Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!


Ах ты... дракон!

Сообщений 771 страница 780 из 854

771

Елена Белова
Браво! Очень хорошо пишите!

+1

772

Солнышки, вы меня простите, да?
Я на комменты отвечать не успеваю. Только плюсики ставлю. Ну совсем плохо с временем(((

Он уже орал куда-то в глубину гостиницы, что  требует комнату и чтоб там были цветы, понятно?!  И нормальная кровать, и чтоб без мышей! И без этих… как их… впрочем, их он сам изведет… он вельхо, он умеет… вот!
К счастью (или к несчастью?) в этот момент заглючивший ни с того ни сего маг решил показать, что именно он умеет – классическим жестом, просто один-в-один списанном с голливудских шедевров о магии, он протянул руку и…
Жахнуло.
Треснула-прозмеилась десятком ответвлений молния,  в  лицо ударило упругой «подушкой» из перемешанного с мусором воздуха.  Над головой свистнуло-всхлипнуло – осколки неизвестного происхождения пронеслись по воздуху и, судя по звуку, впились деревянную стену.  Макс,  каким-то нечеловеческим рывком успевший дотянуться до табурета и выхватить из-под удара свой драгоценный мешок, рухнул на пол.
Вельхо в сомнении уставился на несчастный табурет – видимо, пытался сообразить, насколько удачным и зрелищным для глаз потенциальной избранницы получилось колдовство.  Отзываясь на взгляд, скромный предмет трактирной мебели пошатнулся, слабо, как-то застенчиво  треснул и развалился. 
Лица Терхо стало не то чтобы озадаченным – скорей всего, до него смутно дошло, что что-то в его мире и планах складывается не так. Но он, похоже, действительно был не в ясном сознании – Макс в который раз оказался прав, и зрачки их общего приятеля были расширены и как-то подрагивали…
Наркотики? Похоже, да.
Но когда он успел? И как?
А парень, кажется, наконец решил посчитать результат колдовства удачным. Или посчитал, что «даме» и такое сойдет?
-  Вот… - гордо сказал вельхо, картинно указывая на убиенный табурет. – И так будет с каждым, моя прекрасная да… э-э… а где дева?
Зря спросил. Обозленная «дева» воздвиглась из-под стола  с мешком наперевес и с ходу обложила прибалдевшего мага по матери. И не только… Едва не утраченный заработок взбесил его напарника по-настоящему, и родословная Терхо подверглась серьезному анализу, вплоть до прапрадеда (если верить Максу, этот малоприятный тип был обладал настолько низким уровнем интеллекта, что выйти за него замуж согласилась бы только жаба, и та по недоразумению). А сам Терхо, если не перестанет жрать наркотики, скорей всего, жениться сможет только на табуретке.
- Ты где ужрался, придурок?! – кипел Макс. Ты до дома подождать не мог, ухажер ультрамариновый?!
- Макс, полегче!
- Славка, ну ты-то чего вступаешься?! Ты хоть понял, что он тебя чуть не убил? Или не дошло? Так ты голову подними и глянь – на стенку глянь!
  На стенку Славка уже глянул. Впечатляющее зрелище. Чтоб вот так вогнать щепки в деревянную стену – сила и скорость должны быть сумасшедшие.
До витавшего где-то в альтернативной реальности сознания Терхо тем временем наконец докатилось, что взаимностью ему не отвечают. Более того, неблагодарно ругаются и угрожают.
И это стоит прекратить.
- Ты противный. Замолчи.
От неожиданности Макс и в самом деле умолк.
- Противный? – ошалело повторил он.
- Неправильный, - уточнил показания вельхо. – Мешаешь.
Выражение лица напарника в этот момент было неописуемо. Помнится, такая смесь недоумения и презрительной жалости в его глазах наблюдалась, когда какой-то особо неудачливый модник попытался выменять на пуговицы бычий рог, выдавая его за клык лично им сраженного дракона.
- Тьфу. Ну спасибо, хоть не милый! И не дама.  Может, тебя уже отпускает?
Но увы, вельхо не отпустило. И о пропавшей деве парни ему напомнили зря.
- Где моя дама? – нахмурился он. – Отвечайте, быстро!
Эта нетрезвая угрожающая гримаса на лице всегда дружелюбного и любопытного Терхо  выглядела так потешно…
Для Славки.
И он удивился, когда Макс изменился в лице - внезапно и резко – и застыл на месте, как перед дулом пистолета. Он поймал Славкин взгляд, глазами показал куда-то вниз и одними губами шепнул:
- Пора валить.
Славка опустил взгляд и обнаружил, что пока он любовался на лицо вельхо-недоучки, смотреть стоило на его руки. Рукава он успел поднять, и сейчас разноформатные, разнохарактерные рисунки на его запястьях налились неровно мерцающим золотом. В пределах видимости – все разом, хотя обычно вельхо стараются активировать не более трех одновременно.
Воздух замер у него в груди.
Нехорошо…
             Пальцы на левой руке вельхо окутались желтоватым облачком и начали недобро потрескивать.
Да это же молнии! – осенило Славку. - Только маленькие… но их десятки…
А если вспомнить про то, что одновременная активация Знаков может спровоцировать не просто выброс магии, но и «смешение» этих чар (тем более, у мага без контроля!), и тогда никто не в состоянии будет предсказать, чем кончится воздействие этих искаженных чар на человека… А контроль их мага явно взял отпуск сегодня вечером… по непонятной причине.
- Терхо, послушай…
- Где моя дама?! – рявкнул маг, теряя последние остатки благодушия. – Куда вы ее дели?!
Новая молния с треском расколола стол. Половина осталась на месте, со второй посыпались на пол глиняные плошки, деревянные ложки, цветные свечи…
Свечи…
И смутная догадка замельтешила где-то на краю сознания.
Здешний наркотик не пьют и не колют, его вдыхают как дым. Но Терхо все время был у глазах, значит, и вдохнуть мог только здесь.
А единственное, что здесь горит, это…
- Где она?! Рыххххар! А ну отвечайте, пока я вас не превратил в быхряков!  Вон в таких! И вон таких, с крыльями и хвостами… или это змеи?
Никаких быхряков, чем бы они ни были (змей тоже), в комнате не наблюдалось, но магу это не помешало. Он злобно навис над уцелевшей половинкой стола – между прочим, рядом с двумя оставшимися свечками. И они исправно горели и дымили. Если его сейчас снова переклинит, то…
- Говорите!
- Да мы-то при чем, приятель? – попытался воззвать Макс к стремительно тускнеющему разуму нашего друга.
- А кто еще?! Ты… вы… ы-ы…
Славка быстро дернул напарника себе за спину, пока надышавшийся черте чем вельхо снова не увидал в нем прекрасную деву… или кого похуже. От неожиданности тот даже послушался. Правда, когда попробовал упихать под стол – воспротивился.
- Ты что?
- Уберись с глаз, меня он как опасного не воспринимает!
- Но…
- И мешок спрячь, - коварно напомнил Славка.
Подействовало. Хотя соображать было непросто, голова ныла и время от времени, казалось, весила килограмма на три-четыре больше обычного.  Свечки… не животворящие.
Травить, так всех, да, хозяева?
Хозяева…
Интересно, на Макса тоже подействовало? Что-то он слишком тихий.
Славку шатнуло. Вот дрянь.
Надо на воздух.
Но маг не отпустит…
Интересно, двери не заперты?
Маг тем временем продолжал свое личное сражение. В роли врагов на этот выступали развешанные по стенкам тыквы с вырезанными на них рожами. Кстати, здесь очень грубая и дешевая мебель, хотя еда роскошная. Словно хозяева специально готовили комнату к погрому. И рожи эти…
Не повезло вам, овощи…
- Я тут всех… всех… и вас, и…
– Это не мы! – быстро перебил Славка, пока спятивший маг не добрался до несущих стен, балок или крыши. - Твою даму хозяин утащил!
  Новая молния – синяя – разнесла лавку и сундук. Лавка разлетелась в мутные осколки, почему-то белые, сундук подернулся неприятным на вид муторно-желтым светом и быстро, судорожно задергался, как будто состоял из сотен слипшихся насекомых. И только потом распался…
Славку замутило. Мага тоже.
- Я же только связать хотел… - непонимающе буркнул он. - Оно живое?
- Не очень, - осторожно ответил парень, торопливо оглядываясь по сторонам в поисках веревки или хотя бы кувшина воды. Не видимый магу Макс отчаянно замахал руками, призывая напарника прятаться. Но тот не внял. Он уже более-менее понял, как действовать.
Терхо покивал.
-  А я… я  его победил?
- Ага.
- А ты – кто? – подозрительно спросил Терхо. -  Ты странный. Тебя тоже победю…
Спасибо за предупреждение, Терхо. Интересно, эти свечи цветные. Четыре цвета: серый, желтый, белый и оранжевый. Одинаковое у них действие или комбинаторное – каждая отвечает за свое, а смесь  - за все сразу? И если их осталась половина, то что в итоге возьмет верх – агрессивность или э-э… инстинкт размножения?
Размышлять было некогда - руки нашего окосевшего напарника вновь налились тошнотной синевой.
Макс присутствия духа не потерял. Он только мешок за спину спрятал подальше. И глазами на дверь указывает. Да понятно все, кто спорит, понятно, только вельхо сначала нейтрализовать надо.
- Хозяина лови! Хозяина! – втолковывал Славка магу. – Он твою невесту утащил!
Озверевший маг притормозил. Призадумался. Мало-помалу на его лице расцвела глупая улыбка:
- У меня есть невеста? – счастливо изумился Терхо.
- Не то слово!  Красавица!
- И… где она?
- Так хозяин ее украл! Схватил и утащил!
Макс под столом задрал брови. А потом показал большой палец.
Молодчина, мол, так держать!
«Браво, Киса, что значит школа»…
- Как утащил?! – возгорелся уже забывший прежние планы вельхо. – Да я его! Мерзавец!
- Сволочь! – отзывчиво  кивнул Славка.
- Раххух!
- Не то слово, друг!
Если Славка прав насчет свечей, то хозяин своим гостям явно задолжал. И гуманизм никого не остановит.
- Где он?!
- Вон туда побежал!
Настропаленный маг рванулся в атаку и исчез за дверкой во внутренние помещения.
Макс тут же возлеветировал из-под стола, цапнул Славк за руку и поволок в другую сторону,  на выход.
- Ходу, ходу, - шипел он, торопливо хватая свой и Славкин полушубки. – Оденемся снаружи! Мешок твой где?
- Вон, у входа.
- Хватаем и ищем укрытие, пока этот не вернулся! Ну, зараза… Ты зачем его на хозяев натравил?
- Потом объясню. На улицу?
Свежий воздух долбанул по груди тараном. Голову повело, заснеженный двор поплыл куда-то, плавно разворачиваясь… в горле запершило, в виски ужалило болью – и все кончилось. Славка уцепился за что-то (как оказалось, угол бревенчатого дома) и замотал головой, приходя в себя. Казалось, воспаривший куда-то в неведомые выси мозг вернулся на место и теперь возится в черепе, поудобнее устраиваясь и ворча на тесноту. Неслабые эффекты.
- Черт, ворота заперты…- простонал Макс.
- Еще бы. Решаем по-быстрому: прячемся или удираем?
- Да прячемся! Просто с открытыми воротами он бы нас снаружи искал! Побегал по холодку, протрезвел бы побыстрее…
- А хозяева?
- Хозяев ему надолго не хватит…
Воздух дрогнул.  Над крыльцом что-то сверкнуло, из вспухшего серого облачка вылепилось что-то темное, зависло, покачалось… и рухнуло вниз. Темно-зеленые стебли, длинные листья… и цветочные головки, похожие на пятнистые голландские тюльпаны…
Цветы?
Точно. Букет. С ленточкой…
- Любимаяяяяяяяя! – тут же замурлыкал нетрезвый голос. – Хильдочка?Славк уже иду! Где ты спряталась?
Вот зараза. И впрямь, хозяев нашему влюбленному хватило ненадолго, он снова открыл охоту на невесту. Достал уже!
И не только нас!
Цветы онаркоманившийся маг достал еще сильнее: судорожно дернувшись, букет подобрал под себя длинные листья, приподнялся и довольно шустро уполз на них, как на ножках, куда-то под крылечко – с глаз долой.
Ничего себе букетик…
Макс тоже заметил продвинутые цветочки. Впечатлился. Аж помотал головой.
- Не-е… - пробормотал он. - Прятаться-прятаться! Где только…
Двор был, что называется, напросвет. Дом, дряхлый сарайчик да стожок соломы – вот и все возможные укрытия. Хотя…
- Там, у сарая, видишь? Снег… похоже, горками. Сваливали его там, что ли…
- Голова! – одобрительно отозвался Макс.
- Прекрасная! – тут же испортил ему радость наркоман поневоле.
- Туда! – рыкнул мой напарник, высмотрев углубление между двумя сугробами. – Падай, Слав, падай!
           Мы рухнули в снег.
            Пуговицы на полушубке Славка застегнуть не успел, между полами  тут же набился снег. Судя по тому, как Макс зашипел сквозь зубы, у него были схожие проблемы. Но вставать он не стал. Злобно прокомментировал действия приятеля, пообещав за наркоманство отлюбить по полной программе, кое-как выгреб непрошеный «наполнитель» из-под полы и сжался в комок, сверля мага не слишком добрым взглядом.
- Белочкаааа! – продолжал свои призывы маг-наркоман. – Анилле, душечка! Ну давай отложим игры на потом, а? Твой зайчик хочет в кроватку!
- Развел зоопарк…
- Маркетта! Катриина! Суууувиииииииии!
- Ннне может опред-д-делиться, как девчонку зовут, что ли?
- Может, он о гареме мечтает!
- Прид…придурок…
- Лиииийза! Аннелиса!!!
- Уйди, противный… - буркнул Макс и ткнулся лбом в мешок. Кажется, его трясло.
- Ты чего?
- Отходдддняк, - простучал зубами напарник. -  Подожди…
 

Несколько минут мы пролежали так, на снегу, молча, не двигаясь и не говоря ни слова. Фокусы хозяев с наркотиками явно обошлись Максу дорого – его колотило, он сжимал кулаки и с силой стискивал зубы, но время от времени все равно слышалось это дробное постукивание… Что же такого намешали в свои свечки здешние отравители, что даже на драконов подействовало?
- Нннне…
- Что?
- Ннне отравители…. – выговорил Макс. – Если ты прав… ну, про хозяина… Он вввведддь  про особенное спппрашивал. Кажется… кажется, мы попали в притон для ввввельхо-ттторчков… поэтому они тут такие… ттттренированные…
Маг продолжал звать свою воображаемую возлюбленную, время от времени помогая себе Знаками. Результаты (довольно разнообразные) падали на снег, летали по воздуху, прилипали к стенам, расцветали, полыхали фейерверками, каменели, плавились, хрюкали и зарывались в сугробы, звенели и застывали, шипели и пытались уползти…
Один особо впечатляющий результат влез на крыши и вполне достоверно подражал крику ишака в брачный период, еще парочка дымилась у ворот, надежно отгоняя возможных любопытных. Хотя, на взгляд Славки, любопытных было маловато, и это лишний раз подтверждало нехорошие догадки.
Кажется, мстить хозяевам гостиницы (так и не показавшимся на глаза) за отравление уже не нужно. Терхо сполна отплатил им за их вредительскую деятельность, да еще, похоже, и не на один год вперед. Чтобы выловить все эти «подарочки», понадобится немало времени, а если он еще и подрастут-размножатся…
Широкой ты души человек, Терхо Этку.
Макс был менее оптимистичен.
- Ддда когггда ж он угомонится…
- Наверное, когда наркотик выветрится.
- Наркоман хренов!
  Надо же, а ругаться получается без запинки.
- Макс…
- Я не б… - зубы в очередной раз звонко стукнули. – Я не бббоюсь, яс… ясно? Просто ххххолодно. – Я и не думал… Полушубок дать?
- Н-н-н….
- Понятно. Может, тебе из фляжки глотнуть? Ну, той… с согревающим? Что нам в подарок дали при сделке?
- Н-н…
  Вообще-то он прав. Мешать два яда разом – не самое умное решение.
- Ну дай хоть руки разотру…

Началось все именно так. Тыквенная фляжка, оплетенная суровыми нитями, была извлечена их мешка, вскрыта и охотно поделилась своим ароматным содержимым с людьми. Только  вот продолжилось неожиданно.
Едва руки Макса и Славки соприкоснулись…
Это не было вспышкой, и на удар тока не походило, просто сознание, уже расшатанное сегодняшними потрясениями, а следовательно, с ослабленной защитой вдруг плавно дрогнуло, потом еще раз…
И стало больше.
Намного больше.
Славка всей кожей ощутил, тот леденящий холод, вымораживающий его-Макса изнутри. Он даже понял, почему это случилось – наркотик на какое-то время нарушил то внутреннее равновесие, контакт Снежного дракона с водой и воздухом. Раньше Макс отчаянно мерз и постоянно кутался, и обретение сфер стало для него настоящим спасением. Энергетические оболочки помимо всего прочего помогли ему правильно распределить тепло, обрести защиту. Сейчас то, что Макс-человек обрел после трансформации в дракона, было разбалансировано, сферы потеряли свою четкую структуру, размылись, и нужно было время, чтобы все это восстановить.
Время…
И еда. Или помощь.

Ему-Максу нужна помощь. А ему Славке? Нет-нет, с ним все хорошо, его стихия проще, и защита проще и эффективней. В вечно бушующем пламени его сфер любой наркотик сгорает быстро… малая вспышка – и все будет в порядке…
А он красивый…
Какая вспышка? Кто красивый?
Кто это подумал? Я-Славка или я-Макс?
Нет. Я-Иррей…
КТО?!

+9

773

Елена Белова А я тебе за проду плюсик поставила... А что там за Иррей нарисовался?  http://read.amahrov.ru/smile/girl_smile.gif

+1

774

http://img-fotki.yandex.ru/get/4425/53915386.b6/0_70e47_ed400442_L.jpg

+4

775

Автора и всех читателей с Новым годом!
Желаю здоровья и дальнейших творческих успехов.   http://read.amahrov.ru/smile/viannen_89.gif

Отредактировано Supers (31-12-2016 13:15:12)

+2

776

Привет, солнышки!
Простите за долгое отсутствие - болела. Невесело у меня начался новый год.
Но прода есть:

Мне показалось? Я че, все-таки поймал глюк?!
Эта заполошная мысль – я-Макса. Кажется… На миг, на несколько вспышек… секунд? части нашего большого «я»  замерли, а потом ожили и забарахтались, как щенята, пытаясь выбраться из путаницы лап и хвостов… смешное, должно быть, зрелище – если смотреть со стороны. Самим участникам такой «свалки» обычно не смешно – они-то пытаются всерьез.
Не спешить. Осторожней.
Кто это сказал?! Глюк?!
Нет…
Обреченное: все-таки надышался.
Утешающе-мягкое: нет. Я-Иррей – есть.
Кто?
Кто ты?
Удивленное, но уже с нотками неуверенности: я… я-крылатый? А… вы? Это ведь единение?
Что?
Кто ты?
Отстраненно-осторожное: странные… не сейчас.
Настойчиво-требовательное, мое, обоих-я: ответь!
И ответное, уступающее давлению: не надо… если Крылатые… если единение - так плохо… не-хочу-делить-боль…
Ответь!
Невидимое третье-я пытается отстраниться, но я (не знаю, который-я, не понятно, кто из нас) настойчиво рвется вперед, вслепую пытается дотянуться этого-третьего-живого, оно теплое и нежно-шелковое на ощупь…
Нет-нет!
А потом шелк оборачивается холодом и железом. Болью.
Она леденит горло, привычно держит в оковах крылья и холодной тяжестью лежит на ногах. Тяжело, тяжело, устала, одиноко, хочу-тепла, хочу-к-своим, рада-что-мне-отозвались, рада-единению, рада-что-свои-что-смогла-объединить-сознание… но сейчас  нельзя-надо-позже-не-сейчас-не-сейчас…
И выталкивающий «толчок», правда слабый.
Новая информация позволила сцепленным сознаниям немного успокоиться – или мы уже слегка привыкли? Но среагировали я-мы по-разному.
Девчонка? (я-Макс). В его «высказывании» забавно мешались недоумение и… восторг, будто перед ним воздвиглась как минимум гора пуговиц.
Почему? (я-Славке было интересно, почему наша неизвестная собеседница хочет уйти, ничего не объяснив… и что вообще происходит). Тебе… тебе плохо?
Наше третье-я медлит… Боль в ее ощущениях не гаснет, но как-то отступает, притихает. Словно девушка ее прячет. И снова мягкое «касание», вопрошающее.
Вы ведь драконы?
Что?
Я-вы – кто? Крылатые?
Да.
И не знаете? Сейчас-надо-уйти. Ты-Макс – нарушено-равновесие-сфер, тебе и так плохо, поддержка нужна, тебе нужен сильный контакт, я не смогу-не гожусь-не сильная сейчас… лучше отсоединиться теперь…
Теплое-дрожащее пытается отстраниться, но я-мы не пускаем.
Стой! Стой! Кто ты? Как тебя найти?
Где ты?
Зачем?..
Ничего себе вопросы! Я-мы не сговаривались:
Помочь!
Не-сейчас-долго-говорить-плохо-ослабеешь-еще-хуже.
Тогда скажи быстро.
Что?
Как тебя найти. Ты в кандалах, - я-Макс «говорит» четко и без дрожи. – Тебя где-то держат?
Да…
Люди?
Да.
Маги…
Нет. Они другие…
Где?
Я-не-знаю…
Покажи!
Опрокинутая чаша неба, темная, зеленая кайма каких-то поросших зеленью невысоких гор (или это холмы?), мелькнувшая осыпь, какие-то маловразумительные здания… человеческий силуэт, подсвеченный алым…
Идут.
И нас стало двое.

- Подожди!
Но касание шелка уже ускользало, уходило.
«Единение», чем бы оно ни было, распадалось, перед глазами таяла синева чужого неба и незнакомая зелень дальних гор, и отступала боль. Он снова был один, голова ощущалась пустой и гулкой,  без всякого постороннего присутствия. На какой-то миг Славку охватило что-то, похожее на сожаление, это странное единение несло с собой не только присутствие, не только знания, которых у них не было, а у Иррей было. Нет, что-то еще. И ему хотелось бы почувствовать это еще раз.
И помочь ей. Кто бы ни были эти другие, но кандалы на шее? Макс недаром взъярился…
Они даже не успели спросить, сколько она уже так живет? И как снова вступить в это «единение»?
Прохватившая тело дрожь напомнила о реальном положении дел.
Они все еще во дворе. Зимней ночью, в сугробе, прячутся от Терхо. И, кстати, Макс. Ему же было плохо. Тогда. Иррей сказала – ему нужна еда или помощь, и сама она для этой помощи не годится. Славка, похоже, тоже… просто потому, что не знает, как должна эта помощь оказываться -  в Стае такому не учили, не знали. Зато еда у него есть. Мясо, сухари, сыр… немного лепешек. В мешке. А где мешок?
Сколько времени прошло?  Надо встать. Надо хоть глаза открыть. Ну, давай. Быстрее.
Мокрые ресницы кое-как приоткрылись. Все серое…
Под одежду снова холодными лапами пробрался мороз. Ощущения стремительно возвращались в норму.
Славка обнаружил, что лежит, уткнувшись лицом в снег. Уж подтаявший, но не ставший от этого более приятным. Скорей, наоборот… хотя любители ледяных компрессов пришли бы в восторг…
Кашель, а также довольно невежливый вопрос в пространство, что за *** вокруг творится, показали, что напарник к таким любителям не относится. Заодно стало ясно, что Макс
А) никуда не делся,
Б) замерз и пребывает в чрезвычайно плохом настроении,
В) крайне не одобряет наркотические вещества – любые. 
И на закуску: этот **** (очень нехороший) снег должен *** (удалиться на довольно большое расстояние, правда, своеобразным маршрутом), потому что окончательно **** (очень сильно повлиял на душевное равновесие).
- Славк, какого хрена это было?
Славка улыбнулся.
Ну, зато живой.
Условный рефлекс «Макс-ругается-значит-все-не-так-уж-плохо» снова получил подкрепление. Напарник и впрямь был жив. И почти здоров на вид.
Правда… хм… вид у него… незапланированный.
- Макс? – осторожненько поинтересовался парень. - Ты как? Полегче?
Напарник вздохнул. К счастью, в сторону.
- Терпимо… Блин, голова как чужая… но при этом болит, зараза, как две своих. Встану на ноги – такое устрою здешним нарикам – не обрадуются. М-м…
- Макс…
- Слушай, Слав, - не поднимая головы, глуховато проговорил Воробей, - девчонка эта… ты ведь ее тоже видел? Она не глюк?
  Славка закопался в мешке, выискивая сверток с лепешками. Когда голова болит, лучше есть что помягче.
- Да нет, это не галлюцинация была. Я так понимаю, она где-то далеко, но при определенных условиях мы можем… она назвала это «единение».
Напарник оживился:
- А тебе про это самое единение рассказывали? Ну, в Стае?
- Нет. Макс, послушай…
- Про еду даже не говори, - Макс поморщился. – Мне сейчас даже мысль про еду… лучше скажи, где этот?
«Этот» сидел на крылечке. И в данный момент вовсю таращился на нас. Как и немногочисленные местные жители, сбежавшиеся на шум.
- Где и раньше.
- Так че ты стоишь? Прячься!
Он поспешно поднял голову – гребень дернулся. И замер.
- Да как бы тебе сказать, напарник… - я легонько хлопнул Макса по массивной бронированной лапе. – Мне кажется, в настоящий момент вопрос пряток немного потерял актуальность.
- Дракоооооончик! – тут же сдал Макса наш временно недееспособный маг. – Покатаешь?
   
Макс

Этот идиотский мир когда-нибудь меня попросту доконает. Да что ж тут все так и норовят меня чем-то травануть?! Бандиты, которым потребовался карманный маг, Ритха, которой остро занадобились «средства побега» и она своей инициацией превратила нас во комбинацию тарана с личным транспортом… И теперь эти еще!
Сроду наркотики не пробовал и не собирался! И крепче снотворных даже не продавал ничего никому! Оно мне надо, так себе век укорачивать? Наркотики дело такое, что по-любому линию жизни укоротят. Сам потребляешь – сам и убиваешься, другим толкаешь – так рано или поздно найдутся те, кому твоя карма не понравится, и придут ее просветлять оптимально скорым способом…
А здешние, видать, этот закон еще не открыли…
Мать твою, что ж так хреново-то? В смысле – почему мне одному?
Терхо в кайфе, Славке хоть бы что, а я опять слабак выхожу?
Похоже, что так.
Холод не уходил, наоборот, он будто набирал льда, причем живого и злого, и точно жрал меня изнутри, цепляя то одну сферу, то обе сразу. Цапал когтями, рвал и путал «нитки узора», все ходило ходуном, и Славку я еле слышал…
…Когда  появилась девчонка, все стало... по-другому. Я не знаю, какой ее видел Славка. Мы как-то… не знаю… мы будто стали кем-то одним, большим и целым… почти… и это было до чертиков странно и почему-то знакомо, словно такое уже было. И еще было странное ощущение, что чего-то не хватает…. Словно в цветном наборе не хватает карандашей, или в узоре каких-то линий, завитков. Не знаю, как объяснить. Но не об этом сейчас.
Она была…
Мне опять не хватает слов.
Она была. До сих пор я считал, что самые красивые цветы на свете – снежники. Она была снежником. И белой лилией на зелени мха. Узорами инея на темном зеркальном стекле… И кувшинкой на широком темном листе. Славка видел ее как-то иначе, он говорил спокойно, даже злился на что-то… а я даже не могу вспомнить, что за бред я нес. Она была такая…
А эта железка на ее шее – у меня в глазах потемнело, как увидел. Даже холод пропал – такая ярость прокатилась внутри. Я зверски хотел сейчас же, вот прямо теперь же добраться до этих сволочей с цепями-кандалами и засунуть их гадские железки им… ну куда получится! Ага, и туда тоже! Перед глазами полыхали белые вспышки. Не помню, когда я в последний раз так бесился.
Действительно, сферы вразнос пошли…
Поаккуратней, Воробей, стопора, чтоб тебя-психа лечить, тут нет.
А она даже отказывалась говорить нам, где ее держат. Мы со Славкой кое-как выжали из этого «единения» картинку местности, но и все. Ни названия, ни примерных координат. Ищи как хочешь. Мне бы еще немного времени, ну хоть чуть-чуть – я бы попробовал хоть по сторонам света определиться… да хоть континент бы узнать! Но она уже испуганно – да, испуганно, страх я ни с чем не перепутаю! – выталкивала нас прочь…
И все кончилось.
И сжигающий меня холод, и наше странное объединение, и пляска сфер. Осталась только дикая усталость. И зима, раскрашенная в серое и белое. Безрадостное и бесконечное. Ведь ее на самом деле нет. Это всего лишь глюк… Зеленых драконов, драконов жизни не осталось, их всех истребили в проклятые Времена Безумия, и нет моей кувшинки на прохладном листе…
Ненавижу наркотики.
Я врал. Я пробовал. Один раз. Там было лето и пляж. И мама. То единственное лето, когда мы смогли выбраться на море. Мы целую неделю строили замки из песка, следили за чайками и южными бабочками. И это было такое счастье… только вот просыпаться и понимать, что на самом деле ее нет, оказалось так жутко! А этот «продавец счастья» еще и стоял рядом и ждал благодарностей. Я тогда нарвался на скандал и драку – неблагодарным оказался, словом. Побили меня, конечно. Но почему-то именно после драки стало легче…
Будь оно все проклято.
Руки – когда я успел приподняться – тут же подломились, и я опять рухнул в сугроб. По горящему лицу опять ударил подтаявший снег, тело стянуло прежнем ознобе, и несколько секунд я мог только материться, не получая от этого никакой радости. И мечтать, как малость приду в себя и пойду бить морды здешним хозяевам. Глядишь, опять легче станет. Славка заворочался как раз вовремя.
Спросить-не спросить?

Она не глюк! Это в самом деле было! К черту хреновое самочувствие! К дьяволу то, что голова от снега не желала отрываться и воображала себя сейфом Гарри Поттера (в смысле, тяжеленной железкой с грудой золота внутри)! И слабость тоже к черту! Какая там слабость! Я готов был воспарить над этим паршивым поселочком, над горами и долинами, готов был простить Терхо и даже наркоторговцев, кто знает, может, если б не они, это единение бы и не получилось.
Надо бы потом узнать, что они в свои свечки намешали…
Хм… а что это с моим напарником?
Я тупо уставился на снег и Славку, который почему-то резко стал меньше. В налетевшей эйфории я не уловил, что снег вообще-то куда дальше от лица, чем раньше. А трактир заметно съежился. Куда там! Мозги были переполнены белой кувшинкой и соображать в этих условиях могли примерно так же, как розовый пони в сочетании с коноплей. 
И я не понял, какого черта Славка вскочил на ноги, напрочь демаскируя наше укрытие. Тем более, что к психованному магу, весело пританцовывающему на крыльце, стали присоединяться другие зрители, местные. И они выглядели далеко не мирно и счастливо. Вилы, к примеру, обычно не берут, собираясь на мирную беседу к соседу. И, если мы случайно не попали на какой-то неизвестный праздник вилоношения или обряд посадки сельскохозяйственного инвентаря во имя поклонения местной богине, то наличие этого инвентаря наводит на не самые хорошие мысли. И хорошо бы эти мысли додумать где-нибудь подальше отсюда.
Вместе с напарником и…
И тут напарничек повел себя странно… Ни с того ни с сего он принял пафосную позу, картинно отставил руку и с довольно заметным надрывом провозгласил:
- Хозяин!
  Причем обращался к нашему неадекватному магу!
Я офонарел. Колдун наш, похоже, тоже. Хотя по нему поди пойми. Группа вилоносцев (навскидку человек пятнадцать) настороженно замерла.
- Великий и могущественный вельхо! – продолжал надрываться Славка. – Способный создать дракона по слову своему!
Что он несет?!
Хотя… я прицельно глянул на призадумавшихся вилоносцев и оскалил зубы в подобии улыбки. А пусть несет. В конце концов, вряд ли мы первые, кто на местные свечки выдал нетипичную реакцию. И если им предлагалось лекарство в виде вил, то вряд ли гости эту реакцию пережили. А мы, между прочим, даже не маги… Славка на вид пацан, я вообще дракон. А вельхо наш не в себе. Кто мешает местным жителям тихонечко пришибить проезжих путников, а свалить все на «злобного дракона»? А что? Даже если приедет какой-нибудь местный следователь, то что он увидит? Трупы разговаривать не умеют, дракона, если он останется жив и не улетит, слушать все равно никто не будет. Да и не факт, что у запасливых жителей поселка не найдется в загашниках что-нибудь драконоубойное. У таких по хатам и подвалам если пошарить, найти можно все, даже танк припрятанный. Мой хомяк по сравнению с ихними – мелочь пузатая. У жителей таких вот сел-поселочков хомяки наследственные, поколениями бережливости воспитанные-тренированные. Попадется дракон и даст слабинку – и дракона тоже хозяйственно приватизируют и разберут за милую душу. Поделят, распихают по банкам, и опять - все в дом, все в подвальчик, полежит, запас карман не тянет…
А еще сельчане, поверьте, умеют макароны развешивать на органы слуха!  Так, мол, и так, прилетал дракон, приезжих загрыз, крыши вон разнес (сами и разберут, если надо), амбар сжег и вообще вел себя нехорошо, дайте компенсацию бедненьким пострадавшим, а? Еще и денежку сшибут!
А тут получается иной расклад. Если верить Славке, то маг такой крутой, что может создать дракона… а значит, связываться с таким типом себе дороже. Ага?
Молодец, напарничек!
Моя школа!
- О великий чароплет! – продолжил между тем упорный Славка. – Ты же не сердишься на этих людей, которые пришли посмотреть на тебя?
- Мммм? – «великий» наморщил лоб.
- Они никогда еще не видели такого могущественного вельхо! И такого доброго!
   Маг приосанился. Зрители запереглядывались. Кажется, они уже не были уверены, за чем именно сюда пришли.
- И твоего послушного дракона!
- Ик! – подтвердил великий хозяин послушного дракона.
- Макс, ты долго статую изображать собираешься? – прошипел сквозь зубы напарник. – Я один работать должен?
- А? А-а…
Я поспешно принялся отыгрывать ручного питомца: медленно согнул шею и опустил голову, изображая что-то вроде овчарки перед хозяином. К счастью, наш неадекватный друг уже успокоился и сейчас просто смотрел на меня счастливыми глазами, не пытаясь сотворить ничего убойного.
Славка перевел дух. Сельчане вроде тоже. Вилы стали как-то стыдливо прятаться. Но коварный напарник с ними еще не закончил:
- Ты же не будешь их убивать, хозяин драконов?!
Стало тихо-тихо. Только потрескивала на крыше под снегом тлеющая солома.
- Э-э…
- Они сейчас уйдут! И не будут тебе мешать, о великий! Согласен?
- Апчхи!
И сельчан сдуло как ветром.

Немного позже, когда мы уже уносили крылья из негостеприимного поселка (что подумали поселковые жители по поводу того, что призванных драконов стало два, я не знаю и знать не хочу), я решил задать Славке вопрос.
К этому времени маг уже был насильно протрезвлен с помощью массы холодной воды и тихо страдал от похмелья на Славкиной спине, наши вещи – собраны (если честно, к ним примешалось чуток чужих, но Славка не заметил, я же был не в том состоянии, чтобы драться с монстром-внутренним хомяком), а лично я усилиями напарника накормлен всем что можно и нельзя. Может, потому и летел тяжеловато. Все-таки если Славка за что-то берется, то делает это со всей ответственностью. И если сказано «накормить», жертве увернуться без шансов. Я даже гречневую кашу съел, которую с детсада ненавижу… Зато и крыльями сейчас махал вполне себе бодро, без попыток рухнуть с небес. На душе было тепло. Мы выпутались, все здоровы (почти), ничего не потеряли, а даже кое-что прихватили…
И я знаю, что где-то есть она.
Моя кувшинка на зеленом листе. И я обязательно ее найду…
Летели мы недалеко. Все-таки тут земли людей, а не Драконьи горы, особо наглеть не стоит.
- Слав, а с чего ты так резко взялся записывать нашего непутевого друга в мои хозяева?
- Ну почему я непутевый? – жалобно влез маг. После поливания водой в зимний период он был высушен от и до, но все равно мерз. К тому же у него нещадно болела голова, за которую он на всякий случай держался обеими руками. Боялся, что оторвется и улетит, что ли? - Каждый мог так попасть…
- Мог – каждый, а попал – ты! – нравоучительно рыкнул я. – Наркоман-недоучка!
- Доучка я…
- Ученый. Лауреат… н-нобелевский… наркотик не узнал, обалдуй. По шее бы тебе выдать за такой косяк.
- Только не по шее… - простонал маг и засунулся обратно в кокон из одеял, наших полушубков и чьей-то шкуры.
- Спи уже, несчастье. Слав, так что?
  Напарник вздохнул:
- Да вот подумал над тем, что ты сказал, и расклад не понравился. Наркопритон так просто не возникает, верно? У него должна быть постоянная клиентура. И, если эти типы так напрактиковались в обслуживании вельхо, то эти вельхо должны у них бывать довольно часто. Так, может быть, поблизости что-то такое вельховское есть? Школа? Приют для личинок? Что-то вроде местного НИИ?
- Уловил. И?
- И им совсем ни к чему знать про драконий оборот в человека… Лучше подать дело так, что дракона вызвали.
- Голова!

  В оставленном поселке между тем кипели страсти:
- Какие компенсации? – возмущенно махал руками кругленький толстенький вельхо. - На каком основании компенсации?
  Небольшая толпа селян (вежливо отложивших вилы в сторонку) загомонила:
- Так вашмилость господин вельхо.
- Разор у нас, сталбыть…
- Дракон энтот крыши снес, сеновал общинный подпалил, дом-от чуть не пожег! Трактирщика пожгло…
  Натруженные руки мужиков (а попробуйте за половину большой минуты разметать крыши так, чтоб на дракона похоже было!) крепко сжимали шапки. «Пожженный» трактирщик (основательно замотавший физиономию в тряпицы) старательно постанывал. Рядом на всякий случай топталась бабка Фике, пятый год страдавшая поясницей (а вдруг и ей бесплатное лечение перепадет?). Сено хозяйственные обитатели поселка, можно сказать, от сердца оторвали – аж пять охапок спалили – чтоб было что предъявить в «притензии».
- И что? За драконьи налеты платит корона!
  Толпа заволновалась. Вилы на всякий случай подтащили поближе – нажива грозила уплыть!
- Э-э, господин хороший!
- Чего корона-то?
- Дракон ваш, вам и ответ держать!
- Вы вызвали, вы и платите!
- Ишь, надумали!
  Поднятый в черном полушубке что-то зашептал. Выслушав должностное лицо, вельхо возмущенно подпрыгнул:
- Что значит – здесь был дракон?! Как он может быть нашим? Вы вообще понимаете, что и кому вы говорите?! Да вы!
- Погодите, - холодный голос еще одного вельхо отчего-то заставил всех умолкнуть. – Можно еще раз про драконов?

+8

777

Ой-ей, попалят -таки наших дракончиков!

+1

778

Все может быть)))

0

779

http://read.amahrov.ru/smile/yahoo.gif 

Надеюсь, друганы не подерутся из-за "кувшинки на зеленом листе".

+1

780

Славке другая нравится)))

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!