Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Случайный попутчик


Случайный попутчик

Сообщений 1 страница 10 из 25

1

"Всем попаданцам в Дарта Вейдера посвящается"
Я

Вместо предисловия

     Это очередная история очередного попаданца – ну, который попал. Как, не важно – главное, куда. Считается, что каждый уважающий себя нормальный попаданец обязан сделать четыре вещи: научить жизни товарища Сталина, изобрести промежуточный патрон, внедрить командирскую башенку и перепеть Высоцкого. Но там, куда попал интересующий нас человек, товарища Сталина нет – а те, кто есть, злые жестокие и черствые – не советские, как товарищ Сталин! – люди. – Они сами кого угодно и чему угодно научат, правда – хорошим это точно назвать будет нельзя, - а тех, кто учиться не захочет – заставят, ну, как в армии. А что вы хотите от вождей тоталитарного режима с полным набором всех прелестей военной диктатуры? Поскольку местные вояки давным-давно перешли на плазму, которая летает в виде бластерных выстрелов, то в наличии промежуточных патронов как то тоже нужды не ощущается – товарищ все же не к дикарям попал. Главный местный специалист по командирским башенкам – гениальный конструктор, очаровательная женщина и по совместительству большая стерва, по имени Лира Вессекс, - разных залетных советчиков вообще в гробу видала. А поскольку на бытовом разговорном уровне данная особа неплохо владеет несколькими языками, то попаданец, при контактах третьего рода, сразу здорово пополнит свой запас нецензурных слов не только на бейсике, но и на хаттезе, дуресе, бочче и еще дюжине других распространенных в галактике диалектов. Вот с чем точно в той галактике напряженка, так это с песнями Владимира Семеновича – поэтому каждую главу можно вполне спокойно сопровождать цитатами из его стихов и песен: местным обитателям на радость, а попаданцу в утешение.

     Итак, приступим: «Нет повести печальнее на свете…» - хотя нет, это из другой оперы, то есть пьесы…


Случайный попутчик

Глава первая

Проверка условных рефлексов

Я был и слаб, и уязвим,
Дрожал всем существом своим,
Кровоточил своим больным
Истерзанным нутром.
И, словно в пошлом попурри,
Огромный лоб возник в двери
И озарился изнутри
Здоровым недобром.

Но властно дернулась рука:
«Лежать! Лицом к стене!» -
И вот мне стали мять бока
На липком топчане.

А самый главный сел за стол,
Вздохнул осатанело
И что-то на меня завёл,
Похожее на дело.



     У меня дико чесалась спина под левой лопаткой, а я даже не мог пошевелить пальцем! И это не считая ощущения переполненного мочевого пузыря, как утром, после выпитых с вечера пары литров дрянного пивасика. А еще, что вообще уже ни в какие ворота не лезло, давала опять себя знать фантомная боль в давным-давно потерянной правой руке… сссука граф! – хотя, чего уж там: сам тогда, идиот, напросился и подставился…

     Стоп! Какой на хрен граф, какая отрубленная рука – что за чушь лезет в голову спросонья!? И почему у меня в глазах все красное… не, ну ссать, извините за грубость, и в самом деле хочется до состояния «не могу держать». И спина чешется, тварь! И еще это поганое ощущение удушья, хотя грудь как то механически ходит туда-сюда, и воздух сипит в респираторе… респиратор? – Я что, уже и дышать сам теперь не могу – охренеть и не встать! Так я и не встаю… я даже пошевелиться не могу, как ни стараюсь. Ага, наконец-то мне удалось дернуть пальцем правой ноги! – Мля, механическим пальцем, правда, ощущаемым как обычная часть моей бренной тушки. И самое странное – я почему-то был уверен, что именно так и должно было быть.

     Ага, а с чего это я вообще уверен, что палец, как и почти вся нога - живая плоть начиналась выше колена, искусственные? – Что, и вторая тоже? – ну форменное безобразие! И все же, откуда я это ЗНАЮ. Мысли в голове, про источник сокровенного знания, так и не появились. Вот еще: а голова то у меня как, настоящая – или тоже чистая механика с электронной требухой и непременно красными фоторецепторами на месте глаз? – И нафига мне это вообще сейчас знать, раз голова вроде как работает - сейчас, как той обезьяне из анекдота, мне «трясти надо», раз уж тело потихоньку начинает мне подчиняться. Мысль тут же оформилась в действие – я непроизвольно дернул той самой болящей правой рукой, и понял вдруг, что лежу на спине, на чем-то твердом и малоудобном. Сука, не удивительно, что спине плохо… поворачиваю медленно голову, тоже вправо. – Вот почему то захотелось прямо сейчас полюбоваться на свою руку, которая воспринималась как живая, в отличие от тех же ног.

     Не успел, в смысле - полюбоваться: раньше в крошечной шарообразной комнате, где находилось мое прокрустово ложе, включился яркий свет – а я вырубился, как будто тумблер выключателя повернули заодно и в моем сознании.

***

     Мое следующее пробуждение было таким же необычным, как и первое: знакомое шипение респиратора и красный туман под веками были тут, на месте – зато, когда я разлепил глаза, то красный туман превратился в такого же оттенка красный тусклый свет. При этом я понимаю, что на лице у меня одета маска: именно ее линзы, вставленные в глазницы, окрашивают мою картину мира в такой колер. – И незабываемое ощущение, что всегда смотришь на мир сквозь прицел, из-за нанесенных на оптику чего-то вроде прицельных марок, и непонятно вообще для чего предназначенных рисок по границе поля зрения. Ощущение еще больше усиливали время от времени бегущие столбиком чуть сбоку, не по оптической оси линз, какие-то цифры и буквы ауребеша – и мне даже казалось, что я знаю, что именно они показывают, только вот временно забыл. Так, похоже «я» сейчас медитирую: сидел на «пятой точке», закрыв глаза и сложив ноги по-турецки – свободно вытянутые руки лежат на коленях. – А может, и не медитирую: сижу, насколько я понимаю, в той самой шарообразной хрени – для комнаты она все же слишком мала, - заставленной какой-то непонятного назначения аппаратурой, вон, даже под потолком что-то такое висит – а я прямо в центре.

     Что характерно, похоже, подо мной просто модифицированное в сидушку прокрустово ложе, на котором я проснулся в самый первый раз. – Почему так подумал? – да сидеть на этой конструкции чертовски неудобно, - сразу ощущается близкое родство обоих пыточных, не иначе, приспособлений! Не удивительно, что от сидения и лежания на такой фигне тело то постоянно болит, то чешется – а то одновременно его терзают обе эти напасти сразу, да еще и потерянные конечности ноют. Странно, а почему я вообще сейчас в маске? – Медитационная камера же закрыта герметически, разве не так… о! – надо же, вспомнил, как эта штуковина называется. И, тем не менее, я полностью облачен в защитный костюм: моя броня и мое проклятие одновременно – даже кама пристегнута вокруг бедер и плащик, который сейчас небрежно отброшен за спину, на плечи накинут.

     Впрочем, меня сейчас занимает не это – прямо передо мной, на небольшом металлическом столике, скорее даже – просто подставке, лежит… световой меч. – Ну, ничем иным, по внешнему виду, эта металлическая, в основном, штуковина быть не может. Самое странное, я почему-то убежден, что это не мой меч! Тогда, какого черта эта железка делает у меня под носом? – Чисто инстинктивно протягиваю правую руку, и понимаю, что до столика мне просто не дотянуться…

     И тут, словно кто-то невидимый и неощутимый снова касается этого выключателя внутри моей головы, и красноватый свет меркнет у меня перед глазами.

***

     Мне это уже определенно начинает надоедать! Хаотические «включения сознания», причем, как ни странно, исключительно во время нахождения меня любимого в этой самой «медитационной камере», как упорно именовало ее мое внутреннее «я». Одно хорошо – я постепенно изучаю детали интерьера, вспоминая откуда-то понемногу предназначение и функциональные возможности всей внутренней начинки этого милого стерильного медицинского помещения. В котором, как услужливо подсказала мне память, я тут только и могу существовать нормально, без спецкостюма. – Сразу породив новые вопросы: где оно находится - это самое «тут», и насколько я вообще могу себе позволить «существовать ненормально», и какое время – при, том состоянии организма, что имелся у меня теперь в наличии. – Вообще то, такие хорошо прожаренные и отбитые как следует куски мяса, вроде моей тушки, жить не могут, ну – теоретически. Практика как бы нагло показывала мне совершенно обратное – хотя строки из истории болезни этого тела, которые откуда-то вытащила моя память, могли ввести в ступор любого мало-мальски квалифицированного медика. Наверное, могли, не знаю – я ни разу не квалифицированный медик. И еще, память, наконец-то, облагодетельствовала меня знанием того, как расшифровываются показания некоторых – но, увы, пока еще не всех виденных – приборов. – Судя по таймеру-календарю в медитационной камере, я кантуюсь в этом прекрасном месте уже почти месяц!

     Одно хорошо: своим новым телом, каким бы оно ни было, я управлять худо-бедно уже могу. – Во всяком случае, попытки что-то взять в руки, пошевелить головой, губами, веками глаз или вообще наклонить туда-сюда туловище, мне удаются вполне себе уверенно. И вот сейчас я, наконец-то – месяца не прошло, попытаюсь встать с того пыточного агрегата, на котором не сижу, нет – я на нем занимаю сидячее положение…

     Не встал… нет, точнее, встать то я встал – но проклятый «выключатель» снова отправил меня во мрак беспамятства. Что там было с моей бронированной тушкой дальше, я, естественно, уже не узнал.

Отредактировано Родривар Тихера (08-09-2016 23:03:39)

+3

2

Продолжение первой главы

***

     Мы так не договаривались! Это совершенно другая камера: вроде бы все внутри и то же самое, но мелочи, которые без труда различал мой уже наметанный взгляд, буквально вопили – я совсем в ином месте. Иной оттенок отделки внутренней поверхности самой сферы, чуть другое – на миллиметры - расположение приборов и деактивированных, как обычно, дроидов обслуживания. Еще, как ни странно, другая сила тяжести в этом месте – мое тело сигналило об этом весьма уверенно. И, это уже странно – как и где на поверхности планеты может настолько резко поменяться сила тяжести, что человеческий организм, даже в таком своеобразном состоянии как мой теперешний, заметит разницу? Но костюм, или скафандр, в котором я как всегда, при пробуждении, облачен – прежний, приросший, кажется, к телу как вторая кожа. А вот и снова лежащий прямо передо мной на крошечном столике световой меч – тот же самый! – Я в этом был абсолютно уверен. Отчего-то непременно хотелось, вот прямо сейчас, взять этот меч в руки. И я совершенно точно осознавал, что рукой мне до него не дотянуться никак, а при попытке встать, сознание наверняка просто опять выпадет в осадок. – Но инстинкт все равно пересилил рассудок: я, не трогаясь с места, потянулся за мечом. Моей руке не хватило всего каких-то тридцати, сорока сантиметров, даже когда я наклонил торс, насколько можно, вперед – проклятая штуковина могла, с таким же успехом, находиться хоть на другой планете, наплевав на все мои желания. Поблескивающий серым металлом чуть расширяющихся оконечностей, сделанных в виде конусов: каждый охватывает четырьмя утончающимися пластинами-отростками центр рукояти, сделанной не то из пластика, не то из керамики матового белого цвета, с чуть более узкими «шайбами» по краям - одна с утопленным заподлицо крепежным кольцом, а другая – с чашкой эмиттера клинка. – Еще, кнопка активации сбоку, на одном из конусовидных наконечников – на том, что рядом с эмиттером. Вожделенный предмет неодолимо манил к себе, вызывая дикое желание: любым путем удлинить данные мне природой руки – или руку? – желание, которое вдруг исполнилось. Правда, совершенно неожиданным способом: что-то – ощущение чего было до странности знакомым, просто, казалось, тоже забытым, как и многое другое –  подхватило цилиндрик рукояти деактивированного меча, и плавно, аккуратно перенесло ее в мои ладони.

     Подсознательно, я ожидал, что «выключатель» в моем организме обязан сработать, после такого, как обычно. И несколько мгновений просто просидел в состоянии легкого ступора, сжав в руках вожделенную добычу затянутыми в перчатки руками! – Нет, сознание, на этот раз, вовсе не спешило покидать арену действий. Точно, Арену! – Только так, с большой буквы, я даже ее неплохо представлял: Здоровенный амфитеатр, словно небрежно вылепленный из обожженной терракоты, весь, до краев заполненный зрителями – какими-то летающими созданиями экзотической наружности. – Такого же «ржавого» цвета песок арены, под красноватым небом, и грязновато-белого цвета колонны, изъеденные временем и покрытые шрамами, с прикрепленными к ним цепями. И к одной из этих цепей был «прикреплен» я сам – накатившее ниоткуда видение было на удивление неприятно-четким, пусть я и осознавал краешком рассудка, что это обычный глюк - вот-вот сейчас на арену выпустят хищников. Аклай или нексу? – да мне без разницы, за глаза хватит и того, и другого.

   - Активируй меч, идиот! – Невесть откуда взявшийся в голове голос словно заставил сработать какие-то благополучно спавшие до этого рефлексы. Руки, практически независимо от сознания, ловко перехватили рукоять меча классическим двуручным хватом: правая вверху, левая снизу на подхвате, чуть с наклоном вперед, с правой стороны на уровне груди – Джем Со, однако…

     Так же машинально большой палец правой руки активировал меч, нажав на кнопку – из чашки эмиттера, с «боевого» конца рукояти, вырвался мерцающий красным луч. Как какую-нибудь включенную электродрель на холостом ходу, оружие повело куда-то в сторону – что было тут же, машинально, парировано моим телом, как будто оно делало нечто подобное бесчисленное число раз. Ощущение негромко гудящего огненного клинка в руках прогнало внезапно одолевшее меня, невесть откуда взявшееся наваждение с ареной амфитеатра, явив взору внутренности все той же постылой медитационной камеры. Офигеть и не встать! – У меня еще хватило воли выключить меч, и только после этого я позволил сознанию отключиться, чего оно уже несколько томительных секунд страстно хотело – кажется, в первый раз, за все время моего пребывания тут.

*****

     Человек, который привык называть себя Странником – из-за старой, еще детской мечты побывать однажды на всех-всех звездах галактики – довольно улыбнулся одними лишь изуродованными губами. – Получилось! Повертев в ладони деактивированный старый трофей, он привычно, легким толчком Телекинеза, отправил его обратно на подставку. Произошедшее стоит обдумать более тщательно: слишком заманчивые перспективы оно открывало – так же, как могло и сулить, в будущем, весьма возможные новые неприятности. Понятно, если он опять где-то ошибется. – Не то что бы Странник боялся проблем любой степени сложности, или очередной порции неприятностей, если на то пошло - но, хотя бы для разнообразия, было желание, чтобы хоть на этот раз все было гладко.

     Сейчас предстояло решить главную, на текущий момент, проблему – как нормально общаться со своим неожиданным Постояльцем. Ведь первое время он имел возможность только урывками наблюдать за «гостем» в своей голове – пока непонятный чужак не освоился настолько, что стал пытаться контролировать его тело. Именно так Странник его присутствие и заметил. Впрочем, первый опыт контакта, кажется, прошел вполне себе удачно: поселившаяся в нем Сущность, которую он каким-то образом ухитрился выхватить из потока Силы во время одной из недавних своих слишком глубоких медитаций, вполне адекватно восприняла и зрительные образы, что он ей передал, и что еще важнее – его мыслеречь. Забавно, совсем ведь недавно даже не думал, что человеческое тело можно превратить в некое подобие голокрона…

     Что ж, будем работать с тем, что имеем – клиент, кажется, перспективный: там, по другую сторону Великой Силы целостность личности вроде бы не потерял. Сам, без посторонней помощи, научился как-то управляться с его телом - пока он уходил в медитацию или ненадолго забывался беспокойным сном, находясь в медитационной камере – нестандартным, надо признать, телом. – И, кажется, даже получил частичный доступ к памяти Странника… вопрос только в том, к каким именно участкам? Вот с его собственной памятью явно было что-то не так, но нужна ли память вселенца ему, Страннику? Еще интереснее реакция гостя на все происходящее: какая-то она через чур уж деловая, что ли – но это можно списать на пребывание Постояльца в бестелесном состоянии, почти слившись с Силой, неизвестно какое время. Дух, снова вернувшийся в реальность, всегда пытается в ней освоиться как можно быстрее. Странник достаточно пообщался со Стражами голокронов, и даже пару раз сталкивался с настоящими Призраками Силы, и мог оценить подобное поведение. Теперь пора переходить к более тесному знакомству. Правда, нужно хорошо подумать – а так ли ему необходима, сейчас, еще и эта головная боль? – или все же надо плюнуть на все, и просто избавиться от этого случайного пассажира. Выкинуть его из головы, в буквальном смысле этого слова.

     Нееет! Отказываться даже от мизерного шанса глупо. Особенно, если он правильно воспользуется предыдущим, неудачным опытом. В жизни, последнее время, и так слишком мало радостей. – Странник снова потянулся Силой к трофейному мечу, поймал его в ладонь и нажал кнопку активации: обычный ширпотреб, кустарно сделанный для Одаренных солдат-клонов – оказавшийся очередным тупиком «блестящий проект», который он сам же и прикрыл, в свое время. Таких мечей, когда-то, сделали порядка нескольких десятков тысяч, судя по отчетам той имперской оружейной лаборатории, что курировала создание этого оружия. Большую часть, так и оставшуюся в виде комплектов деталей, просто пустили под пресс – когда этот очередной проект массового клонирования солдат-форсъюзеров потерпел фиаско. Всего было завершено сборкой  несколько сотен клинков – больше просто не было готовых к службе клонов «специальной серии». Особо судьба оружия власти Империи потом не интересовала – без регулярной подпитки кристалла силой владельца, эта штуковина быстро превращается в простую игрушку, вроде тапанийский световых рапир – пусть даже игрушку опасную. Небольшое количество мечей были потеряны в боях, когда клонов-бунтовщиков ликвидировали - а оставшиеся имперские офицеры и Инквизиторы разобрали на сувениры, или присвоили как трофеи – как вот этот клинок. Который сам оказался у Странника как последняя память, напоминание о еще одной потере – несостоявшийся ученик глупо погиб от руки… да от руки почти, что его самого, будь оно проклято! Остался только этот меч, один из пары сотен уцелевших. Странно, ведь он даже не был основным боевым оружием парня – у него был свой собственный, сделанный им своими руками меч. Интересно, а он о своем трофее заботился, или меч нужен был ему только для глупого понта, как другим обычным офицерам? Да нет, вряд ли особо заботился - даже кристалл-синтетик уже почти не фонил Силой своего прежнего владельца – вот-вот клинок меча вообще потеряет свой теперешний красный цвет и сменит его на нейтральный, белый. – Нестабильность работы меча чувствовалась даже при легком погружении в поток Силы. Пожалуй, в свое время, в Ордене, такую железяку и не засчитали бы бесталанному падавану в качестве экзаменационной работы на звание рыцаря. Впрочем, может как раз эта внутренняя нестабильность и привлекла его Постояльца – просто как раздражитель в Силе: имеют кристаллы мечей, особенно мечей потерявших своих владельцев, свойство так интересно иногда резонировать с потоками Силы. Словно хотят снова очутиться в чьих-то руках.

     Ладно, пока есть более насущные заботы и проблемы. Но как только будет достаточно свободного времени, надо своим невольным попутчиком заняться, причем как следует. В конце концов, его обязательно будут ждать кое-какие дела – захочет он этого, или нет. Но, для этих дел его придется учить почти с нуля – впрочем, могло быть и хуже. Покамест, пусть адаптируется – вот, сейчас, переменим обстановку и покажем ему корабль…

+3

3

С почином, Однако!
  http://read.amahrov.ru/smile/fans.gif    http://read.amahrov.ru/smile/drinks.gif 
Хе-х... а ведь уже третья будет.
Ну... за четвертую!
  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif   http://read.amahrov.ru/smile/Laie_86.gif     http://read.amahrov.ru/smile/Laie_95.gif    http://read.amahrov.ru/smile/drinks.gif

0

4

Scharkay написал(а):

Хе-х... а ведь уже третья будет.Ну... за четвертую!

Для особо нетерпеливых - окончание главы первой. Еще прода, с новой главой, будет завтра.

0

5

Глава 1 окончание


*****

     Ну вот: меня выгуливают по каким-то бесконечным коридорам – словно младенца, не умеющего толком стоять, на помочах. – Или, что точнее, просто ведут на ниточках, как марионетку! Настоящий хозяин этого тела только изредка дает мне «подержаться за штурвал» - обычно, когда рядом вообще никого нет. Хотя, совершенно не понимаю, зачем ему это нужно: встречные, явно одетые в военного образца форму люди, стараются пройти мимо нас – ну да, себя я тоже считаю – как можно скорее и незаметнее. – Козыряют и отдают нам честь все встречные, что уже наводит на мысли! – а память обладателя этого тела четко мне подсказывает, что виденное мною это именно отдача чести – хотя, в моем представлении, это надо было делать как то иначе. Что характерно, мы на это отданье чести даже не дергаемся – не по чину, выходит?

     На нас полный прикид: Шлем с маской, наглухо закрывающей лицо, полностью изолирующий от окружающей среды специальный бронированный костюм – поверх доспехов, на плечи, накинут плащ. – Полы длинной разрезной накидки-сюрко, одетой сегодня под плащом поверх доспеха, вместо обычной камы, колыхаются в такт шагам. – Разные оттенки черного. Шипит монотонно респиратор, и меч – настоящий меч хозяина тела, привычно висит слева на оружейном поясе. Благодать… если бы каждый шаг не отдавался эхом застарелой, давно подавленной, ставшей уже родной и привычной боли. Интересно, как хозяин тела до сих пор все это терпит, и не лечится? – надо бы получше разузнать, когда будет возможность, и он изволит поговорить со мной по-человечески. А не будет ограничиваться очередной парой непонятных фраз.

     До этого у нас конструктивного разговора так и не получилось. Только куча кратких инструкций, которым я должен следовать чуть ли не буквально, и небрежное: «Разговоры потом, когда освоишься» - которым наградил меня, напоследок, хозяин тела. Ну, вот я и осваиваюсь, под его ненавязчивым, но чутким руководством, так сказать. А еще, у меня, после случившегося, временами стала дико болеть голова – то есть, голова, понятно, была у этого тела – а вот боль, легкое расстройство двигательных функций и зрительные галлюцинации почему-то достались персонально мне. Жесть!

     Похоже, хозяин решил меня учить тут жизни методом «делай как я». Потому как мне следует всю программу проходить заново, как школьнику младшего возраста – амнезия-с! И вот я двигаюсь, говорю с людьми – реплики подсказывает невидимый суфлер – смотрю и запоминаю. С каждым разом делая это все лучше. То немногое, что я уже знаю, и в чем ориентируюсь – просто слепок памяти настоящего владельца тела, малюсенький такой кусочек, - мне нужно больше. Собственно, хозяин – «Я Странник», так он представился – сейчас вроде как над этим работает, но результата я пока не ощущаю. Себя прежнего я совсем не помню – даже имя. Зато могу притягивать лежащие слишком далеко, чтобы их можно было достать руками, предметы. Ага, телекинезом! - Да, аж целых две штуки: световой меч и деактивированного дроида – меч я в руки взял, а вот дроида уронил по дороге. Впрочем, Странник был доволен и этим, как обожравшийся сметаны фелинкс – почему то, для него был важен сам факт использования мной телекинеза. И все же, куда мы идем? То, что мы не то на большом – очень большом! – космическом корабле, не то на какой-то орбитальной станции я уже понял. Но что мы здесь делаем, и кто мой хозяин, перед которым все встреченные тут явно летают на цырлах. – Мы большие шишки? – «Ревизор, да еще с секретным предписанием» - только бы не в роли Хлестакова. Кстати, последняя фраза явно не от Странника – неужели потихоньку начинает лезть на поверхность моя собственная память?

     Уфф! Наконец-то, кажется, выруливаем на финишную прямую – последний коридор выносит нас в какое то смутно мне знакомое место. Странной формы трапециевидные экраны, показывающие усыпанное звездами черное пространство, под ними – низко расположенные пульты с горящими индикаторами и небольшими экранчиками, и ни одного кресла или сидения. Перед экранами несколько человек в военной форме, которая уже примелькалась у меня перед глазами – явные офицеры. К этим изгибающимся дугой, во всю стену, обзорным экранам ведет широкий проход, от места, где я сейчас нахожусь. По бокам прохода ямы, глубиной в рост человека – там ряды пультов, с еще большим количеством экранов разных размеров, дисплеев, тумблеров, сенсоров и индикаторов. И целой кучей вахтенных. Тут в голове, наконец, словно что-то щелкает, и я понимаю, что это ни какие не экраны во всю стену – это обзорные иллюминаторы мостика. И там, за транспаристилом, глубина космоса с мириадами звезд. Где-то внутри Странник почти смеется – я чувствую его веселье даже сквозь разделяющую нас бездну, хотя мы и пребываем сейчас в одном и том же месте.

     Повинуясь указаниям Странника, подхожу к иллюминаторам, чтобы взглянуть на звезды. Офицеры здороваются, отдают честь – кажется, один из них капитан корабля. Да, это, несомненно, корабль – сквозь иллюминаторы виден вытянутый вперед клин носовой части. И звезды, там за бортом, слабо двигаются, как видно невооруженным глазом – и даже с таким зрением, как у тела, в котором я сейчас нахожусь. Между тем, офицеры еще раз вежливо кивают по очереди, и отходят к другим концам мостика, оставляя меня перед звездной панорамой совершенно одного – вежливые ребята: чувствуется, что начальство тут не бояться, привыкли, скорее даже немного уважают. А вахтенные в ямах управления тоже усиленно делают вид, что меня тут как бы и вовсе нет – у людей работа. Впрочем, как всплыло у меня в памяти, это «Вымогатель», флагман Странника уже бог знает с каких времен – всех, кто так или иначе был ему неугоден, он уже наверняка давно отсюда убрал. Тут, неожиданно, мой взгляд натыкается на один из вспомогательных экранов, где показывается сам мостик, и то, что на нем в данный момент происходит. Неплохо будет посмотреть на себя со стороны – а то у хозяина, почему то, ни одного зеркала в апартаментах не видел. Таак, вот он центральный проход, ямы вахтенных, офицеры у входов в боковые рубки… я дергаю рукой, словно пытаясь притронуться к экрану – изображение высокой черной фигуры в глухом шлеме с маской, укутанной в плащ, синхронно так же дергается на экране. Так вот ты какой, Северный Олень! – я смотрю туда на себя, на Дарта Вейдера, и тихо начинаю выпадать из реальности. – Это, называется, попал! Причем, похоже, попал я во всех смыслах – почти как в «страшном» анекдоте: «нихрена себе, сходил за хлебушком…»

*****

     Странник невольно дернулся, перехватывая управление над телом, когда вселенец вдруг ни с того, ни с сего «поплыл» - что за черт? – Он глянул на экран, куда перед этим смотрел Пассажир: мостик, он, стоящий у иллюминаторов в одиночестве… ладно, похоже, прогулка не удалась. Надо идти обратно, лезть в камеру и разбираться – что именно так взбудоражило клиента, что он даже попытался потерять сознание.

+3

6

Как и обещал - начало 2 главы.



Глава вторая

Инь, янь, хрень…

Я слабо поднимаю хвост,
Хотя для них я глуп и прост:
«Эй! За пристрастный ваш допрос
Придется отвечать!
Вы, как вас там по именам, -
Вернулись к старым временам?
Но протокол допроса нам
Обязаны давать!»

И я через плечо кошу
На писанину ту:
«Я это вам не подпишу,
Покуда не прочту!»

Мне чья-то желтая спина
Ответила бесстрастно:
«А ваша подпись не нужна.
Нам без неё все ясно».

     Я уныло таращусь на уже привычную стенку камеры – нет, не тюремной, гораздо хуже – медитационной. Из тюрьмы можно хотя бы попытаться сбежать, пусть даже теоретически, отсюда – нельзя. Да, сбежать нельзя, а можно только выйти… и выйду я «вперед ногами», или меня вынесут – один хрен. Страха почти нет, только какое-то болезненное любопытство: какую еще подлянку судьба, точнее – хозяин этого тела, способна мне подкинуть? Зато, наконец-то получил ответы на вопросы – практически на все! – только радости мне это как то не принесло. Если вкратце: где то месяц назад, а может быть и больше я умер в первый раз – как, из-за чего, и кто я вообще там такой был, теперь одна Сила знает. И как мне только что торкнула в голову мысль – возможно, скоро умру снова, уже без шансов на «воскрешение».

     Впрочем, лучше по порядку: тело, в которое мне после смерти – ну а как еще Дух человека может оказаться неведомо где? – попала моя сущность, и в самом деле принадлежит Дарту Вейдеру, Темному Лорду ситхов, правой руке Императора галактики Небесная Река Шива Палпатина, и прочая, и прочая. Разных титулов, кличек и прозвищ у той недожаренной тушки, в которую я волей Силы попал, наберется на полстраницы текста – если напечатать мелкими литерами. Хотя, товарищ ситх просил, вернее – требовал, почему то называть его только Странником. Как он мне уже успел мимоходом показать, его желания всегда первичны по отношению к желаниям моим – и, что самое неприятное, ситх имеет возможность свои желания, в отношении меня, осуществлять - когда и как захочет: одна небольшая демонстрация меня вполне в этом убедила. Но я ему для чего-то нужен – и именно это заставляет Странника мириться с моим существованием в своей голове, и даже заботиться о моей адаптации к текущей реальности. – Причем, вплоть до обучения меня использованию Силы, и допуска к закромам своей памяти.

     На вопрос, кто я и откуда, ответа не нашлось даже у него – Сила все стерла, пока я в ней пребывал. Одно можно сказать совершенно точно: я был человеком, к тому же не мутантом, а происходил из базовой линии, и мужчиной – причем, Странник был даже уверен, что и биологический возраст у нас с ним был примерно одинаков. – Оказавшаяся в потоках Силы, потерявшаяся после смерти Сущность разумного существа инстинктивно пыталась искать свое потерянное вместилище, или то, что способно его заменить – и занимала первое попавшееся тело, наиболее соответствующее, по образу и подобию, старому. - Память, для разнообразия – моя, а не Странника, выдала ассоциацию: какая-то голодрама, под названием «Ирония судьбы», где герой подшофе попадает в другой город, а в нем находит дом, подобный своему по устройству и планировке. – Дом стоит на улице с тем же названием, да еще и с аналогично обставленной квартирой под тем же самым номером, – и естественно, герой на полном серьезе считает, что попал к себе домой! Такое вот спонтанное «естественное» переселение душ. Между прочим, этим свойством переноса сознания вовсю пользуются клоноделы галактики – прекрасный способ копировать профессиональные навыки и умения «исходных образцов» своим «реципиентам», не затрачивая времени и сил на настоящее полноценное обучение. Как оказалось, случаи подобные моему не уникальны – обычно это происходит, когда медитирующий форсъюзер слишком глубоко погружается в потоки Силы, оставляя свое тело практически без контроля. Так что я, выходит, нежить – что-то вроде низкоуровневого энергетического паразита, вампира. – Такой даже обычного человека, в борьбе за контроль над его телом, не одолеет никогда – про форсъюзера вообще и речи нет. Не настоящий Призрак Силы, а скорее бледное подобие Стража голокрона – только без памяти и полезных сведений. Обычно, обнаружив присутствие у себя такого «гостя», их называют по-разному: Пассажиры, Постояльцы, Попутчики – их тут же выкидывают обратно в Силу. Как я узнал из воспоминаний Странника, у джедаев основам этого учили сразу, как только юнлинг начинал осознанно обращаться к Силе. И до совершенства умение доводили, когда он становился падаваном. – Кстати, именно это было одной из причин, по которым было введено правило «один наставник – один падаван». - Так учителю было проще и надежнее контролировать безопасность процесса обучения погружению в Силу, сразу заметив что-то неладное с подопечным. Именно при глубоком погружении такие гости как я и могли цепляться к вроде как «бесхозным» телам. Обычно «нас» выдавало нестандартное поведение тела форсъюзера во время медитации, или сна – когда хозяин ослаблял контроль.

     Вообще, я много чего странного и неожиданного узнал из той части воспоминаний Странника, которой он со мной поделился. От некоторых вещей я даже прибалдел слегка! – Например, та самая известная история с Дартом Реваном. Как оказалось, нихрена ничего ему магистры на Дантуине в голове не стирали: фактически, Дарт Реван, как и ваш покорный слуга, умер – разве что, в отличие от меня грешного, обстоятельства его смерти прекрасно известны. Когда Дарт Малак приказал дать залп по командному мостику корабля Ревана, и выстрелы турболазеров снесли щиты, размолотили вдребезги иллюминаторы и остатки чудовищной энергии попали внутрь, тот просто попытался их поглотить, и заодно прикрыть мостик защитным пузырем, удерживающим воздух. Естественно - надорвался, подтвердив истину: в поединке форсъюзера и турболазера всегда побеждает турболазер - и от этого умер. Но дал время на спасение команде джедаев - которые, буквально перед этим, проникли на мостик с целью его просто-напросто убить. – Так вот, дал время прийти в себя и благополучно сбежать, прихватив заодно с собой его потерявшее душу тело – наверное, исключительно в качестве трофея. Собственно, понять мотивы действий Бастилы Шан я вполне могу: не каждый раз тебе выдают помилование прямо на эшафоте – чувство благодарности разумным существам свойственно, по крайней мере, большинству из них. У Бастилы его хватило даже настолько, чтобы просить магистров попробовать вернуть душу Ревана из-за грани, обратно в его тело, находящееся в состоянии клинической смерти. Они и вернули, похоже, не слишком-то веря в успех затеи. Состояние души Ревана как раз было примерно таким же, как и у меня сейчас: человек вроде бы жив и здоров, но вместо воспоминаний чистая доска – и заполнить эту «доску» можно было уже чем угодно, что «наставники» и проделали. А вот как раз сама личность Лорда ситхов осталась без изменений, целехонька – уж ее то «подпись» в Силе джедаи знали хорошо. Просто, жизненные обстоятельства немного поменялись, для этой личности, и все: другие раздражители – иное поведение в дальнейшем. Такая вот незамысловатая история – из которой борзописцы сделали потом совершенно иную голодраму. Но писаки - они и есть писаки, их скучная реальность никак и никогда не устраивает – им подавай драму и трагедию с фарсом в одном флаконе. Сила забрала у Ревана все: память, навыки, чувства – и всю Тьму, заодно, списав прежние долги. Фактически, он начал новую жизнь с абсолютно чистого листа. Но, память-то он себе потом все же, как-то вернул – что давало и мне определенную надежду, если я, конечно, достаточно долго проживу на этом свете.

     Как раз насчет «проживу» Странник меня обнадежил – ну, после того, как до этого немного попугал. Я тут недаром помянул Стражей голокронов: фактически, создавая такого, когда делают свой собственный голокрон, форсъюзер копирует свою личность – как матрицу для основы Стража. А потом переносит эту матрицу в сам голокрон, заполнив его нужной информацией. При активации голокрона любым форсъюзером, за счет его связи с Силой, одновременно активируется и матрица Стража. Собственно, от того, насколько качественно и полно воспроизводит личность творца эта матрица, а так же от его изначальных умений в работе с Силой, зависит уровень и мощь Стража. Фактически, сильный страж джедайского или ситского голокрона, который попал к неумелому ученику, вполне себе может поработить сознание активировавшего его форсъюзера. Причем, воспользовавшись его же собственной Силой, да так, что тот станет чем-то вроде живого придатка голокрона. Память Странника подкинула воспоминания о таких страшилках, которыми пугали в Ордене нерадивых падаванов. Но суть не в этом: оказалось, что сделав подобную матрицу, форсъюзер может попробовать впихнуть ее и в тело другого человека – вместо заготовки голокрона. Собственно, вот Странник эту теорию на практике не так давно в жизнь и воплотил – причем, «воплотил» во всех смыслах этого слова. Самое интересное, это было не то, что ситхи называют «Перенос Сущности» - когда «местожительство» меняет сама душа форсъюзера, занимая новое тело, фактически – насильственно вышибая из него настоящего владельца. – Это именно что создание информационной копии себя самого, на новом «носителе»: и чем лучше такая копия сделана, тем ближе она будет, по своим способностям, к самому оригиналу. Понятно, что такая копия в уже занятое кем-то тело, в живого человека, что называется – «пребывающего в ясном уме  и твердой памяти», никогда не встанет – такое даже при Переносе Сущности не всегда удается, если у «реципиента» сильная воля. Но, вот когда человек находится в состоянии клинической смерти, либо это клон, полностью выращенный, но еще не пробужденный к жизни и не получивший готовую матрицу личности… примерно года полтора назад Странник нечто подобное проделал. Успех превзошел все ожидания – и я в это вполне верю, после того, как узнал имя, которое носило полученное таким способом «дитя разума»: Старкиллер. Вот только был один небольшой нюанс – копию своего сознания Странник очень сильно «отформатировал». Возможно, именно в этом и был корень всех последующих проблем.

Отредактировано Родривар Тихера (08-09-2016 23:04:53)

+4

7

Мдя... Забористую травку употребляете!
  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif    http://read.amahrov.ru/smile/corpse.gif

0

8

Scharkay написал(а):

Мдя... Забористую травку употребляете!

Дальше травы будет еще больше :-)
Хотя, в самой "ТЬФУ" (Это по английской аббревиатуре "Силы Необузданной" так фаны данную шнягу обозвали) травы ничуть не меньше - говорил им папа Жора, чтобы они нормального героя делали, а не просто хомячка-нобегатора! Вот и выкинули ее из канона еще при самом Лукасе, ибо жесть.
П.С. Очередная прода ниже. С травкой :-)

0

9

Следующий кусок второй главы.


***

     Воспоминания неприятны, я бы даже сказал, что они крайне омерзительны: я занят пыткой какого-то неизвестного мне парня. Если уж быть совсем точным – доведением этого человека до смерти, посредством пыток. Не с помощью Силы – с ее помощью я в голове у бедолаги поковырялся сразу, причем, мне хватило одного короткого сеанса. - Пытаю чисто техническими методами: неторопливо, медленно, вдумчиво и аккуратно – с перерывами на отдых – свой, и медицинскую помощь – испытуемому, когда того слишком уж сильно перекореживает. Без членовредительства и рек крови, но от этого не менее болезненно – мне вовсе ни к чему изломанное пытками тело на выходе. Поэтому только химия и электрошок: но и этого вполне хватает, чтобы клиент мычал – рот был предусмотрительно зажат и зафиксирован, чтобы он, не дай Сила, не откусил себе язык – и даже расслабил сфинктеры. Впрочем, в своей броне я запаха не чую – это мне Сила подсказала. С чисто технической точки зрения, я даже делаю все это не сам: стараются два моих дроида, которых я, специально, доработал для подобных целей – не царское это дело, руки марать о всякую шпану. Собственно, как уже сказал, все интересное я из данного тела уже давным-давно вытянул, прямо сразу – да и не знал парень ничего, что мне или Империи было бы и в самом деле полезно. Таких деятелей, как он, в галактике как грязи – но все, почему-то, считают себя единственными и неповторимыми. Ну, форсъюзер – не обученный, кстати. Ну, мятежник – сданный, между прочим, агентам СИБ своими же подельниками: чего-то там не поделили, между собой. Вроде как не сошлись в толковании идеологии, или в понимании требований текущего момента – инсургенты, они ребята такие. – Но, это по докладу СИБовцев – из ковыряния в голове подопечного, я понял, что там причина была в бабе и деньгах. В общем, обычное житейское дело, разве что для испытуемого плохо закончившееся. Ааа, нет – как подсказывает мне память, для его подельников все кончилось еще хуже: после сурового, но справедливого имперского суда ребята, всей кодлой, поехали на Кессель, искупать вину ударным трудом на благо общества, так сказать. - С билетом в один конец – пару месяцев они там проживут, но проживут крайне плохо: зато эти страдания лучше помогут им осознать всю степень собственной вины. Этому еще повезло – он у меня, хотя бы, так долго мучиться не будет.

     Так, Сила мне намекает, что клиент дозрел. Главный дроид-пытальщик, кстати, тоже сигналит - мемекая, что если пытку не прекратить, то испытуемый вот прямо сейчас отбросит коньки. Все, чувствую - сердце парня уже не бьется. Умер в здравом уме и твердой памяти, как мне было и надо – и связь с Силой у тела не затронута: уровень мидихлориан стабилен. Деактивирую своих подручных, и активирую других дроидов – обычных, медицинских: готовить свеженькое тело к предстоящему эксперименту.

***

     Информация к размышлению: оказывается, для целей Странника подходило отнюдь не всякое тело. Мидихлорианы крайне привередливые и своенравные твари – если вы форсер, и клонируете свое собственное тело, то его копия изрядно потеряет в количестве этих симбионтов. Причем, чем сильнее был форсъюзер, клон которого «вырастили в пробирке», тем больше будут неизбежные потери в уровне мидихлориан у этого клона – разумеется, если вам нужен здоровый клон, а не тот, у кого потом «протечет крыша». Если копии средних форсеров обычно теряли не больше трети «популяции» мидихлориан оригинала, то клоны самых сильных форсъюзеров, вроде самого Странника, Йоды или Императора, могли сохранить от силы четверть прежнего уровня наличия симбионтов. – И крайне редко чуть больше, но в любом случае, уровень мидихлориан у них почти никогда не превышал трети от того, что был у оригинального организма – иначе было чревато. Казалось, сама Сила противилась бездумному копированию даже удачных, со своей точки зрения, «образцов» разумной жизни. Притом, что количество мидихлориан у клонов обычных людей, имеющих стандартный уровень, сохранялось практически таким же, как и у «оригинала» – вариации были, но в рамках обычного разброса, - это было совершенно безопасно. Рубеж проходил где-то в районе границы так называемого «Порога одаренности» - рубежа, с которого имело смысл учить разумного обращению к Силе, по мнению Ордена джедаев. И это не говоря уж о том, что клоны даже слабых Одаренных имели более высокую вероятность потерять рассудок или просто умереть от шока в момент «пробуждения» и активации наложенной матрицы сознания, в отличие от обычных людей - и чем больше было мидихлориан, тем больше была вероятность плохого исхода. - Даже с четырьмя-пятью тысячами уже начинали возникать проблемы – но, в основном при пересадке клонированных органов: «свои» мидихлорианы просто не признавали частью тела «чужую» пересаженную ткань, полную «чужих» симбионтов. Способы регулировать в организме клонов количество симбионтов конечно были, так же, как были и способы временно приостанавливать их активность – иначе клон форсъюзера просто нельзя бы было вырастить совсем! - но особого толка от этого не было. На практике, любому клону, имевший уровень более десяти тысяч мидихлориан на клетку, при «пробуждении» гарантированно сносило крышу.

     В общем-то, понятно, почему Странник даже не подумал «переселиться на постоянное место жительства» в клонированное тело, бросив нафиг свою старую недожаренную тушку, со всеми ее болячками и проблемами. Хотя, техникой Переноса Сущности владел: да еще и гад Палпатин, проявляя поистине отеческую заботу о своем ученике – это, между прочим, его собственные слова, сказанные Страннику - приказал сделать для него несколько штук клонов, вроде как – чтобы был шире выбор. И подарил вот недавно замороженными в карбоните Ученику, тролль старый, – разве только что криоконтейнеры с телами ленточками перевязать не велел, - хотя, об этом позже. Но, получить в будущем теле семь-девять тысяч мидихлориан на клетку там, где до этого было почти двадцать восемь тысяч – этого никакая особая связь с Силой не компенсирует. Возможно, имей какой-нибудь из клонов хоть половину его теперешнего количества симбионтов, и будь хоть тень гарантии, что рассудок потом останется на месте, Странник и рискнул бы. – В конце концов, при постоянной работе с Силой у хорошо обученного и развитого форсъюзера уровень мидихлориан может вырасти на треть, как было у него самого, или даже наполовину. – Ему бы хватило. Увы, чего не было – того не было. Но, можно было освободить от владельца чье-нибудь чужое тело – разумеется, с подходящим уровнем симбионтов, и с хорошей связью с Силой. Проблема была в том, что именно с такими подходящими телами и была напряженка – в виду их крайней редкости: использовать тела алиенов или даже мутантов Странник не хотел принципиально. Да, еще требовалась небольшая практика, для гарантии чистого и полного переноса – но как раз это было делом наживным. К тому же, ничего ведь не мешало предварительно «потренироваться на фелинксах»?

     И вот, сейчас и здесь, в его распоряжении оказалось тело бывшего мятежника – мятежника, доведенного его стараниями до состояния клинической смерти. И содержание мидихлориан в этом теле превышало двенадцать тысяч штук на клетку – по меркам старого Ордена более чем достойный уровень, для надлежащей связи с Силой. С этим уже можно было работать.

***

     Еще воспоминания. Я снова режу по живому – только теперь режу по себе самому. Точнее, по своей собственной душе: отделяю одни воспоминания и эмоции от других, светлое от темного. – Кое-что я хочу просто забыть, а от других воспоминаний - избавиться так, чтоб даже памяти о самой памяти не осталось. Что называется, на свободу я должен выйти с чистой совестью. Для этого, однако, мне нужно сначала все вспомнить – иначе не получиться отделить зерна от плевел. И все воспоминания пережить по новой, еще раз: хорошие, плохие, веселые, страшные, скучные и обыденные – фактически, вспомнить и пережить заново всю свою жизнь. Потом все это препарировать: отсечь ненужное, бесполезное и больное – сохранить и уберечь необходимое. Переквалифицируюсь, так сказать, из инженера, который «по железу», в «инженера человеческих душ». Просеиваю былые образы, как песок через сито… и передо мной снова проходит вся жизнь Странника, день за днем.

     Песок, пыль, пара солнц над головой и где то там, за барханом – дорога к дому. А перед ним битая жизнью пустая грузовая платформа на репульсорах. Маленький мальчик и рабочий дроид, собранный из разного хлама, ковыряются в найденной не разграбленной свалке: место нахождения будущей добычи, удача привалила. - Последний песчаный шторм сдвинул бархан в сторону, и открыл залежи старого брошенного железа. Это Татуин, здесь везде одна большая свалка, место, где даже люди – всего лишь отбросы жизни. Мальчик сосредоточен и деловит – вон тот поблескивающий агрегат выглядит поновее, и явно может быть восстановлен. – Пацан сверяется с вытащенным из-за пазухи потертым датападом: точно, гиперпривод к яхте типа «нубиан» - редкая штучка, и весьма ценная – Уотто будет доволен, а у них самих с мамой будет, чем разнообразить стол на следующую декаду…

     Опять вездесущие песок и пыль – тот же маленький мальчик за штурвалом гоночного пода. Он знает, что сегодня решится очень многое. У него все получится, а мастер Джинн обещал позаботиться о маме – хотя, мама, кажется, этого не совсем хочет. Вернее – совсем не хочет. И мальчик никак не поймет – почему?

     Тут воспоминания Странника, что я просматриваю словно видеозапись, резко обрываются – дальше темнота. Такое ощущение, что присутствуешь на сеансе в кинотеатре, когда в проекторе обрывается пленка. Разве что тут свет в зале не включился.

     Сеанс старого кино продолжается – уже с другого места. Храм, горькое разочарование – меня не приняли! – и винить абсолютно не кого: ну что стоило выполнить просьбу и инструкции мастера Джинна буквально, и не изображать из себя юного вундеркинда, а быть проще. Нет, этого слова тот пацан, что был тогда Странником, конечно, не знал – но житейской мудрости-то на Татуине или учились быстро, или умирали. Сегодня он, похоже, сделал первый шаг к своей смерти, поступив вопреки тому, о чем просил мастер Джинн…

+3

10

Окончание второй главы


     Первая по-настоящему сильная боль: мастера Джинна больше нет! Погиб человек, который сумел подарить ему надежду – и показать дорогу к звездам. На костре сгорает его тело. Рядом стоит бывший ученик мастера, который во всеуслышание обещал о тебе позаботиться, ссылаясь на его посмертную волю. Другие, жутко официальные, джедаи, местные набуанские чиновники и знать – и среди них Она: в официальном гриме, под которым можно скрыть любые эмоции. Рядом и чуть в стороне – Канцлер. – Добрые синие глаза, зачесанные назад рыжеватые волосы с проседью, чуть заметная ободряющая улыбка, предназначенная тебе – пареньку, который спас его родину от ужасов войны. Да все тебе тут благожелательно улыбаются, не смотря на печальные обстоятельства сборища – просто Канцлер, кажется, делает это более искреннее, чем прочие. Почему тебе тогда так холодно и страшно, среди всех этих доброжелательных людей, хоть ты и сумел здесь и сейчас никому этого не показать? Дым улетающей Надежды… что же, пацан, у тебя без нее еще останутся Вера и Любовь.

     Дальше воспоминания несутся как при ускоренной перемотке кадров: места, события, лица. Самое интересное: я в любой момент могу скомандовать этому проектору «стоп» и рассмотреть все произошедшее как бы в замедленном режиме – со всеми подробностями, и даже с закадровыми комментариями и разъяснениями самого Странника.

     А потом снова обрыв пленки и темнота – только рассудок мне говорит, что у нас умерла мать. Нет, не просто умерла: была зверски и совершенно беспричинно замучена – и это не темнота, и не какой-то там непонятный «обрыв пленки». – Это накрывшая Странника Тьма, Ярость Силы – которая сметет сейчас всех причастных, и не причастных к смерти любимого и родного человека, до кого только он сможет дотянуться. Мрак ночи прорезает луч активированного светового меча, но его лазурь делает окружающую темноту еще плотнее – взмах клинка из света и Силы пластает ночную тьму, вместе с телами тускенов и их животных, как материальное тело…

     Рыжая пыль арены, грязно-белые, обглоданные временем и дикими зверями каменные колонны, с которых свисают железные цепи – место казни. Сейчас к этим, заботливо и регулярно смазываемым, и потому почти не поржавевшим, цепям прикрутят меня и двух моих самых близких теперь людей. Моего названого брата, и мою единственную любовь: Учитель стал мне как старший брат за эти десять лет – диковатому татуинцу, так и не сошедшемуся толком ни с кем из сверстников в Храме. – Прощальный поцелуй той, про кого ты понял сразу, еще тогда, на Татуине - вот она, твоя суженая! – даже не успевает полностью растаять у тебя на губах. Жить всем троим осталось совсем чуть-чуть – но Сила почему-то упрямо заявляет тебе, что сегодня смерть обойдет вас всех стороной…

     Едкий дым горящего пластика и свист уходящего в пробоины наружу воздуха – в командный мостик флагманского «Венатора» прямиком влетел, на полной скорости, поврежденный сеповский «Стервятник». А потом еще и вся остальная, немалая, стая летающих сепаратистских боевых дроидов добавила огня по уже битому металлу и транспаристилу, своими лазерами и энерготорпедами – так, что сверхпрочные материи не выдержали. И только лишь удерживаемые тобой потоки Силы, ненадежным барьером разделяющие вакуум и обитаемое пространство, дают вахтенным на мостике возможность дышать – и управлять кораблем. Если ты, джедай, дашь сейчас слабину, то все находящиеся на мостике умрут смертью недолгой, но мучительной. Тебе уже доводилось видеть, как это происходит, и повторения прежних случаев тебе отчаянно не хочется – и поэтому ты цепляешься за Силу мертвой хваткой. Гнев где-то тлеет внутри тебя, но страх за других придает сил. – Именно страх за других - потому, что сам ты можешь спастись при любом раскладе, с твоим умением и твоей способностью работать с Силой. Главное сейчас, не дать Гневу вырваться наружу, иначе все будет даже хуже, чем уже есть. Еще чуть-чуть – и победа будет нашей! – ты должен продержаться, пока аварийные команды ремонтников на корабле не освободятся от более насущных забот…

     Сципио, вершина накренившейся башни небоскреба главного офиса Банковского Клана. Ты висишь вниз головой, с ногами в распорку, едва удерживая от падения в бездну и себя, и еще двух других людей – на то, чтобы вытянуть их обоих наверх, у тебя сейчас нет ни физических сил, ни достаточной концентрации для действий посредством Силы. Слишком много энергии высосал прошедший бой! Взгляд с другой стороны Силы – как будто это я там, а не Странник с его давним ощущением, совсем не могу ничего поделать, тем более, что обе руки заняты: на одной висит этот жалкий неудачник Кловис, а на другой… снова резкий обрыв пленки в проекторе…

***

     Постепенно до меня доходит: что именно Дарт Вейдер желает оставить в своей памяти, а чего нет – и понять, что сделать подобное можно только оторвав от себя кусок своей даже не личности, а души. - Вырвав все якобы ненужное с мясом и кровью. Фактически – саморазрушиться, стать калекой, устроив себе самому частичную амнезию: вообще говоря, путь для Лорда ситхов унизительный и неприемлемый. А вот если не просто вырвать или там отрезать – а если потом передать эти воспоминания новой личности? – И не запереть ее в голокроне, а облачить этот кусочек самого себя в иную плоть?

     Тем более, что стараниями своего Учителя ты, практически, пребываешь почти в полной изоляции от окружающих тебя людей – семья погибла, иные привязанности или умерли, или даже совсем не родились. Ты ходячее воплощение мрака и ужаса. Единственный близкий тебе человек – это сам Палпатин. Но в твою душу все больше закрадываются сомнения о мотивах и целях подобной близости старшего ситха – и этих старательных усилий изолировать тебя от других, сосредоточив все твое внимание исключительно на себе самом. – Страх получить вместо ученика соперника? Или просто гордость коллекционера самым ценным и редким предметом своей коллекции? – Как тебе перспектива проходить по одному каталогу с какой-нибудь древней ситской маской, или антикварной вазой времен Ксима, парень…

     В голове у Странника все четче вырисовывается бредовая в своем отчаянии, на мой взгляд, идея: раз уж судьба лишила его и жены, и не рожденного ребенка – создать себе помощника и наследника если не от плоти, то от духа! Что, зачем отдавать ему свою душевную боль? – а это чтобы у него своя собственная душа пробудилась: в муках и превозмогании! – Боль это лучший индикатор того, что мы еще живы – мертвым не больно совсем. Страннику не нужен простой подчиненный, исполнитель приказов – ему нужен был тот, кто смог встать бы с ним плечом к плечу как помощник и ближайший соратник. Он видел, на той давней войне, как вырастали подобные личности у клонов Фетта  - и из безликой серой массы появлялись люди. Наконец, получив необходимую материальную основу для работы – в виде тушки одаренного мятежника, имеющего в организме подходящий уровень мидихлориан, - Странник принимается за дело. Моральные муки? У ситха? – не смешите мои тапочки! – Мужик сказал, мужик сделал – а дальше уж что выросло, то и выросло.

     Собственно, вся эта процедура «создания резервной копии диска» - как усмехнулась уже моя собственная, а не Странника, память – заняла от силы неделю. Как удалось? – наличие мидихлориан в организме дает возможность человеку иметь в разы больший объем места, под аналог компьютерной оперативной памяти, чем у обычного человека – сама Сила может быть носителем информации, да еще и в колоссальных объемах. Для Странника, с его уровнем симбионтов в организме и невероятной связью с Силой, вообще можно было бы хранить в себе даже не две, а три полноценных копии личности – как он был убежден. На мой слабый писк - «А возможная шиза»? – последовал железный ответ: «Разве мы с тобой психопаты, друг»? Как мне почему-то казалось, любой мой возможный ответ его в принципе не интересовал.

     Не знаю как Странник, а я что-то насчет своего душевного здоровья не сильно уверен. Ах, да – сам перенос новой личности в освобожденное от законного хозяина тело занял вообще всего ничего – от силы несколько минут. – Проще, чем «винду» на комп установить! Когда Старкиллер открыл глаза, то у него даже выражение физиономии было не таким, как было у бедняги Галена Марека. Наверняка, в толпе бывших знакомых, теперь в Старкиллере Марека никто бы даже не признал, - и, как тогда был уверен Странник: эксперимент полностью удался. Правда потом боги, если они тут есть, наверняка долго смеялись над обретшими реальность планами Дарта Вейдера.

+3


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Случайный попутчик