Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Танцы на рисовой бумаге


Танцы на рисовой бумаге

Сообщений 1 страница 10 из 18

1

"Танцы на рисовой бумаге"

Жанры: фантастика, мистика.

Аннотация: Где-то далеко бороздят просторы космоса сверхсовременные корабли, где-то идут сражения в космосе и на планетах, где-то кипит жизнь, но в небольшом городке на побережье все идет своим чередом. Как и последние несколько десятков лет.
Или нет?
Какие-то мрачные тайны скрывают здешние пасторальные пейзажи и тихие улочки. Со всем этим придется разбираться прибывшей в город компании людей… которым и самим есть что скрывать.

Отредактировано Zmei41 (14-07-2017 10:17:52)

0

2

На улицах города эпохи космических кораблей и орбитальных десантов кавалеристы в черных кирасах смотрелись как-то дико. Мерно и глухо цокали копыта по асфальту, позвякивала сбруя, в хвосте длинной колонны рычали двигателями такие же архаичные транспортно-пулеметные броневики, а на зарядных ящиках бригадной артиллерии в молчании замерли солдаты-артиллеристы.
Отражающийся в зеркальных витринах магазинов строй по четыре кирасира в ряд словно сошел с батальных полотен более чем двухсотлетней давности. Бесстрастные лица закрывали уставные серые шарфы, на блестящих элементах экипировки и высоких шипах кожаных шлемов играло яркое летнее солнце, а в голове колонны развивался на легком ветерке штандарт давно распавшегося государства.
Город молчал. Жители, выстроившись вдоль дороги смотрели на солдат молча и тревожно. Все понимали – это не реконструкция и не мираж.
Ситуация была гораздо удивительней и опаснее.
Впрочем, обо всем по порядку…

0

3

Глава первая. «Странная компания»

Городок Накасима утопал в зелени. Расположенное на самом севере полуострова, отделенный от континента высокой горной грядой, это небольшое поселение по большей части жило за счет ремонтных мастерских, обслуживающих малые рыболовецкие траулеры.
Хотя планета и была метрополией всего королевства Юань-чжоу, насчитывающего еще  добрых три десятка других, разной степени заселенности, даже здесь было немало таких вот уголков, где время словно замерло на отметке семидесятилетней давности. Ничего здесь не изменилось ни с появлением мощных линкоров военно-космического флота, ни с набравшей бешеные обороты колонизацией, ни с кровавыми сражениями флотов возле никому не известных лун и безжизненных планет.
Даже сейчас, когда по всей границе с Империей жгучим огнем полыхали битвы крейсерских групп, в которых имперские корветы серии «Касатка» неизменно доказывали свое превосходство над «Гончими» Чжоу, быт местных жителей не изменился. 
Впрочем, был и повод для сплетен. Во-первых, неделю назад в горах Асами, у самого подножья Северного шпиля, был торжественно открыт храм божества Ан-кё, покровителя ремесленников и актеров. Молодого священника активно обсуждала вся женская часть населения, мужскую же больше беспокоила другое известие.
Всего три дня назад странствующий монах-гадатель предсказал большие беды городу, и это предсказание было подтверждено громкими раскатами грома посреди ясного неба. Монах был щедро одарен, а городской совет Накасимы собрался на экстренное совещание.
Тема собрания была хорошо известна каждому жителю, которому перевалило за сорок. О каких бедах говорил гадатель тоже понимали все.
Мрачную легенду о призраках полковника Муроками передавали из уст в уста уже добрых лет сто, а развалины Старого квартала служили безмолвным напоминанием о правдивости предания.
Впрочем, Бао Фана, недавно приехавшего служить в храме, эта легенда не пугала. Молодой человек был, несмотря на рясу, весьма скептичен, и если своему божеству он молился совершенно искренне, то сказка о каких-то там восставших из мертвых казалась ему… просто сказкой.
Стоял жаркий летний полдень. Солнце палило нещадно, воздух словно замер и превратился в кисель, а с обеих сторон длинной дороги, ведущей от новооткрытого храма к городу, простирались широкие, некогда засеиваемые рисом поля, ныне, после налаженных постоянных поставок продовольствия из столицы округа, превратившиеся в выжигаемые лучами равнины. 
Священнослужитель шел неспешно, перебирая в руках длинные четки. Ан-кё был божеством достаточно спокойным, вроде бы даже добрым, но от своих последователей требовал поддерживать хорошую физическую форму и, по возможности, передвигаться пешком.
Наконец, дорога нырнула под сень высоких деревьев, которые летом превращали не такой уж и большой город в практически райские кущи, погружая его в благостную прохладу. Насколько Бао помнил, города такого типа специально строились с учетом повышенного озеленения.
Облегченно вздохнув, он поправил широкую традиционную одежду и направил свои стопы в сторону единственного более-менее крупного бара, собираясь отдохнуть в прохладе и успокоить разогретый организм чудесным лимонным напитком, который прекрасно готовила его хозяйка.
В этом священник уже успел убедится за два коротких визита в течение недели.
Пять минут ходьбы по пустынным тихим улочкам – дети учились в местной школе, а взрослые были либо на работе, либо на собрании – и, снимая высокий головной убор, он зашел в прохладную полутьму бара, огибая припаркованный у входа джип военного образца с тонированными стеклами.
Как ни удивительно, но, вопреки ожиданиям, внутри было довольно людно. За стойкой стояла сама госпожа Ю, улыбчивая и приятная женщина, а напротив сидела крайне колоритная компания из двух мужчин и одной девушки. Все четверо о чем-то оживленно беседовали.
Заказав лимонад, Бао присел за угловой столик и, потягивая холодный напиток, прислушался к разговору, попутно разглядывая компанию.
Судя по всему, главным в ней был одетый в серый, даже на вид дорогой костюм, человек. Лицом и повадками он чем-то неуловимо напоминал некоего хитрого зверя, а тонкая улыбка и тщательно выверенные, безупречно вежливые слова только усиливали впечатление.
Второй мужчина был полной его противоположностью. Свободные темные штаны с широкими карманами, небрежно расстегнутая светлая рубашка и характерная армейская выправка… Говорил он короткими фразами, больше слушая и явно о чем-то размышляя.
«Военный» – решил Фан. – «Скорее всего – офицер в отставке».
Девушка же в этой компании была самой младшей – на вид ей было лет двадцать. Одетая в строгую, совершенно неуместную в этом баре парадную женскую одежду, которую лет уже лет сто одевают только на праздники, она только вежливо улыбалась и кивала.
Все втроем они производили крайне странное впечатление. А еще они были приезжие, и это их машина стояла около входа.
- «Интересно, что им здесь надо?» -  только подумал Бао, как госпожа Ю в очередной раз кивнула и вместо ответа показала на него.
Все трое синхронно повернулись в его сторону, и на пару секунд воцарилась тишина. Затем тот, кого Фан мысленно назвал военным, встал и, тяжело ступая по деревянному полу, подошел к его столику.
- Прошу прощения, что прерываю ваш отдых, уважаемый Бао, но не могли бы вы ответить на пару вопросов? – без предисловия начал он, коротко склонив голову в приветствии.
Священник аккуратно поставил стакан на стол и, так же коротко поклонившись, ответил:
- Постараюсь помочь вам в меру своих скромных сил. Однако позвольте полюбопытствовать… - он выдержал небольшую паузу – откуда вам известно, как меня зовут?
- О, кто же не слышал ваше имя в этом небольшом городе, уважаемый… Стоит спросить любого прохожего – и вам легко ответят – голос не пойми как очутившегося возле столика человека-лиса звучал мягко и вкрадчиво.
Вблизи эти двое выглядели еще удивительнее. Так, «военный» имел роскошные усы длиной в добрых полтора чи и короткую бороду, в целом производя впечатление человека, следящего за своим внешним видом, но недолюбливающего строгие одежды. Постоянно прищуренные глаза непонятного цвета, длинная строгая коса и жилистые руки, выглядывающие из широких рукавов светло-серой рубашки однозначно намекали на род деятельности и приверженность традициям нежданного собеседника.
«Лис» же был похож, скорее, на ученого или доктора, приехавшего провести свой отпуск в тихом городке. Тем не менее, за улыбкой и вежливыми манерами явно скрывался недюжинный ум, подкрепленный отточенным до бритвенной остроты мечом язвительной вежливости и сильная воля уверенного в себе человека.
Тихо подошедшая девушка мило улыбнулась Бао и, наклонившись к уху «лиса» что-то прошептала. Тот понимающе прикрыл глаза и вновь обратился к нему:
- Прошу простить моего неучтивого спутника, уважаемый Бао – «военный» едва заметно поморщился – Меня зовут Акинори Андо.
- Ли – коротко, словно ударом секирой по дереву, представился «военный».
- Инари Кобаяши. – вежливо склонилась красавица в темно-синей, с алыми шнурами свободной одежде.
Священник отодвинул стул и, отвесив подобающий случаю неглубокий, совершенно официальный поклон, отрекомендовался:
- Бао Фан. Чем же я могу помочь вам?
- Позвольте присесть? – уточнил Акинори и, дождавшись кивка, сел рядом с назвавшимся «военным». Девушка садится не стала, замерев неподвижной фигурой за их спинами.
- Видите ли, уважаемый Бао – начал «лис», задумчиво перебирая в руках невесть откуда извлеченные короткие, кажется, нефритовые четки. – Мы появились в этом тихом местечке  не случайно. Скажем так… нас попросили разобраться в столь страшном пророчестве касаемо судьбы этого прекрасного города.
- Да, я слышал о нем. Вы считаете, что опасность реальна? – вопросительно приподнял бровь немало удивленный священник.
- Не надо недооценивать мертвых – коротко и мрачно вмешался «военный». – Особенно если их духи не упокоились.
- Мой друг совершенно прав. Знаете ли вы историю этих мест, уважаемый Бао? – в руках Акинори появилась извлеченная девушкой из широкого рукава потрепанная карта, даже на вид разменявшая не первый десяток лет.
- Нет, уважаемый Акинори. В здешних краях я совсем недавно – с сожалением покачал головой Фан.
- Тогда позвольте просветить вас в вопросах, касающихся местных легенд. А именно – в вопросе легенды о сгинувшем подразделении полковника Муроками.
К столику тихо подошла госпожа Ю и, жестом попросив не обращать на нее внимания, присела за соседний. «Лис» развернул карту, придавил ее края четками и солонкой, после чего начал рассказ:
- Все случилось больше двухсот лет назад, во время попытки Реставрации Тан У. Как вы знаете, этот культ темной богини начал активно развиваться во времена правления неоднократно помянутого в «Сказании о Красном цветке» императора Чжана, но после начала акселерации пришел в серьезный упадок. Тогда же, в двенадцатый год эпохи Но по всей империи полыхнули массовые восстания служителей этого культа, требовавших возвращения ему статуса официальной государственной религии. Поддержки среди населения они, по понятным причинам не получили и восстание было подавлено правительственными войсками, а практически все культисты либо погибли, либо оказались в тюрьме.
Бао понимающе кивнул. Книгами молодой человек интересовался всегда, а в главном храме Ан-кё была прекрасная библиотека. Историю этого провалившегося восстания он читал еще в пятнадцатилетнем возрасте, будучи послушником.
- Так вот, в те годы среди гор Северной гряды располагался достаточно крупный храм, посвященный Тан У. Кстати, находился он совсем недалеко от того места, где сейчас стоит святилище уважаемого Бао. – Акинори обвел пальцем небольшую область на карте.
Для молодого священника это стало крайне неприятной новостью. Все же Тан У была настоящей богиней, некогда сильной и очень злопамятной. Касаемо принадлежности к пантеону темных богов долгое время шли споры, но согласия стороны так и не достигли – однозначно причислить ее к той или иной стороне было сложно. И то, что рядом с его храмом есть остатки ее святилища…
А если там и развалины алтаря есть?
- Для его уничтожения из Амы был послан 84-й линейный пехотный полк с приданными моторизованным разведывательным батальоном и 112-й легкой артиллерийской бригадой – вступил в разговор Ли.– Командовал соединением полковник Муроками из Генерального штаба Восточной провинции. Опытный офицер, участник высадки на Такамино, дважды был ранен. В свое время известен как не самый последний мечник и ценитель поэзии.
- Честно говоря – задумчиво произнес Акинори – мне и по сей день не ясно, зачем для уничтожения такой небольшой цели, как храм были посланы столь существенные силы.
- Но это еще не все – продолжил усатый военный. – Здесь, возле тогда еще рыбацкой деревни Накасима, соединение полковника Муроками должно было встретиться с усиленной кавалерийской бригадой майора Номии. К тому же, по недавно проложенной железной дороге, из префектуры ожидался подход 13-го Краснознаменного Императорского тяжелого бронепоезда «Хаябуса», вместе с санитарным и снабженческим поездами. Они должны были обеспечивать эвакуацию раненых и доставили четыре броневика «Осака» 90-й модели с экипажами, а также восемь орудий тяжелой артиллерийской батареи 124-й бригады с обслугой и тягловыми лошадями. Остальная кавалерия двигалась своим ходом.
Он помолчал и добавил:
- Такая концентрация сил вызывает немалое удивление и у меня, особенно если учесть, что силы культистов не превышали двух батальонов с легким стрелковым оружием.
Бао вежливо покивал, но, строго говоря, понял совсем немного из сказанного военным. Обилие цифр и данных, по памяти названных господином Ли несколько запутали молодого человека, и он потерял нить рассказа.
- Вот тут мы и подходим к сути дела – вновь взял слово человек-лис. – Соединение полковника Муроками к точке сбора не пришло. Исчезло, растворилось, если пожелаете.
- Это как? – забыл о правилах приличия опешивший от внезапных подробностей истории такого, казалось бы тихого городка, Фан. – А солдаты? Куда пропали они? 
- Бесследно исчезли, уважаемый Бао, как будто в воздухе растворились.
- Или демоны забрали – мрачно обронил Ли.
Неожиданно в разговор вмешалась госпожа Ю, до того внимательно слушавшая рассказ:
- Лет тридцать назад археологи приезжали, пытались найти останки солдат. Обнаружили три могилы и даже два скелета в военной форме, но, вроде бы, вовсе не из того отряда. Даже колдун приезжал помогать искать. Говорят, – она улыбнулась –  сам потомок Лисьего отшельника. Ничего не нашел и он.
Ли поперхнулся и закашлялся, словно пытаясь скрыть смех. Кое-как взяв себя в руки, он хрипло поинтересовался, обращаясь в пустоту:
- Точно потомок?
- Понятия не имею, уважаемый Ли – покачала головой госпожа Ю, однако, как показалось, священнику, обращался военный вовсе не к ней.
- Вернемся к делу – довольно резко и сухо произнес Андо, постукивая пальцами по столу. – Судя по всему, как бы странно это не звучало, но солдаты Муроками не умерли… или умерли не до конца. То, что случилось двадцать два года назад яркое тому подтверждение.
- А что случилось двадцать два года назад? – помимо воли заинтересовался священник.
- Разве вам не рассказывали эту историю? – несколько удивленно спросила госпожа Ю. – Тогда призраки сожгли целый квартал города. Восемь человек получили тяжелые ожоги, а двое умерли в больнице.
Молодой человек вежливо кивнул, но в глубине души встретил подобное высказывание довольно скептично. Он был более чем уверен, что мистика здесь ни при чем.
- Именно так, госпожа Ю, именно так – коротко и невесело улыбнулся Акинори. – То печальное событие было напрямую связано с исчезнувшими солдатами. Полагаю, кто-то, не слишком сведущий в колдовских делах, но полный гордыни, попытался совершить ритуал призыва… Последствия можно увидеть своими глазами, достаточно пройтись до Старого квартала.
- Собственно, - продолжил лис – это событие и заставляет меня думать, что опасность вполне реальна. Но ведь вы не верите в подобные слухи, не так ли, уважаемый Бао?
Священник пожал плечами и кивнул:
- Да, уважаемый Акинори, не верю. Я считаю, что духи не способны причинить физический вред человеку ни при каких условиях. И уж тем более, не способны представлять опасность для этого города. Однако, чего же вы хотите от меня?
- Для начала, нам нужно осмотреть земли рядом с вашим храмом – озвучил первую конкретную цель этой длинной беседы Ли. – В самое ближайшее время.
- Ничего не имею против, уважаемый Ли – вежливо ответил Бао. – Но все же… Что вы собираетесь предпринять далее?
Странная компания неторопливо переглянулась и человек, похожий на лиса, улыбнулся.
На этот раз вполне искренне.
- Для начала мы снимем дом в где-нибудь на окраине этого прекрасного тихого городка.  Завтра приступим к осмотру земель…
- А там видно будет – поставил точку в разговоре военный.

Отредактировано Zmei41 (28-02-2016 09:16:11)

+2

4

Глава вторая. «Долгий жаркий день»

Прохладным ранним утром из небольшого двухэтажного домика вышли три человека. Будь в это время рядом кто-нибудь из местных жителей – он несомненно бы подивился столь странной компании.
Но в радиусе добрых трехсот метров не было никого.
Все трое забрались в мощный внедорожник, хлопнули дверцы, заурчал двигатель – и через пару минут уже ничего не нарушало тот особенный утренний покой, когда небо уже проснулось, а вся природа еще дремлет.
Бодро проскочив небольшой мостик и вызвав неодобрительный взгляд седого старика в широкополой шляпе, сидящего на берегу речушки с удочкой, машина, набирая скорость, понеслась к недалеким горам.
И вновь все стихло. Рыбак покачал головой и снова внимательно уставился на дрожащий ярко-красный поплавок. 
- Надо же… А здесь красиво – задумчиво произнесла девушка в неудобных традиционных одеждах, стоящая возле остывающего джипа. – Надо было взять принадлежности для рисования.
- Согласен – обычно равнодушный к красотам местности Ли на этот раз не спешил отрываться от созерцания лежащей перед ним долины, заканчивающейся широким расколом в темных, почти черных на фоне восходящего солнца, горах. Само ущелье уже освещено, и из проема словно бьет поток теплого света.
- День обещает быть жарким – прервал процесс любования природой человек-лис. – Надо поторопиться.
Его старый друг, который давно не любил назваться полным именем, встряхнулся, словно собака после купания, и вопросительно повернулся к Андо.
- Для начала, осмотрим само ущелье. Инари, на тебе поиск следов колдовства, Ли… Если соединение попало в засаду и было уничтожено где-то здесь, надо найти место, которое подошло бы для такого дела лучше всего.
- Понял, Андо. Сомневаюсь, конечно, но посмотрю. А ты что собрался делать?
Когда рядом не было посторонних ушей, странная компания могла позволить себе отбросить нормы этикета, а значит - общаться так, как привыкли.
- Пойду пройдусь по округе – как всегда уклончиво ответил тот и, поправив широкое белое одеяние, шагнул в сторону от бетонной дороги, прямо в высокую, покрытую росой траву. Такие мелочи, как испачкавшаяся одежда смущали человека-лиса больше всего.
Оставшиеся двое понимающе переглянулись и двинулись в сторону расщелины. Если бывший военный шел широко, словно печатая шаг, то его спутница наоборот, буквально скользила над землей.
На траве оставались следы только одних ног, обутых в тяжелые армейские ботинки.

                                                              -----

Бао как раз заканчивал утренний обход территории храма, когда заметил в примыкающей к горной гряде рощице мелькание чего-то белого. Любопытство взяло верх и священник решил проверить – кто же это ни свет ни заря бродит в этих местах?
К его удивлению, ранней пташкой оказался вчерашний знакомый, Андо, к удивлению Бао, одетый в белоснежный церемониальный наряд, совершенно не подходящий для увеселительной прогулки на природе.
Подошедшего священника он встретил довольно неожиданно:
- Скажите, уважаемый Бао, а доводилось ли вам читать собственно «Сказание о красном цветке»?
- Не только доводилось, уважаемый Акинори. Во время обучения при храме я выучил его наизусть.
Собеседник удивленно приподнял бровь.
- Вот как? Осмелюсь спросить – что же вас заинтересовало в этом весьма заурядном произведении?
- Ну – пожал плечами Фан – как-никак это единственное дошедшее до нас письменное свидетельство о периоде Братской войны, которое написанное современником тех событий. Последовавшая затем смена главенствующей религии – и вовсе интереснейшее явление. А принятие культа темной богини в качестве таковой – неслыханное дело. Это меня и заинтересовало.
Андо чему-то своему улыбнулся и спросил:
- Мне кажется, что «Сказание» написано весьма посредственным поэтом. К тому же, находившимся в состоянии сильного эмоционального возбуждения. А как вы считаете, Бао?
- О, не мне судить о мастерстве его создателя. Видите ли, так уж получилось, что поэзию  я несколько недолюбливаю.
- Вот как? - задумчиво хмыкнул тот. - Что ж, в этом нет ничего плохого. А вы читали поэму в оригинале или же в современной обработке?
Бао пожал плечами:
- Должно быть, в обработке. Язык был достаточно прост и понятен, не то, что эти старые иероглифы. Но почему вы спрашиваете об этом?
- Видите ли, уважаемый Бао, как раз недавно, перед приездом сюда я решил перечитать это произведение. Как-никак, а оно имеет самое прямое отношение к культу богини Тан У. С другой стороны, там хватает и просто интересных моментов. Хотя не могу еще раз не отметить далеко не лучший слог ее создателя.
С этими словами он повернулся и, жестом пригласив Фана двигаться за ним, неспешно пошел в сторону гор, что вздымали свои вершины неподалеку.
- Тут я с вами согласен, уважаемый Андо – так же неторопливо ответил священник, размеренно шагая следом. – Например, «Сказание» проливает луч света и на его создателя. Можно сказать, что это был человек образованный, возможно, монах или отшельник, чтящий старые традиции и не слишком одобряющий прогресс. Поговаривают, что, возможно, оно принадлежит перу самого Лисьего отшельника. Хотя я в это не верю.
- Почему же, уважаемый Бао? – С неподдельным интересом уточнил собеседник.
- Видите ли, Отшельник известен как некий мистический деятель или, если вам будет угодно, колдун. Тем не менее, автор ни разу не упоминает какую-либо мистику, исключая раздел, посвященный собственно богине. Зато в тексте хватает деталей, позволяющих предположить, что он имел какое-то отношение к военному делу. Пожалуй, я даже смогу прочитать вам эти отрывки по памяти.
- Пожалуйста, уважаемый Бао. Лишний раз освежить память не помешает. – Андо замедлил шаг и склонил голову набок, став ужасно похожим на диковинного зверя, зачем-то надевшего личину человека, но так и не научившегося вести себя по-человечески.
Бао кашлянул, пару минут промолчал, собираясь с мыслями. И медленно, нараспев, продекламировал:

- Вот грянули пушки,
свет тот затмевая.
Визжит вражья злая картечь.

Кивнул император,
взметнулись штандарты
и слышится громкая речь:

«Солдаты! Сегодня,
на поле сим брани,
стяжайте вы славу в бою

Не бойтесь погибнуть,
Старуха слепая
Немногих сегодня убьют!»

- И молча шагнули
на смерть батальоны
Идет строй за строем вперед

Сверкают штыки
Ветер треплет штандарты
Не люди – лавина идет!

- Бушует огонь,
рядом рвутся гранаты,
и льется солдатская кровь

На землю сухую:
- на поле широком
кровавая жатва идет

- Вступили мортиры,
злы вестники смерти
сметают тот вражеский строй

Что мчится навстречу
ожившей лавине,
Янь-мао ведомой в сей бой

На этом священник остановился и пояснил:
- Как видите, в тексте упоминается картечь, артиллерийские гранаты и мортиры. В те годы гражданскому человеку такие термины обычно не были известны. Если же мы вспомним, в каком году произошло «Сражение у вишневой рощи», то подобное знание становится вдвойне удивительным, ибо к тому времени активное использование огнестрельного оружия длилось всего около двадцати лет – с момента найма Янь-мао иностранных специалистов. Большая часть населения страны вообще не имела представления, что это такое! И то же время, автор прекрасно понимает роль артиллерии, по поводу чего искренне пишет:

- О страшная сила!
Безликая сила,
прервавшая княжеский род!

Ужасно творение
мудрых и сильных
кудесников и мастеров.

- Зачем же вы, мудрые,
шелком укрыты,
коль стало плодами трудов

Неправедных ваших
такое созданье,
как жуткий орудия рев?

- Зачем же вы, сильные,
златом покрыты,
коль царственный кинули взор

На адское пламя,
что извергалось
из бронзовых длинных стволов?

- Зачем же вы, храбрые,
В песнях воспеты,
коль вместо простого меча

За пушки слепые,
к молитвам глухие,
вы стали, позоря меня?

- И нет вам прощенья,
предатели предков,
позор уходящих веков

По вашей вине
был убит император
холодным железом в живот

- По вашей вине
бессердечным фугасом
изорвано тело его

И кровь Ляо-вана
тугою струею
на землю пролилась давно.

- Впрочем, данный отрывок относится уже к боле позднему периоду междоусобицы, известной под названием  «Братской войны». Как вы помните, в ходе полевого сражения у замка Цугару, войска Чжао-вана, младшего брата, в ожесточенной артиллерийской дуэли подавили орудия противника и нанесли тяжелый урон войскам старшего. Сам Ляо-ван, как следует из текста, был убит осколками снаряда. Судя по всему – прямо у себя в ставке.
Священник замолк, переводя дух после длинного монолога.
- Действительно, ваша память внушает искреннее восхищение, уважаемый Бао – покачал головой Андо. – Как и ваши аналитические способности. Как мне кажется, вы совершено правы в той части, что касается личности поэта. Но вернемся к культу. Что вы вообще помните о богине?
- Немного – пожал плечами священник, ступая на деревянный настил моста через небольшой ручей. – Действительно сильное божество, очень старое, но за последние века ее влияние сошло на нет. Некоторыми теологами за обязательное требование человеческих жертв причисляется к пантеону темных богов, но другие отмечают, что на роль жертв выбирались исключительно убийцы, грабители и насильники, чья вина доказана.
Бао замолк, что-то вспоминая. Затем продолжил:
- Да, надо отметить, что среди не слишком развитого народа возникло
огромное количество сект, очевидно, спутавших богиню Тан с демоном средней руки. Кстати, это и послужило одной из причин ликвидации культа правительством.
- И снова вы абсолютно правы – кивнул Акинори. – Кроме одного. В последние сорок лет существования ее культа как официальной религии, на алтаре часто оказывались неугодные власти политические заключенные, предварительно заставив их совершить преступление. У меня есть ощущение, что к тому времени сама богиня уже давно уснула, и до нынешнего времени разбудить ее никому не удавалось.
Фан сложил руки в ритуальном жесте и совершенно искренне произнес:
- Да будет ее сон исключительно долгим и спокойным…
… - Ибо пробудившись, посеет она великое горе, как среди живущих ныне, так и среди тех, кто упокоился с миром много лет назад. Трактат «О богах, людях и прочих, в мире нашем существующих».
Священник с некоторым изумлением посмотрел на собеседника.
- Я не знал, что существует еще одна копия этого труда.
Оба человека ступили под сень высоких храмовых ворот красного дерева, подпирающих своими высокими опорами массивное, изукрашенное драконами навершие. Сразу стало намного прохладнее.
- Я был в главном храме Ан-кё, уважаемый Бао. Давно, больше двадцати лет назад. Тогда представилась возможность ознакомится со многими уникальными работами. Однако же, мы пришли.
За разговором, Бао даже не заметил, как оказался в приемной палате собственного храма. К его удивлению, в тени колонны склонилась в вежливом поклоне молодая спутница его собеседника, Инари, чей старомодный костюм удивительно органично смотрелся на фоне такого же старомодного интерьера покоев. Ближе ко входу расположился и Ли, что-то записывающий в карманный планшет.
Он только коротко кивнул в ответ на приветствие Фана.
- Уважаемый Бао, вы позволите нам воспользоваться этими покоями на время нашей работы? – Вкрадчиво спросил Андо, вытаскивая из рукава какой—то свиток. Острый глаз священника сразу увидел характерную печать наставника главного храма.
Так и оказалось.
Внутри обнаружилось написанное лично рукой патриарха послание (приказ?), предписывающее ему оказывать всяческое содействие странствующему монаху-экзорцисту Акинори Андо и всем его спутникам. 
На этом месте глаза священника расширились, выдавая глубокое изумление.
Монаху-экзорцисту?
И в какой же это обители нынче есть такие монахи?

Отредактировано Zmei41 (21-02-2016 22:58:41)

+2

5

Zmei41 написал(а):

Пять минут ходьбы по пустынным тихим улочкам – дети учились в местной школе, а взрослые были либо на работе, либо на собрании – и, снимая высокий головной убор, он зашел в прохладную полутьму бара, огибая припаркованный джип военного образца с тонированными стеклами.

Что джип делал в баре? :)

0

6

Глава 3. «Развалины храма»

Вежливо, но твердо выпроводив священника из предоставленных им комнат, Андо встряхнулся, провел руками по лицу, словно снимая паутину, и тихо рассмеялся.
- Забавно. Этот молодой человек весьма проницателен, несмотря на свое религиозное образование.
На лице Ли появилось выражение вежливого удивления, из тех, что надевает человек, когда необходимо поддержать беседу.
- Он сделал весьма точные выводы из тех посредственных стихов. Значит, имел отношение к военному делу, да?
Человек-лис еще раз улыбнулся и посерьезнел.
- Итак, что вы обнаружили?
- Место для засады там есть, и очень даже подходящее. Но, во-первых, оно слишком очевидно. Такой опытный офицер, как полковник Муроками, обязательно обратил бы на него внимание и выслал разведку. Во-вторых, Инари не обнаружила никаких следов колдовства.
- То есть, боя все же не было?
- В ущелье – точно не было – качнул головой Ли. – Но лично я больше не вижу мест, где можно было быстро и без больших потерь уничтожить крупное соединение. А у тебя что?
- Тоже пусто. Никаких следов массовых захоронений – задумчиво ответил монах.
Пару минут он молчал, пощелкивая четками. Потом пожал плечами и решительно произнес:
- Тогда действуем по плану. Осмотрим остатки храма. Ли, прихвати, пожалуйста, лопаты.
- А бумага и ножницы у тебя с собой? – уточнил тот, взваливая на плечо сверток, из которого торчало не меньше десятка черенков.
Вместо ответа экзорцист похлопал себя по широким рукавам. В их карманах, казалось, могла поместиться небольшая библиотека. Ну или склад.
Путь к примечательному месту, в нескольких километрах от ущелья, не занял много времени. Здесь, у подножья огромного скалистого выступа, совсем рядом с неглубокой, но чрезвычайно чистой горной речушкой, и располагался храм. Время и природа не пощадили некогда величественное строение, его развалины были густо увиты лианами и прочими растениями, а некогда просторная дорога к главному входу совсем скрылась из виду за густо растущим бамбуком.
Остановив машину у кромки этого небольшого леса, компания неторопливо направилась вглубь его. Погода, как это часто здесь бывало, начала меняться, и на смену изнуряющей жаре пришли мрачные тучи, наползающие с моря. Подул неожиданно свежий ветер, однако среди высоких стволов бамбука и густых зарослей было довольно тихо.
Опытный взгляд Ли сразу выхватил из мешанины еще зеленой, но уже начавшей увядать зелени, характерные углубления в земле. Несмотря на почтенный возраст, окопы и траншей были еще вполне различимы. Видны были и совсем неглубокие, почти полностью затянутые травой воронки – следы огня артиллерии.
Крупные каменные блоки здания еще красноречивее свидетельствовали о разыгравшемся здесь кровавом представлении. На некогда ярко-белой, а ныне посеревшей поверхности отчетливо были видны характерные следы осколков, реже - пуль. Следов было много.
Действительно много.
Ли припомнил сухие строчки одного из томов обширного судебного дела:   
- «Ввиду невыхода в точку сбора сводного отряда полк. Муроками, неблагоприятных погодных условий, нецелесообразности штурма укрепленных позиций мятежников силами одной только кав. бриг., а также невозможности применения БА на сильно пересеченной местности, мною было принято решение до подхода 265-го резервного полка вести интенсивную артиллерийскую подготовку силами 13-го тяж. БП «Хаябуса» и батареи 124-й арт. бригады. БА и спешенной кавалерии прикрывать ж/д пути и позиции артиллерии. Корректировщиков решено было не высылать ввиду наличия аэростата в составе БП, а также возможного присутствия крупных сил противника.  Ввиду этого о перемещениях на его позициях сообщить ничего не могу.
Результатом восьмичасовой артподготовки стало частичное разрушение основных построек и полное подавление морального духа противника. Переброшенный по ж/д 265-й резерв. полк при поддержке частей кав. бриг. и выведенной на прямую наводку артиллерии завершил уничтожение остатков отряда мятежников.
Ожидаемого сопротивления противник не оказал, что противоречит всем предыдущим докладам разведки и СГБ. Допрошенные пленные по сути Вашего запроса ответить ничего не смогли…»
Немалая часть документов этого дела, из тех, что были в открытом доступе, щеголяла вымаранными красными чернилами страницами. Поэтому что именно стало причиной такой концентрации правительственных сил, было совершенно неясно.
Добравшись, наконец, до того, что было главным входом, компания разделилась. Ли сгрузил на землю увесистый сверток с лопатами и,  потянувшись, взялся раскуривать длинную трубку, что не первый десяток лет носил с собой. Инари, повинуясь молчаливой просьбе монаха, исчезла в зарослях, избавляя оставшихся на небольшой поляне от чужого внимания.
Недовольно покосившись на первые капли надвигающегося дождя, Андо извлек из рукава довольно толстую пачку плотной бумаги и небольшие серебрянные ножницы. Каждый лист был покрыт затейливым орнаментом, в который вплетались смутно знакомые буквы.
Примерившись было к бумаге, экзорцист остановился. Затем взглянул на нависающие тяжелые тучи, готовые вот-вот разразиться дождем.
Покачал головой.
Обернулся в сторону леса, где скрылась девушка, что-то прошептал.
После чего принялся что-то ловко вырезать, совершенно уже не обращая внимания на разбушевавшуюся стихию.
Ни одна капля на поляну не упала.

+1

7

Кадфаэль написал(а):

Что джип делал в баре?

М-да, действительно. Сейчас поправлю.

0

8

Бао вежливо постучал и, получив разрешение, вошел. Монах со своими спутниками уже вернулся, каким-то чудом не промокнув под тем жутким ливнем, что бушевал сейчас снаружи храма. Возле входа лежал сверток, из которого выглядывали штыки лопат со свежими следами земли.
Хотя ни на экзорцисте, ни на отставном военном не было ни пятнышка грязи.
- Ваши поиски увенчались успехом? – вежливо поинтересовался Фан, придерживая дверь. Двое слуг вкатили в помещение массивную бронзовую жаровню, весело потрескивающую угольками и распространяющую приятное тепло. Рядом, на специальной подставке расположился такого же древнего вида чайник, над которым поднимался ароматный пар.
В храме запрещалось использовать современные отопительные системы и электроприборы, поэтому приходилось греться теми же методами, что и три сотни лет назад.
- В некотором смысле – да – кивнул Ли, привычными движениями разливая густой темно-красный чай по пиалам. – Ведь, как сказал мудрец У-цзы: «отрицательный результат – тоже результат».
Священник вежливо улыбнулся и собрался было, уходить, но Андо попросил его задержаться и составить компанию. Не видя причин отказываться, Фан принял полную пиалу из рук Инари и поднялся на возвышение, где и располагался низкий столик с разбросанными вокруг подушками. Нормальных стульев в этом здании тоже не водилось.
- Не то, чтобы мы совсем ничего не нашли, уважаемый Бао. Нам удалось добраться до ворот подземной части храма. Накрепко закрытых и почти не поврежденных. А это, между прочим, очень важный момент. По нашему общему мнению, внутрь никто и не входил. Как думаете, почему?
Фан задумался.
- Ну, думаю, здесь несколько причин. Во-первых, храмы богини Тан всегда славились своими хитроумными ловушками. И если система охраны была активирована – а я уверен, что была – то потери среди солдат были бы очень велики. Это первое.
Второе. С учетом того, сколько сил было привлечено для этой операции, она не могла обойтись без армейских магов. А они наверняка могли провести сканирование и не входя внутрь.
Ну и третье… Возможно, они нашли, что искали, в здании храма наверху?
В тишине раздались негромкие хлопки. Акинори откинулся назад и вполне искренне аплодировал.
- Превосходно, уважаемый Бао, превосходно! Вы абсолютно правы, по крайней мере, в первых двух пунктах. Именно так написано в тех материалах, что я  прочел. Относительно того, что было найдено наверху, я ничего не могу сказать просто потому, что все записи об этом были изъяты и уничтожены. А что вы знаете о системах охраны храма?
Бао пожал плечами:
- Не так уж и много. До появления паровых машин это были, в основном, традиционные ловушки с самострелами, ямами, копьями и прочими приятными мелочами. После начала промышленной революции все это начало в массовом порядке заменяться на сложные автоматизированные системы с мильтарьезами, капканами и фугасными торпедами. Ходили слухи даже о каких-то доспехах, вроде тяжелых водолазных костюмов, но мне упоминания о них попадались всего пару раз, а специально я и не искал. И вообще, подземелья предпочитали взрывать и заваливать, а не лезть внутрь. Возможно, уважаемый Ли знает больше?
- Не знаю. – Покачал головой тот. – Никогда не сталкивался и не интересовался.
- В таком случае, возможно, у вас найдется какая-то литература по этому вопросу, уважаемый Бао? – Неожиданно мелодичным голосом поинтересовалась до того молчавшая Инари.
- К сожалению, именно у меня такой литературы нет. Впрочем, она есть в электронной базе данных главного храма. Если хотите, я могу дать вам карту доступа. Но терминала здесь, как видите, нет.
- Насколько я помню, в городской библиотеке как раз есть такой, с выходом в Глобальную Сеть – задумчиво протянул Акинори. – Хорошо. Буду вам очень признателен, уважаемый Бао. А пока не закончится этот ливень, не хотите ли сыграть партию в го?
Фан взглянул в окно, по толстому мутноватому стеклу которого хлестали толстые струи дождя и согласился.

Терминал в библиотеке действительно был. Не самой новой модели, но вполне рабочий. Местный библиотекарь проводив гостей и нажав кнопку запуска – тишина здания сразу была нарушена басовитым гудением вентиляторов охлаждения – ушел к себе в комнату. Больше посетителей не было – на улице вновь начинался дождь.
По черному фону поползли зеленые строчки, отображающие процесс загрузки операционной системы, затем выпуклый экран приветливо мигнул и развернул рабочую поверхность.
За массивную клавиатуру, выполненную в одном блоке с монитором, сел Ли, как наиболее технически подкованный. И Акинори, и Инари до сих пор относились к продуктам технического прогресса с некоторым недоверием.
Минут через двадцать Ли нашел адрес главного храма Ан-ке и, воткнув в приемник массивную, с ладонь размером, ключ-карту, получил доступ к электронной библиотеке.
Еще через час перелистывания страниц каталога, он, наконец, наткнулся на подходящий раздел.
- Так… «О фортификации» - это не то. Зачем нам классические трактаты? Дальше… «Об использовании паровых машин в воинском деле» - посмотрим. Ага, вот! – Ли довольно улыбнулся. –  «Описание военных машин мятежников, применяемых для защиты зданий». Составил майор инженерных войск Куросава. Кажется, это то, что нам нужно.
Около полчаса три массивных печатных машины с грохотом и лязгом печатали на желтой грубой бумаге оба труда.  Еще двадцать минут у библиотекаря ушло на прошивку.
Получив, наконец, на руки нужные материалы, троица расплатилась и с удобством расположилась в баре госпожи Ю.
Акинори взялся за изучение труда о паровых машинах, Ли достался другой трактат. Инари же и вовсе, казалось, уснула, с комфортом расположившись в глубоком кресле.
- Любопытно – через какое-то время произнес Андо, внимательно разглядывая какой-то рисунок поперек страницы – До чего же люди бывают изобретательны в вопросах убийства себе подобных.
- Ты о чем? – поинтересовался его напарник, не отрываясь от чтения.
Вместо ответа Андо показал ему чертеж какого-то массивного механизма, напоминающий бочонок. Только из бочонка угрожающе выглядывали шесть стволов, объединенных в единый блок.
- Автомат. Механическая турель с картечницей. Видел такие?
Ли хмыкнул.
- Видел гораздо лучше. А это – жуткий примитив, если я правильно понимаю его устройство. Вот, смотри. Судя по всему, оно работает как мина направленного действия, только механизм сложнее. Цепляешь растяжку, турель вываливается из потолка, или поднимается паровым лифтом из пола, картечница становится в болевое положение и поочередно высаживает все шесть стволов, после чего уезжает на перезарядку. Оружейный блок поднимается на девяносто градусов, и в каждый ствол сверху вкладывается заряд. После чего турель снова выдвигается и стреляет. Перезарядок может быть от двух до десяти - в зависимости от размеров автомата.
- И это примитив? – поразился Андо.
- Да. На службе в Империи я видел полностью автоматизированные турели, с искусственным интеллектом, видеокамерами и импульсными пулеметами. По сравнению с ними – это каменный век.
Акинори покачал головой.
- Я, конечно, знал, что прогресс сильно шагнул вперед, но чтобы настолько… В мое время вершиной военной техники считалась дульнозарядная мортира. Ладно. Что у тебя интересного?
Ли тоже положил на стол свой экземпляр.
- Ну вот, по сути, такая же турель. Вот описание камеры с удушающими газами. А вот записанный со слов очевидца рассказ о боевом доспехе. И рисунок. Как тебе?
На не слишком четком изображении был виден массивный угловатый силуэт, от которого куда-то вверх тянулся то ли шланг, то ли провод. Судя по нарисованной рядом мерной сетке, ростом он был не меньше двух с половиной метров.
- А что это и куда тянется? – уточнил Андо, указывая на провод.
- Не совсем ясно. Это может быть и паропровод, и электрический кабель. А куда тянется… Похоже, что доспех работает на внешних источниках питания, и движется, как сейчас общественный транспорт – по проложенным по потолку проводам. Не самое удобное решение, но тогда и аккумуляторов не было.
- Ну, я думаю, встреча с ним нам не грозит – хмыкнул Акинори. – Доспех подразумевает наличие внутри человека.
- Будем надеяться – мрачно ответил Ли. – Потому что броня у него толщиной в два пальца.

+1

9

Zmei41 написал(а):

Это может быть и паропровод, и электрический кабель.

Не слежу за этим текстом, в процессе поиска по форуму случайно наткнулся на эту фразы. И удивился. Если к боевому доспеху идет паропровод, то человек в доспехе попросту сварится. ;)

0

10

Уже светало, когда троица вновь появилась у развалин храма. На этот раз их сопровождал десяток неуловимо похожих — не внешностью, но движениями и безэмоциональностью, — человек.
Не говоря лишних слов, все они деловито облачились в массивные, и даже на вид тяжелые бронежилеты, закрывающие почти все тело, которые были извлечены из принесенных с собой баулов. Экипировку завершили такие же тяжелые шлемы со стальными забралами и целые наборы разнообразного снаряжения, среди которого выделялись своими хищными силуэтами старые штурмовые винтовки, бензорезы и гидравлические инструменты для открывания дверей.
Аккуратно обходя лужи грязи и свежевырытую землю, группа приблизилась к потемневшим от времени каменным ступеням, которые до недавнего времени были скрыты массивным люком кованого железа. В конце короткого, но широкого коридора, виднелись массивные, покрытые сложной вязью и облупившимся от старости серебрением ворота.
На скважине большого встроенного замка все еще была видна истлевшая печать.
Спустя полчаса визга купленного в ближайшем крупном городе инструмента и шипения явно не местного происхождения плазменного резака, створки ворот все же поддались и в непроглядную тьму впервые за долгие годы упал свет нашлемного фонаря.
Однако сразу шагнуть внутрь открывшегося их взору длинного коридора, никому и в голову не пришло, вместо этого, освещая его яркими огнями, туда нырнули два небольших летающих дрона. Затем у входа установили мощные светильники, и только после этого порог переступил Андо.
Переступил — и замер, словно принюхиваясь.
Его взгляд скользнул по богато украшенным росписью стенам, по головам драконов, которые венчали подпирающие потолок колонны, задержался на недвижимой фигуре белого камня, возвышающейся в конце коридора, и остановился на покрывающих пол плитах.
- Что здесь не так? – негромко произнес Ли, вглядываясь в белеющую вдали статую.
- Все не так — задумчиво произнес Акинори, даже не пытаясь двигаться вперед. – Я никогда не бывал в закрытой части таких храмов, но в общедоступных помещениях никогда не было ни драконов, ни статуй.
В неровном свете фонарей дронов, оскалившиеся морды словно дружелюбно ухмылялись исследователям. Но стоило яркому лучу задержаться на пасти одного из драконов подольше, как на месте языка обнаружилась толстая трубка, нацеленная на другую сторону коридора.
- Это или огнемет, или что-то вроде дробовика, — хмыкнул Ли, присмотревшись. – Если такое внутри каждого дракона, то мертвых зон в этом коридоре нет.
- Похоже, активируется, если наступить на определенные плиты, — кивнул Андо. — Еще меня беспокоит эта статуя. Видишь, там массивный постамент? Слишком массивный для такого размера. Инари, не могла бы ты..?
Девушка кивнула и легко, словно перышко, скользнула под своды помещения. Также легко и непринужденно, словно ее вовсе не беспокоили ловушки, она неторопливо прошествовала к статуе.
- Здесь какое-то орудие — негромко прозвучал в тишине ее голос. — А еще какие-то рычаги.
- Что на них написано? — уточнил Андо.
- Старые иероглифы. На одном написано «смерть», на другом — «бесчестие», — ответила Кобаяши. — Оба опущены.
Акинори на секунду задумался, но затем уверенно произнес:
- Подними тот, на котором написано «бесчестие».
Несколько секунд ничего не происходило. Затем на общем фоне под полом что-то оглушительно заскрежетало, после чего все вновь затихло. И Андо уверенно шагнул вперед.
- «Смерть лучше бесчестия», — кивнул Ли, двигаясь следом. — Старый девиз.
Статуя, изображающая древнего воина в доспехах, оказалась двуликой. Но если первая ее сторона, обращенная ко входу, сжимала в руках каменный меч, то в руках второй оказалось короткое орудие, ствол которого был сплющен в вертикальной плоскости. Выстрел картечью не оставил бы шансов выжить никому, кто оказался бы на линии огня.
Поворотное основание статую было покрыто пылью, но кажется, оставалось в рабочем состоянии.
- Неплохо, — оценил инженерную задумку Ли. — Особенно для тех времен. Интересно, она еще стреляет?
- Не будем проверять, — улыбнулся Андо. — Но, кажется, мои предположения были верны. Система защиты активирована, причем, судя по тому, что опущены оба рычага, возможность войти или выйти не предусмотрена.
Прямо за статуей обнаружилась еще одна высокая, но узкая дверь. На этот раз — без всяких украшений, не считая иероглифа «гордость», искусно вычерченного ровно по центру.
Один из сопровождающих троицу потянулся, было к ручке, однако Адно остановил его резким жестом.
Затем он присел и, заметив у самого пола небольшую панель, надавил на нее. Внутри двери что-то щелкнуло, и она приоткрылась. За ней оказалось неожиданно светло — тусклый свет, отражаясь от сложной системы зеркал, вырывался из отверстий в потолке. 
На обратной стороне двери обнаружился короб, скрывающий, судя по всему, еще один смертельный сюрприз для того, кто решил бы открыть дверь, потянув за ручку.
Посерьезневший Ли, заглянувший, было, в проем, отошел, пропуская вперед дроны.
Это помещение разительно отличалось от первого, богато украшенного, коридора, и, своей отделкой и стилем, скорее напоминало современное офисное здание.
Из достаточно большого зала, в центре которого возвышалось давно высохшее дерево в каменной тумбе, было три выхода. Возле первого из них, расположенного ближе всего к входу, в стене находились какие-то окошки с небольшими подоконниками.
- Похоже на кассы, — негромко произнес Ли, аккуратно ступая вслед за закованными в черную броню людьми.
- Это и есть кассы, — согласился Андо. – Храмы богини нередко исполняли, в том числе, функции банков. А вот там, скорее всего, комната для охраны.
Он кивнул на второе, расположенное прямо напротив первого, помещение. Она было открыто настежь, и внутри виднелась оставленная в беспорядке нехитрая мебель.
- Разве стража не должна была запереть за собой дверь? — негромко спросила Инари, глядя, как поднятая пыль в потоках света медленно оседает на отброшенные в сторону стулья и пустую оружейную пирамиду.
Похоже, им было не до этого, — покачал головой Ли, внимательно обшаривая взглядом покрытые мрамором стены зала. После напичканного ловушками коридора он ожидал подвоха и здесь. Однако, судя по всему, что здесь такого набора смертоносных устройств неизвестные инженеры не устанавливали.
- Пока рано делать какие-то выводы, — сказал Акинори, неторопливо шагая к виднеющемуся за высохшим деревом проходу. Звуки шагов гулко разносились по всему помещению, впервые за столь долгий срок.
Очередной, короткий, но широкий коридор, на этот раз был закрыт массивной кованой решеткой, прутья которой время ничуть не тронуло. Дальше в таком же тусклом свете виднелась развилка, а по потолку тянулись какие-то направляющие непонятного назначения.
Вперед снова выдвинулись несколько одетых в черное человек, зашипел резак, и через двадцать минут в решетке образовалась дыра, достаточная для того, чтобы через нее можно было свободно пройти.
Двое из группы, на всякий случай держа винтовки наизготовку, остались в зале, а остальные, с особой осторожностью двинулись вперед.
Слева на развилке обнаружилась еще одна небольшая комната, в которой расположились непонятного назначения массивные механизмы. От них к направляющим тянулись толстые провода, а возле наспех захлопнутого кожуха одного из них валялись болты и сумка с инструментами, покрытые толстым слоем пыли.
- И здесь то же самое, — медленно произнес Андо. — Они уходили в спешке, но не наружу, а вглубь храма.
- Возможно, это была эвакуация? — предположил Ли. — Они знали, что приближаются войска, и поэтому им пришлось быстро собираться?
В ответ Андо лишь покачал головой. Пока увиденное никак не хотело складываться в единую картину. Поэтому он вновь пропустил вперед сопровождающих троицу людей, и проследовал за ними. 
Неторопливое продвижение по ветвистым тоннелям заняло еще около получаса. Позади остались небольшие казармы — такие же опустевшие и оставленные в беспорядке, столовая, где на некоторых столах так и осталась стоять неубранная посуда, и склад, забитый ящиками всех размеров и форм.
Затем группа не без труда преодолела еще один коридор, на этот раз — напичканный выдвигающимися турелями и выскакивающими под углом из-под пола полуметровыми шипами, на которых все еще были видны остатки даже на вид неприятной слизи. Как выяснилось, параллельно  с этим, набитым ловушками коридором, проходил еще один — широкий и безопасный, но открывающийся исключительно изнутри тоннель. Вход его был так искусно замаскирован с обоих сторон, что не будь на полу глубоких царапин от чего-то тяжелого, его и вовсе не удалось бы обнаружить, даже с другой стороны.
А прямо напротив него расположилось обширное помещение, в которое также вели ходы еще с трех сторон.
В осторожно приоткрытую дверь, легко скользнувшую вбок, упал яркий свет фонаря, разгоняя полумрак.
Помещение оказалось лазаретом, и он отнюдь не был пустым. Среди валяющихся в совершенном беспорядке медицинских инструментов, перевернутых операционных столов, шкафов, через распахнутые дверцы которых было видно все еще стоящие на полках препараты, на полу лежала иссохшая мумия в старомодном белом халате, сплошь покрытом бурыми пятнами. Неподалеку обнаружилась еще одно тело в такой же одежде, придавленное тумбой операционного стола. Возле высохшей руки лежала большая сумка, в которой виднелись медикаменты и хирургические инструменты.
- Следов от пуль не видно, — отметил Ли, осматриваясь.
- Больше тридцати ударов ножом, — Инари склонилась над распростершейся мумией. — Убийца был в ярости.
- Неудивительно, — мрачно ответил Андо, что-то извлекая из сумки с медикаментами и поднося предмет ближе к свету. — Это ошейник флагелланта.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Танцы на рисовой бумаге