Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Князь Оружейников (8)


Князь Оружейников (8)

Сообщений 1 страница 10 из 881

1

10 глава с самого начала:

                                                      Глава 10

Пятнадцатого октября одна тысяча восемьсот девяносто второго года, на главном (потому что единственном) перроне Сестрорецкого вокзала, собралась интересная группа мужчин. Одинаково рослые, мощные, двигющиеся с какой-то кошачьей грацией, они провожали своего товарища в дальнюю дорогу. Очень дальнюю — и в весьма суровые края. Вот только Сошников, которого суд присяжных почти единогласно приговорил за неумышленное убийство железнодорожного вора к двухлетнему поселению в Сибири, подавленным или хотя бы мало—мальски расстроенным не выглядел — потому как уезжал он не отбывать наказание, а всего лишь в командировку.
— Ну что, брат, до встречи?
По очереди обнявшись со всеми тринадцатью провожающими, Демид глубоко вздохнул, прощаясь с привычной обстановкой и кругом общения. Еще раз огляделся, со значением всем подмигнул, и пропал за фигурой кондуктора, зайдя в зеленый вагон. Нашел свое место, успокаивающе улыбнулся жене, шикнул на старшенького, чтобы тот сидел спокойно, и пошел проверить — как там устроился десяток его новых подчиненных, до недавнего времени работавших в фабричной охране. Все, как и он, были семейными мужиками, все отслужили свое в Пограничной страже, много знали и еще больше умели, вот только, в отличие от него, ехали на Дальний Восток не в долгую командировку, а навсегда. Чтобы там осесть на земле, спокойно жить, и спокойно работать… Амурскими егерями. И то, что их только десять, никого не смущало — ранней весной следующего года из Сестрорецка отправятся по их следу новые десятки. И будут они выезжать до тех пор, пока дальневосточные владения князя Агренева не станут полностью защищены от разных там браконьеров и воров, а его работники от любых посягательств на их жизнь и здоровье. Словно прощаясь с городом, тоскливо завыл паровозный гудок…
Ту-ууу!..
Оставшиеся на перроне экспедиторы, терпеливо дождались отправления состава, молча переглянулись и зашагали в поселок, проигнорировав все зазывания и вопросы привокзальной извозчицкой братии. Еще недавно их было пятнадцать и все было хорошо — а теперь командир ими недоволен, вдобавок один уехал, а второй… Второй навеки упокоился в закрытом, и очень добротно заколоченном гробу: тело Глеба, скинутое в канализационный коллектор, и вынесенное Неглинкой в спокойные струи Москва—реки (где его и увидели мальчишки—рыбаки), успело основательно испортиться и разбухнуть. Так основательно, что опознать его еще можно было, а вот нормально попрощаться не получилось. О том же самом думал и их непосредственный начальник, направляющийся от проходной на третий этаж управы — а еще невольно вспомнил, как тяжело было говорить его жене и детям о том, что их отец и муж никогда больше не вернется. Его ведь вина, он всем экспедиторам прямой начальник!.. Грузно усевшись за свой стол и оглядев сразу пять папок с важными бумагами, уже неделю ждавшими его внимания, господин Главный инспектор  Русской оружейной компании обреченно вздохнул, и подтянул к себе первую укладку:
— И как-то ты, командир, только и умудряешься не потонуть в этой бумажной трясине?
В это же время, примерно в сорока верстах от Сестрорецка, стоя на утоптанной земле Ораниенбаумской Офицерской стрелковой школы, князь Агренев повел глазами по-сторонам — на какое-то мгновение ему вдруг показалось… Впрочем, нет, все было так, как и должно. Работники компании давно уже заняли свои места, оборудование (в том числе и стреляющее) было трижды проверено, а зрители, поблескивающие золотом погон и моноклями, приготовились полной мерой наслаждаться очередным «пикничком для избранных», устроенным известным оружейным магнатом.
— Господа! С вашего разрешения, я позволю себе пренебречь долгими вступительными речами, ведь краткость, присущая всем военным, является еще и сестрой таланта.
Одновременно с этим словами на дальнем конце полигона стали появляться мишени, раскрашенные весьма интересным образом — в цвета русской пехоты.
— Предположим, что вон там готовится к атаке рота. А там.
Рука в черной перчатке плавно указала на недлинный окоп полного профиля, в коем обиталось шестеро мужчин в пятнистой форме, вооруженных новыми винтовками и пулеметный расчет — последний как раз сноровисто заправлял ленту-«двухсотку» в свое тупорылое орудие производства.
— Пехотное отделение при поддержке пулемета. Расстояние между ними что-то около семидесяти саженей. Скорость передвижения мишеней соответствует таковой у бегущего во весь рост солдата в полной выкладке, построение — согласно действующему уставу.
Многочисленные гости оживленно загудели: наконец-то получили свое объяснение несколько десятков рельсовых «ниток», проложенных прямо по полигону, пыхтящий в большой яме паровик и прочие непонятные конструкции.
— Итак, начнем, господа.
Пахффыр!
Хлопнула ракетница, посылая в небо яркий зеленый огонек — и деревянные пехотинцы двинулись вперед, постепенно набирая довольно высокую скорость.
Та-та-та-та-та…
Пулеметная очередь казалась бесконечной, немного оглушая своим басовитым треском. Пауза в несколько секунд,  заполненная слитным хлопком шести винтовочных выстрелов — и БАС опять заговорил, выбивая множество щепок из последних целых мишеней.
— Все! Рота, по сути, перестала существовать как воинская сила, ценою всего лишь трехсот-четырехсот винтовочных патронов. В то время как на должную подготовку, содержание и вооружение солдата Русской императорской армии казна тратит не меньше двухсот пятидесяти рублей. В год. Довольно выгодный размен для противников империи, не правда ли, господа? 
Генералы, среди которых на сей раз присутствовал и признанный авторитет военного дела, командующий войсками Киевского военного округа, автор довольно популярного (особенно среди генштабистов) труда «Учебник тактики», и прочее, и прочее и прочее — сам генерал-адъютант Драгомиров, печально известный своим неприятием любого скорострельного оружия и военных игр, начали оживленно обмениваться мнениями. А неприметный человечек, во время всего действа размеренно крутивший ручку кинокамеры, поймал разрешающий кивок молодого аристократа, подхватил треногу и заторопился в сторону «героически погибших солдат», дабы отснять несколько крупных планов.
— Через несколько минут мишенное поле приведут в порядок, и если будут желающие лично проверить мое, признаюсь, довольно дерзкое утверждение?.. Что же. Тогда давайте предположим, что раз атака пехотой провалилась, в дело пойдет кавалерия, в количестве эскадрона.
Кинорепортер быстро убрался прочь, на дальнем конце полигона разом поднялись высокие мишени, раскрашенные в цвета русских драгун, и многие заметили, что расстояние атаки увеличилось как минимум на треть — примерно до ста саженей.
Пахффыр!
Стоило ярко-зеленому огоньку подняться в небо на свой первый десяток метров, как мишени очень резво двинулись вперед, моментально набрав высокую скорость.
Та-та-та-та-та…
Последняя мишень упала в трех саженях от окопа — с двумя дырками от пуль в груди «драгуна», и тремя не менее аккуратными отверстиями в силуэте его «коня».
— Эскадрон по большей части уничтожен, ценою все тех же четырехсот винтовочных патронов. Размен, как вы понимаете, господа, еще более не в нашу пользу.
Гости более чем оживленно загудели, а несколько офицеров решительно поднялись со своих мест, дабы лично проверить все утверждения магната.
— Недурное представление, князь. Но позвольте узнать, что же будет делать ваше воинство, когда противник выкатит пушки на прямую наводку?
Офицеры, переглянувшись, уселись обратно, а генерал-адъютант свиты Его императорского величества скуптически хмыкнул и подвел черту:
— Понадобится самое большее два снаряда, чтобы перемешать с землей это ваше отделение.
— Совершенно верно, ваше превосходительство. Именно поэтому я считаю, что для более прочной и устойчивой оброны пулеметный расчет должен находиться не посреди чистого поля, а в дерево-земляной огневой точке.
Повинуясь очередному жесту, нижние чины стрелковой школы разметали дерн с пожухшей травой с небольшого холмика, едва возвышающегося над землей саженях в  двухстах от зрительской трибуны, почти на границе полигона, а пулеметчики сноровисто разобрали БАС на две части, подхватили ленты и довольно быстро (причем еще и пригибаясь!) побежали в дзот. Меньше десятка минут (во время которых кинооператор успел-таки сделать свою работу), и ракетница в руках «сестрорецкого затворника» опять уставилась в небо.
Пахффыр!
Вместо зеленого огонька над полигоном поднялся красный, а сам организатор пикника обратился к одному из своих гостей:
— Сергей Иванович, не будете ли вы так любезны оказать небольшую помощь?
Полковник гвардейской конной артиллерии, мельком глянув в бинокль, тут же во всеуслышание объявил одного из участников предстоящего действа:
— Легкая полевая пушка образца тысяча восемьсот семьдесят седьмого года, калибр восемьдесят семь миллиметров.
— Благодарю. Итак, для начала серия из десяти выстрелов гранатами.
Пахффыр!
На сей раз оконек опять был зеленым.
Бум!
Минутная пауза.
Бум!..
Издали взлетавшие верх фонтаны земли казались жидкими и какими-то даже игрушечными, но присутствующие (в большинстве своем) этим совсем не обманывались — не дай бог попасть под обстрел такими вот «игрушками»!
Та-та-та-та-та…
Чпуф! Чпуф! Чпуф!..
Ни гранаты, ни десяток близких накрытий шрапнелью так и не смогли заглушить звонкий голос БАСа — сквозь пыль, удары, мелкие комья земли и обрывки дерна он продолжал исправно дырявить мишени. Более того, когда пушка закончила работу, нижние чины поставили вместо себя все тех же деревянных болванчиков и быстро попрыгали в отрытый рядом с позицией окопчик.
Та-та-та-та-та!..
Господа военные, внимательно наблюдающие за противостоянием пушки и пулемета, в свои бинокли прекрасно различили как свинцовая струя нащупала отстоявшее на расстоянии чуть больше версты орудие. Результатом были едва заметные искры на стали, вскипевшая мелкими фонтанчиками земля — и отлетающие прочь мишени.
— К тому времени, когда на позицию подтянут что-то более подходящее для подавления быстровозводимого дерево-земляного укрепления, пулеметный расчет или дождется подмоги, или спокойно отступит на следующую позицию.
Пользуясь тем, что он стоял очень близко к магнату, полковник Мосин тихо поинтересовался:
— А если в снарядах вместо черного пороха будет ваш гренит? Или мелинит?
Князь так же тихо ответил:
— Значит, пулеметчикам не повезет. Или повезет — если командование загодя подготовит для них долговременную огневую точку. Там противнику понадобятся «открывашки» дюймов на восемь , не меньше… Господа!
Вновь замолчавшие гости обратили свое внимание на хозяина.
— Еще одна новинка.
По взмаху княжеской руки один из мужчин в пятнистой форме начал быстро одевать довольно странные одежды, напоминающие легкий водолазный скафандр. Массивный ранец, легший на его плечи, только усилил сходство — а вот непонятный кусок трубы с пистолетной рукояткой, соединенный гибким металлическим шлангом с ранцем, привел публику в некоторое недоумение. Не дожидаясь новых приказов, «водолаз» что-то сделал, и на конце его трубы появился маленький огонек. Десяток довольно бодрых шагов, приблизивших его к троице деревянных «болванчиков», ради разнообразия раскрашенных пехотинцами Австро-венгерской империи…
Тсию-ффу!!!
Яркая струя пламени, окатившая несчастные мишени, для многих стала большой неожиданностью.
Тсию-ффу!
Огненный язык, опять вытянувшись на добрые тридцать метров, жадно облизал внутренности того самого окопа, из которого в самом начале представления работал пулеметный расчет.
Тсию-ффуууу!
Огнеметчик, явно рисуясь, описал своим оружием длинную дугу, оставив на земле полигона чадящий пламенем след.
— Позвольте представить вам ранцевый огнемет «Змей Горыныч»!
Выждав солидную паузу, заполненную невнятным гулом обсуждающих маленькое представление генералов и военных инженеров, молодой аристократ вскинул руку, прося тишины:
— И последняя новинка на сегодня. Кхм. Как мы все знаем, современное военное дело предполагает энергичное маневрирование частями, решительную атаку в удобном для того месте и упорную оборону — где бы ни пришлось. Именно для последнего моя компания разработала быстровозводимое препятствие, способное, несмотря на свою простоту и скорость установки, существенно замедлить любую атаку. Итак, прошу — спираль Греве!..
Шестерка «пятнистых» мужчин притащила две бухты колючей проволоки, и ОЧЕНЬ быстро ее размотала перед все тем же многострадальным окопчиком, закрепив на земле десятком вбитых колышков — и спустя всего две минуты от начала, перед заинтересованной публикой под лучами осеннего солнца блестели сталью тугие кольца колючей проволоки, примерно чуть больше метра высотой. Первая «нитка», за ней с небольшим промежутком вторая —так, чтобы попытка перепрыгнуть ни к чему хорошему ни привела.
— Господа, я готов ответить на ваши вопросы.
Наблюдая за тем, как гостеприимного хозяина обступают со всех сторон (а еще часть офицеров рванула к «водолазу»), скромный полковник гвардейской конной артиллерии решил прогуляться до спиралей колючей проволоки. Подошел, осмотрел, удивляясь про себя неподдельной простоте идеи…
— А ну-ка!..
Оглянувшись, Сергей Иванович увидел смутно знакомого чиновника из Главного инженерного управления (завсегдатаи «пикничков», коим стал считаться и он, волей-неволей стали узнавать друг друга в лицо), принимающего из рук «пятнистого» хорошенько отточенную драгунскую шашку.
Ссших-цонг, ссших-цинн!
Освидетельствовав глубокие зарубки, военный инженер впал в глубокую задумчивость. По всей видимости, соображая, каково это — рубить такое препятствие, стоя в полный рост под вражеским огнем.
— М-да. Возможно, небольшая артиллерийская подготовка? Хотя, тут парой снарядов не отделаешься.
— Или кинуть шинель поверх этих спиралей, и спокойно перебраться. Однако же, темп атаки будет изрядно замедлен, а это значит…
Неожиданно для самого себя, Мосин не выдержал и включился в негромкое обсуждение:
— А если вон там поставить пулемет, или пару орудий, любая задержка станет смертельной.
Военные инженеры поглядели на указанное место, на нечаянного собеседника, опять на возможную огневую позицию — и согласились, что доля правды (довольно большая!) в его словах есть. Обсудив с чиновниками ГИУ некоторые перспективы использования колючей проволоки в военной фортификации, Сергей Иванович отправился назад, находясь в весьма приподнятом настроении — хорошие собеседники, общность мыслей, и некоторые, весьма занимательные идеи очень способствовали общему поднятию духа и сближению двух инженеров и одного оружейника. Поглядев на князя, занятого беседой с Драгомиловым, на знакомых полковников, один из которых как раз под руководством «пятнистого» одевал на себя огнеупорные доспехи, на остальной генералитет, часть из которого обреталась у фуршетных столов, заметных издали благодаря белоснежным скатертям и сиянию благородных напитков… Любопытство оказалось сильнее.

+30

2

Кулаков Алексей написал(а):

а зрители, поблескивающие золотом погон и моноклями, приготовились полной мерой наслаждаться очередным «пикничком для избранных», устроенным известным оружейным магнатом

А если вставить:"... а порой и внушительной генеральской лысинойhttp://s9.uploads.ru/t/xhbec.jpg
, с которой их превосходительства изредка вытирали пот белоснежным платочками.."?

Небольшая толика юмора не помешает? :playful:

+2

3

Кулаков Алексей написал(а):

На сей раз оконек опять был зеленым.

огонек

Кулаков Алексей написал(а):

к троице деревянных «болванчиков», ради разнообразия раскрашенных пехотинцами Австро-венгерской империи…

под пехотинцев. Не австрияки же их раскрашивали...

Кулаков Алексей написал(а):

Поглядев на князя, занятого беседой с Драгомиловым, на знакомых полковников,

Драгомировым

+1

4

Военные инженеры поглядели на указанное место, на нечаянного собеседника, опять на возможную огневую позицию — и согласились, что доля правды (довольно большая!) в его словах есть. Обсудив с чиновниками ГИУ некоторые перспективы использования колючей проволоки в военной фортификации, Сергей Иванович отправился назад, находясь в весьма приподнятом настроении — хорошие собеседники, общность мыслей, и некоторые, весьма занимательные идеи очень способствовали общему поднятию духа и сближению двух инженеров и одного оружейника. Поглядев на князя, занятого беседой с Драгомиловым, на знакомых полковников, один из которых как раз под руководством «пятнистого» одевал на себя огнеупорные доспехи, на остальной генералитет, часть из которого обреталась у фуршетных столов, заметных издали благодаря белоснежным скатертям и сиянию благородных напитков… Любопытство оказалось сильнее. Вообще, в последнее время промышленник и коммерсант Агренев интересовал его куда больше, нежели аристократ или изобретатель — и началось это сразу по прибытии Мосина новое место службы. В отличие от Тулы, где к нему долгое время присматривались, в Сестрорецке нового товарища начальника казенного оружейного завода приняли так, будто бы он всего лишь ненадолго уезжал, и наконец-то вернулся: всеобщее дружелюбие, приветливость, постоянные визиты фабричной верхушки и лучших людей города были столь непривычны, что поначалу вызвали даже некоторое недовольство. Но, глядя на то, как расцвела и ожила милая Варенька, как быстро обзавелись многочисленными друзьями (и подружками) его пасынки, он все же потихоньку оттаял душой. Тем более, дела на новом месте заворачивались такие, что просто ух!!! Всего на третий день после вступления в должность пожаловали представители «Строительной конторы Бари», затем с фабрики пожаловал начальник станкостроительного производства господин Герт — а еще черед два дня на испытательном полигоне завода вырос настоящий палаточный городок, который довольно организованно заселила целая армия рабочих. Боже, как они работали! Бывало, совершая утренний обход завода, Сергей Иванович проходил мимо старенького, слегка осевшего в землю цеха — а вечером на его месте находил лишь поддоны с аккуратно уложенными стопками нового кирпича. Ничего старого: ни стен, ни станков, даже строительный мусор исчезал в неизвестном направлении. День, другой, третий — и цех начинал прирастать стенами вновь, заметно расширившись, или удлинившись. Или все сразу — некоторые производства объединяли под одной крышей. Стали вполне привычны громогласные ночные уханья артелей грузчиков, длинная вереница новых станков, начинающаяся на проходной Оружейной фабрики князя, а заканчивающаяся на только-только затвердевших основаниях внутри недостроенных цехов, круглосуточное мельтешение мастеровых и рабочих, обилие света и вечные ямы в земле… Что удивительно, так это отсутствие жалоб от горожан — впрочем, многие из них приходили и долгими часами глазели на стройку, наслаждаясь непривычным зрелищем. Заводские рабочие ДОБРОВОЛЬНО проходили переобучение на фабричных курсах, часть из них по вечерам гнула спину на строительстве трех четырехэтажек для мастеровщины, а дети мастеровщины повально записывались в какой-то Досааф . Где их весь день заставляли бегать-прыгать, стрелять из мелкокалиберного оружия, возиться с какими-то несложными механизмами, ползать в грязи и… И много чего еще. При этом постоянно соревнуясь за какой-то там переходящий флажок. Дурдом!.. А детям нравилось.

+28

5

Кулаков Алексей написал(а):

Поглядев на князя, занятого беседой с Драгомиловым,

Драгомировым

Кулаков Алексей написал(а):

Всего на третий день после вступления в должность пожаловали представители «Строительной конторы Бари», затем с фабрики пожаловал начальник станкостроительного производства

вместо первого - явились, прибыли

+1

6

Кулаков Алексей написал(а):

Яркая струя пламени, окатившая несчастные мишени, для многих стала большой неожиданностью.
Тсию-ффу!
Огненный язык, опять вытянувшись на добрые тридцать метров, жадно облизал внутренности того самого окопа, из которого в самом начале представления работал пулеметный расчет.
Тсию-ффуууу!
Огнеметчик, явно рисуясь, описал своим оружием длинную дугу, оставив на земле полигона чадящий пламенем след.
— Позвольте представить вам ранцевый огнемет «Змей Горыныч»!

Возникает вопрос, а не решит ли кто - нибудь из генералов или статских чинов  (или конкуренты Князя), что огнемет косвенно попадает под это :
ДЕКЛАРАЦИЯ ОБ ОТМЕНЕ УПОТРЕБЛЕНИЯ ВЗРЫВЧАТЫХ И ЗАЖИГАТЕЛЬНЫХ ПУЛЬ
29 ноября 1868 года, Санкт-Петербург
По предложению Императорского Российского Кабинета военная международная комиссия была собрана в Санкт-Петербурге с целью обсудить возможность запрещения употребления во время войны между цивилизованными народами известного рода снарядов, и по определении этой комиссией на основании взаимного соглашения, технических границ, в которых потребности войны должны остановиться перед требованиями человеколюбия, нижеподписавшиеся уполномочены разрешениями их правительств объявить нижеследующее.
Принять во внимание,
что успехи цивилизации должны иметь последствием уменьшение по возможности бедствий войны;
что единственная законная цель, которую должны иметь государства во время войны, состоит в ослаблении военных сил неприятеля;
что для достижения этой цели достаточно выводить из строя наибольшее по возможности число людей;
что употребление такого оружия, которое по нанесении противнику раны без пользы увеличивает страдания людей, выведенных из строя, или делает смерть их неизбежною, должно признавать не соответствующим упомянутой цели;
что употребление подобного оружия было бы противно законам человеколюбия.
Договаривающиеся стороны обязуются в случае войны между собой отказаться взаимно от употребления как сухопутными, так и морскими войсками снарядов, которые при весе менее 400 граммов имеют свойство взрывчатости или снаряжены ударным или горючим составом.
Они обязуются пригласить все государства, уполномоченные которых не принимали участие в совещаниях бывшей в Санкт-Петербурге военной международной комиссии, пристать к настоящему договору. Договор этот обязателен только для договаривающихся сторон или сторон, которые пристанут к нему впоследствии, в случае войны между двумя или несколькими из них; он необязателен в отношении сторон, не подписавших договора или которые не приступили к нему впоследствии.
Равномерно договор перестает быть обязательным, когда во время войны между двумя сторонами, подписавшими договор или к нему приступившими, к одной из воюющих сторон присоединится сторона, не подписавшая договора или не приступившая к нему.
Стороны договаривающиеся и приступившие предоставляют себе право входить впоследствии между собою в новое соглашение всякий раз, когда с целью поддержать постановленные принципы и для соглашения между собою требований войны и законов человеколюбия — вследствие усовершенствований, произведенных науками в вооружении войск, будет сделано какое-либо определенное предложение.

0

7

Кулаков Алексей написал(а):

двигющиеся с какой-то кошачьей грацией

двигающиеся

Кулаков Алексей написал(а):

По очереди обнявшись со всеми тринадцатью провожающими

Если уж по очереди, то ПМСМ лучше было бы "... обнявшись с каждым из тринадцати провожающих ..."

Кулаков Алексей написал(а):

Скорость передвижения мишеней соответствует таковой у бегущего во весь рост солдата в полной выкладке

А разве солдат бежит в атаку в полной выкладке? Со скаткой и вещмешком?

Кулаков Алексей написал(а):

пыхтящий в большой яме паровик

Для большинства современных читателей "паровик" - это или паровоз (локомотив), или вовсе нечто непонятное. Предлагаю заменить на "паровой двигатель" или "паровую лебёдку".

Кулаков Алексей написал(а):

ценою всего лишь трехсот-четырехсот винтовочных патронов

Пожалуй, цифру стоит увеличить. Пулемёт расстрелял две ленты по 200, плюс 6 винтовок по паре обойм...

Кулаков Алексей написал(а):

«водолаз» что-то сделал, и на конце его трубы появился маленький огонек. Десяток довольно бодрых шагов, приблизивших его к троице деревянных «болванчиков»

ГГ предлагает использовать огнемёт на открытой местности???
Не буду касаться того, что огнемёт будет немедленно объявлен варварским оружием, а огнемётчиков не будут брать в плен. Вопрос в другом: ЗАЧЕМ? Чтобы уничтожать безоружного противника? Потому что вооружённый просто не подпустит огнемётчика на расстояние выстрела из огнемёта.
Если же речь идёт о борьбе с укреплениями противника - надо соответствующим образом изменить сценарий демонстрации.

Кулаков Алексей написал(а):

Огненный язык, опять вытянувшись на добрые тридцать метров

Надо бы урезать осетра.
Немецкий KleiF (ранцевый огнемёт) 1915 года выбрасывал струю на 20 метров, горючего хватало на 15 секунд. Ссылка

Кулаков Алексей написал(а):

— Господа, я готов ответить на ваши вопросы.

И первый же вопрос будет звучать так:
- Милостивый государь, а чем вас не устраивают быстровозводимые препятствия из подручных материалов, например, колья и рогатки? Разумеется, их невозможно установить столь же быстро - но их и не нужно возить за собой в обозе. Материал для их постройки находится на месте, а обращаться с топором умеет каждый пехотинец. Да и стоимость их для Военного Министерства равна нулю.
Ссылка

+2

8

Цоккер написал(а):

А разве солдат бежит в атаку в полной выкладке? Со скаткой и вещмешком?

Со скаткой, скорее всего да.

http://topwar.ru/print:page,1,16386-vsp … -rotu.html
Еще один атрибут советского пехотного солдата, про который нельзя позабыть, это его плотная шинельная скатка, которая защищала его от мелких осколков, а при стрельбе лежа служила нередко бруствером, выручала на переправе, а во время привала ее можно было положить под голову, а саму голову бойца, как правило, защищал стальной шлем СШ-40, был и еще один образец советской каски - это СШ-36 (стальной шлем образца 1936 года).

http://s9.uploads.ru/t/hrbvT.jpg

Нередко солдаты, даже идя в атаку, не снимали её. Причина в том, что на рубеже XVIII-XIX вв. несколько слоев сукна могли спасти от рубящего удара палашом или саблей или ослабить, а то и задержать колющий удар штыком.

Отредактировано Череп (26-03-2014 15:37:14)

0

9

Кулаков Алексей написал(а):

а дети мастеровщины повально записывались в какой-то Досааф .


ДОСААФ - Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту. На данный момент есть только два рода войск из трёх, армия и флот. Может, сейчас они записываются "в какой-то Досаф", а после возникновения авиациии добавить еще одну букву?

Отредактировано Kormilet (26-03-2014 16:08:25)

+2

10

Kormilet написал(а):

ДОСААФ - Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту

А в этой реальности, м.б. АЭРОНАВТИКА?

овышенный интерес к вопросам использования воздушных шаров на полях сражений начал проявляться в русской армии в 60-х годах XIX столетия.
В одном из постановлений военно-ученого комитета русской армии по вопросу о воздухоплавании в конце 1869 года было записано: «Во всех случаях воздушные рекогносцировки, произведенные при благоприятных обстоятельствах, могут доставить неоценимые услуги армии». В заключительной части этого постановления военно-ученый комитет просил военного министра «образовать специальную комиссию для практической разработки сего вопроса».
В декабре 1869 года такая комиссия была создана из офицеров Генерального штаба, артиллеристов и инженерного ведомства под председательством товарища генерал-инспектора армии по инженерной части генерал-адъютанта Э. И. Тотлебена (героя Севастопольской обороны) и получила название «комиссия Тотлебена».
В 1870 году под руководством этой комиссии русскими инженерами и рабочими был построен из отечественных материалов первый русский привязной воздушный шар и начаты практические испытания его в зоологическом саду в Петербурге с целью установить целесообразность применения привязных воздушных шаров в русской армии.
В середине июля, когда комиссия Тотлебена установила, что привязной аэростат может принести большую пользу для армии, он походным порядком был переведен в Усть-Ижорский саперный лагерь, где с 28 июля по 1 августа (старого стиля) 1870 года в воинских частях производились первые подъемы его.

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Князь Оружейников (8)