Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Там, где нас нет...


Там, где нас нет...

Сообщений 121 страница 130 из 451

121

Кстати, как оказывается, статус старосты деревни повыше, чем у многих городских (да вообще тут городские, почему-то котировались по рангам ниже чем деревенские) так что если я попал на торжество к такому «толстому» дядьке, то и вести должен в соответствии. А я не знал как! И по какому поводу тут праздник.
Короче  «засада».
Но, подскочил слуга и проводил за ручку к моему месту. Как раз возле Лии. Всё это в полном молчании. И вот когда я тоже угнездился на своё место у стола, все дружно и всё также молча, поклонились. Только после этого хозяин дома закатил торжественную речугу, полную витиеватых фраз и славословий Неназываемому из которой я, наконец  и узнал из-за чего суета.
Оказывается, семейство празднует выздоровление матушки семейства.
Круто!
Особенно глядя на тот стол, что пред нами. Его после речи слуги немедленно заставили такими яствами что у меня глаза разбежались. Да и было из-за чего: в этом мире также было развито искусство  красивого оформления блюд. А так как ко мне обращались как к почётному гостю, тут уже все шаблоны мои полетели к чертям.
Впрочем из последующего стало ясно чего они так.
Матушка Лии выздоровела очень быстро по сравнению с тем, что предсказывали разные злые языки.
Оно и не удивительно! Ведь предсказывали по тому, как протекает та самая малярия если её не лечить вообще. Последний раз она вообще вышла самостоятельно мне навстречу. И встречала меня в том самом обширном помещении, что я окрестил «гостиной». А она и правда предназначалась для приёма гостей, но кроме того, также использовалась хозяином дома для приёма своих же селян и оформления разнообразных бумаг.
Ведь он был для всех в деревне не только старостой, но и писарем, и судьёй по мелким делам, и вообще всего по мелочи.
И в тот раз раз, меня встречали торжественно.
Я разулся, снял свою тростниковую шляпу и отдал её в руки слуги и поклонившись на пороге шагнул вперёд. Хозяева синхронно отвесили поклон мне. Причём этот поклон был гораздо глубже, чем мой.
На этот раз — ещё круче. Получается праздник не только в честь выздоровления болезной, и в мою честь!
«Ценят меня, однако!» - с удовлетворением отметил я выслушивая славословия хозяина в адрес «лекаря»..
И то, что ценят намного больше, нежели мой «официальный статус» это тоже ясно как день. А раз так, то... Не  сдохло ли в лесах окрестных чего-то очень большого? Слишком уж хозяева радостно мне кланяются, и очень даже легко. Не так, как раньше. Впрочем, скорее всего у военачальника, противостоящего Азимбе, наметились не хилые успехи. От того они и воспряли духом. Готовят себе привилегированное положение при будущих администрациях и панах.
А что? Реально! Ведь будет чем отбрехаться когда их «освободители» за заднюю часть тела возьмут и будут интересоваться как себя вели. А у них ходячая индульгенция и свидетель в виде меня любимого и опекаемых вельмож, которых они, могут с полным правом говорить, что холили, лелеяли и «поддерживали в трудные времена».

+2

122

Мои предположения подтвердились. Когда дошли до чая и местных сладостей. Ранее всё застолье очень сильно было похоже на ритуал. А сейчас... Хозяева явно расслабились.
Но слуг услали. Причём как-то изрядно жёстко.
Видно что-то с меня тут снова намечается «взять». И явно не новые примочки к мылу или ещё какую мелочь.
Хозяин, отпив из чаши чай, отставил её в сторону и поклонившись завёл речь.
- Господин Ан Де! Мы гордимся тем, что вы снизошли  до помощи нам, ничтожным и умоляем, замолвить за нас словечко, когда сюда придёт Великий Си Рин?
«Убиццо веником!!! Нихрена себе обращение к Главному рабу! - изумился я. - Или то, что я постоянно задирал нос и не кланялся тогда, когда по их канонам должен был, сказалось таки? Скорее всего да. Особенно намёки разных крысообразных... Уж не принимают ли они меня за того самого?... Впрочем, послушаем что он дальше говорить будет. Но ответить надо. Так, чтобы ни на что не ответить, но создать впечатление».
- Обязательно! - с готовностью кивнул я и тут же добавил ритуальную фразу. - Вы вели себя достойно.
Староста аж просиял. Ранее он вёл себя изрядно сдержано. Эмоции прятал. Типа: это «недостойно» так их светить. А тут видать расслабился. Однако переглянувшись со своей семьёй снова замялся. Я глянул на него поверх чаши вкуснейшего чая и еле заметно кивнул.
- Привилегии? - спросил я.
Староста аж покраснел. Я явно угадал что он хотел, но не решался сказать.
- Будут. - как можно безразлично сказал я.  - Я ценю ваше достойное поведение. Но, как вы понимаете, мне самому нужно сделать себе статус. Здесь. Я прибыл сюда, в эту страну, для того, чтобы учиться. У ваших знаменитых мудрецов, слава которых достигла наших земель. Но пока у вас война... Это будет... Неопределённо!
Про «знаменитых мудрецов» я придумал прямо на ходу. Как отмазку. Но, судя по их лицам, прокатило. Причём приняли они моё объяснение даже как-то с радостью — типа подтвердил их предположения. Ну и ладно!
И всё равно... Как-то меня это напрягает,  что приходится врать. С другой стороны что я им тут скажу про себя? Что я из другого мира и те де? А вдруг у них тут есть некий аналог инквизиции и после моих слов подо мной уже назавтра костёрчик разложат?
Нафиг-нафиг!
Уж лучше буду «заморским» принцем! За неимением белого коня, апломб и спесь прокатят. Хотя и с этим зарываться не стоит.
Кстати! У них тут как с географией? «За морями» тут какие царства-государства имеются? И какие с ними взаимоотношения? А то брякну что-нибудь невпопад и нарвусь. Вдруг они  с ними как кошка с собакой?! Как бы мне ещё и так на «секир-башка» не нарваться.
Так что «молчание — золото».
Не всегда.
Но  в большинстве случаев.
Не трепись Андрюха! А то ты сам себя знаешь: тебя хлебом не корми, а дай что-нибудь про себя эдакое присочинить. Особенно в части завиральных историй с подвигами.

+3

123

Однако и сами хозяева поспешили закруглить тему и больше к ней на всё время длинного чаепития не возвращались. Говорили обо всём, что угодно, только не «о политике». Ясно, что за нелояльность к оккупационным властям старосте вполне могли и голову оторвать. Так что чем меньше говоришь, тем меньше риск. Уже то, что мне сказали было слишком много.
Также и меня не пытались расспрашивать. Что уже совсем хорошо. Но вот напряжение, витающее в воздухе, чувствовалось. Меня даже любопытство жечь начало — что же это там такое случилось «на фронтах», если пошли такие речи?

******

Возвращался я в свой «барак» переполненный впечатлениями и пищей. В кои то веки я ощущал в животе приятную тяжесть. Но ещё больше мою душу грело «сопровождение» Лиа увязалась меня проводить.
Я только сейчас сообразил насколько мне в этом мире одиноко.
Да, есть этот недокрыс-переросток Чуня. Прикольный такой шустрик преклоняющийся предо мной как перед то ли принцем, то ли каким-то странствующим мудрецом. Последнее — после той промывки мозгов, что я учинил всем в бараке. И в первую очередь ему самому. Реально вся эта братия драных вельмож воспряла духом. Некоторые даже мне кланяться начали.
Но Чуня всё-таки не человек. И чувствовалось в его общении, что он всё-таки держит дистанцию. Не могу я его назвать в полной мере другом. Да, он ко мне привязался, однако, слишком много  в его поведении ритуалов и официальщины. А вот Лиа...
Она носилась вокруг меня, скакала по наконец-то высохшим до бетонной твёрдости  дорожкам по которым мы медленно продвигались к моему рабскому жилищу.  Её каштановые волосы, лишь слегка прихваченные сзади и свисавшие почти до пояса развевались на встречном ветру. И это было красиво.
На это хотелось смотреть и смотреть.
Она искренне радовалась жизни,  заглядывала мне в лицо своими василькового цвета глазами и безостановочно тормошила меня.
- А ваше царство богатое?
- Ваше богаче. - туманно отбрехивался я, пряча глаза за козырьком широкой шляпы.
- А вы там хорошо живёте?
- Хорошо.  - не выдержал я и  поправил таки свой «головной зонтик», чтобы ещё раз увидеть её красивые глаза.
- А государь у вас строгий? - не унималась она.
- Он умный. - снова ушёл я от ответа, спрятавшись за ничего не значащей фразой.
- О-о! И часто он казнит оступившихся? Наверное каждые десять дней?
О! А вот это неожиданный вопрос. Сразу же как с небес на землю — такое суровое напоминание в каком обществе оказался. И какая эпоха  у них тут «на дворе».
- А у вас, что ваш князь-наместник каждые десять дней кого-то казнил? - решил я уточнить.
- Иногда и каждый день!  - смешно округляя глаза выпалила она. - Он суров! Был...  - погруснела она, но тут же снова воспрянув духом принялась скакать вокруг меня продолжая прерванную фразу.

+3

124

- Но ворам и бандитам спуску не давал! У нас в кои то веки по лесу стало безопасно ездить. Все банды истребил! Жалко его!
- Значит тоже умный был.  - вежливо кивнул я ибо ясно, что князя-наместника эти оккупанты грохнули. Возможно даже ещё тогда, во время штурма. И тут же добавил ритуальную фразу, положенную в таких случаях. -  Хорошего ему перерождения.
- Да! И самого быстрого, и самого счастливого! - подхватила Лиа.
Она видела мою улыбку. Она чувствовала что её щебет мне нравится. И пользовалась этим. Радуясь сама, и наполняя меня этой самой радостью жизни.
Вот так мы и шагали пока впереди не показался сарай-жилище, под большим раскидистым деревом. Обитатели его были на полях в это время. Это я «прохлаждался» в компании семьи старосты деревни.  Вокруг было не души.
Лёгкий ветерок шелестел разнотравьем у обочины и белые облачка медленно ползущие в синих небесах. Поперёк Колец  Окольцованного Солнца.
Нда! Вот такое напоминание что «здесь вам не там».!
И тут Лиа вдруг остановилась.
Как будто у неё завод кончился.
Плечи поникли. Голова опустилась. Я уже собрался спросить её что случилось, но она меня опередила. И ошеломила. Она резко обернулась ко мне и сжав кулачки вдруг выпалила.
- Ан Де! Ты меня с собой возьмёшь? - и взгляд... жалостливый!... - Я тебе буду служить! Я буду лучшей!
«Вот тебе бабушка, и Юрьев день!»  - мелькнуло у меня в голове. Я растерялся. Я не знал как это понимать. Впрочем, если подумать логически то кем меня тут воспринимают староста и его семья?
Как пленного принца.
Да, без белого коня, «которого наверняка убили или забрали». Но принца. «Совковое образование и воспитание» как бы его ни ругали разные либерасты, привило всем нам, даже детям девяностых, вот эту осанку и взгляд. Образ мыслей. Когда «МЫ не рабы!». Это сейчас в моём отечестве всё больше и больше среди молодняка откровенного отстоя и баранов.
Но те ребята, что выросли  в девяностые и получили образование на рубеже веков, в нулевые, ещё сохраняли эту независимую осанку и упрямство человеческого достоинства.
Потому, что «совок» воспитывал Людей. А не баранов и рабов, для обслуживания нужд богатеньких дегенератов.  Потому эти люди, реального раннего средневековья, у которых преклонение и статус в крови меня видели только как принца. Или феодала. Не мог я себя переломить и начать кланяться как тут положено. Всё равно получалось... как получалось. С риском для жизни как сейчас понимаю.
Но что это значит для этой девочки?
Если я феодал как минимум (по крайней мере в её глазах), а она хоть  и дочка старосты, но статуса больше крестьянского, чем чиновничьего( нижние ступеньки этой лестницы), да ещё и закреплённые печатью, то... РАВНОЙ МНЕ ОНА БЫТЬ НЕ МОЖЕТ! И всему этому гарантия как общества, в котором я оказался, так и та чёртова печать, у неё на шее!

+4

125

Но если я без печати... То как раз равным ей я могу быть.
Но тогда нам придётся вывалиться из этого общества.
Как?
А чёрт его знает как!
Но глядя в её печальные глаза иного ответа как тот, который предполагается я просто не смогу сказать. И не хочу.
- Обещаю! - твёрдо говорю я.
- Ну да... Ты же мне ещё тогда честь оказал! Я оправдаю! - внезапно просияла она.
«А это ещё как понимать?!!!» - снова опешил я. Видно недоумение, как я ни старался, но на лице моём таки отразилось. Всё-таки два раза поразить — это никакого самообладания не хватит. Всё равно оно даст трещину и недоумение вырвется.
Но тут уже сама Лиа развеяла одни и резко усугубила другие мои подозрения. Она оттянула воротничок своего халатика, отбросила мешающую гриву волос на бок, чтобы я мог видеть и...
- Ты даже своей высшей магией со мной поделился! Я  стала чувствовать ки мира!
Передо мной была всё та же печать. Но над ней красовалась не только лилия, которая появилась ещё тогда. Но заметно увеличившаяся  и разросшаяся. Рядом с ней сверкала завитками на полуденном солнце ещё одна стигма. Из тех, что мне показывал не так давно Чуня.
И называлась эта хрень: «Стигмат сопряжённой магии».

+4

126

Крысолов написал(а):

Но он казался из питомцев еретика Скара.

пост 121
возможно, следует употребить слово оказался

+1

127

Крысолов написал(а):

И в тот раз раз, меня встречали торжественно.

"Раз" дважды подряд.

Крысолов написал(а):

и умоляем, замолвить за нас словечко, когда сюда придёт Великий Си Рин?

Это не вопрос, а просьба. Поэтому в конце точка, а не вопросительный знак. Если требуется именно вопрос, то примерно так: "Замолвите за нас словечко, когда придет Великий Си Рин?"

+1

128

******

Впервые с начала моего попаданчества начинают вырисовываться варианты.
Ранее я тупо ломился по колее, в которую меня затолкал случай. Надо сказать, что удачно ломился. Пока что шею не свернул и фатальных ошибок не сделал. Но вот то, что я попал  недавно в другую колею...
И колея эта — моё нынешнее положение. Как бы между рабами и крестьянами. Или как между крестьянами и неким мастеровым(именно так меня сейчас поставил староста), разбрасывающим секреты производства направо и налево.
Получалось всё как в книжках про прогрессоров — пришёл крутой прогрессор и начал всех и вся прогрессировать. «И жило оно долго и Щастливо».
Ага.
Только вот как-то муторно на душе. Как в том Законе Мэрфи: «Если всё вокруг хорошо и перспективы безоблачны, то значит вы не замечаете огромной пакости, которая уже нависла над вашей головой».
Предчувствие именно такое.
Но что же делать с этим, всеобъемлющим желанием «не дёргаться» и «ждать лучшего момента»?!
С одной стороны, если хочешь вырваться из уготованной для тебя судьбы раба — беги.
С другой стороны, сейчас наладился хоть какой-то быт, я обрастаю связями, вещами, знаниями. Да и жрать дают. Хоть и дрянная жрачка, но всё-таки хоть что-то. Тут сдохнуть от голода не дадут. И если что — даже помогут выжить, если заболел.
Ведь «раб стоит дорого». И это «имущество господина». Потому и обращение такое — как со скотом. Сами посудите — корову же не будут морить голодом или лупить её почём зря снимая кожу до костей. Ибо эта скотина тебя кормит. Но вот если сия скотина выделывается, тут и силу употребить не зазорно. И только если вообще ничего с неё получить нельзя, кроме мяса и шкуры — тогда забить. Примерно также и с рабами.
А в вольных — там и с голоду сдохнуть можно.
Так стоит ли торопиться?
...Или я себя так утешаю, чтобы не нарваться в бегах  на что-то похуже? Или наоборот трусость проявляю занимаясь самоутешением, что «и здесь выкарабкаюсь наверх»?
Вот в таких метаниях я и пребывал последние дни, когда к нам завалилась компания из шести вояк, все в железе, с обнажёнными мечами, тащившими одного связанного. По виду такого же как и они, но без какого-то железа на теле и оружия — только простая холщовая рубаха до колен, и такие же штаны. И без обуви. Босой.
Уже издали было видно, что вояки злы до озверения, а этот, которого волокли, избит до синевы.
Солнце ещё не показало свой край над горами, но кольца уже отбрасывали своё сияние на окружающие ландшафты, заставляя даже кольчугу воинов, приближавшихся к нам, сверкать отдельными блёстками, отражавшимися от чешуек.
Вступление этого отряда на территорию «рабской обители» было ещё тем зрелищем. Я  стоял поодаль от всех остальных. В то время как «патриций» Дука как раз попался вступающим на нашу территорию воякам первым.
Командир отряда, походя двинул Дуке левым кулаком поддых, от чего тот согнулся под прямым углом, рухнул на колени, а потом вообще завалился на бок.
Вояка же направился дальше.
«И верно, - отметил я про себя, наблюдая за всем этим -   Дука не склонился. А он сейчас раб. Поэтому его и «загнули». Самым быстрым и эффективным способом».

+3

129

Сделав два шага за Дуку, командир отряда таки соизволил остановиться и взревел.
- Кто тут Главный?! А ну выходи!  - рявкнул он на хмурых и не выспавшихся как всегда вельможных оборванцев. Но потом обернулся назад. - Или главный вот этот червяк?!
Дука по-прежнему валялся в пыли пытаясь втянуть в себя хоть глоток воздуха.
- Это я тут Главный Раб, воин! - сказал я бесцветным голосом выступая вперёд и кланяясь.
А что оставалось делать? Если не кланяться этим хмырям с остро наточенным железом, то судьба Дуки может оказаться даже предпочтительней. Тот как раз засучил ногами, пытаясь подняться хотя бы на четвереньки.
Воин, сохраняя всё то же озверелое выражение лица, обернулся  и подойдя к своим ударил кулаком в челюсть избитого и связанного. Тот поднял налитые злобой глаза на командира и что-то пробурчал, от чего заработал ещё одну зуботычину. Казалось на это связанный совсем не среагировал. Как будто порыв ветра по харе прошелестел.
- По приказу Его Светлейшества Азумы, ты  Паруш, приговариваешься к месяцу исправительных работ в качестве раба. - Зачитал командир приговор и  скомандовал. - Развяжите этого...
Держащий осуждённого за правую руку, как-то заторможено вложил лезвие своего меча между рук избитого и медленно перепилил верёвки. Видно связали ему руки слабо, так как произошедшее далее было неожиданностью для всех.
Осуждённый выпрямился и его и так уже опухшее лицо исказилось вообще животной яростью. Издав рык он бросился прямо на командира группы и попытался его обезоружить. Но как бы не так! У атакуемого сработали рефлексы и он чуть не пропорол новому рабу грудь. Лишь в самый последний момент, он каким-то образом всё-таки успел изменить направление удара и полоснул по плечу.
Осуждённый схватился за тут же обвисшую конечность и попытался снова атаковать. И вид у него был такой, что он реально намерен нанизаться на чей-то меч, но не оставаться в живых. Видно просчитав это командир просто уклонился и саданул того рукояткой меча по затылку. Бывший воин рухнул как подкошенный лицом в пыль.
Несколько секунд командир стоял над телом и на лице его всё явственней проступала досада. Потом он оглядел всех, узрел меня и подойдя упёр плашмя свой меч мне в подбородок.
Меч пах железом и  кровью. Свежей кровью.
Я почувствовал как его окровавленное лезвие начало липнуть к моей коже.
- Ты! Раб! Я знаю, ты умеешь лечить. - с презрением выплюнул  командир эти фразы мне в лицо. - Если Паруш умрёт, умрёшь и ты! Уяснил?!
- Будет исполнено! - стараясь говорить так, чтобы голос не дрогнул буркнул я, попутно стараясь также не смотреть этому хмырю в глаза. Чтобы не провоцировать.
- Я посмотрю. - процедил тот. И резко убрал свой меч от моего горла.
Я провёл тыльной стороной ладони по подбородку. Она тут же окрасилась кровью. Чужой кровью.

+3

130

Делать было нечего — надо спасать этого синюшного и звероподобного. Иначе вообще кровью истечёт.
Подойдя к всё ещё валяющемуся в отрубе солдату, я опустился перед им на колено и хоть с трудом, но оторвал длинный лоскут от низа его рубахи. Быстро изготовив из получившейся полоски жгут, я перетянул руку выше раны и завязал простым узлом. Потом подобрал валяющуюся рядом длинную щепку, поддел получившуюся шину и перекрутил её до тех пор, пока не  прекратилось кровотечение. Чтобы получившийся скрут не распустился, я засунул щепу под шину, тем самым фиксируя её.
Всё это время командир  и его подчинённые стояли рядом и хмуро наблюдали за моими действиями.
Я осмотрел рану. Чуть раздвинул края. В глубине её не было видно кости. Возможно, что удар меча не достал до неё. Но восстановление работоспособности руки этого страдальца было под большим вопросом — если перебит нерв, то рука так и останется недвижной.  Впрочем это уже не мои проблемы.
Я подозвал Чуню.
- Я посылаю тебя к старосте деревни. Ему скажешь что мне нужна шёлковая нить.  Вот такой длины.  - сказал я ему и показал какой именно. - Далее пойдёшь к травнику и скажешь ему, что нужен опий. Для обезболивания. Скажешь ему, что нас раненый. Хорошо если он явится сам.
Чуня поклонился и с места в карьер бросился бежать в сторону деревни. Командир с удивлением проводив его взглядом спросил у меня.
- Почему бы тебе не зарастить рану, как делают другие лекари? Или у тебя не тот ранг?
- Не тот ранг. Я только начал изучение этого искусства. Поэтому действую по тем методам, которые исключают воздействие магией.
В следующие пару минут я очень серьёзно пополнил свою копилку новых слов и выражений. В части ругательных.
Я не понял почему так сильно разозлился и расстроился командир этих вояк, но ругался он очень длинно, злобно и долго. Наконец исчерпав словарный запас. Он снова глянул на меня и напоследок рявкнул.
- Если он сдохнет, ты тоже умрёшь! Я сказал!
С этими словами он развернулся и вся железнобокая компания отправилась восвояси.
Я же, пока не вернулся Чуня, тяжко вздохнув потащился в барак. На пороге обернулся ко всё также понуро стоящим вельможам и скомандовал.
- Затащите это тело в дом. Положите на свободные нары. У входа.
Те переглянулись, но также молча распределив между собой обязанности, подхватили раненого и потащили вслед за мной. Но когда они таки уложили тело я удивил их следующим приказом — прикрутить прочно его к нарам. Выдал ремни и показал где фиксировать.
Пока приказ о прочной фиксации пациента исполнялся(«Прочно зафиксированный пациент в анестезии не нуждается!» (С) Да?), я, проклиная всех чертей и богов этого мира, вместе с вояками и знатью, выудил из своего маленького тайничка заготовку под иглу. Мне в своё время стоило титанических усилий вытянуть из небольшого осколка железа сначала что-то типа проволоки, а после превратить этот кусок проволоки во что-то напоминающее иглу. Вышло изрядно коряво, но, как говорится, «на безрыбье и рак рыба».
Что легче всего с этой иглой далось, так это сделать ушко. Я его просто прожёг «светлячком». Оказывается, когда он совершенно микроскопический, когда над ним виден рыжий дым из окислов азота, температура у него реально опупенная. По первому разу я вообще им кончик иглы испарил нахрен.
Пшик! И нет там ничего. Только искры в разные стороны брызнули.

+3


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Там, где нас нет...