Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Там, где нас нет...


Там, где нас нет...

Сообщений 41 страница 50 из 418

41

Ставка генерала Азимбы. Верховного главнокомандующего  Великого Царства Зари.

Мелко семеня, и постоянно кланяясь, он приблизился на положенные тридцать шагов, сложил ладони на уровне груди и склонил голову.
- Дозволь говорить, о Великий!
- Говори. - буркнул Азимба. Он по-прежнему, находился в самом скверном расположении духа. Ещё со взятия столицы княжества.
- О Великий! Уважаемый Грук, медикус, утверждает, что жизни советника Ли, больше ничего не угрожает. Он выздоравливает.
-  Хоть это радует. - буркнул Азимба.
Удивительно, но его жёг стыд. И в этом он себе боялся признаться.  Тогда вспышка ярости чуть не погубила и его самого и, что более гнусно, того, кто был ему бесконечно предан.
Как смог Философ Скар, покинуть столицу во время осады, да ещё не только выбраться за боевые порядки его армии, но и удрать вместе со всем Архивом Тёмных Рун?! Впрочем...
В  тот день всё не заладилось.
Да, штурм шёл своим чередом, но потом... Страшный удар обороняющихся, смёл четверть его армии. И что особо печально, для того, чтобы побороть одного Адепта Тёмных Рун полегли почти все его собственные маги. Потери были просто немыслимые! Они полностью исключали продолжение наступления на Княжества Железной Короны. Впору было думать о том, как удержать то, что только что завоевали.
Потом, когда войска ворвались во дворец, когда добрались до библиотеки, то обнаружили, что она пуста.  Но совсем плохо стало после.
Советник Ли, посланный для обследования принёс вообще страшную весть.
- Великий! Тайная комната пуста.
Тайная комната, про которую удалось выведать через предателя среди высших вельмож Проклятого Чаккара, была пуста!!! Комната, которую искали целых двадцать дней после завершения штурма!
- Полагаю, что его вынес Философ Скар. Вместе с приближёнными Внутреннего Круга Посвящения.
И вот тут, ярость залила глаза Азимбы огнём безумия. И так последние пять дней одна за другой его преследовали неудачи,  да тут  ещё и главная цель... То, для чего были принесены такие огромные жертвы, оказалось впустую...
- Пятьдесят ударов палкой бывшему Советнику Ли! - заорал он вскочив со своего кресла.
Стражники, стоявшие по обе стороны от Советника тут же взяли его под руки. Тем более, это было необходимо, так как у того подкосились ноги. Действительно, эта весть была из самых плохих. И именно он рискнул её донести до Азимбы. Он был уверен, что только он может это сделать и не попасть под гнев. Уже много гонцов просто погибло. Потому, что принесли плохие вести. Только он, Советник Ли, мог до недавнего времени говорить всю правду и прямо.
-  Я всегда, о Великий, был верен тебе. И всегда говорил правду и всю правду ничего не скрывая. Потому ,что только правда может тебя, о Великий, спасти от ошибок. От того, что навлечёт гнев Императора. - с укоризной бросил Ли Азимбе.
И это была ещё большая дерзость. Даже такого Ли ранее не позволял себе. А тут...
- Сто пятьдесят ударов! - лопаясь от гнева процедил Азимба сквозь стиснутые зубы.
Даже пятьдесят были смертным приговором для Ли. Да и кто может вообще такое выдержать?
- Я служил тебе верно! -  бросил Ли когда его тащили к выходу и все это слышали.
И только спустя много времени Азимба успокоился. С уходом гнева пришёл стыд. А со стыдом и раскаяние. Ли действительно был самым верным среди его окружения. И сейчас он пред всеми приближёнными покарал лучшего из них.
- Оша!
Пред его креслом согнулся начальник стражи.
- Беги к палачу. Я отменяю казнь Советника Ли.  И быстро. Если Советник Ли умрёт — я вас на тысячу кусков порву!
Оша понял всё. И то, что снова Ли Советник, и что если он не добежит вовремя, то... Казнь «тысяча кусочков» - это то, что будет ему уже завтра. Он успел.   
- Грук! - обратился он стоя уже над бесчувственным телом Советника Ли, к медикусу, который всегда присутствует при казнях такого рода. - Великий передал, что если Советник умрёт, то и ты, и Палач Ырча, будут подвергнуты «тысяче кусочков».
Палач и медикус прониклись.
Оша умолчал, что реально угроза Азимбы относилась к нему лично и палачу. А медикус был тут ни причём. Но Оше сильно хотелось, чтобы Советник всё-таки выжил. А такая малая ложь... Она спасает. Многих. И главное, что спасает его самого.

Отредактировано Крысолов (27-09-2016 08:43:34)

+3

42

Старший раб

Следующая неделя ознаменовалась тем, что я, последовательно делал себе разные мелочи, постепенно обрастая крайне необходимыми вещами. Но чем больше я делал, тем больше на меня косилась вся эта вельможная тусовка. Ясное дело, что мне это чем дальше, тем меньше нравилось.
С заком я всё больше и больше учил слов. Но как-то объясняться было ещё рано - слишком мало изучил. Тем не менее, из того, что понял, эти вельможные идиоты имеют что-то против меня. И это «что-то» связано с моим неправильным поведением. И  связано оно с тем, что я сделал себе «неправильный» головной убор и вообще работал.
Кстати говоря,  тут приходил какой-то чин. Важный как павлин. Посмотрел на всех нас, посмотрел на «стражу». Что-то процедил сквозь зубы, от чего «стража» долго била лбами в ссохшуюся землю. Да так рьяно землю долбила, что даже от меня - а я стоял не близко - был слышен деревянный стук голов...
По мрачным, страдальческим минам чинуш, понял, что что-то нехорошее произошло. И сразу же заопасался за то, что мне было выдано в виде посуды — как бы не отобрали! Но, как оказалось, опасался не за то, что следовало.
Уже скоро выяснилось, что стража получила нагоняй за слишком уважительное к нам отношение. Стражники, боясь сами себя, заикаясь, стали нас хоть и немного, но гонять. Пока на поле. Но даже это выглядело как-то карикатурно — рефлексы тем балбесам говорят, что пред такими надо кланяться, а воспоминание о нагоняе — что лупить.
К нам, с заком, эта публика старалась не подходить. То ли боялись (что вряд ли), то ли уважали за то, что мы таки реально работали, в отличие от прочих. И вот это отношение я старался использовать. Хотя бы тем, что внагляк сделал возле нашей хибары печь и пытался там что-то для себя сделать. Типа самогонного аппарата. Благо, что методом научного тыка таки понял почему у меня та самодельная посуда полопалась.
Теперь все мои манипуляции с глиной проходили как надо. Ничего не лопалось. А раз так, то проблема стала совершенно в иной плоскости: как сделать змеевик для самогонного аппарата.
Без этой сверхнужной детали, сами понимаете, ничего не получится. Да, можно обойтись какой-нибудь посудой с водой в виде конденсатора, но от этого КПД такого устройства будет только слегка выше нуля.
Так что пришлось долго изощряться.
В результате змеевик был сделан из нескольких прямых сегментов, которые стыковались через отдельно изготовленные «переходники» с герметизацией стыков смолой весьма хитрого дерева, которое мне зак указал, когда понял что мне нужно.
Конструкция вышла страшненькая. Тот же зак на неё смотрел во все глаза и лишь размахивал руками от избытка эмоций. Всё никак не мог понять для чего это и вообще зачем.
Кстати! Та самая «бута», оказалась корнеплодом. И корень у неё был довольно сладкий. Это внушало определённые надежды на то, что таки удастся мне сделать высокоградусное пойло. А что пойло использоваться будет для дезинфекции или повышения моего статуса до мелкого торговца — это уже как удастся.

+2

43

Если я раб — то и буду рабом-производителем, рабом-ремесленником. Единственно, что перейду в более привилегированное положение. Среди рабов.
Блин! «Всю жизнь мечтал» быть лучшим среди рабов!

К концу первой недели пребывания в этом мире, произошёл крайне неприятный случай, понудивший меня крепко подумать над тем, что стоило бы форсировать подготовку к побегу. Или подумать над тем, как бы возвыситься в своей страте. Гм... страте рабов.
А то, что раб... Нас всё больше и больше стали поколачивать. Охрана таки привыкла, что мы не вельможи и осмелела.
Случай «подняться» предоставился неожиданно. С приходом какого-то хмыря в нашу «тёплую» компанию вельможных рабов. Да, он был очередным рабом. Но вот как он себя поставил...

Я меж тем, старался не терять зря время. В отличие от страдающих от жары и собственного падения драных вельмож. Учил слова, учился  правильно строить фразы. И постепенно начал расспрашивать своего мохнатого друга, куда я попал. А также занялся выяснением того, что и как тут насчёт обычаев.
Получалось пока хреново. На уровне «моя твоя понимайт плёхо!». А уж как обстояло дело с остальными рабами-вельможами — вообще песец!
Кстати, как выяснилось, зака звали Чу Ни. Как-то по-китайски. Ну я его и переиначил на свой манер. Начал называть Чуней. Ему, это даже понравилось. Меня же он называл также на свой — Ан Де — и отличался от прочих просто феноменальным любопытством. Всё пытался меня расспросить кто я и откуда. Но так как я язык знал хреново, мне удавалось пока отмалчиваться. Чуял, что стоит «разочаровать» в своём Высоком Происхождении — а они все тут считали меня именно таковым, чуть ли не приблудным принцем — мне тут совсем кисло станет.
Впрочем, хорошие отношения у меня были только с Чуней. И у него со мной.
На зака наезжали каждый день. Но он как-то умудрялся отбрыкиваться, отбрехиваться. Но всё равно на меня смотрели косо. Кстати выяснил почему мои поступки с «лопуховой кепкой» вызвали сильнейшее удивление. Правда пришлось больше знаками общаться. Словами пока выходило хреново. Потому, что сильно неоднозначно.
Так вот: надеть на голову лопух, а не головной убор статуса, считалось крайним грехом. То есть показать себя, свой статус, даже ниже крестьян. А то, что я не носил клеймо, говорило что я как-бы благородный и один из наследников. (Именно наследникам не положено было ставить клеймо). И, следовательно, если я сознательно опускаю себя ниже — это пятно на всех благородных, кто здесь находится.
Потому-то на меня и косились злобно. Ибо я их своим поступком оскорбил. Когда я себе сделал головной убор крестьянина, это тоже было крамолой. Хоть и меньшей, но всё равно считалось, что я себя и других благородных, попавших в рабство, люто не уважаю.
Это, конечно, интересно было узнать... но с другой стороны, подвергать себя опасности получить солнечный удар, с моей точки зрения было гораздо более опасным. Что,  подтвердил ещё один случай с дородным коротышкой.
Кстати в этом случае среди «вельмож», похоже, сработала память о спасении зака и смерти того дедка, по имени Лю. По крайней мере мне не мешали.
Когда я ломанулся спасать, зак что-то им рявкнул, и они прыснули в стороны. И, что удивительно, уже не ругали меня в спину, когда я пытался откачать того бедолагу. Я спросил потом: что бы это значило? Мой друг-суслик попытался, сначала объяснить словами. Но я ничего не разобрал. Словарный запас был ещё слишком мал.

+3

44

- Скажу после! - хитро щурясь сказал он. И это было единственное, что я тогда понял.
Однако же все «реанимационные» мероприятия, прошли успешно. На вопли наших «вельмож» тут же прибежала наша «охрана» и уже с их помощью удалось и оттащить «уважаемого Кун Шуна» в тень, и хоть как-то, но привести его в чувство.
Зак при этом что-то непрерывно  и быстро тарахтел на своём языке, что я успевал выхватывать из этого словесного поноса лишь отдельные знакомые слова. Но, к чести ему сказать, явно благодаря вот такой его «идейной поддержке» хотя бы этого вельможного раба, но удалось таки откачать. И без препятствования со стороны всяких прочих.
Да уж!
Хотел не вмешиваться. Но... Как-то вот... Рефлексы сработали. И воспитание. Ну не мог я быть в стороне, если кто-то, пусть и не шибко мной уважаемый, готовится «склеить ласты». Колебался я, от силы минуту. Да вот потом... Не придётся жалеть, что этих неблагодарных спасал?
Почему так думаю?
Эти дятлы умудрились таки подкузьмить. На следующий день. И, как я уже упоминал, всё произошло по вине только что прибывшего.

Прибыл он знаменательно — как мешок с картошкой. Связанный, и переброшенный через седло коня, которого вёл воин, в сопровождении ещё двоих таких же. По прибытию к нашему сараю, этого новенького весьма невежливо скинули на землю, развязали, дали пинка в зад и молча отбыли. Даже стражникам ничего не сказали.
Новоприбывший же, собрал глаза в кучу, оглядел нашу потрёпанную компанию и... стал в позу. Вся толпа тут же согнулась в коротком, но всё-таки поклоне. То, что не попадали на колени, я понял, что прибыл какой-то из их «коллег». Просто более высокого ранга, нежели все прочие присутствующие.
И вот тут этот хмырь заметил меня.
Собственно немудрено было заметить. Ведь я не обладаю их рефлексами низкопоклонства. И, естественно, как стоял, так и остался стоять столбом. Увидев такое, тот чинуша подскочил ко мне  и начал размахивать руками. Что он кричал мне в лицо, я лишь понял, что «изволят ругаться».
Что он от меня ожидал?
Наверное того, что я ему поклонюсь.
Ага.
«Наивный чукотский юноша!».
Ну, я его послушал. Постарался запомнить несколько выражений, чтобы после разобрать что бы это значило и кем он меня назвал, чтобы после припомнить. И, когда мне весь этот цирк надоел, попросту его «послал». Чисто по-русски. В дальние края. Пешим ходом.
Тот, видать, чисто по тону понял, что его именно что «послали». И онемел от такой «наглости». Видно не привык, чтобы с ним так обходились. Где-то полминуты он ловил ртом воздух, но когда отошёл... Разве что подпрыгивать от ярости не стал.
Пока я шёл по своим делам, а дела мои были — проверить свою «закладку», где я готовил сырьё для своего «самогонного производства»,-  слышал, как он ярится и сыпет мне в спину словами.
Ну-ну! «Брань на вороте не виснет», как известно...
Пускай посотрясает воздух. Завтра же он поймёт куда попал, когда те два голодранца, что у нас за «стражу», его пониже спины древком копья перетянут. За непочтительность к ним.
Кстати меня, эта самая стража до сих пор  ни разу не пнула. Даже голоса в мой адрес ни разу не подняли. С чего бы это? Уважают?
Но вот что было дальше...

Отредактировано Крысолов (27-09-2016 08:45:54)

+2

45

Название не самое удачное - так же называется третья часть приключений Жихаря М.Успенского.

0

46

Cancerman написал(а):

Название не самое удачное - так же называется третья часть приключений Жихаря М.Успенского.

Да, спасибо за напоминание.
Так или иначе - название предварительное.
а вообще... может открыть кастинг названий?

Предлагайте!

0

47

43.

Крысолов написал(а):

Кстати, как выяснилось, зака звали Чу Ни

"Зак" - это имя, название вида или что? Везде пишете с маленькой...

0

48

Al написал(а):

"Зак" - это имя, название вида или что? Везде пишете с маленькой...

Название вида.
Эдакий большой прямоходящий суслик.

Я кажется, упустил в тексте объяснение этого дела?

0

49

Крысолов написал(а):

Название вида.
Эдакий большой прямоходящий суслик.
Я кажется, упустил в тексте объяснение этого дела?

Нет, было уже...

Крысолов написал(а):

Сандалии крыса к тому времени уже покрылись изрядным слоем грязи, а белые носочки приобрели сочный коричневый цвет. Под цвет грунта, который попирали ноги сего славного суслика-переростка. И если так пойдёт дальше,  у суслика, (кстати его род звался на местном языке «зак»)  через несколько дней будут проблемы с обувкой.

0

50

Утром,  я, подпрыгнув со своего деревянного лежака, потянулся за кроссовками, что обычно засовывал под него.
И не нашёл их.
Заглянул вниз.
И ничего, кроме земли и давно ссохшегося мышиного трупа не обнаружил.
- Чё за нафиг! - вырвалось у меня. Причём чисто по-русски. По иному я пока что не мог. Но на меня никто не обратил внимание.
Я подумал, что кто-то просто запнул по злобе мои коры куда-то подальше(даже начал подозревать кто) и начал обшаривать взглядом пол. И какое было моё удивление, когда я таки нашёл эти, мои родные кроссы но... надетые на некие ноги!
Ноги торчали из-под довольно целого пока, цветистого халата. Халат же укрывал некоего толстенького и неприятно скалящегося круглолицего хмыря, стоящего в «героической» (как ему, наверное, казалось) позе. Правда весь «героизм позы» очень сильно портил офигенной величины фингал под глазом. Да с такими сине-малиновыми переливами, что я чуть не забыл про свои родные башмаки. Видать вчера те вояки, что доставили его сюда, не хило так приложили на прощание.
Как я помню, при давешнем разговоре, перед тем, как я его «послал», у него харя была только лишь припухлая. А теперь — вона как!
Меня просто смех разобрал.
Но тут подскакивает один из этих ряженых. Самый неприятный из них даже по рылу. И начинает мне заливать что-то про почтительность. Это как я понял, выхватывая отдельные знакомые слова из его речевого поноса. А в каких конкретно словах и выражениях — я уже догадался из тона.
Посмотрел я на него как Ленин на буржуазию (А почему, собственно, «как»? Они что не принадлежат к эксплуататорскому классу? Вона какие ряхи! Да и меня, за мои убеждения и замашки многие из друзей дома «Лениным» дразнили. Хоть и фамилия у меня Левин).
Видно что-то этот хмырь драно-ряженый в моих глазах нехорошее увидел. Для себя нехорошее. Ибо стушевался и речь его как-то на полуслове увяла. Тогда я перевёл тот же тяжёлый взгляд на новенького.
Ага. Как бы не так! Тот даже не поперхнулся. Как стоял подбоченившись, в позе римского патриция перед плебсом, так и стоит. И глазками так сверкает. Мол ты вошь под моими ногами.
Угу. И на ногах у него — мои родные кроссовки!
- Ты! - ткнул я в его сторону пальцем постепенно закипая,  и указал на кроссовки. - Снял! Быстро!
Хоть бы хны! Как стоял, так и стоит. Морду в презрении корчит. И так сквозь зубы что-то вякает своим прихлебателям.
От их толпы отделяется пара, подскакивает ко мне с двух сторон, хватает меня за руки, за шею и... Пытается натурально меня загнуть перед этим жирдяем! Тут я уже не стерпел.
Те два организма, что меня за руки держали, так ничего и не поняли. А вот нехрен было до последнего за мои запястья держаться! «Айкидо — наше всё!».
Они своими тушками, как шарики в боулинге, сметают половину стоящих на ногах. И я, воспользовавшись, что образовалась куча-мала, подскакиваю к фингалоносителю, и залепляю ему  от души под второй глаз. Чтоб для симметрии, так сказать!
Блин! Этот идиот, до последнего мгновения стоял как истукан, изображая из себя Императора Вселенной. Только вот выполнил он для меня роль манекена для битья. Ну, знаете, такие, как в некоторых залах-качалках последнее время появляются. Специально для тамошних дубасиков, что любят мышцы качать, да кулаками размахивать. Заместо груш поставили. Ну, и наверное, чтобы эти идиоты на других людей не кидались проверять крепость накачки мышц и твёрдость кулаков.

+4


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Там, где нас нет...