Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Мадагаскар -Россия


Мадагаскар -Россия

Сообщений 491 страница 500 из 501

491

Давно не отмечался - простите. Дела житейские. В итоге уже в марте буду жить в Геленджике а не в Волгограде. не потому что хочу, просто карта так легла. Ну не хочет дочь возвращаться в Волгоград. Пятый год и вторая беременность в Геленджике \ третий ребёнок\. Если гора не хочет идти к Магомеду, то Магомед идёт к горе. Ну вот не моё это, но им жить, а деньги не позволяют сказать, типа - вот Вам десять миллионов на жильё. Приходится самим сменить место жительства. Но это я так - ПРОСТО ТАК.

Глава 8.
Август-октябрь. Год первый.
Мамонты. Пещерный медведь. Строительство дома.

Михаил.
   Вот так всегда, только расслабишься и – бац, чуть не съели! Продрогший как суслик, когда ещё не растаял утренний туман, я вытащил лодку на берег островка и бросился разводить костёр. Для разведения огня не пожалел 100 грамм спирта и через пару минут уже тянул свои озябшие члены к огню, а через двадцать, пил горячий чай.
   С чего это всё началось? С желания Димыча самому посмотреть и пощупать следы человека доледникового периода. Настолько желал, что после бурной дискуссии у костра, было дано добро на 5-ти дневной поход. Пять дней я и Димка в походе, а Андрей с Сергеем работают на постройке дома, потом будет наоборот.
  Вторым фактором стала каркасная лодка из бересты, которую с нашей помощью сделал Андрей. Для её изготовления потребовались еловые ветки для каркаса, смола, верёвки, лыко и береста. Для бересты выбрали большую берёзу  с минимальными повреждениями коры и ободрали её как липку. Сергей залез на высоту 6 метров, сделал надрез коры по диаметру. Потом постепенно спускаясь, надрезал бересту дерева продольно. Ещё движение ножа по кругу внизу дерева и береста для лодки готова, осталось её только снять. Получился лист бересты 5,5 метров в длину и 2 метра в ширину.
  Можно работать.  Береста свежая, поэтому распаривание не требуется.  В землю, по форме будущей лодки, вбили колья и между ними уложили бересту. Сразу стали просматриваться контуры будущей лодки. Для шпангоутов распарили два десятка еловых веток и с помощью верёвок, согнули их по нужной форме. Дальше всё просто, шпангоуты скрепили продольными дощечками, по-морскому называемые стрингерами. На дно уложили две доски, это чтобы не проломить нежную внешнюю обшивку. Где были дырки от сучков, наложили латки из той же бересты и просмолили. Где надо скрепили лыком или верёвкой и лодка готова. Если бы не нашли нужную берёзу такого диаметра, то борта пришлось бы наращивать с помощью бересты, лыка и смолы. Но мы не в 21 веке, тут и больше берёзы не редкость.
   Лодка получилась лёгкая, почти как современная байдарка, но и хрупкая. В будущем, чтобы не таскать лодку с собой, решили сделать ещё пару таких для других речек, а для нашего ручья сделать, что-то посолидней. А пока эта лодка на все случаи жизни. Вот с этой лодкой мы и отправились в поход.

*****
   Утренний туман давно рассеялся, я согрелся и уснул. Проснулся через пару часов от трубного рёва. Вскочил на ноги. Батюшки! Да это же мамонты! Сколько их? Сотни!  Значит точно – ледниковый период ещё не начался.
За сутки горная речка вынесла меня на равнину, а сама превратилась в спокойную реку. Солнце прогрело травы равнины и она ожила. Это конечно интересно, понаблюдать и прочее, прочее, но не одному. Слишком много тут живности, в том числе и хищной.
   Из-за хищника я здесь и оказался. На второй день нашего путешествия, мы вышли к тому месту, где обнаружили стоянку неизвестных людей. Рано пообедали и решили разведать местность. Пошли на север, вдоль Уральского хребта и к вечеру, на берегу горной речки, наткнулись ещё на одно кострище. Решили спуститься немного по реке. Пока я укладывал провизию в лодку и собирал наши вещи, Дмитрий, взобрался на скалу, чтобы окинуть ближайшие окрестности, своим «зорким» взглядом. Вдруг он крикнул:
- Берегись! Тигр!
Я оглянулся и действительно увидел большого тигра. Он спокойно спускался ко мне по склону. Спокойно, потому что бежать мне было некуда. Разве только в ледяные воды реки, что по сценарию кисы не укладывалось в разумные действия жертвы. Но человек уже давно не разумное существо, достаточно взглянуть на нашу планету.
   Я прыгнул в лодку и начал бешено работать веслом. Переправиться на другой берег? Дудки. Во-первых, там скалистый берег. Во-вторых, этот переросток явно не боится воды, что и доказал бросившись в воду. Потом передумал и решил догонять меня по берегу. Но я ни на минуту не сомневался, что как только я причалю к противоположному берегу, эта скотина переплывёт речку. Оставалось плыть по течению.
   На воде, если тигр решит плыть, я имел преимущество в скорости. Он это понимал, поэтому трусил по берегу, не спуская с меня плотоядного взгляда. Так мы и спускались вниз по течению, пока не стемнело. В темноте я не решился причаливать. Хорошо, что ночь была лунная. Так и плыл до рассвета, стараясь придерживаться середины реки. Слава Богу, что не было ни одного водопада. Всю ночь прислушивался к звукам. Только перед рассветом, зацепив лодку верёвкой к толстой ветке утопленного дерева, позволил себе поспать.
   И вот теперь проснувшись, обнаружил себя здесь. Тигра не было. Видно он отстал ещё ночью. Зато вокруг бурлила жизнь. Степь? Саванна? Да кто знает, как это назвать. Громадные луга, перемежающиеся с лесами. На Юг точно шли леса, а вот на Восток, куда доставал взгляд, была степь.
  Осмотревшись я причалил к правому берегу. Он был скалистый и растительности на нём было меньше. Меньше растительности, меньше живности, меньше шансов самому стать чьим-то обедом. Десять минут, удар копья и трёх килограммовая рыбина у моих ног. Похожа на хариуса, но вроде хариусы такими большими не бывают. Может в 21 веке не бывают, а у нас будут. Вот съем и если по вкусу будет похоже, так и назову эту рыбу.
   Дул приличный ветерок, поэтому решил сложить очаг, благо камней много. Начал собирать и увлёкся. Попадались красивые. Такие я бросал в лодку – Димка разберётся. Разжег костёр и когда угли почти прогорели, набросал смородиновых и ещё каких-то пахучих листьев. Положил потрошеную рыбину и сверху, тоже прикрыл листвой. Должно получиться, что-то похожее на горячее копчение. А не получится то и так съем.
   Пока рыба готовилась, поднялся на склон и прошёлся по берегу. Ничего необычного. В этом месте река упиралась в высокий каменистый холм и меняла своё направление. Подобрал ещё несколько камней и вернулся к своему завтраку. Рыба удалась! У меня поднялось настроение. Отныне быть тебе хариусом!
   Пора отправляться домой, а то там Димыч уже переволновался. Сел в лодку и  собрался плыть обратно, но меня привлёк какой-то холмик на противоположном берегу. Муравейник? Что гадать. Минута и я уже переправился через речку.. Ещё минута и я стою возле заинтересовавшего меня холмика. И стоило из-за кучи дерьма так спешить? Да, передо мной была куча свежего навоза. Столько навалять может только большой, большой мамонт. Ну, очень большой. Или они столько жрут?
   А что мы знаем о навозе? Что-то шевелится в голове. Ага! Селитра. Но только не в свежем навозе. Ему надо полежать 2-3 года. Ищем, ищем. Вот этой куче точно не менее года. Взял весло и откидал навоз. Точно. Вот он тонкий слой кристалликов. Соскрёб землю с беловатыми кристалликами, на большой лист лопуха, свернул его и положил в лодку. Дома проверим.

*****
   На то место, где меня испугал тигр, вернулся только к вечеру. Вниз по течению плыл 4 часа, обратно 8. Оно и понятно. Димыч ждал меня на старом месте. Даже ужин сготовил. Куча восторгов, дружеские объятия и всё такое. Весь мой рассказ уложился в 15 минут. Димкин был ещё короче:
- Когда ты сиганул в лодку и как бешенный начал грести вниз по течению, то я тоже решил не засиживаться на этом месте. Дураку понятно, что через 20-30 минут тигр прекратит погоню и тогда вернётся сюда. Значит, мне тоже надо делать ноги. Я и сделал их в сторону горы. Решил поискать какое-нибудь высокое место, где этой морде, трудно будет меня достать. Сразу нашёл пещеру. Вот ни разу нам не попадались пещеры, а тут на тебе. Я с дуру и сунулся. А там пещерный медведь. Вот повезло, так повезло! Если бы ты видел, как я в гору лез. У меня не второе, а пятое дыхание открылось. Туда за пять минут влетел, а сегодня два часа спускался.
- Между прочим, это хорошая новость. Шкура медведя и пещера. А пещера это такая вещь, которую легко превратить в жилище.
- Во, во. Только обживёшь а тут другой мишка придёт и прямо в пещере тобой закусит. Доставка на дом Сэр! Человеченку заказывали?
- Зря хохмишь. Извести здесь хватает. Глина есть, камней полно. Заложим вход и сделаем дубовую дверь. За пару дней управимся. Зато будет прекрасное убежище. Можно и внутри перегородки сделать и печку установить. Нет, Димка, что не говори, а это хорошая находка. Расположение пещеры очень удачное. Ты вот лучше скажи, что я нашёл. Есть что полезное?
Я вывалил перед Дмитрием кучу камней, что нашёл на том холме. Но сначала показал селитру. Дмитрий внимательно рассмотрел, выбрал белую крупинку и положил на язык.
- Да, это определенно натриевая селитра. Будем иметь ввиду.
- Как это будем иметь ввиду? А порох?
- Сдался тебе этот порох. У нас других дел, непочатый край. Давай сначала отстроимся. Построим дом, кузню, домну, водяное колесо. Наделаем керамической и стеклянной посуды, изготовим инструменты. А пока можно обойтись арбалетами. Это гораздо быстрее и на данный момент достаточно.
- Почему не луки?
- Потому что из лука надо уметь стрелять и хороший лук сделать очень трудно и долго. А простые арбалеты можно сделать на коленке. Стрелять из них легче. Тем более наточить на токарном станке, болты для арбалета, гораздо проще, чем сделать стрелы для лука. Они гораздо короче и толще, часто делаются без оперения. Да, это будут среднинькие арбалеты, но сделать такие мы можем. И стрелять с них тоже сможем.
-  Когда это будет? По-моему, токарным станком, Андрей собирался заняться зимой. Значит, арбалеты у нас будут не раньше весны.
- Ты говоришь о нормальном станке. А простенький, Андрей уже сделал и испытал. Ты, что не видел на опушке его приспособление? Он на нём тебе за день сотню болтов выточит, а ты и одну нормальную стрелу сделать не сможешь. Так что арбалет, наше оружие на ближайшие 2-3 года.
- Но селитру можно и сейчас собирать!
- Ну зачем она тебе нужна? Тем более натриевая, тем более собранная таким способом, если есть варианты лучше?
- Какие? Мы не в Индии и не в Чили. В России месторождений селитры нет.
- Нам лучше сразу перейти на пироксилин. Но опять же, не сейчас. Не потянем мы всё и сразу, в четыре рыла. Нам сейчас правильнее делать то, что делаем. Работать с глиной, деревом, медью и железом. Создавать, так сказать базу. Наконец, те же станки, хотя бы самые простые. А селитру конечно можно и даже нужно собирать, но пока мимоходом, между делом.

*****
         
«Тили, тили, тили бом. Скоро будет новый дом». Такими словами из мультика можно сказать о наших трудах в эти месяцы.  К работам приступили, как только Андрей сделал три железных пилы. Это трудное дело сделать пилу. Но процесс изготовления зубьев и шлифовки полотна упростился, благодаря песку и жидкому стеклу. Заготовили несколько шлифовальных кругов определённой конфигурации и за два дня из заготовок сделали пилы. Пилы так не делают? В 21 веке не делают, но нам так проще, чем вырубать каждый зуб зубилом. А пресса и формы у нас пока нет. Нам сейчас сточить половину массы проще, чем выковать ровное по толщине полотно.
  Лопаты, топоры, пилы, рубанки, стамески - всё есть. Есть медные гвозди и железные скобы. Заготовлена пакля, смола и прочее, прочее. Что забыли, сделаем по ходу работ. Всё лето потихоньку готовили фундамент под дом. Вырыли котлован 5 на 10 метров и глубиной в 1,5 метра. Дом будет с полуподвальным помещением. Надо же где-то работать в дождливые и снежные дни!
  Цементирующим раствором у нас служит негашеная известь, в смеси 1 к 3 с песком. Чтобы получить известковый цементирующий раствор, достаточно размельчить известняк и прогреть до 900 градусов. Можно и до 700 градусов, но процесс CaCO3 ↔ CaО + CO2; ΔH = –179 кДж резко замедлится. Потом измельчаем и смешиваем с песком - смесь готова. Можно добавить немного глины. Теперь, когда будем производить кладку, в сухую смесь, достаточно добавить воды. Раствор сильно нагреется поскольку пойдёт реакция  гашения извести  СаО + Н2О = Са(ОН)2 + 65,1 кДж. Большая часть воды поглотится и раствор затвердеет.  Процесс окончательного затвердения длительный, но для нас это не критично – не «высотку» строим.
  Обычно применяется гашённая известь, так безопасней и прочнее, но дольше. Это хуже цемента, но его решили не делать. А могли бы? Могли. Даже так, на коленке. Портландцемент получается при нагревании смеси известняка и глины до температуры +1450…+1480 °С. Это можно сделать небольшими порциями в плавильной печи. Но не хочется портить плавильную печь, нас и негашеная известь устроит. А цементный заводик можно сделать в следующем году.
   Для кладки фундамента и подземной части здания использовали природный камень. Снаружи, подземную часть отсыпали глиной. Не плохая защита от воды. Выше уровня земли, кладка велась кирпичом. С полами не мучились. Выложили из брёвен длиной 4-6 метров, расколотых на две половинки. Бралось брёвнышко диаметром 25-30 сантиметров, ошкуривалось и раскалывалось по середине. Грубо? Да. Зато никаких балок и никаких досок.
Окна и двери делал Андрей. Вот у кого руки на месте. Мы у него только в подмастерьях могли ходить. Впрочем, так оно и было. Мы таскали грузы, месили, тесали, а он указывал и проверял. А самое главное делал такие вещи как окна в два стекла, двери, печь.
  Сдать дом под ключ, до дождей и холодов, мы не успели. Но наружные работы закончили все. Сарай, туалет и баню делали уже по холодам. Благо всё это делалось из глины, камышовых матов и дерева. Это значительно проще.
  Главной достопримечательностью дома, была русская печь. Она стояла в полуподвальном помещении. Отопление верхней части дома происходило от широкого дымохода, который одновременно служил и частью разделительной стенки дома на два помещения. Вдобавок такое расположение печи, прогревало потолок полуподвала, который одновременно служил и полом надземной части. Вот так, как в 21 веке – полы с подогревом.
   Забегая наперед, скажу, что работы мы закончили в тот день, когда выпал первый снег, который растаял к обеду. Полуподвал был единой комнатой, в центре которой стояла большая кирпичная печь и горн для кузнеца. Окна в этом помещении находились под самым потолком. И хотя они были маленькими, но тоже имели решётку и ставни, как и окна в самом доме. В полуподвальное помещение имелось два входа - лестница из прихожей и выход на улицу. Но этот выход считался грузовым и походил на ворота какой-нибудь крепости. Жилая часть дома была разделёна на три комнаты – прихожая, спальня и зал. Впрочем, зал тоже являлся спальней, просто решили так называть самую большую комнату. В доме было всего три окна. Все они находились в зале и выходили в сторону ручья. В остальных помещениях сделали только маленькие форточки, для проветривания и света. Это позволяло в случае опасности охранять только дверь и одну сторону дома с окнами. В прихожей было две лестницы. Одна вела в полуподвал, вторая, откидная, на чердак. Потолок сделали из бруса, проконопаченного мхом. Это позволяло свободно ходить по чердаку и хранить там не только сушённые травы, но и значительные тяжести. Там тоже было четыре окошка, глядящие во все стороны. Но они были маленькие и в одно стекло. Крыша состояла из трёх слоёв – доски, тина пропитанная дёгтем и береста, уложенная внахлёст и пришпиленная медными гвоздями с широкими шляпками.
   Все съестные припасы были снесены в полуземлянку, которая располагалась всего в трёх метрах от дома. Рядом расположилась деревянная банька, а за ней глинобитный сарай для дров и других вещей, не боящихся холода. Туалет поставили на самом краю холма. Но в будущем, туалет с ванной планировалось разместить в доме. Высота холма позволяла сделать нормальный сток для канализационных вод. Планировалось вырыть колодец в полуподвале и поставить бак для воды на чердаке. Но это всё потом, в следующем году. Если конечно не поменяются планы и аппетиты не вырастут.  Пока и так не плохо. Надо ещё вырыть ледник и погреб, но это тоже по возможности. Мы все устали от земляных работ, требовалась смена деятельности.

Отредактировано Филипок (25-02-2018 09:33:02)

+1

492

Глава 9
Ноябрь-февраль.
Домашние хлопоты. Охота на медведя.

Андрей.
   Пришла зима. Надо сказать мягкая зима. Снег падал и таял. Редко холода опускались ниже 5 градусов мороза. Только в конце января Дед Мороз обратил внимание на наши края, что выразилось обильными снегопадами и устойчивыми отрицательными температурами. Но до настоящих сибирских морозов дело не дошло. Так, -5, -10 днём и -10-15 ночью.
   Ночи стали длинными, а дни короткими. Явно стал ощущаться информационный голод. Пытались его забить домашними работами. Частично это удалось. А чем заняться не было проблемой. Все те работы, которые откладывались на зимний период, не умещались и на двух больших листах бересты. Холодное оружие, различный инструмент, включая и медицинский. А главное арбалеты. Три обычных и один большой, стационарный, на чердак. Сделал в первую очередь. Но это не полный перечень, что надо было мне выковать, отлить, обточить и так далее.
   Работы по железу и меди было много, но эти упыри всё равно припахали меня в производстве ткани. Хотя, надо быть честным, это являлось общей обязанностью. Первую половину дня каждый из нас занимался своими делами, а после позднего обеда, когда начинало темнеть, все собирались в зале и превращались в прях и ткачей.
   Сделать из крапивы, иван-чая и конопли ткань, стародедовскими способами – та ещё работка. Но делать нечего, не из шкур же носить рубашки и штаны. Хотя, можно, но не очень хочется. А вот нательное бельё, типа трусов и маек, из шкур, точно нонсенс. Начинали с грубой пряжи. Она пошла на плащи, куртки и тому подобное. Набили руку, нитка стала получаться тоньше и к концу зимы, можно было подумать и о трусах. Толстоватая ткань получилась, как на джинсах, но всё лучше, чем звериные шкурки. Тем более Димыч, пообещал отварить её в поташе до такой степени, что она станет мягкой как детские пелёнки. Хочется верить.
  Михалычу надо поставить плюсик. Всё-таки он не зря нагнал почти 300 литров скипидара. А я ещё ворчал на него, что он столько глиняной посуды занял своей химией. А вот теперь, после того как я сделал 6 медных светильников, наподобие керосиновых ламп, мы и вечером при свете. Причём и света для работы хватает и тепла. Они так помещение прогревают, что мы не топим печь, а подтапливаем. Но надо признать, чадят они порядочно. В этом плане, до керосинок им далеко. Выручает вытяжка, которая с учётом работы на горне, сделана с запасом.
  Работы в доме надоедают и мы периодически, когда хорошая погода, делаем вылазки на природу. Два раза ходили в заброшенное поселение. Зря ходили. Только инструмент портили, да руки отбивали. Решили отложить на лето. Димка с Михаилом хотят взять эту крепость с помощью кислот. Может что-то и получится. По любому, кувалда и зубило там не пляшут.

*****
   В середине января установилась отличная погода. Ясное небо, снег, ветра нет, температура днём возле 2 градусов мороза. Вот мы и решили сходить на охоту. На медведя. На пещерного. Кинули жребий. Сторожить дом выпало Михалычу. Вот и правильно. А то всё ему – тигры, мамонты. Пусть дома посидит.
  Отправились ранним утром, когда небо только начинало светлеть. Собирались быстро, но тщательно. Взяли 2 арбалета, больше не успели сделать, 3 копья, 6 дротиков и 6 ножей. Лыжи на ноги и вперёд, за приключениями. И надо сказать, этих приключений я отхватил по полной.
   К пещере, как не спешили, прибыли только к вечеру. Близко подходить не стали, расположились возле большой сосны. Наломали лапника, поужинали и накрывшись самодельным брезентом улеглись спать.

   Под снегом, что-то хрустнуло, я замер. Ветка? Кость? Какая разница? Тишина. Стою и слушаю. Именно сейчас ошибка может стоить дорого. Пути отхода далеко, а вход вот он, рядом. Из пещеры тянет теплом. Нет не в прямом смысле теплом. Просто воздух на пару градусов теплее, чем снаружи. Вдобавок в него вплетены животные запахи. Отчего им там не быть? Вряд ли медведь купается зимой. Похоже, и в туалет ходит там же, в пещере.
  Но пора действовать. Машу рукой и сверху, прямо мне под ноги падают один за другим два факела. Это даже не факелы, а вязанки хвороста, пропитанные серой и нанизанные на палку. Эдакие мётлы как у дворников, только в несколько раз больше. Подхватываю их с земли и размахнувшись, одну за другой, отправляю в пещеру. А теперь делаем ноги. Отбегаю на полсотни шагов и хватаюсь за верёвку. Ребята в две пары рук быстро тянут меня  вверх. Небольшая пробежка и мы уже над входом пещеры. Оттуда клубится жёлтый дым. Нет, это не дым, это какая-то отрава. Сера даёт такой «чудесный» аромат. К сожалению, дым не затягивает в пещеру, а наоборот выталкивает. Похоже, в пещере есть ещё выход и тяга воздуха в нём не туда, куда нам надо. А жаль. Дым даже здесь, на верху, щиплет глаза и раздражает гортань. Димка не выдержал и закашлялся:
- Блин, мне даже здесь дышать трудно, а этот  будущий «ковёр», даже не замечает нашего вторжения.
- Это он ещё не проснулся.
Только Сергей это сказал, как из пещеры донёсся рык.
- Проснулся голубчик. Ребята! По местам!
Димка отошёл на 10 шагов влево, а я вправо. Сергей, сжимая в своих руках копьё, остался на месте, присев прямо над входом пещеры. Мы приготовили арбалеты. Время шло, из глубины пещеры периодически доносился рык медведя. Но дальше подачи голоса дело не сдвинулось. Хозяин вожделенной шубы, явно не собирался выходить на свежий воздух. Дым превратился в дымок, а потом и совсем исчез. Я разозлился:
- Серёга! Твой план не сработал. Похоже этот мишка, наркоман-извращенец.
Димка усмехнулся и поддержал беседу:
- Он кайфует от своих фекалий и запаха не мытой шкуры. Видно у него там такой запашок, что серный газ для него тьфу, как одеколон.
Сергей не обиделся и даже сам подшутил над собой:
- Это я маху дал. Похоже, я ему услугу оказал – только паразитов потравил.
- Во-во. Теперь задумайся Серёга. А нужна ли нам такая вонючая шкура?
- Конечно нужна! Это будет наше химическое оружие. Придут незваные гости, а мы им шкуру под нос и они бац бездыханные на землю.
   Шутки шутками, но в этот день у нас ничего не вышло. Медведь засел в обороне, и выходить на открытое пространство не пожелал.
  Во время позднего завтрака или раннего обеда был произведён мозговой штурм. В результате было решено, что шуба медведя для нас не так важна, как сама пещера. Медведя надо выкурить даже ценой его шкуры. Все вещи были оставлены на стоянке, а мы, встав на лыжи, налегке, отправились домой. К нашему хутору прибыли в полной темноте, заготовили кувшины со скипидаром и дёгтем и после короткого сна отправились обратно.
  К пещёре прибыли к обеду, злые и голодные. Пара месяцев домашнего заточения, отрицательно сказались на наших мышцах. Такой марафон, нас измотал. Было с чего. Но откладывать операцию по выкуриванию медведя из его каменной берлоги, не стали. Смешали в горшках скипидар с дёгтем, обильно сдобрили серой и приступили к осаде.
  Первый кувшин полетел в левый угол пещеры. Вспыхнуло пламя и стало видно всё помещение. Пещера оказалась больше, чем мы ожидали. Шириной не менее 20 метров и фиг его знает какой длины. Медведь прижался к правой стене пещеры и глухо рычал. Нас он не боялся, что и показал в дальнейшем, но вот огня! Похоже, у него с огнём были связаны неприятные воспоминания.
  Понятно, чтобы выгнать эту зверюгу на свежий воздух, надо зажечь пламя у него за спиной, в глубине пещеры. Делать нечего, пришлось войти в пещеру. Размахнувшись, я запустил два кувшина как можно дальше и рванулся к выходу. Это я так думал, что рванулся. Это медведь рванулся. Догнал меня у выхода и прокатился по мне как каток. Только косточки хрустнули. Из меня вышел воздух изо всех отверстий, что были в теле, а возможно не только воздух и я потерял сознание.

*****

  Очнулся я на лапнике, возле костра. Вечер ещё не наступил. Значит, я был без сознания не больше пары часов. Ребят рядом не наблюдалось. Попробовал подняться, тело пронзила боль и я снова отключился. Второй раз сознание посетило мою голову, когда в небе зажглись первые звёзды. Возле костра, всего в паре метров от меня, сидели Сергей и Димка. Серый первый заметил, что я очнулся и подошёл ко мне:
- Что ж ты Андрюха, всю славу захотел себе забрать? В одиночку решил косолапого завалить?
- Дай попить.
Серёга протянул мне кувшин с тёплым, ягодным напитком и помог напиться, придержав его за дно.
- Что со мной?
- Если не считать ушибов, то по серьёзному, только рёбра. От двух до четырёх у тебя лопнуло или треснуло. Это Михал Потапыч, лапой, тебе на левый бок наступил. Мы тебе бандаж наложили, перетянули так сказать, но в результате остались без брезента. Точнее половина брезента ушло на стягивающие бинты.
- А медведь?
- А что медведь? Медведь умница, это мы как тот глупой охотник.
- Какой охотник.
- Как тот охотник, который с чукчей на медведя ходил. Наш медведь, когда выскочил из пещеры, два болта из арбалетов получил, а потом я ещё и копьё ему в спину засадил. Ну, копьё потом выпало из раны, а болты он так в себе и унёс.
- Ушёл?
- Ха, ушёл. Ушёл, не ушёл, а 6 километров отмотал. Я вот теперь и думаю. Зачем я его копьём ткнул? Он бы без этой раны от копья ещё 5 километров отмотал.
- Не понял.
- Намекаю. Он в сторону нашего хутора бежал. Ещё бы 5 километров пробежал и в наш дом упёрся.
- Ха. Ой.
- Осторожней. Тебе ни смеяться, ни кашлять нельзя.
- О-ой. Да как тут не смеяться. Я представил, как он к нашему порогу добегает и падает. Ой. Ха. Ой.
- А вот нам не смешно. Втроём, на лыжах, мы его ещё кое-как дотащили бы. Но теперь надо сначала тебя оттащить, а потом брать с собой Михалыча и идти за медведем.
   И ведь дотащили и медведя и меня. Сделали из моих лыж сани и на следующий день, с утречка, по проторенной лыжне, к обеду, доставили мою тушку домой. Сами, чуть отдохнув, вернулись к медведю. И с помощью русского и могучего, в полной темноте, доставили тушу к порогу дома.

*****

   На следующий день, когда я отлёживал бока, ребята споро разделывали эту не маленькую тушку:
- Михалыч. А вот сейчас, глядя на этот будущий МОЙ ковёр, мне кажется, что он не такой уж и большой. Может это подросток.
Михаил разогнулся и не выпуская ножа из руки, тыльной стороной, вытер пот со лба. Глянул на меня раздражённо, но промолчал. Его можно понять. Они вторые сутки пашут как папа Карло, а я. Я разлёгся на куче шкур, на свежем воздухе и балдею. Точнее от скуки задаю всякие там вопросы. Но понимая, что в том нет моей вины, он ответил:
- Разновидностей пещерного медведя много. Были виды, взрослые особи которых достигали веса двух тонн. Но они и вымерли раньше. Считается, что 24 тысячи лет назад. А наш, похоже, относится к так называемому малому пещерному медведю. Эти вымерли самыми последними из своего вида. Примерно 10 тысяч лет назад.
- Назад от чего?
- Назад от 20 века. Кстати, судя по его шрамам и стёртым клыкам, он уже в возрасте. Если перевести на человеческий, то эдак за 30 лет. А весит он. Ну, если на глазок судить. Около 600-700 килограмм. Это и есть максимальный вес для малого пещерного медведя. Если конечно его не кормить на убой.
- По-нашему 30, это мужчина в самом рассвете сил.
- Если тебя или меня с грудного возраста растить в таких суровых условиях, то ты в 40 будешь выглядеть как 80-ти летний. Если доживешь, конечно.  Как видишь у цивилизации не только одни отрицательные стороны. Есть и положительные. Немного, но есть.
- За что же ты так цивилизацию не любишь?
- Я люблю ЦИВИЛИЗАЦИЮ. Я не люблю нашу цивилизацию.
- И за что?
- За то, что она губит человечество, под предлогом, что всё делает для её блага.
- Что именно?
Тут вмешался Дмитрий:
- Брек. Брек. Брек. Хорош спорить ни о чём. Нам здесь это не поможет. Нам что вдвоём, с Сергеем, с этой тушей возиться?
Сергей зло посмотрел на нас. Типа отлыниваешь от работы, а я тут тружусь яки пчёлка.
  Разделка туши медведя заняла один день и целую неделю мы возились с мясом и шкурой. С мясом всё ясно – большую часть на ледник, остальное коптили, варили консервы и вытапливали жир. Со шкурой было сложнее. Предложений, на что пустить шкуру, было много, и мнения разделились. В итоге поступили просто. Выделали и повесили в зале на стену. Не рачительно конечно, но зато без обид и красиво.

*****
  Для меня наступили скучные дни. К горну не подойдёшь, на охоту не сходишь. Занялся сборкой и наладкой токарного станка. Точнее руководством и наладкой. Сборкой и подгонкой занимались ребята. Не мне же кувалдой махать и на точильном камне работать.
  Между делом сделали лесной войлок. Раньше бы и не подумал, что из сосновых иголок можно сделать такое. Отварили в лёгком щёлоке, промыли, подсушили. Потом обмяли, чем-то вроде скалок, очистили от мусора и получили то, что получили. Частью, без дальнейшей обработки набили наволочки и подушки готовы. Из оставшейся пакли сбили войлок, который пошёл на тапочки. Хотели сделать валенки, но это не животная шерсть – воды боится. На войлочный ковер и матрасы материала не хватило. Жаль. Решили в следующем году заготовить сосновых иголок больше.
  Зато заготовку пряжи, кручение нити, прядение, никто не отменял. Каждый день, с обеда и до ужина. Я эту работу, к концу зимы, возненавидел. Надоело хуже горькой редьки. Но во всём этом был и приятный бонус. Сделали «джинсовые» костюмы. Димка с Михалычём отварили одежду в щелоке, ткань стала помягче и белее. В синий цвет покрасили природными красителями, для чего использовали ежевику.
  Комаров и мошкару никто не отменял. Поэтому, костюмы получились, больше похожи  на одежду буровиков и таёжников, чем на джинсу. Да и чёрт с этим. К концу января каждому сделали по две пары трусов и маек, а также комплект нательного белья. Как там в анекдоте? А жизнь-то налаживается!

+2

493

Глава 10.
Февраль-апрель.
Волки. Пещера.

Сергей.
  После охоты на медведя, в нашем хуторе наступили обычные трудовые будни. Охота и рыбалка считались отдыхом, каковым и были. Дичь это зайцы и птицы, попадающие в ловчие петли. Изредка их били из арбалетов. Пару раз добыли оленей, что вздумали в такое время прогуляться на солонец. Основная животная масса обитала в низу, в долине, куда мы ещё не добрались. Правда и желания особого не было туда соваться. Где много травоядных, там много плотоядных. А нам и здесь хорошо. Зачем без толку рисковать?
   Но всему хорошему когда-то приходит конец. В окрестности появилась стая волков. Судя по отпечаткам лап, даже не волков, а волчищ. Каждая особь весила не менее 30-40 килограмм. И быть бы беде, если бы не зима. Снег выдал серых хищников раньше, чем они решили нанести нам визит.
   Выходы на природу прекратили. Укрепили нашу кладовку, привалив брёвнами. Как говорится - подальше положишь, поближе возьмёшь. Всё-таки у нас там, на леднике, не менее 300 килограмм мяса, а запах никто не отменял. Теперь, на чердаке постоянно кто-то дежурил. Днём наблюдал на все четыре стороны, а ночью просто прислушивался. Для такого благородного дела даже шкуру медведя со стены сняли. Ибо зима, а чердак не отапливается. В туалет стали ходить только по двое, а ночью вообще выходы запретили. Поставили в прихожей большой горшок, для тех, кого приспичит в тёмное время суток.
     Думаете, струсили? Да, опасались. Незачем по бестолковому рисковать.

*****

   Похоже, волки за нами наблюдали. Выяснив, что подловить нас по одному не получится и, повыв для порядка пару вечеров, они решились на штурм. На штурм кладовки конечно.
   Дежурным по чердаку в этот вечер был Андрей. Сегодня они выли особенно громко.
- Андрей! Пульни факелом в этих злыдней! Они своим воем работать мешают.
   Это Михалыч подал свой голос. Андрей, не говоря ни слова, вставил в большой арбалет факел, поджёг и выстрелил. Тёмное небо прочертил огненный след. Факел воткнулся в снег острым концом, и пламя осветило белоснежное покрывало земли, на десятки метров вокруг. В освещённом круге заметались хвостатые тени. Андрей закричал:
- Волки! Они пытаются забраться в погреб!
Запах мяса задурил мозги хищникам и они, забыв об осторожности, пытались пробраться к пище. Подвывая и скребя когтями подмёрзшую землю медленно, но неуклонно волки приближались к цели. Вытяжка из погреба слегка прогревала землю вокруг себя, что облегчало работу хищникам. А запах стимулировал их рыть именно здесь. Ещё 10-15 минут и образуется дыра достаточная для проникновения внутрь. Стая скучилась в одном месте. Все они понимали, что вот, вот и доступ к мясу будет открыт. Никто не собирался оказаться последним. Про нас забыли. На дом никто не обращал внимания. А зря. Андрей на чердаке уже перезарядил свою бандуру и только ждал отмашки. Мы слегка приоткрыли дверь. Дмитрий встал на колено, мы примостились сзади.

*****

   Руки слегка подрагивали, это наверное от волнения. Нажал спуск и болт с громким щелчком улетел в кучу серых хищников. Выпустив каждый по болту быстро прикрыли дверь. Что-то не хотелось ощутить на себе волчью хватку. Дикий вой хлестнул по ушам, как будто не было обитой шкурами двери. Создалось впечатление, что они вообще воют под самой дверью. От неожиданности я выронил очередной болт на пол:
- Блин. Андрей, что там делают волки?
- Чего ругаешься?
- Болт обронил.
- Не психуй, они даже в сторону не отошли. Наоборот лезут в дыру. Прорыли всё-таки. Я уже зарядил. Стреляем?
   Приоткрыл дверь. На снегу лежали пять волков. Это Андрей ухитрился в этой куче мала поразить сразу двоих. Ну, таким-то болтом, который по своим размерам тянет на дротик, не мудрено. Суммарно волков стало меньше. Я видел только пятерых. Видно часть уже проникло в помещение хранилища. Так для нас это даже лучше. Прицеливаюсь, даю команду – залп. В этот раз наши результаты скромнее, только три попадания. Но оставшиеся два волка уже не решились лезть в дыру, а отскочили на 20-30 шагов ближе к лесу. Я руковожу обороной, поэтому и отдаю команду:
- Заряжаем и выходим. Попробуем достать тех двух, а потом разберёмся с остальными. Они теперь как в ловушке.
Вышли, дали залп по мечущемся теням и даже попали в одного. Подранок с повизгиванием скрылся в зарослях. Второй волк больше не стал испытывать судьбу и устремился вслед за товарищем.
- Андрей! Следи за теми двумя, а мы займёмся теми, что проникли внутрь кладовки.
   Дмитрий поджёг серную шашку и бросил в дыру, а Михаил с хиканьем привалил лаз бревном. Что-то поджечь мы не опасались. Нечему там гореть.
  Расставил ребят напротив выхода. Теперь осталось только ждать. Серная шашка это пропитанная серой, дёгтем и в последний момент скипидаром пакля. Горит сильно, а дыма выделяет ещё больше. Минут через пять вой и движение внутри прекратилось. Открыли дверь. Из открытого проёма повалил дым. Когда слегка проветрилось, я осторожно просунулся внутрь. В одной руке факел, в другой топор. Ребята пристроились по бокам с арбалетами. Четыре волчары лежали бездыханными прямо на леднике. Даже в последний момент не отошли от мяса. Не похоже на волков. Неужели такие голодные? Или тупая разновидность?
- А волки сообразительные попались. Догадались, что над ледником дыма меньше – сказал Дмитрий тыкающий ножом в одного из волков.
Во блин! А я не догадался. Холод конденсировал серный газ и воздух над ледником был чище. Хотя волков это не спасло.

*****
   Добыча оказалась знатной. Восемь мы подстрелили на месте, четверо задохнулись от серного дыма в хранилище. А утром, по следам мы нашли подранка. Им оказалась старая волчица, которая к утру замёрзла. Волк, который ушёл с ней, никуда не делся. Так и сторожил её труп. Благородно с его стороны, но нам мстители не нужны. Пропел свою смертельную песню болт и последний член стаи присоединился к своим родственникам.
   Желанием возиться с выделкой шкур никто не горел. Но мысль о том, что у нас будут полушубки из волчьих шкур, грела душу. Хуже было с хранилищем припасов. Сера, тонким слоем, покрыла всё, что находилось в помещении. Мясо пришлось обрезать, овощи промывать. Возни было много. Все захлюпали носами. Ещё бы! При нулевой температуре, несколько часов, возится с водой. Такое даром не проходит. Не прошло. Пришлось прибегнуть к экстренным мерам. Банька, горячий чай и пара литров коньяка выбили нас из рабочего графика на сутки, зато спасли наше здоровье.

*****
   В конце февраля мы заскучали. Андрей уже поправился и энергия требовала выхода. В итоге, в результате долгих вечерних дискуссий, было принято не привычное решение. Мы решили идти к пещере. Все, четверо. Почему? Никто не хотел оставаться – это, во-первых. Во-вторых поход к пещере обосновали её благоустройством. Надо её обследовать, очистить от отходов и самое главное -заложить вход камнем и сделать прочные двери. Работы на всех хватит.
   Двери сделали здесь, так проще. Собрали инструмент и многое другое, что может пригодится и отправились в путь. Каждый тащил за собой небольшие сани, загруженные под завязку. Не удивительно, что тот путь, который мы могли преодолеть за 6 часов, растянулся на двое суток.
   Вход в пещеру заметили из далека. Трудно не заметить дыру в горе, шириной 20 и высотой в 6 метров. А перед ней была ровная площадка 30 на 100 метров. Только она вся была завалена камнями.
    Отдохнули и первым делом принялись за генеральную уборку. В 4 пары рук такая работа заняла всего полдня. Потом наковыряли известняка, прямо здесь в пещере и обожгли. В этом вопросе нам повезло. Мы ещё в прошлый раз заметили, что недалеко от входа, по стене, проходит четырёх метровая жила известняка. Таким образом, убили двух зайцев. С большим запасом заготовили сырье для будущего цементного раствора и получили отдельное помещение. Сделай деревянную перегородку, поставь печку и есть где переночевать даже в сильные морозы.
   С нашим приходом к пещере наступило потепление. В долине снег совсем растаял и равнина стала тёмно-серой, с редкими островками белого цвета. Здесь, на высоте почти тысяча метров было прохладнее. Хотя снег просел, но не растаял окончательно. А по утрам прихваченный морозцем, стал представлять собой ледяной панцирь.
   Два дня, пока шел обжиг и гашение извести, собирали подходящие камни. Хорошо, что они во множестве валялись прямо перед входом в пещеру. Только на третий день приступили к строительству. Установили дверь и обложили её камнем, скрепляя известковым раствором. Известь ещё не стала гашённой, но мы решили не ждать.
   Потратили ещё четыре дня, зато вход получился солидным. Толщина стен, в среднем, была около полуметра, а дверь изначально сделали толстой, окованной железом. Красота. Но меня такой дизайн не устраивал. Издалека было видно, что это сделано человеческими руками, а не природой. Пришлось напрячь ребят ещё на денёк.
- Сергей, ну зачем нам закидывать подход камнями.
- Чтобы в глаза не бросался. Оставим небольшую извилистую тропинку и всё. Стену замаскировали хорошо, похоже на обвал камней, а вот дверь…
- Что дверь?
- Демаскирует. Надо к ней прибить какой-нибудь куст. Он скроет прямоугольную форму. Хотя бы издалека её не будет видно.
- Так куст засохнет.
- А что не бывает засохших кустов? Здесь всё правильно. Засыпало камнями он и погиб.
- Жираф большой, ему видней.

*****
  Закончили со строительством и устроили групповую охоту. С охотой не повезло. Не получилось охоты как таковой. Только отошли от пещеры на километр, как на нас выскочил лось. С испугу натыкали в него болтов. Все четверо попали. С пяти-то метров и не попасть. Андрей чуть опять не попал под раздачу, но успел отскочить. Отделался лёгким испугом. Лось не олень, но 4 болта выпущенные в упор не оставили ему шансов. Так и закончилась наша охота. Даже часа не продлилась. Шкуру дольше снимали. Обед плавно перешёл в ранний ужин и закончился хорошим крепким сном.
   Следующий день посвятили обследованию пещеры. В самом конце она имела два крупных ответвления. Было ещё несколько мелких по бокам пещеры, но их мы оставили на потом. Разбились на пары, выбрали и разошлись, договорившись вернуться назад не позднее обеда. Верёвка на плече, карманы оттягивают куски известняка, в руке скипидарный светильник. Известняк, чтобы делать отметки на стенах. Кто знает, сколько ответвлений нам ещё встретится по пути.
- Сергей держи!
Димка оттолкнулся и прыгнул. Я только крепче сжал страховочную верёвку. Трещина не широкая, всего пару метров, но бережённого Бог бережёт. Сейчас Димка идёт впереди, а я страхую.
   Мы уже второй час карабкаемся по этому тоннелю. Так и хочется сказать, что он рукотворный. Если убрать эти трещины, провалы и обвалы и мысленно представить… Точно как тоннель шириной 8 и высотой 5 метров. Пол, где не засыпан и не провален, ровный, как и потолок. А главное, что он почти прямой. Точнее напоминает дугу.
- Сергей. Иди сюда.
Подхожу и вижу. Было бы света больше, я бы и раньше это увидел. А так светильник освещает пространство только на 5-6 метров. Всё что дальше, теряется во мгле. Но теперь я стою рядом с Дмитрием, высоко задрав фонарь. Свет двух фонарей освещает громадный тоннель, в который нас вывело наше ответвление. Шириной не менее 20 метров, он уходил в обе стороны и терялся во мгле. Я не сдержался от восклицания:
- Не фига ж себе! Это точно не природного происхождения!
- Согласен, не природного. Но чем это было раньше?
- Представь тот путь, что мы прошли и это место в уме.
- Ха, похоже на автомобильную развязку. Нет авио автомобильную. Вспомни что перед входом в пещеру почти 100-метровая площадка, которая заканчивается обрывом. Значит что-то отсюда выезжало по этому ответвлению и взлетало.
- Точно. Но тогда должен быть ещё отвод для тех, кто въезжал!
- Проверим?
- Проверим.
- Ты туда, а я туда?
- Нет. Оба в одну сторону. Если ничего не найдём в течение получаса вернёмся и пойдём в другом направлении.
   И мы пошли влево. Почему влево? А потому что Андрей и Михаил вошли в левое ответвление. А вдруг? Почему бы и нет? Это вполне логично.
  Шли медленно. Мы внимательно осматривали всё что под ногами, обследовали стены тоннеля. Нас ждало разочарование. Никаких следов цивилизации, кроме ровных поверхностей стен. Странно. На дороге в тоннелях много чего есть, только мы на это не обращаем внимание. Разметка, подсветка, дорожные знаки – наконец, просто реклама. А здесь ничего. Как же они в темноте ездили и ориентировались где сворачивать? Хотя, если у них всё на электронике, то надобность во всём этом отпадает. А постройка и обслуживание таких тоннелей становится дешевле в разы.
- Серый смотри. Кажется там свет!
Присмотрелся, даже фонарь за спину отвёл, но ничего не увидел:
- Дим. Тебе показалось. А если и не показалось, то всё равно туда идём. На месте увидим.
Увидели. Но ещё раньше увидели боковое ответвление. А в нём дверь. Что-то эта дверь мне смутно напоминала. Нет, не напоминала, просто что-то проскочило в мозгу как искра. Типа – ага, так это… И погасла не успев ничего сказать. Может я бы и вспомнил, но тут впереди забрезжил свет, мысль ускользнула, не успев родиться.
- Эге-гей! Гей-гей-гей.
- Сам ты гей! Гей-гей-гей.
Ага! Значит, мы правильно подумали и это второй вход. От радости хотелось, что-то сделать и я ничего умнее не придумал, как воспользоваться эхом для шутки.
- А если по мордам? Дам, дам, дам.
- По своей сколько угодно. Только эхо для этого не привлекай. А то трехкратно получишь.
   Это ребята уже вышли в основной туннель и приблизились к нам. Поэтому Андрей сказал спокойным голосом, не создав громкого эха.

*****
   Впечатлений от прогулки по подземным лабиринтам было «море», поэтому в этот день мы ничего больше не исследовали. Отметили, так сказать нашу находку. Решили, что если не будет срочных дел дома, заняться благоустройством и исследованием пещеры. Наверняка это не единственное ответвление от основной магистрали. Значит, есть возможность поискать, а может и найти артефакты.
  Следующий день решили посвятить обследованию боковых ответвлений, которые находились прямо здесь, в пещере. Решили сделать это втроём, а Димку отправить домой. Надо пополнить запасы «лекарства», проверить, всё ли в порядке в нашем королевстве. Как раз накануне, всю ночь падал снег. Немного похолодало. И хотя внизу снег растаял, а может и выпал в виде дождя у нас он сохранился. Земля покрылась новым, пушистым снегом. Самое то, для ходьбы на лыжах.
  Димка ушёл сразу после завтрака, а мы принялись за поиски. Зря надеялись, что-то найти. Похоже, это были служебные помещения, из которых давно вывезли всё ценное и не ценное.  Заинтриговали 8 небольших помещений, расположенных в ряд, на расстоянии метра друг от друга. Точнее, 4 помещения были на одной стороне и 4 напротив. Смущал их малый размер. Каждое, выглядело как куб со сторонами по два метра. Наверное, здесь стояли дорожные роботы. Ведь кто-то должен был регулярно проверять и чинить дорогу.
   Было ещё одно ответвление, но оно было не просто завалено. Создавалось ощущение, что камни как будто утрамбовали. Меня гложут смутные сомнения. А не находится ли там то, что не вывезли? Сами не вывезли, а чтобы другим это не досталось, вот так замуровали. Скорее всего, там находилось что-то похожее на гараж с мастерской. Интересно бы узнать, но опять придётся отложить на будущее. За час мы смогли отковырять только три камня. Такими темпами с нашими горнопроходческими знаниями и инструментом, мы одолеем  пару метров за месяц. А какой длины коридор, который ведёт в помещение, мы не знаем. А может и там всё завалено камнями. Решили – отложим работы в этом ответвлении на следующую зиму.

+2

494

Глава 11
Март-май.
Встреча. Новые знания.

Дмитрий.
   Хорошо идти на лыжах, по не глубокому свежему снегу. Кроме арбалета никакого груза нет, даже провизии. Ветра нет, солнечно и температура чуть ниже нуля. Действительно хорошо!
  Решил немного срезать и скатиться по склону. Никем не потревоженный снежный покров слегка тормозит спуск, но зато позволял легко маневрировать. Сосна. Делаю небольшой разворот, движение слегка замедляется и я огибаю дерево. Поздно повернул и телом сбиваю снег с нижних веток. Начиная с вершины, со всего лесного великана, вниз скатывается снежная лавина. Но меня уже там нет, я уже далеко.
  Домой попал к обеду. Преодолел 16 километров всего за 3 часа. Лихо подъехал к крыльцу и обомлел. Запоры сняты. В дом кто-то проникал. Нет, не только проникал – в доме кто-то есть. И этот кто-то не очень боится возвращения хозяев. Вон над трубой вьётся лёгкий дымок.
   Дом отапливался и в наше отсутствие. Для этого была приспособлена система наподобие капельницы. По глиняной трубке в печь попадает смесь древесного спирта, скипидара и дёгтя. Там она капает в глиняную чашку, где и горит. Это та смесь, которая оставалась у нас после каждого перегона и накопилась в порядочном количестве. В любом, даже высокотехнологическом процессе перегонки, существует так сказать пограничные зоны, когда из холодильника идёт промежуточный продукт. Спирт-скипидар, скипидар-дёготь. Ну а уж на нашем оборудовании, смесь таких фракций достигала 20-30%, от конечной переработки. Мы себя сильно не напрягали дополнительной фильтрацией и тому подобное. Сливали всё в одни сосуды. Нам и такая смесь пригодится. Для факелов, зажигательных снарядов, отопления, наконец. Вот и для поддержания тепла в доме, в наше отсутствие, пригодилась.
   В таком экономном режиме печь могла работать более недели. Потом в бак надо долить новую порцию топлива – 100 литров. Для чего я собственно и прибыл.
    Печь топилась еле, еле, но больше и не требовалось. Главное, чтобы сохранялась плюсовая температура. Плюс два, четыре градуса, а больше и не надо. Этого достаточно, чтобы дом не промерзал, и в нём не образовывалась сырость.
  Но сейчас печь работала не в экономном режиме, иначе над трубой не вился бы дымок. Что же я такой безглазый. Мог увидеть издалека, но вот расслабился. Теперь делать нечего, меня наверняка заметили. А раз я живой, то непрошенный гость либо слаб, либо жаждет мирных переговоров. Загоним страх в пятки, сделаем рожу кирпичом и войдём в собственный дом. Про улыбку не забыть. Про нож тоже.
   Поднимаюсь на крыльцо, не спеша отряхиваю веником унты, протягиваю руку к двери и… И дверь открывается сама. А за дверью стоит… Нет не королева. Не вижу я, кто там стоит. Ибо после сверкающего снега, я ни черта не вижу в темноте прихожей. Но что фигура женская, разглядел. Вот этот кто-то, делает шаг вперёд и попадает под солнечный свет. Теперь видно, что действительно, передо мной особа женского пола.

*****

- Здоровиньки буллы гости непрошенные!
А что я ещё должен был сказать в этой ситуации? Но «оккупантка» меня поняла и сделала пригласительный жест. Типа, входите, хозяева дорогие, давно ждём. Вошёл, снял унты и сразу нырнул ногами в свои войлочные тапки. Хорошо хоть мои тапки не «прихватезировали».
   В зале, на лавке, сидел ещё один «оккупант» нашей жилплощади. Особа мужского пола и явно в зрелом возрасте. Я бы даже сказал в преклонном. Ему уже давно перевалило за сороковник. До моего прихода, он похоже лежал. А вот теперь присел на той же лавке. Видно приболел маленько.
  Перевёл свой взгляд на женщину. Нет, пожалуй, на девушку. Больше двадцати я ей не дам. Одета в стиле современной эскимоски 20 века. То есть одежда из шкур, совмещена с современными вещами. Штаны явно «маде ин джапан», то есть фабричного производства. А безрукавка сшита из шкур. А ничего себе так красивенькая, хотя высоковата для женщины. Черты лица выдают в ней… А кого они выдают? Волос русый, глаза голубые, а черты лица напоминает индианку. Точнее помесь европейца и представителя Индии.
   Если перекрасить ей волосы, дать хорошенько загореть, откормить то будет вылитая индианка. Нет, что-то не то. Ага, ещё точку на лбу между глаз нарисовать и тогда точно вылитая индианка.
  Пока я таким бессовестным образом мысленно терраформировал образ незнакомки, гости, не проронив ни слова, изучали меня. Наконец я опомнился, мне стало неудобно за такое наглое разглядывание девушки и мои уши запылали. Незнакомка не громко рассмеялась, а на лице старика промелькнула улыбка. Надо было, что-то сказать и я сказал:
- А в этом доме кормят пропащих хозяев?
Ответа не дождался и стал хозяйничать. Ничего съестного не обнаружив, сбегал в погреб и не мудрствуя, взял глиняный горшок с консервированным мясом. Прихватил корни рогоза, заменяющий нам картофель и чесночных грибочков. Солёных тоже не забыл.
   Корни рогоза и мясо в печку. Пока это грелось и пеклось, метнулся на крышу, где добрал для пиршества муки, дикой гречки и трав для отвара.
Через час всё было готово. Гречневая каша и оладьи из муки диких злаков, горячее мясо и всё остальное:
- Седан плииз.
  Я сделал пригласительный жест. Гости, которые всё это время молча сидели, не торопясь, как будто, так и должно быть, уселись за стол. Сели и уставились на меня. Как бы спрашивая, а что дальше? Мол, давай, банкуй хозяин. А и то верно. Какими бы развитыми или отсталыми они не были, а застольный этикет у нас и у них может сильно отличаться. Вон японцы палочками едят. Решил продемонстрировать, как пользоваться ложкой, вилкой, стопкой. Стопкой особенно. Старику, после третьей, стопки понравилось, а девушка отказалась сразу после первой. Кушанье гости оценили и одобрили. В смысле на столе ничего не осталось. Правда я и готовил на троих.
   Как и положено, после застолья попытались поговорить. С наскоку не получилось. Хотя некоторые слова мне показались знакомыми. Закончив свой монолог, старик посмотрел на меня.
- Дед, я не понял, чего ты от меня хочешь? Я же не бельмеса не понимаю по-вашему, а ты не знаешь по-нашему.
Старик указал на стол и произнёс слово. Ага, понял:
- Стол.
Старик утвердительно кивнул и повторил. Что удивительно, произнёс чисто, почти без искажений.
   Урок продолжился и через 15 минут переместился на улицу. Ещё 15 минут и старик поднял ладонь к верху. Стало понятно, что урок на сегодня закончен. Только вот что странно. Я, как обычно это и бывает, практически тут же всё забыл. В памяти сохранилось только три слова - стол, стул, небо. А вот старик и девушка, запомнили всё. Пока возвращались к столу, дед указывал пальцем и произносил:
- Крыльцо, дверь, бочка. Стол, стул, печка.
Мне бы так. За полчаса, выучить полсотни слов.
   Дело было вечером, делать было нечего. Старик продолжил натаскивать меня в изучении их языка. Наверное он использовал, что-то похожее на гипноз или тому подобное. Потому, что через пару часов я уже знал и запомнил около 40 слов. А при обучении мы использовали более трёхсот! И я уверен, что он их все запомнил. По крайней мере подавляющее большинство. А я, даже с гипнозом, только около 40. Обидно брат!
Потом ужинали, пили отвары и пытались говорить. Задачу упростила карта, нарисованная мною ранее, на шкуре оленя. Что, что, а Урал я знал хорошо и нарисовал его достаточно достоверно. Эрн, так он представился, быстро разобрался в карте. Иногда его брови взлетали вверх и он удивлённо поглядывал на меня. Я молча пожимал плечами. Мол, ничего не знаю, я сама пришлая. Так, погулять вышла. Хотя в чём дело догадывался. Карта рисовалась по данным 18 века, а сейчас какой? То-то. Но раскрываться, кто мы такие и откуда я не спешил.
  Эрн не выдержал, достал какой-то пишущий инструмент и начал править карту.
- Но, но. Только не этим.
С этими словами протянул ему угольный карандаш. Карандаш можно стереть. А можно ли стереть то чем чиркает дедок? Вопрос. Поэтому не будем портить такую важную вещь как карта.
   За полчаса рисунок местности значительно преобразился. Уральский хребет удлинился в обе стороны. С севера он даже соединился с Новой Землёй. Эрн хотел нарисовать что-то дальше, указывая мне знаками, что нужен ещё кусок кожи. Но у меня не было готового куска, только и осталось пожать плечами. Нету, мол.
.  Русскую равнину он заштриховал волнистыми линиями. Я этого не понял, но промолчал. Потом уточним. Дорисовал несколько речек и озёр. Нанёс места кострищ, где располагались стоянки. Много стоянок, но все они выдерживали общее направление – с Севера на Юг.
    Заинтриговали меня молнии и треугольники, обведённые кружками. Даже на Уральском хребте их было много, а дальше, куда хватало карты, их насчитывались сотни. Показывая на кружки с треугольниками, Эрн изображал руками взрыв. Это я понял. А вот что означают кружки с молнией внутри, как не пытался, не понял. Судя по словам, которые я уже понимал и жестам старика, это что-то летало, стреляло в небо, зарывалось в землю. Непонятно. Слишком мал пока словарный запас. Ладно, потом разберёмся.

*****
   Спальную уступили юной леди, а мы с Эрном расположились на лавках в зале. Эрн давно уже видел третий сон, а мне не спалось. Уснёшь тут. Такое событие! Первые люди за 9 месяцев. И какие люди! Это не дикари с дубинками, это, это. Как говорится? Встречают по одёжке, провожают по уму. А вот с умом у них всё в порядке. Даже у девушки.
   Кстати её зовут Веа. Так вот в её поведении наблюдается какая-то заторможенность. Нет, не так. Как бы выразится пояснее? Наверное, так. Вот если сравнить двух подростков – восьмидесятых и двухтысячных. Последние и знают больше и умеют то что не умело юное поколение СССР, но… Но они какие-то бесцельные, можно даже сказать и безвольные. Идут куда ведут, лишь бы было больше жрачки и зрелищ.
   Вот и Веа идет за этим стариком куда-то. Но это не является её целью, точнее у неё нет сильного желания её достичь. Как путники в пустыне. Одни идут из последних сил надеясь достичь оазиса, а другие идут, потому что есть впереди идущий. Нет, они тоже хотят пить и есть, но тело болит, жажда мучит, во рту несколько дней не было ни крошки. Не будь лидера, давно бы сели посреди пустыни и так бы умерли, перечисляя сотни причин, почему они не могут идти дальше. Нет стержня.
   Похоже, что так. А вот старичок, этот наоборот. Прямо живчик какой-то. Сам мало верит, что достигнет цели, но прёт как танк. Сама борьба для него цель. Такие открывали Америку, создавали империи и строили государства. Он и меня, то бишь нас уже примеривает к своему бронепоезду. Как бы нас половчее использовать, чтобы достичь цели хотя бы на секунду раньше.
  И ведь пристроит, использует, и мы сами будем рады ему помочь. Хотя бы потому, что мы сами из восьмидесятых. Нас так учили, мы так жили, мы тому же хотели учить детей. Но не получилось. Не дали, а мы не смогли отстоять и хочется реванша.
    В 17-18 веке у нас почти получилось. По крайней мере, мы так думаем. Почти, потому что мы здесь, а тот век там. Опять облом, пусть и частичный.
    А старик, похоже, может дать нам ещё шанс. И мы этот шанс не упустим. Я ещё не знаю, к какой цели идёт этот человек. Но уже появилось желание встать рядом, плечом к плечу и прокричать – Ура! За Родину! За Сталина!
   Что-то меня не туда понесло. Тут земных проблем по самые уши, а я так сказать о возвышенном. Дела надо делать, а не в облаках витать. А дело такое. Мне утром надо идти к ребятам. Обязательно надо. А наши гости не могут идти со мной. Не могут, да и не нужно им это. Вывод? Они остаются здесь, это я им как-нибудь разъясню, а сам «одна нога здесь, другая уже здесь» - то есть бегу за ребятами. Пусть бросают эту пещеру, тут гораздо интереснее. А пещера никуда не убежит. Ждала десятилетия, а может и столетия – подождёт ещё пару месяцев. Решено. А теперь спать. Ага, счас. В таком состоянии уснуть. Поворочался часик, встал, намахнул целый стакан коньяка, немного поколобродил и старик проснулся. В итоге ещё четыре часа изучали язык – я их, он наш. Пожалуй, это я изучал, а старик просто запоминал. После такого курса голова стала как чугунная и я уснул как только коснулся лавки.

*****
   Поднялся рано, как только стало светать. Даже положенные четыре часа не удалось поспать. Голова болела и была какая-то ватная. А не фиг среди ночи спиртные напитки употреблять. Их вообще не надо употреблять. Если употреблять, то в малых количествах. В малых количествах и редко. Редко и под хороший закусь. Под хороший закусь и не позже 18-00. Ну а если как обычно, то куда деваться, если нет рассола? Можно конечно опохмелиться, но вот этого как раз делать не надо. Холодная вода и физический труд. Желательно ещё ухитрится пропихнуть что-то съестное в желудок. Это всё мне удалось, вот такой я молодец.
    Но головные боли, похоже, больше связаны с этим изучением языка, чем со спиртным. Эрн явно использовал, что-то похожее на гипноз. Столько слов, а главное образов, простым заучиванием, за такое короткое время, запомнить не возможно. А я запомнил, только они ещё не уложились в моей голове по нужным полочкам. Кстати, стало понятно, почему он начал учить меня своему языку. Их язык, язык образов. Один образ может выражать целое предложение, а то и абзац. И одна и та же вещь может быть озвучена десятками разных слов. Как пример – снег. Одно слово и я понимаю, что речь идет о снеге, который падает в тёплую погоду и оттого он мягкий, пушистый и липкий. Другое слово и снег превращается в снег, но жёсткий и холодный.

*****

   Гости поднялись вместе со мной, свеженькие. Конечно, продрыхли около 10 часов и спиртные напитки ночью не употребляли. А пока я принимал водные процедуры и рубил дрова, Веа, под чутким руководством Эрна, приготовила шикарный завтрак. Даже было что-то похожее на порошковый омлет. Это видно из их стратегических запасов.
  Завтрак сопровождался застольной беседой и поэтому растянулся почти на час. Зато мне удалось объяснить товарищам, куда и зачем я ухожу и когда собираюсь вернуться. Объяснили мне и причину незваного вторжения в наши пенаты. Оказывается, дед приметил наше поселение, ещё весной, но был занят. Как я понял, он подрабатывает кем-то типа сталкера или проводника. Вот и в тогда, вёл кого-то на Юг. В этот раз тоже прошёл мимо. Незачем тревожить благородных донов. Но в том месте, где мы ловим рыбу, провалился под лёд. Пришлось вернуться. У костра после такого купания не прогреешься. В данном случае точно бы умер, потому что капитально простыл. Если бы не наша банька, протопленный дом и медвежья шкура неизвестно застал бы я старичка. А так уже почти оклемался. Кстати он действительно старичок. Если верить начерченным им палочкам на бересте, ему около 140 лет, а Вео 34. Точно их племя не из каменного века. Там столько не живут. Хотя, уже по их вещам можно сказать об этом. Правда, свои вещевые мешки гости не показывали. Как-то так получалось, что когда им было надо что-то достать, я оказывался в другом месте. Вот такие пироги с котятами. Не очень-то и охотно гости делились своими секретами. Да ладно. У нас ещё будет время, поделится нашими тайнами. Тем более они какие-то полиглоты. Такими темпами, на языке гастарбайтеров, они начнут изъясняться через неделю, если не раньше.

*****
   И опять снег хрустит под лыжами. Только за сутки, при такой температуре он просел и слежался. Идти стало гораздо труднее. Зато есть мотивация двигаться как можно быстрее. Такие новости!
   Я двигаюсь почти пустой. Нет смысла тащить всё то, что заказали ребята. Оставаться на месте, то есть в пещере, сейчас нет надобности.
   Задумался. Что-то крутится в голове. Что? Ага, так это у меня ихние слова всплывают. Вот гляжу на сосну, а на языке другое слово. Начал крутить головой по сторонам. Недаром со мной старик что-то мудрил. Всплывают новые слова. Вот вчера не смог запомнить, а сегодня я их уже знаю.
   Хрясть! Лицо в снегу. А не фиг мечтать, надо под ноги смотреть. Поворачиваю голову и осматриваю результаты моего падения. Они не радуют. Нет, хорошо, что ничего себе не сломал – ничего не болит. Но вот правая лыжа явно укоротилась. Попал носком лыжи под корень, споткнулся, упал вперёд и вот результат. Сработал закон рычага.
  Оставшийся путь я преодолевал различными способами – пешком, на одной лыже, на лыже и обломке лыжи. Когда я предстал перед ребятами, ощущение было такое, как будто отмахал все 50 километров. Тело заранее предупреждало, что утро для меня будет сущем мучением. И вот стою я перед ребятами, такой замученный прозой жизни, а они в первую очередь спрашивают:
- А где груз?
Нет, значит, состояние лучшего друга их не волнует. Товарищей железяки интересуют. Вот кто они после этого?
  Но я умею мстить, и месть моя страшна. Ибо любопытство, такая штука, что грызёт как червь. Я и оторвался. Хоть самому не терпелось всё рассказать, но довёл их до белого каления, чуть до мордобоя не дошло. Только после многочисленных извинений и оказанных мне почестей, я, гордо усевшись у костра на самое почётное место, открыл им страшную тайну.
  Ребят надо было видеть! Им как будто кто-то, кое-где смазал скипидаром. Сидеть они не могли – бегали вокруг костра, хлопали друг друга по плечам и переспрашивали меня, переспрашивали. Я отвечал на вопросы степенно и только после очередной поданной мне с уважением стопки. «Зауважали» меняя по полной, до отключки.
  А вот ранним утром от их уважения не осталось и следа. Чуть ли не пинками велели мне поторапливаться. Разве так можно с уважаемым человеком? Да ещё в таком состоянии.  Хорошо, что лыжи нашлись – разобрали одни сани. И вышли налегке, а то бы я умер от такого темпа. Но в этом была и положительная сторона. Когда подходили к дому я был потный от макушки до пят, но от похмельного состояния не осталось и следа. А это очень хорошо.

+3

495

Нет, ну мне просто интересно! Почему такая тишина? В то что я такой великий писатель, что меня и на х.. послать нельзя я не верю - хотя хотелось бы.  Тогда где критика? Где помощь, в конце концов? Главное, читать читают, а высказываний ноль!  Как там в анекдоте? - Колобок, колобок, ты хоть пукни для арентиру!

0

496

> Почему такая тишина?
Читатели боятся спугнуть Вашу музу.

+1

497

Да, напишешь еще что-нибудь не так, и жди год следующей проды. Все отлично! А появление чужих, так вообще...

+1

498

cheornii.sasha
В пункте 3.1 Правил форума сказано следующее:

3.1... ...Обязательно писать свой NickName с прописной буквы...

Ошибка исправлена - теперь Вы Cheornii.sasha
Советую внимательно прочитать Правила форума, чтобы исключить возможность возникновения недоразумений.

В частности, имеются сомнения по Вашему никнейму из-за вот этой части пункта 3.2 Правил:

3.2... ...Запрещено использование в качестве никнейма фамилий или прозвищ исторических личностей, в любой раскладке...

Причина сомнений: https://ru.wikipedia.org/wiki/Саша_Чёрный

Cheornii.sasha, пожелания по вопросу изменения Вашего никнейма Вы можете направить в "личку" мне или Злобному смотрителю форума.

0

499

Александр Иванович Чёрный мои родовые инициалы, а cheornii.sasha я подписываюсь на всех форумах и сайтах. Кроме вас никто претензий не предъявлял.

0

500

Глава 12
Март-апрель.
Знакомство. История из прошлого.

Михаил.
   Последний месяц богат на разные приключения и открытия. Вот и сейчас. Сколько тайн хранит эта пещера! Похоже мы до первой листвы на деревьях, будем пропадать здесь. Натащим оборудования, благоустроим быт и вперёд. Если подойти с умом, можно пройти по пещере, на три дня пути, а то и больше. Можно сделать перевалочные базы и если повезёт с водой, удастся пройти гораздо больше. Главное чтобы где-то дальше по туннелю не оказалось глухого завала.
  Вчера вечером у костра, после долгих дебатов, мы пришли к общему мнению. Тоннель, скорее всего, является скоростной трассой. Значит выходы на поверхность, расположены друг от друга на большом расстоянии. Возможно даже что более чем через 100 километров.
   Эх, нам бы лошадь или мотоцикл. А с другой стороны, первый серьёзный завал и бросай всё и дальше ножками. Так, что уж лучше сразу, ножками. Без всяких там иллюзий.
  День расчищали боковые ответвления в пещере. Интересно, но находок как таковых не было. Ничего! Ну, хотя бы какой-нибудь обломок или надпись. Чисто, как будто кто-то специально всё убрал.
  Ближе к вечеру, появился Дмитрий. Ну и видок у него был. Загнанная лошадь не позавидует. Пришёл со сломанной лыжей и без саней. Ничего не привёз. На наши вопросы, где всё заказанное, разразился ветвистой речью. Туману нагнал, заинтриговал до чёртиков. Довёл. Чуть ему вторую лыжу не сломали, вместе с ногой. Потом, после «чая», раскололся. Да, это была новость! Про пещеру сразу забыли. Были готовы идти прямо сейчас, в ночь. Но этому кадру надо дать отдохнуть.
   Утром, снесли все не нужные для возвращения домой вещи в одно из ответвлений пещеры и замаскировали. Точнее, просто обложили камнями. Мы работали, а этот суслик всё спал. Сготовили завтрак, а он всё спит. Пришлось его «нежно» разбудить и заставить выпить травяного отвару. Он вчера не и выпил не много, но видно для сильно уставшего организма, это явилось лошадиной дозой. Такое бывает, что человека с ног валит и 200 грамм водки. Надо только сильно перенапрячься или перенервничать. А у него случилось и то и другое.
  Как бы там не было, а домой мы отправились почти с утра. Для отдыха останавливались только раз и к вечеру добрались до своего хутора.
   Нас встретили у порога. Не соврал Димыч. Молодая дама и старик были в наличии. Даже поздоровались по-русски и почти без акцента. Оказывается, стол уже накрыли и баньку растопили. Как не хотелось прямо тут начать с расспросов, но сначала банька, потом ужин и только потом разговоры.
  С банькой всё получилось нормально, а вот застолье сразу перешло в оживлённую беседу. Не богатый словарный запас часто приводил к не пониманию или ошибкам, но совместными усилиями мы справились с этой проблемой. Если убрать все недоразумения и выяснения, то наш разговор примерно выглядел так:
- Арн, кто Вы?
- Проводник. Человек, который выводит других людей туда, где они могут выжить.
- А там, откуда ты их выводишь, так плохо? Там трудно выжить?
-  Для них, да. Для меня нет. Многие могут там выжить, но ещё больше людей, нет.
- Почему ты можешь, а они нет?
- Трудный вопрос, надо долго говорить. Они раньше жили в тёплом климате, где было всегда тепло и было много еды. Сейчас бывает зима, еды мало. Они не умеют строить жилища, не умеют охотиться. Они полностью зависят от Богов, но они не нужны Богам. Мало кто нужен. Если их не увести туда, где тепло они погибнут. А кто не погибнет от холода, погибнет от руки других Богов. Потому что когда Боги воюют между собой, в первую очередь гибнут люди.
- Боги живут там, откуда ты уводишь людей?
- Наши Боги живут там. Но есть ещё много Богов и они живут по всей планете. Я вывожу людей туда, где рядом не живут Боги, а природа ещё щедра к людям.
- Ты говоришь, ещё. Это значит, что когда-то она была щедра и у Вас?
- Да, она была щедрее, люди были умнее, а Боги добрее. Но не продолжить ли нам разговор после застолья?
   Мы дружно поддержали эту идею. Такой разговор нас утомил, а после такого марша и баньки есть очень хотелось. Это я так коротко и не совсем верно перевёл наш разговор, а на самом деле он длился полчаса, если не больше. 
     Перекидываясь короткими, а поэтому понятными для всех фразами, наша компания принялась за поглощение всего съестного. Конечно, звучали тосты, прерываемые молчаливым поеданием мясного и постного. Разговор перешёл в ранг застольных. Сначала нас покинула Веа, удалившись в спальню. А потом я тоже как-то незаметно для себя отключился.
   Утром выяснилось, не я один, всю ночь, давил подушку. Сергей с Андреем от меня не отстали. Зато Димка не спал и до утра о чём-то шушукался с Эрном.
  - Димка, о чём договорились?
- Ребята, давайте потом. Эрн так мою черепушку нагрузил новыми словами и образами, что мне позарез надо поспать. Хотя бы 300 минуток. Вы лучше за свежим мясом и рыбкой сходите. Заодно проветритесь и консервация целее будет.
В его словах был здравый смысл. Тем более из него, в таком состоянии, всё равно ничего не вытянешь. А свежатинки точно надо.

*****
   И какой чёрт понёс нас на эту охоту без подготовки? Ни заранее установленных ловушек, ни разведанных звериных троп. Можно было сходить к солонцу. Там и зимой есть животные, но запрет. Если пустить там пару раз кровь, звери найдут новый солонец и тогда нам придётся спускаться за добычей в долину. А это не есть гут. Далеко и хищников там и без нас хватает. Как бы самим жертвой не стать. Сейчас мы взяли за правило отслеживать зверей на подходе или отходе. Не ближе километра от солонца.
  Но разведки не было, а фортуна в данном случае решила нас не баловать. Пришлось спуститься по нашей речке до того места, где Андрей брал песок для стекла и заняться рыбалкой.
  Знаете что такое рыбалка, когда чистой воды ещё нет, а льда уже нет? Правильно. Умные люди в такую пору не рыбалят. Мы бы тоже не стали, но у нас было две причины сделать это. Три мужских особи в полном рассвете сил и при оружии никак не могут вернуться без добычи. Второе, здесь в кустах припрятана лодка.
   Сейчас самое время заняться браконьерством. Щука готовиться к нересту. Хотя нерест будет через месяц, но она стала уже медлительной и старается найти места, где больше кислорода. Обычно это у кромки льда, где есть течение или возле камыша. Лодка, острога и тишина. В результате почти 20 килограмм щуки.
   Домой вернулись по темноте, отмахав за день не менее 20 километров. Было не до разговоров. Спасибо что товарищи баньку приготовили заранее, да стол накрыли. Заснули сразу после совмещённого обеда и ужина.
  Когда проснулись, рыба была разделана, икра засолена, а Димыч опять дрых. После того как нас уложили и прибрались, Эрн с Дмитрием принялись за рыбу, совмещая это с «ликбезом». Как мы поняли, обмен знаниями продолжался до утра. После чего наш «лингвист» решил переварить полученную информацию в лежачем положении.
  Но мы-то выспались! Нам хотелось информации! Поэтому мы начали тормошить Эрна. Всё без толку. Старик чистосердечно улыбался, отвечал односложно и всё время кивал на Дмитрия.
- Вы подождите немного. Вот позавтракайте, а там и Дмитрий проснётся. Он Вам и расскажет.
- Так ты расскажи.
- Я долго буду рассказывать. Вы будете много не понимать, будете много переспрашивать. Он уже это всё спрашивал, всё понимал, расскажет быстро.
   Пришлось смериться, тем более, что часть сермяжной правды в его словах была. Пусть Димка расскажет то, что уже успел понять за эти дни, а остальное доспросим у Эрна.
  Мы позавтракали, накололи дрова, принесли воды и уселись второй раз почаёвничать. Наконец-то тут и наш друг соизволил проснуться. Точнее, я «случайно» уронил его на пол, когда проходил мимо, вот он и проснулся. Вставая с пола, Димка немного потренировался в ненормативном русском языке, но увидев Веа, сразу умолк. Тут он вспомнил, что забыл о чём-то важном на улице, быстро покинул помещение.
- Чего это он как ошпаренный выскочил?
- Видать терпел до последнего.
- Так это ты его от детской неожиданности спас?
- Выходит, что так.
В этот момент Димка зашёл в дом, умылся в рукомойнике и чинно уселся за стол:
- Ну и чем тут у нас кормят работников умственного труда?
- А что? Сходить по нужде уже стало умственным трудом?
- Конечно! Если бы это был физический труд, я попросил бы тебя сделать это за меня.
- А по большому это будет уже мозговой штурм?
- Хватит говорить пошлости при дамах – сказал Сергей и сел напротив Димки – Выкладывай, что узнал.
- Не так сразу я ещё не позавтракал, а Вы уже чай по второму разу пьёте. Да и без Эрна у меня не получится. Пусть рядом садится. Если я что-то неправильно скажу, поправит. Если на Ваш вопрос я ещё не знаю ответа, то переспрошу у него.
Тут и мы уселись за стол, налив себе чай по третьему разу. Стол был рассчитан на четверых, но с запасом. Поэтому уместились все, включая Веа и Эрна.
Нашего терпения хватило только на то, чтобы Дмитрий успел проглотить завтрак. Пить чай ему пришлось уже отвечая на наши вопросы.
- Димыч! Давай, рассказывай. Не томи людей.
Усевшись поудобнее и взяв в левую руку кружку с чаем, а в правую сахарную палочку, наш друг начал рассказ.
- Сразу попрошу об одном – не перебивать. А начну я с начала времён, потому… Потому, что. В общем, Вы поймёте в течение повествования почему.
  Естественно, что всё это относится по большей части к гипотезам или былинам. Кому как удобней это воспринимать. И так.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Мадагаскар -Россия