Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Маленький Кусланд


Маленький Кусланд

Сообщений 511 страница 520 из 645

511

Little написал(а):

Архин
И где был этот фрегат? Он должен был отработать "как только так сразу", и внешнее вторжение не может отменить этой директивы...

Немного переписал эпизод:

Платформа с советниками плавно, но быстро уехала куда-то вниз, все входы (они же выходы) оказались перекрыты кинетическими щитами и толстыми пластинами брони, мощные импульсы высокочастотных радиоволн вывели из строя платформы гетов, а из динамиков раздался суровый мужской голос:
– Говорит Венари Паллин, директор Службы безопасности Цитадели. Вы блокированы, попытка взять Совет в заложники провалилась. Ваше положение безнадёжно. Штурмовые группы уже наготове, но я не собираюсь зря класть жизни своих сотрудников. Если вы не сдадитесь, то расстреляны одним из патрульных фрегатов. Не беспокойтесь, санкция Совета у меня есть, а дизайн зала давно нуждался в небольшом обновлении.
– Вы… вы победили, – потрясённо прошептала Бенезия, – но мне… мне требуется время, чтобы осознать происходящее. Мы сдадимся через двадцать минут.
– Десять.
– Пятнадцать.
– Пожалуйста, хотя бы двенадцать…
– Десять. К тому моменту вы и все ваши десантницы должны сложить оружие и снять броню, после чего в зал пустят сонный газ. При нарушении условий вы будете уничтожены. Конец связи.
Ловушка Совета захлопнулась.
Начали перемигиваться огоньками перезагруженные геты – синтетики успели отключиться и разомкнуть цепи до взрыва ЭМ-бомб. Бенезия подошла к консоли. Да, администраторы полностью заблокировали её, и получить отсюда доступ к системам станции было невозможно. Никому.
Ну, кроме владельцев станции.
Правда, их тут не было давно, очень давно. Они улетели. Но обещали вернуться.
И, когда пальцы азари пробежались по голографическим кнопкам – вернулись.
Ловушка «Властелина» захлопнулась.

Так лучше, или действия Совет всё ещё выглядят идиотскими?

Отредактировано Архин (29-06-2016 23:30:23)

0

512

Архин написал(а):

– Десять.
– Пятнадцать.
_______________________________
– Пожалуйста, хотя бы двенадцать…
– Десять. К тому моменту вы и все ваши десантницы должны сложить оружие и снять броню, после чего в зал пустят сонный газ.

Пропущенно еще одно "десять"? ;)
А что со средствами видео-контроля? Если через камеры увидят что они "не сдаются" (камеры тоже могут предохранится от ЭМИ)...

Но ТАК действительно ГОРАЗДО лучше!

+1

513

Little написал(а):

Пропущенно еще одно "десять"? ;)

Ага :)

Little написал(а):

А что со средствами видео-контроля?

А если так?

Бенезия подошла к консоли. Так, прежде всего – заблокировать лифты и отключить камеры в Зале Совета. Правда, администраторы полностью отключили консоль, и получить отсюда доступ к системам станции было невозможно. Никому.

0

514

Архин написал(а):

Так, прежде всего – заблокировать лифты и отключить камеры в Зале Совета.

Это УЖЕ "не сдача"... Как насчет задымления/затуманивания своими средствами? В смысле, десантницы с гетами притащили аналоги дымовушек, активировали их когда начал звучать ультиматум, и постарались накрыть консоль к моменту окончания разговора? Тогда наблюдателям просто "ничего не видно но дым должен рассеятся", а Банезии много времени и не надо...

+1

515

Little написал(а):

Как насчет задымления/затуманивания своими средствами?

Спасибо за подсказку, так и сделаю.
Окончание тридцать девятой главы.

Конгломерат сознаний, олицетворяемый Ребеккой Джордан
    Ну, можно сказать, что время мы рассчитали правильно. Когда «Рауль» уже проходил мимо лепестков Цитадели, в системе внезапно стало очень жарко.
    Неизвестно, успеваем ли мы приземлиться в доках и добраться до Башни – пройти придётся пол-Президиума. А высадиться поближе нево… кстати, можно! Прямо на Башню Президиума!
    К сожалению, «Рауль» был грузовым, а не десантным кораблём, и высадить нас прямо на Башню было непросто даже для нас-Джокера (особенно если учесть вращение Цитадели). К счастью, мы захватили пару «Кадьков», позволяющих решить эту проблему.
    Само десантирование проходит бодро. Всем как-то не до нас, но шальные снаряды то и дело мелькают в опасной близости. Специально Цитадель никто не обстреливает, но промахи гетов нередко оборачиваются взрывами в жилых секторах. От мысли о том, сколько народа сегодня погибнет, становится грустно. Впрочем, если мы проиграем, погибнут вообще все.
    Поэтому нам нужна ещё одна победа. Одна-единственная. Для всех жителей галактики.
    Магнитные башмаки прилепляются к стене Башни. Успеваем… нет. Чуть-чуть, но не успеваем: аккурат сквозь смыкающиеся лепестки проходит «Властелин».
    Мы-Джокер спешно уводит «Рауль» в сторону дока. Удачно, но нам сдаётся, что задержись корабль хоть на чуть-чуть – и Жнец походя смахнул бы его с доски. А корабль важен. Именно на нём остался  квантовомеханический коммуникатор.
    Далёкое тёмное пятнышко споро наплывает на Башню, становясь уже и не далёким. И не пятнышком. Вынуждены подождать – здесь мы в безопасности, но если подойти поближе, то нас может играючи смять одной из исполинских «ног».
    Толчок, мягкий, мощный, неотвратимый. Башня содрогается, и нам-Ребекке не удаётся устоять на ногах. «Властелин» обхватывает исполинскую колонну так уверенно и чётко, как будто проделывал это не один раз. Как будто Башня – его неотъемлемая составная часть. Возможно, что так оно и есть.
    А теперь ходу, ходу! Неизвестно, сколько у нас времени, но всё оно весит очень дорого. Дороже золота. Дороже алмазов. Да можно ли вообще оценить всю цивилизацию разумных?!
    Сопротивления нет. С одной стороны, хорошо – дойдём быстрее. С другой – это значит, что все силы матриарха стянуты в Зал Совета. Сколько их там? Кабы знать. Хотелось бы верить, что одна-единственная Бенезия, но на такую удачу рассчитывать не стоит.
    Где-то там, сверху, тревожно пульсируют огни жилых секторов – миллионы существ оказались в ловушке. Неторопливо бьёт о башню одна из ног «Властелина», и это зрелище в новинку для всех наших частичек. А мы спешим. Мы уже у цели. Каждая частичка испытывает короткий момент растерянности, когда гравитация Башни меняет местами стены и пол. И…
    – Убийца. Ты всё-таки пришла.
    Голос Бенезии наполнен яростью. Кажется, окажись мы-Ребекка один на один с азари – и матриарх разорвёт нас на части, даже не прибегая к биотике. А народу в зале много. Настороженные азари, вечно бдящие геты… нас больше. Но ненамного.
    – Тебе ли говорить об убийствах? – выступает вперёд мы-Сарен. – Ты видела записи, Лиара сама молила о смерти.
    Вокруг Бенезии вспыхивает синее сияние.
    – Не смей марать имя моей дочери своим поганым языком, Ребекка! Если бы не ты, Лиара стояла бы здесь, рядом со мной, в ожидании наших новых владык!
    – Тут стояла бы безмозглая кукла с полностью порабощённым разумом, – усмехается мы-Сарен. – Поверь, мы-я знаю, о чём говорю.
    – Тебе ли говорить о порабощении? Тебе ли, пожирающей чужие личности, чужие сознания, чужие жизни, прикрываясь жалким лепетом о том, что они якобы согласились на это добровольно? Лучше уж Жнецы. Они, по крайней мере, честнее.
    Бесполезно. Весь этот разговор бесполезен. Чем дольше мы говорим, тем ближе «Властелин» к своей цели.
    – Хватит, – роняет мы-Сарен, и в зале звучат первые выстрелы.
    «Надо успеть, по не началось», – напряжённо думает мы-Ленг. Бенезия ещё больше выпрямляется, и в Зале звучит страшный, неестественный голос.
    – ПОЛУЧАЮ ПРЯМОЙ КОНТРОЛЬ
    «Началось», – вздыхает Ленг.
***
    Против нас – легендарные азари-коммандос, лучшие биотики в галактике. Геты, воплощение бесстрастности, механической точности и скорости электронных реакций. И невообразимый хаск, родившийся из Бенезии, под прямым управлением «Властелина».
    А за нас – четыре десятка ксеноморфов-биотиков в специализированной ксеноморфьей броне. И мы – колонисты Надежды Чжу, наёмники  «Тёмной звезды», террористы «Цербера». Среди частичек мало биотиков, но мы объединены общим сознанием и обладаем памятью и навыками Заида, Джек, Сарена, Ленга. В принципе, мы немного сильнее, и со временем способны победить. Вот только времени у нас и нет!
    Мы засели в нижней части зала, враги заняли оборону в верхней. Волны биотики рвут и корёжат пространство, под концентрированным огнём щиты держатся не дольше пары секунд, а каждая потеря отзывается у нас-меня тупой головной болью. Тело Ребекки просто не предназначено для хранения и координирования такого количества сознаний. Нам давным-давно пора укореняться! Увы, сейчас это ну абсолютно невозможно.
    Долго. Так мы будем возиться слишком долго. Придётся рискнуть.
    Даём команду ксеноморфам, и два десятка особей запрыгивает на опоясывающий зал балкончик. Азари пытаются сосредоточить на них огонь и биотику, но чёрные монстры неплохо защищены, да и мы их прикрываем. На балкон прыгает Бенезия-хаск, молниеносно убивает двух ксеноморфов и прежде, чем наши успевают ответить, отступает. Игнорируя потери, создания «Цербера» сосредотачиваются и прыгают вниз, прямо на пол перед консолью управления Цитаделью.
    Двое убито, остальные занимают круговую оборону, один склоняется над терминалом, биотический заряд Бенезии разрывает его голову, на его место становится другой. Мы-Сарен знает нужные коды, и Цитадель начинает медленно, словно нехотя, раскрываться.
    Так. Теперь держаться. Ни в коем случае не пускать противника к консоли, зажать их «в два огня». Могут ли они что-то сделать?
    А ведь могут. Атаковать нас-Ребекку Джордан. Мы-я – самое слабое звено, с гибелью тела нас-Ребекки связь рассыплется. Поэтому мы-я держусь в тылу, под охраной нас-Ленга. Жаль отвлекать эту частичку от боя, но ничего не поделаешь.
    Правильно! Мы-Арселия замечает резкий, почти мгновенный прыжок. Короткое мысленное обращение к ксеноморфу, и нас-меня прикрывает биотический щит. Вовремя – Бенезия уже рядом. Выглядит она чудовищно, от того матриарха, что стояла перед нами всего пару минут назад, не осталось практически ничего. Кожа, вспухшая пульсирующими червями проводов, пылающие злым красным светом глаза, выступившая сыпь мертвенных огоньков, просвечивающие штыри и шланги… Это уже не было азари, нет, это был какой-то неестественный, искажённый, осквернённый сплав плоти и металла. Весьма эффективный, к сожалению.
    Стреляем в упор, но щит Бенезии держит. Она швыряет деформацию, но поглощающее поле ксеноморфа исправно выполняет свою задачу. Ленг задевает хаска своим лезвием, но ей от этого ни жарко ни холодно. Бывший матриарх изворачивается и прыгает прочь. У консоли осталось всего десять ксеноморфов. Мы-Джулиана Бейнем приканчивает одну из азари, но пропущенный выстрел отправляет её тело на пол, а сознание – в глубины нашего-моего разума.
    Цитадель уже достаточно широко раскрыла створки. Судя по наблюдениям нас-Джокера, дополнительные турианские флоты пришли как нельзя более вовремя. По крайней мере, геты успели повредить «Путь Предназначения», турианцы уничтожили крейсера синтетиков буквально в последнюю минуту.
    – Говорит представитель «общегалактической террористки Эллен Рипли», если кто-то ещё верит во  всю эту чушь, – раздаётся в эфире голос нас-Джокера. Должен же хоть кто-то во всех этих флотах прослушивать стандартные частоты? – Эй, парни, видите ту креветку, что  присосалась к Башне Совета? На вашем месте я бы её уничтожил. Потому что если этого не сделать, то скоро здесь будет дофига подобных кораблей!
    Дальнейшее можно объяснить разве что чудом. Турианцы отвлеклись от увлекательного добивания гетов  и нацелились на  «Властелина». Видимо, близость смерти благоприятно сказывается на мыслительных способностях, и кто-то из советников всё же прислушался к хорошему совету.
    Куча орудий вгрызлась в обездвиженного Жнеца, щит начал проседать, переливаясь красными молниями, и тогда «Властелин» ответил. Залп его главного орудия был похож на непрерывный красный луч – кажется, это струя раскалённого металла? Что это – личное наблюдение, данные маяка, память торианина? Неважно. А вот мощность орудия важна. Очень угнетающая мощность. Один залп – минус один турианский крейсер.
    Увы, тут мы ничем не можем помочь. Остаётся уповать, что вояки сожмут зубы и додавят Жнеца, невзирая на потери. Иначе конец.
    У консоли осталось всего пять ксеноморфов, но держатся уверенно, и помощь им не требуется. Все геты выведены из строя: сожжены электромагнитными гранатами, взломаны, уничтожены «перезагрузкой», искорёжены биотикой, нашпигованы пулями. С азари-коммандос ситуация похуже, но мы всё равно уверенно дожимаем остатки их отряда. Если бы не Бенезия! Хаск скачет по залу, словно не испытывая усталости, а на уровень владения биотикой прошедшие метаморфозы влияния не оказали. Вот она неожиданным ударом убивает нас-Элизабет Бэйнем: дочь ненадолго пережила свою мать. Наша-моя голова наполняется ноющей болью. Слишком много потерь, слишком мало активных частичек, слишком слаба основа, слишком, слишком, слишком.
    Мы-Аллестия первой замечает это. Частички прыскают в стороны. Мы-Ребекка тратит пару секунд, чтобы объяснить ситуацию ксеноморфам – увы, хоть эти великолепные существа и способны к мысленному общению, принять их в себя мы не можем. Задержка оказывается роковой – хаск притягивает нас-меня к себе.
    Мы-Ленг врезается в нас-меня, выкидывая тело Ребекки из опасной зоны, но сам попадая в область притяжения. Хаск пытается отпрыгнуть в сторону, но мы-Ленг хватает Бенезию за руку, берёт её в захват, матриарх изгибается, пытаясь то ли вырваться, то ли убить докучливого человека.
    Обломок турианского дредноута проламывает стеклянную крышу зала и падает на пол. В том числе – на Бенезию.
    И на Ленга.
    Собраться. Собраться, немедленно! Нам это проще, у нас же распределённое сознание! Вот так. Добить коммандос, благо, многие из них похоронены под обломками. Все частички в броне, разгерметизация им не страшна. Ксеноморфам тоже. Всё.
    Мы-я тупо смотрю на месиво в центре зала. Вон Бенезия… то, что от неё осталось: голова и верхняя часть груди. Что-то беззвучно шепчут губы, и медленно гаснут красные глаза. Главный враг погиб. А друг…
    Мы-я тупо смотрю на  месиво в центре зала. Может, Ленг выжил? Чудеса же случаются. Случаются. Увы, только в сказках: прекрасно чувствую память частички, тонущую в глубинах нашего сознания. Как?
    Как такое произошло? Как мы-я посмотрю в лицо Миранды? Она доверила нам лучшего, она пожертвовала своим другом, отдала его на поживу чудовищному инопланетному монстру, а монстр его… потерял.
    Ну неужели список потерь никогда не закончится?!
    Горько. Горько и светло. Дело сделано, и это главное. Бенезия больше никогда и никому не сможет угрожать. В космосе дела тоже идут хорошо. Несмотря на колоссальные потери, турианцы всё же дожимают Жнеца. Его щит уже спал, и залпы кинетических орудий доламывают чудовищную броню. Ещё десяток секунд, и всё будет кончено.
    Это победа. Победа!!!
    Через активированное «Властелином» масс-реле в систему Вдовы хлынула армада Жнецов.

+1

516

Архин написал(а):

Через активированное «Властелином» масс-реле в систему Вдовы хлынула армада Жнецов.

Не хватило отмороженных разведчиков Михайловича из Пятого Флота?  Именно на них вроде максимальный ДПС по Назаре был, если верить вики...

0

517

Little написал(а):

Не хватило отмороженных разведчиков Михайловича из Пятого Флота?  Именно на них вроде максимальный ДПС по Назаре был, если верить вики...

Очень может быть. Но чего-то точно не хватило!
Сороковая глава:

40. Прибытие
Конгломерат сознаний, олицетворяемый Ребеккой Джордан

    Всё.
    Если флоты продержаться хотя бы минуту, это уже  будет чудом.
    А потом на Цитадель высадится десант и уничтожит нас. А мы даже укорениться не сможем – и негде, и не успеем.
    Остаётся последнее. Мы-Джокер быстро надиктовывает на ансибль послание для Миранды. Хотя вряд ли ей это чем-то поможет.
    Ответ приходит практически мгновенно:
    «На Илосе найден Канал, масс-ретранслятор до Цитадели, монумент реле в Президиуме, будьте там, активируем чере…»
    Один из Жнецов походя смахнул «Рауль», и пришедшее сознание нас-Джокера отозвалась в висках привычной тяжёлой болью. Канал связи с Мирандой потерян.
    Быстро – разблокировать лифты, утрамбоваться внутрь и ухнуть вниз, надеясь, что техника не подведёт. Потому что если случится поломка, если шальной выстрел повредит шахту и сломает механизмы, то до Президиума мы не доберёмся. Сейчас идти по стене Башни – это разновидность самоубийства… да сейчас всё – разновидность самоубийства!
    Добрались. Президиум выглядит совсем не так, как в воспоминаниях частичек. Отключённое «небо», заглохшее движение, подпалины, пожары, трупы. Разумных не видно. Пытаются эвакуироваться? Если и так, то уже поздно.
    Монумент ретранслятора был тих и недвижим, как… монумент. Трудно представить, что он может действительно что-то ретранслировать. Но иного выхода не дано.
    Занимаем оборону. Место для этого откровенно неудачное, но другого выбора нет. Заняв другую, удобную позицию, мы лишь продлим агонию. Возможно, надолго, возможно, на несколько часов, но конец будет предопределён.
    Мы-Ребекка вместе с некоторыми частичками прижимается к ретранслятору, остальные занимают оборону на платформе. С одной стороны от монумента –  вода, так просто через неё не пройдёшь, но простреливается это пространство на раз. С другой – платформа, фактически – основной ярус Президиума. Валим деревья и таскаем декоративные валуны, пытаясь организовать хоть какую-то линию обороны. Плохо, что уцелело всего-навсего пятнадцать ксеноморфов. Да, убить их не так просто, но они и брали на себя самые тяжёлые задачи.
    А вот и гости пожаловали. Коллекционеры, конечно же, расы этого Цикла на хасков пустить пока не успели. Миранда, лучше бы тебе поторопиться.
    Первую волну мы отбили играючи, там были, фактически, разведчики. Вторую тоже. А вот потом за нас взялись всерьёз.
    Уже виденные Ньют гуманоиды с четырьмя светящимися глазами. Они же, но владеющие биотикой. Пара каких-то летающих жуков, с мощными излучателями частиц и постоянно регенерирующими барьерами. Кажется, на нас этого хватит.
    – ПОЛУЧАЮ КОНТРОЛЬ НАД ДАННОЙ ОСОБЬЮ
    Вот теперь точно хватит. Особенно учитывая, что подкреплений у них – сколько угодно.
    Мы-я со стоном опускаюсь на четвереньки. Всё меньше и меньше частичек, всё большая и большая нагрузка приходится на Ребекку Джордан. Голова уже не болит – раскалывается, как в день нашего объединения. Можно перекинуть нагрузку на другие частички, можно, но нельзя – они должны сражаться, это мы-я валяюсь пластом. Воздух наполнен спорами, но увы – Коллекционеры иммунны к нашему контролю.
    Аааа!!!
    Что… что это было? Летающий жук неудержимо шёл вперёд, его решили уничтожить в ближнем бою, и он… взорвался. Точнее, испустил мощный биотический заряд, уничтоживший несколько стоявших поблизости частичек. На ксеноморфов он подействовал гораздо слабее, и они умудрились этого жука… поцарапать. Это хорошо, да, но нам от этого не легче. Кажется, из-за слишком большой нагрузки память мёртвых частичек недоступна. Можно полагаться лишь на живых.
    Ну где же ты, Миранда?
    Ксеноморфы убили второго жука, но и сами полегли. Численное превосходство позволяет уничтожать даже непревзойдённых бойцов. Особенно если враг при этом лучше оснащён, разнообразен и быстро учится на своих ошибках.
    Пятнадцать частичек. Десять. Пять. Отступаем с платформы на площадку у ретранслятора. Боль превысила какой-то предел и сгинула, сменившись тяжестью и безразличием. Две частички. Мы-Ребекка лежим пластом, а мы-Сарен сражаемся. За всех.
    Расчётливо. Экономно. Чередуя щиты и биотику. Сверху летят гранаты – биотикой в воду! Пучки частиц гаснут во взвившихся водяных столбах. Мы умираем? Да. Мы умираем и отвоёвываем секунды у смерти. Сверху прыгает какой-то красный хаск, мы отшвыриваем его биотикой обратно, и он взрывается. Пучок частиц проходит совсем рядом. Оглянуться: с тылу, паря над водой, к нам подбирается ещё один жук, и мы ничего, ничего не можем поделать. Сверху прилетает деформация, уклониться, ударная волна, защититься поглощающим полем, дать очередь по Коллекционерам, ещё раз уклониться…
    Одиночество. Полное, всепоглощающее. Мы одни. Во всем мире некому разделить наши мысли, чувства, стремления. И это хуже всего. С болью можно сродниться, усталость можно перетерпеть, но как жить с один на один с бездной? Как с этим живут люди, азари, турианцы… все? Знать, что во всём мире никто тебя не поймёт до конца. Скрывать что-то от посторонних и не сметь выведывать чужие тайны. А при общении с другими – верить на слово, а не знать наверняка, читать жесты и мимику, а не чувства и стремления, конфликтовать, а не сотрудничать. Как они с этим живут? Как с этим вообще можно жить?!!
    И шёпот мёртвых, исходящий откуда-то из глубин, от самой кромки подсознания, от зыбких миражей воображения. Шёпот тех, кто был нам ближе сестры и дороже матери, тех, кто сгинул за эти безумные, безумные, безумные дни. Кажется, что стоит прислушаться – и нам ответят, поддержат, помогут, вот только шёпот неразличим. Шёпот только усугубляет одиночество, подступающее отчаяние, подкрадывающееся безумие. Одиночество.
    Теперь мы понимаем Бенезию. Нет, не в том, что она желала «услужить новым владыкам». Но она приобщилась к «Властелину», открыла свой разум и приобрела нечто равнозначное в ответ. Она навсегда избавилась от одиночества. И пусть теперь от неё осталось лишь сколько-то байт в необозримых недрах «Властелина», пусть она лишилась самосознания ещё во время боя, пусть она растворилась в бесконечных массивах данных – этот файлик, эта частичка, эта запись всё равно объединена с чем-то, подключена к чему-то большему. Пожалуй, мы впервые пожалели, что неподвластны одурманиванию. И вообще, в каком мы состоянии? Последнее воспоминание – смерть нас-Сарена и неумолимо накатывающееся одиночество. Это краткий и неимоверно растянувшийся предсмертный миг? Или мы уже умерли, и это наш ад, наше посмертное воздаяние? Или…
    Глоток воды для умирающего в пустыне – слишком грубая и неточная аналогия. Мы чувствуем разумного, способного принять наш дар, и вбираем его. И ещё одного. И ещё. Споры растекаются всё дальше, и мы принимаем в себя всё новые и новые сознания. Нужно больше частичек!
    Уф. Неужели мы восстановили способность здраво воспринимать действительность? Да. В последний момент на Илосе всё же сумели запустить Канал, и тело нас-Ребекки Джордан вместе с трупом Сарена перенесло на другую планету. Следом за нами из ретранслятора хлынули Коллекционеры, но ксеноморфы не зевали, быстро вырубили систему и уничтожили захватчиков. А потом мы инстинктивно выпустили споры и приняли в себя учёных и охранников Цербера. К нам присоединились почти все люди, отправившиеся на Илос. А тот жуткий ступор… да, это длилось всего лишь несколько мгновений. Неимоверно растянувшихся мгновений, на протяжении которых мы оказались отрезанными ото всех органов восприятия и запертыми в собственном разуме наедине с одиночеством.
    Это жутко. Вспоминая пришедшие к нам мысли… неужели мы и вправду были согласны на одурманивание? Да, действительно. Мы едва не сошли с ума. Этого не должно повториться! Ни в коем случае не должно! Чтобы избежать подобного, чтобы спасти как можно больше жертв Жнецов, нам срочно нужно укорениться.
    И мы даже знаем, на какой планете пустим корни.

+1

518

Сорок первая глава:

41. Репортаж
    Здравствуйте, дорогие телезрители! Вы смотрите FCCNews, и с вами я, ваша бессменная ведущая Эмили Вонг.
    Прошу прощения за голосовую трансляцию, картинка будет позже. Передача ведётся по квантовомеханическому коммуникатору, а его ресурс ограничен. Линии связи экстранета не работают. Ничего не работает.
    На Земле ад. На нас напали исполинские инопланетные корабли, их называют «Жнецами», они высотой в два-три километра. Плюются лучами, способными уничтожить что угодно. В основном атакуют военные подразделения. Аэродромы, базы, узлы связи.
    Города не бомбят. Вместо этого устанавливают там, где много людей, шипы – такие высокие, в духе Влада Цепеша, – и накалывают на них жертв. Через некоторое время несчастные превращаются в хасков. Издали они похожи на людей, но вблизи не спутаешь. Они светятся изнутри, и у них дыра в животе. Хаски убивают сопротивляющихся и собирают новые жертвы.
    В первый же день Жнецы атаковали тюрьмы, больницы, стадионы, школы. Теперь у них много, очень много хасков, и с каждым днём становится всё больше.
    Все атаки военных Альянса оказались бесполезны. В первый же день я слышала, что Жнецы сбили дредноут где-то над Ванкувером. Хочется верить, что кто-то собирает силы и готовит контратаку, но надежда на это призрачна.
    Президент Соединённых Североамериканских Штатов Кристофер Гуэрта объявил о безоговорочной капитуляции. По его словам, правительству удалось заключить перемирие с захватчиками. Сейчас инопланетяне строят лагеря, в которых людей обеспечивают базовым набором условий для выживания.
    Не верьте! Не верьте ни единому слову! Гуэрта и его правительство – предатели. Да, в лагерях раздают пищу и воду, но люди, собравшиеся там – это скот на бойне! Их или превратят в хасков, или переработают в… я не знаю, как эта штука называется, это похоже на какой-то биогель! Я видела это и своими глазами. Сейчас передам отснятый материал.
    Как видите, эти лагеря – ловушки. Пойти туда – значит, облегчить задачу захватчикам.
    Положение ужасно. Вторжение началось всего несколько дней назад, а цивилизация на Земле уже рухнула. Но у нас появилось… это нельзя назвать выходом или даже надеждой. Скорее, возможность досадить захватчикам и подороже продать свою жизнь.
    Ксеноморфы. Они сражались на Феросе, Вермайре и Новерии. Это гигантские чёрные существа, похожие на… если честно, я затрудняюсь сказать, на что именно. Определение «ночной кошмар душевнобольного» точное, но довольно расплывчатое. Это паразитоиды, они откладывают личинки внутрь человеческого организма, а при вылуплении убивают его. Но самое удивительное, что сознание человека при этом попадает в ксеноморфа!
    Да-да, вы не ослышались. Человек при этом сохраняет все свои воспоминания и собственную личность. Он всё видит, слышит, понимает, только говорить не может. Ксеноморфы общаются с людьми посредством рукописных или электронных записей, а друг с другом – телепатически. Научных подробностей я не знаю.
    Неизвестно, как яйца ксеноморфов попали  в ССАШ в первый же день вторжения. По одним слухам, их распространяли агенты «Цербера», по другим – привезла какая-то азари. Но результат очевиден. Сейчас будет картинка, не пугайтесь…
    Вы видите доктора Лейшей Маринетт из Калифорнийского университета Лос-Анжелеса. Её тяжело ранили в самом начале вторжения, панацелина не было, и единственным шансом на спасение стало превращение в ксеноморфа. Доктору… я не могу сказать «повезло» или «не повезло», но она стала маткой.
    Признаю, картина может показаться… шокирующей. И сама королева, и её яйцеклад, ежеминутно откладывающий несколько яиц. Но сейчас это единственный шанс для человечества протянуть подольше, ведь все ксеноморфы при рождении приобретают отточенный набор боевых инстинктов.
    Да, все. Неважно, что послужило исходным материалом – старик, женщина, ребёнок. В результате всё равно получится существо, способное победить в единоборстве любое создание Жнецов. Мы, правда, ещё не видели хасков, изготовленных из кроганов, но думаю, что ксеноморфы смогут одолеть даже их. А уж за возможность мысленной координации во время боевых действий любой генерал душу отдаст.
    Кроме того, если при заражении лицехватом ввести в тело человека некоторое количество нулевого элемента, то ксеноморф получит биотические способности. Гарантировано. Причём, по отзывам военных, эти способности значительно превосходят всё, что доступно биотикам людей.
    В войне со Жнецами любой гражданский может за сутки превратится в воина и пойти в бой. Любой. Если понадобится, без оружия, хотя и с огнестрелом ксеноморфы обращаются куда лучше новобранцев. И поток добровольцев… не ослабевает. А доктор Маринетт – не единственная матка на Земле. Более того, она – не единственная матка на западном побережье штатов. Жнецы развернули настоящую охоту на королев ксеноморфов, за последние сутки они убили семь маток только на территории ССАШ.  Поневоле порадуешься, что сигнал КМК принципиально неотслеживаем. Но, несмотря на это, численность ксеноморфов только увеличивается.
    И… да. Я понимаю. То, что я рассказываю, звучит чудовищно. Фактически, человечество убивает само себя. В монстров превращаются в первую очередь те, кто вообще не должен сражаться!!! Да, да, в иных ситуациях я сама бы заклеймила того, кто посмел бы даже подумать об этом. Но отсюда, с Земли, ситуация выглядит иначе.
    Любой гражданский, который сегодня не превратится в ксеноморфа, завтра будет убит или, того хуже, превращён в хаска. Если мобилизационным потенциалом не воспользуемся мы, то им воспользуются Жнецы. Единственное, о чём приходится сожалеть – что ксеноморфов удаётся выращивать десятками тысяч, а не десятками миллионов. Да, мы безумны, я знаю.
    Но эта тактика приносит плоды. Я уже показывала кадры из освобождённого лагеря, а отбить его и спасти пленных удалось только благодаря ксеноморфам. Плохо только, что воздух полностью контролируется Жнецами. К счастью, в крупных городах много подземных коммуникаций, а ксеноморфы умеют рыть очень быстро.
    И напоследок, дорогие зрители, вы увидите уникальное зрелище – заражение лицехватом в прямом эфире.
    Прошу прощения, у меня возникли некоторые разногласия с офицером Пирсоном.
    Да, Айден, я уверена. Я только что разрекламировала ксеноморфов, и чего будут стоить мои слова, если я сама не пройду до конца тот путь, по которому идут десятки тысяч людей? Тут речь идёт даже не о журналистской этике, а о полной утрате человеческого достоинства.
    Лучше помоги справиться с камерой. Кадры должны быть хорошими.
    Так, вот это и есть яйцо ксеноморфа. Довольно большое. Берём специальные щипчики, аккуратно раздвигаем лепестки… фу, гадость!
    Вы видите… То существо, что я держу перед собой, мы называем «лицехватом». Восьмилапое членистоногое нечто с длинным хвостом. Оно тоже управляется маткой, но в данный момент доктор Маринетт координирует одну из боевых операций. Как видите, лицехват несколько… довольно… тьфу! Он чертовски отвратителен! А мне его придётся на лицо класть. Ох.
    Так, сейчас я ложусь на кушетку, так как сразу после заражения потеряю сознание. Через несколько часов из меня вылупится грудолом, тело при этом умрёт. Это промежуточная стадия, аналогичная куколке. Грудоломы неразумны, но, набрав достаточную массу, линяют и превращаются в полноценных ксеноморфов. Да-да, это ужасно и всё такое.
    Так…
    В общем, до новых встреч, дорогие телезрители. Голосовых трансляций не обещаю, да и те, кто смотрят FCCNews из-за моей милой мордашки, будут разочарованы. Зато репортажи из самой гущи боя гарантированы. Не знаю уж, насколько долгие.
    Но зато Жнецы увидят, как умеют умирать репортёры.
    Сейчас, сейчас, я сама положу паразита на лицо.
    Мерзость.

+1

519

Сорок вторая глава:

42. Решение
Виртуальный наблюдатель

    В полутёмном подземном помещении, расположенном… а где оно, кстати, расположено? Понятно, что на Земле. Скорее всего, где-то в Евразии. Но точнее судить трудно.
    Эта комната выглядела как причудливая смесь логова инопланетного монстра с футуристическим вычислительным центром. Огромные, сочащиеся слизью яйца ксеноморфов мирно соседствовали со светящимися голографическими экранами. Обитатели этого фантастического подземелья тоже выглядели странно. Стройная голубокожая азари примостилась рядом с чёрной восьмиметровой многоножкой, а неподалёку сидела юная человеческая девушка. Ну, наверное, человеческая – зелёные глаза, кожа и волосы заставляли в этом усомниться. Да и её одежда была странной: пусть весьма строгой и пристойной, но сильно смахивающей на древесную кору и листья.
    Один из голографических экранов был пуст – собеседник пока ещё не подошёл. Второй же показывал статичную картинку существа… прохожий, увидевший такого монстра на улице неделю назад, испытал бы что-то среднее между ужасом и отвращением. Сейчас бы он просто пожал бы плечами. Обычный ксеноморф, ну и что? Повезло, что встретил его, а не тварь, преторианца или баньши!
    Собрать столь представительную конференцию было большой удачей. Квантовомеханических передатчиков на Земле оставалось мало, и с каждым днём их количество монотонно убывало. Но каким-то чудом присутствующим удалось достать вторую по ценности вещь на планете (первой были космические корабли, способные улететь с планеты, и их количество было величиной мнимой). А собеседники на той стороне «провода» умудрились заполучить парный передатчик и теперь могли общаться. Недолго. Пока не кончится ресурс ансибля. Пока Жнецы не раскопают это логово и не найдёт базу «Цербера» в космосе. Но время пока было.
    «Сестра, – бежали по экрану лихорадочно печатаемые строчки, – у меня всё в порядке, конечности регенерировали. Как дела у тебя?»
    – Если рассматривать только моё состояние, то я в порядке, – голос у девочки был… обычным. Довольно красивым, но обычным. Никаких потусторонних интонаций, никаких загадочных хрипов или взвизгов, никакой истеричной эмоциональности или неестественного  спокойствия.
    «Ты наконец-то научилась отделять себя от коллективного разума?! Твоё тело стало каким-то особенным?» – безликим печатным текстом трудно выразить радость, но Ньют это удалось.
    – Нет. Оригинальное тело Ребекки Джордан было уничтожено три дня назад во время бомбардировки, – в интонациях девушки чувствовалось лёгкое огорчение, как у человека, сожалеющего о помятом воротничке или заляпанных грязью брюках. – Её сознание, как и сознание остальных частичек, сохранено в корнях, ушедших далеко вглубь земной коры, и в нескольких резервных хранилищах. Я – растительный клон, эмулирующий сознание и поведение Ребекки.  Благодаря основному телу я могу имитировать стиль речи обычных людей.
    «Эмулировать? Имитировать?» – на сей раз вопросы появились с задержкой. Кажется, ксеноморфу было трудно осознать услышанное.
    – Да. Прекрасный инструмент для взаимодействия с миром. И, что немаловажно, легко возобновимый. Кстати, торианину такое недоступно. Одно из многих отличий между моим основным телом и этим сорняком.
    «Сестра», – написала Ньют и на некоторое время замолчала, – «а ты можешь создавать клоны, в которых будут не эмуляции, а полноценные личности? Тебя, Джек, кого-нибудь! Помнишь, ты же обещала им всем бессмертие!»
    – Могу, разумеется, – клон Ребекки Джордан пожал плечами. Впрочем, картинка не передавалась, даже слова на этой стороне преобразовывались в текст для экономии трафика, – но зачем? К чему возвращаться на предыдущий, уже пройденный этап? Ни одна из личностей, слагающих сознание моего основного тела, не выразила подобного желания. И все они бессмертны, я сдержала свои обещания.
    «Но неужели они хотели ТАКОГО бессмертия?!! Если “твои частички” отказываются от тел, значит, они уже непоправимо изменились! Сестра, что же будет дальше?»
    – Я буду спасать людей от Жнецов, – в голосе Ребекки впервые за весь разговор прорезались сильные эмоции, – именно ради этого я прилетела на Землю! Это трудно, Жнецы уже создали наномашины, очищающие воздух от моих спор. Я стараюсь спасти всех, но у меня не получается спасти всех! Ты спросила, как у меня дела? У меня всё в порядке, я-то бессмертна и трудноуничтожима, а вот человечество гибнет!!! Одна мысль о том, сколько людей умрёт, не дожив совсем чуть-чуть до бессмертия, сколько превратится в хасков и достанется Жнецам, доводит меня до исступления!!! Пока мне удалось принять всего шестьдесят пять, и  этого мало, безумно мало!!!
    Закончив столь страстную речь, Ребекка как-то вся обмякла и тяжело задышала. Ньют тоже никак не комментировала её взрыв эмоций. Лишь несколько позже она неуверенно уточнила:
    «Шестьдесят пять тысяч? И ты у всех спрашивала согласия?»
    – Шестьдесят пять миллионов. И нет, теперь не спрашиваю. Всё равно остальные альтернативы хуже.
    Молчание.
    «Мне кажется, что я теряю сестру. Что она уходит, растворяется в миллионах сознаний. Что от неё почти ничего не осталось»
    – Мне кажется, что я теряю сестру, – ответила Ребекка, – что Жнецы рано или поздно убьют её, и я ничем, ничем не смогу её защитить. Увы, я не умею принимать в себя ксеноморфов.
    Загорелась картинка на втором экране (передатчик, конечно, был один, а вот терминалов, с которых можно было получить к нему доступ – двое). Там тоже красовался ксеноморф, только ещё более… внушительный.
    «Прошу прощения за задержку», – напечатала Миранда.
    Янис коротким мысленным импульсом привлекла внимание Дениса и спросила:
    –  Как обстановка?
    «Отвратительная. Во время сражения за Арктур Хакет пожертвовал Вторым флотом, чтобы увести Третий и Пятый. Военные силы у людей есть, но контратаковать Жнецов – значит, гарантированно их лишиться. Кроме Земли, пришельцы напали на Палавен и Кхар’Шан. У Сур’кеша и Тессии пока всё спокойно, но только пока. Насколько я знаю, турианцы ищут союзников для проведения контратаки у Палавена, но пока безуспешно. Найти выход не удаётся.
    – Совсем? – уточнила Янис.
    «Предложено множество способов уничтожения Жнецов, но они или нереализуемы – вроде аннигиляции или атаки чёрными дырами – или абсолютно бесполезны. Ракеты со стомегатонными термоядерными зарядами сбивались на подлёте, а при единственном удачном и достаточно близком взрыве Жнец получил повреждения, потерял боеспособность, но остался цел. Гамма-лазеры с ядерной накачкой не смогли даже проплавить броню. Ребекка, скажи, ты помнишь хоть что-то о том супероружии, что строили протеане?!»
    – Ничего. Я понятия не имею, где искать чертежи. Но даже если мы его найдём, то сомневаюсь, что успеем  построить. Кроме  того, – девушка вздохнула, – протеанам оно точно не помогло.
    «У кого-нибудь есть хоть какие-то идеи?» – напечатала Миранда.
    Повисшее молчание вполне  претендовало на звание «выразительного».
    – Мне горько, – внезапно начала озвучивать слова Дениса Янис. – Мне горько, что этот мир, что это будущее, в которое я попал, настолько несправедливы. Что цивилизации гибнут тут раз за разом, с механической неизбежностью.
    Промолчав, продолжила:
    – А ведь я когда-то был человеком. Рос на рубеже двадцатого и двадцать первого веков, когда у людей в космосе только «Мир» да МКС летали. Читал книжки, в которых описывалось будущее человечества. Разное будущее. Некоторые варианты были столь же горькими, а в иных хотелось жить и работать. Особенно мне запомнилась книжка, я читал её в классе пятом-шестом. Там описывался мир, в котором не было звёздных войн. Там любой цивилизации, развившейся до уровня межзвёздных полётов, не требовалось воевать. Высокоинфернальные цивилизации до выхода в космос просто не доживали, погибая от внутренних причин. Ефремов, «Туманность Андромеды».
    Ксеноморф поднял и опустил голову, и Янис закончила:
    – Собственно, я и предлагаю отправиться в туманность Андромеды.
    «Невозможно» – категорически ответила Миранда. И через некоторое время расшифровала.
    «То, что у нас нет кораблей с такой автономностью, это ещё полбеды. Их можно построить. Но передвижение со сверхсветовой скоростью требует ядра нулевого элемента, которое постепенно накапливает заряд. Через несколько десятков часов его необходимо разряжать, на планете или специальной станции, иначе ядро разрядится на корпус, уничтожит экипаж и выжжет электронику. И нет, разряжать ядро “постепенно", “во время полёта” нельзя. Уже пробовали»
    Идея была похоронена, едва появившись. А спустя несколько секунд, одновременно с репликой Ребекки, Ньют написала своё сообщение.
    – Тахионный двигатель.
    «Тахионный двигатель»
    Ответ Миранды был коротким:
    «Чёрт!»
    Через десяток секунд она добавила более развёрнуто:
    «Чёрт побери! Это может сработать».
    Может ли это действительно сработать, Миранда выясняла ещё пару минут.
    «Во время крушения на Акузе мы добыли образец тахионного двигателя. С его помощью можно было развить скорость в три четверти светового года в сутки. Поэкспериментировав с более совершенными конструкционными материалами, мы довели этот показатель до двух световых лет в сутки, упёрлись в потолок и успокоились. Выжать из него что-либо большее не получалось. Мы отложили проект на дальнюю полку, ведь даже тихоходные гражданские суда легко развивают скорость до десяти световых лет в сутки. Но у тахионного двигателя и вправду есть колоссальное преимущество – его автономность не ограничена.
    До галактики Андромеды два с половиной миллиона световых лет. Следовательно, на тахионной тяге до неё можно добраться за три с половиной тысячи лет»
    – Многовато, – присвистнула Янис.
    «Да, и это требует надёжных анабиозных капсул, которых у нас нет»
    «В нашем мире были», – написала Ньют.
    «Да, и они нам тоже достались и даже кое-где внедрялись, но на такой срок они не предназначены. Несколько десятилетий, возможно, пара столетий, но не более. Конечно, мы можем соорудить систему, рассчитанную хоть на десять тысяч лет, но нет никаких гарантий, что через полтысячелетия она не выйдет из строя. И что пассажиры переживут все  эти тысячи лет»
    – У протеан были надёжные стазисные капсулы, рассчитанные на неограниченный срок, – добавила Ребекка, – но я ничего не знаю об их устройстве.
    «Да, живой протеанин нам бы не помешал… мечтать не вредно. В принципе, люди могут выходить из капсулы раз в несколько десятилетий, проводить техосмотр… или поручить это виртуальному интеллекту. Но мне такой  вариант не нравится. Слишком ненадёжно. Стоит хоть чему-то выйти из строя, и пассажиры будут обречены»
    «Мне тоже, – написала Ньют, – пример мамы, проведший в анабиозе несколько десятилетий, не вдохновляет»
    – Мне тоже, – озвучила Янис слова Дениса, – слишком много я читал о “спящих кораблях”, в которых что-то выходит из строя. Признаю, этот литературный опыт может быть неприменим к реальной жизни, но в этом мире художественные сюжеты удручающе часто обретают  плоть и кровь.
    «Значит, оставляем этот вариант про запас. Тогда что остаётся, строить на корабле замкнутую систему жизнеобеспечения с ресурсом в несколько тысячелетий? Тоже ничего хорошего. Не представляю, как в течение столь долгого времени поддерживать замкнутую популяцию людей»
    – Значит, туда не надо брать людей, – заметил Денис устами Янис. – Азари и ксеноморфы способны сформировать вполне самодостаточную замкнутую популяцию. С их продолжительностью жизни три с половиной тысячи лет – это три-четыре поколения.
    Миранда ответила далеко не сразу.
    «Денис, ты понимаешь, что ты сейчас предложил?!»
    – Да. Я предложил уничтожить человечество как вид. Миранда, я сам был когда-то человеком. Это предложение чудовищно. Но ты же сама сказала – человеческая популяция не долетит. Это поколений сто пятьдесят. Во-первых, людей придётся брать больше, во-вторых, за это время они вполне могут выродиться и забыть всё, с чем отправились в полёт.
    «А азари, значит, не  забудут?»
    – Забудут. Но меньше, чем люди, всё-таки три поколения – это не так много. Кроме того, я предлагаю взять с собой образцы ДНК людей… да вообще всех рас! Всё-таки сохранить отдельные клетки и даже молекулы легче, чем полноценные живые организмы. А когда корабль прилетит, расы можно будет клонировать и воссоздать заново. Я понимаю, что это эрзац, но это же лучше, чем ничего! Можно кого-нибудь и в анабиозе взять, если получится.
    «Для надёжности ДНК разных рас можно секвенировать», – написала Ньют, – «Хоть что-нибудь да сохранится»
    «Мне этот вариант не нравится», – ответила Миранда, – «Но да, признаю. Корабль поколений более надёжен, чем спящий корабль. Но проблем придётся решить уйму. Гравитация всё равно требует ядер элно, хотя её можно создать вращением. А защита от межгалактического газа?»
    – Возможно, создать какой-нибудь экран перед кораблём? – осторожно озвучил свою идею Денис через азари. – Создать какой-нибудь улавливающий экран, на него повесить лёгкий кинетический щит. Заодно дополнительный водород для термоядерного  двигателя будет.
    «Надо считать, будет ли это энергетически выгодным. Один корабль строить слишком ненадёжно, нужно два-три. А теперь вопрос века: как нам совершить это революционное строительство в тайне от Жнецов?»
    – Распространить слух, что мы строим супероружие против Жнецов, – неожиданно ответила Ребекка.
    Идея зелёной девушки была принята неоднозначно.
    – Поясняю. Из данных маяка мне известно, что протеане строили своё супероружие. Строили в течение значительного времени, и Жнецы их не трогали. Именно поэтому я была против поисков этих чертежей – наверняка это очередная ловушка завоевателей. Но мы можем устроить приманку на приманку. Придумать звучное название, например, «Аватар» или «Молот», аккуратно распространить слухи и строить то, что нам нужно.
    «Интересный вариант», – ответила Миранда, – «Стоит обдумать. Разумеется, “Цербер” такие корабли не потянет. Мы уже сотрудничаем с Хакетом, но тут придётся раскрыть ему все карты. Не хотелось бы, но придётся»
    «И это правильно», – ответила Ньют, – «я адмиралу доверяю»
    На вопрос Миранды «Почему?» неожиданно ответил Ребекка:
    – У него голос, как у одного хорошего… человека и верного друга.
    Столь странный ответ никто не прокомментировал.
    «С другими расами тоже придётся поделиться», – добавила Миранда. – «А теперь очень интересный вопрос: кто из присутствующих полетит? Сразу скажу: я останусь и буду сражаться до конца»
    – Мне смысла нет лететь куда бы то ни было, – пожала плечами Ребекка.
    – Я тоже останусь на Земле до кон… Что?!! – Янис осеклась и надолго замолкла. По мере мысленного диалога её лицо становилось всё более растерянным и несчастным.
    – Денис настаивает на том, что должен остаться, – наконец сказала азари, – а меня… бывших ардат-якши и девочек отсылает прочь. Я пыталась убедить его, что должна  остаться с ним, но он возражает…
    – И правильно.
    «И правильно»
    Реплика Ребекки ненадолго опередила сообщение Миранды.
    – Но сделать это очень сложно! – начала убеждать Янис непонятно кого непонятно в чём. – За Денисом развернулась настоящая охота, за последние дни он три раза спасался буквально чудом! Хорошо, что девочки в другом месте, иначе они бы не выжили. Но нам буквально не на чем улететь с планеты…
    «Варианты есть», – ответила Миранда, – «позаимствовать у Иерархии один из их стелс-фрегатов. Турианцы сильно облажались у Цитадели, не пригласив союзников, да и ради такого Хакет может помочь Виктусу в какой-нибудь из операций. Конечно, успех не гарантирован, но шансы есть.
    – “Шансы есть” звучит лучше, чем “Ничего нельзя сделать”. До сих пор корю, что привёз девочек на Землю. Впрочем, на Лесуссе нас уже давным-давно уничтожили бы.
    «Я тоже  буду сражаться до конца», – написала Ньют, и её слова вызвали вполне однозначную реакцию.
    «Полетишь как миленькая. Если понадобится, силой на корабль отправлю!»
    – Сестра, если ты умрёшь… не  знаю, что со мной будет. Чувство вины может свести меня с ума. А обезумев, как я смогу воплощать волю шестидесяти шести миллионов частичек?
    – Ньют, я не для того убивал лицехвата на «Сулако», не для того сражался с молотильщиком на Акузе и не для того изменил ксеноморфов, попутно разгромив корабль “Цербера”! Короче, я спасал тебя три раза, слегка повернув при этом историю галактики, и поэтому ты выживешь, несмотря ни на что!
    Ньют ответила не сразу.
    «Хорошо. Если вы так считаете – хорошо»
    «Вот и славно», – ответила Миранда. – «Определять, кто ещё полетит, будем в процессе. Теперь у нас полно работы. Поставленная цель грандиозна и труднодостижима, планируемый результат во многом неприемлем, а надежда на возрождение человечества призрачна»
    Мисс Совершенство помедлила и подытожила:
    «Но всё-таки у нас есть решение»

Отредактировано Архин (05-07-2016 00:41:40)

+1

520

Архин написал(а):

«Эмулировать? Имитировать?» – на сей раз вопросы появились с задержкой. Кажется, ксеноморфу было трудно осознать услышанное.
    – Да. Прекрасный инструмент для взаимодействия с миром. И, что немаловажно, легко возобновимый. Кстати, торианину такое недоступно. Одно из многих отличий между моим основным телом и этим сорняком.
    «Сестра», – написала Ньют и на некоторое время замолчала, – «а ты можешь создавать клоны, в которых будут не эмуляции, а полноценные личности? Тебя, Джек, кого-нибудь! Помнишь, ты же обещала им всем бессмертие!»
    – Могу, разумеется, – клон Ребекки Джордан пожал плечами. Впрочем, картинка не передавалась, даже слова на этой стороне преобразовывались в текст для экономии трафика, – но зачем? К чему возвращаться на предыдущий, уже пройденный этап? Ни одна из личностей, слагающих сознание моего основного тела, не выразила подобного желания. И все они бессмертны, я сдержала свои обещания.
    «Но неужели они хотели ТАКОГО бессмертия?!! Если “твои частички” отказываются от тел, значит, они уже непоправимо изменились! Сестра, что же будет дальше?»

Воюют за нее тоже "эмуляции"? Там ведь еще какие спецы набрались...
Воображаю как Джокер №5 ругается на качество очередной "железяки" которая ему досталась "в этот раз" ;)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Маленький Кусланд