Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!


Ах ты... дракон!

Сообщений 671 страница 680 из 854

671

Елена Белова написал(а):

Часы Славка в мастерских драконов делал.

Рептилия в белом халате с монокуляром на лбу пыхтит над столиком... Я то же хочу туда на экскурсию!
Лучше всего у них должна получатся пайка и ковка ювелирки.

+1

672

Anars, у них владение металлами на суперуровне.

0

673

.... а также механикой и астрономией.
Скорее проду, хочу на экскурсию попасть. Аж кюшать не могу. Я не ржу, просто любопытство грызёт.

0

674

Оп-пять ребята во что-то влипли!!! Бабушки на них нет! Или Иосифа Виссарионовича! *что-то ворчливо пыхтит, зажевывая конфеткой*

0

675

Будет печально если это лжедраконоверы, а так будет нечаянная радость  http://read.amahrov.ru/smile/girl_smile.gif

+1

676

Ну, от настоящих сектантов то же может не хило перепасть. Пришельцы окажутся не правильными драконами и, ради сохранения догматов, их попытаются транклюкировать.

+1

677

Ловите продку, не успеваю на коменты отвечать, гости...

  Славка не любил, когда шепчутся.
  Когда ему было четыре, в их веселой дружной семье взрослые вдруг стали шептаться,  а потом бабушка «уехала далеко-далеко», и в следующий раз он увидел ее лицо только на могильном памятнике…  Связи Славка тогда не ощутил, но подсознательно запомнил. И, услышав год спустя шепот, насторожился и стал слушать. Конечно, малышу было непонятно, что такое «пресс налоговых» и «возможно, это подготовка к рейдерскому захвату» и «вышел бы ты из состава акционеров, пока не поздно». Но когда папа после этого шептанья вдруг «заболел» и оказался в больнице «с огнестрелом», он не просто выучил новые слова. Он понял, что на свете есть не только хорошее, но и плохое, и страшное. И в его памяти это страшное навсегда осталось связано с шепотом. Став старше, Славка, конечно, осознал, что дело не в понижении голоса, просто родители таким образом старались  беречь  сына от взрослых бед. Он даже учебник психологии читал и уяснил, что да, родители были правы, и у них получилось не пустить в его жизнь фобии, панические атаки и прочие отклонения, которые часто берут начало в детских страхах.
  Но все равно: стоило кому-то рядом начать шептаться – и по затылку словно проводило невидимой ледышкой, а глаза сами собой щурились, выискивая незаметную пока угрозу.
  Сейчас он очнулся именно от этого.
  Рядом кто-то шептал…
  Привычная ледышка прокатилась по затылку от линии волос до спины, прояснив сонный еще разум… и юноша замер, поняв, что открыть глаза не может. Не может открыть взглянуть, не может шевельнуть рукой, и похоже вот это, на запястье и на ногах, у щиколоток – веревки.
  Ледышка стала сугробом, снежной лавиной, в который провалилось сердце. Провалилось и бешено трепыхалось там, пока хозяин торопливо тащил из памяти последние воспоминания…
  Драконы, Старшие и просящий рык: «Только осторожней. Только вернитесь…». Торговый рейд. Горы. Эпопея с пуговицами, первый отправленный обоз, дорога… поворот на поселок, встреченная похоронная процессия, внимательный взгляд «друга», вкус незнакомого хмельного напитка на губах… Потом фигура дракона на скале – и темнота.
   Ловушка. Это была ловушка? Недаром так вызывающе размещена фигура дракона на придорожной скале. Расчет на то, что свои, предупрежденные, пройдут мимо, верующие пройдут мимо… а любопытные и неосторожные полезут смотреть. И ведь полезли же.
  Ловушка.
  Похоже, они влетели в нее с размаху, и даже Максово чутье не помогло.
  Но чья? Кто связывает пленных - так? Руки заведены за спину и связаны в запястьях, причем кисти дополнительно чем-то не то обернуты, не то обвязаны. Пальцы едва двигаются, как в очень жестких кожаных варежках. Боль есть, но несильная, и онемения нет, но высвободиться не получится… Ноги связаны слабее – просто чтобы не дать подняться. А вот руки – серьезно. И повязка на глазах. Мягкая, но плотная…
  Обороту, если что, не помешает, но оборот – последнее средство. Не стоит выдавать свой драконий облик, их и так считают… а кем, кстати, считают? Кого так важно лишить способности видеть и двигать руками, но при этом не блокировать речь и слух?
  Вельхо.
  Именно они опасны своими Знаками… и возможностью отбиваться, задействуя  боевые узоры.
  Их сочли магами? Похоже, что так… Посчитали за вельхо и постарались блокировать возможность коснуться знаков даже на ощупь.
  И что с… стоп.
  Шепот!
  Этот шепот, что заставил его очнуться, тихий, едва слышный сердитый шепот…
  Это же…
  Славка вслушался. Знакомый  голос, сейчас искаженный шипением и высокими частотами, сердито костерил горы, горные дороги, тропы, а, главное, горных козлов, здесь обитающих, и особенно их упертые козлиные мозги, толкающие хозяев на сооружение тупых ловушек! Чтоб они горели! И скалы с драконами, и резвый покойничек, так его и растак! И его, Макса Воробья, персональная безмозглость, не позволившая учуять такую примитивную подставу!
  И, несмотря на адреналин, на неизвестность и собственную беспомощность Славка на миг, на какой-то крохотный  кусочек времени, позволил себе улыбнуться. Если Макс ругается, значит, он не считает ситуацию безнадежной. Вот если бы Макс молчал вмертвую, как тогда, в горах, уже замерзнув практически до обморожения, или вдруг  пускался в откровенность – вот тогда да, тогда впору бить в набат и кричать SOS. А так… ничего особенного. Шипя и осыпая нехорошими словами некстати попавшееся на пути препятствие, его шебутной напарник как бы настраивал себя на боевой лад.
  Воробей…
- Как же меня достал этот придурочный мир…  - с внезапной тоской вдруг тихо проговорил Макс. – Устал… черт, устал уже…
  И несколько сорванных, запаленных выдохов, почему заставивших Славку порадоваться, что напарника своего он не видит. Так тяжело, вымотанно дышат после чего-то по-настоящему напряженного. Чего-то… кросса с нагрузкой. Сотки отжиманий. Чего? Но больше откровений не последовало. Примерно минута тишины, потом что-то зашуршало – тихо, почти неслышно. И стихло.
   Славка подождал с вопросами – вряд ли скрытник-Макс обрадуется, что его подслушали – и уже более энергично заворочался на месте, делая вид, что только что начал приходить в себя.
- Славка? – почти сразу послышался напряженный вопрос.
- Да… Макс? Черт, где мы? Ничего не вижу…
- Наконец-то! Вы с Терхо тут уже часа два изображаете спящих красавиц!
- И он тут?
- Ага… если я ничего не путаю, то он где-то справа. Облился своими духами на основе морской розы, блин, на всю камеру несет. Дорвался…
  Морской розы? То есть по запаху?
-  Ты тоже не видишь?
- Повязка. Самому не снять. Ты как, цел?
- Вроде да. Голова только гудит. А ты?
- Как с похмелья средней тяжести. Чтоб им в том компоте утопиться.
- А что за камера?
- А я знаю? Каменная – стены и пол ощутимо холодные. В длину метра четыре, в ширину чуть больше трех. Сено есть. Удобства в виде дыры в полу есть. Нар и чего-то такого нет, и помолчав, неохотно добавил. – Двери нет…
  Тишина сразу стала на порядок мрачнее.
- А как ты с повязкой?..
- Эмпирическим методом, - съязвил напарник. – Ножками, ножками…
  То есть пока они с Терхо спали, упорный Макс исползал всю камеру, исследуя, куда они опять влипли? И опознал напарников по запаху… Славке на миг стало остро интересно, чем это он таким опознаваемым пахнет, но он разумно решил отложить этот конкретный вопрос на потом. Сначала стоит определиться с местоположением, самочувствием и планами на будущее. И в самую первую очередь – с повязкой… если нельзя снять себе самому (а ведь нельзя, Макс бы даром не говорил), то может, попробовать вариант «помощь друга»?
  Но Макс, похоже, наряду с остальным освоил и чтение мыслей.
  Шорох. Ветерок у лица. Тихий-тихий шепот:
- Но я не против и глазами поглядеть… Ты как? Поможешь с повязкой? Самому не снять.
- Спрашиваешь!
  После пяти минут взаимных подползаний и  нащупываний лиц, трех попыток уцепить зубами край повязки (не ухо напарника и не его же волосы, а именно повязку) и несимпатичного, но яркого фейерверка, когда голова Макса эффектно въехала Славке в челюсть, напарники замерли, боясь шевельнуться. Славка, на боку, с напряженно изогнутой шеей и куском холстины в зубах и Макс, придавивший ему плечо  и бок. Как это выглядело со стороны – парням не хотелось даже представлять. И несказанно радовало отсутствие в этом мире камер наблюдения. Хвала богам хоть за эту милость…
- Ну че, тянешь? А то я себя уже мягкой игрушкой у малыша чувствую.
- Нашелся мягкий… кости отовсюду торчат, как у скелета!
- …обслюнявленной… - безжалостно закончил Макс.
  Славка не расхохотался только потому, что побоялся упустить с таким трудом найденный и ухваченный край повязки. Сдавленно хрюкнув, он вцепился покрепче и, игнорируя сдавленное шипение напарника (несколько волос таки попали в захват!), потянул ткань в сторону…
  Да будет свет.
  Самому Славке свет явился спустя пять-шесть минут, исполненных мата и трудового рвения напарника. И был сравнительно безрадостным, поскольку осветил достаточно крепкие стены без единого намека на окна и, увы, достаточно прочные ремни. Даже дверь, все-таки присутствовавшая в их камере, радости не принесла, поскольку была приподнята над полом примерно на метр (при полном отсутствии лестницы) и замка на обозрение не предъявляла. То есть, скорей всего, была закрыта на наружный засов. Еще меньше порадовал потолок. Ни досок, ни соломы, ни дранки – прочный камень, как и стены. Выбраться проблематично даже дракону…
  От обозрения стен внимательные глаза пропутешествовали взглядом к закрепленной на стене светящейся «чешуйке», потом – на безмятежно дрыхнувшего Терхо и, наконец, на ремнях, прочно перевивших ноги и руки…
- Всю жизнь мечтал быть боевым хомячком… - мрачно процедил Макс. – Давай руки, что ли…

  Жемчужный. Южный остров в теплом море.

  Остров был крупный. На нем спокойно умещалось и несколько гор, старых и поросших буйными местными лесами, и просторные долины, и два озера (третье, маленькое, тоже было, но в такой лесной гуще, что увидеть его можно было только сверху), и прибрежные скалы, поросшие съедобными ракушками и нежно-зелеными водорослями, и пляжи с золотым песком.
  Прямо-таки сад Пяти на земле.
  Однако моряки, корабли которых изредка заносило к здешнему архипелагу, приветливый остров избегали так, словно там жили легендарные гнилокогти, мифические существа, которые, по преданиям бабок-дедов, разносили по земле моровые болезни. Моряки старались в эти воды не заплывать вообще, но если несчастливая судьба заносила их в Пенный архипелаг, предпочитали высаживаться за водой и припасами на два других островка. Они, хоть были и поменьше, и на подходах к ним из воды торчало куда как побольше негостеприимных скал-рифов, однако жутких слухов про них не ходило. И если уж команда высаживалась на берег, не напоровшись на риф, то, она, как правило, возвращалась на корабль живой и в полном составе.
  А вот Жемчужный этим похвастать не мог.
  С него не возвращались.
  Вообще.
  Бывало, и не раз, что к острову приплывал не один корабль. Но даже это ничего не меняло. Стоило людям высадиться, над приветливыми прохладными лесами и гладкой водой залива начинал подниматься невесть откуда взявшийся туман. Тогда на острове могло послышаться несколько криков. Иногда – треск ломающегося дерева и грохот… А потом, когда туман исчезал, оставшиеся корабли спешно поднимали якоря и уходили прочь, добавляя в копилку жутких легенд свою историю.
  И все-таки на проклятом уже не одним поколением моряков острове кто-то жил.
  Этот странный дом с белыми куполами нельзя было увидеть с воды – мешали скалы. Впрочем, даже те, кто увидели бы и дом, и окно, открытое теплому ветру и затянутое непонятной золотистой сеткой, не поняли бы назначения довольно многих предметов.
  Для чего в просторном зале белое сооружение, похожее на увеличенные в несколько десятков раз и соединенные домики улиток? Почему на входе в каждую комнату обязательно висит серый диск, словно нарезанный на четыре дольки? Почему вместо удобных чешуек-светильников на потолках и стенах закреплены длинные голубоватые прямоугольники?
  И с кем говорит человек в ярко-желтой одежде, если он в комнате один? Ведь не считать же его собеседником золотисто-белую коробочку, которую он держит в руке? Хотя… она, кажется, ему отвечает.
- …сведений нет.
- Как это – сведений нет?! Кто, по-вашему, должен был эти сведения добывать?! Я?! Почему нет данных с точки номер пять?
- У нас не было приказа входить в город.
- Приказ? Приказ?! А на то, чтобы застегнуть брюки утром, вам тоже должен поступать приказ?! А на то, чтобы сожрать за ужином дополнительную порцию, как вы это делаете каждый вечер?! Вы совсем обленились, анкул! Мне поставить вопрос о вашем переводе домой?
   После короткой паузы коробочка горячо забормотала:
- Нет… с почтением прошу: нет, хост. Я исправлю недочеты в работе…
- Тьфу. Исправите? Исправляйте, только побыстрее. Какие сведения от нашего контакта из столицы?
- Э-э… хост… его лейсольды… наемники… тоже не вернулись. Новых объектов пока не…
  Коробочка полетела в стену. Брызнули осколки.

  Поселок Рейиккен. Славка.

- Ну вот. Когда драконы вдруг сошли с ума, то сошли не все. Сначала это были только молодые. Старшие вроде как ловили их и пытались вылечить – так они говорили. Потом что-то у них тоже случилось. Огонь был долгий, гром и пепел. Пропали, мол, они на какое-то время. Потом вернулись, стали разносить по городам и поселкам цветы да семена. Растут вроде как в любое время года, запах их в разум драконов приводит… на краткое время, однако дракон, какой бы безумный не был, успеет от людей отлететь и буйствовать станет уже в месте безлюдном. А потом, мол, все наладится. А как – не понять. Армо рассказывал, что по их Книге драконы тогда уже плохо говорили, тяжко понять было. А вскорости и вовсе онемели.
- Армо – это…
- Ну тот парень-личинка, с которым мы в одном Приюте жили, помнишь, я рассказывал? Он из драконоловов был. У них, мол, хранятся предания о старых временах. Если он не врал…
  Растормошенный напарниками Терхо сначала впал в панику, оказавшись в камере. Причем кого именно он больше боится видеть в роли похитителей путников:  драконоловов, вельхо или драконоверов -  напарникам добиться не удалось. По версии Терхо, все были хороши. Ловчие шкуру спустят, добиваясь, где драконы, драконоверы прибьют по-тихому и скажут, что знать ничего не знают, ну а вельхо запихнут в подвалы до конца жизни.
  Про драконоверов ему тактично не поверили. И он пустился снова пересказывать о них все, что знает. И не знает, тоже. Дошло и до историй, рассказанных похищенным у сектантом магом-личинкой.
- Ага, - вступил в разговор эксперт по вранью – Макс. – Если бы он врал, цветов бы не было вообще. К тому же они реально успокаивают. Интересно, если тут так боятся драконов, то почему не сажали их везде, где можно и нельзя?
- А тогда за людей вступились боги. И сажать стало не надо.
- Это тоже твой приятель сказал?
- Он не приятель! Он сбежал!
- Сбежал? – Славка подобрался. Что-то в этой истории было… - Разве из вельхо можно сбежать? Ты не говорил.
- Ну вроде как нельзя… но ему почему-то не дали подорожника на место, и он обиделся. Расстроился. И пропал ночью.
- Сначала не дали должности… медленно проговорил Макс. – А что, всем дают?
- На церемонии? Ну да.
- Не дали должности… а потом он пропал. А скажи-ка мне, друг Терхо… а из кого состоят эти ваши Подвалы? И есть ли список, кто там сидит и за что? Вы вообще в курсе  про это?
  В желтом свете чешуйки лицо Терхо медленно стало белым.
- Я никогда… я не знаю… вы думаете?
- Лично я – думаю, - Макс снова откинулся на солому. – Очень удобно иметь место, куда ты можешь сплавить тех, кто опасен власть имущим. Место, про которое никто не спросит и куда никто по доброй воле не полезет.
- А мне вот интересно другое. Что за боги вступились за людей? И как это проявилось? Терхо, не спи.
  Вельхо с усилием отвлекся от исказившейся картины мира.
- А? А-а… ну… в разных концах мира появились посланцы богов. И стали убивать драконов и ловить.
- Как интересно. То есть сами боги явиться не соизволили? Макс, тебе эти божьи посланники никого не напоминают? Из нашей истории? Кортес и ацтеки, которые посчитали его богом. Святые отцы…
- Сказал бы я тебе, кого мне это еще напоминает, - скривился Воробей. – Желающих урвать себе кусочек на чьих-то проблемах. Прям плюнуть некуда – обязательно кто-то стоит и с благостным видом провозглашает, как сильно он желает тебе помочь. Только отдай ему все что имеешь и залезь в долги до конца жизни. Всего лишь! Интересно, кто же тут так хорошо наварился, а? Ап! И у драконов проблемы. Ап! Проблемы у людей! Ап! И как по волшебству являются посланники богов – все в белом – и все это решают. И наверняка до конца жизни в шоколаде! Блин, еще драконов бы спросить – они-то это «Время Безумия» как видели?
  Он перевернулся на живот и уставился в стенку. Так, словно росший на стенке мох – самое интересное на свете зрелище.
- Макс… Слав… вы что такое говорите? – голос у мага был тихий-тихий. – Разве так может быть?
  Воробей задумчиво пробормотал:
- И пришли они, и спросили: кто из нас истинный посланник бога? И услышали в ответ: а я никого не посылал…
  Терхо непонимающе переводил взгляд с одного на другого.
- Это из ваших божьих заповедей?
- Это анекдот, - вздохнул Макс. – Блин, мы-то как нарвались… Где сейчас эти ваши божьи посланцы?
- Ушли.
- Просто так ушли? – уточнил Славка. – Или оставили после себя что-то?
- Законы…
  Напарники скривились, как от зубной боли.
- Ну конечно… а заодно приборчики, которые сюда срабатывают.
- К нам, между прочим, тоже. Слав, а оцени юмор, а? Мы от одних «желающих помочь» попали сюда, где они тоже неслабо порезвились. Интересно, сколько их всего?! И сколько они уже подмяли?
- Кнопок было девять основных и пять вспомогательных. Комбинаций море.
- Супер! – Макс подбил рукой солому и снова с размаху рухнул на это колкое ложе. – Магов не хватает.
Терхо, кажется, перестал понимать нас совершенно:
- Где не хватает? – кротко спросил он.
- Тут! – рявкнул Воробей. – Люди! Драконы! Бандиты! И у всех одно общее: все они нас ловят и запихивают в подвал. Тебе не смешно?
- Ну…
- Драконы?  - донеслось от двери. – Вы с ними… вы… ну здравствуйте, остай покупатель… сберегли монеты от разбойников?
  Макс приподнялся на локте.
- И вам доброго дня, почтенный… - медленно проговорил он. – Вы вроде говорили, что все решаете миром?

Отредактировано Елена Белова (19-07-2016 15:56:09)

+9

678

тут ешшо и инопланетяне какие то трутся  http://read.amahrov.ru/smile/shok.gif

+1

679

Елена Белова написал(а):

Место, про которое никто не спросит и уда никто по доброй воле не полезет.

+1

680

Елена Белова написал(а):

словно там жили легендарные гнилокогти, мифические существа, по преданиям бабок-дедов, разносили по земле моровые болезни.


Предложение не сопрягается.
Или "разносившие", или "которые по преданиям ... разносили"

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!