Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Ланцова » Проект Маршал 2. Первая бумажка


Проект Маршал 2. Первая бумажка

Сообщений 1 страница 10 из 812

1

Предисловие

25 декабря 1993 года на одной подмосковной даче проводил свой последний вечер отставной маршал Агарков. Он столько лет трудился, чтобы укрепить могущество своей Родины, что, когда она обрушилась под ударами внутреннего врага, оказался совершенно деморализован. Непросто пережить предательство тех, кто, по идее, должны были стоять до конца, олицетворяя собой Советскую власть. Прошло всего несколько лет, после либеральной трагедии, но Николай Васильевич уже настолько озлобился, что был готов на все, ради спасения своего Отечества, так как его Родина не просто проиграла схватку, а с каждым днем все сильнее и сильнее оказывалась под влиянием старого врага, стремящегося превратить ее в раба. Да не просто так, а в лучших традициях страшилок Гете . И это его невероятно злило. Настолько, что Николай Васильевич, даже не задумываясь, с радостью бы продал душу дьяволу ради спасения Отечества, если бы такой случай представился.

Он тогда так и сказал, в свой последний вечер старинному приятелю:

- Что на душе, то и говорю… - Пробурчал Агарков. – Надоело оправдываться. Тошно… безумно тошно. Не в моем возрасте политесы разводить.
- Зря ты так. И тебе и мне нужен покой. Зачем умирать с такой злобой внутри? Не страшно?
- Мне? – Агарков повернулся и посмотрел в глаза своему старому приятелю, от чего тот вздрогнул. Никогда в своей жизни Петрович не видел столько боли, страдания и злобы в одном взгляде…. Никогда. – Нет. Мне просто обидно, что даже душу продать некому, чтобы избавить свою Родину от этого позора….

Дьявол, не дьявол, но некие высшие силы услышали его мольбы и приняли его жертву. Поэтому он умер не просто так. Его сознание было «подсажено» в далеком 1935 году в человека, которого сам Агарков презирал – в Михаила Николаевича Тухачевского. На первый взгляд - насмешка мирозданья, но на самом деле, это было сделано с умыслом и не простым. Ведь и Тухачевский, и Агарков были очень волевыми людьми, а потому, появление второго сознания в одном теле привело к тому, что обе личности уничтожили друг друга во взаимном противоборстве, пытаясь взять вверх и породив после себя совершенно новую, синтетическую личность. Причем это слияние привело ее к приобретению новых свойств характера, нетипичных ни для Тухачевского, ни для Агаркова. А главным и поистине уникальным моментом, выделяющим обновленного дважды маршала из общего потока прочих людей, стало то, что он теперь обладал абсолютной памятью, помня все, когда-либо видел, слышал, читал и чувствовал как Тухачевский, так и Агарков… ну и то, что когда-либо увидит, услышит, прочтет и почувствует эта новая необычная личность.

Обновленный Тухачевский сразу же, как осознает себя и приходит в чувство, закусывает удила и пытается предпринять шаги для изменения ситуации, в которой он находится. Ведь ему известна реальная судьба Тухачевского, которая его совершенно не устраивала. Совсем. Но что ему делать? Прийти и рассказать Сталину о том, что он знает, что произойдет в будущем? Нет слов – весьма надежный способ провести остатки жизни в психиатрической лечебнице. Конечно, это позволит избежать расстрела, но это ли ему нужно?

Поэтому маршал решает начать действовать тоньше и интриговать, стараясь утвердить расположение к себе у вождя и его окружения, дабы перебраться в его команду. То есть, не только сохранить жизнь, но и свободу действий.

/// Имеется в виду известная фраза Иоганн Вольфганг фон Гете: «Нет рабства безнадежнее, чем рабство тех рабов, себя кто полагает свободным от оков».

Отредактировано GruneR (23-01-2014 09:58:56)

+7

2

Доходило до прямо-таки анекдотических курьезов, которые Тухачевский умышленно провоцировал. Например, вот как описывал один из таких эпизодов сотрудник НКВД в докладе Сталину:

- К даче объекта основные силы группы прибыли в восемнадцать сорок девять. В этот момент из разбитого окна веранды вылетел продолговатый предмет и послышался крик «Ложись». Нападавшие, собравшиеся около главного входа, залегли, но, через несколько секунд, четверо из них громко ругаясь, вскочили и бросились на штурм, один почему-то остался лежать. В этот момент мы открыли огонь…

… Когда мы вошли в дом, то он был уже практически без сознания и, прежде, чем упал, пытаясь кинуть в нас последнюю пустую бутылку, успев лишь крикнуть «За Родину, За Сталина!». На бросок сил не хватило – она упала рядом и покатилась в нашу сторону…

Но шутки, шутками, однако, избавиться от презрения вождя, которое закладывалось еще в начале 20-х годов, оказалось непросто. Обновленному Тухачевскому приходилось идти не только на достаточно рискованные авантюры, ставя на кон свою собственную жизнь, но и много трудиться, дабы доказать Сталину свою преданность и полезность. Заодно, не теряя и дня, он начал противодействие нарождающемуся Большому Террору, который должен будет развязать Николай Ежов. Ведь Агарков был ярым сторонником комплексных военных операций, пусть даже они и проходят в кулуарах, а не на полях сражений. Скверный и излишне прямой характер в прошлой жизни мешал ему работать гибко, манипулируя интересами и страхами людей, но теперь, после обновления этой проблемы больше нет. Конечно, Тухачевский понимает, что партийные ряды нужно чистить, так как в них набилось слишком много случайных людей, а то и откровенных врагов. Но чистить, не значить устраивать бойню, как это делал Ежов. Рубить с плеча людей целыми «кустами», только потому, что их начальник или коллега оказался в немилости – самое худшее, что можно было сделать в СССР 30-х годов, дабы всемерно его ослабить.

Обретя новые качества характера, не свойственные в оригинале ни Тухачевскому, ни Агаркову, маршал в течение нескольких месяцев умудряется очень серьезно улучшить отношения и с Ворошиловым, и с Шапошниковым, перетянуть на свою сторону Мехлиса и также серьезно двинуть вперед научно-техническую работу в Наркомате Обороны, продемонстрировав высочайший уровень навыков штабной работы. В конце концов десятки лет, проведенные в руководстве Советской Армии не могли пройти бесследно, особенно на фоне начальствующего состава РККА образца середины тридцатых с его смехотворным уровнем образования, которым многие старшие командиры даже гордились. Обновленный Тухачевский производил впечатление взрослого дяди, который забрался к детям в песочницу, дабы научить их правильно лепить куличики. Но без гонора со своей стороны и величайшим терпением.

Особняком встает вопрос его морального облика, который в свое время подвел совершенно зарвавшегося Генриха Ягоду и многих других под расстрел. В частности он рвет свои отношения с секретаршей-любовницей Юлей, переводя ее подальше от себя, и внушает своей жене, что теперь они должны публично держаться очень твердых позиций, стараясь предстать в облике образцовой советской семьи. Само собой, не просто так, по его прихоти, а ради спасения дочери, которая, безусловно, окажется под ударом, если он сам или его родственники начнут совершать поступки, порочащие облик настоящего коммуниста. И жена оказалась не против такого расклада. Ведь семья, которая трещала по швам и норовила развалиться последние годы, теперь обрела новое дыхание, а ее любимый муж, перебесился и взялся за ум. Какая женщина откажется от такого поворота?

Вскоре на долю обновленного Тухачевского выпадает новое испытание – его отправляют в Испанию, где Сталин решает его проверить в, так сказать, боевых условиях. А заодно выяснить – действительно изменился ли Михаил Николаевич или он ведет какую-то новую игру. Так что Тухачевский вновь попадает в неловкую ситуацию. Ведь целому маршалу в Испании решаются доверить всего лишь полк, да не простой, а только создаваемый. Маршала и на полк! Где это видано? Но Михаил Николаевич понимает задумку Иосифа Виссарионовича и воспринимает этот удар без тени сомнения, заявив, что если для маршала нет армии, то ему лично ее придется создавать с нуля. В конце концов в Испанской республике образца 1936 года армии действительно не было. Не считать же за таковую практически неуправляемые отряды народного ополчения?

Отредактировано GruneR (23-01-2014 09:58:40)

+8

3

Основным ориентиром, которого Тухачевский придерживался, была германская традиция образца 1940-1941, самым оптимальным образом подходящая под ситуацию. Но ради этого пришлось серьезно побегать и основательно поругаться. Грузовики, ручные, станковые и крупнокалиберные пулеметы, противотанковые и полковые пушки, средства связи, маскировочные сети и многое другое – все это приходилось буквально с боем выбивать из рук руководства. Ситуация еще усугублялась тем, что Тухачевский встал на решительную позицию набора в свой полк только солдат старой королевской армии и советских командиров, прибывших в Испанию для обкатки в боевых условиях. Само собой с понижением в должности. Но комдивам и комбригам было не обидно, ведь их элитным полком командовал лично маршал. Вот такой полк, имея в своем штате численность личного состава едва ли на пехотный батальон, и встретил свой первый бой. Однако Тухачевский не ошибся в своих надеждах, доказав всем, что его бойцы способны удерживать оборону превосходящих сил франкистов. А потом, совершив опасный маневр, вынуждает группировку франкистов отступить из Толедо, оставив этот город и не эвакуированный полевой аэродром на милость победителей.

Но война продолжается, и генерал Франко продолжает довольно успешно давить плохо организованные войска республиканцев под Мадридом, а потому этот небольшой успех под Толедо не дает никакого эффекта в стратегическом плане. Поэтому Тухачевский решается на совершенную авантюру, понимая,  что полуколониальные войска франкистов не имеют хорошего охранения в тылах.

И вот в один прекрасный вечер, под прикрытием имитации атаки одной из колонн республиканцев от Толедо во фланг армии франкистов, Тухачевский уводит свой легкий полк в рейд по тылам противника. Само собой, выбив из Мадрида грузовики, благо, что на его, фактически батальон, их нужно было не так много, а также восстановив несколько легких немецких танков PzKpfw I, которые спешно сколоченная ремонтно-восстановительная бригада успевает отремонтировать из числа брошенных франкистами на поле боя трофеев.

Действуя быстро, решительно и нагло маршал не только уничтожает важнейшие стратегические мосты и склады, обеспечивающие действия армии, наступающей на Мадрид, но и умудряется вернуться из рейда с минимальными потерями. Благо, что тыловое охранение франкистов было крайне слабым, а ремонтно-восстановительная бригада умудрялась поддерживать всю технику на ходу. Даже не самые надежные танки PzKpfw I и те прошли весь рейд своим ходом.

Итогом этой авантюры стало не только уничтожение важнейших стратегических коммуникаций противника на подступах к Мадриду, но и совершенный разгром парка грузовиков и ближайших к фронту складов. В совокупности это привело к тому, что Франко был вынужден не только прекратить наступление, но и отвести войска на пятьдесят – сто километров от Мадрида.

Тухачевский герой Испанской республики! Его полк закалился, превратившись фактически в гвардию. В Мадриде всерьез начинают обсуждать вопрос о его назначение на пост командующего фронтом, но… но Михаил Николаевич умудряется ввязаться в авантюру, в итоге которой гибнет Троцкий, а он сам получает ранение и предписание из Москвы – покинуть Испанию. В конце концов он сам виноват – не удержался перед искушением.

О да! Воспоминания об этой интриге грели не раз Михаила Николаевича. Такая импровизация и такой успех!

… Под конец приветственного спича Троцкий, как бы спохватившись, поведал, что счастлив видеть «присоединившегося к нам талантливейшего советского маршала Тухачевского». После чего повернулся лицом к Михаилу Николаевичу и со змеиной улыбкой на лице стал протискиваться к нему вдоль борта грузовика для рукопожатия. Репортеры сделали стойку и приготовились запечатлеть исторический момент.

Отредактировано GruneR (23-01-2014 09:59:27)

+7

4

«Ах ты ж гнида», – с веселой злостью подумал Тухачевский. – «Вернее утопить хочешь? Ну, погоди, голуба! Сейчас и я тебя удивлю». Отодвинув в сторону соседа, он сделал шаг навстречу не ожидавшему этого Троцкому и, крепко пожав протянутую руку, заключил того в объятия, дружески похлопывая по спине. Со стороны эта сценка смотрелась ожившей иллюстрацией к притче о блудном сыне. Вдоволь потискав задыхающегося в его объятиях «друга и соратника» и дав собравшимся запечатлеть в памяти, а фотокорреспондентам на пленке, сей момент трогательного единения, Михаил Николаевич отпустил страдальца на волю и, пока тот ошеломленно пятился от него с приклеившейся улыбкой и злыми глазами, резко взял инициативу в свои руки.

-Товарищи! - Громко крикнул Тухачевский, за два месяца, подтянувший испанский язык до уровня, позволяющего ему сносно произносить заранее подготовленные высказывания. - Настает решительный час борьбы с угнетателями и их прихвостнями - фашистами всех мастей! И в этот решительный час мы должны отказаться от мелких разногласий и объединиться! Готовы ли вы единым фронтом выступить против ненавистного врага?
- Да! – Самозабвенно заорали зрители, хорошо разогретые предыдущим оратором. А Тухачевский продолжил, крича изо всех сил, чтобы быть услышанным хотя бы представителями прессы:
- Франкисты говорят «Да здравствует смерть»!  Вот что они на самом деле несут на испанскую землю! Смерть и разрушение! Они стремятся уничтожить, разрушить свое Отечество ради идей и убеждений! И мы должны им ответить со всей твердостью, что умрем, но не отдадим Испанию на растерзание этим палачам! Только мы стоим у них на пути! Мы последняя надежда испанского народа! А потому я уверен - «Они не пройдут»!  – И, высоко вскинув над головой сжатый кулак и слегка развернув корпус вправо, как бы в сторону инициатора митинга, стал выкрикивать лозунги, мешая испанские и русские слова – El pueblo unido jamás será vencido!  Que viva la libre España! Viva la Unión Soviética!  Да здравствует товарищ Сталин! Ура!
Закончил он своё выступление, скандируя зажигательную строку из песни Серхио Ортеги. На втором-третьем повторах к нему стали присоединяться отдельные голоса, а через полминуты эти слова подхватила почти вся толпа, и опомнившемуся Троцкому оставалось лишь молча пережидать этот взрыв энтузиазма.
- Ель Пуэбло! Унидо! Хамас сэра венсидо! - неслось над площадью. То тут, то там началась пальба по небесам из пистолетов и винтовок. Над крышами взмыли испуганные птицы. Одновременно с ними музыканты спешно вскочили в свой автомобиль, оставив на тротуаре добрую половину своих инструментов, и легковушка, весело набирая скорость, покатилось по улице в сторону трибуны.

Внимательно наблюдавший за ними Тухачевский, почувствовал резкий толчок в предплечье, чуть ближе к локтю словно плеснули кипятком, и, уже опускаясь на пол кузова и пытаясь прикрыть раненую руку от валящихся на него тел, услышал долгожданный стрёкот «чикагской пишущей машинки».

И вновь долгий полет на ТБ-3, что плотными эскадрильями курсировали между Севастопольским аэропортом и Испанской республикой, обеспечивая оперативные поставки материальных средств и людей. Да и летчиков готовили, которые на этом маршруте стремительно увеличивали свой налет и мастерство дальних полетов.

Вернувшись, Тухачевский снова погружается в заботы по реконструкции и развитию РККА, серьезно увеличив свой статус в глазах Хозяина. Но не получается ему сидеть тихо в своем наркомате. Нет. Так как он понимает, что большая часть проблем реконструкции армии невозможна без решения политических и идеологических вопросов. Вот Михаилу Николаевичу и приходится погружаться с головой в ту банку с пауками, что представляла собой политическая жизнь Москвы конца тридцатых годов. И опять успешно, но не столько для себя, сколько для дела.

Созванный на два года раньше реальности XVIII съезд Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) в ноябре 1937 года ставит очень многое с ног на уши. Например, публично признает тот факт, что в обозримом будущем коммунизма не построить из-за очень низкого материально-технического развития общества. Ведь коммунизм – это не общежитие с клопами, как думали некоторые дурные головы, а по-настоящему светлое будущее, при котором каждому человеку можно удовлетворить его потребности посредством высокоразвитых производительных сил, порожденных наукой и техникой. Поэтому в качестве приоритетной цели партии на многие годы провозглашается строительство крепкого и здорового социалистического государства. Ведь без него ничего подобного достичь не реально. Да и просто не выжить в агрессивном капиталистическом окружении.

Причем построение социалистического государства было решено вести не по наитию или озарению, а по лучшим мировым образцам, переведя дело в плоскость научного метода и чистого прагматизма. А это, в свою очередь открывало фундаментальное идеологическое основание для заимствования любых эффективных решений у кого бы то ни было. Пусть хоть у дьявола. Лишь бы результат нужный получался.

/// «Viva la muerte!» - Официальный лозунг франкистов.
/// «No pasarán!» - на испанском языке эти слова впервые прозвучали осенью 1936 года, став лозунгов антифашистов.
/// «Пока мы едины, мы непобедимы!» (дословно – «Единый народ никогда не будет побеждён») - строка из песни чилийского поэта и композитора Серхио Ортеги.
/// «Да здравствует свободная Испания! Да здравствует Советский Союз!»

Отредактировано GruneR (23-01-2014 12:39:29)

+8

5

Пост 1

GruneR написал(а):

а с каждым днем все сильнее и сильнее оказывалась под влиянием старого врага, стремящегося поработить ее и превратить в раба.

масло масляное. Одно лишнее

GruneR написал(а):

Ведь и Тухачевский, и Агарков были людьми очень большой воли,

очень волевыми людьми

GruneR написал(а):

и пытается предпринять шаги для изменения той ситуации, в которой он находится.

лишнее

+1

6

Пост 2

GruneR написал(а):

рубить с плеча людей целыми «кустами», только по тому, что их начальник

слитно

GruneR написал(а):

маршал в течение нескольких месяцев умудряется очень серьезно улучшить отношения и с Ворошиловым, и с Шапошниковым, перетягивает на свою сторону Мехлиса и также серьезно двинуть вперед научно-техническую работу

перетянуть или - продвигает

GruneR написал(а):

окажется под ударом, если он сам или его (родственники) начнут совершать поступки, порочащие облик настоящего коммуниста.

GruneR написал(а):

В конце концов в Испанской республики образца 1936 года армии действительно не было. Не считать же за таковую практически не управляемые отряды народного ополчения?

республике, слитно

+1

7

Пост 3

GruneR написал(а):

что Тухачевский решил встать на решительную позицию набора в свой полк только солдат

одно лишнее

GruneR написал(а):

Поэтому Тухачевский решается на совершенную авантюру, понимая о том, что полуколониальные войска франкистов не имеют хорошо охранения в тылах

лишнее, хорошего

GruneR написал(а):

Само собой, выбив из Мадрида грузовики, благо, что (на) его, фактически батальон, их нужно было не так много

GruneR написал(а):

стратегические мосты и склады, обеспечивающие действие армии, наступающей

действия

GruneR написал(а):

О да! Воспоминание об этой интриге грели не раз Михаила Николаевича.

или Воспоминания, или - грело

+1

8

Пост 4

GruneR написал(а):

Вернувшись, Тухачевский снова погружает в заботы по реконструкции и развитию РККА

погружается

GruneR написал(а):

Вот Михаил Николаевичи погружается с головой в ту банку с пауками, что представляла собой политическая жизнь Москвы конца тридцатых годов.

и погружается, и приходится погружаться

+1

9

Пролог
16 мая 1941 года. Москва. Дом на набережной Квартира Тухачевского

Михаил Николаевич проснулся от того, что под утро раздалась трель телефонного звонка. Переглянувшись с не менее встревоженной женой, маршал подошел к телефонному аппарату и снял трубку.

- Слушаю вас.
- Товарищ Тухачевский? – Раздался знакомый, но плохо узнаваемый голос.
- Так точно.
- Доброе утро, говорит Поскребышев. Извините за столь ранний звонок, но дело не терпит отлагательств. Через полчаса товарищ Сталин собирает совещание на ближней даче и вам надлежит на нем быть.
- Что случилось?
- Это не телефонный разговор.
- Началось?
- … да, - ответил Поскребышев после небольшой заминки. – Я выслал за вами машину.
- Хорошо. Я вас понял. Собираюсь. До свиданья.
- До свиданья.
Не прошло и пяти минут, как в дверь позвонили. Сам Тухачевский брился, а потому с ранним гостем беседовала его жена – Нина Евгеньевна.
- Дорогой, - заглянула она в ванную комнату, - там приходил сержант ГБ.
- ГБ? – Слегка удивился Тухачевский.
- Да. Сказал, что у подъезда тебя ждет машина. Что случилось?
- Все нормально, Нин. Не переживай.
- Я и не переживаю, - ломая себе руки ответила жена.
- А что руки теребишь?
- Что случилось? – Снова спросила она.
- То, что мы давно ждали – началась большая война. Хорошо хоть поспать дали. Вряд ли немцы начали так поздно.
- Ты вечером приедешь?
- Не думаю, но позвоню обязательно, - Тухачевский повернулся к жене, смотря на нее спокойным и уверенным взглядом. Улыбнулся. После чего насухо вытерся полотенцем и продолжил собираться.

Уже в машине, стремительно проносясь по пробуждающимся улицам Москвы, Тухачевский погрузился в весьма нерадостные мысли. Признаться, он боялся начала этой войны. Просто и незамысловато. Его смущали собственные воспоминания, бьющие по спокойной уверенности в себе как тяжелые кувалды в набат. Ведь он сам прошел через те жуткие четыре года «от звонка до звонка» и теперь его снова ждал этот ужас. Кровавые мясорубки, миллионы погибших, тотальный голод, разруха… все это стремительным вихрем проносилось перед его глазами. «Неужели все снова?» - думал он, вспоминая каждый день своей жизни, проведенный в этой эпохе после перерождения. Каждый час. Каждый вздох. Лихорадочно соображая насчет того, как и что можно будет сделать еще, дабы облегчить участь его соотечественников, которым выпала нелегкая доля – вынести на плечах тяжесть этой страшной войны. Войны, которая решала будущее всей страны не только здесь и сейчас, но и в приснопамятном 1991 году. Обновленный Тухачевский был абсолютно убежден, что война надорвала силы его Родины, и надломила ее настолько, что последующее противостояние она уже не смогла вынести на своей искалеченной спине…

Отредактировано GruneR (23-01-2014 13:33:02)

+16

10

GruneR написал(а):

Да и летчиков готовили, стремительно увеличивающих свой налет и мастерство дальних полетов.


Да и летчиков готовили, которые на этом маршруте стремительно увеличивали свой налет и мастерство дальних полетов.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Ланцова » Проект Маршал 2. Первая бумажка