Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Бешеный прапорщик (третья тема)


Бешеный прапорщик (третья тема)

Сообщений 11 страница 20 из 978

11

Majorvks написал(а):

осталось только надеяться, что русские не столь внимательны к звукам леса и НЕ сочтут птичий гомон за сигнал тревоги.

+1

12

ВВГ
Спасибо, исправлено!

0

13

Окончание главы

***

- Вашбродь,.. А наши услышат?.. – три пары глаз вопросительно смотрели на прапорщика, как будто в его силах было это сделать возможным.
- Не знаю, братцы… Лес, звуки хорошо глушатся… Но, если услышат, прибегут. Нам надо держаться до последнего… Если был виноват перед вами, простите Христа ради…
- И гансов побольше с собой на тот свет утащить. Только там дорожки наши разойдутся. Им – в аду гореть. Ну, а нам – райские кущи. – Прохор даже сейчас не прекратил своего зубоскальства. – Как нам батюшка обещал? Воины, душу за други своя положившие, прямиком в рай попадают.
- Утихни, балабол! – Гордей относился к религии гораздо серьезней. - Смотри по сторонам, а не языком мели… И Вы нас простите, Ваше благородие…
   Лейтенант Венцель, опустившись на колено, раздвинул стволом ветки и через прицел осматривал брошенный лагерь. Дымился покинутый костерок, валялись вокруг него брошенные вещмешки, но самих русских нигде не было видно. Скорее всего, спрятались в какой-нибудь яме, если не убежали по реке. Хотя, вряд ли. Егеря из первой пары обязательно бы их увидели, а то и подстрелили парочку. Как того дозорного, который поднял тревогу. Хорошо хоть, что второго удалось взять без шума, связанный по рукам и ногам, он теперь валялся позади без сознания.
   Лейтенант хлопнул по плечу сидевшего рядом егеря и кивнул в сторону поляны. Солдат, перехватив поудобней винтовку, осторожно раздвинул ветви кустарника и выглянул наружу. Не увидев ничего подозрительного, он вышел из-за кустов, все еще готовый при малейшей опасности упасть на землю и ответить огнем. Поляна и окружавшие ее кусты оставались безжизненно неподвижны. Справа и слева от него появились еще два егеря, их винтовки буквально ощупывали пространство перед собой…
   Две «пятерки», отправившиеся на задание, успели отбежать неторопливой рысью версты три. Как вдруг сзади, ослабленные расстоянием, послышались выстрелы. Обе группы, как по команде, остановились.
- Братва, вроде, в лагере стреляют! Надоть туды бечь! На подмогу!
- Ванька, сопля зеленая, тут люди постарше, да поглавнее тебя есть. Не бухти. – Командир одной из групп осадил своего подчиненного и обернулся к командиру другой «пятерки». – Слышь-ка, Ляксаныч! Ворочаться надо. Там, видно, дело – табак, коли до стрельбы дошло.
   Второй согласно кивнул головой. Через три секунды десять бойцов неслись в обратном направлении так, как ни разу не бегали на тренировках…
   Прапорщик Оладьин видел сквозь реденькие веточки, как из кустов появился сначала один немец, затем спустя немного времени, - еще двое. Когда они отошли от зеленой стены, окружавшей поляну на пару шагов, шепнул «Огонь!» и выстрелил в германца, которого с самого начала держал на мушке. Одновременно бахнули мадсен Прохора и винтовка Гордея. Три тела изломанными куклами упали на землю. Загрохотали выстрелы из кустов, взбивая фонтанчики земли и ломая хрупкие веточки перед самым лицом. Опытные стрелки, егеря сразу засекли позицию обороняющихся, и под прикрытием беглого огня еще трое кинулись вперед, надеясь проскочить опасное пространство и расстрелять в упор упрямо сопротивляющихся русских.
   Прапорщик с Гордеем успели сделать по выстрелу, Прохор, сорвав кольцо одной из приготовленных гранат, рывком приподнялся и кинул «англичанку» под ноги набегавшим немцам, но тут же упал ничком, на траве под ним начало расплываться темное пятно крови…
   Отто Венцель довольно улыбнулся, передергивая затвор. Охотничий сезон открыт! И пусть загнанные «звери» положили уже шестерых, им никуда не уйти. Скоро пара егерей обойдет их по реке и расстреляет с тыла. Один пленный уже есть, может быть, разживутся и вторым…
   Прапорщик подтащил к себе ставший бесхозным пулемет и сумку с запасными магазинами. Теперь их осталось трое. А гансов – почти в три раза больше. Если те кинутся толпой, отбиться можно и не успеть. Оладьин посмотрел на начинающее голубеть рассветное небо… Вдруг очень захотелось просто вот так лежать, дышать утренней летней прохладой, закрыть глаза  и ни о чем не думать… Со стороны речки донесся тихий свист «Я свой», и спустя несколько секунд рядом с Оладьиным плюхнулся пулеметчик одной из ушедших «пятерок». На удивленный взгляд Сергея Дмитриевича, переводя дыхание, пояснил:
- Вашбродь…  Услышали стрельбу и вернулись… Фух-х… Никогда так не бегал… Меня к вам послали… С пулемета толку в кустах-то… Остальные их слева обходят…
   Гансы решили не менять тактику. Снова залп, сбривающий остатки растительности на бугорке, затем под прикрытием беглого огня еще одна тройка рванулась через поляну. Их встретили две очереди из пулеметов и вспышки выстрелов, внезапно загрохотавшие в кустах слева. Взятые в клещи, немцы ничего не смогли сделать. Кроме как попадать на землю. Одного отшвырнула назад пуля, и он больше не шевелился, другой катался по земле, прижимая руки к животу. Третьему повезло больше. Он, по-звериному извернувшись всем телом, в два гигантских скачка достиг спасительных кустов. Прапорщик и второй пулеметчик, торопясь, били короткими очередями по кустам, где, по их предположению, был противник. Подошедшая на помощь «пятерка» также вела беглый огонь… Но немцы ответили только одним залпом. Мадсены, выпустив из магазинов последние патроны, замолчали. Перезарядка не заняла много времени, но целей для стрельбы не было. Над поляной повисла тишина, пахнущая свежей кровью и пороховой гарью…
   «Длинный Нос» чудом избежал смерти во время третьей атаки. Ныли растянутые связки на ноге, сердце выпрыгивало из груди, но и на этот раз Старуха с косой разминулась с ним. Гораздо хуже было то, что их осталось пятеро и то, что лейтенант Венцель был ранен. Пуля нашла его в тот момент, когда он целился, раздробила локоть левой руки и чиркнула по ребрам. Густав понял, что Судьба дает ему шанс выжить, да еще и отличиться, спасая своего лейтенанта. Быстро сорвав с себя ремень, он умело перетянул руку повыше раны. Дав залп в сторону приближающихся русских, егеря, следуя команде «Длинного Носа», перенесли своего потерявшего сознание командира на расстеленную плащ-палатку, подхватили ее с краев, пинками подняли пленного и скрылись в зарослях. Сам Густав бежал последним с офицерским люгером в руке, прикрывая отход. И думал, где остановиться, чтобы перевязать лейтенанта…
   По поляне, не торопясь бродили бойцы, собирая уцелевшие пожитки. Кто-то принес из зарослей кучу винтовок, в том числе и очень красивый, скорее всего штучного исполнения, маузер с оптическим прицелом. Прапорщик, не долго думая, отдал его Гордею, который тут же взялся его чистить от грязи и крови. Несколько человек только что вернулись из леса и подсели к почти угасшему костру рядом с Оладьиным.
- Так что, Вашбродь, ушли германы обратно к переправе. Кого-тось раненого тащили, - кровь на ветках была. И еще, худо то, что одного из наших с собой вели… Следы на земле видел. – Пояснил командир группы. – Наших полегло двое, да трое легкораненых… Я тама, перед лесочком-то трех бойцов оставил с пулеметом. На случай, если к гансам подмога пойдет. Таперича вот думаю, как бы они по этим не шмальнули. Нашего заденут. Кстати, кого это они?
- Макеева… Алексея. Он в охранении был.
- Да… Дела… Что делать-то будем, Вашбродь?..
   Командир «пятерки», старый, опытный вояка-пограничник, сидел и ждал ответа от прапорщика Оладьина. Который в свою очередь думал о том, что не даст больше возможности подпоручику Гурову обвинять его в том, что бросил своего бойца. И медленно, невольно подражая Командиру, произнес:
- Разведка своих не бросает… Только думать надо как следует, как Алешку вытаскивать будем. А наших похороним тут…

+16

14

Пленный и офицер без сознания, для их переноски нужно как минимум четыре человека, то есть в охранении остаётся только один солдат. В боевой обстановке это не допустимо, тем более при непосредственном соприкоснвенни с противником. Или оживляйте пару фридцев или добивайте пленного.

0

15

Порубежник написал(а):

Пленный и офицер без сознания, для их переноски нужно как минимум четыре человека, то есть в охранении остаётся только один солдат. В боевой обстановке это не допустимо, тем более при непосредственном соприкоснвенни с противником. Или оживляйте пару фридцев или добивайте пленного.
Подпись автораCамая древняя европейская традиция - раз в сто лет собираться всем скопом, чтобы дружно получить от России по морде.   Михеев М.А.
Лучшим символом нашего миролюбия пусть станут миллионы березовых крестов с покосившимися ржавыми касками вдоль бескрайних границ!   Дмитрий Рус.

Вот пленного в носилки и запрягут.
Один в переднее охранение.
Один в арьергард.
Это если 5+раненый офицер.
Если 5 [b]всего[/b - тогда без головного дозора.
Но в обоих вариантах пленный необходим если не добивать офицера.  http://read.amahrov.ru/smile/laugh.gif  ]

+1

16

Порубежник написал(а):

Пленный и офицер без сознания, для их переноски нужно как минимум четыре человека, то есть в охранении остаётся только один солдат

Порубежник написал(а):

В боевой обстановке это не допустимо, тем более при непосредственном соприкоснвенни с противником

Порубежник написал(а):

Или оживляйте пару фридцев или добивайте пленного.

1. Согласен.
2. Уставы и человек предполагает, а война располагает. В литературе мне (на примере действий партизан Великой Отечественной войны) попадался подобный расклад сил.
3. Окончательное решение примет Дима, но думаю, что добивать и воскрешать не станем. Здесь переплетение массы факторов: и неопытность командира наших, мощный натиск егерей, неуверенность в том, что у немцев поблизости нет резервов. С точки зрения Длинного Носа: задача максимум: спастись самому, приложить ВСЕ силы дабы вытащить раненого офицера - награда обеспечена и по возможности привести живым пленного. Не сомневаюсь, что он бы пристрелил нашего, если бы понял, что он связывает его действия.

+1

17

Порубежник написал(а):

Пленный и офицер без сознания, для их переноски нужно как минимум четыре человека, то есть в охранении остаётся только один солдат. В боевой обстановке это не допустимо, тем более при непосредственном соприкоснвенни с противником. Или оживляйте пару фридцев или добивайте пленного.

Во-первых, пленный действительно работает "лошадкой" для транспортировки раненого. Во-вторых, из боязни подстрелить своего, преследования на дистанции огневого контакта не будет.

0

18

Череп написал(а):

3. Окончательное решение примет Дима, но думаю, что добивать и воскрешать не станем. Здесь переплетение массы факторов: и неопытность командира наших, мощный натиск егерей, неуверенность в том, что у немцев поблизости нет резервов. С точки зрения Длинного Носа: задача максимум: спастись самому, приложить ВСЕ силы дабы вытащить раненого офицера - награда обеспечена и по возможности привести живым пленного. Не сомневаюсь, что он бы пристрелил нашего, если бы понял, что он связывает его действия.

Не настаиваю. Но если рассуждать логически - идет бой, расстояние между противниками в лесу исчисляется дай то бог в десятках метрах, происходит охват с ударом во фланг по немцам подошедшими русскими солдатами, все это при подавлении немцев пулеметным огнем из соответственно 2х ручных пулеметов, периодически противник забрасывается гранатами. Немцы понесли огромные потери - осталось 5 солдат, при этом у них на руках находятся две бессознательные тушки: офицер и пленный (хм одна - пленного привели в себя пинками????!!!!!).
Далее мои мысли не претендующие на объективность.
Необходимо оторваться от русских, которые по мыслям Длинного Носа как и любого другого ветерана должны догнать и уничтожить(Дать им уйти глупо- приведут подкрепления да и просто спалят фишку)) ). А он должен спасти в первую очередь своего офицера. Значит надо оставить кого то в прикрытие(не меньше 2х, не забываем про ручные пулемёты!!!) и кого то послать вперед (нет уверенности что уже не окружили). При этом надо быстро делать ноги пока русские все это не сообразили. Если их осталось всего 5  уже сложно, если 5 + офицер проще, но все равно кто то так же должен присматривать за ожившим пленным.Как не крути в данной обстановке и с данными условиями, Длинный Нос должен спасать офицера любой ценой(а то он сам станет пленным), а пленный без сознания и в сознании - лишний (приходить в себя даже после пинков просто глупо, это сообразит даже новобранец, а даже и в сознании в интересах Макеева тормозить группу- может свои догонят и отобьют )

Отредактировано Порубежник (12-03-2015 22:24:03)

0

19

Majorvks написал(а):

Во-первых, пленный действительно работает "лошадкой" для транспортировки раненого. Во-вторых, из боязни подстрелить своего, преследования на дистанции огневого контакта не будет.

Читайте внимательно (сами же писали)-пленный без сознания (кстати интересный способ приводить в сознание - пинками, надо будет попробовать с молодняком на ПУЦу))))), а значит не может быть лошадкой (разве что спящей)
Еще как будет-пока есть шанс спасти своего, его должны будут вытаскивать(господин прапорщик этому обучал своих бойцов в том числе и личным примером). А чем дольше А. Макеев находится в плену тем меньше шансов его отбить

Отредактировано Порубежник (12-03-2015 22:24:56)

0

20

Пленный без сознания - это очень широко звучит. Но взят он "чисто", а значит закрытой черепно-мозговой или сотрясения мозга у него нет. Более того, на момент упоминания в тексте "пленного без сознания", этот пленный уже мог быть в сознании, просто думающий о нем этого не знает, возможно, и сам пленный не торопится показать, что он уже очнулся.
Если исходить из этого, то пленного пинают в бок и ставят перед выбором: либо он помогает тащить раненого, либо становится обузой. Обстоятельства к сентиментальности не располагают, решать надо быстро. Вот пленный и дрогнул, согласился тащить. Трудно осуждать человека. Он никого не предает, а так у него еще есть шанс.
Я где-то встречал упоминание как в ВОВ двое наших разведчиков по жадности взяли двух языков, вместо одного. Так один пленный (солдат) тащил второго, раненого офицера.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Бешеный прапорщик (третья тема)