Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!


Ах ты... дракон!

Сообщений 801 страница 810 из 854

801

Anars написал(а):

Видимо, нужно перечитать все от начала.

Заодно и повторно удовольствие получите  http://read.amahrov.ru/smile/laugh.gif

+1

802

- Что?
- Выходите! Все выходите!
- Рехнулся? Ветер же! Прям как дубинкой бьет.
- Они пришлииииииииииииииии!
- Кто?
- Новичков доставили? Не время же…
- Нет.
- Выходите! Ребята, выходите!
- Нет новичков…
- Это не те…
- Все они одинакие. Твари.
- Нет… это совсем не те… Ты посмотри, Дарик! Ты как следует на них посмотри!
- Это… это же…
- Все выходите! – голос Митаса, самого юного из жителей поселка, дрогнул и сорвался. – Они пришли, слышите? Они все-таки пришли…
    Поверить в это было трудно. Пережить крушение надежд и будущего, месяц за месяцем выживать в холодном соленом аду, перетерпеть столько потерь, столько боли и отчаяния! Смириться, наконец, с тем, что будущего больше нет, что все, что у тебя осталось – те несколько недель, месяцев или лет, пока холод, отравленный солью воздух или какая-нибудь хворь не дотянутся цепкими лапами и не загонят на кладбище.
    На встречу с богами.
    Хотя в этом маленьком поселке с большим кладбищем в богов давно уже никто не верил.
    И в помощь и доброту со стороны – тоже. Почти.
    Но сейчас-то, сейчас…
    Они шли с восточного края поселка, и ветер дул им в спину, кружа в стылом воздухе пыль и песок пополам с горькой солью. И было их не пятеро, а куда больше, и разномастные теплые одежки ничуть не походили на прекрасные «покровы». И лица были у них самые обычные, без того сияющего ореола, про который вещали молитвословы. Но мальчишкам и девчонкам полумертвого поселка нежданные гости показались только что шагнувшими с небес! И грязноватая соль казалась сияющей оболочкой, и лица с одинаково-потрясенным выражением – самыми прекрасными в мире!
Они все-таки пришли.
Девчонка все же добралась, и они пришли…
И, кажется, не собираются просто развернуться и уйти…
Неужели их заберут отсюда? Неужели выжившие ребята еще увидят что-то, кроме серого камня и желто-бурых туч, перегоняемых с места на место злобно-неугомонным ветром? Неужели будет еще что-то, кроме сухих лепешек и порции вечно пересоленной каши? Неужели можно будет потрогать зеленые листья, вдохнуть аромат распустившегося цветка?
Неужели…
    Поселок встал на дыбы. Распахивались окна. Появлялись и в шоке застывали на пороге  тощие фигурки в буроватом бесформенном тряпье. Нерешительно тявкнула собачка, которую одна девчушка из последнего набора новичков ухитрилась притащить с собой и каким-то чудом выкормить, деля с ней свою порцию… Заворочалась на постели  в полубреду больная Ринка. Зажала рукой рот, чтобы не вскрикнуть, ее подруга, так и сжимавшая в руке выбранное для похорон платье. Обессилено привалился к стене Тари, самый старый в этом поселке – ему уже было двадцать четыре. В этом солено-ледяном кошмаре он продержался семь лет. И сейчас, в этот момент, он почему-то больше всего был рад тому, что тряпка, замотавшая его лицо по самые глаза, скрывает мокрые щеки. Здесь только девочки могут позволить себе плакать, девочки и новички (сколько он в свое время утешил таких мальчиков и девочек… и у скольких постелей потом стоял, не в силах помочь, и скольких похоронил). Ему нельзя.
Но сейчас, вот сейчас, в эти несколько мгновений, он мог позволить себе слезы. Их все равно никто не увидит. 
И все же поверили не сразу.
Только когда из группы пришедших вырвалась девчонка в длинной плотной юбке и теплом, ловко скроенном полушубке – та самая, их девчонка, которая неделю назад на свой страх и риск ушла в Шаг.
- Ребята, мы за вами! Там снег в городе, там… там хорошо, нам помогут…
- Снег? – по темному от голода и вечного ветра лицу Митаса поползла недоверчивая улыбка.
   Девчонка протянула к нему раскрытую ладонь:
- Вот, снежок, видишь? Снежок! Я слепила, я с собой взяла. Там снег, там нет песка, там теплый дом для всех…
- Снег… - слушал и не слышал южанин Митас. – Пожалуйста… можно потрогать?
Кто-то из пришельцев, как-то сдавленно прошипев сквозь зубы нечто невнятное, уже тянул со спины мешок и дергал завязки. Из домиков, несмотря на бурю, выходили и выбегали, забыв закутаться, ссыльные ребята. И Тари собрался с силами и отлепился наконец от стены, чтобы напомнить бестолковым младшим про одежду, про хвори… и про осторожность, пятеро богов, при появлении незнакомцев.
Он должен. Даже если это действительно пришли за ними, если помогут и заберут отсюда в безопасное место… даже если… Все равно, потерять кого-то из-за обычной «грудницы» или «горькой простуды», подхваченной буквально в последний миг, не хотелось.
Так что он должен позаботиться о своих.
Он тут старший.

Более-менее оглядевшись, пришельцы-спасители схватились за головы.
- Восемьдесят семь человек?! Речь шла о пятидесяти семи…
- Было пополнение. Но забрать можно восемьдесят два.
  Пало остро взглянул на говорящий… как назвать этого парня и с чем его сравнить, северянин затруднялся подобрать слова. Костяк? Скелет? Высохшее тело? Здесь все были такие: на первый погляд вполне упитанные, да. Пока не размотаешь эти их жуткие тряпки, в которые ребята были закутаны по самые брови. А без тряпок оставалось то самое – которое Пало Северянин затруднялся назвать словом. Даже вежливым.
Тощее тело, точно составленное из костей, жил и кое-как натянутой на все это буровато-серой, точно плохо выделанный пергамент, кожи. Запавшие щеки, большие глаза с вечно опухшими, красными веками. Странно тонкие губы. И эта их походка…
Когда отбушевали первые страсти, когда нежданных спасителей уже наобнимали до синяков на плечах, когда иссяк, казалось бы, бесконечный поток вопросов: как, куда и вообще, а что теперь будет? Когда из негустой толпы протолкался скелетик повыше остальных, наскоро представился как Тари и принялся распихивать неодетых по хижинам, радостное оживление чуть приугасло, и маги обратили внимание на то, как двигаются подростки. Чуть замедленная, шаркающая походка напоминала стариковскую. Старички, маленькие старички… да что же это такое?!
- Нам не всегда доставляют еду вовремя, - заметил его недоумение Тари. – Ни пополнение, ни еду. Боятся.
- Чего? Что вы устроите им засаду? Что… правда боятся?
- Наверное.
- Вы? Без оружие и слабые, как…
- Слабые, - хрипловато согласился перевитый жилами скелет. – Может быть, поэтому еды всегда недостаточно. Даже если была вспышка хвори, заразной, и умерло больше, чем обычно… Сколько бы нас ни было – но порций всегда меньше, чем нас.
Многозначительно.
- Поэтому вы и заподозрили, что у вас кое-кто… хм… скорее сторожа, чем преступивший?
- Скорее шпион, - поправил Тари. – Да.
- Не хотелось бы приводить их в… минуту. Вы не просто их заподозрили. Вы их отыскали?
- Я здесь самый старший. Дольше всех прожил. Я вижу, кто и когда ведет себя неправильно. Кто меньше голоден, чем другие, хотя получил такую же порцию. У кого появляются новые вещи – на первый взгляд не отличишь от старых, но если знаешь, куда смотреть… словом, их четверо. Одна девушка, трое парней. Они все здесь, в дом никто не заходил. Видно, ждут, пока вы что-то определенное скажете. И стоит обезвредить их до того, как здесь что-то начнется.
- Ты прав. А сейчас они не могли успеть предупредить?
- Вряд ли они держат говорящие шкатулки при себе. Это вещь не мелкая. И если бы такое увидели… Нет, они держат свое приспособление для доносов где-то в тайнике. И достанут, когда все узнают.
- Ну что ж, тогда делаем так.
   Пало быстро подозвал к себе энергичного Гэрвина, тот понятливо кивнул – и испарился в Шаг. Вернулся, нагруженный пакетами.
- Ребята! – возвысил голос Пало. –Я не буду говорить, что Высший Круг неправ. Но, на мой взгляд, никто не заслужил такого… а если и заслужил, то их вина уже искуплена. Даже преступившие несут кару не всю жизнь. Я не буду говорить долгих речей. Мы просто соберемся сейчас – и уйдем отсюда. Если боги смотрят на нас сейчас – то пусть подадут знак, что мы неправы!
Больше ста человек – и пришлые, и ссыльные – задрали головы к небесам. Здесь даже они были буро-серыми, пыльными и выцветшими. Боги просто не могли смотреть с таких небес, потому что не могли осенить такое своим присутствием! Но об этом Пало говорить не стал. Выждал малую минуту и снова посмотрел на лица подростков. Точнее – на щели между лицевым платком и головным…
- Дорога предстоит дальняя. Очень. Вы истощены и слабы, можете не перенести Шаг даже в пассивном состоянии. Поэтому делаем так. Сейчас Гэрвин выдает всем по чаше укрепляющего отвара, и вы идете в дома, собирать вещи. Мы не можем взять многое, поэтому постарайтесь взять то, что дорого вам. Есть же здесь что-то дорогое сердцу? Потом выходите снова сюда, выпьете еще по чаше отвара. И в путь…
Согласны?
- Да! Да!
- Гэрвин?
- Все готово.
- Отлично. Тари, давайте сначала самых крепких…
В отваре было снотворное. Сильное. Войти в дом подозреваемые успели. Добраться до тайника – нет.

  Под снотворным взяли всех. И больную девушку из хилого покосившегося домика. и четырех подозреваемых, вместе с говорящей шкатулочкой. Пригодится. И четырех чумазых юнцов, на которых даже отвар подействовал не сразу – так им хотелось прихватить свои наработки в самодельных тетрадях. И девицу, насмерть вцепившуюся в светлое, слишком длинное для нее платье (и зачем оно ей?). И крепкую пока пару близнецов (из новичков). И тощую напросвет девчушку с ее почти прозрачной (кабы не шерсть) белой крохотной собачкой.
Словом, всех.
Последним уносили Тари. Он помогал спасителям организовать в опустевшем поселке следы пристигшей ссыльных катастрофы. Один дом подожгли, в двух выбили двери и часть стены, изобразив следы нападения пустынных чудовищ. В остальных устроили беспорядок, словно жившие здесь покидали хижины в спешке и панике. Вещи в большинстве остались где лежали, в том числе и еда, и принесенная для ссыльных и на треть готовая работа. Следы чудовищ организовал лично его поднятость правитель города. Получилось, на взгляд Тари, вполне достоверно. А для убедительности Ветерок приволок чью-то кровь и мясо и художественно раскидал где придется (частью в общинной кладовой), заявив, что чудовища будут полными дураками, если не явятся на такое замечательное угощение. А уж когда они подерутся за оставшуюся еду и освоят освободившуюся территорию, вопрос о следах утратит значительную долю актуальности. Тари вздохнул и признался, что в чем-чем, а в глупости чудищ ссыльные не обвиняли никогда. Ловушки те обходили, будто разумные – больше двух раз на одно и то же не ловились никогда.
Впрочем, территорию освоить действительно стремились.
И вполне возможно, что «надзирающие», проверяя в очередной раз поселок, с ними встретятся. Кому при этом не повезет больше?
Спорный вопрос…

Город, который явно переименуют в Драконград. После такого-то.

Новое явление драконов народу состоялось очень невовремя. Народу было, мягко говоря, не до того… Горожане и так были впечатлены по крайности. Сначала попытка похищения ребенка (!), потом доставка в город драконенка (!!), затем перенос сюда же его собратьев (!!!). Хотя каких там драконышей. Тощих заморышей, которых поварша жалостно обозвала «ящерками», потому как «да ну какие они при таких-то тельцах – драконы»?
Даже самые угнетенные закрытостью города и обретением магии жители вдруг резко ощутили (не без помощи Ерины Архиповны), что эти не слишком веселые события – далеко не конец мира. Что с ними вполне можно жить, и что вообще-то на свете есть лю… тва… кхм… разумные существа, которым приходится куда как хуже.  И если оным помогать, то собственные беды как-то отходят в сторонку.
Когда три самозваных драконоборца покаялись в своем дурацком желании убить дракона и стали о них заботиться, казалось, это все. Больше из горожан (между нами – существ довольно себялюбивых) ничего не выжать… в смысле – больше сочувствия.
Но когда в город доставили юных ссыльных…
Скажем честно – их пожалели даже драконыши.
Когда люди обходятся плохо с врагами или теми, кого считают врагами – это одно. Но когда морят голодом и доводят до смерти собственную молодь… это ужас. Кое-кто из «ящерок» даже попробовал отказаться от еды в пользу новеньких заморышей. Например, Янкин «жених». Смотрел-смотрел на новую порцию пастилы (любимое теперь лакомство), а потом тихонько отодвинул лапой в сторонку. Мол, людской молоди нужней. Янка, правда, быстро разъяснила неразумность такого поведения – и обед состоялся как положено!
Но дело было сделано: стороны прониклись друг к другу пока еще осторожным, но сочувствием. Человечьи подростки  – пока просто благодарные за еду, драконьи – потому что  жалели…
И драконыши впервые занервничали: а как их-то встретят собственные взрослые? Вдруг они не лучше этих? Впрочем, люди бывают разные. Даже здесь.
Пастилу теперь варили чанами. Лекарственные отвары бочками.
И в этот момент над городом пролетел дракон.
Взрослый!
Город замер.
Ночь наделения магией вспомнилась настолько живо… что кое-кто шарахнулся в дома, под защиту стен. А многие, наоборот,  рванулись навстречу…
Дракон, впрочем, не обратил на это особого внимания. Серебряный силуэт проплыл над городом, растаяв где-то за стеной, оставив горожан вздыхать: кого облегченно, а кого и тоскливо…
Все равно сейчас все были заняты. Драконята и бывшие ссыльные (а заодно – желающие) пробовали новое лакомство…
И сначала никто не обратил внимания на веселый молодой голос:
- Ни фига ж себе тут народное гулянье. И без нас!
  Пало обернулся… и тут же полетел в снег, сшибленный серебряным тельцем, летящим, раскинув крылышки, и визжащим на предельной громкости:
- Макс, это Макс! Бабушка Ираааааааааааа, это Маааааааааааксииииииииииииииик!!!
Молодой человек в коротком полушубке сначала шарахнулся. Потом все же подставился под удар немаленького драконьего тельца, осторожно обнял в ответ (стараясь не повредить крылья) и уже со снега озадаченно проговорил, сдвинув на затылок лохматую шапку:
- Янка? Ох ты и… выросла. Че я тебе теперь дарить-то буду?

Горы. Убежище

Драконье Убежище древним не было. О нет.
По драконьим меркам оно даже старым не было.  Совсем недавно, опять-таки по их, драконьему времяисчислению, пару сотен лет назад, Убежище было всего лишь «рабочими вместилищами», изолированными от окружающего мира по самой простой причине – из-за возможной опасности проводимых исследований.
На самом деле ничего по-настоящему опасного в этих пещерах не творили – просто «постигающие суть» были, как бы это назвали на Земле, «перестраховщиками» и хотели исключить любые незапланированные воздействия на внешний мир. А в целом...
Опыты с растениями, которые могли дать выживать в условиях ограниченного или вовсе отсутствующего освещения, способные на ускоренный рост и созревание – в основном для южного континента, где почти никто не жил. Там были самые долгие ночи и самые короткие дни…
Эксперименты по нивелированию вредного воздействия опасных зон – последствий спонтанной человеческой магии, так называемых ….  Что поделать, дарованная магия в людях, несмотря на их острое и глубокое желание, приживалась с трудом. Человек – вообще существо куда более стихийное, чем дракон. Зачастую неспособное даже контролировать собственные мысли. О каком равновесии сфер можно говорить в таких условиях? Человек рассердится на укусившего его комара – и что? Да что угодно! Высохнет болото, вместе с комарами, болотными травами, кустиками и лягушками или комары превратятся в крохотных злобных псов, как с досады поименовал их укушенный человек, или тихо и необратимо среагирует на эмоциональное «Чтоб ты сдох!» любой, кто окажется поблизости – кто знает?
Мага бы уберечь!
Вот и работали драконы сразу в нескольких направлениях, чтобы и личные сферы людей как-то уравновесить, и последствиях их спонтанного чароплетства свести к минимуму. Для этого, кстати, и были когда-то придуман первый стопор – экспериментальный комплекс чар, помогающий человеку привести сферы вначале к равновесию, затем  к оптимальному сочетанию. Судя по стремительно растущему числу магов-вельхо, эта разработка должна была пригодиться очень.
Но потом оказалось, что людей драконы все-таки недооценили.
Ни «постигающие суть», и остальные.
В нахлынувшие Дни Безумия, когда Крылатые гибли ежедневно десятками, когда центральные вместилища знаний оказались потеряны в считанные часы (безумие скосило тамошних посягающих быстрее остальных), бывшие горные лаборатории как-то незаметно оказались единственным настоящим укрытием для растерянных, тогда еще мало что понимающих драконов.
Вчерашние «рабочие вместилища» стали спальными покоями, лекарскими, игровыми. Экспериментальные мхи – едва ли не единственным кормом для детей и взрослых. А разработанные для людей стопоры – лекарством от сумасшествия, в первый раз – для одного из его собственных разработчиков.
Нижние этажи удалось сберечь от переоборудования – там по-прежнему царили мастерские, чары, сохраненные в камне уникальные Узоры и плетения чар.
Поначалу, пока Крылатые еще не понимали, что происходит, пока внезапно обессмыслели и стали жуткими хищниками вчерашние учителя-исследователи… все шло по-прежнему. Почти. Да, сходили с ума Старшие, да, были жертвы, но с этим пытались бороться, запирая больных и налагая на них начарованный сон. Да, прозревающих суть вещей стало много меньше, но они все еще работали, причем много больше, чем раньше. И, пока прилетали раненые, обожженные, причем – что совсем дико – своими, своими же собратьями, пока те, что остались в разуме, падали с ног, сутки напролет ища причины неведомой хвори и способы исцеления… пока  Зеленые метались по материкам и городам, пытаясь спасти и Крылатых, и людей… вместилище еще какое-то время жило по прежним законам. Давали приют каждому попросившему, не разбирая, кто он и откуда. Оделяли своим покоем (пусть уже не отдельной пещерой, просто спальным местом в общей зале и подстилкой), каким-никаким прокормом и занятием – не пристало разумному существу висеть бездельным грузом у общины на крыльях… Даже малыши четырежды в день обходили залы, принося обездвиженным порцию воды.
Но потом случилось несколько страшных случаев, когда Крылатые, оказавшись во вместилище – вполне разумные на вид и речь Крылатые – внезапно и необъяснимо срывались. И тогда от приютившего их покоя могло не остаться камня на камне. Они не просто теряли разум, нет – они действовали вполне осмысленно и даже целенаправленно, выбивая еще живых Старших. Руша последние опоры уже хрупкого, зыбкого, до предела расшатанного Равновесия…
Один из таких случаев оставил после себя свидетелей.
Поначалу им не поверили – слишком невероятной показалась описанная ими картина: человек входит к дракону, говорит какую-то бессмыслицу… и тот покорно поднимается. И идет убивать. Человек, приказывающий дракону… дракон, повинующийся человеку… и потом лишившийся разума полностью, совсем, и потому не имеющий даже шанса объяснить причины своего дикого поступка.
Потом… потом, когда поверили, версия о причастности к Дням Безумия людей, первоначально одна из наиболее сумасшедших, стала кошмарной реальностью. Особенно после вестей от уцелевших драконов – о спешно сформированной новой власти. Сначала в виде так называемого Высшего круга короля, потом почему-то просто Высшего круга… о торопливо распространяемых мифах о кровавых тварях, склонных к поеданию людей заживо. О подозрительной череде несчастных случаев с библиотеками, хранилищами настоящих знаний. О погроме всех драконьих «перекрестков»…
А потом равновесие, убывавшее с каждым гибнувшим драконом, рухнуло окончательно. Погибли последние Зеленые, практически вымерли Снежные… и теперь безумие было уже не остановить. Ведь изначальной гармонии в мире, эталона, по которому взрослеющие Крылатые мягко и аккуратно настраивали-наращивали свои сферы, просто не стало. А если нет эталона, всеобщего мерила и ориентира, то каждому суждено было теперь проходить свой путь развития вслепую  – или с под постоянным контролем наставников. И все равно срывы в юном возрасте (да и потом) были неизбежны. И сделать было почти ничего нельзя. Разве что стопорами как-то удержать обеспамятевшую жертву, пока она бьется, пытаясь сбалансироваться.
Что сотворили люди? Откуда у них взялась такая мощь, способная разрушить поколениями выверенное соотношение сил…
Неизвестно.
Но убежище закрылось наглухо, перестав пропускать людей и очень тщательно проверяя Крылатых.
На Земле сказали бы «перешли на военное положение».
Здесь – просто «закрылись». Накрылись куполом недоступности, тем самых, разрабатываемым для людей.
А сегодня случилось немыслимое.
Алтарь ожил….

+8

803

Первая часть - очень душевно и пронзительно, аж до слёз...

---
Есть логическая ошибка в действиях спасателей: если забрать переговорный ящик, то вся маскировка под нападение монстров идёт Шуше под хвост. Потому как те, кто будут расследовать исчезновение "каторжников" точно будут знать, где и что искать. И если не найдут - то на монстров точно не подумают, что те утащили.

Отредактировано Wild Cat (03-04-2017 06:33:18)

+1

804

Wild Cat написал(а):

... И если не найдут - то на монстров точно не подумают, что те утащили.

Мало того, эти переговорки могут еще и выдать куда увели детей. Бабуся должна была подумать об этом. Хотя, если Елена так задумала по сюжету, то будем подождать.

0

805

Wild Cat, спасибо, Вы правы, но тут возможны варианты. Могут отбежать подальше и бросить, сбросить в пещерку к какому-то особо милому хищнику и так далее... У меня есть один, надеюсь, он не покажется глупым. Хотя тут у меня косяков уже набралось...
Anars, спасибо! Я постараюсь, чуть подальше.

А почему меня антивир не пускал на сайт? Еле зашла, каким-то кривым способом...

Алтарь ожил!
Пока еще слабо, едва заметно, но светились все четыре угла квадратной плиты! Полыхала ало-золотым часть Огненных, переливчато-голубоватым беспокойным, переменчивым светом кипела зона Снежных. Дрожало почти неразличимое глазами марево – Воздушные, о великие Небеса, нашлись Воздушные. Совсем нерешительно, робкими  бледными пока искрами светилась зелень драконов Жизни.
Это невозможно.
Они же искали, они же видели….
Зеленых истребили первыми, первыми. Люди-маги буквально охотились на них, травили, устраивали засады и сбивали даже тогда, когда Зеленые держались на высоте и показывали, что нападать не собираются. Несколько раз  - Старший помнил! – бывало так, что Огненный или Воздушный спокойно пролетали над внешне безобидной рощей, а потом, какие-то мгновения спустя, в воздухе показывался Зеленый… и тихая роща ощетинивалась стальными стрелами. Ядовитыми. И способными достать жертву на высоте…
Зеленые пытались летать выше, но для них тогда важней было другое: восстановить испорченные отношения с людьми. Поэтому они и спускались в человечьи поселения чаще остальных, поэтому и раздавали семена пламенок и снежников – все, что успели тогда разработать. Какое-то время даже казалось, что у них получится – видя, как драконы приходят в разум от запаха цветов, люди стали верить, что Крылатые не обязательно кровавые твари. Но времени было отчаянно мало, для Воздушных успокаивающие цветы вывести не успели, а вскоре не стало и Зеленых.
Почему? Почему выбивали целенаправленно именно их, самых мирных? Откуда у людей тогда появилось такое мощное оружие, пробивавшее драконью чешую? Куда делось потом?
Нет ответа.
Но он тогда потерял лучшего друга – вот так же пролетев над тихой рощей и отметив ее как безопасную. А Шелест летел следом…
Нет ответа, нет ответа, нет ответа…
И так же никто не ответит, откуда и как появились сейчас эти отсветы на алтаре. Это… удивительно. Драконы могут явиться в мир лишь двумя путями. Родиться от дракона – или сформироваться из наделенного Даром человека. Первый случай  невозможен, ведь в мире уцелели только Огненные и несколько Воздушных. А Снегу не появиться из Огня. Так же, как и Жизни из холодного воздуха…
И с инициацией то же ограничение. Хотя Снежный Махс как-то ухитрился его обойти.
Может быть, в этом все дело? В этом Снежном?
Снежные… да, Снежные… или еще как их называли, Водные, были олицетворением своей стихии. Серебристые, как и все, они обладали совершенно иным характером – текучим и изменчивым, как вода, логичным и холодноватым, как лед и снег. Что может быть непостоянней воды? Ведь и невесомо-нежный пар, и холодно-призрачная пелена тумана, и блистающие кристаллики инея, и облако в синей вышине, и ломкая под тяжелой лапой ледяная корка – это все вода. А еще снег. Как невесома и хрупка по отдельности каждая снежинка, и как же потом гнутся ветви под холодной тяжестью… как игрив и легок его полет – и как безжалостна и слепа сметающая все лавина.
Снежный, Снежный.
Махс.
Воистину Снежный. В некрупном драконе человечьего происхождения таились такие глубины! Юный дракон был добр и обманчиво мягок, как та самая хрупкая снежинка, и одновременно неподатлив на уговоры, а еще расчетлив и мстителен, как настоящий человек.
Или спокойная на вид река, таящая в глубине гибельные водовороты.
Он был изменчив и непостоянен, он мог понять всех, и влиться в мысли, как талая струйка или подземный ручей. Девичья молодь с нетерпением ждет его, радуясь новым украшениям, дети ожидают новых игр, новых сладостей и пряток в подземных коридорах… Юношеская молодь, хвала Небу, постаралась забыть про «выморозку» и азартные игры, но про новый мох, оживившиеся мастерские и увеличившиеся порции еды как забудешь? Все ждут, все помнят, во всех сферах Махс оставил заметный отпечаток…
А вот в свою не пустил никого. Так и не оттаял, Снежный.
Что произошло с ним в его мире? Почему он такой оледенелый? И лед не гладкий, нарос буграми и защитными иглами, толстый лед… годами копился.
Не спросишь, ибо точно знаешь, что ответа не получишь.
И не поймешь целиком, даже будь ты четырежды Старший! Как Огню понять Воду? Зеленые – те всех понимали и все принимали, а Огненные были проще. Но можно ведь пытаться. Пробовать окружить теплом и пробовать дать течь свободно, не стесняя. Накрыть крылом, оберегая – и отпустить на волю, наступив на хвост всем своим инстинктам защитника.
Воду не удержишь в сомкнутых крыльях. Пусть течет вольно…
И ведь у них стало получаться, у немыслимой спарки из Огненного Славхки и Снежного Махса.
Алтарь оживал!
Значит, они нашли где-то еще как минимум одного Снежного. И – совершенно немыслимо, невероятно – Зеленого? И – если вот этот отсвет правда - Воздушного? Но как?
Или… инициировали?
Это может быть… наверное…
Людей с Даром в последние десятилетия рождалось все меньше, да. И Зароки, злая выдумка магов,сковывали их  сферу так, чтобы она гарантированно не увеличивалась до того размера, за которым возможно обращение. А если одаренные каким-то чудом преодолевали навязанные ограничения и становились достаточно сильными – то все равно не приходили к кровавым тварям. НО ВДРУГ?
Нет.И даже так – нет. Ибо Махс Снежный, а Славхка – Огненный. Инициировать же можно подобного себе. Появился бы еще Снежный и еще Огненный – и все. Но блики говорят о Воздушных и Зеленых… Как?!
Хотя Махсу не впервые нарушать законы и правила. Памятна, да, очень памятна оторопь, когда Урху понял и осознал, что инициированный молоденькой Ритхой из Жар-камней юнец – Снежный. Когда под шкуркой льдом прохватило – тогда как раз и осознал. И они, тупицы старые, тоже только тогда и поняли, даром что Старшие. Старые они, а не Старшие, да.
Итак, Махс. Он кого-то нашел либо он кого-то инициировал –неважно. Может быть, силы юношей сложились и, встретив кого-то, они смогли… Как, каким немыслимым способом - неизвестно. Главное – получилось.
Может быть… Юноши говорили, что кто-то из их мира мог провалиться сюда вместе с ними. Что среди них могут оказаться те, в ком будет и Дар, и желание его подрастить и стать Крылатым.
«Люди очень давно стремятся летать», - так сказал ему когда-то Славхка. А более злой Махс фыркнул и сказал, что некоторые мечтают не только о полетах… и почему-то напомнил другу о каких-то голубях и аистах. Юноши заспорили дальше о чем-то непонятном, но эти слова Старший запомнил. Что ж, такое может статься – что чужаки все же появились – и у драконов появится желанная новая молодь, а у мира – надежда на равновесие. На то, что магия не истает вместе с последним Крылатым.
Так или иначе, но юноши, кажется, справились, да. Не с тем, зачем их посылали, но без пополнения припасов Крылатые какое-то время продержатся. Да-да. Ведь был же этот новый мох, сотворенный молодью под действием «выморозки» юного чужака. Славхка прозвал этот мох дикорастущим (ибо рос тот воистину в дикой мере) и все пытался узнать, нельзя ли вывести съедобную разновидность. А ныне съедобная разновидность все-таки вывелась и дает невиданные урожаи. Не слишком вкусно и  не слишком питательно, но при всем том еда. А еще были выторгованные Снежным запасы мяса и зерна, да и плитки еще остались. И эти… бараны. Цветная шерсть цветной шерстью (Махс и Славхка зачем-то очень просили до их возвращения с шерстью ничего не делать), но ведь, как выяснилось, самки баранов могли давать молоко! И у детенышей снова появился на обеденных лепешках сыр – крохотными порциями, но есть ведь! Да… Словом, на несколько лет еды хватит.
Экономить ее Крылатые уже научились.
И пусть, пусть наши беспокойные посланцы не прибавили Убежищу продовольствия. Зато они, кажется, сделали гораздо большее. То, о чем Крылатые даже не мечтали.
Так или иначе…
Так или иначе, да.
Молодь для разумного всегда драгоценность. Молодь – это нити в будущее, это сохраненная память поколений, это новые свершения.
Но эта молодь стихийные братья Ритхи Жар-Камень… воистину бесценна.
Да.
И, пожалуй, стоит послать за ними кого-то.
Такое сокровище надо оберегать всеми силами.
- Аррох, Старшие беспокоятся о твоих родичах…

Будущий Драконоград.
Макс.

Ох… оп…  охренеть просто!
В первый момент мне показалось, что из наркоманского приюта там, у горной дороги, мы так и не выбрались. Ну просто потому что в трезвом уме я такое увидеть никак не рассчитывал.
Что ожидал?
Ну как…
Я не слишком-то запомнил тот городок, из которого дважды приходилось уносить крылья на повышенной скорости, да и что там было особо помнить? Здесь они похожи, как и у нас. Ряды домов, крыши эти местные в несколько «этажей», крытые черепицей, серый в темных разводах снег – копоть, сажа. Пара-тройка площадей, вокруг которых лепятся дома понаряднее. Типичный местный город…
Ага, счас!
Первая неожиданность ждала нас на подлете. Славка, весь последний час мчавшийся как на реактивной тяге и постоянно вылезающий из-за этого вперед, вдруг охнул и как-то странно, нелепо-неуклюже дернулся, почти кувыркнулся в воздухе, неожиданно подлетел метра на два три – и стал скользить. В сторону. И вниз.
- Славка!
Не ответил.
Еще метр до земли. Еще…
Мысли о магах, хватухах и копьях разом полыхнули в голове, будто клубок молний. Если… если они только… всех спалю нахрен! Утоплю и заморожу!
- Славка!
Еще какую-то долю секунды он не отзывался, но тут крылья неуверенно дрогнули, развернулись и упруго толкнули воздух… Поднимается! И корона блеснула… Поднимается! Как хорошо, что мы летели не над самой землей, как хорошо, что он успел… рехнуться можно от таких стрессов…
- … щита!!! Осторожно!!! Выше! Выше!
В следующий миг мне было суждено осознать разом три вещи. К сожалению, все – с опозданием.
Во-первых, что сидящий на моей спине Терхо Этку уже несколько секунд лупит меня по спине чем-то твердым, пытаясь привлечь внимание, и орет дурным голосом.
Во-вторых, что я сам сорвался вниз, за Славкой, как дурной новичок, даже не проверив на лету, какая хрень там в снегу запряталась и чем она опасна.
А в-третьих, что помянутая хрень вполне материальна, хотя и невидима – и рассчитана, кажись, не только на одного дракона. На двоих-троих… а может, и на целую стаю.
Потому что какой-то невидимый великан с маху врезал мне в грудь и живот громадной упругой, но весьма тяжелой подушкой. Воздух вышибло сразу, вместе с дыханием и, похоже, даже в комплекте с легкими, в глазах потемнело, и какое-то время я слышал только свист ветра – и мат нашего мага. Ага, местный мат я все-таки с грехом пополам научился понимать, без этого в некоторых деловых переговорах никак…
Тьфу!
-  Вверх! Лети вверх, ящерица рогатая, чтоб тебе под хвост ледяную колючку! Макс… ну пожалуйста, поднимайся!
Сосульку?! Кто рогатый, я?
Ну, захребетник ты мажий!
Выровнять полет удалось метров за пять от земли. Судьба явила свою подлючность не в полной мере – по голове мне все-таки не попало. Хотя, если учесть, чем я думал в последнюю минуту – не исключено, что мозги я все-таки недавно где-то ушиб. Или простудил.
- Макс! Все правильно?! Макс! Да ответь же!
- Мы еще разберемся, кто из нас эту сосульку заработает, - мрачно выдохнул я, судорожно вертя головой в поисках Славки. Ага, вот… жив, цел, летит. К нам. Только медленно и по дуге. Ага…- И в какое место.
- Придурок! – как-то почти всхлипнул наш маг. – Про вверх пропустил мимо ушей, про барьер – тоже, а как про хвост речь зашла…
- Какой еще барьер?!

В общем, барьер тут был. Вокруг города, для охраны. Мол, закрытый город потому так и называется – защита на нем ставится, особенно от других магов и… ну…
- Кровавых тварей, - понятливо покивал Славка.
- Ну… да.
- А почему же ее не видно? Если ставят охрану, об этом предупреждать нужно!
  Терхо неуверенно повертел головой.
- С земли, наверное, видно. Висят у дорог какие-то таблички. А воздухе…
- Ясно. Зачем (и на чем?) вешать предупреждающие сигналы в воздухе? Люди-то не летают.
- И это защиткой нам так вломило? Неслабо… - Я потер грудь изгибом крыла. Синяк будет немаленький. Точней, не синяк, у драконов такое по-другому называется. Но не все равно? Если на коже (или под) в результате лопаются воздушные пузырьки и образуется такая своеобразная гематома с застывшей смесью крови и накопительной жидкости пополам с легким газом. – И что теперь? Нам в город ножками топать и мимикрировать под местных колхозников?
- Кого? – не понял Терхо.
- Неважно, - перебил Славка, растирая крыло. – Их тут все равно нет. Стоп. А почему ты говорил – выше? Барьер что, поднимается до определенной высоты?
- Обычно да…

            Вторая неожиданность подстерегала уже в самом городе. Город изменился. Среди чинных домов и привычных крыш стали мелькать вещи, мягко говоря, непривычные. Например, когда я увидел на крыше одного дома криво выросшую из черепицы скалку трехметровой длины, чуть не упал вторично. Это чье ж такое и зачем? А два дома, которые меняли цвет каждые пять секунд, вам как? А малыш, привычным движением стряхивающий огонь с ладошек в канаву с незамерзшей (и понятно почему!) водичкой?  А бодро прыгающее за стайкой ребят огородное пугало? Хотя кто его знает, что это на самом деле было такое. Я вспомнил намеки нашей боевой бабушки на обретение магии городскими жителями, и задумался о психическом здоровье жителей. Причем с каждой замеченной хренью сомнение все крепло и крепло. И уже было примерно уровня кевлара, а свободное место в городке все не попадалось и не поп…
Стоп.
А ЭТО ЧТО?!
Это было чем-то вроде площади, со всех сторон окруженной не только деревянными домиками, но и явно прорытыми от реки каналами. С воздуха смахивало то ли на неровный прямоугольник, то ли на пентаграмму, правда, кривую, зато замкнутую. Но фиг бы с ними, с очертаниями!
Дело в содержимом.
А в содержимом у нас насчитывалось:
1. Драконята, явно тощеватые и недокормленные, но зато разных стихий! Десятка полтора навскидку! Сидели и лежали они свободно, без всяких привязей, так что немедленно бросаться в атаку я бы в любом случае не стал.
2. Закутанные в невероятное тряпье маловразумительные фигурки числом около пятидесяти, которых аккуратненько по одному уводили в один из домиков.
3. Маги и люди, примерно сотен пять, которые суетились вокруг номера один и номера два, а еще вокруг костров, на которых варилось что-то аппетитное, и стройкой еще одного домика… причем от нас, что характерно, шарахнулись и те, и другие… сначала.

Ну а последняя неожиданность ожидала меня прям тут. То есть я думал, что последняя – в виде верещащего дракончика, сбившего меня с ног и почти утрамбовавшего в снег по причине слишком бурной радости.
Дракоша. Все-таки дракоша. То ли жизнь, то ли Огонь – пока не поймешь. Маленькая еще.
Как же так, малышка…
Хотя ее, кажется, не обижают тут? И она вроде рада.
М-мать! Слишком рада.
Зря принял человечий вид, растопчет ведь сейчас…
Впрочем, глупой наша Янка не была никогда. Так что она быстро опомнилась, стянула с меня лапы и хвост и только крылышки все никак не могла оторвать, то одним, то другим тянулась.
Я стряхнул с волос снег и присмотрелся.
Мда. Малышка выросла. Во всех отношениях. Из худенькой девчушки получился бодрый, веселый и вполне здоровый дракончик. Чешуйка к чешуйке лежали ровненько, блестели живой чистотой, крылышки были умеренно крепкими, а маленькая детская коронка просто полыхала счастьем.
- Макс, Максик, Макс, мы так ждали, так ждали…- тараторила она захлебывающейся скороговоркой. – И я, и бабушка… мы вам комнату приготовили. Бабушка каждый день готовила вкусненькое, даже если времени совсем не было. А вас все нету, а мы ждали, ждали, а тут то бандиты одни, то другие… А мы драконяток спасли, ну то есть не я, а бабушка Ира и дядя Пало, который хотел стать дедушкой. А сегодня маленьких волшебников привезли, а они худы такие…А драконятки пастилу любят, особенно мой, который жених…
- Кто?!
- Ой, ты сердишься? Он не хотел, то есть хотел, просто я его заставила, потому что он же мальчик…
- И что?
- Ну он мальчик-дракон, а я девочка. Вот. И мы не целовались, честно-честно. Я его кормила и за ним ухаживала, вот. Ты ведь не будешь на него сердиться?
   На кого, на мальчика дракона, который твой жених?
   Ни в жизнь.
   Лучше я ему посочувствую.
   Девочки-девушки – это точно какая-то альтернативная раса. У них и логика другая, и язык, и… Он мальчик – значит, жених. И никуда не денешься – тебя будут кормить и о тебе заботиться. Янка, ты прелесть.
- Бабушка Ира ведь не сердится… - продолжала меня убеждать женщина в миниатюре.
    О чем она? А, о…
- А где бабушка Ира?
- А вот она, Славку обнимает, - радостно запрыгала мини-дракоша.
  Я повернулся.
  Я говорил, что драконий вид Янки был последней неожиданностью?
  Ошибался.

Отредактировано Елена Белова (17-04-2017 15:06:23)

+8

806

Елена Белова написал(а):

Что произошло с ним в его мире? Почему он такойоледенелый?

пробел

Елена Белова написал(а):

Махс.

Драконье произношение или опечатка?
и да, самое главное   http://read.amahrov.ru/smile/yahoo.gif

+1

807

Anars, исправила первое. А второе да, драконье произношение. Славку он тож неправильно именует

0

808

Ну да, логично, чай не ворона какая, а рептилия  8-)
"Алтарь зажёгся" это бабуся тогось? Переконвертировалась?

Елена Белова написал(а):

А почему меня антивир не пускал на сайт? Еле зашла, каким-то кривым способом...

Это чего то после обновления сбилось. Возможно модуль антиреклама, если есть такой. Тогда или вырубить его целиком или залезть в фильтр, найти там адрес этого сайта и вычеркнуть из списка блокируемых.

Отредактировано Anars (17-04-2017 16:50:10)

+1

809

Ну и что так удивляться? Сами же и виноваты. Янка дракончиком стала, бабушка помолодела. Или увидел что-то еще, нам пока произволом авторским недоступное? Бабушка сверхархимагом всех стихий и расцветок еще стала?

+1

810

Опять не пускал антивир и не узнает форум.

Еле получила пароль(((

   Настоящий сюрприз явился только сейчас.
   Потому что... целую секунду или около того я тупо таращился на обнявшуюся пару и даже ухватил за хвост промелькнувшую мысль, что головой моя таки приложилась обо что-то лбом - просто ушибленные мозги транслируют не искорки, птичек и тому подобное, как в Янкиных мультяшках, а вот это.
   Изменщик-Славка обнимался не с нашей бабкой. То есть вообще - не с бабкой.
   Или...
   Как это?
   Да не может быть!
   Волосы у нее по-прежнему были покрыты белой шалью-паутинкой, но теперь сквозь белоснежное кружево платка просвечивала не седина. Нет, седых волос надо лбом хватало, но это были именно седые пряди, а не сплошная седина... И лоб, кстати... куда девались морщины, мятой паутиной опутавшие лицо? Куда исчезли старушечьи "мешочки" обвисших щек? Все это исчезло, как растаяло.
   Пара на переносице, между сгустившимися бровями, несколько мелких - у глаз, наметившиеся черточки в уголках рта - все, что осталось от морщин. Ушла дряблость, кожа стала плотней и ровней, налилась живым цветом, и словно другое лицо проступило из-под старческой маски. Умное, уверенное, волевое.
   Это она? Это наша бабушка?
   Так вот какая она настоящая.
   Только глаза смотрели по-прежнему.
   Остро, ясно и так, словно видели насквозь. И одновременно так, что как шагнул и обнял - не помню. Само как-то получилось.
   Помню только, как ее ладонь у меня из волос снег подтаявший вытряхивает. Ну да, вытряхивает. Не гладят меня по голове, вот еще! Это просто снег...
   Почему щеки мокрые?
   Сказал же - снег! Растаявший. Да...
   И растаял он как раз тогда, когда мне в ухо выдохнули:
   - Мальчики, ох... наконец-то...
   Наконец-то.
 
 
   Постепенно в наш маленький замерший мирок стали пробиваться звуки:
   - Видишь, Штушик, а ты не верил...
   - Чирррк?
   - А это и есть Макс, который все может? Да? А который из них?
   - Всхлип...
   - Чего ты?
   - Семья встретилась... Любо глядеть.
   - Да, нашла все же Ерина Архиповна, пошли ей Пятеро богов радости, своих пропавших внуков...
   - Драконов, промежду прочим.
   - И что?
   - Как - что? Коли внуки драконы, то бабка - кто?
   - Хватились, почтенный! Что внучка - дракон, все знали еще в прошлую пятиху. Только что с того-то?
   - Дык драконы... кровавые твари...
   - Эй, ты! А ну неча на Ерину Архиповну наговаривать!
   - Сосед, ты бы поосторожней со словами. Мастерские по вязанию кто открыл, где твоя дочка работает? Бабам кто деньгу подбросил и на эту... как ее... консервию пристроил? Детишков кто под крыло взял, что не шалят, а помогают? Ти... тимуровцами, во! Всем бы такими тварями быть.
   - Так драконы...
   - Еще слово, милый, и вместо ужина тебя дома дракон встретит! Со скалкою. Я в него сама превращусь!
   - Да чего ты...
   - А ты глупостей не говори про кого не надо!
   - Тшшш! Избави Пятеро при бабах про их наставницу чего плохое сказать. Ты что, сосед, вовсе ума лишился?
   - Да вить драконы ж...
   - А мы - дикие маги. Что мы, что они - по уложениям Нойта-вельхо - опасные твари. Доберутся сюда - всем плохо придется. Или ты решил в драконоловы податься? И от нас, и от жены, и от детей - от всех сразу?
   - Боги спаси!
   - Чирррррр!
   Сомневающийся тип спешно свернул свои догадки и заткнулся, но дело было сделано. И затопившее меня поначалу счастье встречи стало потихоньку... нет, не угасать, просто отодвигаться на второй план. Еще обнимали нас руки бабушки, еще рассказывала взахлеб Янка, как какой-то несостоявшийся дедушка (это кто вообще?) лечил-лечил бабушку, а оно раз - и вот так получилось. И бабушка сначала лицо прятала, а потом привыкла. Еще радостно улыбался Славка - а во мне уже проснулся Макс-параноик, который тут же взвыл на тему, какие мы недотепы и как неслабо подставили баб... Ирину Архиповну и Янку.
   Явились не запылились.
   На весь город засветились.
   Придурки.
   Янка, правда, и так выдала себя как драконка, но одно дело - одинокая малышка, от которой нет угрозы, а другое - два взрослых типа, способных переквалифицироваться в "кровавые твари" в считанные минуты. Таких терпеть и принимать намного сложней. Это человечий город, здесь есть правильные маги из этого их насквозь правильного Нойта-вельхо, и с присутствием драконов вряд ли будут мириться долго.
   Забирать их отсюда надо, вот что.
   И бабушку, и Янку, и этого ее... жениха...
   Кстати, а откуда в насквозь правильном мажьем и человечьем городе взялись драконыши?
   Рехнуться от всего этого можно. Так, хорош расслабляться и срочно берем ситуацию в свои руки - пока не взял кто-нибудь другой. Баб... черт, как ее называть теперь? В общем, наша бывшая бабуля намекала в письме про драконоверов, которые ей помогли? Может, с ними для начала пообщаться? Где там наш знакомый глава города бродит? Снова подбирает незваным гостям новые штаны?
   Пусть отрывается и проясняет, что тут за фигня творится.
   Люди, которые не очень-то боятся драконов. Дикие маги какие-то. Драконыши непонятно откуда - я в Убежище всю малышню наперечет знаю, и эти - не оттуда. Где их взяли местные вельхо? И зачем?
   Внешний мир тем временем не собирался терпеть наше молчание долго.
   - Ерина Архиповна, все правильно? - поинтересовался мужской голос.
   Бывшая бабка не по-женски сильно стиснула наши со Славкой плечи и улыбнулась:
   - Теперь - абсолютно правильно, почтенный правитель города. Знакомьтесь - мои внуки, Максим Воробьев и Слава Шелихов.
   Толпа на площади разом вздохнула. Кто умиленно, кто удивленно - у драконов, мол, может быть не только человечье обличье, но и человечьи имена. Почтенный правитель города с чертовски знакомым лицом (и бывший снабженец беглых драконов запасными штанами) прищурился...
   - Мы, кажется, где-то раньше встречались... Я Миусс Райкен.
   - Макс Воробьев, - состроить такую же хладнокровную морду при том что на тебя таращатся и ловят каждое слово больше пяти сотен человек мне пока было не под силу. И голос так и норовит сорваться. Я кашлянул постарался подбирать слова поаккуратнее. - Что-то припоминаю. Кажется, мы когда-то обсуждали важный вопрос... по поводу одежды.
   В светлых глазах невозмутимого типа промелькнуло что-то вроде одобрения. Мол, и впрямь, обстоятельства нашей встречи - не для всех.
   - Действительно. Но обстоятельства нашей - несомненно важной - беседы несколько изгладились из памяти. Вы не откажетесь обсудить их? В более... спокойной обстановке?
   Более толстый намек трудно себе представить! И более подходящий. Я пихнул локтем ничего не понимающего Славку и старательно улыбнулся:
   - Конечно! Важные вопросы надо обсуждать только на спокойную голову. Чтобы ничего не отвлекало.
   - Тогда через долгую минуту приглашаю вас к себе. Как раз маги с делами управятся...
   Не понял. А при чем тут маги?
 
   Убежище (по крайней мере, сначала)
 
   Драконьи прятки - занятие очень увлекательное.
   Правила простые: прячущихся и искателей набирают поровну в две команды, и пока искатели стоят, старательно пряча головы под сложенными крыльями, вторые не менее старательно разбегаются и затаиваются по разным укромным местечкам на оговоренной территории. Именно на оговоренной! Во-первых, жульничать и прятаться в других местах нечестно. И неинтересно. Ведь половина удовольствия пропадает, если нет риска, что тебя вот-вот обнаружат. Когда сидишь, сливаясь с камушком, унимаешь коронку, чтобы не блестела и дышишь через раз. И ждешь-ждешь, ждешь, что сейчас вот-вот...
   А во-вторых, играть на других уровнях или чужих покоях - нарвешься, того и гляди. Вон, недавно забегались в догонялочки - и Крушик рухнул в чан с грибным кормом. Оказывается, драконята так заигрались-забегались-залетались, что не заметили, как вбежали на территорию грибников. Крушику-то ничего, он разве что потом от корма полдня отплевывался и жаловался, какой у сырых грибов вкус пакостный. А вот самим грибам пришлось худо. Брызги разлетелись по всей пещере, а там чаны были с разными культурами...
   Как все потом ругались. Обычно взрослые спокойно относились к играм младшей молоди, терпели, если драконятки в пылу перелеток и пряток наступали кому-то на хвост или мешались под ногами. Детям надо двигаться, без этого им не вырасти здоровыми. Но сейчас - отругали. Стыдили и говорили, что недостойно чужой труд портить... а еще - они вообще представляют, что могло случиться? А если бы в чане была не грибная закваска, а раствор жгучевика или ядовитых смол?
   Ну правильно говорили, но они же потом все убрали!
   И вообще, они же не хотели вредить...
   И ничего же не случилось!
   А вспомнишь - до сих пор в животе неуютно как-то становится. Будто там кто-то царапается. Совесть? Драконенок Орхито грустно вздохнул. Совесть иногда бывает очень вредной.
   На камне перед глазами замерцали какие-то алые отблески. Откуда? Ой, это же он сам! Вспомнил, разволновался, вот и коронка засветилась.
   - Ты чего? Гаси коронку! Увидят же! - прошипела напарница Ирика.
   - Ой.
   Но было поздно.
   - Попались! - радостно завопили где-то за камнем. - Нашел, я их нашел!
   Ирика сердито зашипела, Орхито расстроено поник, искатель радостно налетел на них, стараясь поймать по всем правилам - коснувшись коронок.
   И тут случилось неожиданное. Камень под спиной, прочный и несокрушимый, вдруг подался...И все трое ухнули в темноту!
   Миг падения, потом короткий свист яростного ветра и хлестнувший по глазам яростный ветер - и новое падение, в прошитую светлыми нитями полутьму... Ирика вскрикнула, отчаянно заверещал искатель, которого Орхито не успел рассмотреть, а падение все продолжалось, продолжалось, продолжа... ой, мамочка!
   Они откуда-то вывалились? Или куда-то вкатились? Или...
   Светлые нити несколько раз кувыркнулись, потом на хвост рухнуло что-то увесистое, и все замерло.
   Прошло не одно мгновение, прежде чем перепуганная троица, крепко вцепившаяся друг в друга и зажмурившая все шесть глаз, осознала, что под ногами (а еще спиной и крылом) уже что-то твердое. И еще несколько мгновений - пока они посмели пошевелиться. Первым шевельнулся безымянный пока искатель. Шевельнул гребешкм, дернул крылышком...
   - Охххх...
   - Аррр! С хвоста слезь. Разъелся!
   Ярко и тревожно, оранжевым светом, зажглась чья-то коронка. А, искатель. Кто хоть? Орхито всмотрелся - и глазам своим не поверил. Надо же!
   - Крушик?!
   - Крушик-невезучий! - простонала Ирика. - Теперь точно от Старших влетит.
   Но невезучий купальщик в чане с грибной закваской их не слушал. Он смотрел вперед, куда-то за спину Орхито и взгляд его Ирике не понравился. Она поспешно повернула головку туда же и замерла.
   - Ой... А мы где?
   Это было что-то вроде пещеры - только странной. В пещере не бывает таких щелей в стенах - длинных, тонких и неровных. И стенки совсем другие. И потолок - слишком правильный. А еще в этой пещере было две метели. Одна - справа, там, откуда они, по ощущениям Орхито, только что выпали. Там было что-то вроде провала со свирепым ледяным ветром, швырявшим в растерянным драконят целые тучи снега и колких ледяных кристалликов...
   Вторая метель была слева. Там, где чей-то хвост (хотя почему - чей-то? Наверняка Крушика!) пробил дырку в стенке пещеры. Там тоже был ветер, но теплее и мягче. А еще там был свет и пахло незнакомо и вроде вкусно.
   - Ты с моего хвоста слезешь, или нет?
   - А? - Орхито, спохватившись, убрал свою лапу с подружкиного хвостика, выпутал левое крыло и кое-как освободил шею. Троица осторожненько расцепилась, проверив лапы, хвосты, шеи и отдельно - хрупкие крылья. Кажется, обошлось без переломов и даже вывихов. Коронки у всех были светлыми, без сколов и трещинок. Только Крушик чешую на плече ободрал. Вот невезучий...
   - Поиграли в прятки, - вздохнула Ирика. - И что теперь?
   - Ребята! - неугомонный Крушик, сунувшийся за чистым снегом в пробитую дыру, охнул и втянул голову обратно. - Смотрите, что там!
   А "там" были люди...
 
   Город, который теперь имеет все основания называться Драконоградом.
 
   - Аййййййййййййййййиииииииииииииииии!!!
   - Яночка! - укоризненно вздохнула бабушка. В смысле, бывшая бабушка.
   - Ну бабушка, ну бабушка Ира, ну карандаши же, карандаши, почти как настоящие, видишь, видишь? Я опять рисовать могу, я теперь... - и малявка снова завопила, самозабвенно прижимая к себе драконье изделие. - Иииииииииииииии!
   - Если кто-то будет так шуметь, то следующие подарки получит Штуша, - нейтрально заметил Славка, что-то тихо обсуждавший с нашей бывшей бабкой.
   Янка тут же затихла, зажала обеими ладошками рот и только глаза умоляюще перебегали с меня на мешок еще притаившимися там подарками. Пока маленькой вредине были вручены:
   - новая жилетка с меховой оторочкой вышивкой и (писк моды!) десятью красивыми узорными пуговичками;
   - расческа и новые ленточки для заплетания косичек;
   - коробочка с местными сладостями из орешков с медом;
   - будущий писк моды: заколки для волос (тоже изделие из драконьих мастерских);
   - цветные карандаши - почти как настоящие, хотя стержень был не графитный, а из особым образом обработанного мелка.
   А мешок все еще выглядел достаточно полным...
   Славка улыбнулся и намекающе покосился на заметно оживившегося зверика. Тот и впрямь перепорхнул поближе и вытянул шейку, присматривая в подарках свою долю. Ну да, про него мы тоже не забыли.
   - Штуша... - задумчиво проговорил я. - А он хорошо себя вел?
   - Чиррррррррррк!
   Жадиной и врединой Янка все-таки не была. Она тут же принялась уверять, какой Штуша хороший, умный и как он им помогал. Начиная с ключей...
   Историю про ключи я слышал в первый раз. Раньше никогда не получалось встретиться так надолго, чтобы поделиться такими подробностями. И мы со Славкой примолкли, представляя, как старая женщина и маленькая девочка, сидя в сыром подвале, снова и снова используют свой единственный шанс на побег, успокаивая и уговаривая маленького летучего зверька помочь...
   Нам тоже тогда лихо пришлось, но мы со Славкой хоть мужики. А им за что?
   - Максим, - понимающие глаза нашей бабушки поймали мой взгляд. - Не думай о том, что прошло. Все обошлось.
   Обошлось...
   Нет, бабушка Ира. Не обошлось. Обойдется, если мы выберемся отсюда. Если мы со Славкой правы, и "друзья" магов (а по совместительству, и.о. богов) отслеживают изменения в этом мире, то новинки они засекут довольно быстро. И источник вычислят. Правда, пуговицы и вязание - не бог весть что, до этого и местные могли додуматься. Консервирование - уже опаснее. Потому что составляет конкуренцию здешним вельхо. а что-то еще более продвинутое вообще опасно.
   Забирать надо наших отсюда...
   Интересно, как наша бабушка будет доказывать своим подругам, что это она? С ее-то теперешней внешность...
   Я застыл. Драконья магия, которой они поделились с людьми. Исчезнувшие Зеленые драконы. Запрещенные, но существующие драконьи фермы, о которых нам успели рассказать. И новое лицо бывшей бабушки. Невинное лекарское заклинание, сработавшее на возврат молодости...
   - Макс, ты что?
   - Ничего.
   Я просто понял, зачем сюда явились хозяева "хрени"
   Если все так, если все ради этого... Я вспомнил рассказы Старших о прежних временах и Днях безумия. Желтокожие "друзья" сломали целый мир, чтобы добиться своего.
   А у нас? Такое впечатление, что в нашем мире дни безумия и не заканчиваются. И только ли люди в этом виноваты?
   Черт, а есть ли у нас вообще шансы против этих кукловодов? Сколько миров они вообще подмяли?
   Неужели моя кувшинка - тоже где-то на драконьей ферме? И из нее тянут магию, чтобы какая-нибудь богатая скотина смогла сбросить десяток-другой лет...
   Ну, если так! Тогда держитесь, твари!
   - Макс, тебе плохо?
   - Что? Нет, все норм. Ты молодец, Штуша, - абсолютно искренне сказал я. И полез за новыми подарками. В конце концов, Янкин любимец не раз показывал, какой он умный. А я тоже не дурак - своих без подарков оставлять.
   Расчески и сладости - они всем нравятся...
   А про остальное - обсудим потом.
 
   Маги, как оказалось, были очень даже при чем. Когда бабушка и местный драконовер донесли до нас весь расклад, Славка только головой покачал.
   - Драконоверы и маги, которые мирно общаются - такая же редкость, как драконы, водящие дружбу с вельхо.
   - Ага, - кивнул я. И покосился на Терхо Этку. Тот внимательно изучал очередное бабушкино вязание и на подначку (намеренную или нет) не среагировал. Или делал вид. Ну да, вот так ощущаешь себя уникумом, решившимся на немыслимое нарушение традиций, преступником и вообще крутым и рисковым... а оказывается, что таких вот крутых на самом деле вагон и маленькая тележка.
   Славка взгляд отследил.
   - Да нет, я верю. Просто...
   - Когда Макс бушевал, тут наверняка у всех вельхо Зароки погорели, - слегка невпопад проинформировал наш напарник. Без них весь этот бред про драконов как кровавых тварей и угрозы для магии напросвет видать.
   Ах, уже бред.
   Неплохо прогрессирует наш маг. Глядишь, еще доживем до того, как он с драконовером каким-нибудь обнимется. Или с драконоверкой.
   - Погорели? - заинтересовался глава города. - Из-за Макса Воробея?
   Тьфу. Ну что им всем не дает покоя моя фамилия?
   - Воробьева, - поправил я. - Я тут немножко психанул, когда улетал. И...
   - Немножко! - фыркнул наш напарничек. - Город в магии по шпили, три четверти горожан - вельхо, у магов Зароки выжгло, как плесень - солнцем, у меня плотность сферы подскочила в три раза, и это немножко!
   Опять я крайний.
   - Оружие массового поражения, - хмыкнула бабушка. - Интересно, если тебя раздразнить и на Нойта-вельхо сбросить, что будет? У этих... правителей тоже Зароки нарушатся?
   - Совсем не обязательно. У вышних магов более гибкие системы Зароков. - донеслось от двери. Светловолосый вельхо вопросительно наклонил голову:
   - Можно?
   А вот и маги. Легки на помине.
   - Слишком гибкие, - уточнил рыжий вельхо, появляясь из-за его спины. - Как думаешь, Вида?
   - Думаю, что нам стоит сначала попросить разрешения войти, - холодно процедил третий мужчина, - потом войти и разговаривать уже при закрытой двери. Вы позволите?
   - Что ж, закрывайте, - вздохнула бабушка. - И остальных зовите.
   Семейный вечер явно начинался как-то не так...

+8


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Ах ты... дракон!