит. Что-то тут на именах завязано. Недаром он враз расцвел, когда бабкино имя услышал…

- ..познакомимся, Старейшая.
В тот момент Макс ощутил только досаду – как же, его, Скелетона, застали за стиркой! Что за жизнь пошла, сплошное позорище. Вторая мысль была более практичной: новый переброс в этот мир – значит, возможно, у новичка уцелела при себе чертова «аппаратура», и может быть, им все-таки удастся вернуться! Он уже шевельнул губами, собираясь спросить, но тут до сознания достучалась-таки идея о том, что для москвича у мужика слишком несоответствующий вид (в столице, конечно, как только не ходят, но кожаные штаны плюс меховая юбка – чересчур даже для продвинутой Москвы). Особенно когда мужик скинул теплую куртку. А еще странная шапка, больше смахивающая на какую-то сумасшедшую меховую корону – виски и уши прикрыты, а макушка нет, и светлые волосы будто выплескиваются изнутри. А еще – браслеты чуть выше локтей, проглядывающие в прорези рукавов. Картина настолько непривычная, что даже малявка молчит, не в силах выдать достойный, по ее мнению, комментарий.
  Неужели это местный?! Инопланетянин… с ума сойти…
  Но откуда он знает русский? Может, все-таки свой, просто попал сюда раньше? Физиономия вполне обычная, не урод и не красавец, таких в каждом баре встретишь, особенно если пиво со скидкой. Или…
- Ирина Архиповна Туманова, - дрогнувшим голосом представилась «старейшая». – А вы…
- Ор-ох… - удивленно вскинулся тип. Но тут же улыбнулся и поклонился, непривычно отводя в стороны раскрытые ладони. Все-таки инопланетянин? – Честь встретить вас здесь, по этой скромной крышей, лиесса. Куда лежит ваш путь? И как звать ваших… у-у… сопровождающих?
- Вячеслав Зимин, - коротко кивнул Слава. – Извините нас за это  вторжение. Так сложились обстоятельства.
- Что вы, что вы! – замахал руками тип. – Человек выбирает, а боги велят, это всем известно! А вы…
- Макс… Максим Шелихов, - неохотно ответил Макс на выжидающий взгляд. Ему новенький не понравился сразу. И не только оттого, что эпатажно одетый тип мог оказаться хозяином этого домика и, соответственно, имел право приказать незваным гостям убираться ко всем чертям. И не потому, что все-таки  оказался местным  и этим разочаровал его, Макса, надежды на возможность сделать ноги из этого снежного кошмара. И уж конечно, не оттого, что был настоящим здоровяком, что по росту, что по размаху плеч, а бывший Воробей (нынешний Скелетон) таких с детства терпеть не мог и при случае обжуливал с немалым удовольствием.
  Сам бы Макс только фыркнул на такие предположения. При чем тут рост, одежда и довольно неприятного вида ножик, висящий у незнакомца на поясе? Нет, оружие тут совершенно ни при чем. Просто не понравился ему этот мужик - и все. И извиняться перед ним еще раз никто не собирается! Хватит с него Славкиного извинения.
  Похоже, хозяин понял, что не все здесь рады его появлению:
- Честь… - начал он, и улыбка его стала слегка напряженной. Ненадолго. Занятые друг другом, взрослые как-то подзабыли, что в доме имеется ребенок. А зря. Осознав, что процедура знакомства заканчивается, причем – какая несправедливость! - без нее, Яна мгновенно высунулась из своего укрытия за спиной Славкиного кресла и принялась за любимое дело - привлекать к себе внимание.
- У вас хорошая крыша! – малявка ворвалась в разговор с изяществом танка,вломившегося в курятник. И тем же эффектом. Мужчина уставился на девчонку так, будто из пола внезапно вырос кактус и заговорил с ним человеческим голосом.- И весь дом хороший! Правда, Штушенька?
  Маленькая ручка погладила зависшего на джинсовом нагрудничке мокрого пушистика, и две пары глаз, мило хлопая ресничками, уставились на объект интереса.
- Э-э? – выдавил счастливый хозяин хорошего домика.
  Готов.
  Что его так удивило, интересно? Прямо до онемения. Макс тоже не отказался бы от такого умения. Хорошо все-таки женщинам – у них искусство выносить мозги, наверное, дается как одна из комплектующих, прямо с рождения. Сколько раз наблюдал за конкурентками: там, где парням нужно было убеждать, уговаривать, обещать скидки и расписывать выгоды, девицам достаточно нежно что-то промурлыкать и прицельно-нежно осиять объект взглядом. И все - тот таял и раскошеливался, а потом упархивал, сжимая в руках совершенно ненужную ему фигню, как талию любимой.
  Вот и здесь то же самое. Классический случай охмурения, от и до. Зачем только?
- Тут все такое интересное! – упорно продолжал попытки охмурения «кактус». – И печка, и кровати. И светильники, которые зажигаются сами!
- Светильники? – наконец среагировал мужик, на миг вынырнув из тяжелого недоумения.
- Ну вот эти камушки на стенках! Сами зажигаются, сами выключаются, когда не нужны! – обрадованная ответом, маленькая женщина затараторила вдвое быстрее. - Где вы купили такие?А меня зовут Яночка! А вас?
- Яна, - предостерегающе одернул Славка.
- А вы мне Штушу подарите? – «не услышала» его маленькая оторва. - Мы подружились!
  И Макс невольно ухмыльнулся, уразумев, в чем дело. Малявка просто боится, что настоящий хозяин отберет у нее это мелкое мокрое неизвестно что! Поэтому и тараторит, строя из себя девочку-зайчика. Ну, мелочь! Нет, сколько ни учись, а до женщин в искусстве пудрить мозги мужик все равно не дотягивает…
  Но веселое щебетанье все-таки как-то разрядило обстановку, и незнакомец уже спокойнее представился сам:
- Олис, – и, помедлив, добавил, - Эркки.
- Ну вот и познакомились, - после паузы проговорила Ирина Архиповна. – Мы здесь немного похозяйничали, надеюсь вы не в обиде. Садитесь, отведайте ужин. Расскажете нам о здешних краях? Мы издалека, и пока мало что знаем о местных обычаях.
- Бабушка, ты скажешь, чтобы он не забирал Штушу? – громким «конспиративным шепотом» напомнила малявка.
- Кого?

- Ну что, пойдем тогда домой?
- Угу…
  Домой. Я мрачно покосился на избушку. Отсюда, с площадки между скал, избушка казалась игрушечной. Ровные, будто по ниточке, бревна стен, блестящая под лучами солнца крыша. Вчера неожиданно потеплело, и стаявший снег приоткрыл аккуратно уложенную деревянную черепицу. Как чешуя дракона… если, конечно, на драконе бывают сосульки. А что, похоже. Удивленный неожиданным сравнением, я присмотрелся. И правда – надстройка на крыше (для хранения припасов) напоминала драконью голову, голову, ведущий к ней проход – шею, а справа и слева дракон «распахнул крылья», прикрывая баню и решетчатые сарайчики с поленьями и «горюч-камнями». Хвост (небольшой навес для просушки то ли трав, то ли просто белья) чудовище подобрало, мирно устроившись баиньки. Только выступающая двойная труба  не вписывалась в образ. Сошло б за рожки, но почему на спине, и почему только с одной стороны?
  Дом…
  А что, и дом. Со всеми его фокусами вроде вспыхивающих камней-лампочек, мертвого сна от подсунутого малявкиным Штушей веника… снега, который отчего-то все время прицельно стряхивался за шиворот, причем именно мне, больше никому.
  Но все-таки мы не так уж плохо тут жили.

  Штушу, конечно, Эркки подарил. И в домике приютил. Насколько захотим, ему, мол, домик теперь долго будет без надобности. Пятую постель соорудил буквально за полчаса, удобную, низкую – для Славки. Сам на второй этаж нар забрался, оставив нижние места старушке и девочке, добрый человек. Занавесочку сообразил, женские нары на ночь отгородить, шкуры зверьи откуда-то приволок. Пра-авильный.  Кладовку распотрошил, здешние веники настенные – показал, что именно тут пить-есть можно, а что годится только ночных кровососов отпугивать. Комаров  местных то есть. И про мир здешний рассказал, и про гостей расспросил. Хорошо так расспросил, с искренним интересом и сочувствием.
  И потом этот случай, со Славкой…

- А скажи, Вячеслав Зимин…
- Можно просто Слава.
- Слава? Честь, честь, спасибо, Слава. А что у тебя за кресло такое? Это навроде знака? Или что? Ты с него и не встаешь…
  Сказано было в самый что ни на есть неподходящий момент – вечер следующего дня, когда все умотались в ноль и, сытно отужинав, болтали о том о сем. О том, какие порядки в ближнем городе Хайоки, каким профессиям можно выучиться быстрее всего, знают ли тут про растения пшеница и подсолнечник (Славка дома подкармливал голубей, и, понятное дело, не вытряхивал карманы перед переносом в другой мир), существует ли тут электричество и можно ли подзарядить планшетку… Последним вопросом особо интересовалась малявка, она в жизни так долго не обходилась без любимых мультиков. Ну и конечно о том, кто такие мультики…
  Благостная, словом, была беседа. Даже я чуток расслабился. После расчистки двора и лазания по окрестным деревьям в целях сбора шишек тело гудело от усталости, после мороза клонило в сон. Тепло, релакс… И вдруг такой вопрос.
- Я с него и не встану, - голос у Славки ровный-ровный… он вообще какой-то сдержанный не по-человечески, голоса ни разу не повысил, по руке ему вчера горячим отваром плеснуло - ни звука. А ведь почти кипяток был. – Такие кресла специально делаются для тех, кто ходить не может.
- Как это – не могут?- изумился тип. - А если заплатить хорошо? Ну, тем, кто лечит?
Ну вы видели? Простой такой. Как медведь. И так же топчется по больному. По больному – это я понял, когда на Славку глянул. Точно такое лицо у него вчера было, когда малявка чашку с отваром опрокинула – губы в нитку и глаза полузакрытые.
- Если заплатить – может быть, - проговорил он глуховатым, не своим голосом. – Это если есть чем.
- Слава… - мягко вмешалась наша бабушка.
- Все нормально, Ирина Архиповна.
- Но…
- Все нормально, я же сказал, - он даже улыбнуться попробовал, надо же. Почти получилось. -  Не будем об этом говорить, Эркки.
- Э-э… почему? – не понял  хозяин. – Так дорого? Может, я посмотрю?
- Что посмотришь?
- Ну, я, конечно, не истинный целитель, но немного помочь могу, - загудел здоровяк. – Сейчас только проникнусь немного, напитаюсь, а то обстановка не очень подходящая, и вообще.
  И пока мы соображали, что все это значит, наш необычный хозяин уже выволок из-под нар какой-то квадратный металлический тазик почти в метр длиной, плюхнул его на подстеленную мокрую тряпку, влез в печку и выгреб оттуда семь-восемь совков угольков. Угли сердито зашипели, меняя место дислокации, но не погасли, а после того как Эркки присыпал их каким-то порошком из своего мешка, и вовсе вспыхнули заново… Малиново-золотистое пламя окутало противень, и воздух над ним дрожал и слоился, и стлался по комнатке странный дымок с ароматом размятого в руках можжевельника…
- Вот и правильно, - выдохнул Эркки, прицельно озирая результаты своих трудов. И зачем-то стал раздеваться… Снял верхние штаны, накидку, рукава шнурками подобрал… – Слава, подойди поближе? То есть… э-э… подкати. И сними рубашку.
- Зачем? – одними губами спросил Славка.
- Все будет правильно, - бодро пообещал полоумный кандидат в стриптизеры. И не дожидаясь, пока тот и в самом деле подкатит, шагнул вперед. На угли! Босиком… 
 
  Мы ох… охр… обалдели. Ахнула, схватившись за сердце, наша непробиваемая бабуля, синхронно заверещал на два голоса тандем «Яна-Штуша», и впечатлительный зверек, зажмурившись, быстро-быстро полез в свое любимое убежище – за нагрудник малявкиных джинсов. Политическое убежище нашел. Что сказал я сам, не помню, но явно что-то сказал, потому что бабуля потом не упустила случая поездить мне по ушам за нарушение моратория на употребление ненормативной лексики.
  Псих не слишком расстроился из-за нашей бурной рекции. По-моему, он ее вообще не заметил – секунду постояв на месте в облаке трескучих искр, этот огнефил ободряюще улыбнулся в нашу сторону и спокойненько пошел по уголькам.
  Шаг – тихий шепот в одну недлинную непонятную фразу – и снова шаг. И снова шепот, и те же слова, и сосредоточенное лицо, и взгляд потемневших глаз в одну невидимую точку…
  Шаг, шепот, шаг, шепот, застывшие за спиной, как у заключенного, руки, сведенные брови.
  Шаг, шаг, шаг, искры перестают сыпаться в стороны, они вьются в воздухе, собираясь в светящееся облачко, переливчатое, туманное, плывущее вверх, впитывающееся…
  Шаг. Последний. Фигура в золотистом тумане… Хрипловатый голос:
- Подойди, Слава. Ближе… Повернись спиной и ничего не бойся.
  Я бы, наверное, все-таки испугался. Мне не нравился этот человек и не нравится все незнакомое. Я не умею доверять и не хочу уметь. Я бы не стал подставлять спину человеку, которого знаю не больше суток.
  Славка посмел.
  Он придвинул кресло – как-то криво, точно руки не слушались. А может, правда не слушались. Придвинул и посмотрел Эркки в глаза. Ненадолго, на пару секунд. А потом развернулся и чуть наклонился вперед, подставив спину.
  Золотая ладонь легла между лопаток, проступавших через тонкую китайскую футболку. Дрогнула, пошла вниз, медленно-медленно… пока, вспыхнув, не прикипела чуть выше поясницы.
- Ах вот что… - прошелестел сухой шепот. – Не бойся, Слава. Не бойся… и не пытайся вырваться.
  И я зажмурился, когда Славка вскрикнул.
  Он вскрикнул и тут же замолк, и высокий бледный лоб сразу будто росинками усыпало. Когда я успел открыть глаза? Не помню…
Теперь они светились оба, будто в кино про магию, светились их глаза,волосы, полуоткрытые в мучительном вдохе Славкины губы,сыпала искрыми крепкая рука здоровяка с растопыренными пальцами,  а угольки – гасли. Быстро-быстро, будто кто-то выключал их от краев к центру.
- Блииииииииин… - выдохнул рядом восторженный голос. – Вот блин. Штуша, ты это видишь? Какая красота…
- Ричи-чи-чи! – неприязненно отозвались джинсы. Кажется, зверек не разделял восхищения подружки.
-Как в мультике «Красавица и Чудовище», - зачарованно промурлыкала малявка. – Только тут целоваться не будут.
- Яночка...
- Все, - Эркки, мокрый, как топившаяся в мойке мышь, кое-как отлепил руку от Славкиной спины и тряхнул, будто занемевшую. – Оххх…
- М-м… - эхом отозвался Славка, обмякая в кресле.
-Эй-эй!  Спокойней парень, тише,  – крепкие руки не дали ему упасть, прихватив за плечи.- Посиди пока тихонечко. А как мурашки отпустят, можешь пошевелить ногами. Пока только пошевелить, ясно? Вставать сможешь завтра. Только…
- Я смогу ходить?- черные глаза Славки подозрительно блестели. – Да?
- Сможешь. Только ненадолго, к сожалению. –здоровяк сожалеюще вздохнул. – Понимаешь
не целитель я по-настоящему. Чары временные на здоровье навести могу, но полностью излечить не мое, даже если я по огню весь день ступать буду. Прости.
  Я услышал, как наша боевая бабка шепотом произнесла то самое словечко, за которое вчера пилила меня, и мысленно согласился. Ага, оно самое.
- Но за восемь-десять дней я ручаюсь, - виновато бурчал здоровяк. – и боли уйдут… это же неплохо? И…
- Спасибо, - перебил Славка.
- Чего?
- Спасибо, - повторил тот. – Ты не представляешь, Эркки, ты понять не можешь, что для меня сделал… Хоть восемь дней…  Спасибо!
  По худому лицу поползло что-то блестящее, и я отвернулся. Смотреть было почему-то тяжело. За эти дни я как-то привык, что Славка как железный. Это я мог ругаться, шипеть, злобиться, фыркать и рычать. А он прямо какой-то железный мальчик, всегда застегнутый на все пуговицы. И не страшно ему, и не больно.
  Придурок. Да я, я, кто еще.
- Вот что, - наконец проговорил хозяин. – В Хайоки целители есть, и хорошие. У меня дом… конечно, он не самый роскошный, но уж никак не меньше этого. Если… словом, я приглашаю вас в гости. Что скажете?

  Конечно, мы сказали да. А что можно было сказать?
  Сегодня уходим, вот, просим удачи в дороге…
  И все-таки не нравится мне этот правильный тип.

  Олис Эркки.

  Боги есть! И они на моей стороне, в особенности Ульви-Ведающий-Удачей! Это он, покровительствующий торговцам, морякам и таким, как я, привел на мою дорогу чужан, чужан из-за Рубежной Грани. Живую драгоценность, если умеючи ею распорядиться.
  Сначала чужане в присмотренном мной укрытии не показались мне везением. Этот домик я присмотрел с давних пор. Он был одним из «приютов для магов-личинок», отстроенных Нойта-вельхо и прекрасно годился в убежище мне. Здесь можно почти без риска переждать, пока на меня не перестанут точить зубы. Такие укрытия обычно стоят в безлюдных и удаленных от жилья местах. Даже оставленные, они долго остаются пустыми, их обходят преступившие и побаиваются охотники. Все знают, что жилище, где жила хоть одна «личинка», опасно для любого вошедшего. Вельхо, связанные Зароками,  это одно, но юные вельхо, особенно в моменты разрывов личинок, порой творят такое, что надзиратели убрать не могут! И последствия этих сумасшедших выходок, так называемые «отпечатки», потом сохраняются очень долго, порой годами. А порой и… у одного из таких укрытий два столетия назад вырос целый городок. Приезжие селятся в домиках и шалашах, терпеливо ожидая, когда из-под развалин «укрытия» не побегут волшебные… мыши.  Поймаешь мышь – и станешь воплощением красоты, мечтой и счастьем любого мужчины, прекрасным чудом… пока с грызуном не расстанешься.  А что остается главным желанием подавляющего большинства женщин всех пяти царств? Правильно, желание выйти замуж. Вот и живут девицы в городке месяцами, глотают слезы, падают в обмороки, нанимают служителей богини Живе, чтобы полюбить хвостатых тварюшек всей душой, тренируются в ловле – лишь бы в решающий момент не растеряться, поймать и обрести заветное.
  Двести лет миновало, развалился домик и вырос город, а мышки все так же выскакивают из развалин.  Проделка «личинки» двухвековой давности, подшутившего над девочками своей Ступени.
  А в Аланте есть приют, вокруг которого уже восемьдесят восемь лет лежат летучие и обычные мыши, лягушки, уханты, змеи, птицы – засыпают все, кто пересечет некий порог доступности. И не просыпаются. Там же, только на юге – место, где вечно идет шепчущий снег. Днем и ночью, зимой и летом, и снаружи  «приюта», и внутри. А еще есть место хватающей темноты, дом бешеных птиц, распадок голодного песка, вечного хвоста… Поэтому в покинутые приюты и не суются умные. Суются дураки и те, кому нечего терять. Ну еще и такие, как я…
  И я прав!
  Мне очень повезло. Нет, это не Поднятые, как мне сначала показалось, и не ставленные – хотя у них и правда было сразу два имени, а у старухи даже три. Но у чужан имена ничего не значат. Они легко приняли мое второе имя, будто у такого, как я, их может быть больше одного. Поверили, что я хозяин приюта. У них совсем нет оберегов, даже слабеньких, в две-три искры. И наивные, всему верятт. Повезло….
   Интересные там обычаи, за Рубежной Гранью. По именам ничего не поймешь, одежда ничего не значит, и украшения информации не несут. Как они разбираются, кто равен, а кто выше? Будет возможность – расспрошу.
  Сейчас главное – выманить их отсюда. Прибрать к рукам…
  Даже старейшая не будет бесполезной. На одних ее знаниях о мире из-за Рубежа можно кое-что заработать. С девчонкой сложнее, слишком мала, но по крайней мере, один талант у нее есть. Поладить с меуром непросто, тем более, за столь малый срок. Конечно, дело может быть в «отпечатке» живших тут «личинок». Может быть, зверек измененный и привяжется к любому… но не об этом я буду думать и не об этой.
  Другая добыча кружит голову.
  Латент…
  Какое это сокровище – живой, несвязанный обетами, твой собственный латент! Жаль, я так и не понял, кто именно из этих двоих. Контакт с чешуей у наблюдается у обоих, но сам контакт еще ни о чем не говорит. Полное чтение аур мне не по силам, а поверхностное дает слишком большую погрешность. Проверку на камнях прошел только младший, зато у старшего, если я все правильно помню, почти классическое свечение. Два латента?
  Невозможно. Это слишком хорошо, чтобы сбыться не во сне, а в жизни.
  Даже если только один, только с одного… мне хватит рассчитаться и уехать туда, где меня никто не знает. В спокойную Арсию или даже в жаркий Мирхо.  А если оба?
  Главное – не спугнуть их. Младший мне доверяет, это увечье сделало его уязвимым, а исцеление – благодарным. Он не уйдет, если я сам не ошибусь. А старший – недоверчивый волчонок.  На слово не полагается, все на зуб пробует, огрызается.  Каждое слово мое взвешивает. По счастью, и у него есть слабости. Он жаден и он страшится своего будущего. Если правильно рассказать о трудностях жизни и выказать себя великодушным покровителем… И ни в коем случае не выказывать свой интерес к нему! Нет, волчонок, я буду говорить с вашей старейшей, выказывая ей уважение, я буду снисходительно внимать малышке, вздыхая о своей «совсем такой же» дочери, и помогать младшему заботиться о них. А тебе достанется лишь немного внимания, пока ты не почувствуешь себя в безопасности…
  Не оставь меня своими милостями, Ульви-Ведающий-Удачей. Обещаю, если мне удастся сладить с этой добычей, я найму десять… нет, двадцать молельщиков, которые будут славить твое имя в гимнах целую луну.

Отредактировано Елена Белова (12-01-2014 21:39:59)

+6


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!