Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Маленький Кусланд


Маленький Кусланд

Сообщений 541 страница 550 из 769

541

П. Макаров написал(а):

ИМХО два-три организма для "волны" как-то не солидно :)

Ну для ополченцев это может быть ого-го какой волной :)

Спасибо, поправил на "Весь остаток ночи пришлось провести не смыкая глаз, но больше опасных моментов не было. Твари изредка атаковали по двое-по трое,, но даже не успевали добраться до баррикад."

+1

542

Архин написал(а):

поправил на "Весь остаток ночи пришлось провести не смыкая глаз, но больше опасных моментов не было. Твари изредка атаковали по двое-по трое,, но даже не успевали добраться до баррикад."

ОК

0

543

Окончание двадцать первой главы.

    Осеннее утро дышало прохладой и сыростью. Белёсое небо исчёркивали перья облаков. От вида невысоких озёрных волн, мерно накатывающихся на берег, становилось зябко. И  почему-то в это промозглое утро стены и башни замка Редклиф выглядели особенно неприступными, вот только эта неприступность вызывала не гордость, а подавленность. Нам его – штурмовать? Вчетвером?
    Даже для меня это немного слишком…
    Кажется, Тегана одолевали схожие мысли. Как хорошо, что у него в рукаве оказалась припрятана козырная карта – потайной ход, ведущий из ветряной мельницы в подземелья замка. До сегодняшнего утра банн опасался им пользоваться – мертвяки явно располагали значительными силами, и соваться туда в одиночку (и даже в компании  рыцарей) – чистое самоубийство. Но в сегодняшней битве мы явно перемололи их основные силы, и ничто не мешало нанести им визит вежливости.
    О. Ну кроме таких вот непредвиденных обстоятельств.
    Женщина была красива. Тщательно уложенная причёска, подведённые брови и ресницы, ухоженная кожа, богатый и искусно подобранный наряд. Чтобы сохранить подобную красоту в сорок лет, нужно регулярно прикладывать немалые усилия. Но у неё явно были и деньги, и время.
    Интересно, а что от моей красоты останется к сорока годам? Ну, скорее всего, я до этих лет не доживу, а если и доживу – тогда как раз придёт пора последнего Зова. Нет, никакой зависти: я сама выбрала свою судьбу. Практически с открытыми глазами.
    "Уверяю тебя, ты про Стражей не знаешь и малой толики того, что знаю я, а я знаю далеко не всё" – вспомнилось вдруг некстати. Демон побери, Орен, что ты ещё знал?!
    Я никогда не видела эрлессу Изольду, но сразу поняла, кто передо мной. Её появление радует – в замке ещё есть живые люди. И напрягает – какая-то она слишком живая для того, кто провёл несколько суток в компании оживших мертвецов. Да и первые её слова, сказанные после короткого и радостного приветствия…
    – Нет времени объяснять! Я выскользнула из замка, как только увидела, что битва закончилась. Надо поскорее вернуться. И я хочу, чтобы ты вернулся вместе со мной, Теган. Один.
    Интересно, кем надо быть, чтобы не заподозрить ловушку?
    На мои требования объяснений и приветствие Алистера Изольда отреагировала весьма нервно. Лишь после вмешательство Тегана она расщедрилась на хоть какой-то ответ:
    – Понимаю, вы хотите узнать больше, но я… я не знаю, сколько могу рассказать без опаски. Теган, в замке пробудилось чудовищное зло. Мага, который во всём этом виноват, схватили, но этот ужас продолжается. И по-моему… Коннор сошёл с ума. Мы уцелели, но… он не желает покидать замок. Он видел слишком много смертей! Теган, ты должен ему помочь! Ты его дядя. Ты сможешь его урезонить. Я просто не знаю, что ещё сделать!
    Хм. Как она на Тегана-то наседает… Интересно, почему мне кажется, что Коннор – ребёнок Изольды вовсе не от Эамона? Впрочем, как раз это может оказаться просто беспочвенными подозрениями. Да и какая мне разница? Тут надо думать, как со злом справится. Судя по описанию, это демон какой-то. И весьма могущественный.
    В ходе дальнейшего разговора выяснилось лишь, что Эамон ещё жив. Изольда плакала, кричала, умоляла, но не сообщила больше ничего нового. И банн, несмотря на мои протесты, согласился идти с ней.
    – Это безумие, – заявила я Тегану, когда истерящую дамочку увели в сторону, а банн решил дать нам последние указания.
    – Согласен, но выбора у нас нет. Я пойду с Изольдой… может, удастся хоть отвлечь это «зло» на себя. Вы проберётесь через ход в замок и откроете дорогу рыцарям Перта… вы ведь это сделаете, миледи?
    – Разумеется. Но на вашем месте я бы никуда не отпустила Изольду и пошла бы через подземный ход.
    – Нет. Если есть хоть один-единственный шанс спасти Коннора – я не должен его упускать. И помните, самое важное – вытащить эрла Эамона. Только он может предотвратить гражданскую войну и спасти Ферелден. Всеми остальными – мной, Изольдой, Коннором – можно пожертвовать.
    Мне очень хотелось заявить, что никем жертвовать не придётся… но я не люблю давать невыполнимых обещаний.
    – Понятно, Теган. Сделаю всё что смогу.
    – Один дурацкий план за другим, – недовольно буркнул Стэн.
    На этот раз я была с ним полностью согласна.
***
    Тайный подземный ход был похож… ну, на тайный подземный ход. В Хайевере тоже такой есть. Правда, без живых мертвяков и пленных магов.
    – Да? Кто здесь? Есть тут кто живой?
    Измождённый и осунувшийся маг был одет в грязный и рваный балахон, местами заляпанный кровью. Лицо темноглазого брюнета покрывала неряшливая многодневная щетина, при разговоре он то и дело болезненно морщился – в темнице ему пришлось несладко. А поговорить нам было о чём.
    Во-первых, именно Йован отравил эрла Эамона. Не с бухты-барахты, разумеется, а по поручению тейрна Логэйна. Вряд ли ему хотелось участвовать в столь грязном деле, но беглому отступнику и магу крови, ожидавшему  решения своей участи в темнице храмовников, выбирать не приходилось.
    Во-вторых, Йован проник в замок под видом учителя Коннора. Оказывается, сын эрлессы Изольды обладал некоторыми магическими способностями, а эта легковозбудимая женщина не хотела отдавать его в Круг. Хм… пожалуй, в этом я её понимаю. Одно время казалось, что Орен вырастет магом… нанервничались мы тогда – страсть! Правда, обошлось. К сожалению.
    В-третьих, Йован, по его словам, не имел никакого отношения к ходячим мертвецам. И верила я этому слабому, запутавшемуся человеку куда больше, чем умоляющей леди Изольде.
    Выходит, во всех кровавых безобразиях виноват Коннор? Но он только начал изучать магию, его предел, по словам мага – слабые заклинания. Непонятно. Но с этим мальчуганом явно что-то нечисто!
    Ну и под конец встал вопрос – а что с Йованом-то делать? Он вроде осознаёт, раскаивается и желает исправить содеянное…
    – Я бы мага прибил. Нельзя ему верить, – радикально. Интересно, а как кунари относятся к своим магам?
    – Всё-таки смерть для него – это уж чересчур, – даже бывшему храмовнику Алистеру методы Стэна не пришлись по вкусу.
    – Дай мне шанс, пожалуйста! – ну как такому не поверить?
    – Я выпускаю тебя из камеры, пойдёшь с нами. Только без глупостей.
    – Это… это не очень хорошая идея. Не уверен, что мне хочется вместе с тобой лезть на рожон.
    Что?! Всё сочувствие к этому человеку тает, как дым на ветру.
    – Нищим выбирать не приходится. Или идёшь со мной, или остаёшься здесь.
    – Я останусь.
    Ну и сиди дальше, слиз-няк!
    Я оказалась настолько раздосадована своей ошибкой, что прошла сквозь несколько следующих групп мертвяков, не обращая никакого внимания на окружающую обстановку. Лишь долгий и нудный заруб у входа в казармы заставил меня чуть подуспокоиться. Дальше мы пошли уже аккуратней и – о чудо! – в одной из мелких тупиковых комнаток обнаружили Валену, дочь кузнеца. Причём – живую и здоровую. Вот уж её отец обрадуется…
    Хм, а мертвецы-то в самом замке посильнее будут! Дрянь какую-то колдуют, из-за которой ноги ломит и кинжалы из рук валятся. А парочка самых резвых… мне кажется, или после их заклинания у меня закружилась голова, а у них, наоборот, прибавилось прыти? Не то что бы им это помогало… Но в любом случае хорошо, что они не участвовали в ночной атаке. Потери были бы куда как тяжелее.
    Ага, дверь в главный зал закрыта. Сейчас вскроем… или не вскроем. Замок какой-то хитрый. Интересно, Лелиана тут справилась бы?
    Ладно, выйдем во двор и зайдём через главный вход, мы не гордые. Сейчас быстренько всех зачистим… эй, что это за парень?!
    «Парень» тоже был мертвяком, но каким! На две головы выше обычного человека, полностью закованный в доспехи, вооружённый мечом и щитом, в вычурным крылатом шлеме, в прорезях которого горят нездешним пламенем яркие красные глаза. Одно изящное движение – и мы со свистом подлетаем прямо к нему и его многочисленной свите. Алистер с криком «Выходец из мёртвых!» берёт на себя основного противника.
    – Работаем! – отрывистый крик, и наша команда споро разбирает мертвяков… эй, что происходит?
    Тяжесть. Усталость. Помутнение в глазах. Такие привычные и такие удобные кинжалы едва шевелятся в руках. С высоких ступеней дождём летят стрелы.
    – У него какая-то аура, разбегаемся, разводим своих мертвяков!
    Уф. Получилось – трупы погнались за нами, а не сосредоточились на Алистере, иначе бы конец. Петляя как заяц, подбегаю к замковому вороту и начинаю его крутить. Левой рукой – правой пытаюсь отражать сыплющиеся удары. Получается… кое-как.
    Алистер… держится – и это лучшее, что можно сказать о его положении. Восставший не просто опытен – он на голову превосходит всех встреченных мною противников. Удары мощны, хитры и быстры, щитом он тоже работает на «выше всяких похвал». Доспехи Алистера украшают вмятины, храмовник шатается и реагирует всё медленнее и медленнее, но не сдаётся. Продержись. Пожалуйста, только продержись!
    Ворот наконец-то поддаётся, ворота поднимаются, и во двор вбегают рыцари, озверевшие от зрелища страшной схватки, в которой они хотят – но не могут участвовать. Ну, теперь живём! Пара рыцарей бежит разбираться с лучниками, а я сосредотачиваюсь на мертвяке. Он опять колдует какую-то слабость. Хочется плюнуть и отступить, или хотя бы обмениваться с ним ленивыми, ничего не значащими ударами. Но там, в нескольких метрах, изнемогает мой будущий король. Он может не справиться без своей королевы.
    Парирую удар, и левое запястье отзывается ноющей болью. Но это не зря – меч отсекает правую руку этой твари, а без неё она может немногое. Алистер, я иду!
    Мы окружаем восставшего из мёртвых со всех сторон. Его доспех повреждён, из многочисленных прорех свисают клочья мумифицированной плоти. Но это никак не сказывается на точности и скорости его действий.  Напротив – восставший крутится вокруг своей оси, его меч взмывает в абсурдном, невозможном, смертоносном ударе. Парировать. Что…
***
    Вода. Вода течёт по лицу. Как… приятно.
    Болит. Всё тело болит, но в особенности – голова и левая рука. Моргаю, фокусирую взгляд…
    Алистер! Живой! И я живая… Хотя выглядит он – хоть сам ходячего трупа изображай. На лбу глубокая царапина, кровь заливает лицо, то и дело морщится от боли.
    – Что… Сколько… – так, надо бы прокашляться, какой-то сип выходит.
    – Всё в порядке, Эл. Мы победили. Когда его окружили, восставший разошёлся не на шутку, ударил как-то хитро. Ты парировала, но отлетела в сторону и ударилась головой. Вроде вывих левого запястья.
    – Да, похоже, – даже пальцами шевелить трудно. – Вправь, пожалуйста. Что с остальными?
    – У одного из рыцарей сломана нога, – острая вспышка боли. Так, вроде нормально, не поморщилась. – Джека надо осмотреть, скулит что-то, но вроде живой, и ран открытых нету. Но вообще-то мы на удивление легко отделались. Бывало, восставшие уничтожали храмовников целыми отрядами.
    – Повезло, – проклятье, теперь эту повязку носить придётся, и сражаться только одной рукой. – Ладно, идём внутрь. Пора разобраться с этим нашествием мертвецов. Надеюсь, ещё одного восставшего нам не встретится?
    Не встретилось. Вместо этого нас ждали плачущая Изольда, веселящийся мальчишка (очевидно, Коннор) и задорно отплясывающий банн Теган.
    – Так это и есть наши гости? Те, о которых ты говорила? – Теган закончил свою пляску особо замысловатым коленцем, уселся прямо на пол, и «мальчишка» соизволил обратить на нас внимание.
    – Д-да, Коннор, – выдавила из себя Изольда.
    – И это она разбила моих солдат? Тех, которых я послал отбить деревню?
    – О, да.
    Ясненько. Хотя можно было догадаться ещё после разговора с Йованом – тело Коннора захватил какой-то могущественный демон.
    Дальнейший разговор слегка прояснил ситуацию – Коннор, желая спасти жизнь своего отца, заключил договор с обитателем Тени. Ну, жизнь Эамона он, конечно, спас… а превращение всех обитателей замка в живых мертвецов – так, неизбежные «побочные эффекты» при подобных сделках. Ну а любящая мамаша до последнего надеется, что её сына можно вернуть; впрочем, у Коннора случаются моменты прояснения. А сам демон развлекается как может, для него это всего лишь игра. Вот, взял под контроль стражников под командованием банна, натравил их на нас, а сам убежал прочь. Мне что, ещё и Тегана убивать придётся?!
    Не пришлось – хватило и сильного удара по голове.
    – Ох… вроде разум вернулся ко мне.
    – Слава Андрасте! Если бы ты умер, я бы никогда себе этого не простила, тем более что сама привела тебя сюда. Какая же я дура!
    С этим не поспоришь.
    – Умоляю! – Изольда обернулась ко мне. Выражение её лица было пугающим. – Коннор тут ни при чём! Наверняка его можно спасти!
    – И каким же образом? Нет, я не иронизирую. Я вправду не знаю.
    Слушая перепалку Изольды и Тегана, мрачнею всё больше и больше. Не хочется, жутко не хочется убивать ровесника Орена (братишка, ну почему же я тебя не послушалась и не прирезала этого Хоу как паршивую свинью?!), ну а какой выход? У спутников своих спросить? Стэн понятно что скажет, Алистер… просто не решиться ничего советовать.
    – Ну и как же мы поступим? – тру лоб здоровой рукой, пытаясь выдумать хоть какой-то выход.
    – Я бы никогда в жизни не предложил убить ребёнка, но… он одержимый. Не уверен, что у нас есть другой выход.
    От слов Алистера рот словно наполняется горечью. Он не уверен. Я тоже не уверена.
    – Нет, это невозможно, – Изольда будет отрицать это до последнего. – А как же маг? Он ведь может что-то знать об этом демоне, правда? Если он ещё жив, мы могли бы с ним поговорить!
    – Хорошая идея, – и вправду, вдруг чего дельного посоветует? – Он жив.
    Теган сходил за Йованом, и тот и вправду предложил приемлемый выход: сразиться с демоном в Тени и освободить разум Коннора от пагубного влияния. Идеально, но… во-первых, для этого требовался ещё один маг: сам Йован будет занят проведением ритуала. Ну и во-вторых, с самим визитом в Тень тоже намечались проблемы.
    – Обычно для выхода в Тень необходима группа магов и лириум, – чародей говорил медленно, тщательно подбирая слова, но похоже, со знанием дела. – Но я… владею магией крови.
    Звучит угрожающе.
    – И в чём же разница?
    – Лириум даёт силу, необходимую для ритуала. Однако я могу взять эту силу из чьей-то жизни. Просто… мне нужно очень много жизненной силы. Боюсь, что мне понадобится… вся.
    – То есть кого-то придётся принести в жертву? – с отвращением уточнил Теган.
    – Эээ… да, – Йован беспомощно оглянулся. – Мне бы промолчать, да? Это… плохая мысль.
    – Оставим её на крайний случай. Другие способы есть?
    – Силу можно черпать или из лириума… или из крови.
    – Тогда пусть это будет моя кровь, – Изольда решительно выступила вперёд. – Жертвой буду я.
    Оп-па… кажется, я опять поспешила с оценкой. Изольда, может, не самая умная и не самая приятная в общении женщина… но любви к своему чаду у неё не отнять.
    А ведь она пойдёт… она действительно пойдёт на ритуал малефикара, и умрёт, чтобы Коннор продолжил жить. Если бы в группе был маг, то я бы даже задумалась о такой возможности… но Морриган сейчас где-то в районе Бресилианского леса. Возможно, это и к лучшему.
    – Так, второго мага у нас всё равно нет, – подвожу итог дискуссии между Изольдой и Теганом. – Про кровь я поняла. Что насчёт лириума?
    – Можно добыть лириум и парочку магов в Круге, – подал дельную мысль Алистер, – если только они вообще согласятся это сделать.
    – Башня Круга не так уж далеко отсюда.
    – Отличная мысль, – согласился Алистер, – в конце концов, один из договоров касается и Круга магов.
    Правда, отправиться в Круг – значит, оставить Коннора без присмотра. Конечно, мы с Теганом и рыцарями дочистили нижний этаж от мертвецов, но у демона в арсенале есть и другие умения. Опять же, Йован остался «на дежурстве» – но насколько можно доверять этому отступнику, отравителю и, что самое главное, трусу?
    Тем не менее, демон не высовывался из своего «логова». Я вернулась в Редклиф, навестила Оуэна и Беллу. С возвращением так хорошо послужившего мне зелёного клинка возникла заминка – Кайтлин, несмотря на явное недовольство брата, явно предпочла бы взять его стоимость деньгами. Пришлось вручить ей пяток золотых, а потом вложить эфес тяжёлого меча в крошечную ладошку Бевина.
    Через несколько секунд я чуть было не раскаялась в своём поступке – брат с сестрой благодарили меня так, как будто я была, как минимум, сестрёнкой самой Андрасте!
    – Кайтлин, я помогла тебе просто потому, что могла. А лучшая благодарность от тебя, Бевин – если, став взрослым, ты пойдёшь на службу Кусландам и Ферелдену.
    – Обязательно, тётя Элайна! Клянусь!
    Остаток дня мы отдыхали – всё-таки во время боя с восставшим все получили те или иные травмы, хотя моё запястье было «вне конкуренции». Под вечер ко мне подошёл сэр Генрик, один из рыцарей, сражавшихся под началом Перта. Он рассказал о своих поисках брата Дженетиви, предположительно знавшего о местонахождении Урны Священного Праха. След учёного терялся где-то в районе пристани на озере Каленхад. Разумеется, я согласилась поспрашивать о церковном учёном. Надеюсь, эрл Эамон выживет, и маги из Круга смогут исцелить его… иначе, боюсь, искать несуществующую Урну придётся уже мне.
    Следующее утро радовало полным отсутствием происшествий в замке. Йован предположил, что демону надоело «играть», и он просто застыл в ожидании новых развлечений. А вот погода, наоборот, огорчала – дождь, ветер и волны, которые составили бы честь Недремлющему морю. По словам Мердока, осенью такая погода могла продлиться и день, и неделю. Похоже, моё плавание к Башне Круга закончилось, так и не начавшись. Придётся идти пешком, дольше, зато безопасней. Ладно. Думаю, за время моего отсутствия в Редклифе ничего страшного не произойдёт!

Отредактировано Архин (04-01-2017 10:29:16)

+2

544

Архин написал(а):

Думаю, за время моего отсутствия в Редклифе ничего страшного не произойдёт!

Ну, хоть что то сбудется! В Редклиффе не произойдёт. :rofl:

0

545

Архин написал(а):

Ну и сиди дальше, слиз-няк!    Я оказалась настолько раздосадована своей ошибкой, что прошла сквозь несколько следующих групп мертвяков, не обращая никакого внимания на окружающую обстановку. Лишь долгий и нудный заруб у входа в казармы заставил меня суть подуспокоиться.

...заставил меня Чуть подуспокоиться?

+1

546

П. Макаров написал(а):

...заставил меня Чуть подуспокоиться?

Спасибо, очепятка

Реван написал(а):

Ну, хоть что то сбудется! В Редклиффе не произойдёт. :rofl:

А где у меня двойная "ф", поиск ничего не даёт?

0

547

Архин написал(а):

А где у меня двойная "ф", поиск ничего не даёт?


Это я иногда путаю.

0

548

Архин написал(а):

Думаю, за время моего отсутствия в Редклифе ничего страшного не произойдёт!

Может "Надеюсь"?
Как-то логичней выглядит...

+1

549

Little написал(а):

Архин написал(а):

    Думаю, за время моего отсутствия в Редклифе ничего страшного не произойдёт!

Может "Надеюсь"?
Как-то логичней выглядит...

Хм. Ну можно и "надеюсь".
Начало двадцать второй главы.

22. Некоторых эльфов лучше не кусать
Линдон Хоук

    Самое страшное, что только могло произойти – произошло.
    Бетани… Ну почему, почему я не взял немного левее? Почему не оставил огра на остальных и не кинулся за генлоком? Почему мы не поехали иной дорогой, не отправились в Хайевер, не выехали из Лотеринга неделей позже?
    Эти «почему» будут преследовать меня до конца жизни.
    Поддерживает только одно: мама выжила. И Карвер тоже. Я должен помочь им. Обязан – как старший мужчина в роду. Не думаю, что беженцам из Ферелдена придётся легко, но семью свою на ноги я поставлю.
    После битвы с огром уцелела лишь одна телега, да и ту пришлось оставить – лошадей перебили в первую очередь. Конечно, это сущая мелочь по сравнению с судьбой Бетани, но мелочь значимая. Мама теперь идёт пешком, из скарба удалось прихватить только то, что уместилось в заплечных мешках. На дорогу до Денерима и корабль до Киркволла хватит, а вот на что там будем жить – один Создатель ведает. Лиандра утверждает, что у её брата Гамлена есть шикарный особняк в Верхнем городе, и он ни за что не бросит сестру и племянников в беде. Хорошо, коли так, потому что в противном случае остаётся надеяться разве что на письмо Стэна.
    Так, хватит мечтать. Место тут нехорошее: дорога идёт вдоль узкой, быстрой и извилистой речушки, да притом и склоны у долины довольно крутые. В самый раз для очередных любителей «дорожных пошлин»…
    Легки на помине. И главное, заметили мы их поздно – дорога петляет, из-за холмов ни демона не видно.  Вот они и устроились. Сидят четверо на обочине дороги, и мабари рядом крутятся. И наверняка это не всё – я бы обязательно поставил лучников на противоположном берегу, благо, высота и расстояние позволяют. Там обрыв, позиция для стрельбы превосходная. Может, обойти? Поздно. Заметили.
    Снимаю с плеча лук, продолжая оценивать обстановку. Позавчера мы уже натыкались на разбойников, но они решили не связываться с небогатым и вооружённым отрядом. Может, и в этот раз обойдётся?
    – Денег нет. Оружие и умение им пользоваться есть, – приветствую «таможенников». Хм, откуда среди них кунари? Да и доспехи с оружием совсем не из дешёвых. Это явно не обычная банда – скорее, отряд профессиональных наёмников!
    – Так, рыжая есть, – лениво роняет один из встречающих, судя по качеству экипировки – предводитель.
    – А вдруг не та? – уточняет его подельник. На мою фразу внимания демонстративно не обращают. – Внешность вроде другая.
    – Вы что-то имеете против рыжих? – от голоса Авелин веет ледяной стужей, женщина  полностью готова к бою. Остальные, впрочем, тоже.
    – Орлесианка, – кивает своим мыслям предводитель наёмников, – значит, та.
    Несмотря на сгустившееся напряжение, бой начинается как-то внезапно. Просто Авелин делает полшага вперёд, блокирует выпад, рядом с ней становятся Шианни и Сорис, Карвер принимает удар на сильную часть клинка и отводит меч в сторону.
    Выхватываю стрелу, кладу её на кисть левой руки, захватываю тетиву, натягиваю, стреляю.
    Четверо наших образовали хлипенький строй, преграждающий дорогу практически от берега до склона. Мабари пытаются зайти сбоку.
    Выстрел.
    Быстро оглядываюсь. Мама бежит назад, мостик через узенький приток остался позади, она вот-вот скроется за поворотом дороги. Одной заботой меньше.
    Выстрел.
    Наши держатся, это хорошо. Мабари я перестрелял, ещё лучше. Вот только у наёмников на том берегу действительно оказались лучники. Жаль, мне очень, очень хотелось ошибиться…
    Их трое, и позиция выгодная. Правда, стреляют только двое мужчин, женщина чего-то ждёт. Постоянно перемещаюсь, стреляю навесом, мешаю прицелиться, отвлекаю от мечников. Вот только если у Авелин и Карвера доспехи крепкие, то мне достаточно одной стрелы. Подранком долго не побегаешь
    Выстрел, выстрел, выстрел…
    Ощущение. Резкое до дрожи. Что-то не так. Слишком небрежно стреляют лучники, слишком беспечна поза женщины, слишком уверенно держался предводитель, и кунари, сражающийся с братом, отступает на лишний шаг.
    У них есть козырь. Женщина начнёт стрелять? Нет, третий лучник ситуацию сильно не ухудшит. И ещё один мечник не ухудшит, и мабари. Разве только…
    – Карвер, назад!
    Брат слушается, и то место, на котором он только что стоял, вспыхивает столбом пламени. Огонь гаснет так же моментально, как и возник, но тёплая волна доходит даже до моей щеки. Брат отшатывается, Шианни вскрикивает и неловко дёргается, к счастью, Авелин успевает подстраховать.
    Проклятье, на их стороне отступница!
    Откуда-то издали доносится крик Лиандры «Пожалуйста, помогите им!» Мама встретила ещё одну группу беженцев? Но просить их о помощи бесполезно, да они и не справятся.
    – Отступаем!
    Впрочем, команда не нужна – брат, Авелин и эльфы быстро пятятся назад, временами парируя выпады наёмников. Такой противник нам не по зубам. Мне удалось попасть по женской фигурке, но стрела бессильно завязла в каком-то магическом щите.
    Деревянный мостик через приток вспыхивает прямо у моих ног.
    Проклятье. Хоть и неширок этот ручей – но через него даже мне не перепрыгнуть, не говоря уж о брате и Авелин. Пока будем спускаться и переходить вброд – лучники и отступница нас перестреляют. Если полезем на склоны – аналогично. Попытаться смешаться с наёмниками, надеясь, что магесса не станет бить по своим? Придётся, вот только её арсенал наверняка огнём не ограничивается.
    Из-за поворота дороги выбегает Лелиана с двумя спутниками и сходу начинает стрелять. Святая сестричка появилась крайне вовремя, вот только победить опытного и подготовившегося к бою мага может разве что отряд храмовников.
    Один из вражеских лучников цепенеет, его тело покрывается наростами кровавых сосулек. Истошный крик умирает, даже не родившись.
    Ну, или другой маг.
    Сознание мутнеет от острой вспышки боли. Неведомая сила выгибает конечности в таких направлениях, которые и существовать-то не должны. К счастью, это проходит так же быстро, как и накатывает. Со стоном опускаюсь на одно колено, оглядываюсь.
    Столкновение заклинаний расшвыряло во все стороны и своих, и чужих. Эльф, прибежавший вместе с Лелианой, умудрился подстрелить вражеского лучника. Мабари вцепляется в горло лежащего кунари. Магесса торопливо отступает назад и скрывается из виду. Предводитель наёмников с трудом поднимается на ноги, но Авелин наносит мощный удар щитом и вновь укладывает его на землю.
    И вдруг, как-то внезапно, враги закончились.
    Черноволосая ведьма в весьма вызывающей одежде подняла руки и спустя десяток секунд обернулась вороной. Пока эльф помогал маме перейти вброд через ручей, она совершила пара кругов в воздухе, спустилась на землю, вернулась в человеческое обличье и равнодушно констатировала:
    – Смылась.
    Впечатляюще. Интересно, кто она? Ведьма из хасиндов? Что-то в последнее время страшные легенды слишком часто обретают плоть.
    Вместе с братом осматриваю тела наёмников. Трое трупов и один живой. Пока что.
    – Подождите! Не убивайте его! – в Лелиане как всегда проснулось милосердие. – Это явно не простые разбойники, слишком хорошие у них оружие и доспехи, да и магессу где-то наняли. Что им нужно?
    – Они искали рыжую орлесианку, – протянула Авелин, задумчиво разглядывая Лелиану.
    Эльф (долиец, судя по татуировкам на лице) ткнул ногой лежащего мужчину:
    – Кто ты такой? Чего тебе надо?
    Разбойник, опираясь ладонями в землю,  сел с изрядным трудом. Хорошо его Авелин приложила.
    – Тот… кто жалеет… что вообще в это ввязался. Прикончить рыжую малявку, ха, – убийца сфокусировал взгляд на стоящих рядом Лелиане и Авелин. – Чуть-чуть не дождались. Говорил же Боб, что внешность не та… Кто-то очень не хочет, чтобы ты зажилась по эту сторону Завесы.
    – Кто именно? – отчеканила Лелиана.
    – А я что, знаю, что ли? Моё дело пришить, кого скажут, и деньги за это получить, а не вопросы задавать. Вот адрес дома в Денериме, куда подойти за наградой, больше я ничего не знаю, – мужчина извлёк из-за пазухи какую-то бумагу. – А теперь отпустите, а? Я ж ничего против вас не имею, просто работа такая.
    – Проваливай, – ответила Лелиана и с сомнением посмотрела на эльфа.
    Он, что ли, в отряде главный? Странно. Но решать именно ему, ведь это они нас спасли, а  не наоборот.
    – Отдавай свои деньги и радуйся, что легко отделался.
    – Да какие там деньги… – вздохнул наёмник, но тем не менее встал и поплёлся к своему заплечному мешку. А разумно поступает этот эльф – оружия и доспехов с собой много не возьмёшь.
    – Кстати, – Лелиана выглядит непривычно сосредоточенной. Впрочем, для человека, узнавшего, что его хотят убить, она на удивление хорошо держится, – а где Бетани, Орен, Уэсли и Тина?
    Бетани…
***
    – А потом, когда из леса выбежало ещё трое огров, прилетел высший дракон, – до сих пор при воспоминании о столь всеобъемлющей мощи по коже пробегали мурашки. – Он играючи расшвырял порождений тьмы, а потом принял обличье – вы не поверите! – Флемет, легендарной ведьмы Диких Земель.
    – Почему же не поверим? Поверим, – пожал плечами эльф. Странно, известие об ожившей легенде впечатления на него не произвело. – Дракон, значит? Так вот как она спасла нас из башни Ишала… Отчего бы нам не поверить в мать Морриган?
    Значит, Флемет спасла не только нас… Стоп. Эта черноволосая ведьма перед нами – дочь Флемет? Первой на это известие среагировала Лиандра:
    – Мы живы только благодаря твоей матери.
    – Я не имею к её поступку никакого  отношения.
    – Потом Флемет попыталась спасти Бетани, – продолжила мама, не обращая внимания на слова отступницы, – но было уже поздно. И… И она сказала, что человеческие женщины нужны порождениям тьмы для… для…
    – Для размножения, – выдавил Карвер.
    Мама зарыдала.
***
    Когда истории были рассказаны, слёзы – выплаканы, а слова сочувствия – произнесены, мы смогли вернуться к обсуждению нападения.
    – Лелиана, – голос Адхона мягок, – кто мог желать твоей смерти? Хоть какие-нибудь догадки есть?
    – Догадки есть, – задумчиво кивает девушка, – на самом деле я соврала тебе. Я не менестрель. Я – бард.
    Резкий «Ох!» мамы, нахмуренные брови Авелин, довольная усмешка Морриган. Остальные поняли ровно столько же, сколько и я.
    – А разве это не одно и то же? – выражает общее недоумение Сорис.
    – Только не в Орлее, – резко отвечает Авелин.
    – Орлесианская знать живёт Игрой домов, а барды – одна из важнейших её частей, – голос мамы тих, хотя плакать она перестала. – Они поют баллады, исполняют музыку, выведывают секреты, шпионят, распускают слухи…
    – …устраняют неугодных, – вставляет Морриган.
    – Да, и это тоже, – кивает Лелиана. – В юности, после благополучной, но пресной жизни на вилле леди Сесили, всё это казалось таким завораживающим, таким волнующим и притягательным… Когда Маржолайн предложила обучать меня бардовскому искусству, согласилась не раздумывая. Не буду скромничать, я оказалась достойной ученицей, и вскоре вовсю игралась с чужими секретами и жизнями. А потом наступила расплата.
    Лелиана ненадолго замолчала.
    – Если тебе неприятно об этом говорить…
    Девушка взмахом руки прервала Серого Стража.
    – Да нет, почему же. Во время одного из заданий я невольно совершила то, что в Орлее могли счесть государственной изменой. Узнала-то об этом случайно, побежала к Маржолайн. Я была молода, влюблена и напугана, только так могу объяснить эту глупость. Маржолайн обещала всё исправить. Ну и… исправила. После её предательства я оказалась в темнице, откуда смогла спастись лишь чудом. После этого Игра внушала лишь отвращение, а Церковь, напротив, дарила мир и покой. Прошло несколько лет, всё успокоилось, Маржолайн, казалось, забыла обо мне, – Лелиана осмотрела разбросанные трупы и горько закончила. – Казалось.
    – Но как она так быстро узнала о том, что ты покинула церковь? – спросила Авелин.
    – Сама удивляюсь. Скорее всего, кто-то из деревенских был агентом Маржолайн и послал ворона, как только мы начали сражаться с разбойниками. По-другому не сходится. Ну а то, что они ждали нас по дороге в Денерим… неправильная догадка, случайно ставшая правдой, – Лелиана помолчала и добавила. – Скажи, Адх, после того, как я соврала тебе…
    – …не стал ли я хуже к тебе относиться? Ни капельки. Мы же друзья, забыла? А что это за дружба, которая сдаётся после первого же испытания? У друзей должно быть право на некоторые секреты. Да и интриги напыщенных орлейских фенеков от меня страшно далеки. Но определённый дом в Денериме посетим обязательно.
    Адхон замолчал, внимательно рассматривая наш отряд.
    – Вы сейчас в Денерим?
    – Да.
    – Как насчёт небольшого крюка по Бресилианскому лесу? Не за бесплатно, конечно же. Мой клан уже покинул Ферелден, но хранитель Затриан собрался задержаться на некоторое время. Наша помощь понадобится людям для борьбы с Мором. Вряд ли следует ожидать каких-то затруднений, но в случае чего втроём…
    – Гав!
    – …вчетвером выжить труднее, чем вдевятером.
    Маму он не посчитал… всё верно, она не боец.
    – «Не за бесплатно» – это сколько?
    – По два золотых каждому, кто может сражаться.
    Сорис переглянулся с Шианни, и эльфийка уверенно ответила:
    – Мы согласны.
    – Мы тоже, – торопливо добавил брат.
    – Карвер…
    – Что «Карвер»? Ну что «Карвер»? Чуть что, так сразу «Карвер»! Нам что, деньги лишние, что ли?
    Хм. Резко, но по сути верно. Дождавшись кивка от Авелин, подтверждаю:
    – Да, мы согласны. Прости, мам. Я понимаю, ты соскучилась по Гамлену, но придётся немного потерпеть.
    – Всё правильно, Лин. Вместе безопаснее. Жаль, что вы не догнали нас ещё в Лотеринге.
    Тогда бы… Бетани…

Отредактировано Архин (16-04-2017 23:36:04)

+3

550

Прода! Спасибо! :crazyfun:

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Маленький Кусланд