Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!


Ах ты... дракон!

Сообщений 681 страница 690 из 854

681

Anars
Ну а то! Те самые недофонарики должны же были откуда-то взяться?
Wild Cat, спасибо! Все исправлю сейчас.

0

682

Они знакомы? Славка почувствовал, как замер рядом Терхо Этку.
Они знакомы…
В отличие от Макса, Славка с закрытым псевдорелигиозным обществом, именуемым сектантами-драконоловами, знаком не был – то есть в реале с его представителями не встречался. Но, пока Макс в драконьих пещерах лечился, хулиганил и «учил молодых драконов плохому», Славка занимался сбором данных. И довольно успешно. На настоящий момент у него имелась и карта Уровней пещер (полная двух Верхнего и Среднего и пока фрагментарная – третьего, нижнего, самого секретного), и доступ в драконьи «мастерские». И более-менее подробная раскладка по драконьим Стаям. И поверхностное пока знание драконьей версии здешней довольно своеобразной истории. И, разумеется, сведения обо всех более-менее значимых слоях социума…
  В том числе и о драконоверах. Особенно о драконоверах. Первоначально, сразу после  так называемых Времен Безумия, это было объединение довольно разнородных группировок. Сюда вошли  немногие уцелевшие представители прежних конфессий, довольно много ученых и специалистов, непосредственно связанных с драконами и потому имеющих о них точные знания, не поддавшиеся коррекции вследствие общего психоза. Присоединилось к ним и некоторое количество (весьма небольшое) магов – в основном книжников-историков, ведь кому как не им было знать, откуда к людям здешнего мира пришла магия! Публика из прежних «властных структур», оставшись после перемен не у дел, тоже пополнила сообщество. И, наконец, костяк драконоверов и основную часть составили обитатели предгорий и других земель близ драконьих территорий – сел, небольших городков, селений и поселков. Ревнители и хранители традиций, они с опаской и подозрением встречали любые изменения. Они спокойно внешне встречали и провожали возносящих молитвы новым богам – но при этом никаких молитварей на их землях почему-то не возникало. Они не выходили с протестами, но преследуемые властями беглецы-сектанты почти всегда бесследно растворялись на местных просторах…. Они исправно платили увеличившиеся налоги, не забывая при этом немного поворчать, и слушали приказы новых властей. Но стоило Поднятому или Возвышенному всерьез наступить им на больную мозоль – и в поселке-городке по непонятным причинам вспыхивал пожар (или обвал, или иное бедствие), и чересчур активному представителю власти приходилось направлять излишек сил на восстановление жилища. А особо непонятливым – переезжать (в трудных случаях после второго… или третьего стихийного бедствия).
   Преследования властей и непонимание общества постепенно сплотили эти разнородные и разноуровневые группировки в монолитную массу, и теперь драконоверы и впрямь походили на сектантов. С довольно жестко выраженной нетерпимостью к внешнему миру и тягой к самоизоляции от него, с неукоснительным следованием к унаследованным традициям и обычаям и к восприятию любого нового человека через призму «свой-чужой». И Максу с Терхо правда повезло тогда, в городе, что глава города после своего опознания в качестве скрытого драконовера их отпустил… и не просто отпустил, а еще и припасами снабдил…
  События могли пойти по совсем иному, куда более печальному для незваных гостей финалу.
  Драконы с этим сообществом контактировали, но ограниченно.
  Сначала годы безумия и нападения людей вынудили Крылатых замкнуться в уцелевших убежищах и пытаться сберечь то немногое, что удалось спасти. Потом – когда неведомая болезнь, мутившая рассудок, отступила и драконы смогли вылететь из Убежища, не рискуя причинить людям вред - мир уже изменился. Драконов встретили ловушки, камнеметы и человеческая ненависть. И снова пришлось выживать… 

- Мы пытались приходить в человечьем облике… - рассказывал Старший, - сначала нам должно было знать, что творится в мире и нет ли новых угроз.
- Вы так и не узнали причины болезни?
- Нет. Слишком внезапно все началось и слишком обширны области поражения. Если бы действительно затронуло только молодежь, мы еще могли попытаться… но распространилось почти на всех, и на Познающих тоже. И на людей. Сохранились даже некоторые обрывочные записи о беспричинных нападениях животных:  друг на друга, на тех же людей. Они, правда, помнят только о безумных драконах…
- Познающие – это ученые?
- Познающие мир и его законы? Должно быть, так. По ним ударило больнее всего – ведь Познающие сильнее других открыты миру и оттого острее ощущают перемены. Особенно те, кто был настроен на живых. А тогда… тогда невыносимо было слышать и видеть, невозможно говорить и переносить мысли. Сбилась сама система восприятие-общение, мы с трудом понимали друг друга – даже здоровые. Будто само солнце стало лить лучи иначе. А они пытались найти причины и открывались… Когда все кончилось, некому уже было понять, что произошло. Познающих не осталось. Все, кто у нас сейчас есть – ученики. Недоучки. Они могут быть сильны и талантливы, но знаний у них недостаточно.
- А вы? Старшие?
- Наши знания и умения ограниченны. Мы были частью... – и без того прерывистая нить повествования прерывается, вместо понятных слов звучит несколько рыков…  и гребень Старшего досадливо вздрагивает. Он пытается подобрать слова – и устало опускает веки, когда это не получается. - Теперь есть только мы сами. Трудно это, да.
  Но сейчас  мы переносим мысли не о том. Я боюсь отпускать вас, Славхка. Иногда нужно отпустить, чтобы не потерять и не сломать, а Махс не может быть в узах власти… но страх велик. Он не любит слушать старших, и я прошу тебя. Сначала мы пытались – и сейчас пытаемся – отслеживать изменения в отражении, чтобы поддерживать хоть какое-то равновесие. Потом – добыть еды. И сейчас двенадцать наших живут среди людей… хотя нет. Уже одиннадцать.
- Что?
-  Именно среди людей мы потеряли самое большое число из своих.
- Потому что вам нельзя долго в человечьем виде? Сферы слабеют?
- Потому что нас убивают. Мы искали тех, кто верил нам раньше…  драконоверов… мы пытались сами. Результат один. Никто не может прожить среди людей дольше нескольких лет. Наших питомцев отыскивают или выдают. Они возвращаются или пропадают навсегда. Будьте очень осторожны, Слава. Будьте очень осторожны…

Не доверяйте людям.

  Славка не шевельнулся, но почувствовал, как от головы вниз по позвоночнику побежали знакомые жаркие искры – подготовка драконьей сферы к активации. Терхо подобрался рядом, и, кажется, успел приподнять один рукав – тревожно блеснуло золото Знаков…
  К сожалению, предполагаемые драконоверы тоже слепыми не были.
- Теттава  Асхат, они  не связаны!
- Теттава Асхат, берегитесь!
-  Не двигаться, вы!
   Но Асхат – мужчина лет сорока пяти с цепким взглядом черных глаз – оборвал гомон одним движением. Он прошелся глазами по Славке (не взгляд – наждак!), скользнул по Терхо, вцепившемуся в свое запястье, и снова прикипел к Максу. И, наконец, ответил… и заметно похолодевшим тоном.
- Миром? Обычно да. А вы все-таки вернулись. Надо же, а я вам тогда почти поверил. Вы были очень убедительны, «жертва разбойников».
- Вы, предположим, тоже не отставали…
- Макс, не нарывайся, - попросил Славка еле слышно. Он не знал, с чего возможного сектанта вдруг пристигла такая перемена настроения и почему его интонация сейчас – злая колкая вежливость, граничащая с оскорблением. Но атмосфера в каменном подвале разом сгустилась, а Макс и до этого был не в лучшем настроении. Сейчас же он и вовсе смотрел исподлобья, но не двигался, как настороженный перед мышиной норкой кот. Был бы у Макса хвост – бил бы по полу… Его сферу Славка чуял намного слабее, но было ясно, что второй облик у напарника тоже наготове.
  А ведь прежде чем разносить тут все по кирпичику, стоит убедиться, что это действительно враги.
  Увы, времени на убеждение ему никто предоставлять не собирался.
- Значит, зеркала в каждом доме? – непонятно проговорил мужчина, глядя на Макса. Будто предлагая посмеяться над какой-то общей шуткой.
- И не только, - Воробей отзеркалил его тон, как шпагу отбил.
- Неожиданно… Обычно налетчики, решившие пограбить проклятых сектантов, приходят в несколько большем количестве. Тем более сподобившиеся прихватить мага.
- Может, это потому, что мы не налетчики?
- Нет? Что ж, я готов поверить… кто же вы, пришедшие в наш поселок? Торговцы? Маловато товара. Мирные путешественники?  А вельхо пригласили так, для безопасности? Или… ах да, вы, кажется, сказали, что были в плену у драконов. Вы героически от них спаслись и теперь добираетесь домой?
   За такой тон в старину вызывали на дуэль.
- А хозяева не хотят представиться первыми? Показать, так сказать, хороший пример? – Славка вломился в разговор, перехватывая инициативу, пока собеседники не договорились до драки. Он вежливо улыбался, но смотрел вовсе не в лицо собеседнику. Во-первых, раз так, то будем взаимно невежливы, во-вторых, ему очень не нравились молодые люди за спиной «мирного человека», а точнее, предметы, которые те сжимали в руках. Удлиненные, с непонятным утолщением на конце. Оружие? Похоже, ситуацию спасти не удастся, и вместо союзников напарники обзаведутся еще парой-тройкой врагов… – А то я, к примеру, сомневаюсь, что вы те самые сектанты. Ваше гостеприимство, по правде сказать, весьма похоже на радушную встречу вельхо. Подвалы, например…
  Провокация удалась. Отчасти. Парни у двери полыхнули возмущением:
- Наглец! Сравнить с этими… нас!
- Тварь мажья!
- Да за такие слова…
  Не вельхо… и вряд ли Ловчие. Драконоверы? Все-таки драконоверы?
  Краем глаза Славка увидел, как Макс досадливо нахмурился. Поломал ему какую-то комбинацию?  Извинюсь потом… если будем живы. Терхо бы только не забыл, кому под крыло нырять… а то обломков будет…
- И кто из нас нарывается? – одними губами прошептал Макс, пока его собеседник унимал пышущую негодованием молодежь. - Терхо, ты, если что, помнишь, куда прыгать?
-А? А-а… ага… - маг с трудом отвел глаза от сектантов. Лицо у него по-прежнему было пепельным.
  Нет, это никуда не годится. Если… то есть когда… им удастся выбраться, Славке обязательно стоит пообщаться с магом на предмет поведения в критических ситуациях. А то драконоверов он боится больше, чем драконов. Безобразие!
- Асхат. Глава общины драконоверов поселка Рейиккен.
- Ага, - Воробей не собирался менять взятый раньше курс на обострение. – И как нам убедиться, что это правда?
- Вы привели с собой вельхо и сейчас имеете наглость…
- А это не вельхо, - хамски перебил Макс. – Это ваш собрат по вере. Ну, если вы действительно драконовер.
- Чего?!
- Он?
- Я?
- Макс!
- Тихо!
- Но теттава Асхат….
- Я сказал – тихо! Это не лучший способ переговоров, юноша…
- А я не веду переговоров с теми, кто меня опаивает и запихивает в подвал связанным! – прошипел Макс. – Итак, мы представляемся, да? Это Терхо Этку, маг и с недавних пор – верующий в говорящих драконов. Так ведь, Терхо Этку?
- Что?
- Драконы говорят?
- Ну да… а почему…
- Убедились?  Настоящий "приверженец четырех стихий и их олицетворения в драконах". Пополнение вашей общины, - он говорил насмешливо-дурашливо, но отчего-то в камере росла и росла тишина…
- И давно он уверовал? – почти кротко осведомился глава общины.
- А как с драконами познакомился. Понял, что всю жизнь верил неправильно и прозрел. И ныне шествует по долинам и это… как это… горним высям, делясь обретенной мудростью. Жаждет обратить побольше неофитов.
- Во нахал… - почти с восторгом прошептал парень у двери.
  Выдержка у почтенного Асхата была что надо. Вежливая маска на лице дрогнула лишь на миг – когда щека дернулась. И голос почти не изменился:
- Похвальное стремление… а вы, стало быть, те самые неофиты?
- Неа. Мы драконы.
  Тишина стала абсолютной. И в этой тишине парень зло улыбнулся:
- И теперь вы можете верить… или не верить… господа драконоверы.
- И если мы не поверим?
- Улетим, - Славка счел своим долгом вмешаться. -  А вы можете верить дальше… если сможете.
  Драконовер смотрел на них довольно долго… как вначале.
- Ну что же… - проговорил он наконец. – Тогда прошу вас войти в мой дом… Крылатые.
 
 
 
              Город, который собираются переименовать в Вельхоград.

  Вообще-то в лечебные покои кавалеры к дамам не допускались.  Здесь царили строгие понятия о нравственности. И уж тем более не допускались нарушения покоя и тишины, совершенно необходимые, по мнению лекарей, для исцеления болящих и раненых. А представить, что в эту обитель покоя, нравственности и лечения будет когда-то допущено животное… еще луну назад это было бы абсолютно невозможно, кого ни спроси.
  Тем не менее сейчас «кавалер маленькой дамы», пушистый меур-двухлетка злостно нарушал все установленные в лечебных покоях порядки, а лекари не только при этом присутствовали, но и всецело одобряли его поведение, выражая свое мнение хлопаньем в ладони и подбадривающими (о ужас!) криками.
- Бабушка! Бабушка, смотри, как у Штуши получается!
  У Штуши и в самом деле получалось. Маленький пушистик тихонько крался по подоконнику, изображая кота, выцеливающего мышку, и вся его фигурка выражала полную сосредоточенность порученным делом. Даже крошечный хвостик казался в этот миг пушистым и длинным. Еще немного, еще чуть-чуть – казалось, воображаемая мышь будет вот-вот схвачена… Бросок, когти смыкаются на добыче, миг торжества - и вдруг ловец в ужасе шарахается прочь, взмывая по занавесям и дико озираясь.
- Чего это он?
- А, это кот недавно добычу у нас в стороже ловил. Ловил мышь, а поймал Райво, десятника нашего. Тот, вишь, из погреба не вовремя высунулся…
- Ха-ха-ха! Молодец! А еще кого покажи!
- Покажи поваршу! Поваршу нашу покажи, Вииво Пышку! Поваршу!
  Штуша с интересом посмотрел на хохочущую здесь же поваршу и спрыгнул с занавеси. Встал на задние лапки, выпрямился и быстро распушил шерстку, резко прибавив фигуре «полноты». И зашагал, покачивая «бедрами» и на ходу «поправляя прическу» и «фартук».
  Публика грохнула хохотом. «Поварша» недоуменно оглянулась: над чем, мол, смеются? На голове – порядок. С фартушком порядок. Вдруг внезапная догадка озарила «женщину», и она, боязливо опустив голову, заглянула себе в «вырез». Ой, а что это там? Помогиииииииииите!
- А он…
- А чего там такое видел, а?
- Та дайте ж глянуть…
- Ой, не могу! – заверещала поварша. – Ой, это ж он позавчера показывает, когда мне туда рак попал! Я чую шевелится, глаза опустила глянуть, а там клешня торчит… я ж думала…
- Так верещала, что вельхо спасать кинулись!
- И как, спасли?
- Не… ее быкарь Вено спас… рака вытащил… да еще проверил, не завалялся ли там кто другой.
- Долго проверял-то?
- Дык старался! Тут, брат, есть где поискать.
- Да тьфу на вас! – привычно отмахнулась и впрямь пышногрудая Вииво. – Слышь, девчоночка, ты их не слушай. Эй, зверь, как тебя? Штушенька… а покажи-ка вот этого, говорливого!
  Пушистик насторожил ушки.
- С меня сладкие ягоды!
- Чррч! – после короткого раздумья одобрил Штуша. И изобразил, как подтягивает штаны…
- Пало, - на плечо легла чья-то рука. А, Эвки. – Развлекаешься?
- Странный зверек, не находишь? Ты обратил внимание, что он различает людей не только по лицам, но и по именам? Даже для меура это слишком разумное поведение.
- Давай потом про меура? Наш новый союзничек кличет. Вести он какие-то получил срочные. Идешь?

+8

683

Ну просто "Ня"! Как выражаются читатели сказок и фанфиков на одном сайте.   Макс , как всегда, в своем репертуаре. Подозрителен, осторожничает, но и нахален без меры. Славка -  этакий "разведывающий" - все надо проанализировать и рассмотреть под микроскопом. Дипломат, а?! Про Штушика тоже понравилось. Такой себе странный представитель неизвестной разумной расы.  :0)

Отредактировано Cherdak13 (24-07-2016 23:24:49)

+1

684

После инопланетян на острове, не удивлюсь если тут много разумных рас, собранных из разных Миров.

+1

685

Cherdak13, спасибки! Мальчики на пару таки уломали драконоверов, причем те им простили даже присутствие вельхо! У сектантов отношение к вельхо, как у творческой интеллигенции к НКВД и КГБ. А Штушик и сам по себе умненький, так еще и магией по нему нехило стукнуло.
Anars, не так чтобы много... но явно есть.

0

686

Елена Белова
Мальчикам таки придётся доказывать, я так полагаю, в любом случае.

+1

687

Wild Cat
Придется, конечно... но одно дело - в камере, вынужденно, другое - на воле (почти) на собственных условиях. Воробья достала вынужденность, он пытается строить ситуацию по-своему.

0

688

Елена Белова написал(а):

Воробья достала вынужденность, он пытается строить ситуацию по-своему.

И хде?! Хде это всё? Хде заседание революционэров под председательством товарища бабушки? Хде речь товарища Воробья перед тёмными массами сектантов?
А разгром инопланетных интервентов будет?

0

689

Anars
Скоро-скоро)))
     Поселок Рейиккен.  Макс.

   В масках и притворстве я разбирался. А как же. Это профнавык, на котором у меня бизнес строится.  Не обманешь  не продашь, а чтоб обмануть, надо мало того, что понять, что за человек перед тобой, понять, что у него за маска, и пролезть за нее, так надо в считанные секунды натянуть маску на себя. Да так, чтоб предстать перед клиентом именно тем, кого он в данный момент готов видеть и кому поверит, что вот эта, например, хрень – именно то, что ему не хватает в жизни.  Так что на притворстве-маскировке я, можно сказать, собаку съел. Извини, четвероногий друг человека, но что есть то есть.
  Короче, в притворстве я уж точно понимаю побольше Славки.
  По-крупному пришлось удивляться всего-то два раза.
  Первый – когда наша математичка Пиранья (Пиратова Ираида Яковлевна), ненавидевшая всех детей скопом так, что Снейпу с его придирками к незабвенному  Гарри Поттеру оставалось только скормиться змеюке Нагайне от безысходной зависти, вдруг однажды посреди ора замолчала, раскрыла зазвеневший мобильник и… улыбнулась.
- Ирочка? Что, солнышко мое? Конечно, принесу. И книжку почитаем… я тебя тоже люблю, доча.
  Класс тогда охренел в полном составе. Наша  Пиранья умеет разговаривать? Не орать, не шипеть, не кусаться словами так, что уши пламенеют и хочется провалиться сквозь землю. Она! Умеет! Говорить! Ласково! С ребенком!  Умеет улыбаться! У нее есть дочка!  И они вместе по вечерам читают…  И почему после этого наш детдомовский невеликий класс, до сих пор относившийся к злобной училке как к неизбежному злу, возненавидел Пиранью? Странно, ее злую маску мы терпели, а вот промелькнувшая доброта и любовь – не к нам! – стали искрой, подпалившей взрывчатку. Это, наверное, странно… но работать у нас она больше не смогла.
  Второй раз сбрасывание маски удивило уже лет в пятнадцать…  когда моя бабушка-праведница, ухитрившаяся даже в детдом меня сплавить так, что ее светлый имидж во дворе не потускнел ни капельки, при мне получила письмо и бандероль от своего ненаглядного сына, а моего, стало быть, папаши. Тот писал, что в цивилизованной стране, где он сейчас проживает, не принято, чтобы старики проживали вместе с детьми. Так что, поскольку она не сможет оплатить себе отдельный дом (а у них в настоящее время нет лишних денег), то он и супруга предлагают «дорогой маме» проживание в доме престарелых. Там и уход, и лечение, и они будут приезжать. Проспекты прилагаются, она может выбрать пансионат по своему усмотрению. То, что я там оказался именно в эту минуту – дикое совпадение, бабка не хотела терять лица перед персоналом детдома, и когда одна из воспиталок (идеалистка, и как ее вообще к нам занесло) привела меня на встречу с родными, дверь открыли. Забегая вперед, скажу, что воспиталка думала, что увидит нищую бабушку, больную и несчастную, обиженную на государство, из-за бедности отобравшее у нее любимого-единственного внука… ну а как еще при живой родственнице мальчик в детдоме оказался? Она надеялась, психотерапевт доморощенный, что при встрече с семьей «трудный подросток обретет жизненный якорь». Ну идеалистка, что с нее взять. В нашем добром учреждении она продержалась, кажется, всего полтора месяца, потом мечта и реальность окончательно разошлись, и девушка свалила туда, откуда пришла. Так вот. Идеализм треснул еще на моменте приветствия, но в квартиру нас все-таки пустили. Поэтому когда почтальон приволокла ей «привет из Америки», мы и имели счастье видеть бабкину реакцию из первых рядов. То еще было зрелище. Бедная воспиталка меня даже за водой послала – мол, не стой же, Воробьев, бабушке плохо, воды принеси. А я что, я принес. По инерции, наверное. Кому-кому, а бабке сроду по-настоящему плохо не было, она даже симптомы инфаркта специально по медицинской энциклопедии учила. Дед всегда попадался…
  Так что воды я принес, стакан, с минералкой без газа, из холодильника, как она привыкла. Этим же стаканом по голове и получил. Ну не среагировал вовремя. Да и не привык к такому. Она же всегда была «достойной дамой», этаким образцом, примером для окружающих, как надо жить… И вдруг этот несгибаемый образец наливается помидорной краснотой и, на полуслове перебив какое-то утешение от воспиталки-психотерапевта, молча запуливает в меня стаканом. А пока мы пытаемся придти в себя, обкладывает матом. И меня, и моего неблагодарного папашу, и моего «размазню-деда», от которого никогда не было никакого толка, который даже не смог выгнать «эту никчемную девку с окраины» и ее приблудного щенка в дом приволок!
- И мне пришлось терпеть тебя три года! Еще и тебя! Мало было мне моего недоумка с его вечной придурью на справедливости! Нельзя квартиру без очереди получать, нечестно! Нельзя взятки брать! Недостойно! Нельзя на домработницу голос повысить! Некрасиво! Везде я, я! Я сына в университет устраивала, мой чистоплюй и не почесался! Непоряяяяядочно! Я квартиру эту выбивала – чтоб в престижном районе, чтоб метры! Я эту работу ему за границей нашла! Я, я, я! Жалко ты не сдох вовремя, ублюдок, вместе с мамашей своей – какие я бы вам роскошные похороны организовала! Дом престарелых! Сволочь! Из-за тебя все, урод малолетний, из-за тебя, гаденыш… А ты и явился, трупоед, на квартиру губы раскатал, да? Нахрен, понял! Сам раньше сдохнешь! Ненавижууууууууу…
  Воспиталка волокла меня из этой квартиры, что-то причитала, утешая, и, кажется, плакала… а я никак не мог прийти в себя от того, какой она оказалась на самом деле…  моя всегда осанистая и правильная бабушка… моя настоящая бабушка под правильной маской.
  Ладно, что-то я расфилософствовался не по делу. Короче, это были два моих самых больших потрясения от несоответствия маски с реальной личностью.
  Сейчас был третий.
  Я помнил невысокого, слегка суетливого лавочника с чуть крупноватым носом, этакого живчика с двойным дном, азартно торгующегося со мной за каждую монету. И не по жадности торговался, а скорей из спортивного интереса и просто потому, что так положено. Ульви, мол, тешили. Потому и спорить с ним было легко и даже весело. Такой не позовет вышибалу, чтоб разобрался с доставучими-несговорчивыми, и на дешевые трюки типа обсчета или фальшивых денег не сорвется. Правда, потом, после какого-то моего неловкого вопроса… провалиться мне, если помню, что тогда сморозил! Так вот, после того как я где-то прокололся, лавочник резко посерьезнел, подобрался и стал кидать какие-то осторожные намеки. И опять аккуратно так, знающий поймет, а незнающий – как я…
  Но все равно, увидеть его предводителем местного отделения сектантов – это было как оплеуха.
  Одежда, считай, та же – местный прикид со всеми полагающимися завязочками. А вот внутри одежды – был совсем другой человек. Другие глаза – не хитроватые щелки с затаившимися чертиками, расширявшиеся в особо азартные торговые моменты, нет. Прямой взгляд в упор, жесткий, умный. Другой рот - можно так сказать? Просто при взгляде на эту каменную складку не верилось, что эти губы не так давно расплывались в плутоватой льстивой улыбочке… И руки. Пальцы не теребили беспокойно ленточку, они были спокойно расслаблены. Кажущееся такое спокойствие. Потому что любое резкое движение – и эти спокойно лежащие на поясе ладони мгновенно сожмут оружие.
  Вот тебе и хитрован-торговец.
  Мужчина. Воин. Хищник.
  Еще летом я бы обошел такого сторонкой. А то и по стеночке.
  Такой он был весь из себя… начальник.
  «Еще один на нашу голову» - взъерошил в груди иголки кто-то колючий и независимый, и я будто увидел, как маленький дракончик поднимает голову...
   Нет уж, хватит с меня обходов. Теперь все будет по-моему.
   По-нашему.
...Драконовер (драконовер?) цедил холодноватые фразочки, будто примериваясь, куда ткнуть, я шипел и огрызался, проверяя предположительных союзничков на пригодность, пару раз влез Славка, причем в больщинстве своем очень к месту, кажется, мы наконец сработались как напарники... нервничал наш маг, которого больше всего сверлили неприязненными взглядами. Терпи, Терхо, скоро все кончится.
  И все яснее вырисовывался характер потенциальных клиен… тьфу ты, союзников.
  Оружие – какое бы оно там ни было, но оно было! – в ход так и не пустили. Даже не попытались.
  Набить морду – не пытались. Даже когда я откровенно нарывался, задев святое.
  Не пытались всерьез показать незваным гостям «их место», а сколько было шансов!
  И вот наконец:
- - Ну что же... Тогда прошу вас войти в мой дом... Крылатые.
 
  Нет, это пока не настоящее доверие, но почему бы не сделать вид? Ты делаешь вид, что веришь, я прикидываюсь, что верю в это…
  Шанс сохранить лицо.
  Как в первый раз. Тогда я тоже не торговался до последнего…
  Нам нужен союз.
  Славка планомерно собирает сведения, проверяет и сопоставляет – он у нас аналитик, он не любит выдавать результат, не проверив все как следует, не составив полную картину. Я – нет. Я и так вижу, уже сейчас. Нам не вытянуть ситуацию одним. Слишком много факторов против. Купить то, что нужно драконам – легко. Прямо сейчас, если сектанты вернут мой мешок с деньгами (уже третий раз теряю накопленное, тьфу, позорище!), можно скупить запас продовольствия на три месяца. И это только третий выход на поверхность.
  С покупкой проблем нет.
  С доставкой паршиво.
  Отследят…
  И я пока не вижу выхода. Может, они увидят?
  Союзники…
  Ну что ж, посмотрим, какие из вас союзники.
   
 
  Город, который, кажется, больше не собираются переименовать в Вельхоград.

- Ирина Ар… Архиповна!
  Фаннет, одноименная, 29 лет, с улицы Одуванчиков, держат с мужем мастерскую по шитью-вышиванию, добродушная, хозяйственная, двое сыновей, обоих зацепило магией, как и самих супругов. Любит посплетничать.  Брат мужа – в городской стороже, - мгновенно выдало сознание. – Новости?
- Асмэй Фаннет? – приветливо улыбнулась молодой женщине Возвышенная двуименная Ирина Архиповна. –  Хороший сегодня день, верно?
Собеседница, радостная и оттого что выговорила такое  сложное имя, и от приветливости Возвышенной, буквально расцвела навстречу:
- Прекрасный!
- Как твои дети? С младшим все правильно?
  Младший сынок Фаннет был достойной парой подрастающей Яночке и умел находить неприятности буквально на ровном месте. Вот и сейчас – третья простуда за зиму, многовато для одного ребенка. И это при хороших родителях.
- Уж и не знаю, что с ним делать! – тут же отозвалась молодая мать и, окончательно позабыв о высоком статусе двуименной, принялась выкладывать последние новости о проделках своего сокровища. – Вчера говорит: мама, несправедливо ведь, что только у невесты должно быть приданое. У жениха оно больше должно быть! Я спрашиваю: почему, а он мне: жена, мол, отвечает за детей, а муж - и за детей, и за жену. Отец послушал-послушал и говорит: то есть тебе через пару лет надо будет приданое готовить? А жениху-то нашему шесть лет! Муж думал, посмеется, а сын ему: нет! Почему через пару лет? Ему уже сейчас надо! У него и невеста на примете имеется, и вообще. Мы так и сели. А он нам: а что же, жениться надо пока молодой, не ждать же, пока станешь старым, двадцати лет! Вон у папы уже борода выросла, старенький совсем, наверное, уже внуков хочет… Видали вы такое?
  И молодая мать рассмеялась, втайне гордясь умом и заботливостью своего сорванца. Тем более что Ирина Архиповна искренне порадовалась за умненького сынка и предложила начать собирать приданое прямо сейчас. Вот у нее, к примеру, имеются очень симпатичные и главное, теплые вязаные носочки. И приданое, и простужаться малыш поменьше будет.
  Благодарность молодой мамы рухнула водопадом. Спасаясь от прославления своих добродетелей, Ирина Архиповна выставила на стол  местный «чай» и сухарики, усадила счастливую маму и постаралась успокоить, спрашивая о всяких, казалось бы, пустяках. От проделок сына Фаннет вполне естественно перешла к родне мужа: двуименная как бы невзначай поинтересовалась, на кого именно может быть похож малыш с такими способностями. От родни разговор мягко перетек к новостям, которые сообщают родственники из соседних городов-поселков.
  Закрытие города совершенно не мешало Фаннет получать информацию, множество родни в самых разных местах и торговые связи мужа помогали ей быть в курсе множества событий. А Ирина Архиповна умела так слушать…
  Неудивительно, что к ней приходили снова и снова. Кто за советом, кто за добрым словом, кто за помощью. Она посмеивалась, называла это странным словом «женсовет», но всегда помогала. Даже когда (между нами!) поздно вечером ввалилась рыдающая птичница Аннис по прозвищу «Жабиха» и потребовала приворотного зелья.
  Зелья, конечно, девица не получила, зато приобрела новую прическу, челку и красиво заплетенную косу, кружевной ободок для волос и три полезных совета, как выглядеть красивой. Судя по тушкам куриц, раз в пятиху неизменно появляющихся на крыльце, советы пошли на пользу. А если смотреть на выражение лица Аннис, то куриц можно было принять за жертвоприношение новой богине…
  Впрочем, сейчас не о том.
  Проводив гостью, Ирина Архиповна села за опустевший стол. Посидела, глядя куда-то в стену, и наклонилась, проведя рукой под столешницей. Когда ее рука показалась из-за скромной вязаной скатерти (предмет тихой зависти соседок и переговоров с торговцами), в ней оказался сложенный в несколько раз лист плотной бумаги. В развернутом виде бумага оказалась картой – схематичной и очень приблизительной – но картой.
  Ирина Архиповна потянула к себе карандаш из Яночкиного набора и принялась наносить новые пометки:
- В Лидо, значит, тоже резко выросло число вельхо. И в Мель-Синки. Похоже, нас окружают, а? Похоже… Черт. Потолковать бы с нашими магами, насколько закрытый город реально защищен от вторжения извне? Пока как-то не очень похоже.
  А сведений о других «попаданцах» так и нет…
  Куда же их-то забросило? Далеко забросило? Или неудачно. Или, наоборот, слишком удачно – прямо в руки к хозяевам или конструкторам этих непонятных приборов. Мало данных. Точнее, их вообще нет, этих данных. Кто сделал эти аппараты? Зачем? Что им нужно? Здесь вообще не тот уровень техники, стандартные детали, полировка и кнопки – признаки более развитой цивилизации. Что им надо на Земле и что им надо здесь?
  И почему тебе так не хочется с ними встречаться, а, Туманова?
  Как нехорошо сейчас на душе, не к добру, не к добру…
  Хоть Яночка и поправляется. Местные врачи обещают, что никаких последствий не останется, всего-то денек потерпеть осталось. И сама в порядке. Сердце уже сколько не болит и даже не беспокоит. И с магией этой, нежданным и нежеланным, но оказалось, полезным подарком вроде удалось найти общий язык. И вжилась в здешнюю жизнь потихоньку…
  А все же не по себе.
  Слава, Максим, да отзовитесь вы уже хоть как-то!
 
   Драконьи хулиганства.

  Уйти из Рейиккена в этот день (точнее, был уже глубокий вечер) мы, естественно, не ушли. Кто бы нас отпустил…
  Нет, на словах все выглядело очень достойно: ночь, а дороги небезопасны (интересно, насколько небезопасны могут быть человеческие дороги для драконов?), и честь для хозяев, если гости переночуют именно под их крышей. Если отбросить красивую шелуху, то «гости» остались в том же доме, просто переместились этажом выше. А сторожа трансформировались в заботливых хозяев и помощников. Но тоже, разумеется, никуда не ушли. И даже оружие, убранное с глаз, в пределах досягаемости осталось.
  Гости, то есть мы, впрочем, делали вид, что ничего этого не замечают, и вели светскую беседу.
  За ужином.
  И, разумеется, когда на улице вдруг зашумели, обсуждая внезапно возникшую радугу – зимой, ночью, тройную – я продолжал есть как ни в чем ни бывало и как раз отправил в рот особенно аппетитный кусочек мяса.
  Ну, начали! 
  Славка поймал мой взгляд… и улыбнулся.
  Повеселимся!

Отредактировано Елена Белова (01-08-2016 11:06:18)

+10

690

Владыки Пустоты! Бабуся то на пенсию так и не вышла?! Все так же в Комитете временно-пространственной безопасности?

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!