Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Эффект Танева


Эффект Танева

Сообщений 1 страница 10 из 66

1

Ко мне в гости пришёл сюжет фанфика по игре "Mass effect" и роману Снегова "Люди как боги". Уходить не хочет категорически. Придётся воплощать.
Основная идея - попробовать описать контакт между Миром Страха перед Будущим и Миром Гуманного Воображения (ну... относительно гуманного). Кроме того, интересно посмотреть, как проблему Жнецов решит цивилизация, адекватно реагирующая на угрозы.
По замыслу - повесть. Конец может показаться скомканным, но нет, так и задумано. Земля Снегова появится  далеко не на первых страницах.
Текст в сборке буду выкладывать на мою самиздатовскую страницу: http://samlib.ru/editors/n/nikitin_m_a/
С надеждой на критику...


Пролог. Ускользнувшее будущее

    Какое будущее нас ждёт?
    Люди издавна искали ответ на этот вопрос. Спектр мнений необычайно широк, начиная от утопий и заканчивая прогнозами конца света на каждый год. При этом пессимисты считают, что сперва грядёт счастливое будущее, а только потом – конец света (ведь по сравнению с глобальным апокалипсисом что угодно светлым будущем покажется!). Оптимисты уверены, что сначала придёт полный Рагнарёк, а только потом наступит пора счастья и благоденствия. Всеобщего – для тех, кто выжил, разумеется.
    Но это крайние мнения. Между ними лежит бездна вариантов. Например, "конец истории". Инерционный прогноз, при котором  завтра будет почти то же самое, что и вчера. Лишь появятся новые модели айфонов, да демократы будут сменять республиканцев в вечном круговороте.
    В принципе, вселенную "Mass effect" можно считать хорошим примером "продолженного настоящего" – настоящая мечта глобалиста. Ко второй половине двадцать второго века особых социальных изменений не произошло. Страны, которые кто-то обозвал развивающимися (в насмешку, не иначе!), за два века так и не смогли догнать развитые. Государствами-лидерами оставались Соединённые Штаты, Европа и Китай. Россия не развалилась, но и особой роли тоже не играла. Глобальное потепление всё-таки наступило, и его даже кто-то заметил. Человечество худо-бедно объединилось под эгидой Альянса Систем. В общем, ничего необычного.
    В социальном плане. Но отнюдь не в техническом.
    Ведь люди дотянулись до звёзд.
    Нельзя сказать, что человечество справилось с такой задачей самостоятельно. Нет, просто в 2148 годы земляне нашли на Марсе архивы древней цивилизации. Загадочных предтеч назвали протеанами и тут же пустили в оборот их наследство.
    Последующий технологический скачок... впечатляет. Уже в 2149 году люди обнаружили, что под Хароном, спутником Плутона, скрывается ретранслятор массы – эдакая лазейка, позволяющая моментально попасть в иные звёздные системы. За считанные годы человечество сконструировало сверхсветовой двигатель и приступило к колонизации планет у далёких звёзд. А в 2157 году люди столкнулись с инопланетянами.
    Столкновение вышло бурным, горячим и непродолжительным. Воинственные турианцы сначала немного победили, потом чуть-чуть проиграли, обиделись и решили показать, кто в галактике хозяин. К счастью, их нездоровую мобилизационную деятельность заметили и пресекли другие инопланетяне. Расы Пространства Цитадели приняли землян в свои ряды. Нельзя сказать, что с распростёртыми объятиями, но и без особой неприязни.
    Под далёкими солнцами не обнаружилось ни мыслящих мхов, ни разумных океанов, ни вывернутой бутылкой Клейна психологии, ни нечеловеческой мудрости. Глупость, правда, присутствовала. Как и положено любой глупости – безграничная.
    Оказалось, что иные расы похожи на землян, но при этом они несколько... специализированные. Турианцы со своим большим флотом работали военными. Симпатичные азари были отличными дипломатами, а по вечерам танцевали в ночных клубах. Их выступления пользовались бешеной популярностью – ещё бы, представьте себе расу, состоящую исключительно из синекожих красавиц! Рептилоиды-саларианцы занимались наукой, правда, превзойти вымерших протеан почему-то не могли. Толстяки-волусы торговали, медузы-ханары поклонялись протенам, бегемоты-элкоры ничего толком не делали.
    Кроме того, некоторые расы исключили из Пространства Цитадели, и они усиленно делали вид, что просто проходили мимо. Например, инженеры-кварианцы изобрели искусственный интеллект и усиленно размышляли, что же с ним теперь делать. Размышлять приходилось на Мигрирующем Флоте – роботы-геты успешно выжили своих создателей с родных планет. Огромные агрессивные кроганы были превосходными воинами, но по причине своей огромности и агрессивности в приличное общество не допускались. Четырёхглазые батарианцы – работорговцы и вообще плохие парни – пытались конкурировать с Альянсом Систем. Получалось не очень.
    А люди... у них не было специализации. Только универсальность. И благодаря своей универсальности они всколыхнули болото Пространства Цитадели.
    Меньше чем за полвека они колонизировали огромное количество планет и не собирались останавливаться на достигнутом. Более того – некоторые представители человечества мечтали войти в состав Совета Цитадели (наряду с азари, саларианцами и турианцами). Батарианцы яростно возражали, но плохих парней никто не слушал. Остальные расы в замешательстве смотрели на экспансию человечества и пытались понять, как им на неё реагировать. В воздухе ощутимо попахивало большой войной.
    В общем, вселенную "Mass effect" никак нельзя назвать "светлым будущем человечества". Хорошо хоть конца света нет.
    Упс. Накаркал.
    В 2183 году на человеческой колонии Иден Прайм был найден некий протеанский артефакт. Совет немедленно прикомандировал своего представителя к разведывательному фрегату "Нормандия" и послал разбираться. В случае успеха операции одному из офицеров корабля, Джону Шепарду, обещали дать звание СПЕКТРа (очень крутые специальные агенты, плюющие на законность и подчиняющиеся непосредственно Совету Цитадели). Никаких осложнений не ожидалось. Одним словом, операция просто не могла закончиться удачей.
    Она и не закончилась.
    На Иден-Прайм напали геты, вылезшие со своего Ранноха. Ими командовал Сарен, СПЕКТР, турианец и вообще гнусный предатель. Также в нападении участвовал корабль, похожий на кальмара. Маленького такого кальмарчика, под два километра длиной.
    Как это ни парадоксально, добраться до протеанского артефакта удалось. А вот доставить его в целости и сохранности – нет. Маяк активировался, и у Шепарда начались бредовые видения. Впрочем, смерть, ужас и всеобщее уничтожение читались в них весьма чётко.
    Есть культуры, для которых этого – достаточно. Общества, адекватно реагирующие на угрозы. Цивилизации, способные на основании бредовых видений сделать далеко идущие выводы и принять правильные решения. Разумеется, Совет Цитадели в их число никаким боком не входит.
    С горем пополам Шепарду удалось обвинить Сарена и получить статус СПЕКТРа. Собрав разношерстную команду единомышленников, коммандер на своей "Нормандии" изрядно помотался по галактике и нашёл доказательства грядущего экстерминатуса. Его поблагодарили и посадили под домашний арест. Он сбежал и добрался до планеты Илос, древнего убежища протеан. Там Шепард выяснил, что вся галактика – это большой обеденный стол, а ретрансляторы массы и Цитадель построены синтетиками-Жнецами. Что раз в пятьдесят тысяч лет прилетают гигантские космические корабли и кушают всех органиков. Что протеане – не всемогущие Предтечи, а просто одна из цивилизаций, попавших в ловушку Жнецов.
    Так вот ты какой, конец света.
    Метнувшись на Цитадель, Шепард отсрочил вторжение Жнецов. Совет Цитадели поблагодарил коммандера и с упорством, достойным лучшего применения, продолжил прятать голову в бетон. Три года, оставшиеся до полномасштабного вторжения, были потрачены впустую.
    Дело закончилось миллиардными жертвами и героическим превозмоганием Шепарда. Совершив немыслимое, он объединил расы и дал отпор Жнецам.
    Всё произошло. Всё закончилось. Выстрел Горна на орбите Земли окрасил вселенную «Mass Effect» калейдоскопом концовок. Но всё же копошится где-то внутри червячок, спрашивает «А что, если?»
    В самом деле, а что, если?..
1. Карта звёздного неба
Джон Шепард, беглый капитан
    – Приближаемся к мю-ретранслятору, начинаю процедуру перехода, – на этот раз в безалаберном голосе Джокера слышна лёгкая нервозность.
    Победителей не судят, да?
    Кажется, у меня появился шанс проверить это высказывание на практике. Если, конечно, я вернусь с победой – что не факт, далеко не факт...
    – Есть подключение. Расчёт транзитной массы и координат конечной точки.
    Быстрый взгляд на Прессли. Хотя первый помощник держится молодцом, он явно взволнован. Провести корабль через ретранслятор, которым не пользовались четыре тысячи лет… ладно, эти сооружения пятьсот веков простояли. Пройдём, никуда не денемся. В конце концов, это не омега-4.
    – Ретранслятор в рабочем режиме. "Нормандия" на векторе входа.
    У меня есть все шансы взять главный приз в номинации «карьерное падение года». Первый СПЕКТР человечества сбегает из-под домашнего ареста, дезертирует и угоняет экспериментальный фрегат. Представляю, какие репортажи строчит Калисса аль-Джилани. Ах да, про мой сговор с Андерсоном тоже забывать не следует, ещё одна монетка в копилку отягчающих обстоятельств. Надеюсь, Дэвид выкрутится… Ага, а ещё можно мечтать о том, что Удина поумнеет.
    – Всем постам – приготовиться к переходу.
    Хотя… положа руку на сердце… что сделал бы я на месте политиков? Поверил бы в байку о гигантских роботах и их зловещих планах? Не знаю, не знаю. С точки зрения Совета, ничего страшного не происходит. База Сарена разгромлена, план атаки гетов вскрыт, флоты находятся в боевой готовности… о чём беспокоиться?
    Они не подходили к протеанскому маяку. Не валялись в отключке с видениями, больше похожими на ролик из фильма ужасов. Не слышали безжизненный голос «Властелина». Не общались с одурманенной Бенезией, швыряющей биотические заряды в родную дочь. Я могу понять политиков. Они поступают правильно. И роют могилу всему Пространству Цитадели.
    Вот почему я рискнул. Поставил на кон карьеру и даже свободу. Команда поддержала. Не отказалась, не отвернулась, не разбежалась. То, что «Нормандия» вообще отстыковалась от Цитадели – целиком и полностью заслуга экипажа. Один-единственный человек не может пилотировать космический корабль, даже с поддержкой самого современного виртуального интеллекта.
    – Готовность номер один. Начинаем заход.
    В последний раз перед прыжком осматриваю рубку. Тали, Гаррус, Лиара, Эшли… Лейтенант Уильямс выглядит безупречно. До сих пор не верю, что наши отношения стали настолько… неуставными. Спасибо тебе, Эш. Без твоей поддержки я бы не справился бы с бешеным напряжением последних дней. Спасибо.
    Что дальше? Будущее всей цивилизации скрыто в зловещем тумане, что уж говорить про пару человеческих судеб. Но я не хочу… не хочу, чтобы всё случившееся вылилось в банальную мимолётную интрижку. Я не брошу тебя, Эш. Если ты сама не оттолкнёшь меня – не брошу.
    – Переход через три.. два... один...
    Прыжок через масс-ретранслятор неощутим.
    – Коммандер, кажется, мы тут не одни!
    Быстрый взгляд на экран. В системе около десятка гетских крейсеров, и они неторопливо летят к ретранслятору массы. Личная яхта СПЕКТРа-предателя держится посреди строя.
    – Их сенсоры нас не засекли? – взволнованно интересуется Лиара.
    – Стелс-система активирована, – успокаивает азари небритый пилот, – Геты понятия не имеют, что мы тут. Только не надо попадаться им на визуальные сенсоры.
    Подозреваю, что «Властелин» способен засечь «Нормандию», несмотря на всю её систему маскировки. Такое вот поганенькое предчувствие. Ладно, этого кальмароподобного гиганта тут нет, нечего себя накручивать.
    – Необычных сигналов на поверхности Илоса не зафиксировано, – рапортует Чарльз.
    – Геты и Сарен на поверхность не спускались? – удивительно.
    – Следов их высадки по указанным координатам не обнаружено.
    Ничего не понимаю. Сарен так упорно искал этот таинственный Канал, а теперь, на пороге цели, сворачивает обратно? Настораживает. Сильно настораживает.
    Корабли гетов, тем временем, подлетели к ретранслятору и по очереди исчезли в синем сиянии. «Нормандию» они так и не заметили.
    – Эй, а это действительно Илос? – присвистнул Джокер, подтаскивая к себе какой-то голографический экран. Я попытался разобраться в мешанине значков. Кажется, тут изображена схема звёздного неба…
    – Прессли, доложите обстановку, – при Андерсоне он был штурманом, в вопросах навигации пыжжака съел…
    Чарльз изучил схему на экране, выслушал пару докладов подчинённых и повернулся ко мне:
    – Шепард, реально наблюдаемое положение ближайших звёзд несколько отличается от реконструированного. Погрешность расчётов – порядка десятых долей градуса. Вероятно, это связано с большой удалённостью Пространства Пангеи от населённых систем и неточностью систем наблюдения.
    – Ближайшие – это…
    – Звёзды в радиусе пятнадцати световых лет. Для более далёких светил погрешность становится пренебрежимо малой. Видимо, координаты Убежища придётся уточнить.
    Вот ведь парадокс – многие сотни лет учёные изучали протеанские источники, мечтали попасть на Илос, любовались в телескоп на Убежище… Но не было ретрансляторов, ведущих в туманность Пространство Пангеи, и мечты так и оставались мечтами. Проект полёта к Илосу на сверхсветовых двигателях периодически всплывал, докладывал о своей цене и продолжительности и благополучно тонул. И вот «Нормандия» в этой легендарной системе. Что же, уточним координаты, нам не трудно.
    Убедившись, что все вражеские корабли ушли через ретранслятор, я скомандовал:
    – Прыжок к Илосу на ССД. Попробуем найти этот «Канал».
***
    – Там нет зоны высадки! Ближайшая пригодная площадка в двух километрах! – кипятится Прессли.
    – Ничего страшного, на «Мако» мы быстро доедем, – я поспешил прервать разгорающийся спор, – торопиться некуда, обратный отсчёт не тикает, Сарен от нас не убегает.
    – Я вполне могу сбросить вездеход у самого входа в комплекс, – возразил пилот.
    – Там свободного места – двадцать метров!
    – Я справлюсь, – провозгласил Джокер с непередаваемой гордостью.
    – Верю, – примирительно ответил я. Временами мне кажется, что на «Нормандии» не команда, а сборище антагонистов. Для полного счастья только гета не хватает, – но сейчас не нужно совершать такие подвиги.
    – Как скажите, коммандер, – кажется, пилот слегка разочарован лёгкостью задания.
    – Высаживаться будут… – на секунду задумываюсь, подбирая оптимальный состав десантной партии. Лиара, конечно, а ещё кто? Возможно, Рекс? Сильный биотик, опытный воин, не растеряется в самых неожиданных обстоятельствах. Или, может быть, Эшли? Нет, её не надо, а то мало ли что…
    Так! Мои чувства уже влияют на принятия решений? Нехорошо, ой, нехорошо. Сегодня я Эш от опасности укрою, завтра поберегу, а послезавтра она это поймёт и полезет на амбразуру.
    – … Эшли Уильямс и Лиара т’Сони, – продолжил я после крохотной заминки.
    Всё равно на планете никого нет. Сарен не стал приземляться. Почему? Что заставило его отказаться от своих целей? Едва взглянув на планету, он понял, что Канал разрушен? Непонятно. И звёзды ближайшие сместились. Но это ладно, просто какая-то азари с Тессии неправильно рассчитала координаты местного светила, иных вариантов не существует.
    Нет, нафантазировать можно всё что угодно...
    Возникшая мысль оказалась настолько бредовой, что была немедленно выкинута из головы.
    Позже, когда я надевал шлем, она вернулась. И я на секунду, буквально на секунду предположил, что это правда.
    Получившаяся картина была чудовищной.
    С силой сжимаю зубы, выдыхаю, успокаиваюсь и связываюсь с Прессли.
    – Чарльз, вы ещё не рассчитали координаты системы Убежища?
    – Пока нет, Шепард, – иногда мне кажется, что на моём имени лежит какое-то проклятье. Иначе с чего все встреченные обращаются ко мне преимущественно по фамилии? – Эта задача считается в фоновом режиме.
    – Повысьте её приоритет. И заодно… посмотрите, какому году соответствует наблюдаемое расположение звёзд.
    – Коммандер, вы думаете…
    – Я просто отрабатываю версии. Даже самые безумные. Сделаете?
    – Думаю, это бессмысленно… Но сделаю, Шепард.
***
    Новости с трудом укладывались в голове. В который раз я возблагодарил Лиару за то, что она догадалась захватить записывающую аппаратуру. А ведь если бы собирались в спешке, то вполне могли бы её забыть. Тогда Совет наверняка не поверил бы нашему рассказу.
    Но теперь у нас есть запись разговора с протеанским Стражем. И это хорошая новость.
    Плохая новость заключается в том, что Жнецы вот-вот уничтожат всю нашу цивилизацию. Как протеан. Как предшественников протеан. Как многих, очень, очень многих.
    Сколько времени продолжается этот чудовищный цикл? Миллион лет? Больше?!
    У протеан была единая, мощная империя. И они проиграли. Протеане практически раскрыли секрет ретрансляторов массы. И они проиграли. А у нас-то какие шансы? У человечества и всех остальных?!
    Так, стоп мандраж, иначе моя неуверенность перекинется на команду – и всё, амба. Ещё ничего не предрешено. Я буду сражаться с этими «предвестниками уничтожения» до последнего вздоха.
    Теперь план «Властелина» и Сарена стал более-менее ясен. Жнец попытался подключиться к Цитадели и дистанционно отключить сеть ретрансляторов. Не получилось, последние выжившие протеане заблокировали эту возможность. Тогда гигантский корабль стал планировать атаку на Цитадель. Но это не так просто, в случае опасности она сомкнёт створки и станет неуязвимой. Чтобы этого не произошло, отряд гетов под руководством Сарена должен был проникнуть на Цитадель с Илоса при помощи Канала – миниатюрного ретранслятора массы, созданного протеанами. Вот только Страж сказал, что в ближайшие четыре месяца пользоваться Каналом невозможно. Взаимное расположение Цитадели и Илоса не позволяет осуществить переход.
    Так что время ещё есть. Немного, но есть.
    Вообще, нам очень повезло с этим Стражем, древним искусственным интеллектом. Энергии оставалось только на одно включение. Теперь всё, этот механизм никаким способом не активировать. Неудивительно, что Лиара так в него вцепилась. Расспрашивала, пока Страж не выключился на полуслове.
    Полезна ли полученная информация? Скорее да, чем нет. Например, выяснилось, что за ретранслятором омега-4 находилась древняя база, построенная ещё до протеан. При этом физически она находится в галактическом ядре, неподалёку от центральной чёрной дыры! И соваться туда без секретных кодов – сущее самоубийство, там очень много помех. Промахнёшься на десять кликов – столкнёшься с какой-нибудь каменюкой. Так что Совет Цитадели экспедицию туда не отправит, увы.
    Или, например, ретранслятор альфа, через который в прошлый раз появилась основная масса Жнецов. Бедные батарианцы с Аратота, они встретятся с гостями в первую очередь. Информация полезнейшая, но что с ней делать – непонятно. Собрать все дредноуты, со всей галактики, флот против флота? Подозреваю, что Жнецы раскатают их в тонкий блин, особо не напрягаясь. Уничтожить сам ретранслятор? Через пару месяцев долетят до нового.
    Жаль, что у Стража не было чертежей мега-пушки, способной уничтожать Жнецов с одного выстрела. А ещё лучше, если бы на этой конструкции была большая красная кнопка «ВЫКЛ». Мечты, мечты… Ладно, пора лететь на Цитадель, меня ждёт явка с повинной. Хоть такой груз доказательств убедит Совет в реальности угрозы?! Или, может быть, смотаться на Арктур, на базу Пятого флота? Ладно, сейчас решим.
    Вылезаем из "Мако". Глаза лейтенанта лихорадочно блестят, азари подавлена. Я, вероятно, выгляжу не лучше. Эти бесконечные ряды отключенных анабиозных капсул производят невероятно гнетущее впечатление. И информация, самое гадостное, полностью соответствуют антуражу.
    – Какие новости, Чарльз? – первому помощнику явно не терпится что-то сказать.
    – Капитан, мы закончили расчёты. Приблизительные, это лишь первая, грубая прикидка. Наименьшие погрешности наблюдаются в период от плюс трёхсот до плюс пятисот лет, – что-то я стремительно теряю нить разговора.
    – Прессли, о чём ты?
    – О неточности в положении звёзд.
    Тьфу ты! После таких новостей я совсем позабыл, из-за чего наш поход из остросюжетной погони превратился в познавательную экскурсию. Значит, наименьшие погрешности наблюдаются в период...
    – Прессли, – я держу на лице маску спокойствия. Надеюсь, что держу, – мы перенеслись в будущее на несколько веков?
    Немолодой лысый мужчина в застёгнутом на все пуговицы мундире лишь разводит руками:
    – Это пока лишь ненадёжные расчёты. Их надо сравнить с данными наблюдений. К тому же, ВИ "Нормандии" слишком слаб для подобных вычислений.
    А у гетов на борту полноценные искины, и они способны прийти к этому выводу гораздо быстрее... а потом рвануть обратно, даже не проверяя состояния Канала. Зачем нужен боковой лаз на Цитадель, если Жатва уже завершилась?
    – Возвращаемся обратно. Быстро.
***
    Звёзды. Крохотные колючие огоньки в бесконечном мраке ночи. Люди любуются вами с самого начала времён. Глаза сменялись телескопами, «Хаббл» и «Коперник» распахнули вселенную на миллиарды световых лет, фотографии галактик и туманностей будоражили воображение… Но дотянутся до звёздной россыпи удалось лишь полвека назад. Люди смогли выйти за пределы своей колыбели.
    Я смотрю на две фотографии звёздного неба. Одна была сделана несколько часов назад, перед прыжком к Илосу, вторая – буквально только что. Они похожи, очень похожи. Но звёзды скопления Эты Хокинга, в котором находится «Нормандия»…
    Центурия, Чандрасекар, Шварцшильд, Торн, Верр – отличия можно заметить даже «на глазок», без помощи циркуля и линейки. Ближайшие звёзды сместились. Ненамного, но сместились. И это уже не абстрактные расчёты, а факты. Упрямые факты.
    Мыслей нет. Закончились.
    Подходит Прессли.
    – Когда мы?
    – Конец двадцать шестого века.
    Четыреста лет!
    Четыреста лет…

+5

2

Дык интересно, да :)

+1

3

Первая половина второй главы.

2. Дредноутная гонка
Джон Шепард, капитан фрегата
    – Одно могу сказать – такого случая в моей практике ещё не было, – Карин удивлённо покачала головой.
    – Предлагаю отправиться на Цитадель, – в голосе Грега не было особой уверенности. Что и говорить, ситуация явно… неуставная, – Там мы сможем получить актуальную информацию о положении дел в галактике.
    – Не согласен, – возражает навигатор, – «Нормандия» – это, в первую очередь, корабль Альянса Систем. С текущей обстановкой лучше ознакомиться на станции «Арктур», – Прессли замялся. Фраза «если она вообще существует» осталась невысказанной.
    На импровизированный военный совет я собрал Чаквас, Адамса и Прессли. Принимать решение о дальнейших действиях в одиночку мне казалось… некорректным. Как выяснилось, правильно сделал – моим первым побуждением действительно был полёт к Цитадели. Но Арктур предпочтительнее.
    – Спасибо, Чарльз. Так и поступим, – и уверенней, уверенней! Прыжок в будущее на несколько столетий – сущие мелочи, верно? – Идеальным вариантом была бы предварительная разведка системы Арктура на каком-нибудь маленьком челноке – но чего нет, того нет. Придётся рискнуть.
    – Ну вы скажите, Шепард, – хмыкает Адамс, – инженеры и то, что есть, с трудом в корпус впихнули. Чтобы в ангаре уместился какой-нибудь «Кадьяк», «Нормандию» надо увеличить раза в полтора.
    – Тогда уж сразу в два, – отшучиваюсь я, – а заодно построить в капитанской каюте океанариум с рыбками… Ладно, шутки в сторону. Что у нас с припасами? – повторять судьбу последних протеан, умерших на Цитадели от голода, не хотелось категорически.
    – Хватит на два месяца автономки, – отвечает первый помощник, – для Гарруса и Тали… надо уточнить, но, вроде бы, на ещё больший срок.
    – А топлива?
    – У антипротонов расход небольшой, но водорода хватит где-то на сорок световых лет.
    – Кстати, желательно разрядить ядро массы в Эте Хокинга, – вставляет главный инженер, – уровень заряда – тридцать семь процентов от критического уровня. До Арктура хватит, но если нам после этого придётся срочно куда-то лететь…
    Или от кого-то драпать. Вывожу на экран схему скопления.
    – Проще всего сделать остановку в системе Чандрасекара, там целых два подходящих газовых гиганта. Хм, – копаюсь в справке и нахожу кое-что любопытное, – а не посетить ли нам систему Верра? На Коранге в этом… то есть, в две тысячи сто восемьдесят третьем  году начали добывать тяжёлые металлы. Думаю, визит на эту планету будет полезным. В каком состоянии промышленная инфраструктура – работает, не работает, разгромлена Жнецами, не существует в принципе? Крюк не очень велик, топлива много не уйдёт. Возражения есть?
    Возражений не было. Прессли приказал вахтенной смене на мостике рассчитать курс, а я пошёл к интеркому. Предстояла самая болезненная часть – объяснить экипажу, когда мы оказались.
***
    Проходи, Эшли. Проходи. Садись. Вот так. Спокойно, спокойно. Сказал бы я, что всё хорошо, но это не так. Всё плохо. Но мы справимся.
    Я понимаю, Эш. Понимаю, что ты чувствуешь, что…
    Лейтенант Уильямс, я родился на Мендуаре. Мне довелось терять всех своих родных и близких. И весь отряд на Акузе – тоже.
    Хорошо, извиняю. Просто не надо впредь затрагивать эту тему.
    Мы прорвёмся, Эш. Ты задумывалась о том, что у тебя появилась уникальная возможность встретиться со своими пра-пра-пра-племянниками? Представляешь, звонишь им и представляешься: «Здравствуйте, я ваша тётя!»
    Шучу, разумеется! Но это же вполне возможный вариант. Оптимистичный, конечно, но возможный.
    Хочешь пессимизма? Нуу… Мой самый большой страх – победа Жнецов. Я до дрожи боюсь того, что мы – единственные выжившие в этой галактике. В таком случае, дело дрянь. Совсем дрянь.
    Так, не буду давать негативных вариантов! Что? Наоборот, хочешь парочку ужастиков? Нуу…
    Не знаю уж, насколько это тянет на «ужастик». Помнишь спор Лиары и Тали? Да-да, тот самый, про мультивселенную и бесконечное множество миров, в которых реализованы все возможные варианты развития событий? В таком случае, в этой галактике возможно всё что угодно. Хоть всегалактическая гегемония человечества, хоть выжженный ядерным пламенем Ванкувер. 
    Эшли, ну откуда мне знать, истинна ли эта концепция? Я обычный разведчик, а не доктор наук! Пока не доберёмся до цивилизации – не узнаем. Хотя наличие ретрансляторов придаёт некоторую уверенность, что не всё так печально.
    Эшли, что именно произошло – я тоже не знаю. Версия Лиары мне кажется разумной. Возможно, королева рахни дала нам и Сарену координаты не ретранслятора, а какого-то другого устройства. Идентичного по форме, но не по сути. Машина времени, ворота в иные миры… Не знаю. Изучать надо.
    Да, я заметил, что Лиара спокойнее всех восприняла новость о нашем переносе. Во-первых, родных и близких у неё всё равно не осталось. Отец неизвестен… неизвестна… тьфу ты, не поймёшь этих азари! А мать погибла. До сих пор корю себя, что взял Лиару с собой на Новерию. Надеялся, что Бенезию удастся образумить, а вышло хуже некуда. Во-вторых, что для азари четыреста лет? Половина жизни, даже меньше.
    И вовсе я на неё не засматривался!!!
    Да, ты права. Врать нехорошо. Засматривался. Лиара красивая. И человек хороший… в смысле, хороший друг. Случись что – она полгалактики перевернёт, чтобы меня спасти. Как и я. Но…
    Она ведь инопланетянка, Эш. Совершенно иной биологический вид. Нет, я не расист, а этих мерзавцев из «Цербера» вообще ненавижу. Ведь именно они режиссировали той бойней на Акузе! Попадись мне только их лидер… Так, опять отвлёкся. Я хорошо отношусь к другим расам, но человечество для меня всё-таки стоит на первом месте.
    Так что Лиара – отличный друг, но при одной мысли о том, что у меня может быть красивая, синекожая, нечеловеческая дочка мне становится здорово не по себе. Так что не ревнуй, Эш. Незачем.
    А, тебе нравится ревновать? Ну что я могу сказать, когда ты сердишься, ты становишься ещё более симпатичной…
    Ммм… Спасибо, Эшли. Нет, продолжать не будем. Система Верра через двадцать минут, и мне надо быть в форме – во всех смыслах этого слова. Потом – обязательно. До свидания, лейтенант Уильямс.
    Потом – обязательно. Если будет это «потом».

+5

4

Окончание второй главы.
***
    – Как ни странно, мегаполисов на Коранге не появилось, – Джокер в своём репертуаре. Ну да, разумные расы прямо-таки жаждут колонизировать планету с температурой поверхности в шестьдесят градусов и атмосферой из метана и аммиака. Но я всё равно приказал выйти из сверхсветовой области за пятьдесят миллионов километров до планеты. Паранойя, конечно, вот только прыжок на четыреста лет в будущее весьма способствует паранойе. Но, похоже, я зря перестраховался.
    – На пределе разрешающей способности сенсоров замечены сигнатуры кораблей.
    – Количество, класс?
    – С вероятностью в девяносто процентов зафиксировано множество кораблей, содержащее, как минимум, один корабль. С вероятностью тридцать семь процентов во всём множестве кораблей присутствует, как минимум, один корабль основного класса, – а тот, кто программировал этот ВИ, заслуживает, как минимум, встречи с коммандером Шепардом…
    – К бою! – отдаю приказ, практически не раздумывая. Эти слова разрезают реальность на тягучее «до» и бешеное «после».
    – Стелс-система активирована.
    – Совершить прыжок к Корангу, выйти на расстоянии десяти миллионов километров, – этот приказ отдаёт Прессли. Что же, его опыт тактики космических сражений не ограничивается полугодовым курсом в учёбке. Временами мне кажется, что я серьёзно перерос пределы своей компетентности.
    – Есть, сэр!
    И вновь вязкий бег секунд. Принимая доклады с боевых постов, я отчаянно пытаюсь понять – что могли забыть в этой глуши корабли основного класса?
    Космос огромен. Космос необъятно огромен. Никто никогда не будет сражаться за пустоту. Бой всегда – всегда!  – ведётся за что-то. Планеты, ретрансляторы, ресурсы… Неужто шахты Коранга оказались настолько ценными?
    ССД отключены. Сенсоры вновь могут воспринимать информацию.
    – Зафиксировано два корабля дредноутного и три корабля крейсерского класса. Ведут бой друг с другом.
    – А подробнее? – невозмутимо интересуюсь я. Повышать голос на ВИ – последнее дело.
    – Для получения детализированной информации необходимо использовать активные сенсоры или накопить статистику наблюдений.
    – Приблизиться на сто тысяч километров, – Чарльз правильно истолковал мой выразительный взгляд.
    Короткий прыжок. Удивлённый доклад наблюдателя.
    – Похоже, первый дредноут принадлежит турианцам!
    Смотрю на хищный, вытянутый силуэт, отличающийся от крейсера разве что размерами. Понимаю, что выражение «гора упала с плеч» выдумали не на пустом месте.
    Бинго!!!
    – Характеристики второго дредноута в нашей базе данных отсутствуют.
    – Никаких зацепок?
    – С вероятностью в двадцать процентов – азари, он отдалённо похож на «Путь Предназначения». Смотрите сами, коммандер.
    Да уж, весьма отдалённо. Длина – метров восемьсот, с флагманом Флота Цитадели не сравнить. Больше всего непонятный дредноут смахивал на медузу. На устремлённую вперёд медузу с шестью щупальцами, сходящимися к середине и слегка расходящимися в хвостовой части. Никогда такого не видел.
    – Два крейсера с высокой степенью вероятности принадлежат батарианцам, – таак.
    – А третий?
    – Уничтожен, – тааак. Я напряженно вгляделся в экран, на котором отражалась тактическая обстановка.
    Незнакомый дредноут был небоеспособен. Отсутствующий щит, выключенные двигатели, пробоины в корпусе… спасательная операция с последующим капитальным ремонтом явно пошли бы ему на пользу. От третьего крейсера остались неидентифицируемые обломки. А турианцы… Турианцы сражались с батарами.
    Что могут сделать два крейсера против  дредноута? В общем случае – ничего. Залпы их орудий лишь ненадолго прервут зарядку щита, а двухкилограммовая болванка, разогнанная до полутора процентов от скорости света, прошьёт защиту любого крейсера. Всё так. Но не в данном случае.
    Корабль Иерархии, маневрирующий на высокой орбите Коранга, явно находился не в лучшем состоянии. Щиты у него ещё оставались, но…
    – Это удивительно, капитан! – из машинного отделения донеслась скороговорка Тали, – Турианцы прикрывают щитами не весь корпус, а лишь отдельные секции корабля! И кое-где их уже выбили. Не похоже на основную систему, скорее, защита последнего шанса. Никогда такого не видела!
    – Было бы удивительно, если бы за четыре века в галактике не изобрели ничего нового, – ответил я.
    Но кроме дышащего на ладан щита у турианцев имелась ещё одна проблема. Дистанция.
    Дредноуты – короли космических сражений. И они требуют королевских расстояний. Десятки тысяч, в крайнем случае – тысячи километров. Батары же подошли на пистолетную дистанцию, меньше сотни километров. Да некоторые морские сражения велись на бОльшем расстоянии!
    Турианцы просто-напросто не успевали взять крейсер в прицел. Они были в курсе пословицы о двух зайцах, и сосредоточились на одном из противников. Орудия дредноутов нельзя навести на цель, разворачиваться нужно всем корпусом. Неповоротливая махина длиной в тысячу метров пыталась поймать в прицел надоедливый крейсер. Очередной выстрел. В молоко.
    Нет, одиночный кораблик можно было уничтожить и с такого мизерного расстояния. Но в неповоротливого гиганта, как борзая в медведя, вцепился второй крейсер. Он благоразумно держался сбоку и настойчиво пытался расковырять своего противника.
    Будь у дредноута нормальный щит, он проигнорировал бы наглеца, сосредоточившись на вёртком крейсере. Но исполинский корабль был изрядно потрёпан. Ему приходилось маневрировать и подставлять пока ещё не повреждённые секции щита, количество которых стремительно сокращалось. Конечно, дредноуты – это не только орудие главного калибра, но и три-четыре вида вспомогательного вооружения: бортовые пушки, ПОИСК, дезинтегрирующие торпеды, «Дротик»… Вот только турианцы их не применяли. Повреждение, перегрев, израсходование боеприпасов – кто знает? Может, воинственные птицы ждут подходящего момента… хотя вряд ли.
    – Наши действия, капитан? – негромко спрашивает старший помощник. Принятие решений – это моё и только моё бремя.
    Мендуар.
    В самом деле, что дальше? Формально – для вмешательства по-прежнему не хватает информации. Мы не знаем, в каком состоянии находится Альянс Систем, кто дружит с людьми, кто враждует. На наших глазах разворачивается бой чужаков с чужаками. Зачем встревать в чужие разборки?
    Помни Мендуар!
    Дерись турианцы с азари, с саларианцами, да даже с кроганами! – я бы отступил. Но батары…
    Нет, я человек не мстительный. Если кто-то предложит устроить геноцид четырёхглазых – первым выскажусь против. Но вот военную машину Гегемонии готов давить всегда, с радостью и удовольствием. Не ради мести, нет. Ради того, чтобы ужас Мендуара не повторялся вновь. Чтобы никто не оплакивал родственников, попавших в руки работорговцев. Никто. Никогда. Ни на одной планете.
    – Подкрадываемся к крейсеру батарианцев и атакуем «Дротиком».
    – Есть, сэр!
    Всё. Решение принято.
    «Нормандия» совершает ещё один микропрыжок. Сейчас узнаем, не устарела ли наша система маскировки на пару-тройку поколений.
    В космических сражениях ты не сходишься с противником лицом к лицу. Не наблюдаешь за ним сквозь прицел снайперской винтовки. Враг – где-то там, за сотни километров, а перед тобой – лишь оранжевое мерцание голографических мониторов. Но жертв от этого меньше не становится.
    – «Дротики» пошли!
    Запуск этих дезинтегрирующих торпед незаметен. Ни факелов реактивных выбросов, ни тепла от двигателей… ничего. Сжатый инертный газ выталкивает торпеды, и некоторое время они летят в сторону цели по инерции. Как раз можно отлететь на, предположительно, безопасное расстояние.
    – Торпеды запустили двигатели! Фиксируем сигналы сенсоров противника, – всё, амба маскировке, – Крейсер начинает манёвр. Взрыв!
    Дезинтегрирующая торпеда – довольно страшная штука. Хаотически изменяющиеся поля эффекта массы разрывают саму ткань пространства. Если повезёт, то корабль останется без щитов. Если не повезёт, то не останется корабля. Батарам повезло. Всё-таки четыре века – большой срок.
    Батарам повезло, но щита у них больше не было.
    Тягучая оперативная обстановка понеслась вскачь. Десяток секунд – повреждённый нами крейсер разрывает дистанцию с дредноутом. Второй десяток – турианцы, лишившись раздражающего фактора, всё-таки точно нацеливают свои орудия на первого противника. Хватило одного-единственного попадания.
    – Пуск вражеских ракет!
    – Система ПОИСК активирована! – чудеса случаются, а ПОИСК иногда спасает…
    – Крейсер батарианцев переходит на ССД!
    – Ракеты класса «космос-поверхность» направляются к Корангу!
    Уф. Вроде и минуты не прошло,  и я со своими ценными советами специалистам не мешал, а нервных клеток сожжено… В бою немного проще. В бою ты можешь рассчитывать хотя бы на себя.
    – Капитан, смотрите!
    А посмотреть было на что. Расправившись с крейсером четырёхглазых, турианцы принялись за повреждённый дредноут. Принялись не спасать, а расстреливать. Для превращения мечты ремонтника в месиво обломков хватило двух выстрелов. Если там кто-то и выжил, то я ему не завидую. Сдохнуть от исчерпания ресурса системы жизнеобеспечения… Лучше уж сразу.
    – На поверхности Коранга зафиксировано два термоядерных взрыва, их мощность в районе мегатонны.
    Да что тут у них творится-то? Война? Но  с кем? И на чьей стороне человечество?
    Нет, в нашем времени термоядерное оружие было запрещено к применению только на населённых планетах, а Коранг вроде как безлюден. Но всё равно, мегатонными подарками обмениваться как-то не принято. За Вермайр меня хорошо пропесочили.
    И на этой оптимистичной ноте с дредноута пришёл запрос на стыковку. Или лучше сказать «приказ»?
    – Эй, кэп, что делать будем? Драпать или общаться? – Джокер неисправим.
    – Нам нужна информация, – окончание фразу «пусть даже от таких отморозков» вслух произносить не стал, – отмена боевой тревоги. Начинай стыковку.
    Потянулись рутинные процедуры. ВИ «Нормандии» загрузил в переводчик новую версию турианского языка и пожаловался, что в общекорабельную сеть дредноута его не пускают. Разумная предосторожность, я сделал бы так же. Техники доложили, что стыковка возможна, какие-то там стандарты совпадают. От дредноута отделился транспортный челнок и направился к поверхности планеты. Всё, пора.
    – Со мной пойдут… – кого же в гости взять? Ну явно не Тали с Рексом! – Гаррус и Лиара.

+4

5

Первая половина третьей главы.

3. Эффект бабочки
Джон Шепард, капитан из другого времени
    – Атмосферное давление в норме. Анализ газового состава закончен, воздух пригоден для дыхания, – в наушниках раздаётся бесстрастный голос ВИ. Открываю шлем и с любопытством оглядываюсь по сторонам. Обычный переходный шлюз, сколько я таких перевидал. С виду и не скажешь, что прошло четыре века.
    Из открывшихся дверей выходит команда встречающих. Три турианца, тот, что в центре – явно за главного.
    Что-то не так!
    Мандибулы инопланетян задвигались, их настороженность перешла во враждебность, а руки сомкнулись на оружии.
    Первое впечатление негативно! Что мы делаем не так?
    – Что здесь делает эта синяя тварь? – зло проскрежетал турианец, обращаясь к Гаррусу.
    Быстрый взгляд на моих спутников. Лиара ошарашена таким зарядом негатива, Вакариан оскорблён недоверием к напарнице. Я тоже… выбит из колеи.
    – Лиара – полноправный член команды Шепарда, как и я, – бывший полицейский, не задумываясь, вступается за спутницу.
    – С каких пор турианцы якшаются с этими тварями? – давит встречающий.
    – С давних, – ответ срывается сам собой, – во время прыжка через ретранслятор произошёл сбой. Мы переместились на четыре века в будущее. В нашем времени турианцы и азари были лучшими союзниками.
    Теперь озадачены встречающие. Хм. Я бы на их месте такому заявлению не поверил.
    – Доказательства? – процедил турианец.
    Повезло. Требуют подтверждений, а не отвергают эту ахинею сходу!
    Осторожно тянусь к инструментрону и, получив разрешающий кивок, начинаю передавать файлы.
    – Словарь турианского языка.
    – Явно архаичен, – через несколько секунд отозвался встречающий, – требуется лингвистический анализ, который займёт некоторое время. Но прошивки с древними языками можно найти в экстранете.
    – Фотография скопления Эта Хокинга, сделанная перед прыжком.
    – Положение звёзд отличается от современного, необходим пространственный анализ, – турианец задумывается, – но его можно рассчитать, а фотографию – подделать. Ладно. Ваша легенда – бред, но подготовка присутствует. Более предметно поговорим в каюте. Сдайте оружие.
    Ох, как я этого не люблю… Но в данном случае придётся подчиниться.
    Сдав пистолеты и получив блокировку на инструментроны, мы углубились в коридоры дредноута. За дверями шлюза нас ожидал десяток молчаливых турианцев. Немаленький конвой.
    – Ваши имена? – не замедляя шага, турианец полуоборачивается и смотрит на нас.
    – Джон Шепард.
    – Гаррус Вакариан.
    – Лиа… – военный отворачивается и небрежно роняет:
    – Вице-капитан Адриэн Крайк.
    То-то мне казалось, что он кого-то напоминает…
    Наконец-то пришли. Явно не тюремный блок, что обнадёживает. Скорее, похоже на маленькую комнату отдыха. Мягкие диваны, изящный столик, даже какое-то угощение в вазочках стоит… вот только пробовать его лучше Гаррусу, я и Лиара турианскую еду попросту не переварим. Камер слежения не видно, но в их наличии сомневаться не приходится.
    Расположились. Адриэн отсылает своих подчинённых, так и не проронивших ни единого слова, и пристально смотрит на меня.
    – И откуда же ты взялся?
    – Будучи СПЕКТРом и выполняя задание Совета Цитадели…
    Неудачное начало. Находись я в компьютерной игре, обязательно нажал бы кнопочку «перезагрузка».
    Резким движением руки оборвав мою фразу, Крайк язвительно спрашивает:
    – И что, четыре века назад СПЕКТРами назначали таких вот неведомых зверюшек?
    Что-то мне это совсем не нравится.
    – Почему – «неведомых зверушек»? Первый контакт людей и турианцев произошёл в две тысячи сто пятьдесят седьмом году, – надеюсь, переводчик пересчитает человеческие даты в турианские, – это привело к Войне Первого Контакта… инциденту с ретранслятором триста четырнадцать, – вовремя вспоминаю турианское название конфликта, – несмотря на столь печальное начало, в дальнейшем люди и турианцы плотно сотрудничали. Фрегат «Нормандия» – совместная разработка Иерархии и Альянса Систем…
    Адриэн медленно качает головой.
    – В истории Иерархии никогда не было «инцидента с ретранслятором триста четырнадцать». И я впервые в жизни вижу представителя твоей расы.
    Это подобно падению в Бездну.
    – Как… не было…
    – Вот и я хотел бы узнать – как?
    Человечества… нет. Нету человечества. Совсем нету. Оно не смогло выбраться в космос. Не добралось до ретрансляторов. Ядерная война? Всеобщая деградация? Экологическая катастрофа? Не знаю. Не узнаю. Мы последние. За четыре века оно не дотянулось до звёзд. Не дотянулось до звёзд. Невозможно. Факт. Невозможно…
    Сквозь звон в ушах слышу голос Гарруса:
    – Видимо, мы оказались в каком-то альтернативном будущем. Перемещение произошло, когда мы прыгнули к Илосу.
    Гаррус говорит. Он может говорить. Турианцы живут и здравствуют. Люди же…
    – К Илосу? Это то, о чём я думаю? Древняя планета протеан?
    Лиара порывается ответить, но осекается под неприязненным взглядом Крайка. Гаррус кивает.
    – У вас есть доказательства? – бывший полицейский что-то посылает через свой уни-инструмент. Адриэн разворачивает перед собой голографический экран и начинает изучать фотографии.
    – Любопытно…
    Надо собраться. Надо. Загнать эмоции. Не думать об участи Земли. Вести разговор.
    – Вице-капитан, – негромко спрашивает Гаррус, – а в чём причина боя, в который мы столь своевременно, но, вероятно, поспешно вмешались? – Даже турианцу не по душе оказанный приём, что уж говорить о сжавшейся в комочек Лиаре…
    – Поступили сведения, что на Коранге находятся протеанские артефакты, – в такой духовке? Никогда бы не подумал, – обычно в прикрытие научникам дают пару фрегатов, но в данном случае штаб выделил «заведомо избыточные силы», – последняя фраза так и сочится сарказмом, – крейсер и дредноут. К сожалению, наши, – Крайк замялся, подыскивая термин, – антагонисты тоже получили подобную информацию и точно так же выделили «заведомо избыточные силы». В результате вместо мелкого пограничного инцидента произошёл крупный.
    Уничтоженный дредноут – это всего лишь пограничный инцидент?
    – А взрывы?
    – А, – вице-капитан небрежно махнул рукой, – видя, что проигрывают, они решили уничтожить лагерь экспедиции. К счастью, стреляли из очень неудобного ракурса, промахнулись почти на полсотни километров.
    – Крейсера были батарианскими, – отчаянно пытаюсь собрать мысли в кучу, – а дредноут?
    – Ханарский.
    – То есть? – для меня фраза «ханарский дредноут» прозвучала столь же осмысленно, как «кроганский учёный» или «гет-пацифист», – ведь ханары – это раса вежливых медуз, крайне редко прибегающих к физическому насилию! И в галактической политике они играют совершенно незначительную роль…
    Молчание длилось, наверное, целую минуту.
    – «Играют совершенно незначительную роль»! – насмешливо протянул Аэдриэн, – Ханары входят в Совет вот уже на протяжении трёх веков. И обладают вторым по величине флотом в Пространстве Цитадели. Да, теперь я верю, что вы пришли из другого времени. Кстати, на Илос вы отправились ради исследования протеанских артефактов?
    – Не только. Мы стремились раскрыть цели Жнецов и преследовали бывшего СПЕКТРа Сарена, – осторожно ответил я.
    Крайк вскочил.
    Крайк стиснул кулаки.
    Крайк прошипел:
    – Этого гнусного иуду?
    «Любопытно», – мысли были какими-то отстранёнными, – «Переводчик использовал термин “Иуда”, а не “Предатель”. А вот на “Жнецов” собеседник никак не прореагировал».
    – Вице-капитан, – Гаррус был сама вежливость, – думаю, нам будет полезно узнать, что произошло в галактике за последние четыре века. Просто чтобы правильно строить разговор.
    Адриэн медленно опускается на диван. Видно, что он раскаивается в своей вспышке. Кивок и ответ:
    – Да, наверное…
***
    После подавления Восстаний кроганов турианцы по праву вошли в Совет Цитадели. Флот Иерархии придерживался «двухдержавного стандарта», а по влиянию воинственные птицы уступали разве что многотысячелетней цивилизации азари.
    Достойный повод для гордости, не так ли?
    Века текли друг за другом, расы входили и выходили из Пространства Цитадели, но три столпа – азари, саларианцы, турианцы, – оставались неизменными. Но постепенно в обществе последних начала зарождаться идея: а зачем в состав Совета входят три вида? Разве одного не достаточно?
    Сначала такие соображения появились в трудах различных мыслителей. Ссылаясь на новейшие археологические и исторические данные, они научно обосновывали превосходство турианцев над всеми остальными расами галактики. И вопрошали – когда наш великий народ займёт достойное место? Какое место является достойным, мыслители, как правило, не уточняли.
    Потом эти идеи пошли в народ. Сначала в виде редких шуточек, но постепенно в обществе начали зарождаться настроения «А зачем вообще слушать синих и лягушек? Какое они имеют право указывать турианцам на что бы то ни было?»
    Совет бездействовал. Ведь когда общество придерживается свободы слова, каждый имеет право на собственное мнение, не так ли?
    Потом в недрах армии зародилась радикальная организация «Арцех», названная в честь монстра из древних мифов. Её целями было всемерное укрепление позиций турианцев в галактике. Организацию возглавил бывший СПЕКТР Сарен Артериус, после одной из миссий разочаровавшийся в политике Совета. «Арцех» сосредоточился на двух вещах. Во-первых, через подставные организации он усиленно проталкивал лояльных ему лиц на верхние этажи Иерархии (ну и о финансировании не забывал, разумеется). Во-вторых, «Арцех» изучал всякие жутко интересные вещи. Ключевое слово – «жутко». Право же, разве не интересно создать агрессивный искусственный интеллект, подробно рассмотреть процесс превращения органика в хаска или научиться управлять молотильщиками? Официально «Арцех» был объявлен вне закона, но на практике его преследовали вяло, без огонька. Вдруг эти фанатики что-нибудь полезное откроют?
    Совет бездействовал. Видимо, ему тоже было интересно.
    Потом случилась трагедия. К планете Белан приблизилась долгопериодическая комета CR1331 "Кингу". Сначала Иерархия планировала послать дредноут и уничтожить источник угрозы, но эксперты из Института по изучению космических тел успокоили военных. Комета пройдёт на безопасном расстоянии, сказали они. Нет причин для беспокойства, сказали они.
    «Кингу» прошла буквально впритык.
    Последствия были ужасными. Приливы, больше похожие на цунами, метеоритные дожди, больше похожие на ковровые бомбардировки, разрушенные плотины, разрушенные электростанции, разрушенные города… Один из осколков Кингу упал на столицу ханарской колонии, оставив после себя кратер в сто восемьдесят метров  диаметром. И до сих пор, до сих остаётся загадкой – почему авторитетный турианский институт допустил ошибку, которая привела к гибели трёх миллионов жителей Белана?
    Случившееся трагедия привела к коренным переменам в ханарском обществе. Оно взяло курс на развитие и всего через сто лет вошло в состав Совета Цитадели. Впрочем, тот мрачный год прославился не только и не столько беланской катастрофой.
    Федориан, примарх Турианской Иерархии, был убит во время визита на Таэтрус. Нельзя сказать, что у первого лица самого могущественного государства в галактике была плохая охрана. Нет. Просто никто не смог предусмотреть такого.
    Зачем разгонять болванку до полутора процентов от скорости света, если можно разогнать сам корабль до сверхсветовой скорости? Вот и в «Арцехе» решили – незачем. А недостатком изобретательности, равно как и гуманностью, там никогда не страдали.
    И в один далеко не прекрасный миг в центре Валлума возник кратер диаметром пять километров. Число жертв по предварительным оценкам составляло от ста пятидесяти тысяч до миллиона. В связи с последующими событиями дать точную оценку так и не удалось.
    Одновременно с Валлумским взрывом произошли покушения на других высокопоставленных представителей Иерархии. Главой государства в полном соответствии с законом стал Кихиликс Танус, тайный сторонник «Арцеха». Расследование, проведённое в рекордно сжатые сроки, установило вину генерала Адриэна Виктуса, следующего в цепи преемственности Иерархии.
    Но Адриэн отверг все обвинения. Он сбежал на Таэтрус и на базе ресурсов планеты поднял восстание. Центральные власти объявили его сепаратистом и начали зачистку Дилуванских пустошей.
    Совет бездействовал. В конце концов, это внутреннее дело Турианской Иерархии.
    А потом СПЕКТР Найлус Крайк нашёл улики, доказывающие вину «Арцеха» в Валлоумском взрыве. Всё, что он успел сделать – это выложить доказательства в экстранет. Ищейки Сарена действовали оперативно.
    Турианское общество очень устойчиво к ударам извне. Нападение лишь заставляет сплотиться и стоять до последнего солдата (чаще всего, до последнего вражеского солдата). Но тут было другое. Тут была ржа, разъедающая социальные связи. Фронт проходил не по орбитам и не по поверхности планет – он мясницким ножом разделял организации, коллективы, семьи. Сторонники Сарена верили в избранность и величие турианской расы. Сторонники Виктуса считали это опасным безумием. Пламя гражданской войны разгоралось на всё новых и новых планетах.
    Совет проявил глубокую обеспокоенность и предложил сторонам конфликта сесть за стол переговоров. Наверное, на Цитадели очень удивились, когда никто не последовал их ценным советам.
    Маховик гражданской войны раскручивался непрерывно, порождая всё большую и большую жестокость. Путь от штурмовых винтовок до дредноутных орудий занял всего полгода. Через месяц дело дошло и до бомбардировок городов термоядерными боеприпасами.
    Совет посетовал на нарушение Конвенции Цитадели об оружии массового поражения и послал миротворческую эскадру.
    Кадры гибели «Пути Предназначения» мгновенно стали хитом экстранета.
    Совет понял: дело дрянь. У него, в принципе, оставались силы для прекращения этой заварушки... но не было никакого желания ввязываться в большую войну. И тогда азари прибегли к излюбленному приёму: позвали на помощь чужаков. Синекожие дипломаты обратились за помощью к батарианцам.
    Те согласились. С радостью, с превеликой радостью.
    Впрочем, это не Адриэн с батарианской помощью выиграл войну – это Сарен её проиграл. К тому времени бывший СПЕКТР уже давно стоял во главе Иерархии и вовсю практиковал идеи расового превосходства. Когда войска Виктуса освободили одну из захваченных «Арцехом» колоний азари… в общем, шок был сильным. Армия Сарена начала нести чудовищные потери – не убитыми или ранеными, нет. Дезертирами.
    Спустя год после Валлумского взрыва войска бывших сепаратистов» взяли Палаван. Сарен застрелился, не дожидаясь плена. Адриэн Виктус выиграл гражданскую войну.
    Выиграл войну, да?
    Разорённая страна, разрушенные экосферы планет, неисчислимые демографические потери, накатывающаяся гуманитарная катастрофа… Новый Примарх попросил помощи у Совета. Поддержите нас! Помогите нам восстановить Палаван и другие миры! Верните наших соплеменников, захваченных в рабство батарианцами! Это же ради вас мы сражались, ради того, чтобы война не пришла на ваши планеты! Вы представляете, что было бы, укрепи Сарен свою власть? Сколько бы рас уцелело бы в развязанной им войне?
    Совет бушевал. Совет неистовствовал. Совет клял проклятых вояк, обрушивших неисчислимые беды на всё галактическое сообщество. Волусы и элкоры разорвали союзные договоры с Иерархией. Туриинцев исключили из Пространства Цитадели, а на их место в Совете взяли батарианцев. Многие колонии также отдали четырёхглазым. Количество гуманитарной помощи оценивалось одним словом: «слёзы».
    Турианцы преодолели и эту напасть. Но с тех пор между ними и Советом пролегла трещина. Трещина, которая со временем превратилась в бездонную пропасть.

P.S. Правдоподобно ли описана гражданская война у турианцев? Кстати, и Белланская катастрофа, и Валлумский взрыв, и Война на Таэтрусе были в вселенной Mass effect, в "Новостях сети Цербер". Да и в истории Иерархии гражданские войны случались.

Отредактировано Архин (10-08-2014 20:30:45)

+3

6

Архин написал(а):

Совет понял: дело дрянь. Своих сил для прекращения гражданской войны ему не хватало.

Если посылал ВЕСЬ Совет, то их совместных сил должно было быть больше чем у Иерархии (даже не расколотой гражданской войной)... Закон 5:3:1 (на пять турианских дредноутов, приходится по три от каждой из остальных расс Совета).
А что с каварианцами, гетами и кроганами? У гетов уже должны были появится еретики (по идее), а кроганы не могли пропустить такую махаловку... Под шумок они могли и до специалистов по генофагу добратся.

+1

7

Little написал(а):

Архин написал(а):

    Совет понял: дело дрянь. Своих сил для прекращения гражданской войны ему не хватало.

Если посылал ВЕСЬ Совет, то их совместных сил должно было быть больше чем у Иерархии (даже не расколотой гражданской войной)... Закон 5:3:1 (на пять турианских дредноутов, приходится по три от каждой из остальных расс Совета).

Чуть-чуть переделал  этот момент:

Совет понял: дело дрянь. У него, в принципе, оставались силы для прекращения этой заварушки... но не было никакого желания ввязываться в большую войну. И тогда азари прибегли к излюбленному приёму: позвали на помощь чужаков. Синекожие дипломаты обратились за помощью к батарианцам.

Я понимаю эту ситуацию так:Совет послал миротворческую эскадру из пяти дредноутов (с кораблями обеспечения). Сарен об этом узнал и устроил грамотную засаду. Азари поняли, что пора воевать всерьёз... но этого отчаянно не хотелось. Ну, они вспомнили опыт прошлых войн и обратились за помощью к батарам.
В первом Mass Effect есть эпизод. Шепард спрашивает у Авины: хорошо, рахни остановили кроганы, а кроганов - турианцы. Кто остановит турианцев? ВИ Цитадели пришла в неподдельное возмущение :)

А что с каварианцами, гетами и кроганами?

А об этом - в другой раз :)

0

8

Архин написал(а):

Шепард спрашивает у Авины: хорошо, рахни остановили кроганы, а кроганов - турианцы. Кто остановит турианцев? ВИ Цитадели пришла в неподдельное возмущение

В войне с кроганами, первый "официальный" выстрел сделала Цитадель, устроив им массовый теракт против военных и промышленных объектов... "Почти успешная" попытка повторить это с турианцами, вполне может привести к показанной вами реакции на Лиару.

Мда... Ну и сон мне сегодня прибредился, в том числе по вашим мотивам :(
Типа, турианцы узнали что где-то еще появились люди, потихонечку туда пробрались, нашли, успели подкинуть на борт десант, и тут туда ввалились то-ли азари то-ли ханнары на дредноуте. Дредноут в смятку заранее установленным минным полем, начавшему удирать кораблю людей (почему-то одни-в-один, дредноут Республики из "Старой Республики"), отстрелили движок... И тут, на борту людей, командира десанта забивает кто-то "в штатском".
Потом, турианцы обследут тело убитого, соболезнуют командующему, но говорят что "Мы не можем здесь задерживатся, мы нужны в другом месте", а потом докторша, по каким-то косвенным "пробивает", что убийцей был "вроде человек, но с какими-то странными реакциями организма" (что-то там в нем, притягивало электричество). :O

+1

9

Little написал(а):

Мда... Ну и сон мне сегодня прибредился, в том числе по вашим мотивам :(

Бррр! Приснится же такое...  :huh:
Окончание третьей главы.

***
    – С тех пор между турианцами и Цитаделью царило... глубокое непонимание, временами переходящее во враждебность. Однако лет пятнадцать назад разразился Гарвугский кризис, и с тех пор галактика... балансирует на грани глобальной войны, – вице-капитан невесело усмехается, – никто не сомневается, что война неизбежна. Когда – неизвестно. Хотелось бы попозже. Но неизбежна.
    Я с трудом перевариваю обрушившийся пласт информации. Беланская катастрофа, Валлумский взрыв... в нашем мире не было ничего подобного! Сарен во главе Иерархии развязывает гражданскую войну... Ну, это вполне в его стиле. Но батарианцы в составе Совета, турианцы, враждующие с азари... такое разве что в страшном сне приснится может.
    – А в чём причина войны? – интересуется Гаррус.
    – Обычная проблема: слишком много едоков и слишком мало ресурсов.
    – В космосе мало ресурсов? – чуть слышно интересуется Лиара и осекается под неприязненным взглядом Адриэна. Тем не менее, собеседник отвечает на вопрос.
    – Да. Не все планеты пригодны для жизни, терраформинг в условиях глобального противостояния крайне ресурсоёмок, а большинство рас по своей природе постоянно стремятся к глобальной экспансии. В обитаемой части галактики стало... тесновато. Конечно, можно поискать за Вуалью Персея, но туда сунется только безумец.
    – Ну да, геты.
    – Ну да, и геты тоже, – соглашается собеседник.
    – А вы исследовали все заброшенные ретрансляторы? – интересуюсь я.
    – А в вашем мире не было рахнийских войн? – намекают мне на опасность таких исследований.
    – Были, но... раз  уж турианцы вышли из-под юрисдикции Совета, стоит ли соблюдать этот запрет?
    Вице-капитан разочарованно качает головой:
    – Если мы наткнёмся на кого-то наподобие рахни, Совет с удовольствием ударит нам в спину. Кстати, а в вашем мире Сарен, – турианец буквально выплюнул это имя, – тоже пропагандировал свои идеи?
    Кстати!
    – Не совсем. Скажите, вам что-нибудь известно о расе исполинских космических кораблей, Жнецов, которые раз в пятьдесят тысяч лет уничтожают все органические цивилизации? Именно они виновны в гибели протеан.
    Турианец задумался. Было видно, что он пытается поймать какую-то ускользающую мысль.
    – Нет, ничего не слышал.
    – Тогда ознакомьтесь с вот этой информацией. На Илосе мы нашли древний протеанский искусственный интеллект, – скидываю ему укороченную запись беседы со Стражем, без откровений о ретрансляторах "альфа" и "омега-4", – кроме того, вот кадры нападения "Властелина" на одну из человеческих колоний. И запись разговора с самим "Властелином" на Вермайере.
    Адриэн углубился в изучение записей. Интересно, удастся ли убедить этих турианцев хоть в чём-нибудь? Ой, вряд ли...
    Спустя несколько минут вице-капитан отлип от голографического экрана.
    – Если это правда... если это действительно правда... то я только что получил лучшую новость за последние годы.
    Кажется, у меня начались слуховые галлюцинации.
    – Лучшую? Вы хотели сказать – худшую?
    Адриэн помотал головой.
    Кажется, у меня начались зрительные галлюцинации.
    – Как новость о возможном уничтожении всей цивилизации может быть "лучшей"? –удивился Гаррус.
    – Вы понимаете, что это такое – жить под постоянной угрозой глобальной войны? Неизвестно, что послужит её причиной, неизвестно, когда она будет. Может, она начнётся через десять лет, может, она уже идёт. То, что в любой момент "Гарвуг" могут кинуть в мясорубку космической дуэли – это даже не полбеды, а так, мелочи. Погибнуть за Иерархию – наш долг. Но в любой момент дредноут могут отправить к какой-нибудь колонии батарианцев, или саларианцев, или азари, и мы сметём группировку прикрытия и начнём бомбардировку планеты. Плотины и электростанции, центры производства и узлы инфраструктуры. Города в список приоритетных целей не входят. Гуманитарная катастрофа в тылу противника гораздо выгодней лишнего миллиона трупов. Вдруг враг отвлечёт часть своих ресурсов на спасение гражданского населения? А уж если нам сказочно повезёт, и "Гарвуг" прорвётся к Сур'Кешу, Кхар'шану, Иллуму или Тессии... кобальтовые боеприпасы у нас наготове.
    Лиара приглушённо вскрикивает.
    – И в это самое время, – голос Крайка становится глухим, надтреснутым, – ты будешь осознавать, что на турианских планетах, у твоих родных и близких, творится то же самое.
    – Но разве нельзя обойтись без оружия массового поражения? – спрашивает Гаррус.
    – Та сторона, что ограничит себя в средствах, гарантированно проиграет.
    – А кто победит? – робко вмешивается Лиара.
    – Можно лишь строить прогнозы разной степенью достоверности. Общепринятый – "восемь-восемь". С вероятностью в восемьдесят процентов, победим мы и наши союзники. Но демографические потери турианцев составят не менее восьмидесяти процентов всей популяции. Расы Совета если и выживут, то в следовых количествах. Но истинность этого прогноза, – собеседник невесело усмехается, – можно проверить только на практике.
    Жутковатая у них галактика...
    – Теперь понятно, почему новость о "Жнецах" – лучшая за последние годы? Возможно – только возможно, я не утверждаю, что будет именно так! – известия о грядущем нападении синтетиков снизят напряжённость в галактике. Лучше воевать против общего врага, чем друг с другом.
    Качаю головой:
    – Не очень-то на это надейтесь. Жнецы любят одурманивать людей и сеять раздоры. Кстати, а каковы военные силы турианцев и их противников?
    Крайк замялся.
    – Понимаю, что эта информация "для служебного пользования", но мне нужно представлять, как изменились силы сторон. В нашем мире у Иерархии было тридцать девять дредноутов, у азари – двадцать, у саларианцев – шестнадцать, у людей – восемь.
    – Вы жили в очень мирное и счастливое время... а большая часть ресурсов не шла на военные нужды. Сейчас же, в примерных цифрах... У нас – примерно двести дредноутов, у батаринцев – сто пятьдесят, у ханаров – сто двадцать, у азари – пятьдесят, у саларианцев – тридцать.
    Нннехило.
    – Ладно, пойду доложу ситуацию капитану. Надо найти другие доказательства существования Жнецов.
    Крайк ушёл, а мы остались обдумывать полученную информацию. Что-то меня смущает... ах да. Силы флота турианцев и рас Совета соотносятся как 1:1,75. Согласно общепринятому прогнозу, с вероятностью в восемьдесят процентов победят турианцы. Что я не учитываю?
***
    – К счастью, Айкос – у вас он назывался Иден Прайм – принадлежит нам. Думаю, найти протеанский маяк будет не так уж трудно.
    – Главное, чтобы он не сработал раньше времени, – усмехаюсь я. По части соображалки эти турианцы вчистую выигрывают у Совета Цитадели из моего времени. Они не только приняли гипотезу о нападении Жнецов в качестве рабочей, но и додумались, как её проверить. Видимо, постоянная угроза апокалипсиса учит мыслит нестандартно.
    Крайк предложил слетать на Иден Прайм (или Айкос, как его назвали турианцы) и посмотреть на протеанский маяк. Если он есть и транслирует картины грядущего ужаса – значит, Жнецы существуют и пора бить тревогу. Если нет... там видно будет.
    К Иден Прайму полетит только "Нормандия", дредноут "Гарвуг" нужен в каком-то другом месте. Чтобы у нашего кораблика не было проблем, с нами отправится Крайк. По его словам, все вопросы с администрацией Айкоса он уладит. Да уж, какое-то дежа вю получается.
    – Учтите, Адриэн, на "Нормандии", кроме людей, присутствуют и другие расы, – предупредил я вице-капитана, когда мы приблизились к шлюзу.
    – Батарианцы есть?
    – Нет. В моём мире люди с ними враждовали.
    – Остальное я переживу, – ответил турианец. Под его взглядом Лиара ощутимо поёжилась.
    Дом, милый дом. Так – кратко ввести команду в курс дела, дать задачу проложить курс в скопление Исхода, представить Адриэна и офицеров корабля друг другу.
    Минут через десять мы наконец-то собрались в радиорубке. Эшли подавлена. Я просто стараюсь не думать о том, что людей в этой галактике нет. Прессли выглядит лучше – видимо, изначально предполагал что-то подобное. Турианцы беседуют. Кажется Гаррус пытается найти родственников. Адриэн отвечает, что знает капитана дредноута с фамилией Вакариан.
    В помещение неуверенно заходит Тали. Вице-капитан резко встаёт с кресла, подходит к кварианке и едва заметно склоняет голову.
    – Кила се'лай, звёздная странница. Да будут всегда легки ваши дороги.
    – Спа...Спасибо, – смущённо отвечает кварианка. Кажется, она обескуражена таким приветствием.
    – Я – Адриэн'Крайк вас Гарвуг. Если вам что-нибудь потребуется, обращайтесь.
    – Я Тали'Зора, – турианец пробормотал себе под нос что-то вроде "а, тёзка", – Скажите, Адриэн вас Гарвуг, я могу задать вам вопрос?
    – Конечно.
    – Я хотела бы узнать...
    У входа в радиорубку появляется Рекс. Ой, как невовремя-то...
    – ...как за минувшие четыре века...
    Крайк замечает крогана – и резко, всем телом разворачивается к нему. Ой, сейчас что-то будет.
    – ...изменилась обстановка...
    Рекс поудобнее перехватывает штурмовую винтовку. Вокруг рук Лиары начинает формироваться синее свечение – она готовится кинуть барьер. Я активирую уни-инструмент – авось удастся перегрузить оружие этих драчунов.
    – ...на Мигри...
    Тали осекается. Поняла, что вопросы сейчас неуместны.
    – Рекс, друг мой! Ты жив?!!

+4

10

Архин написал(а):

Я просто стараюсь не думать о том, что людей в этой галактике нет.

Дык это... А слетать на Землю?

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Эффект Танева