Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!


Ах ты... дракон!

Сообщений 781 страница 790 из 854

781

А драконам можно пить? А то еще получится :
"– Когда я уходил?! Я же…
– Когда Александра рассказывала про этот… как его… стриптиз.
Я застонала.
Твою ж косметичку, я и правда рассказывала. Да еще и показывала! Мужики челюсти на ощупь искали. То крылышком прикроюсь, то хвостиком… то… ой, как на меня смотрели-и! Тут и нормального стриптиза нет, а уж драконий."("Ты - дура! или приключения Дракоши" Белова Е.)
И драка, да так что пол страны в песок а отальная в руинах!

+3

782

Зеро14 написал(а):

То крылышком прикроюсь, то хвостиком… то… ой, как на меня смотрели-и!

Да!
Хде это можно увидеть?

+1

783

Anars
В смысле - где?

прода:
Жемчужный. Южный остров в теплом море.
 
    Этому дому обитатели острова Жемчужного завидовали. И хозяин дома наслаждался этой завистью, впитывал ее, как самый дорогой ма ши та. Купался в ней.
Было чему завидовать.
Порой бывает так, что скорлупа обычного яйца канкухи таит до поры рождение драгоценной бейлисы, каждое перо которой продается вдесятеро дороже бриллианта. Слишком красивы эти перья, слишком дорога пыльца на них – одна крупинка способна подарить год жизни… Дивная птица, прекрасная птица, воплощенная мечта миллиардов живущих. Но бейлисы не рождаются в неволе и никогда не приручаются, и закономерность, по которой в гнезде среди обычных птиц вдруг вылупляется бесценный птенец в сверкающих перьях, неясен до сих пор. Яйца при этом не отличались от обычных ни по форме, ни по величине, ни по цвету скорлупы, ни по весу, ни по плотности. Они никак не отличались. Просто однажды в обычном гнезде сероватая скорлупа обычного яйца трескалась, и вместо темной головки канкухи на свет являлось серебристое сияние…
Так было и здесь.
Стандартные белые купола и привычные арки окон, затянутые сетью «пийян» - совершенно обычная, канонная застройка - скрывали красоту. Нет, то, что лучше красоты – роскошь, изысканность. То, что делает хозяина избранным…
То, что дома было доступно лишь чийитам, урожденным частицам Золотого Облака, тут радовало глаз.
Настоящий деревянный пол! Не подделка из пластиката, не имитация, а плитки из натурального дерева, некрашеного, отшлифованного и натертого душистым воском до нежного сияния, так что каждая жилка проступала…
Деревянные панели! Шелковая гладкость, инкрустированная утонченными узорами из чего-то светлого, кажется, кости…
Потолок, невероятным образом превращенный в многоуровневый изысканно-прекрасный светильник – светильник, части которого вспыхивают и гаснут по желанию хозяина…
И зелень.
Живые растения!
Дома для того, чтобы завести в квартире хоть одного «зеленого жильца» (даже жалкий колючий хакто!) нужно было Позволение начальника, разрешение от уличного Представителя канона, согласие от членов семьи и лицензию. Немало везения понадобится, чтобы собрать все и нигде не сбиться с тропы удачи. Три растения уже считались садом, поводом для законной гордости и демонстрацией благоволения судьбы к хозяину дома. А уж пять и вовсе возносило обладателя в глазах знакомых на невиданную высоту.
Здесь все они уже понемногу привыкли к буйству местной жизни. Уже не восхищались каждым раскидисто-пышным диким деревом, случайным цветником, карабкающейся на раму окна лозой или лианой. Научились не дергаться от страха, случайно наступая на цветок, и суетливо оглядываться, ожидая штрафа. Этот мир был восхитительно, невообразимо щедр на зеленую жизнь… но даже здесь присутствие растений в жилище человека вызывало некую оторопь и подсознательное восхищение. И увидеть, как вдоль стен вьются зеленые лианы, как кусты (нет, целые деревья!) высятся в нарядных кадках – это было как удар в живот. Зависть, черная зависть хватала гостей за горло и царапала внутренности.
Зависть…
И оттого собственное довольство хозяина только возрастало.
Впрочем, в настоящий момент его состояние души было далеко от довольства…
- … досадная случайность, дорогой друг. Мы сожалеем…
- Чхио бай! Сожаления вместо заказа меня не устраивают! Когда будет сырье? – обитатель роскошных комнат зло смотрел на бело-золотую коробочку и, казалось, готов был грохнуть ее о прекрасный пол. И удушить того, кто в ней говорил.
- В кратчайшие сроки.
- Когда?!
- Мы постараемся сделать все от нас зависящее. Возможно, уже через пару дней…
- Пара дней? Вы ведь пошутили, верно? – удлиненные глаза хозяина роскоши нехорошо сощурились. – «Дорогой друг», не заставляйте нас жалеть о том, что тогда, в те дни… мы выбрали для заключения договора именно вас. Не только вы здесь были разумной расой, и не только вы, «дорогой друг», хотели взобраться на вершину. Многие мечтали о власти, а досталась она вам. Я надеюсь, вы помните, благодаря кому?
- Я всего лишь…
- И мы требуем не столь многого за свою помощь, верно? Ваш товар – наши услуги. И если вас что-то не устраивает…
- Нет-нет!
- Если вы позволяете себе не исполнять договора…
- Мы, безусловно, выполним обязательства и доставим ваш заказ, и даже снизим цену в знак доброй воли…
- Разумеется, вы ее снизите! И куда больше, чем рассчитываете!
- Но, светлый гость, здесь нет моей вины! Бывают различные досадные… стечения обстоятельств.
Терпение «светлого гостя», и так балансировавшее на краю незримой пропасти, наконец сорвалось. Он вспыхнул.
- Зиуккуно! Выкидыш безмозглой пиявки! Дерьмо драконье! Мне безразличны все твои обстоятельства! Мне  нужен товар! Три дня, слышишь? Я даю тебе три дня! И если потом сердце дракона не будет у меня, я найду того, кто мне его доставит, и дальше буду говорить с ним. Не с тобой. Понял?! Шиби шу!
Золотисто-белая коробочка речевика полетела на мягкие сиденья и погасла, но хозяин не обратил на это внимания. Он метался по комнате, кипя от гнева и беспокойства.
Никогда нельзя полагаться на дикарей. Лишенные истинного разума, лишенные умений и чести! Он нашел им этот остров, он (и с каким трудом!) выделил и передал этим безмозглым  почти два десятка образцов, он систему безопасности продумал. Такую, чтобы их не нашли, не почуяли анализаторы Проверяющих. Каких трудов стоило организовать все это, найти связи и пути продажи ценного сырья, утаить от Вышестоящих, скрыть от завидующих Равных, соблюдать осторожность, складывая свое обеспеченное будущее и безбедную уважаемую старость…
И все это может рухнуть благодаря бездарности дикарей, упустивших ценные образцы! Как их можно было упустить, как?
И что теперь скажут покупатели? Под угрозой наработанные связи, его имя, как надежного поставщика. Сама его жизнь может быть подвергнута риску!
О бездна, сколько бед!
Будь прокляты эти дикари!

Собеседник его, впрочем, тоже в этот момент жизни не радовался. Что ж, даже у вельхо Высшего Круга бывают тяжелые минуты. И, если в такое время выказать слабость и страх, тяжкие минуты могут затянуться на дни и месяцы. А при особо несчастных обстоятельствах  и вовсе прервать нить жизни.
Осторожно, как рой ядопчел, вельхо отложил на стол желтую коробочку, и тяжело уставился на стоящего перед ним человека. Мага.
- Доложите.
- В вашей воле, выш…
- Без именований.
- Да я уж рассказывал, ваша вы…
- Я сказал, без именований и поклонов. Лучше с подробностями. Всеми. И теми, о которых ты умолчал.
- В вашей воле. За товаром в условленный срок отправился Скорый.
- Почему он? Вы же должны были идти парой?
- Так пара. Но мы… в общем, я и он по очереди ходим. Один шагает вечером, готовит товар и пакует, учет ведет, а второй шагает утром, рассчитывается за товар и помогает с его переносом на место.
Первый изъян. Вместо того, чтобы работать как должно, посыльные приловчились облегчать себе труд. Один работает, второй в это время свободен и может хлебнуть ягодника и баб потискать. Тварюхи.
- Дальше, - в ровном голове вельхо почудился дальний отзвук надвигающейся грозы, и он даже приостановил повествование. Но нетерпеливый жест – и слова полились дальше.
- В срок сигнала не было, - подчиненный помялся. - Я сначала подумал, что они...
- Продолжай.
- Скорый иногда носил им туда что-то этакое, понимаете? Выпить, закусить, по мелочи кое-чего.
Еще изъян. Приторговывали выпивкой!  А, может, и глюшью? А взамен что брали, если у островных деньги под присмотром? Ладно, это подождет…
- Они еще и пили. Ясно.
  Гроза в голосе явно приблизилась. Подчиненный поторопился перевести ее на что-то другое. Или кого-то.
- Я шагнул туда. А там уже все. От домов угли, от драконьего загона пепел, и земля под ногами тлеет. И никого.
- Ты все осмотрел? Тела, кости, оружие, одежда, следы на земле, хоть что-то!
- Нет там следов. Все погорело. А где не сгорело, так все истоптано в пыль. Как будто кто стадо пускал. Люди… нет, в развалинах скелетов не было. Одежда? Сундук один в третьем доме уцелел, он железный, но внутри тот же пепел – не поймешь, было там чего или нет.
- А драконы? От драконов должны были хоть скелеты остаться!
- Нету. Камни ихние есть, те, к которым их цепляли, цепи тож на месте, целенькие. А драконов нету. Вообще ни  одной кости нет. Чешуи – и той мало, а она ведь негорючая.
Нет, посыльного менять надо, менять. Чешую он искал драконью, жадная скотина! Вместо того, чтобы все осмотреть как надо!
- Так… Твои догадки?
- Ну…
- Какие-то же догадки у тебя есть? Что это было? Драконий налет?
- В ваше воле, ваша милость, но на налет кровавых тварей никак не похоже. Те бы просто разнесли все, что видят. Даже своих, - уточнил он, - Они ж когда их накрывает, ничего не видят и не слышат.
Старший вельхо нахмурился. Помолчал.
- А если не безмозглые?
- Это как?
- Предположим, что они разумные.  И явились спасать… своих?
- Детенышей, что ли? Да вряд ли, вашмилость. Они б не все забрали, только детенышей, коли так. Деньги бы и вещички – те остались бы на местах. А тут даже деньги, что Скорый приволок, и то пропали.
- А ты и деньги поискать успел? – терпение вельхо медленно иссякало.
- Я проверял! На тот случай, если вы спросите, вашмилость.
- Ну да. Ладно, чушь это все. Хотя… Ты след Шага пробовал снять?
- Думаете, кто-то из наших мог, что ли? – дошло до посыльного. – В смысле, из Круга? Да кому в голову пришло против вас-то?
- Не твоего ума дело! Снимал или нет?!
- Пробовал, - со вздохом признался незадачливый подчиненный. – Узнать хотел, Скорый ушел или там остался. Да только ничего не вышло. Много там накручено чар, против драконов-то. Что лопнуло, что осталось, а что-то так спуталось, что и Ульве не под силу разобрать.
-  То есть были Шаги или не были, не разберешь. Интересно. А скажи-ка, эти островные…   не могли они просто удрать?
- Да куда ж им с острова? Не вельхо же, простые! Один там мажонок был, да и тот недоучка. Нет, вашмилость. Они и сами бы не ушли, а тут еще и драконы… драконов-то им куда было девать, с собой тащить, что ли?  Нет, сами вряд ли.
  Пауза. Задумчивое постукивание подушечками пальцев о крышку стола.
- Не могли, значит. Еще что?
- Да ничего, ваша милость, - облегченно выдохнул тот… и попятился от пронизывающего взгляда. – Клянусь, ничего! Только пару вещичек прихватил, они все одно ж никому не понадобятся из этих!
- Показывай.
  Серебряная цепочка, погнутая и довольно сильно поцарапанная. Почти плоская коробочка с изображением голой девицы. Дешевая писалка из мягкого темного металла… и еще одна вещь, при виде которой старший вельхо замер. И очень медленно поднял глаза на подчиненного.
- Где ты это взял?
- Там валялась… неподалеку от бывшего загона… господин, я не…
- Поди вон!
  Вельхо придвинул вещичку поближе. Знакомая. Пятеро богов, какая знакомая!
- Как интересно, мой светлый друг… Сам у себя, значит, драконов воруешь? А на меня, значит, убытки повесить собираешься?

Столица.

Еще одни комнаты, еще несколько вельхо, еще один непростой разговор…
- …согласен, что это была ошибка! Но вы сами знаете, что было запланировано! И если бы получилось с доставкой подопытных, наша партия могла бы…
- Но она не получилась! И я уже жалею, что поддержал вас в этой дурной затее! Подумать только, красть диких магов в закрытом городе!
- Что-то вы не слишком возражали, когда мы это обсуждали в прошлый раз! Тоже понравилась мысль об увеличении собственного магического резерва? А сейчас, как не вышло, сразу вспомнили про дикий город и запреты?
- Я не возражал потому, что не думал поручать такое ответственное дело вам! Задействовали бы моих людей, и сейчас не сидели бы дураки-дураками!
- И про кого бы рассказали эти ваши проверенные люди в случае поимки, а? Да им и говорить не надо было бы, их лица знает каждый вельхо! Нет уж, в таком деле лучше использовать чужаков! Меньше знают – меньше расскажут. А что касается уровня вашего идиотизма, коллега, то могу сказать…
- Тише, тише, коллеги! Подождите… правильно ли я понимаю, что вы привлекли к делу неопытных новичков? В таком сложном деле?
- Да нет… это не новички, но и не наши, - морщится второй, сравнительно молодой вельхо, которому сегодня изрядно не везет. - По крайней мере, официально с нами их не свяжут…
- Уверены?
- Это мои люди. Просто… как бы это сказать… не нанятые обычным путем.
- Для незаконных делишек, небось. С кем мы связались, боги!
  Еще каких незаконных. Если бы внезапно ставшие законопослушными коллеги только узнали о его маленьких шалостях с «друзьями» и фокусах с пропажей кое-кого из младших вельхо… Драконьими ингредиентами все при случае не побрезгуют, а вот молодежь – дело другое. Но они не узнают. И к лучшему. Эти пошумят и успокоятся, а вот «друзьям» пришлось врать долго и старательно… и даже присмотреть подарочек из личинок. Эх, еще придется исхитриться так, чтоб умыкать эту девицу до принесения Зароков. С Зароками-то они потом живут недолго… Ну что делать. Если уж дикого «друзьям» поднести не удалось, придется постараться.
- Оставим мои дела в покое. Лучше скажите, что будете говорить на Совете по дикому городу. Наш голос должен быть един.

Город диких магов

- А я говорю – сыр! И мясо не варить, им надо сырое, но при том рубленое, ясно? Мелко рубленое, чтоб помягче. Да, и сушенку. В поварни передайте, пусть сушенки котел запарят.
- Понял, сварить котел сушенки. Сливовой, яблочной?
- Вот же бестолочь. Не сварят, а запарят, ЗА-ПА-РЯТ. Чтоб мягкая, но пользу сохранила. Уяснил?  И поживей давай!
Пало только усмехнулся.
Вчера утром, когда старичка лекаря разбудили и предъявили ему новых больных, то вельхо сначала подумали, что одним пациентом сейчас станет больше. Старичок, узрев на полигоне еще тринадцать драконьих тел, схватился за сердце и сел где стоял. Малую минуту бедный лекарь только тыкал пальцем в своих необычных больных и не мог вымолвить ни слова. Можно понять дедушку.
Зато когда его удалось убедить осмотреть первого из детенышей и старый лекарь узрел сломанные крылья все остальное, свершилось чудо. К этим чарам вельхо не имели никакого отношения (и, откровенно говоря, не хотели бы иметь). Просто тихий, педантичный и немножко ворчливый  лекарь в одно мгновение превратился в злющую тварь, да такую, что куда там легендарным драконам!
- И сыр, помнишь? Сыр в первую очередь! – грянуло рядом.
Стоящий рядом Ветерок фыркнул. Да уж.
Старик, казалось, превратился сразу в несколько нехороших существ из сельских «страшных сказов». Требовательный, как дорожный «загадочник» (существо, по легендам преследовавшее путников и изводившее их постоянными  указаниями и приказаниями). Въедливый и крикучий, как злая птица-плакальщица (милая такая птичка, по сказаниям, являвшаяся человеку за три дня до смерти и изводившая его этими предсказаниями до невозможности). Настойчивый, как злой дух в поисках нетвердых в вере и столь же неумолимый. И энергичный. Энергичный до такой степени, что Пало уже к вечеру поймал себя на недостойном желании спрятаться от бывшего тихони с его нескончаемыми требованиями. Старик хотел всего и сразу: горячей воды для омовения «больных», чистого полотна, целебной мази в диких количествах, всех молодых вельхо в помощники, а главное – подобающего больным питания. Какое именно питание подобало драконам,  мнения расходились даже у самих драконышей (выросли они в неволе, и их предпочтениями владельцы не особо интересовались – ешь, что дают, и не привередничай). Порыскав по книгам из библиотеки вельхо и ничего полезного там не отыскав (по мнению авторов наиболее признанного труда, кормить драконов было лучше всего собой), лекарь было приуныл. Но в лекари со слабой душой не идут. И, малость поразмыслив, старичок отправился к Главе города. Разумно. Кто как не драконовер лучше всего знает, чего потребно дракону… и кто как не старик-лекарь  способен нормально уживаться рядом с драконовером и ни словом и делом не выдавать своих подозрений…
Жителям города тоже не удалось остаться в стороне. Впрочем, они особо и не пытались. Магия слов «детишки в беде» продолжала работать, и на полигон потянулись представители городских кварталов. Когда от поваров пришли корзины с лепешками, Пало не слишком и удивился, в подстилках от ткачей тоже не было ничего неожиданного, но когда «веселые прачки» приволокли подушки… А дед продолжал реять коршуном и требовать, шипеть и взывать к совести.
Единственные, кому от него не доставалось, были его необычные пациенты. С ними дед вел себя по-другому: ворковал и мурлыкал, будто кошка над котятами… «Больные» от такого обращения шалели. Но пока слушались…
Хотя проблем с ними было больше, чем с личинками и преступившими… причем вместе взятыми!
Ну в самом деле, драконыши, которые не знали за свою жизнь никого, кроме самого пакостного человечьего слоя, не имеющие о людях никакого представления, кроме плохого – откуда они должны знать о таких вещах, как доброта и благодарность? Хорошо, что никому  голову не откусили…
Пока.
Боги, когда уже прибудут эти их соплеменники?
Впрочем, у вельхо нашлось на них хитромудрое оружие массового действия. И звали это оружие Янкой. Отыскалось оно само, незваное-непрошеное явилось на полигон и, никого не спрашивая, тут же отыскало свою прежнюю жертву…
- Ринииииииииииииииик!
Драконыш, узрев свою самозваную невесту, вздрогнул и попытался принять независимый вид, но та попыток бедолаги «не заметила». Радостно подпрыгивая (караульный, увидав подпрыгивающего дракончика, подумал  и на всякий случай протер глаза), чешуйчатая девочка с крылышками добралась до парнишки и затопталась рядом, склоняя головку на длинной шейке то вправо, то влево. Риник безмолствовал, очевидно, пытаясь все это просто перетерпеть? Или надеясь, что незваная гостья устанет и уйдет?
Если так, то он просчитался.
- А ты чего молчишь? Ты спишь? Или тебе плохо? Плохо, да? Дедушка лекарь! Дедушка лееееееееееееекарь!
И откуда у всех особ женского пола в случае необходимости берется такой пронзительный голос?
- Не сплю я, - сдался драконыш. – Тише…
- Риничек, лапочка! – возрадовалась гостья. – Ты проснулся!  Штуша, смотри, вот наш жених!
Дракончик замер. Что его больше удивило: что к нему так нагло набиваются в жены? Или то, что он теперь, оказывается, жених не только этой малолетней вредины, а и какого-то непонятного существа мелкого вида? Но слова у бедняги, как и в первый раз, пропали начисто. Он только и мог, что беспомощно открывать рот.
Вторая предполагаемая невеста смерила драконыша взглядом глазок-бусинок и благосклонно изрекла:
- Чрррррткк.
Согласилась, что ли?
Стали открывать глаза и другие драконыши. Но пока помалкивали, настороженно-удивленно прислушиваясь к дикому разговору.
- А я подумала и решила, что пусть. Жених и невеста – это прикольно, - тараторила девчонка. - Правда, в мультиках они все время то спасаются, то целуются, и все. Но приключения бабушка запретила, а целоваться – это неинтересно. Ты же не хочешь?
- Я?!
- Вот. И я тоже. У нас ведь не мультики? Ведь правда же? Вот. А еще все говорят, женихов кормить положено. И хихикают. Я тебе пастилу принесла. Бабушка Ира сварила… Будешь пастилу? Она сладкая! И она согласна!
- Пастила? – довольно жалобно спросил дракончик. - Согласна, чтобы ее съели?
- Да нет, бабушка Ира. Что ты мой жених. Пока.

+11

784

Ж-жених и невеста, тили-тили тесто!...   http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif    http://read.amahrov.ru/smile/girl_laugh.gif   Ой, умоются меркантильные вельхо из высших, ой умоются, и "друзья" кое-кого тоже...  и на островочке тоже...  http://read.amahrov.ru/smile/girl_sigh.gif

+2

785

Cherdak13, а их, как и пастилу, никто не спрашивал))) И лезть не просил)))

+2

786

Елена Белова написал(а):

и ни словом ни делом не выдавать своих подозрений…

Наверное, так задумывалось?

"Планшет" с порнухой у караульного, значит, инопланетянский был.
А вот что такое там нашли, что вельхо аж зашипел и островного "друга" в двойной игре заподозрил?!

+1

787

Хе-хе, драконы чуть умом не тронулись от двух новичков, а тут это мелкое бедствие, стихия ))

+1

788

Anars написал(а):

Хе-хе, драконы чуть умом не тронулись от двух новичков, а тут это мелкое бедствие, стихия ))

И плюсом еще 14 болезных. Вот отойдут и начнется детский сад старшая группа.

+1

789

14 это ж свои, природные, а наши персонажи, это ж дикие инопланетяне ))

+1

790

Сорри.
Написалось странное. Очень. Извините, если что не так, у меня как-то свободного времени просто не стало...

- Жених… - как-то заторможенно повторил дракончик, не отрывая глаз от второй кандидатки в невесты (та топорщила шерстку, но молчала, осознавая торжественность момента). Невольные зрители, кстати, тоже прониклись и потихоньку подтягивались к месту событий. Исключая, конечно, драконышей – тем старичок-лекарь навесил столько чар и лечебных повязок, что им проще было провалиться под землю, чем куда-то двигаться. Но слушали они внимательно.
- Ага, - довольно подтвердила малолетняя невеста.
- Твой…
- Ну да.
- Бабушка Ира разрешила…
- Да!
- Которая сварила пастилу... - дракончик ошалело покивал головой, точно пытаясь уложить в ней эту массу противоречивой информации, и снова уставился на обеих невест.
Зрители замерли, ожидая чего-то интересного. И их ожидания не были обмануты:
- Ну… А кого из них я должен съесть?
- Что?
- Кого надо есть? Пастилу или «Бабушкаиру»? – терпеливо повторил парнишка.
И маленькая невеста, уже приоткрывшая ротик для очередного «да», так и замерла. Драконыш не смеялся и не издевался, он совершенно искренне хотел поскорее развеять это непонимание, сделать то, что нужно этой странной особе, чтобы от него отвязались, и он снова смог остаться в тишине и покое.
Пало невольно посочувствовал драконышу. Да, паренек, тебе еще многое предстоит узнать о женщинах. В том числе, что они никогда не говорят правды о своих желаниях с первого раза (явно используя любимый метод наставников «Догадайся сам»), отступают только на заранее намеченные позиции и, между прочим, просто так ни от кого никогда не отвязываются. И, кстати, ни за что и ни в коем случае не признают себя виноватыми. Впрочем, кто и когда может с чистой совестью сказать, что ему полностью удалось познать эту тайну мира, именуемую женщиной?
Увы, даже закадычный подкаблучник порой сдается, не в силах постигнуть все извивы женской души…
- Я же не отказываюсь, - неправильно понял наступившее молчание будущий подкаблучник. – Надо съесть – съем.
- Чррррррррртттттттттк! – возмутился зверек.
Пало почувствовал, что плечо близко стоящего Ветерка вздрагивает – маг от души смеялся, стараясь делать это беззвучно. По полю полетели смешки. Остальные свидетели событий тоже не маялись от плохого настроения.
Пало ожидал, что девочка обидится, и даже приготовился прийти незадачливому кавалеру на помощь – не виноват же малыш, что ничего не знает о внешнем мире? Но оказалось, что девочку он недооценил. Кандидатка в драконьи супруги не стала ни ругаться, ни убегать. Она красиво наклонила головку (магу почему-то пришло в голову слово «по-королевски», хотя применительно к драконам это было, мягко говоря, странно), по-птичьи тряхнула крылышками и обратилась к своей маленькой подружке:
- Видишь, Штуша, какие мальчишки странные? Я спешу сюда, я все бросаю, я даже хотела научиться блинчики жарить! Я ему – все, а он?
- А что – я? – не понял драконыш и был проигнорирован. Претендентка в невесты продолжила общение с подругой, ни словом, ни взглядом не дав понять, что услышала бедолагу-жениха.
- А он хочет съесть мою бабушку!
- Я не хочу! Это же ты!
На этот раз его соизволили услышать. И легким движением плечика выразили полную несостоятельность мужских выступлений вообще и этого частного мальчика в отдельности.
- Я хочу съесть бабушку Иру? Штуша, ты слышал?
- Прррч! – крылатый друг всем своим видом выразил абсолютную поддержку юной даме в ее претензиях. И даже больше. При виде его высокомерно вздернутой головки и надменно сложенных крыльев мужчинам как-то невольно приходили в голову все выслушанные в течение жизни попреки от дам сердца (в никчемности, незадачливости, бестолковости… и так до бесконечности). Ветерок от греха подальше сел на землю, удачно пристроившись за кустик, и заржал уже в открытую. Пало посмотрел на него с неодобрением (ему самому кустика не досталось).
- Ну вот что с ним делать? Совсем он глупый, правда?
- Чиррррррт…
- Мы же не можем его, такого, бросить, правда? – малявка покосилась на ничего не понимающего парнишку и милостиво изрекла. – Знаешь, иди все-таки кушать. Пастила – это вот она, видишь? Пастила, это Риник, Риник, это пастила.
Хм.
Вообще-то у коричневато-красной пластинки толщиной с монетку глаз не было. Но после слов девочки свидетелям почему-то показалось, что странная поблескивающая масса смотрит. Более того, она, казалось, взирала на драконыша с тем же недоверием и опаской, что и ее предполагаемый поедатель. Риник потыкал будущую жертву крылышком (та не пошевелилась), принюхался… на его продолговатой мордочке проступило удивленное выражение.
- Ну кушай же, - хихикнула девчонка. - Она не кусается… Стой, стой! Ну куда ты ее прямо сразу хватаешь?
Только что распробовавший коричневатую пластинку Риник быстро выплюнул обратно ухваченный было краешек. И уставился на «невесту», силясь понять, что он опять сделал не так!
- А как надо?
- Мне предложить!
- Но… но ты же мне ее сама дала?
- Мало ли что дала…- девочка опустила головку и что-то старательно высматривала на снегу, - С девочками же делиться надо!
Вконец замороченный драконыш больше не задавал вопросов. Отчаявшись понять женскую логику, он молча оторвал кусочек лакомства и вручил ее своей непостижимой гостье. Торопливо запихнул остальное в пасть и быстро-быстро заработал челюстями, пока дама сердца (и шеи по совместительству) не выдумала что-то еще.
Драконочка глянула на меура, тот – на свою маленькую хозяйку. Не сговариваясь, оба совершенно синхронно пожали крылышками и возвели глаза к небесам, выражая свое мнение о воспитанности некоторых мальчиков. А потом вздохнули и… попрыгали с корзинкой дальше, раздавая лакомство остальным присутствующим. Людям доставался кусочек размером с детскую ладонь, драконышам – с лоток. Причем предприимчивая невеста не делала никакой разницы между человеками и драконами, за исключением размеров.
- Привет! Болеешь? Ты главное не переживай, тут очень-очень хорошо лечат, я быстро поправилась! А ты знаешь, что при болезни надо витаминки? Ну это лекарство такое, вкусное. Вот, кушай, оно уже с витаминками. Ни у кого такого нет, только бабушка Ира варить умеет. Ой, какие у тебя красивые крылышки… Дядя Пало, вот, пробуйте, вкусно! Правда же? И вам тоже… вы почему на снегу сидите, штаны загорелись? Нет? А… ладно-ладно. А почему у тебя коронка не блестит? Хочешь, Штуша ее почистит? Нет, сначала кушай, потом пощит… почистка. Я и бантики могу сделать. Не знаешь, что такое бантики?!
Она щебетала и раздавала лакомства, Штуша летал и чирикал. И…. может, так оно было и надо?  Драконыши постепенно успокаивались. Кто-то уже жевал – девочка же кормит и людей, значит, еда безопасная… и вкусная, кстати. Кто-то, завороженный разговором, спокойно терпел рядом лекаря. Кто-то положил голову на лапы и попытался вздремнуть. А девочка все ворковала и ворковала.
- А ты меня летать научишь? Ну, когда выздоровеешь? Как не умеешь? Совсем? А ничего, найдем у кого учиться. Я Макса попрошу.
- Макс – это твой брат? Он что, тоже дракон?
- Не знаю, - безмятежно пожала плечами юная особа. – Но он может найти все.
- Что, и дракона притащит?!
- Он - Макс.

Столица.

В Вышний Круг приходили разными путями. Но, как правило, те, кто смог добиться (теми или иными способами) этого высокого положения, имели одну общую черту – красноречие. Вышние Круга умели изъясняться изысканно-витиевато, словно плетя Узоры заклинаний,  и безупречно вежливо. У прожженных интриганов это считалось даже отличительным достоинством – умение не повышая голоса и сохраняя самое доброжелательное выражение лица, неторопливо смешивать собеседника с грязью… или испепелять его на месте. Змеиный клубок, да и только.
Но были и здесь исключения. К примеру, если вельхо (все без исключения) имели «счастье» заслышать в приближении хрипловатый, чуть тягучий и сонный голос, то, как правило, старались свернуть в другой коридор или срочно вспомнить о забытых делах, вынуждающих вернуться назад. Потому что знали: обладатель сонного голоса был одаренным магом, весьма опытным и знающим, но, к сожалению, отягощенным неистребимым и несоразмерно огромным желанием поучать окружающих. Вне зависимости от возраста и положения, всех и каждого, всегда и по любому поводу. Такую же реакцию встречал и высокий голос вельхо Матуса, неисправимого любителя магических поединков, и торопливый говорок Тертия с мягкими интонациями – неукротимого болтуна и ярого сплетника, способного заговорить до смерти даже глухого…
Увы, но наука гласит твердо: нет сугубо одинаковых множеств, как нет и правил без изъятий. Даже в змеюшнике порой можно встретить ядовитую жабу или змеевидного ящера. Что уж говорить о людском множестве? Так что в Круге привыкли и относились к этим странным типам как к неизбежному злу.
Но было еще одно исключение…
И сейчас это исключение орало на подчиненных, нисколько не сдерживая голоса и не стесняясь в выборе выражений:
- ****! Ну ***! Чтоб вас***, а потом ***, **** и ***!
Подчиненные безропотно внимали. Возражать было дороже: пока кничат, по крайней мере, боевыми топорами не кидаются. А топоров на стене было много… Молчать, впрочем, тоже было опасно – молчишь, значит, по мнению хозяина покоев, виноват настолько, что топора на такое дело мало. Поэтому маги топтались на месте, виновато вздыхали, стараясь демонстрировать все признаки раскаяния, и время от времени подавали голос.
- Господин…
- Драконье дерьмо!
- Остай…
  Куда там. Господин Рит, с «ласковым» прозвищем Рык, бывший десятник войска, не любил идти поперек своих желаний. А желал он сейчас одного – орать. Доносить до своих бестолковых подчиненных мысль, какие они, пятеро богов, идиоты.
- Дра-конье дерь-мо! Вот что у вас в тех шарах, что вы таскаете на плечах! Какие это, к драконам головы, в любой голове -  даже самого тупого сельчанского быка - мозги есть какие-никакие!  Нет, ты морду не отворачивай, ты слушай! У быка – голова! У барана под его рогами – голова! У муравья – и то голова! А у вас там рай для… для мух! А что? Светло, просторно, пусто!  Знай себе летай, ни за что не зацепишься! Мозгов-то нету! Потерять дракона! Дра-ко-на! В королевских землях!
- Господин Рит, мы ж его нашли…
- Кого?! – взвыл Рит, таки швырнув в бестолковых подчиненных попавшийся под руку предмет. К счастью, всего лишь кружку. -  Да вам только хрен искать с такими способностями! Причем не тот, что в огороде – тот с вашими великими талантами не отыскать! Да вы и другой не найдете, если его не подсветить магией! Кого вы там нашли, несчастные жертвы божьей шутки?! Сколько ж интересно, боги выпили, когда вас творили… Нет, это уму непостижимо! Заявиться в поселок, когда у драконов след еще не остыл! И вместо того чтобы тут же кинуться на поиски, ввязаться в разборки с тупыми сельчанами! Чем они вас приголубили, отважные воители? Вилами?
- Граблями… - голос мага был все столь же виноватым, но внутренне облегченно вздохнул: кажется, начальство прокричалось, можно заканчивать представление. Боги, как же все-таки унизительно изображать слабость перед этим бывшим воякой.
   Рит глянул на непутевых подчиненных, поморщился. Поискал кружку, досадливо нахмурился, углядев ее на полу и подтянул к себе сразу кувшин. Горячее питье немного успокоило его воинственный настрой.
- А, может, кузнечным молотом? – уже не так злобно спросил он. - По этим вашим головам без мозгов!
- Господин, вы же изволили слышать, что жители поселка оказались под воздействием некой дурманящей смеси. Мы не были уверены, насколько их показания соотносятся с реальностью. Но большинство сходится на одном: в поселок пришло трое. А потом появился дракон, а молодых людей стало двое.
И если бы не он, никто бы и не обратил внимания! А ему вместо благодарности – крики и швыряние кружек. Все этот вояка недобитый, чтоб его. Ничего, нашлись в Вышнем Круге вельхо, которые больше умеют ценить талантливых подчиненных…
- Так, может, третьего дракон попросту сожрал?
   Идиот.
  И почему именно этот придурок – его Властвующий?
  Не успев додумать столь крамольную мысль, подчиненный поднял глаза – и похолодел. Властвующий смотрел на него с нехорошей, понимающей и очень недоброй улыбочкой.
  Как мысли читает…
- Значит, оборотень? – пророкотал Рит.
- Да, господин… Я… мы… думаю, что это очередной подсыл от драконов. И…
- Короче, идите. С этим драконом-парнем я сам разберусь. Драконом-парнем. Хм…- и он резко взмахнул рукой.
   Подчиненные отшатнулись.
   Все трое.
   То, что они ощутили… и увидели.
   Штаны светились. Зимний день клонился к закату, и в полумраке комнаты тусклое сияние на ладонь пониже пояса – нежное, лилово-синее, пульсирующее – было хорошо заметно.
- Что гнездо дымоглотов нашли – то добро, - продолжал улыбаться Рит. – То, что про дракона  выспросили – тоже. Неясно, правда, почему так поздно. Коли по недомыслию, то ладно. Но все одно лечить надо. Плохо, коли мозгов недостает.
- А… - три взгляда сошлись на «источнике сияния». Какие мозги могут быть в этом месте?!
- А посему вам напоминание. Дабы думали в следующий раз головой, а не тем, на что штаны надевают. Идите. И помните: еще раз надурите – и засветится еще кое-что.

Лес близ несостоявшегося Вельхограда.
            Славка.

Макс был живой иллюстрацией к утверждению о многогранности человеческой натуры. Славка успел насмотреться и на колюче-равнодушного Макса-мошенника, и на ехидно-веселого Макса-дракона, постоянно устраивающего Старшим всякие каверзы, и на непрошибаемого торговца, сметающего препятствия с неукротимостью бульдозера… и даже на Макса в его редкой откровенной ипостаси. Вспомнить только тот подвал, Ритхино пламя и усталый голос напарника. Когда думаешь, что до конца жизни осталось чуть-чуть, секретничать не тянет…
Но, оказывается, и это был не последний слой в копилочке той самой многогранности. Сейчас оба напарника имели счастье наслаждаться новой стороной Макса – Максом-влюбленным.
И впечатляющая, надо сказать, получилась картинка. Кто бы сомневался.
Макс то надолго замолкал, погружаясь в свои мысли. (Терхо Этку, завидев у костра напарника с мечтательной улыбкой на лице, споткнулся, рассыпал хворост и тайком бросил на Макса какое-то заклинание. А потом шепотом допытывался у Славки, отыскали они травку тут или принесли с собой. Нет? А почему тогда Макс так улыбается?) То что-то писал в своих листочках – Славка было подумал, что стихи, тем более речь шла о каких-то «кувшинках», но Макс и стихи? Несовместимо. Макс он не романтик, он… практик. Янке, к примеру, вместо красивых слов достались шубка и муфта, бабушке – золото и письмо. Драконята из убежища получили вымечтанный сыр и сладости…
Макс деятельный.
И сейчас его деятельность нашла новое поле.
Сначала он вцепился в Терхо. Тот растерянно отговаривался сначала незнанием и отсутствием источников, а потом и бестолковостью, но это ему не помогло. Макс тряс его как грушу, выспрашивая про расстановку сил в Нойта-вельхо, про Вышний Круг, про сплетни, которые ходят про «самых лучших и достойнейших». Да не завелось ли у них, к примеру, каких-нибудь друзей необычных или знакомств. Данные заносил в свои записки, причем щурился при этом не по-хорошему.
- Про всех? – возопил Терхо, услышав очередное требование – поведать о родственниках «достойнейших».
- Ну да. Про кого знаешь. И, знаешь, не фильтруй материал. Правда или нет – мы потом разберемся. Тут все интересно. Любая мелочь. Даже если младший племянник цветочки на лысине дядюшки нарисовал или, скажем, летучих мышей нежно любит…
- Да это тебе зачем?!
- Компромат, - объяснил Макс, не поднимая глаз от записок.
- Что?
- Полезная такая штука. Бесконтактная техника выкручивания… э-э… рук.
- С помощью мышей?
- Да какая разница. Сплетни, конечно, врут, но пословица про дым и огонь не так просто появилась. А что, летучие мыши и правда кого-то сильно волнуют?
  Терхо вздохнул и снова изобразил из себя Шехерезаду…
  Следом пришла моя очередь.
  Компромат на драконов Макса, к счастью, не интересовал – зато он мертвой хваткой вцепился в уроки Старших, разбираясь с тем, какие они – драконы жизни, как ощущаются в энергии и как бы их найти…

+8


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!