Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Маленький Кусланд


Маленький Кусланд

Сообщений 521 страница 530 из 596

521

Little написал(а):

Не хватило отмороженных разведчиков Михайловича из Пятого Флота?  Именно на них вроде максимальный ДПС по Назаре был, если верить вики...

Очень может быть. Но чего-то точно не хватило!
Сороковая глава:

40. Прибытие
Конгломерат сознаний, олицетворяемый Ребеккой Джордан

    Всё.
    Если флоты продержаться хотя бы минуту, это уже  будет чудом.
    А потом на Цитадель высадится десант и уничтожит нас. А мы даже укорениться не сможем – и негде, и не успеем.
    Остаётся последнее. Мы-Джокер быстро надиктовывает на ансибль послание для Миранды. Хотя вряд ли ей это чем-то поможет.
    Ответ приходит практически мгновенно:
    «На Илосе найден Канал, масс-ретранслятор до Цитадели, монумент реле в Президиуме, будьте там, активируем чере…»
    Один из Жнецов походя смахнул «Рауль», и пришедшее сознание нас-Джокера отозвалась в висках привычной тяжёлой болью. Канал связи с Мирандой потерян.
    Быстро – разблокировать лифты, утрамбоваться внутрь и ухнуть вниз, надеясь, что техника не подведёт. Потому что если случится поломка, если шальной выстрел повредит шахту и сломает механизмы, то до Президиума мы не доберёмся. Сейчас идти по стене Башни – это разновидность самоубийства… да сейчас всё – разновидность самоубийства!
    Добрались. Президиум выглядит совсем не так, как в воспоминаниях частичек. Отключённое «небо», заглохшее движение, подпалины, пожары, трупы. Разумных не видно. Пытаются эвакуироваться? Если и так, то уже поздно.
    Монумент ретранслятора был тих и недвижим, как… монумент. Трудно представить, что он может действительно что-то ретранслировать. Но иного выхода не дано.
    Занимаем оборону. Место для этого откровенно неудачное, но другого выбора нет. Заняв другую, удобную позицию, мы лишь продлим агонию. Возможно, надолго, возможно, на несколько часов, но конец будет предопределён.
    Мы-Ребекка вместе с некоторыми частичками прижимается к ретранслятору, остальные занимают оборону на платформе. С одной стороны от монумента –  вода, так просто через неё не пройдёшь, но простреливается это пространство на раз. С другой – платформа, фактически – основной ярус Президиума. Валим деревья и таскаем декоративные валуны, пытаясь организовать хоть какую-то линию обороны. Плохо, что уцелело всего-навсего пятнадцать ксеноморфов. Да, убить их не так просто, но они и брали на себя самые тяжёлые задачи.
    А вот и гости пожаловали. Коллекционеры, конечно же, расы этого Цикла на хасков пустить пока не успели. Миранда, лучше бы тебе поторопиться.
    Первую волну мы отбили играючи, там были, фактически, разведчики. Вторую тоже. А вот потом за нас взялись всерьёз.
    Уже виденные Ньют гуманоиды с четырьмя светящимися глазами. Они же, но владеющие биотикой. Пара каких-то летающих жуков, с мощными излучателями частиц и постоянно регенерирующими барьерами. Кажется, на нас этого хватит.
    – ПОЛУЧАЮ КОНТРОЛЬ НАД ДАННОЙ ОСОБЬЮ
    Вот теперь точно хватит. Особенно учитывая, что подкреплений у них – сколько угодно.
    Мы-я со стоном опускаюсь на четвереньки. Всё меньше и меньше частичек, всё большая и большая нагрузка приходится на Ребекку Джордан. Голова уже не болит – раскалывается, как в день нашего объединения. Можно перекинуть нагрузку на другие частички, можно, но нельзя – они должны сражаться, это мы-я валяюсь пластом. Воздух наполнен спорами, но увы – Коллекционеры иммунны к нашему контролю.
    Аааа!!!
    Что… что это было? Летающий жук неудержимо шёл вперёд, его решили уничтожить в ближнем бою, и он… взорвался. Точнее, испустил мощный биотический заряд, уничтоживший несколько стоявших поблизости частичек. На ксеноморфов он подействовал гораздо слабее, и они умудрились этого жука… поцарапать. Это хорошо, да, но нам от этого не легче. Кажется, из-за слишком большой нагрузки память мёртвых частичек недоступна. Можно полагаться лишь на живых.
    Ну где же ты, Миранда?
    Ксеноморфы убили второго жука, но и сами полегли. Численное превосходство позволяет уничтожать даже непревзойдённых бойцов. Особенно если враг при этом лучше оснащён, разнообразен и быстро учится на своих ошибках.
    Пятнадцать частичек. Десять. Пять. Отступаем с платформы на площадку у ретранслятора. Боль превысила какой-то предел и сгинула, сменившись тяжестью и безразличием. Две частички. Мы-Ребекка лежим пластом, а мы-Сарен сражаемся. За всех.
    Расчётливо. Экономно. Чередуя щиты и биотику. Сверху летят гранаты – биотикой в воду! Пучки частиц гаснут во взвившихся водяных столбах. Мы умираем? Да. Мы умираем и отвоёвываем секунды у смерти. Сверху прыгает какой-то красный хаск, мы отшвыриваем его биотикой обратно, и он взрывается. Пучок частиц проходит совсем рядом. Оглянуться: с тылу, паря над водой, к нам подбирается ещё один жук, и мы ничего, ничего не можем поделать. Сверху прилетает деформация, уклониться, ударная волна, защититься поглощающим полем, дать очередь по Коллекционерам, ещё раз уклониться…
    Одиночество. Полное, всепоглощающее. Мы одни. Во всем мире некому разделить наши мысли, чувства, стремления. И это хуже всего. С болью можно сродниться, усталость можно перетерпеть, но как жить с один на один с бездной? Как с этим живут люди, азари, турианцы… все? Знать, что во всём мире никто тебя не поймёт до конца. Скрывать что-то от посторонних и не сметь выведывать чужие тайны. А при общении с другими – верить на слово, а не знать наверняка, читать жесты и мимику, а не чувства и стремления, конфликтовать, а не сотрудничать. Как они с этим живут? Как с этим вообще можно жить?!!
    И шёпот мёртвых, исходящий откуда-то из глубин, от самой кромки подсознания, от зыбких миражей воображения. Шёпот тех, кто был нам ближе сестры и дороже матери, тех, кто сгинул за эти безумные, безумные, безумные дни. Кажется, что стоит прислушаться – и нам ответят, поддержат, помогут, вот только шёпот неразличим. Шёпот только усугубляет одиночество, подступающее отчаяние, подкрадывающееся безумие. Одиночество.
    Теперь мы понимаем Бенезию. Нет, не в том, что она желала «услужить новым владыкам». Но она приобщилась к «Властелину», открыла свой разум и приобрела нечто равнозначное в ответ. Она навсегда избавилась от одиночества. И пусть теперь от неё осталось лишь сколько-то байт в необозримых недрах «Властелина», пусть она лишилась самосознания ещё во время боя, пусть она растворилась в бесконечных массивах данных – этот файлик, эта частичка, эта запись всё равно объединена с чем-то, подключена к чему-то большему. Пожалуй, мы впервые пожалели, что неподвластны одурманиванию. И вообще, в каком мы состоянии? Последнее воспоминание – смерть нас-Сарена и неумолимо накатывающееся одиночество. Это краткий и неимоверно растянувшийся предсмертный миг? Или мы уже умерли, и это наш ад, наше посмертное воздаяние? Или…
    Глоток воды для умирающего в пустыне – слишком грубая и неточная аналогия. Мы чувствуем разумного, способного принять наш дар, и вбираем его. И ещё одного. И ещё. Споры растекаются всё дальше, и мы принимаем в себя всё новые и новые сознания. Нужно больше частичек!
    Уф. Неужели мы восстановили способность здраво воспринимать действительность? Да. В последний момент на Илосе всё же сумели запустить Канал, и тело нас-Ребекки Джордан вместе с трупом Сарена перенесло на другую планету. Следом за нами из ретранслятора хлынули Коллекционеры, но ксеноморфы не зевали, быстро вырубили систему и уничтожили захватчиков. А потом мы инстинктивно выпустили споры и приняли в себя учёных и охранников Цербера. К нам присоединились почти все люди, отправившиеся на Илос. А тот жуткий ступор… да, это длилось всего лишь несколько мгновений. Неимоверно растянувшихся мгновений, на протяжении которых мы оказались отрезанными ото всех органов восприятия и запертыми в собственном разуме наедине с одиночеством.
    Это жутко. Вспоминая пришедшие к нам мысли… неужели мы и вправду были согласны на одурманивание? Да, действительно. Мы едва не сошли с ума. Этого не должно повториться! Ни в коем случае не должно! Чтобы избежать подобного, чтобы спасти как можно больше жертв Жнецов, нам срочно нужно укорениться.
    И мы даже знаем, на какой планете пустим корни.

+1

522

Сорок первая глава:

41. Репортаж
    Здравствуйте, дорогие телезрители! Вы смотрите FCCNews, и с вами я, ваша бессменная ведущая Эмили Вонг.
    Прошу прощения за голосовую трансляцию, картинка будет позже. Передача ведётся по квантовомеханическому коммуникатору, а его ресурс ограничен. Линии связи экстранета не работают. Ничего не работает.
    На Земле ад. На нас напали исполинские инопланетные корабли, их называют «Жнецами», они высотой в два-три километра. Плюются лучами, способными уничтожить что угодно. В основном атакуют военные подразделения. Аэродромы, базы, узлы связи.
    Города не бомбят. Вместо этого устанавливают там, где много людей, шипы – такие высокие, в духе Влада Цепеша, – и накалывают на них жертв. Через некоторое время несчастные превращаются в хасков. Издали они похожи на людей, но вблизи не спутаешь. Они светятся изнутри, и у них дыра в животе. Хаски убивают сопротивляющихся и собирают новые жертвы.
    В первый же день Жнецы атаковали тюрьмы, больницы, стадионы, школы. Теперь у них много, очень много хасков, и с каждым днём становится всё больше.
    Все атаки военных Альянса оказались бесполезны. В первый же день я слышала, что Жнецы сбили дредноут где-то над Ванкувером. Хочется верить, что кто-то собирает силы и готовит контратаку, но надежда на это призрачна.
    Президент Соединённых Североамериканских Штатов Кристофер Гуэрта объявил о безоговорочной капитуляции. По его словам, правительству удалось заключить перемирие с захватчиками. Сейчас инопланетяне строят лагеря, в которых людей обеспечивают базовым набором условий для выживания.
    Не верьте! Не верьте ни единому слову! Гуэрта и его правительство – предатели. Да, в лагерях раздают пищу и воду, но люди, собравшиеся там – это скот на бойне! Их или превратят в хасков, или переработают в… я не знаю, как эта штука называется, это похоже на какой-то биогель! Я видела это и своими глазами. Сейчас передам отснятый материал.
    Как видите, эти лагеря – ловушки. Пойти туда – значит, облегчить задачу захватчикам.
    Положение ужасно. Вторжение началось всего несколько дней назад, а цивилизация на Земле уже рухнула. Но у нас появилось… это нельзя назвать выходом или даже надеждой. Скорее, возможность досадить захватчикам и подороже продать свою жизнь.
    Ксеноморфы. Они сражались на Феросе, Вермайре и Новерии. Это гигантские чёрные существа, похожие на… если честно, я затрудняюсь сказать, на что именно. Определение «ночной кошмар душевнобольного» точное, но довольно расплывчатое. Это паразитоиды, они откладывают личинки внутрь человеческого организма, а при вылуплении убивают его. Но самое удивительное, что сознание человека при этом попадает в ксеноморфа!
    Да-да, вы не ослышались. Человек при этом сохраняет все свои воспоминания и собственную личность. Он всё видит, слышит, понимает, только говорить не может. Ксеноморфы общаются с людьми посредством рукописных или электронных записей, а друг с другом – телепатически. Научных подробностей я не знаю.
    Неизвестно, как яйца ксеноморфов попали  в ССАШ в первый же день вторжения. По одним слухам, их распространяли агенты «Цербера», по другим – привезла какая-то азари. Но результат очевиден. Сейчас будет картинка, не пугайтесь…
    Вы видите доктора Лейшей Маринетт из Калифорнийского университета Лос-Анжелеса. Её тяжело ранили в самом начале вторжения, панацелина не было, и единственным шансом на спасение стало превращение в ксеноморфа. Доктору… я не могу сказать «повезло» или «не повезло», но она стала маткой.
    Признаю, картина может показаться… шокирующей. И сама королева, и её яйцеклад, ежеминутно откладывающий несколько яиц. Но сейчас это единственный шанс для человечества протянуть подольше, ведь все ксеноморфы при рождении приобретают отточенный набор боевых инстинктов.
    Да, все. Неважно, что послужило исходным материалом – старик, женщина, ребёнок. В результате всё равно получится существо, способное победить в единоборстве любое создание Жнецов. Мы, правда, ещё не видели хасков, изготовленных из кроганов, но думаю, что ксеноморфы смогут одолеть даже их. А уж за возможность мысленной координации во время боевых действий любой генерал душу отдаст.
    Кроме того, если при заражении лицехватом ввести в тело человека некоторое количество нулевого элемента, то ксеноморф получит биотические способности. Гарантировано. Причём, по отзывам военных, эти способности значительно превосходят всё, что доступно биотикам людей.
    В войне со Жнецами любой гражданский может за сутки превратится в воина и пойти в бой. Любой. Если понадобится, без оружия, хотя и с огнестрелом ксеноморфы обращаются куда лучше новобранцев. И поток добровольцев… не ослабевает. А доктор Маринетт – не единственная матка на Земле. Более того, она – не единственная матка на западном побережье штатов. Жнецы развернули настоящую охоту на королев ксеноморфов, за последние сутки они убили семь маток только на территории ССАШ.  Поневоле порадуешься, что сигнал КМК принципиально неотслеживаем. Но, несмотря на это, численность ксеноморфов только увеличивается.
    И… да. Я понимаю. То, что я рассказываю, звучит чудовищно. Фактически, человечество убивает само себя. В монстров превращаются в первую очередь те, кто вообще не должен сражаться!!! Да, да, в иных ситуациях я сама бы заклеймила того, кто посмел бы даже подумать об этом. Но отсюда, с Земли, ситуация выглядит иначе.
    Любой гражданский, который сегодня не превратится в ксеноморфа, завтра будет убит или, того хуже, превращён в хаска. Если мобилизационным потенциалом не воспользуемся мы, то им воспользуются Жнецы. Единственное, о чём приходится сожалеть – что ксеноморфов удаётся выращивать десятками тысяч, а не десятками миллионов. Да, мы безумны, я знаю.
    Но эта тактика приносит плоды. Я уже показывала кадры из освобождённого лагеря, а отбить его и спасти пленных удалось только благодаря ксеноморфам. Плохо только, что воздух полностью контролируется Жнецами. К счастью, в крупных городах много подземных коммуникаций, а ксеноморфы умеют рыть очень быстро.
    И напоследок, дорогие зрители, вы увидите уникальное зрелище – заражение лицехватом в прямом эфире.
    Прошу прощения, у меня возникли некоторые разногласия с офицером Пирсоном.
    Да, Айден, я уверена. Я только что разрекламировала ксеноморфов, и чего будут стоить мои слова, если я сама не пройду до конца тот путь, по которому идут десятки тысяч людей? Тут речь идёт даже не о журналистской этике, а о полной утрате человеческого достоинства.
    Лучше помоги справиться с камерой. Кадры должны быть хорошими.
    Так, вот это и есть яйцо ксеноморфа. Довольно большое. Берём специальные щипчики, аккуратно раздвигаем лепестки… фу, гадость!
    Вы видите… То существо, что я держу перед собой, мы называем «лицехватом». Восьмилапое членистоногое нечто с длинным хвостом. Оно тоже управляется маткой, но в данный момент доктор Маринетт координирует одну из боевых операций. Как видите, лицехват несколько… довольно… тьфу! Он чертовски отвратителен! А мне его придётся на лицо класть. Ох.
    Так, сейчас я ложусь на кушетку, так как сразу после заражения потеряю сознание. Через несколько часов из меня вылупится грудолом, тело при этом умрёт. Это промежуточная стадия, аналогичная куколке. Грудоломы неразумны, но, набрав достаточную массу, линяют и превращаются в полноценных ксеноморфов. Да-да, это ужасно и всё такое.
    Так…
    В общем, до новых встреч, дорогие телезрители. Голосовых трансляций не обещаю, да и те, кто смотрят FCCNews из-за моей милой мордашки, будут разочарованы. Зато репортажи из самой гущи боя гарантированы. Не знаю уж, насколько долгие.
    Но зато Жнецы увидят, как умеют умирать репортёры.
    Сейчас, сейчас, я сама положу паразита на лицо.
    Мерзость.

+1

523

Сорок вторая глава:

42. Решение
Виртуальный наблюдатель

    В полутёмном подземном помещении, расположенном… а где оно, кстати, расположено? Понятно, что на Земле. Скорее всего, где-то в Евразии. Но точнее судить трудно.
    Эта комната выглядела как причудливая смесь логова инопланетного монстра с футуристическим вычислительным центром. Огромные, сочащиеся слизью яйца ксеноморфов мирно соседствовали со светящимися голографическими экранами. Обитатели этого фантастического подземелья тоже выглядели странно. Стройная голубокожая азари примостилась рядом с чёрной восьмиметровой многоножкой, а неподалёку сидела юная человеческая девушка. Ну, наверное, человеческая – зелёные глаза, кожа и волосы заставляли в этом усомниться. Да и её одежда была странной: пусть весьма строгой и пристойной, но сильно смахивающей на древесную кору и листья.
    Один из голографических экранов был пуст – собеседник пока ещё не подошёл. Второй же показывал статичную картинку существа… прохожий, увидевший такого монстра на улице неделю назад, испытал бы что-то среднее между ужасом и отвращением. Сейчас бы он просто пожал бы плечами. Обычный ксеноморф, ну и что? Повезло, что встретил его, а не тварь, преторианца или баньши!
    Собрать столь представительную конференцию было большой удачей. Квантовомеханических передатчиков на Земле оставалось мало, и с каждым днём их количество монотонно убывало. Но каким-то чудом присутствующим удалось достать вторую по ценности вещь на планете (первой были космические корабли, способные улететь с планеты, и их количество было величиной мнимой). А собеседники на той стороне «провода» умудрились заполучить парный передатчик и теперь могли общаться. Недолго. Пока не кончится ресурс ансибля. Пока Жнецы не раскопают это логово и не найдёт базу «Цербера» в космосе. Но время пока было.
    «Сестра, – бежали по экрану лихорадочно печатаемые строчки, – у меня всё в порядке, конечности регенерировали. Как дела у тебя?»
    – Если рассматривать только моё состояние, то я в порядке, – голос у девочки был… обычным. Довольно красивым, но обычным. Никаких потусторонних интонаций, никаких загадочных хрипов или взвизгов, никакой истеричной эмоциональности или неестественного  спокойствия.
    «Ты наконец-то научилась отделять себя от коллективного разума?! Твоё тело стало каким-то особенным?» – безликим печатным текстом трудно выразить радость, но Ньют это удалось.
    – Нет. Оригинальное тело Ребекки Джордан было уничтожено три дня назад во время бомбардировки, – в интонациях девушки чувствовалось лёгкое огорчение, как у человека, сожалеющего о помятом воротничке или заляпанных грязью брюках. – Её сознание, как и сознание остальных частичек, сохранено в корнях, ушедших далеко вглубь земной коры, и в нескольких резервных хранилищах. Я – растительный клон, эмулирующий сознание и поведение Ребекки.  Благодаря основному телу я могу имитировать стиль речи обычных людей.
    «Эмулировать? Имитировать?» – на сей раз вопросы появились с задержкой. Кажется, ксеноморфу было трудно осознать услышанное.
    – Да. Прекрасный инструмент для взаимодействия с миром. И, что немаловажно, легко возобновимый. Кстати, торианину такое недоступно. Одно из многих отличий между моим основным телом и этим сорняком.
    «Сестра», – написала Ньют и на некоторое время замолчала, – «а ты можешь создавать клоны, в которых будут не эмуляции, а полноценные личности? Тебя, Джек, кого-нибудь! Помнишь, ты же обещала им всем бессмертие!»
    – Могу, разумеется, – клон Ребекки Джордан пожал плечами. Впрочем, картинка не передавалась, даже слова на этой стороне преобразовывались в текст для экономии трафика, – но зачем? К чему возвращаться на предыдущий, уже пройденный этап? Ни одна из личностей, слагающих сознание моего основного тела, не выразила подобного желания. И все они бессмертны, я сдержала свои обещания.
    «Но неужели они хотели ТАКОГО бессмертия?!! Если “твои частички” отказываются от тел, значит, они уже непоправимо изменились! Сестра, что же будет дальше?»
    – Я буду спасать людей от Жнецов, – в голосе Ребекки впервые за весь разговор прорезались сильные эмоции, – именно ради этого я прилетела на Землю! Это трудно, Жнецы уже создали наномашины, очищающие воздух от моих спор. Я стараюсь спасти всех, но у меня не получается спасти всех! Ты спросила, как у меня дела? У меня всё в порядке, я-то бессмертна и трудноуничтожима, а вот человечество гибнет!!! Одна мысль о том, сколько людей умрёт, не дожив совсем чуть-чуть до бессмертия, сколько превратится в хасков и достанется Жнецам, доводит меня до исступления!!! Пока мне удалось принять всего шестьдесят пять, и  этого мало, безумно мало!!!
    Закончив столь страстную речь, Ребекка как-то вся обмякла и тяжело задышала. Ньют тоже никак не комментировала её взрыв эмоций. Лишь несколько позже она неуверенно уточнила:
    «Шестьдесят пять тысяч? И ты у всех спрашивала согласия?»
    – Шестьдесят пять миллионов. И нет, теперь не спрашиваю. Всё равно остальные альтернативы хуже.
    Молчание.
    «Мне кажется, что я теряю сестру. Что она уходит, растворяется в миллионах сознаний. Что от неё почти ничего не осталось»
    – Мне кажется, что я теряю сестру, – ответила Ребекка, – что Жнецы рано или поздно убьют её, и я ничем, ничем не смогу её защитить. Увы, я не умею принимать в себя ксеноморфов.
    Загорелась картинка на втором экране (передатчик, конечно, был один, а вот терминалов, с которых можно было получить к нему доступ – двое). Там тоже красовался ксеноморф, только ещё более… внушительный.
    «Прошу прощения за задержку», – напечатала Миранда.
    Янис коротким мысленным импульсом привлекла внимание Дениса и спросила:
    –  Как обстановка?
    «Отвратительная. Во время сражения за Арктур Хакет пожертвовал Вторым флотом, чтобы увести Третий и Пятый. Военные силы у людей есть, но контратаковать Жнецов – значит, гарантированно их лишиться. Кроме Земли, пришельцы напали на Палавен и Кхар’Шан. У Сур’кеша и Тессии пока всё спокойно, но только пока. Насколько я знаю, турианцы ищут союзников для проведения контратаки у Палавена, но пока безуспешно. Найти выход не удаётся.
    – Совсем? – уточнила Янис.
    «Предложено множество способов уничтожения Жнецов, но они или нереализуемы – вроде аннигиляции или атаки чёрными дырами – или абсолютно бесполезны. Ракеты со стомегатонными термоядерными зарядами сбивались на подлёте, а при единственном удачном и достаточно близком взрыве Жнец получил повреждения, потерял боеспособность, но остался цел. Гамма-лазеры с ядерной накачкой не смогли даже проплавить броню. Ребекка, скажи, ты помнишь хоть что-то о том супероружии, что строили протеане?!»
    – Ничего. Я понятия не имею, где искать чертежи. Но даже если мы его найдём, то сомневаюсь, что успеем  построить. Кроме  того, – девушка вздохнула, – протеанам оно точно не помогло.
    «У кого-нибудь есть хоть какие-то идеи?» – напечатала Миранда.
    Повисшее молчание вполне  претендовало на звание «выразительного».
    – Мне горько, – внезапно начала озвучивать слова Дениса Янис. – Мне горько, что этот мир, что это будущее, в которое я попал, настолько несправедливы. Что цивилизации гибнут тут раз за разом, с механической неизбежностью.
    Промолчав, продолжила:
    – А ведь я когда-то был человеком. Рос на рубеже двадцатого и двадцать первого веков, когда у людей в космосе только «Мир» да МКС летали. Читал книжки, в которых описывалось будущее человечества. Разное будущее. Некоторые варианты были столь же горькими, а в иных хотелось жить и работать. Особенно мне запомнилась книжка, я читал её в классе пятом-шестом. Там описывался мир, в котором не было звёздных войн. Там любой цивилизации, развившейся до уровня межзвёздных полётов, не требовалось воевать. Высокоинфернальные цивилизации до выхода в космос просто не доживали, погибая от внутренних причин. Ефремов, «Туманность Андромеды».
    Ксеноморф поднял и опустил голову, и Янис закончила:
    – Собственно, я и предлагаю отправиться в туманность Андромеды.
    «Невозможно» – категорически ответила Миранда. И через некоторое время расшифровала.
    «То, что у нас нет кораблей с такой автономностью, это ещё полбеды. Их можно построить. Но передвижение со сверхсветовой скоростью требует ядра нулевого элемента, которое постепенно накапливает заряд. Через несколько десятков часов его необходимо разряжать, на планете или специальной станции, иначе ядро разрядится на корпус, уничтожит экипаж и выжжет электронику. И нет, разряжать ядро “постепенно", “во время полёта” нельзя. Уже пробовали»
    Идея была похоронена, едва появившись. А спустя несколько секунд, одновременно с репликой Ребекки, Ньют написала своё сообщение.
    – Тахионный двигатель.
    «Тахионный двигатель»
    Ответ Миранды был коротким:
    «Чёрт!»
    Через десяток секунд она добавила более развёрнуто:
    «Чёрт побери! Это может сработать».
    Может ли это действительно сработать, Миранда выясняла ещё пару минут.
    «Во время крушения на Акузе мы добыли образец тахионного двигателя. С его помощью можно было развить скорость в три четверти светового года в сутки. Поэкспериментировав с более совершенными конструкционными материалами, мы довели этот показатель до двух световых лет в сутки, упёрлись в потолок и успокоились. Выжать из него что-либо большее не получалось. Мы отложили проект на дальнюю полку, ведь даже тихоходные гражданские суда легко развивают скорость до десяти световых лет в сутки. Но у тахионного двигателя и вправду есть колоссальное преимущество – его автономность не ограничена.
    До галактики Андромеды два с половиной миллиона световых лет. Следовательно, на тахионной тяге до неё можно добраться за три с половиной тысячи лет»
    – Многовато, – присвистнула Янис.
    «Да, и это требует надёжных анабиозных капсул, которых у нас нет»
    «В нашем мире были», – написала Ньют.
    «Да, и они нам тоже достались и даже кое-где внедрялись, но на такой срок они не предназначены. Несколько десятилетий, возможно, пара столетий, но не более. Конечно, мы можем соорудить систему, рассчитанную хоть на десять тысяч лет, но нет никаких гарантий, что через полтысячелетия она не выйдет из строя. И что пассажиры переживут все  эти тысячи лет»
    – У протеан были надёжные стазисные капсулы, рассчитанные на неограниченный срок, – добавила Ребекка, – но я ничего не знаю об их устройстве.
    «Да, живой протеанин нам бы не помешал… мечтать не вредно. В принципе, люди могут выходить из капсулы раз в несколько десятилетий, проводить техосмотр… или поручить это виртуальному интеллекту. Но мне такой  вариант не нравится. Слишком ненадёжно. Стоит хоть чему-то выйти из строя, и пассажиры будут обречены»
    «Мне тоже, – написала Ньют, – пример мамы, проведший в анабиозе несколько десятилетий, не вдохновляет»
    – Мне тоже, – озвучила Янис слова Дениса, – слишком много я читал о “спящих кораблях”, в которых что-то выходит из строя. Признаю, этот литературный опыт может быть неприменим к реальной жизни, но в этом мире художественные сюжеты удручающе часто обретают  плоть и кровь.
    «Значит, оставляем этот вариант про запас. Тогда что остаётся, строить на корабле замкнутую систему жизнеобеспечения с ресурсом в несколько тысячелетий? Тоже ничего хорошего. Не представляю, как в течение столь долгого времени поддерживать замкнутую популяцию людей»
    – Значит, туда не надо брать людей, – заметил Денис устами Янис. – Азари и ксеноморфы способны сформировать вполне самодостаточную замкнутую популяцию. С их продолжительностью жизни три с половиной тысячи лет – это три-четыре поколения.
    Миранда ответила далеко не сразу.
    «Денис, ты понимаешь, что ты сейчас предложил?!»
    – Да. Я предложил уничтожить человечество как вид. Миранда, я сам был когда-то человеком. Это предложение чудовищно. Но ты же сама сказала – человеческая популяция не долетит. Это поколений сто пятьдесят. Во-первых, людей придётся брать больше, во-вторых, за это время они вполне могут выродиться и забыть всё, с чем отправились в полёт.
    «А азари, значит, не  забудут?»
    – Забудут. Но меньше, чем люди, всё-таки три поколения – это не так много. Кроме того, я предлагаю взять с собой образцы ДНК людей… да вообще всех рас! Всё-таки сохранить отдельные клетки и даже молекулы легче, чем полноценные живые организмы. А когда корабль прилетит, расы можно будет клонировать и воссоздать заново. Я понимаю, что это эрзац, но это же лучше, чем ничего! Можно кого-нибудь и в анабиозе взять, если получится.
    «Для надёжности ДНК разных рас можно секвенировать», – написала Ньют, – «Хоть что-нибудь да сохранится»
    «Мне этот вариант не нравится», – ответила Миранда, – «Но да, признаю. Корабль поколений более надёжен, чем спящий корабль. Но проблем придётся решить уйму. Гравитация всё равно требует ядер элно, хотя её можно создать вращением. А защита от межгалактического газа?»
    – Возможно, создать какой-нибудь экран перед кораблём? – осторожно озвучил свою идею Денис через азари. – Создать какой-нибудь улавливающий экран, на него повесить лёгкий кинетический щит. Заодно дополнительный водород для термоядерного  двигателя будет.
    «Надо считать, будет ли это энергетически выгодным. Один корабль строить слишком ненадёжно, нужно два-три. А теперь вопрос века: как нам совершить это революционное строительство в тайне от Жнецов?»
    – Распространить слух, что мы строим супероружие против Жнецов, – неожиданно ответила Ребекка.
    Идея зелёной девушки была принята неоднозначно.
    – Поясняю. Из данных маяка мне известно, что протеане строили своё супероружие. Строили в течение значительного времени, и Жнецы их не трогали. Именно поэтому я была против поисков этих чертежей – наверняка это очередная ловушка завоевателей. Но мы можем устроить приманку на приманку. Придумать звучное название, например, «Аватар» или «Молот», аккуратно распространить слухи и строить то, что нам нужно.
    «Интересный вариант», – ответила Миранда, – «Стоит обдумать. Разумеется, “Цербер” такие корабли не потянет. Мы уже сотрудничаем с Хакетом, но тут придётся раскрыть ему все карты. Не хотелось бы, но придётся»
    «И это правильно», – ответила Ньют, – «я адмиралу доверяю»
    На вопрос Миранды «Почему?» неожиданно ответил Ребекка:
    – У него голос, как у одного хорошего… человека и верного друга.
    Столь странный ответ никто не прокомментировал.
    «С другими расами тоже придётся поделиться», – добавила Миранда. – «А теперь очень интересный вопрос: кто из присутствующих полетит? Сразу скажу: я останусь и буду сражаться до конца»
    – Мне смысла нет лететь куда бы то ни было, – пожала плечами Ребекка.
    – Я тоже останусь на Земле до кон… Что?!! – Янис осеклась и надолго замолкла. По мере мысленного диалога её лицо становилось всё более растерянным и несчастным.
    – Денис настаивает на том, что должен остаться, – наконец сказала азари, – а меня… бывших ардат-якши и девочек отсылает прочь. Я пыталась убедить его, что должна  остаться с ним, но он возражает…
    – И правильно.
    «И правильно»
    Реплика Ребекки ненадолго опередила сообщение Миранды.
    – Но сделать это очень сложно! – начала убеждать Янис непонятно кого непонятно в чём. – За Денисом развернулась настоящая охота, за последние дни он три раза спасался буквально чудом! Хорошо, что девочки в другом месте, иначе они бы не выжили. Но нам буквально не на чем улететь с планеты…
    «Варианты есть», – ответила Миранда, – «позаимствовать у Иерархии один из их стелс-фрегатов. Турианцы сильно облажались у Цитадели, не пригласив союзников, да и ради такого Хакет может помочь Виктусу в какой-нибудь из операций. Конечно, успех не гарантирован, но шансы есть.
    – “Шансы есть” звучит лучше, чем “Ничего нельзя сделать”. До сих пор корю, что привёз девочек на Землю. Впрочем, на Лесуссе нас уже давным-давно уничтожили бы.
    «Я тоже  буду сражаться до конца», – написала Ньют, и её слова вызвали вполне однозначную реакцию.
    «Полетишь как миленькая. Если понадобится, силой на корабль отправлю!»
    – Сестра, если ты умрёшь… не  знаю, что со мной будет. Чувство вины может свести меня с ума. А обезумев, как я смогу воплощать волю шестидесяти шести миллионов частичек?
    – Ньют, я не для того убивал лицехвата на «Сулако», не для того сражался с молотильщиком на Акузе и не для того изменил ксеноморфов, попутно разгромив корабль “Цербера”! Короче, я спасал тебя три раза, слегка повернув при этом историю галактики, и поэтому ты выживешь, несмотря ни на что!
    Ньют ответила не сразу.
    «Хорошо. Если вы так считаете – хорошо»
    «Вот и славно», – ответила Миранда. – «Определять, кто ещё полетит, будем в процессе. Теперь у нас полно работы. Поставленная цель грандиозна и труднодостижима, планируемый результат во многом неприемлем, а надежда на возрождение человечества призрачна»
    Мисс Совершенство помедлила и подытожила:
    «Но всё-таки у нас есть решение»

Отредактировано Архин (05-07-2016 00:41:40)

+1

524

Архин написал(а):

«Эмулировать? Имитировать?» – на сей раз вопросы появились с задержкой. Кажется, ксеноморфу было трудно осознать услышанное.
    – Да. Прекрасный инструмент для взаимодействия с миром. И, что немаловажно, легко возобновимый. Кстати, торианину такое недоступно. Одно из многих отличий между моим основным телом и этим сорняком.
    «Сестра», – написала Ньют и на некоторое время замолчала, – «а ты можешь создавать клоны, в которых будут не эмуляции, а полноценные личности? Тебя, Джек, кого-нибудь! Помнишь, ты же обещала им всем бессмертие!»
    – Могу, разумеется, – клон Ребекки Джордан пожал плечами. Впрочем, картинка не передавалась, даже слова на этой стороне преобразовывались в текст для экономии трафика, – но зачем? К чему возвращаться на предыдущий, уже пройденный этап? Ни одна из личностей, слагающих сознание моего основного тела, не выразила подобного желания. И все они бессмертны, я сдержала свои обещания.
    «Но неужели они хотели ТАКОГО бессмертия?!! Если “твои частички” отказываются от тел, значит, они уже непоправимо изменились! Сестра, что же будет дальше?»

Воюют за нее тоже "эмуляции"? Там ведь еще какие спецы набрались...
Воображаю как Джокер №5 ругается на качество очередной "железяки" которая ему досталась "в этот раз" ;)

+1

525

Little написал(а):

Воображаю как Джокер №5 ругается на качество очередной "железяки" которая ему досталась "в этот раз" ;)

Ооо... эпическая картина. Даже жаль, что такой сцены не планируется.

Начало сорок третьей главы.

43. Отправление

    I am the very model of a scientist salarian,
    I've studied species turian, asari and batarian.
    Мордин Солус ещё раз проверил ансибль. Данные передавались стабильно. Но медленно. Увы, принципиальное ограничение данного типа связи.
    А результаты работы важны. Очень важны. После начала вторжения выяснилось, что Жнецы могут одурманивать своих жертв. Подчинять их волю, их разум. От этого не спасали ни кроганская ярость, ни азарийская мудрость, ни саларианский интеллект – ничего. Жнецы могли подчинить себе всех. Абсолютно всех. Кроме ксеноморфов.
    Каким образом Жнецам это удаётся? И как черныши могут противостоять одурманиванию? Очевидный ответ – «королева с помощью нейроволн управляет рядовыми особями» – не объяснял ничего. Во-первых, королева не всегда была поблизости, во-вторых, Жнецы могли одурманить саму королеву. В теории. Но не на практике.
    Это был настоящий вызов интеллекту Мордина – и он в кратчайшие сроки, в условиях дикой ограниченности ресурсов и примитивного лабораторного оборудования решил эту задачу!
    На первый взгляд, причина очевидна: кислотная кровь. Да, это правда, но это – лишь половина ответа. Кровь ксеноморфов растворяла большую часть инородных тел (гиалиновые белки, стойкие к воздействию кислот, были истинным шедевром!), а иммунная система уничтожала оставшиеся. Фагоциты ксеноморфов в полной мере обладали агрессивностью и прожорливостью своих хозяев, наномашины Жнецов пришлись им по вкусу. Обычно индоктринирующие микроорганизмы в первую очередь дублировали нервную систему своих жертв, перехватывая импульсы со стороны рецепторов и напрямую управляя мышцами, но здесь у них не было ни единого шанса.
    Казалось бы, идеальная защита? Ан нет. Стоило наномашинам проникнуть сквозь гематоэнцефалический барьер, как задача иммунной системы резко усложнялась, если не сказать – становилась невозможной. Эта зараза могла воздействовать на сенсорный мозг, подменяя реальную картину мира – иллюзорной. С помощью точно рассчитанных воздействий можно было сломить волю жертвы, бросить в пучины отчаяния и безнадёжности, переубедить. Заставить отказаться от борьбы. Это вызывало ослабление иммунитета, наномашины дублировали нервную систему, усиливали воздействие на мозг, включался механизм классической положительной обратной связи. После этого создать хаска из жертвы – чисто техническая задача.
    Ксеноморфы были уязвимы к индоктринации.
    Ксеноморфы оказались неуязвимы к индоктринации!
    Чтобы разгадать эту загадку, Мордину пришлось приложить немало усилий и принять кое-какие нестандартные меры. Но результат того стоил.
    Магнитосенсорная булла. Небольшой пузырь, расположенный в межуточном мозге и наполненный магнитолимфой. Казалось бы, задача этого органа тривиальны – ориентация в пространстве. Ну, эту функцию булла тоже выполняла. Так, между делом.
    Переменное электрическое поле порождает переменное магнитное поле. К импульсу, бегущему по нервам, это относилось в полной мере. Булла улавливала эти поля и сравнивала с сигналами, дошедшими до сенсорного и межуточного мозгов. Конечно, «разрешающая способность» этого органа невелика. Но сравнить результаты и прийти к выводу «что-то здесь не так» он был вполне в состоянии. Да, это занимало от нескольких секунд до нескольких минут, но результат того стоил.
    Ксеноморфа нельзя было одурачить или погрузить в иллюзию. Если его организм фиксировал внешние воздействия, он активировал специфические системы иммунитета. Они были сложными и небезвредными (фактическая регенерация части центральной нервной системы – это не шутки!), но зато эффективно очищали мозг ксеноморфа от любых посторонних включений. В том числе и от  наномашин Жнецов.
    Основная же прелесть магнитосенсорной буллы заключалась в её простоте. Там просто нечего было одурманивать! Любое повреждение нейроглии, слагающей стенки пузыря, вызывало немедленную активацию иммунного ответа, в случае же значительного повреждения буллы организм ксеноморфа запускал команду на самоуничтожение. Особый фермент, выделяемый гипофизом (и, видимо, специфичный для каждой  конкретной особи), нарушал связность гиалиновой ткани и приводил к быстрому растворению ксеноморфа в своей собственной кислоте. Да, это означало дополнительную уязвимость. Но если противник добрался до органа, скрытого под слоями хитина и нервной ткани, битва всё равно проиграна. Повреждения  остальных органов (включая некоторые участки мозга) ксеноморф со временем мог регенерировать. По живучести эти уникальные создания могли соперничать с кроганами.
    Задача была решена.
    Конечно, даже такой ответ был примитивным и неполным, хотя и объяснял принципиальную схему защиты от одурманивания. За время работы Мордин добился гораздо большего. И убедился: создатели ксеноморфов – гении. Кем бы они ни были и где бы они не жили.
    В искусственном происхождении этих организмов доктор Солус не сомневался.
    I’m quite good at genetics (as a subset of biology)
    Because I am an expert (which I know is a tautology).
    Если данные успеют уйти по КМК на ту сторону, результаты работы не будут потеряны. Возможно, кто-нибудь другой сможет создать защиту от одурманивания. Интересно, жива ли ещё та студентка, что в своей дипломной работе открыла существование нейроволн? Мордину очень хотелось бы увидеть это юное дарование, хотя вряд ли человеческая девушка обрадовалась бы встрече с Солусом.
    Увы, уже не доведётся!
    Жнецы атаковали Омегу, высадив десант в несколько миллионов хасков. Судьба «пиратской столицы Терминуса» была предрешена. Узлы сопротивления ещё остались, но скоро их сомнут числом. Интересно, жива ли ещё Ария? Пятнадцать минут назад азари даже выходила на связь. Доктор Солус был очень благодарен т’Лоак – именно она отдала ему ансибль и дала шанс спасти результаты трудов. Да и в проведении опытов поддерживала.
    А сейчас соратники Мордина и простые наёмники сражаются там, снаружи. Солус задержался. Активировал передачу данных. Надо идти наружу. Продержаться ещё несколько минут.
    Жаль, конечно. Когда Мордин занялся новой задачей, его мировосприятие существенно изменилось. Он как никогда раньше фонтанировал новыми идеями, гипотезами, предположениями. Эксперименты спорились. Мозг работал чётко и ясно, как у молодого. Мордин чувствовал, что ему сейчас под силу если не всё, то многое. Вылечить генофаг? Улучшить иммунитет кварианцев? Разгадать тайну физиологии ксеноморфов? Легко.
    Жаль, он этого не успел. И уже не успеет.
    Ничего. Успеют другие. Его же дело – бой.
    Мордин в последний раз оценил свой арсенал. В правую руку – дробовик «Яд», эффективен против тяжелобронированных врагов. В левую руку – штурмовую винтовку M-76 «Призрак». Фактически – пулемёт. Высокая скорость огня, низкий перегрев. Точность тоже низкая. Но на близких дистанциях неважно. На всякий случай захватить с собой M-98 «Вдова». Самая мощная снайперская винтовка в пространстве Цитадели. Да, для саларианца отдача слишком велика, но этот вопрос Мордина больше не волнует.
    Хвост? Пусть хвост остаётся свободным.
    My xenoscience studies range from urban to agrarian,
    I am the very model of a scientific alien!
    …
    В трёх малопосещаемых системах, расположенных на разных концах галактики, закладывают корпуса трёх невиданных кораблей.
    …
    Где-то там, глубоко вверху, горел Палавен.
    Гаррус с трудом оторвался от прицела снайперской винтовки. Отбились. Какая это была атака? Пятая? Шестая? Когда пустили тварей, это было хуже всего. Вакариан лишь надеялся, что Жнецы пока не захватили Тучанку. Если они выпустят в бой тысячи и миллионы хасков, созданных из кроганов, турианцам придётся солоно.
    Впрочем, им и так придётся солоно.
    Но всё же Гаррус считал, что ему повезло. Когда он принёс директору Паллину доказательства по «Делу об убийстве Найлуса Крайка», тот с возмущением отверг все свидетельства вины Сарена. Как же, пойти против героя голопередач, любимчика Совета! Именно тогда Гаррус понял, что ему с копами не по пути. Вакариан и СБЦ расстались по взаимному желанию и глубоко недовольные друг другом. Бывший коп пошёл в армию. Там всё проще. Честнее.
    Гаррус хмыкнул. Если бы он остался на Цитадели, то уже бы погиб. Жнецы захватили свою станцию молниеносно, выживших не было. Атака флота гетов, озабоченные просьбы о подкреплениях, реляции о победе над «Властелином», невозможная, нереальная телеметрия с ансиблей. Всё. Иногда Вакариан думал – что было бы, прояви он больше настойчивости? Поддержи его кто-то из коллег или, на худой конец, военных из человеческого Альянса? А, что толку гадать!
    Прошлого не изменить. Теперь он на Менае, соревнуется в меткости с налётчиками и каннибалами. Жнецы не должны захватить спутник Палавена. Не для того на нём строили целую сеть военных баз, не для того создавали систему противокосмической обороны и засекречивали информацию по небесному телу даже от союзников по Совету. Пока Менае в руках Иерархии, Жнецы, несмотря на всё их могущество, будут чувствовать себя на орбите Палавена неуютно.
    Пока.
    Интересно, кто теперь возглавляет Иерархию? С утра ещё был Виктус, но в последние дни примархи сменялись слишком часто. Ничего, цепь командования не прервётся. Пока жив хоть один турианец, цепь командования не прервётся.
    Где-то там, глубоко вверху, горел Палавен. Города, подвергнутые орбитальной бомбардировке, испускали в атмосферу необозримые облака пепла и сажи. Вид родного мира, гибнущего, но сражающегося, вызывал у Гарруса чувства… Бывший полицейский старался не испытывать никаких чувств, а просто делать свою работу. Очень старался.
    Вот только на Палавене оставалась сестра и больная мать. Ни страховка, ни зарплата служащего СБЦ не покрывала стоимости лечения, а потом началось вторжение Жнецов. А ещё там был отец… странно, вот за отца Гаррус совершенно не беспокоился. А за сестру…
    Солана. Сол.
    Хватит.
    Во время передышки отряд Вакариана отвели вглубь базы, и тут неожиданно пришёл вызов от генерала Коринфуса.
    Гаррус усмехнулся. Всё ясно, его отряд опять хотят подвязать на какую-нибудь самоубийственную миссию. В первый раз, что ли?  Гаррус предположил. И ошибся.
    В бункере генерала присутствовал незнакомый турианец в форме медицинской службы. Судя по всему, они если и не спорили, то что-то бурно обсуждали. Когда Гаррус вошёл, Коринфус резко рубанул воздух ребром ладони:
    – Отряд Вакариана – лучшие, кем я располагаю. Негодных бойцов у меня нет, но если кто и в самом деле достоин, так это они. Но я настаиваю на максимально широком…
    – Понимаю, – нетерпеливо прервал его врач, – мы постараемся взять как можно больше образцов. Но в дальнейшем просочиться через блокаду Жнецов будет ещё труднее, первая партия должна покинуть систему как можно скорее, – и, обернувшись к Гаррусу, добавил. – Мистер Вакариан, я должен взять у вас и ваших подчинённых анализ крови и соскоб внешней костной ткани.
    Бывший полицейский невесело усмехнулся.
    – В последнее время хаски слишком часто берут такие анализы.
    – Понимаю. Заверяю вас, это не займёт много времени и не скажется на вашей боеспособности.
    – Для чего, конечно же, не скажите?
    – Секретно.
    Это и вправду не заняло много времени. И хорошо, а то хаски пошли в очередную атаку. Врагов было много, подкреплений мало, а рассчитывать приходилось разве что на благосклонность Духов. Гаррус усмехнулся. Пока он ещё может стрелять. Пока он ещё может попадать врагам в головы.
    Эту атаку удалось отбить без особых потерь.
    Где-то там, глубоко вверху, горел Палавен.
    …
    В силовом наборе кораблей начинают прослеживаться их будущие очертания.
    …
    Адмирал Мигрирующего флота Раэль’Зора вас Аларей тупо смотрел в погасший экран.
    Мыслей не было. Чувств не было. Вернее, были, но их никак не удавалось собрать в кучу.
    Почему-то он поверил сразу. Сразу, как только под изображением появилась бегущая строка. Что его убедило? Когти, смущённо пытающиеся набрать текст и стирающие его раз за разом? Неуверенный наклон безглазой головы? Застенчиво мельтешащий кончик хвоста? Или всё вместе? Вопросы он задавал исключительно от растерянности.
    Раэль поверил сразу: то существо, что он видит на экране, тот ксеноморф – и в самом деле его дочь. Пусть преображённая, пусть чудовищная, пусть совершенно в ином теле – но это дочь. Тали. Тали’Зора нар Райя. Та, ради которой стоит жить и бороться.
    Предложение этой Миранды… да, его стоит принять, Раэль был уверен в этом совершенно точно. Только так выживет Тали, только так выживет хотя бы часть его народа. Да, им придётся стать ксеноморфами, приобретя чуждую внешность (а также чудовищно долгую продолжительность жизни и совершенно фантастический иммунитет!). Или, ещё хлеще, превратиться в жалкий набор ДНК, из которого когда-нибудь, может быть, если повезёт, возродятся новые кварианцы. Но это лучше, чем предыдущая альтернатива.
    Ведь Раэль всерьёз раздумывал о том, чтобы принять предложение Даро’Зен. Адмирал раздражённо мотнул головой: себе-то врать не надо, он уже заранее согласился с её вариантом! В самом деле: Жнецы сметают любое сопротивление, их не победить. Так стоит ли ввязываться в бессмысленное сопротивление? Не лучше ли заранее встать на сторону победителей? Кварианцы – талантливые техники, они наверняка будут полезны расе гигантских роботов. Да, многим придётся поступиться… но после потери дочери Раэль был согласен с такой ценой.
    А после её обретения – нет.
    В самом деле, кем стать – хасками или ксеноморфами? Последний вариант, несмотря на ряд недостатков, обладает неоспоримыми преимуществами!
    Раэль решительно вытащил пистолет. Адмирала Зен ждёт очень неприятный сюрприз. Впрочем, она сама может принести немало сюрпризов. Необходимо предупредить экипаж.  В конце концов, это его корабль.
    Когда адмирал Зора выходил из каюты, на его скрытом под шлемом лице блуждала слабая улыбка. Тали жива.
    И это – главное.
    …
    На удивительных верфях появляется множество трёхпалых гуманоидов, облачённых в герметичные скафандры.

Отредактировано Архин (15-07-2016 00:23:12)

+1

526

Окончание сорок третьей главы (будет ещё эпилог)

    …
    – Стоять!
    Голос Сандерс дрожал, в отличие от её пистолета. Кали понимала, что обречена. Но она должна задержать врагов, пока Хендел не подготовит нормальную оборону.
    Как, как она могла так ошибиться?! Да, в последние дни все сидели «на чемоданах»: было ясно, что Гриссомскую академию вот-вот эвакуируют (конечно, был вариант, что её вот-вот захватят Жнецы, но все рассчитывали, что Альянс всё же спасёт своих лучших детей-биотиков). Да, с шаттла поступали абсолютно правильные коды, сменившиеся буквально пару часов назад. Но ведь можно же было… что-то сделать! Запросить Альянс, в конце-то концов!
    Теперь поздно. Теперь «Цербер» уже проник на борт станции. Что террористы сделают с детьми, не хотелось и думать. Слишком известны были их «научные опыты», слишком широко в последнее время они хвастались своими «ксеноморфами».
    – Спокойно, мэм, – темнокожий боец покорно поднял руки. Хорошо. Сколько-то времени она уже выгадала. – Наши полномочия подтверждены адмиралом Стивеном  Хакетом.
    – Ваши полномочия не подтверждены ничем, – резко ответила Кали, – это всего лишь подделка, фальшивка! Вы хотите забрать лучших детей и превратить их в своих… ксеноморфов! – последнее слово Сандерс буквально выплюнула.
    – Наши полномочия подлинные, и это всё, что вам следует знать.
    Кали лишь поудобнее сжала пистолет. Да, за углом стоит десяток церберовцев, но одного она может и прикончить. Шансы есть. Жаль только, что Альянс вряд ли успеет прийти на  помощь.
    – Хорошо, мэм, – террорист вздохнул с нарочитой усталостью, – сейчас вы свяжитесь с вашим начальством и убедитесь, что приказ подлинный. Только рекомендую вам поторопиться.
    – Ага, учитывая, что вы блокируете связь…
    – Мы ничего не блокируем.
    Что? Нет, это какая-то уловка… но даже если и так, это – шанс!!!
    Не сводя глаз с церберовца, Кали осторожно отступила назад на один шаг, потом ещё на один, а потом очень медленно и аккуратно отошла в комнату связи.
    Их сигнал о помощи и в самом деле дошёл до одного из флотов Альянса. Диспетчеры начали выяснять подробности, и тут к разговору подключился ещё один абонент.
    – Адмирал Хакет, Пятый Флот. Что происходит?
    Кали быстро и немного сбивчиво  рассказала о разразившейся катастрофе. Может быть, им успеют помо…
    – Старший лейтенант Сандерс, что вам непонятно в моём приказе?
    – Но это же подделка!
    – Приказ подлинный, – в хриплом голосе адмирала отчётливо чувствовалось недовольство.
    – То есть мы должны передать детей «Церберу»? – нет. Это невозможно. Это какая-то ошибка. – Но в списке же лучшие! Джиллиан Грейсон, Ник Донахью, Джейсон Прэнгли…
    – Да. Лучшие. Они отбирались именно по этому критерию.
    – Но «Цербер» превратит их в ксеноморфов!
    – Это не ваше дело, старший лейтенант. Выполняйте приказ. Транспорт Альянса для эвакуации оставшихся учеников прибудет через шесть часов. Хакет отбой.
    Кали неверяще уставилась на выключенный экран. Так это – правда?..
    …
    Кварианцы слаженно работают бок о бок с гигантскими насекомыми. Королева рахни согласилась помочь в обмен на место на одном из кораблей и несколько яиц, доставленных в другую галактику. Музыка не затихнет.
    …
    Человеческая девушка бессильно бьётся в путах.
    Она уже перепробовала всё. Крики. Мольбы. Плач. Уговоры.
    Тщетно. Всё тщетно. То, что её пленило, не ведало жалости, сострадания и милосердия. Только холодную, бездушную логику. Девушка бьётся, но понимает, что это бесполезно.
    – Пусти!!!
    Никто не обращает ни малейшего внимания на крики Орианы Лоусон. Никто, и в первую очередь – Миранда Лоусон.
    – Я не хочу становиться ксеноморфом!
    Матка чужих, раздражённо поведя хвостом, что-то резко печатает, и синтезатор механически воспроизводит её фразу:
    – Потом сама благодарна будешь.
    – Сестра, – Ориану бьёт крупная дрожь, но она не прекращает попыток отсрочить приговор. – Пожалуйста. Ты же спасла меня от отца. Ты готова рисковать ради меня всем. Ты любишь меня. Пожалуйста. Не делай этого. Не превращай меня в монстра! – под конец девушка не выдерживает, сорвавшись на крик.
    – Я действительно люблю тебя, Ори. Именно поэтому ты станешь ксеноморфом.
    – Но зачем?!!
    – Я же уже объясняла. На корабль не принимают людей. Никаких. Только долгоживущие расы, только азари, ксеноморфы и королева рахни. Те, кто останутся, практически гарантировано погибнут. Ты тоже погибнешь.
    – Сестра, – Ориана пытается достучаться до разума Миранды, – Пожалуйста. Ради всего святого. Ради твоей любви ко мне. Я не хочу становиться монстром, я хочу остаться человеком. Пусть сдохну, плевать! Но сдохну – человеком!!!
    Миранда разворачивается к кушетке с привязанной сестрой. В её исполинской руке шевелится лицехват.
    – Ты не умрёшь, – теперь Миранда говорит медленно, ей приходится печатать одной рукой, – ты выживешь и получишь новое, идеальное тело. Ты станешь настоящей квинтэссенцией совершенства. И когда-нибудь, надеюсь, что скоро, ты поймёшь меня.
    – Нет. Нет! Нет!!! Ненавижу! Ты мне не сестра! Слышишь, ты – не сестра!!! Будь ты проклята! Ненавижу!!!
    – Проклинай и ненавидь. Только живи.
    Исполинский чёрный ксеноморф приближается к распластанной человеческой девушке. Лицехват предвкушающе шевелит своими лапками. Орианна ещё раз дёргается и отворачивает голову, крепко-крепко зажав зубы. Миранда крайне аккуратно надавливает на какие-то точки позади челюсти и кладёт склизкий ошмёток плоти прямо на лицо своей сестры.
    …
    Один из транспортов привёз на верфь двух ксеноморфов. В принципе, обычное дело – они тут везде бегают. Вот только эта парочка небольших и даже в какой-то степени изящных чужих прибыла сюда тайно. Они не значатся ни в каких электронных системах…
    Ой! Уже значатся. И, между прочим, имеют полное право отправиться в долгое и странное путешествие.
    Даже после преображения Кейдзи Окуда и Касуми Гото не утратили своих хакерских навыков.
    …
    На далёком Корлусе Коллекционеры довольно разглядывают бак с плавающим в нём кроганом. Настолько безупречная особь будет немалым приобретением!
    …
     Серый Посредник и Тела Вазир, стоя спиной к спине, отстреливаются от бесконечных волн хасков. Им надо продержаться совсем немного – реактор исполинского корабля, парящего в небесах Хагалаза, уже получил команду на самоподрыв. Двоим не хочется умирать, но ещё меньше им хочется, чтобы сеть Посредника попала в руки Жнецов.
    …
    Ханар Зимандис довольно шевелит щупальцами. Всё идёт замечательно, его действия приближают общую победу!
    Цивилизация ханаров возникла только и исключительно благодаря вмешательству протеан. Вдохновители возвысили неразумных медуз, подарили им самосознание, язык, орудия труда. На Кахье полным-полно протеанских развалин. Неудивительно, что ханары почитают предтеч, поклонятся им, стремятся нравственно и духовно самосовершенствоваться. И недавно Зимандису выпал шанс выполнить своё предназначение.
    После начала Жатвы выяснилось, что Вдохновители эволюционировали в Коллекционеров и стали на сторону Жнецов. Увы, короткощупальцевые политики и мягкомезоглейные священники не в силах осознать предначертанное! Они противятся божественной воле и хотят воевать со Жнецами. Ничего, скоро Зимандис отключит систему обороны Кахье, и Вдохновители спустятся на планету во всей силе и славе своей. Остался последний терми…
    Подход сверху, удар по нервным рецепторам, отступить, отрывая щупальце, чтобы избежать удушающего захвата, сломать у отвлёкшейся жертвы генератор персонального щита. Гравитация доделает остальное – медузы неприспособленны к жизни в воздушной среде.
    Дрелл Тейн Криос спокойно отвернулся от трупа Зимандиса. Он умел убивать представителей всех рас, и ханары в этом отношении ничем не отличались от остальных.
    …
    Балак, отстреливаясь от каннибалов, пытается пробиться к шаттлу. Наверное, всё-таки не стоит ронять астероиды на обитаемые планеты – даже если у тебя для этого есть очень серьёзные основания.
    …
    После окончаний Восстаний кроганов турианцы решили подстраховаться, спрятав в густонаселённой Кельфийской долине на Тучанке гигатонную бомбу. Турианцы выбрали подходящее место для взрыва – кора на этом участке была слаба, и колоссальный взрыв мог спровоцировать извержение супервулкана. Жнецы выбрали подходящее время для взрыва – Рекс, возглавив клан Урднот, пытался объединить кроганов в войне со Жнецами.
    …
    Турианский стелс-фрегат привёз пополнение для экипажа одного из межгалактических кораблей. Ксеноморфы, азари большие и маленькие… Всегда весёлые и беззаботные, они не радуются и не смеются. Им как-то нечему веселиться: там, на далёкой Земле, осталось множество мам, сестёр, дочек. И папа. Папа, который решил защищать людей до последнего.
    …
    Жнецы бьют главным калибром, превращая в расплав строения, почву, камень. Скоординированный залп трёх кораблей класса «Властелин» всё же достиг цели и уничтожил ксеномолтильщика. Впрочем, это всё равно было бесполезно: живучая тварь оставила на Земле много, очень много маток ксеноморфов.
    …
        Корабли построены. Пассажиры укомплектованы. Генный банк представителей всех рас собран. Жизнеобеспечение налажено. Топливо заправлено. Беспорядки подавлены. Системы проверены. Придумать бы ещё, чем занять три с половиной тысячи лет свободного времени…
    …
    Существо, некогда олицетворяемое Ребеккой Джордан, оценивало обстановку.
    Больше спасать было некого. На поверхности обожжённой, избитой планеты сражались и погибали последние уцелевшие ксеноморфы. Убедившись, что нормально провести Жатву на гиблой планете не получится, Жнецы перешли к планомерному истреблению людей. Ни кинетического, ни термоядерного оружия они не жалели. Жизнь на планете постепенно становилась невозможной. Для всех.
    Для всех, кроме неё.
    Существо заглубилось в земную кору на многие километры. Больше всего ей нравился Балтийский щит, но она не проигнорировала ни одну крупную геологическую структуру ни на одном из континентов. Торианин мастерски умел закапываться вглубь, да и органические ткани, позаимствованные у ксеноморфов, пришлись как нельзя кстати. Гипертермостабильные белки, насыщенные жирные кислоты – и температуры до 150°С ощущались как весьма комфортные. Дальше уже шли некоторые ухищрения, но опять же, ничего невозможного.
    Но даже таких мер ей казалось мало. Когда ты – выражение разума и воли двух с половиной миллиардов сознаний, поневоле начинаешь думать об осторожности.
    Что могут сделать Жнецы? Провести кобальтовую бомбардировку? Вызвать извержение Йеллоустона? Нет, всё это слишком мелко. Плохо, что ей ничего неизвестно о предельных характеристиках «Чёрной звезды», орудия, стреляющего микросингулярностями. Опыт множества сознаний подсказывает, что максимальная мощность может быть воистину заоблачной. А ещё Жнецы могут сбросить на Землю астероид – крупный астероид и на высокой скорости.
    А если подумать, то, затратив достаточно времени и усилий, Жнецы вполне способны уронить на  Землю даже Луну.
    Поэтому то, что когда-то было Ребеккой, подстраховалось, заранее организовав резервные хранилища. Во многих местах.
    Европейские частички страдали от недостатка энергии. Восемьсот миллионов километров есть восемьсот миллионов километров, слишком далеко от Солнца находился этот спутник Юпитера. Конечно, он разогревался приливными силами, но этой энергии было немного. Впрочем, для выживания – достаточно.
    Марс тоже отличался экстремальными условиями. Плохо, что красная планета давным-давно потеряла своё магнитное поле и обладала полным комплектом недостатков: тонкая и малопригодная атмосфера, неприятная разность дневных и ночных температур, скудость водных запасов, интенсивная ультрафиолетовая радиация. Впрочем, она справится, и её частички будут цвести на Марсе!
    А ещё со временем можно обыскать протеанские руины. Вряд ли там хранятся чертежи того самого супероружия, это было бы невероятным совпадением. Ну а вдруг?
    Лучше всего дела обстояли на Венере. Нет, на поверхность она пока не опускалась, для этого требовалось накопить немалый опыт выживания при высоких давлениях и температурах. А вот парить в атмосфере – милое дело. Да, кисловато, конечно, зато энергии – сколько угодно. А скрыться под облачным слоем можно даже от Жнецов.
    Существо, вобравшее в себя разум и волю двух с половиной миллиардов человек, не сомневалось – оно выживет. Даже если на Земле произойдёт полная и окончательная катастрофа, она всё равно выживет. Но ту, что когда-то была Ребеккой Джордан, беспокоили дальнейшие события. Возможно – да что там возможно! Наверняка! – Жнецы оставят в системе наблюдательную сеть. Вряд ли они проигнорируют потенциальную угрозу.
    В таком случае придётся вести себя крайне, параноидально осторожно. Активно развиваться, когда на тебя в любой момент может свалиться внеочередная Жатва, не очень комфортно. Впрочем, она согласна немного подождать (скажем, пару-тройку десятков Циклов). Хотя может, таких ухищрений и не понадобится.
    Но рано или поздно она всё  равно выберется на поверхность. Вырастет.
    И расцветёт.
    …
    Властно разворачивая саму метрику пространства-времени, корабли «Ефремов», «Стругацкие» и  «Гуревич» срываются в свой долгий, практически вечный полёт.

Отредактировано Архин (15-07-2016 00:31:40)

+1

527

Архин написал(а):

Предложение этой Миранды… да, его стоит принять, Раэль был уверен в этом совершенно точно. Только так выживет Тали, только так выживет хотя бы часть его народа. Да, им придётся стать ксеноморфами, приобретя чуждую внешность (а также чудовищно долгую продолжительность жизни и совершенно фантастический них иммунитет!).

Не понял...

+1

528

Архин написал(а):

даже если у тебя для этого есть <a href="http://samlib.ru/z/zaharow_g_w/kharshan.shtml" title="Ваше отношение к батарианцам никогда не будет прежним">очень серьёзные основания</a>.

А это что???

0

529

Little написал(а):

Не понял...

Маленькая техническая неполадка.

Little написал(а):

А это что???

При загрузке на самиздат это должно преобразоваться в нормальную ссылку. Забыл вычистить.

Отредактировано Архин (15-07-2016 00:25:54)

0

530

Архин написал(а):

Что могут сделать Жнецы? Провести кобальтовую бомбардировку? Вызвать извержение Йеллоустона? Нет, всё это слишком мелко. Плохо, что ей ничего неизвестно о предельных характеристиках «Чёрной звезды», орудия, стреляющего стрелять микросингулярностями.

Архин написал(а):

Властно разворачиваю саму метрику пространства-времени, корабли «Ефремов», «Стругацкие» и  «Гуревич» срываются в свой долгий, практически вечный полёт.

"разворачиваЯ"

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Маленький Кусланд