Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Танненберг


Танненберг

Сообщений 21 страница 30 из 982

21

Игорь К. написал(а):

Вот отчего-то мне кажется, что со стоимостью автор явно переборщил. Нашел в интернете - "На первых порах из-за дороговизны телефонной услуги, при которой один только телефонный аппарат стоил от 5 до 25 рублей серебром, не говоря уже о цене провода, установке, тарификации и обслуживании сети, лишь пятая часть телефонных номеров приходилась на частные квартиры". Причем это было не в 1914 году, а раньше.

Даже 25 рублей на мой взгляд маловато для такого технического чуда. В те времена рабочий получал около двадцатки. Если за воротник не закладывал, то за пару лет мог бы и скопить на "аппарат" себе в халупу. И вообще, телефонизация быстро стала бы всеобщей.
Сигнал принят, спасибо. Но я пока подумаю. Может кто-то ещё что скажет по поводу цен на телефоны. Причём речь идёт не о их себестоимости, а именно о вероятной цене продажи в магазинах. А это может быть две большие разницы.

И да! 1000 рублей - это не общая сумма счёта, а только за перемотку кабеля на маленькие катушки, которую оборзевший Комаровский брякнул на авось. Просто на фоне остальных затрат - это уже такая мелочь, что покупатели не стали торговаться :-)

Отредактировано Михельсон (26-10-2015 16:50:44)

0

22

На заседании штаба Северо-Западного фронта первым делом был зачитан приказ о назначении Самсонова командующим Второй армией. После чего он получил ордер с расписанием частей, входящих в неё. Быстро пробегая по нему глазами, Самсонов с удовлетворением заметил, что 30-й Полтавский полк также входит в неё, а значит он сможет использовать таланты и знания Гаврилицы Михаила Ивановича в железнодорожной части. Потом началось формирование штаба, ядро которого составил штаб округа, но также были представлены и вновь прибывшие офицеры. Начальником штаба ему оставляли пока Орановского Владимира Алоизиевича, обязанности которого таким образом плавно перетекали из округа в армию. Генерал-квартирмейстером назначался Филимонов Николай Григорьевич. Человек, прибывший сюда недавно,  а потому ориентировавшийся в делах округа пока что слабо. Но самое главное, что сам Жилинский теперь отбывал в Волковыск, где планировалось развернуть штаб фронта, обещая держать связь по телеграфу.

Дальше началась рутина, собственно и составлявшая суть штабной работы. Самсонов начал вникать в сроки прибытия частей к местам дислокации, график поставок продовольствия и подвоза боеприпасов. Распределял ответственных, утверждал приказы, пытался собрать в голове цельную картину происходящего, постоянно обращаясь к карте, висевшей на стене. Улучив момент, сделал запрос заведующему путей сообщения округа по поводу ремонтных частей железной дороги. Тот ничего конкретного не знал, хотя и заверил, что в курсе подобных планов, и он ничего в них не менял. А это значит, что и инструменты, и подвижной состав, предназначенные для них, всё ещё должны быть на складах. Обещал в ближайшее же время всё выяснить и представить докладную записку. Самсонов назначил ему крайний срок на завтра. Потом тут же отправил телеграмму Гаврилице, в которой приказывал передать командование полком своему заместителю, а самому срочно прибыть в штаб и явиться к нему.  Круговерть событий и бумажной волокиты затянулась до вечера. Самсонов почувствовал себя словно выжатый лимон. Мозговой центр армии сосредотачивался пока в кабинете Орановского, а ему Филимонов довольно оперативно подыскал аппартаменты неподалёку от штаба. Также в личное пользование ему выделялся автомобиль, Руссобалт, с шофёром. Который Самсонов тут же и отправил вместе с Василием за вещами в гостиницу.

+8

23

Михельсон написал(а):

Даже 25 рублей на мой взгляд маловато для такого технического чуда.

Многовато. От 40 до 60-ти рублей стоили телефонные аппараты в конце XIX века - http://www.liveinternet.ru/users/la_bel … t94221484/
К 1914-му цены значительно упали.

P.S. Телефонные аппараты, предназначенные для городской телефонной сети, не годятся в качестве полевых телефонов. В принципе использовать конечно их будет можно, но связистам придется кое-что доделывать - как минимум батарею добавлять. Впрочем, задача вполне решаемая, если есть квалифицированные связисты. Осталось их найти. :)

+1

24

Игорь К.
Спасибо, очень ценная ссылка! А потому, урежу осётра на радость Изе Рабиновичу :-)
По связистам - разумеется их поиск будет. Кое-что наберётся.
Оттуда же и батареи. То есть из местного технического училища, и Варшавского университета. Это будет очень специфическая сцена, учитывая настроения поляков в то время. :-)  Плюс, будут раскурочены склады округа, где просто обязаны быть запасы батарей для полевых телеграфов и телефонов. Просто после этого набега, собственно запасов и не останется, и придётся их слёзно вымаливать. Но у Самсонова большой плюс - он первый!

0

25

Глава 3
   Спал на новом месте, как убитый. Верный Василий снова разбудил его в шесть утра. Приведя себя в порядок, Самсонов направился первым делом в ближайшую ресторацию, где плотно позавтракал, и... отправился «на работу» в немного опустевший после отъезда Жилинского особняк.

   Жизнь здесь текла своим чередом. Менялась ночная смена дежурных офицеров, которые круглосуточно принимали донесения о прибывающих эшелонах, отправляли дальнейшие распоряжения согласно предписанию. Накопилась небольшая стопка бумаг, требующая решения или просто подписи командующего армией. Быстро разобравшись с ними, он вызвал к себе «завхоза» Филимонова. Тот явился с виноватым видом, сразу начав оправдываться, что ещё не подготовил доклад о состоянии имущества в ремонтных частях.
- Я и не ожидал этого так скоро, Николай Григорьевич. – Успокоил его Самсонов. – Но всё же не затягивайте с этим, и главное, постарайтесь лично вникнуть в состояние материальной части. Это может оказаться очень важно. А сейчас я вызвал вас по другому поводу. Мне вчера удалось договориться о предоставлении в распоряжение нашей армии большого количества телефонных аппаратов и проводов к ним на основании долговых расписок военного ведомства.
  Филимонов внимательно слушал. Это была обычная практика, когда речь шла о добровольном предоставлении какого-то имущества. Так часто поступали даже в совершенно мирное время, приобретая таким образом чаще всего небольшие партии лошадей, повозок, фуража и продовольствия. Правда, методы убеждения на эту добровольность всегда были спорными, но деньги потом всегда возвращали. Речь шла, как правило, о небольших суммах. Хотя это и было всегда источником множества злоупотреблений. Совсем другое дело конфискация под долговые расписки. Для этого должен быть всегда приказ сверху. Но раз командующий смог убедить «предоставить»… то какие проблемы?
- Выписать их следует на имя Израэля Рабиновича, который, насколько я знаю, тесно сотрудничает с нами в области поставок сукна. Вы в курсе этого? – При этих словах Филимонов заметно напрягся, а Самсонов понял, что точно в курсе. – Отправьте к нему доверенного человека, оформите документы и перевезите на наши склады. Возможно, будут ещё поставки, поэтому будьте готовы и к этому.
- Да, я понял, Александр Васильевич. – Ответил Филимонов. – А разрешите вопрос?
- Спрашивайте.
- Зачем нам столько телефонов? Ведь в формируемых частях они и так имеются по пять штук на полк в составе команды связи.
- Потому что, на мой взгляд, Николай Григорьевич, этого очень мало. Насколько я знаю, их практически нет в составе артиллерии. То есть они есть там, но только для командного состава. А корректировать огонь по ним намного удобнее, особенно если распорядиться с умом.
- Но ведь есть команды сигнальщиков для этого?
- Вы представляете себе, каково это стоять на видном месте в полный рост и размахивать флагами? Зачастую это видят не только свои, но и противник. И тогда его артиллерия бьёт в первую очередь по этому месту. А с телефоном можно спрятаться где угодно. Да и скорость передачи информации намного выше. Думаю, что во время войны все придут к пониманию этого, просто я решил немного опередить события. И ещё, думаю, не надо вам напоминать, что лишние разговоры на эту тему ни к чему. Телефоны и телефоны. Пусть лучше все считают это моей блажью, чем начнут делать выводы раньше времени. Понимаете о чём я?
- Безусловно. – Подобрался Филимонов. – Разрешите идти?
- Идите.

Отредактировано Михельсон (29-10-2015 18:10:21)

+10

26

После этого разговора, Самсонов погрузился в изучение списка частей, уже прибывших в районы дислокации. Пока что было негусто. Намечалось создание трёх корпусов, по две дивизии в каждом – Шестого, Тринадцатого и Пятнадцатого. Первые два разворачивались вдоль реки Нарев, к северо-востоку от Варшавы. Выдвигались они туда от железной дороги на Белосток, и до района развёртывания им предстоял путь в 50 километров. Естественно пешком, а всё имущество, везя на телегах. И их дальнейший путь также предполагался исключительно в пешем порядке, потому что в тех краях и обычные-то дороги были не очень хороши. А железных и вовсе не было. Самсонов с самого начала понял, что это наиболее слабое звено его создаваемой армии. Даже если эти корпуса успеют полностью собраться к сроку, то их движение к границе само по себе выльется в эпический подвиг, и основным препятствием будут разбитые дороги. До границы вроде не далеко, 40-50 километров, но это минимум два дня марша, а для обоза и артиллерии, все три. За это время они уже вымотаются, а надо ведь двигаться ещё и дальше. Но даже если всё получится с железной дорогой, а с ней пока ничего ясно не было, то менять район развёртывания, на ходу вносить изменения в расписание поездов и пункты доставки грузов – чистое безумие. Это породит полный хаос в округе. Значит, на эти корпуса он в ближайшее время рассчитывать не сможет, их всё равно, что нет. Остаётся только пятнадцатый корпус, который формируется в районе Макува, что недалеко от железной дороги на Млаву. А выгружались части этого корпуса, как правило, в Новогеоргиевске. В принципе не сложно их там и тормознуть, чтобы не разбредались. Но если с железной дорогой всё же ничего не получится, то его самоуправство будет вопиющим, поскольку он нарушит единую линию расположения частей, что вызовет их неравномерное продвижение к границе. Значит, пока ничего не ясно, следует подождать с нововведениями. К тому же на месте была только часть подразделений, в основном те, которые и так были расквартированы в Варшавском округе. Но уже прибыли и другие, из тыловых округов, как тот же Полтавский полк. Плюс к этому, здесь же, в районе Варшавы, была расквартирована Первая стрелковая бригада и Вторая полевая тяжёлая артиллерийская бригада. Последнее являлось особо ценным подарком штаба, но вот вывод её на боевые позиции своим ходом представлялся на редкость трудной задачей, поскольку в её состав входили такие монстры, которые на местных грунтовых дорогах после первого же дождя должны были гарантированно увязнуть. Ах, да – к нему переходили в подчинение отряды пограничной стражи на северном участке границы, но их было очень мало, а использовать их в качестве линейной пехоты теперь Самсонов считал просто кощунством, учитывая полный провал с разведкой в армии. Ещё планировалось развернуть где-то здесь же Двадцать Третий корпус, в составе Второй пехотной дивизии и Гвардейской дивизии. Но его части пока что даже на горизонте не показались. А с Гвардией ещё и проблем не оберёшься. Он прекрасно помнил об их своеволии на полях Манчжурии – туда пойду, сюда не пойду, а копать вообще не буду. Его, конечно, сия чаша тогда миновала, но он был наслышан о капризах высокородных отпрысков, служивших там. И конечно, кавалерия! К армии были приписаны целых три кавалерийских дивизии. Пятнадцатая и Шестая стерегли границу в районе Млавы, а Четвёртая напротив Турошанского леса, прикрывая фланг армии. Он уже видел раннее предписание Жилинского, согласно которому они должны были вести наблюдение за действиями неприятеля, и предпринимать активные вылазки на его территорию, производя диверсии и нанося всяческий убыток. Так что на границе сейчас наверняка весело, и никакого затишья нет, как он раньше думал. Так, надо бы проверить, кто здесь ещё рядом квартирует, или намечается к этому. И вдохновлённый этой мыслью, он направился в кабинет Орановского, решив, что если тому надо будет заглянуть в бумаги, то пусть он это лучше сделает на месте, чем бегает взад вперёд.

Орановский работал с бумагами, делая пометки, что-то подписывая. Самсонов, проявляя деликатность, разрешил ему не вставать, поинтересовался, не сильно отвлекает ли, и задал вопрос в лоб – какие части ещё находятся в районе Варшавы, кроме гарнизона. Поскольку Владимир Алоизиевич ещё вчера был начальником штаба округа, то он, даже не заглядывая в бумаги, с ходу назвал Двадцать Четвёртую дивизию, состоявшую из Сибирских полков. Как их сюда занесло, и почему они здесь расквартированы – оставалось только догадываться. На основе этой дивизии планировалось развернуть Первый корпус, придав ему дополнительные части, которые уже на подходе. Но поняв, с какой целью Самсонов этим интересуется, Орановский его сразу огорчил, что в планах командования оставить пока этот корпус для прикрытия Варшавы, до прибытия других частей.

«Логично» - думал Самсонов, шагая обратно по коридору, - «резерв никогда не помешает. Но что-то армия жидковата получается. Если ничего больше не добавят, то совсем грустно будет. Или если ничего не удастся выклянчить у Жилинского.» Общение с начальником штаба оставило двойственное впечатление. С одной стороны, не вызывало никаких сомнений, что он высококлассный штабист. С другой, было ясно, что этот человек – ходячая инструкция. И если ему покажется, что Самсонов выходит за рамки своих полномочий, то не только начнёт возражать, но и без колебаний доложит куда следует. Мелькнула мысль постараться избавиться от него под благовидным предлогом, но Самсонов пока отодвинул её подальше, потому что на другой чаше весов было прекрасное знание реалий округа, а кого пришлют взамен неизвестно. (В реальности Орановского на этой должности вскоре сменил Постовский, тоже прослуживший немало в штабе Варшавского округа, но прибыв на место уже после начала наступления, не успел быстро разобраться в стремительно меняющейся ситуации, из-за чего увеличилась путаница в тылах армии. К тому же, он был человеком очень неуравновешенным, из-за чего ещё в бытность своей службы на Кавказе получил прозвище «бешеный мулла», хоть и был православным.)

+9

27

Чтобы разнообразить повествование, решил набросать карту, на которой и отмечать общий ход событий
http://s7.uploads.ru/t/a2nBs.jpg

+1

28

во первых, во вторых - через дефис: во-первых, во-вторых

0

29

Ognejar
Сказать по правде, я уже подзабыл правила, но что-то в голове вертится на этот счёт. Но Ворд-собака молчит. Может правила всё же поменялись?

0

30

Назрел технический вопрос. Какова была дальность полёта у самолётов начала войны с учётом возврата на базу? Я не имею в виду только что разработанных Муромцев, а обычных рабочих лошадок, которые использовались для разведки местности. То, что я нашёл, как-то очень противоречиво. Не исключено, что диапазон разброса действительно был большим, в зависимости от модели. А может и от ветра :-)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Танненберг