Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Воин, солдат, убийца


Воин, солдат, убийца

Сообщений 11 страница 20 из 65

11

Дилетант написал(а):

За счет чего будет поддерживать кровяное давление "мембранный бак"?

За счет избыточного давления в нем, образованного еще при жизни "клиента". А когда пациент помер, давление снижается по мере расхода жидкости (в данном случае - крови).
Это как пример, т.е. как может происходить. Но, повторюсь, специально этот вопрос не рассматривал, поскольку на сюжет он практически не влияет.  8-)

0

12

Tva134 написал(а):

За счет избыточного давления в нем, образованного еще при жизни "клиента". А когда пациент помер, давление снижается по мере расхода жидкости (в данном случае - крови).
Это как пример, т.е. как может происходить. Но, повторюсь, специально этот вопрос не рассматривал, поскольку на сюжет он практически не влияет.

Нонсенс. При отстуствии электросигналов мускульные волокна мембран и оболочки "бака" расслабятся. Фонтана не будет. Так что Рид должен пить кровушку из пробитой шипом артерии пока волк еще жив. А вот после того, как он напьется,  зверь может и "перестать сучить лапами"

+1

13

Алксей написал(а):

Чтобы не плодить запятые в длинном предложении, предлагаю так:
"клан «Торо» нанял через цепочку посредников ЧВК «Поларснэйк»,"

А чем Ваш вариант лучше? И причем здесь запятые? У автора нормальная фраза. А уж если "за запятую" речь ведёте, цитируйте предложение целиком, тем более длинное, по Вашим словам.
Кстати, Ваш вариант также подвержен критике, поскольку "ЧВК "Поларснейк"" не склоняется. Получается, что цепочка посредников принадлежит ЧВК, а кого нанял клан "Торо"  - надо разобраться.  http://read.amahrov.ru/smile/neigh.gif  Да и куда делась информация о правлении на планете?

Отредактировано ВинепегНави (13-01-2017 22:09:44)

+2

14

Очень понравилось. Вот очень.
ИМХО, с самой лучшей стороны характеризует "целлюлозный" конкурс то, что у него такие победители :-)
----------------------
Если позволите, немножко "препинаков & нечетких согласований временнЫх противоречий детектед"...

Tva134 написал(а):

с них началось его падение в пропасть, стоящее друзей, карьеры, а, возможно, и самой жизни

ПМСМ, друзей и карьеры падение УЖЕ стоило, поэтому напрашивается форма прошедшего времени: "стоившее". А вот жизни падение ВОЗМОЖНО, БУДЕТ стоить — требуется будущее время. Наверное, не стоит использовать общее причастие для "друзей+карьеры" и "самой жизни". Можно, например, так: "с них началось это падение в пропасть, стоившее ему друзей, карьеры, и, возможно, уже обрекшее его на гибель"
-----------------------

Tva134 написал(а):

...любой опытный, свободный от обязательств перед прежними работодателями военный специалист сразу оказывался в центре внимания очередных нанимателей.

1. Опять же, ПМСМ. С одной стороны, "свободный и т.д." — причастный оборот, стоящий ДО существительного — выделять запятыми нельзя. С другой — да, очень хочется выделить как уточнение, что внимание обратят не просто на "опытного", а на "опытного-свободного". То есть, хоть ставь запятые, хоть не ставь, остается ощущение "что-то здесь не так" :-(
Возможно, стоило бы просто передвинуть существительное, тогда противоречие снимется:
"...любой опытный военный специалист, свободный от обязательств перед прежними работодателями[ЗПТ] сразу оказывался в центре внимания очередных нанимателей.
2. Еще "более сугубо" ПМСМ. Немножко перетяжеленное получается предложение: "работодателями" и "нанимателей" нельзя, конечно, назвать близким повтором, но что-то повторическое в этом есть (почти (с) :-)  ). Можно было бы чуть-чуть короче — выделенное синим заменить на "свободный от прежних обязательств"
--------------------

Tva134 написал(а):

Однако кого и когда волновали проблемы аборигенов?
....
Однако капралу было не до местных красот и уж тем  более не до красоток

КМК, здесь после "однако" просятся запятые, после "тем  более" — тире.

Отредактировано ИнжеМех (14-01-2017 10:17:02)

+1

15

Дилетант написал(а):

Нонсенс. При отстуствии электросигналов мускульные волокна мембран и оболочки "бака" расслабятся. Фонтана не будет. Так что Рид должен пить кровушку из пробитой шипом артерии пока волк еще жив. А вот после того, как он напьется,  зверь может и "перестать сучить лапами"


Есть ещё такая вещь, как гравитация - она тоже заставляет течь жидкости. Хотя ваш вариант самый правдоподобный. Написать можно что-то вроде "навалился на бьющееся в агонии тело и припал к бьющей из шеи струе крови"

+2

16

Причину неприязни к себе новых хозяев капрал выяснил из случайно подслушанного разговора. Один абориген рассказывал другому о том, как в прошлом году сватался к Уле, но Гош дал ему от ворот поворот. Оказалось, старик имел пятерых сыновей, и все они погибли от рук кутао со звезд, таких же как Рив. Тот, правда, служил в другой ЧВК, однако Гош не видел особой разницы между «чёрными осами» и «полярными змеями». И те, и другие способны к быстрой регенерации, не похожи на людей Ал и украшают свое тело татуировками. Ула была вдовой младшего сына, жёны старших погибли два года назад вместе с детьми и мужьями. Воины племени КуРиХан, поддержанные бронемашинами «Черных ос», напали на малый оазис клана. Из трёх десятков его защитников выжили только Ула и Тирик. 
Пока, впрочем, ни сам Гош, ни его злючка-невестка, в отличие от Тирика, прямых издевательств над своим рабом не чинили. Старик вообще – в упор Блэкхокера не замечал, словно его и не было, а Ула ограничивалась в основном тем, что каждый вечер откидывала полог шатра и бросала остатки ужина в стоящую около входа «собачью» миску. Этой едой Рив и питался. Спал он возле загона верлодов, завернувшись в дерюгу, «милостиво» предоставленную ему всё той же «госпожой Улой».     
На новом месте тип работы сменился. Теперь, вместо уборки отхожих мест, Рив по пять-шесть часов в день чистил латунные миски и чаны, в большом количестве приносимые кочевниками к шатру Гоша. Казалось бы, что тут сложного, знай – вози себе по металлу грубой тряпицей, натирай мелким песком, а после смывай грязь водой. Однако от такого занятия пальцы стирались в кровь, а спина едва разгибалась. Да ещё «клиенты» потом придирчиво проверяли выполненный «заказ», и если им что-то не нравилось, капрал получал очередной «болевой удар».
Ближе к вечеру Блэкхокера отправляли в пустыню. Как всегда – в сопровождении Тирика. Они опять искали каул, только уже не для топлива. В зарослях пустынных колючек произрастал крадж – особый гриб, обладающий целебными свойствами. Вокруг старого оазиса все грибные колонии уже подчистили, а около нового сбор только начался.
О крадже Рив слышал еще до своего первого появления на Радесе. Это был, наверно, единственный пользующийся всегалактическим спросом «экспортный товар» планеты-пустыни. В первую очередь, потому, что крадж применялся не только в фармакологии и медицине. Из его вытяжки производили «краджиз» – сильный природный наркотик. Собственно, благодаря краджу кочевники имели возможность приобретать копья-шокеры, бластеры и разнообразное высокотехнологичное оборудование вроде «ошейников» АПБ и компактных зарядных устройств. К немалому удивлению Рива, бытовую технику местные не закупали. Не было у них и электронных средств связи. Причина, по всей видимости, заключалась в следующем: торговлю с другими планетами полностью контролировали охраняющие космодром и маяк «Чёрные осы». И, исходя из собственных интересов, они же диктовали ассортимент и стоимость продаваемой туземцам продукции...   
По грибы Блэкхокер ходил пешком, Тирик сопровождал его верхом на верлоде. На обратном пути из ездового во вьючное животное не превращалось. Корзину, что пустую, что с урожаем, нёс Рив. На манер рюкзака, закинув за спину и удерживая его за пару кожаных лямок. Для взрослого здорового мужика  груз не слишком тяжелый, а вот мальчишке пришлось бы с ним повозиться. Скорее всего, именно поэтому Тирик и брал с собой верлода и пару крепких мешков, которые легко приторочить к седлу. На тот случай, если грибов будет слишком много, а раб не сможет их все унести.
Странно, но после переезда в новый оазис пацан стал чуть поспокойнее. Он уже не наказывал Рива только по собственной прихоти, по поводу и без повода. Возможно, ему это просто надоело, а возможно – перестал видеть в лааре угрозу. И вообще, десять лет – не тот возраст, когда думают только о мести или о том, чтобы кого-то наказывать. Блэкхокер заметил, что Тирик мало играет со сверстниками, они его отчего-то сторонятся. Словом, парню явно не хватало общения, и, видимо, это тоже стало одной из причин, почему мальчишка почти прекратил использовать пульт АПБ и даже начал вести разговоры с рабом. И хотя Рив был плохим собеседником – он пока еще слабо разбирался в местных реалиях, да и о жизни вне Радеса рассказывать старался поменьше – мальчишку это вполне устраивало. Пока капрал, царапаясь о колючки, протискивался между стволов и веток каула, Тирик или лежал на песке и разглядывал плывущие облака, или бродил вокруг зарослей, что-то насвистывая, или усаживался на  снятое с верлода седло и ехидно комментировал действия сборщика краджа. Иногда он спрашивал капрала о чем-то, и тот отвечал, чаще всего односложно, иногда разговаривал сам с собой, а иногда хвастался, какой он ловкий и умный и что, когда вырастет, обязательно станет вождем и пойдёт войной на злобных кутао со звезд и их прихвостней – вислоусых куши и кухан, поклоняющихся голубой Ку, а не серебряной Ал…
Рив слушал мальчишку очень внимательно. В принципе, он мог сбежать из оазиса в любой день, но пока не видел необходимости. Во-первых, надо было избавиться от ошейника – всякий имеющий при себе пульт АПБ имел возможность причинить вред и даже убить капрала. А во-вторых, и это гораздо важнее, Блэкхокер хотел без проблем добраться до космодрома и договориться там с «чёрными осами». Но для этого ему требовался проводник из местных. Рив уже понял, что в одиночку до цели он не дойдёт. Обязательно станет или добычей зорсов, или заблудится среди песков, или вновь попадет в плен какому-то клану, причем, не факт, что дело ограничится только пленом. Его могут просто прикончить, как это едва не случилось при первой встрече с воинами АлТаМак.
К концу первой алы, то есть на двадцать четвертые сутки пребывания в рабстве, эти задачи Блэкхокер ещё не решил…

Начало второй алы ознаменовалось двойным полнолунием. Вечером обе луны, голубая и серебристая, светили так, что казалось, день ещё не закончился. По этому поводу Тирик, помимо лишних мешков, навьючил на своего верлода две дополнительные корзины, из чего Рив сделал вывод: сегодня он будет работать дольше и в оазис они, скорее всего, вернутся далеко за полночь. Так и произошло. Распотрошив первые заросли и наполнив только одну корзину, пацан решил поискать новый кустарник. Очередную грибную колонию Тирик и Рив нашли спустя полтора часа. Краджа там оказалось столько, что, наверное, хватило бы не на две, а сразу на пять корзин. Тирик, довольный удачной находкой, отдал Риву обе плетёные «ёмкости» и послал собирать «урожай», а сам принялся распаковывать связанные жгутом мешки.
Первого появившегося на склоне бархана зорса никто не заметил. Ветер дул от каулов к холму, и даже верлод не почуял хищника. А когда к кустам подобралась вся стая, мычать стало поздно. Как и бежать. Полтора десятка пустынных волков окружили Тирика и верлода, отрезав их и от кауловых зарослей, и от тропы. «Сидящего» в колючках Блэкхокера зорсы, вероятней всего, оставили «на закуску».
Именно это стало их главной ошибкой.
Ни с того ни с сего капрала вдруг окатило волной дикой почти запредельной ярости.
Как?! Как смеют эти вшивые твари лишать его законной добычи?! Ведь это же он, Рив Блэкхокер, пообещал, что сам свернет шею щенку. Он, а не какие-то ублюдочные недособаки, должен был насладиться кровью и ужасом жертвы. Её отчаянием, её желанием жить, стремлением вырваться, спрятаться, убежать…
Сжимая в руках два длинных выломанных из кауловых веток шипа, бывший десантник ринулся на окруживших верлода и мальчика зорсов. Прямо через кусты, не чувствуя ни боли, ни страха, не обращая внимания на рвущие одежду и тело колючки. Оглушительный рёв, исторгнутый из человеческой глотки, напоминал рык терранского льва, бросающегося на стаю шакалов. 
Всё, что произошло дальше, сложилось для Рива в какой-то кровавый калейдоскоп из мелькающих тут и там зубов, когтей и копыт, бьющих с Тирикова копья молний-разрядов, верложьего ржания, многоголосого похожего на детский плач «волчьего» воя. Последнее, что запомнил капрал перед тем как полностью отключиться – это невыносимый смрад, исходящий из разрываемой им оскаленной пасти…
Сознание возвращалось к Риву толчками. Словно бы кто-то капал прямо на мозг исцеляющее всё и вся  суперлекарство.
Застилающая глаза багровая пелена начала понемногу спадать.
Рив попытался вдохнуть, но сразу закашлялся от попавшей в горло воды.
Машинально отвел от лица какой-то бурдюк.
Моргнул пару раз.
Зрение, наконец, прояснилось.
Над капралом склонился Тирик. В его взгляде ощущалась тревога.
- Ты… в порядке?
Блэкхокер снова прикрыл глаза.
- Да.
Пацан молчал секунд десять. Затем внезапно спросил:
- Какое у тебя имя?
- Мыньк, – усмехнулся капрал, глядя в упор на мальчишку.
Тот сморщился, как будто съел что-то кислое, и помотал головой:
- Нет. Я спрашиваю, как твоё настоящее имя?
На этот раз молчал уже Рив. Молчал долго, прислушиваясь, как растекается по венам-артериям свежая кровь, как срастаются кости и сухожилия,  затягиваются раны, как  мышцы вновь наливаются силой…
- Рив Блэкхокер.
Капрал рывком сел и уставился на пацана.
Тирик не отшатнулся.
- Я буду звать тебя Рив и… ты не кутао…

В оазис они возвратились под утро, принеся с собой не только три корзины и четыре мешка краджа, но и семнадцать «волчьих» хвостов. Именно столько убитых зорсов обнаружили Рив с Тириком на месте ночного боя. 
С этого дня для Блэкхокера многое изменилось.
Нет, его не освободили от рабства. И проводника к «Чёрным осам» он пока не нашёл.
Просто в племени АлТаМак практически все перестали смотреть на Рива, как на раба. Исключение из этого «списка» составили вождь Тан ТаМак, старик Гош и Ула, мать Тирика. Впрочем, даже они не могли не признать, что некоторое послабление капрал всё-таки заслужил.
Кормить его стали теперь два раза в день. И не объедками, а «нормальной» пищей. Лепешками, кинтами, молоком, мясом, горячей настойкой тарата. Кроме того, у Рива забрали потрёпанную дерюгу и вместо неё выдали приличный «спальник» – удобный и теплый мешок из верложьих шкур, удивительно мягкий, завязывающийся по всей длине прочными кожаными шнурками. Пусть в шатёр капрала ещё не пускали, но спать он теперь стал с комфортом. Собственно, внутрь Рив и сам не стремился, привык уже проводить ночи на свежем воздухе, смотреть на звёздное небо, любоваться обеими лунами, слушать всхрапы верлодов, стрекот цикад, шум ветра, шорох травы… В приютском детстве, да и потом, во времена службы, он просто не обращал на это внимания. Внешний мир Рив воспринимал лишь как источник опасности. Неизбежное зло, с которым приходится воевать, чтобы оно не проникло в душу, чтобы не сделало человека частью себя, чтобы всегда оставалось вовне, за гранью, там, где можно только существовать, но не жить...       
Почти три недели Рив, можно сказать, наслаждался своим новым «социальным» положением. По утрам, как и раньше, он чистил «посуду», но уже не голыми руками, а специальной перчаткой. После обеда «толмач» Джаяр обучал его верховой езде. Ближе к вечеру капрал с Тириком седлали верлодов и отправлялись в пустыню на сбор краджа. И хотя ошейник с лаара-раба так и не сняли, за всё время, прошедшее от схватки с зорсами, никто ни разу не «активировал» пульт АПБ. Более того, с Блэкхокером стали здороваться, спрашивать «как дела?», а кое-кто даже приглашал в гости. Бывший десантник за приглашения благодарил, но отказывался, поскольку видел, что его «всё ещё хозяевам» Уле и Гошу категорически не нравится такое отношение к чужеземцу.
«Идиллия» кончилась, когда серебристая Ал начала расти, а более «быстрая» Ку снова вступила  в полную фазу. К Риву неожиданно подошёл Гош и впервые за полтора месяца обратился к нему напрямую.
- Ты больше не будешь собирать крадж, – сообщил он капралу. – Теперь ты будешь заниматься таратом.
Что значит «заниматься таратом», Рив выяснил в тот же день.
Сразу после обеда Ула, одетая по-походному, приказала Блэкхокеру:   
- Седлай верлода, готовь трёх вьючных. Поедешь сегодня со мной. 
Вместе с ними в пустыню поехали ещё две женщины, Лиара и Мина. Обе, насколько было известно Блэкхокеру, такие же вдовы, как и его «хозяйка». Только мужей они потеряли чуть раньше и не в бою, а в результате болезни и несчастного случая на охоте.
Риву, кстати, ездового животного не досталось. Он шёл пешком, ведя в поводу шесть верлодов, навьюченных большими корзинами.
На место небольшой караван прибыл только к утру, отмахав, по прикидкам капрала, не меньше сорока миль. Во время ночного марша все три женщины, как истинные кочевницы, спали прямо на ходу, не слезая с седла, поэтому, в отличие от сопровождающего их мужчины, к концу пути  выглядели сравнительно бодрыми. Блэкхокер же буквально валился с ног и чувствовал себя смертельно уставшим.
На отдых ему дали всего полчаса. За это время женщины успели позавтракать, расседлать верлодов и подготовить «рабочие места» и для себя, и для Рива. Как объяснила Ула, тараты, или «радесские кактусы», следует заготавливать днём, пока светит Ра. Под его лучами кожа растений-грибов подсыхает и отделять её от мякоти становится легче. Хотя «легче» не значит легко. В этом капрал убедился достаточно скоро.
Дамы, вооружившись широкими большими ножами, принялись отрезать-отпиливать верхние сочные части таратов, а Рив собирал срезанное, относил к краю «плантации» и, используя нож поменьше, сдирал с «кактусов» колючую шкуру. Сок он сливал в выставленные рядком кувшины, а мякоть делил на куски и складывал в корзины. В принципе, работа несложная, если бы не одно «но». Кожа таратов мало того что имела колючки, при снятии она выделяла какое-то жгучее вещество, от которого не спасали ни одежда, ни плотные рукавицы. Уже через час с небольшим руки, лицо и шея капрала покрылись язвами и нарывами. Благодаря быстрой регенерации они заживали минут за пять-семь, но на их месте тут же образовывались новые. Раны болели, жгли, не давали спокойно работать. Некоторое облегчение наступило после полудня, когда женщины сами решили передохнуть.  Ничуть не смущаясь Блэкхокера, они скинули с себя «рабочие» халаты и со смехом принялись обливать друг друга водой из привезённых с собой бурдюков.
Рив отвернулся. На обнаженные женские тела он смотреть не хотел. С некоторых пор они вызывали лишь отвращение и досаду...

Всё началось семь лет назад, на Рангуле. Охранные войска Лиги бросили на подавление вспыхнувшего там мятежа. Бои шли тяжёлые и упорные, но до определенного момента батальону «Рыжие псы» просто везло. Общие потери не превышали пяти процентов и были в основном санитарными.
Количество и соотношение убитых и раненых изменилось не в лучшую сторону, когда «псов» передислоцировали в столицу, в один из самых беспокойных районов. Всего за неделю батальон потерял безвозвратно двадцать шесть человек, больше половины из них – от снайперского огня. А ещё через несколько дней от пуль неведомого и «невидимого» стрелка погибли Родригес и Чако – оба, как и Блэкхокер, служили раньше в космодесанте и были, наверно, единственными во взводе, с кем Рив считался и кого действительно уважал. 
Спустя сутки после их гибели, ничего никому не сказав и никого не предупредив, капрал вышел в город на собственную войну. Его целью был снайпер-убийца. Рив чувствовал… нет, точно знал, что тот действует в одиночку. Поэтому и охотиться на ублюдка тоже решил один, без помощников.
Двое суток боец потратил на то, чтобы понять, как мыслит противник, где и как он организует огневые точки, кого выбирает в качестве очередной цели, куда отходит после успешной акции… На третий день Рив наконец вычислил снайпера. Правда, за время охоты тот успел подстрелить ещё двоих из батальона Блэкхокера. Спасти их капрал не сумел. Всё, что он смог – это просто добавить пару нулей в счете, который рано или поздно, но всё-таки будет предъявлен убийце.
Засаду на снайпера Рив устроил на чердаке старого дома. Именно здесь находилась самая первая лёжка противника, и капрал каким-то шестым чувством понял, что тот обязательно сюда вернётся. Вернётся сегодня. Нагло. Нахально. Словно бы говоря этим действием: «Вы все слабаки. Поэтому я и дальше буду безнаказанно вас убивать, а вы никогда меня не поймаете».
Рив не ошибся. Враг и вправду пришёл. Вот только оказался он не снайпером, а снайпершей. Смазливой девицей лет двадцати, вооруженной крупнокалиберным «Тигром-127» с интеллектуальным прицелом и пламегасителем. В другом месте и при других обстоятельствах Блэкхокер, возможно, счёл бы её даже красивой, но здесь, во враждебном городе он видел в ней лишь убийцу своих товарищей, бешеную самку собаки, которую не стоит жалеть и которая обязательно должна заплатить за все свои преступления. Заплатить страшно. Так, чтобы даже смерть казалась ей избавлением.
Пока Рив проверял винтовку – любые сомнения в виновности подозреваемой следовало исключить – привязанная к кровельной балке красотка грязно ругалась, брызгала в капрала слюной, грозила жуткими карами и обзывала его и всех солдат Лиги бессильными злобными импотентами, напрочь лишёнными не только человеческого, но и мужского достоинства. Зачем она это делала – в надежде на лёгкую смерть или просто по глупости, Блэкхокер не знал и узнавать не хотел. А ещё – не собирался делать ей скидку на возраст и ум. Учёл только пол и, исходя из этого, немного подкорректировал тип наказания.
Три с половиной часа он её насиловал и пытал, пытал и насиловал. А когда всё закончилось, почувствовал лишь опустошение и усталость. После свершённой казни ему самому не хотелось жить. Глядя на растерзанную девицу, Блэкхокер вдруг понял, что внешний мир гораздо страшнее, чем думалось, а он, до этого дня обычный солдат, тоже теперь стал его частью, убийцей и зверем, плюющим на ханжеские добродетели, уверенным в своём праве рвать и кромсать любого, кто когда-либо встанет у него на пути. 
Труп капрал расчленил и выбросил в протекающую в городе реку. В расположение батальона он возвратился вечером, а в качестве доказательств принес с собой оружие снайперши, её ухо и указательный палец правой руки.
Рива не наказали и не наградили.
Просто сделали вид, что ничего не случилось. Ни «дезертирства», ни «подвига».
А спустя месяц, когда «Рыжих псов» вывели из столицы на отдых и переформирование, Блэкхокер взял увольнительную, пошёл в бордель и нанял там сразу трёх шлюх.  Увы, как они ни старались, но так и не смогли пробудить в капрале его мужское естество. Ночь закончилась тем, что Рив просто избил их до полусмерти.
Ещё через пару недель, обойдя все бордели в округе и не найдя «утешения» ни в одном, озлобленный на весь мир капрал снял на улице проститутку и, не получив, как обычно, желаемого, тупо зарезал её  десантным ножом. 
Если бы Рива судили гражданские, он получил бы пятнадцать лет каторги. Военный суд отнесся к нему снисходительнее. Учёл былые заслуги и приговорил к условному сроку с разрывом контракта и выплатой штрафа.
Оспаривать решение трибунала  Блэкхокер не стал.
Месяц он беспробудно пьянствовал, месяц искал работу, а затем к нему обратились вербовщики из ЧВК «Поларснэйк»…

Отредактировано Tva134 (14-01-2017 21:23:05)

+8

17

Tva134 написал(а):

они погибли от рук кутао со звезд, таких же как Рив

КМК, чистое сравнение, запятая перед "как" нужна.
-------------------

Tva134 написал(а):

По грибы Блэхокер ходил пешком

Потерялась "к".
-------------------

Tva134 написал(а):

наслаждался своим новым «социальным» положением

Такое закавычивание показывает, что на самом-то деле "положение" не социальное вовсе. А какое же?
Возможно, лучше бы закавычить два (или даже три) слова:
наслаждался своим новым «социальным положением»
или
наслаждался своим «новым социальным положением»
-------------------

Tva134 написал(а):

Всё началось семь лет назад, на Рангуле.

"Всё" — уж очень сильное слово, КМК. Можно было бы: "Это началось"

Отредактировано ИнжеМех (15-01-2017 21:46:55)

+1

18

Обратно в оазис возвращались тем же макаром. Женщины верхом на верлодах, Рив – на своих двоих. Урожай оказался неплох, но капрала это совершенно не радовало. Он мечтал просто выспаться.
Последующие одиннадцать дней стали для Блэкхокера сущим кошмаром. Лишь дважды он смог полноценно поспать, всё остальное время или передвигал по песку гудящие ноги, или работал в поте лица, вскрывая ножом жгучую кожу «радесских кактусов». Ещё он узнал от Джаяра, что, как правило, тарат собирают «тройками» – один отрезает, двое разделывают. В «бригаде» же Улы на трёх «резчиц» приходился только один «раздельщик» – лаар Рив. Или Мыньк, как по-прежнему  продолжала его называть мать Тирика.  Блэкхокер не раз ловил на себе её взгляды, наполненные какой-то мстительной радостью. Как будто она действительно наслаждалась его мучениями с ожогами и бессонницей и получала от этого чуть ли не сексуальное удовлетворение. Хотя, возможно, Риву это просто казалось, и всё, что происходило с ним здесь и сейчас, было всего лишь карой, малой толикой тех страданий, что испытала замученная им снайперша с планеты Рангул. 
Пятый рейд за таратами оказался для Рива самым тяжёлым. На этот раз они добирались до «кактусовой» плантации почти сутки, преодолев примерно семьдесят миль. Обширная роща таратов располагалась около горной гряды. За ней, как сказала Ула, шла полоса зыбучих песков, дальше владения клана АлТаМак заканчивались и начинались земли враждебных всем Ал племён Ку.
Добравшись до места, Рив упал на песок и просто-напросто отрубился. Целый час он лежал без движения, не слыша ругань «хозяйки», не обращая внимания на её потуги поднять своего раба.  Как ни странно, за этот час Ула так ни разу и не использовала ни пульт АПБ, ни имеющийся у неё кнут.
К несчастью, из-за случившегося ни женщины, ни сам Рив не смогли вовремя обнаружить, что на плантации они не одни. Когда и откуда появились чужие, никто не понял. Капрал осознал это только тогда, когда увидел, как расширяются глаза стоящей перед ним Улы, но сделать, увы, ничего не успел. Сильный удар сзади погрузил мир в темноту.
Очнулся Рив почти так же, как и при первой встрече с аборигенами Радеса – лёжа ничком, с «браслетом» на шее. Только одежду с него на этот раз не снимали и руки не связывали. Почему, капрал догадался спустя пару секунд.
- Лаар гу! Хао та гур ла ши! – кто-то со смехом подхватил его за шиворот и рывком поднял на колени. А потом всё тело накрыла страшная боль.
Второй раз Блэкхокер пришёл в себя точно так же, как в первый. Опять лёжа, опять с ошейником. А потом его снова подняли.
- Лаар гу! – довольно повторил его персональный мучитель.
Это был крепкий мужчина с длинными седыми усами, одетый в бесформенный балахон. В одной руке он держал бластер, в другой – пульт АПБ, отобранный, по всей видимости, у Улы.
Ещё двое похоже одетых людей, тоже с усами и безбородые, расположились чуть дальше.
Один, восхищенно цокая, прохаживался вдоль цепочки беспокойно прядающих ушами верлодов. Другой, поигрывая шокер-копьём, контролировал стоящих на коленях Улу, Лиару и Мину. У них, в отличие от капрала, руки были вывернуты назад и притянуты веревками к шеям, из-за чего казалось, что женщины горделиво вскинули головы перед пленителями.
Шорох чьих-то шагов подсказал Блэкхокеру, что есть и четвертый чужинец.
На песок упали четыре ножа, три «отрезных» и один «разделочный».
Четвертый кутао вышел из-за спины, остановился справа от Рива и что-то сказал седоусому. Тот в ответ засмеялся и кивком указал на женщин. Потом вдруг нахмурился и опять произнес «знакомое»:
- Лаар гу.
По проскальзывающим в его голосе властным ноткам капрал сообразил: «Этот – главный. Этого валить в первую очередь». Подумал и мысленно усмехнулся: «Один против четырех? Безоружный?» Потом тихо вздохнул и ответил на свой же вопрос: «Увы. Легче сразу самоубиться…»
Главный бандит тем временем сунул бластер за пояс, подошел к Лиаре, внимательно её осмотрел, потом переключился на Мину, но в конце концов остановился перед замершей, как изваяние, Улой.
- Миата гу. Каре ла ши гиар хао, – проговорил он каким-то скабрезным  тоном, затем неожиданно взял женщину за подбородок и придвинулся к ней вплотную.
- Хаар га! Кау ла тао мо! 
Даже не знающий языка Рив, понял, что это ругательство, причем, грязное. А после того, как  Ула плюнула в рожу бандита, сомнения и вовсе отпали.
Главарь нападавших выпрямился, молча вытер плевок и коротко, без замаха, ударил женщину по лицу. Голова Улы дёрнулась, по губам потекла кровь.     
В ту же секунду внутри у капрала словно что-то оборвалось. Или наоборот – вернулось. Как будто ему опять вживили имплант. Боевой. Заставляющий драться с врагом до тех пор, пока руки способны держать оружие. Пока ещё можно жить. Пока можно дышать. Пока ещё целы «зубы» и «когти». Пока есть хоть малейшая, хоть крохотная возможность вцепиться в противника, чтобы давить, ломать, грызть, бить, рвать на части...
Сейчас Рив видел перед собой не Улу и предводителя банды. Он видел стонущую от боли снайпершу с планеты Рангул и себя самого, склонившегося над измученной жертвой.   
Рывок. В каждой руке по ножу.
Перекат. Подсечка. Росчерк клинка.
Ближний бандит оседает на землю, хватаясь за горло, ещё не осознавая, что уже умер.
Главарь реагирует быстро. Тянется к бластеру и жмёт кнопку на пульте.
Последнее – самое умное, но и самое бесполезное.
Во время схватки у обладателей боевых имплантов болевые ощущения попросту отключаются.
Нож летит в цель. Противник рушится на песок. Из глазницы торчит лишь потёртая рукоять. Лезвие капрал не видит, но точно знает: острие разделочного ножа «щекочет» бандиту затылок.
Кутао с копьём – глупец. Он жаждет ближнего боя.
Блэкхокеру это только на руку. Тело врага – неплохая защита от выстрелов.
Сразу четыре заряда, предназначенных для капрала, принимает в себя копьеносец.
А теперь в сторону и вперёд, пока ценитель верлодов не догадался перевести бластер на непрерывный огонь.
Влево, вправо, на землю, прыжок, снова направо…
Заряды проходят мимо…
Удар.
Последний противник падает наземь со сломанным кадыком.
Всё. Кончено.
Ощущение импланта уходит. Вместо него наваливается жуткая боль…
Чёрт! Кнопка! Этот подонок просто зажал её…

Прежде, чем Рив снова открыл глаза, он почувствовал какую-то странную «невесомость». Как будто он лежит на волнах, и они качают его, словно младенца в люльке. Тёплый ветерок овевает лицо. Он несёт с собой терпкий, но одновременно чертовски приятный запах…
Сознание прояснилось.
Голова Рива покоилась на коленях у Улы. Женщина осторожно гладила его по волосам.
Её голос показался капралу журчанием горного ручейка:
- Прости. Я была неправа. Ты – не кутао…
 
К несчастью, последствия болевого шока оказались довольно серьёзными. Внутренние органы получили значительные повреждения, и быстро восстановиться у Рива не получилось. В оазис его везли на «носилках». Закрепили кусок плотной ткани между двумя верлодами и уложили на него капрала. В этом своеобразном «гамаке» он и провёл почти половину пути.
Женщины по очереди дежурили возле него. Ехали рядом и следили, чтобы верлоды шли ровно и «героя» не слишком укачивало. Мать Тирика, кстати, оказывалась «дежурной» чаще других. Она же кормила Рива во время коротких остановок, не допуская до него ни Лиару, ни Мину. Ближе к полуночи Ула скомандовала привал. Рив мысленно поблагодарил её, поскольку чувствовал – чтобы полностью восстановиться, ему надо просто поспать. Часов пять или шесть.
Капрал не ошибся. Наутро он уже мог ходить и даже переносить тяжести, например бурдюки с водой или седла. Впрочем, работать ему всё равно не позволили. Разрешили только продолжить путь уже не в качестве «груза», а верхом на верлоде. Правда, и тут Ула всё время держалась поблизости и с тревогой следила, как Рив управляется с ездовым животным.
В оазис они прибыли во второй половине дня, ближе к вечеру. Пусть и с пустыми корзинами, зато с трофеями: двумя бластерами, тремя копьями-шокерами и длинным кинжалом в украшенных витиеватым орнаментом ножнах – его забрали у главаря банды. Мина сказала, что такие у Ку носят только старейшины.
Прибывших никто не встречал, однако уже через час к шатру Гоша подошли пятеро воинов, возглавляемые Джаяром.
- Чужеземец! – торжественно обратился он к Риву. – Великий вождь Тан ТаМак приглашает тебя на круг.
Капрал, только-только расседлавший верлодов и усевшийся возле горки «посуды», скопившейся за время его отсутствия, удивленно уставился на «толмача». Тот, догадавшись, что смысл сказанного до собеседника пока не дошёл, покачал головой и продолжил:
- Ну, что сидишь? Вождь ждать не любит, – потом вдруг хлопнул Блэкхокера по плечу и заговорщицки подмигнул. – Да ты не волнуйся. Всё будет нормально. Тебе понравится.
Ничего не понимающий Рив встал и в сопровождении воинов прошествовал к центру оазиса.
Там уже собралось почти всё племя.
Блэкхокеру указали на место между столбами, один в один то, где две с лишним алы назад ему «выбирали» хозяев. Джаяр встал за спиной капрала, чтобы переводить.
В центр образованного толпой круга выступил одетый в цветастый халат Тан ТаМак и принялся говорить, и чем дольше он говорил, тем сильнее вытягивалось лицо Рива.
По словам вождя получалось, что капрал в одиночку уничтожил всех зорсов в округе, изловил всех диких верлодов на  пять дней пути от оазиса, что сто самых опытных и умелых воинов Ку пали от руки Рива Блэкхокера, а их женщины… Нет, про женщин было гораздо скромнее, но всё равно с реальностью это никак не соотносилось.
Время от времени вождь прерывал рассказ, и тогда окружающие вскидывали вверх копья, тюрбаны и бластеры и громко кричали «Хао!»
Под конец речи оратор явно устал, и в горле у него, по всей видимости, пересохло. Поэтому, приняв из чьих-то заботливых рук чашу с каким-то напитком, вождь осушил её буквально в четыре глотка, после чего вдруг вздел руки над головой и заорал что есть силы:
- Таха лаар! Хао алтао ма!
- Хао алтао ма! – радостно взревела толпа.
Тан ТаМак медленно подошёл к капралу, вынул откуда-то пульт АПБ и не спеша набрал на ём нужную комбинацию клавиш.
Под подбородком Блэкхокера раздался щелчок. Растерявшийся Рив не сразу сообразил, что случилось. Положение спас Джаяр. Он подхватил падающий наземь «ошейник» и с поклоном передал его предводителю племени.
- Таха лаар. Хао алтао ма, – с улыбкой повторил вождь и швырнул ненавистый «браслет» в сложенные горкой сухие ветки каула.
Спустя секунду они запылали ярким трескучим пламенем.
Рив стоял, опустив руки, и молча смотрел на костёр. Глаза у него слезились. Скорее всего, просто от дыма…

Празднество длилось довольно долго. На небе уже взошли звёзды и выкатились обе луны, а люди продолжали танцевать вокруг догорающего костра, пили «таратовое» вино, пели песни. Время от времени кто-нибудь подходил к капралу, сидящему на почётном месте, рядом с вождём, и что-то говорил, тряс за руку, показывал на небо и на огонь. Рив мало что понимал из сказанного, но неизменно, по совету Джаяра, прикладывал ладонь к груди и сердечно благодарил кочевников. Левее Блэкхокера сидел Тирик, чуть дальше Гош. Старик, единственный из присутствующих, не изображал веселье и радость. Скорее, наоборот, он был недоволен тем, что происходило вокруг. Его насупленные кустистые брови словно бы говорили всем: «К чему эти песни и пляски? Зачем? Неужели всё это из-за одного чужака, который просто перестал быть рабом?..»
Ещё Рива немного беспокоило то, что он не видел среди танцующих и веселящихся Улу? Он не спрашивал, куда она подевалась, но на душе было отчего-то тревожно.
Наконец, когда ему стало совсем уж невмоготу, вождь вдруг повернулся к капралу и что-то негромко проговорил.
- Великий вождь сказал, что тебе пора, – перевёл «толмач».
- Что пора? – не понял Блэкхокер.
- Как что? Спать, конечно, – пожал плечами Джаяр. – Ночь у тебя будет трудная.
- Почему трудная? – опять удивился Рив.
- Скоро узнаешь, – усмехнулся приятель.
Он и ещё пара воинов сопроводили капрала к жилищу старого Гоша. Правда, когда Рив уже собирался откланяться, Джаяр неожиданно помотал головой:
- Нет-нет, тебе не сюда. Тебе дальше.
Заинтригованный донельзя Блэкхокер прошёл с воинами ещё полсотни шагов.
Они остановились возле столба с перекладиной. К ней были привязаны два верлода.
- Это твои, – сообщил «толмач».
Пока опешивший Рив переваривал услышанное, Джаяр, довольный произведенным эффектом, поднял руку и… окончательно добил капрала:
- Это теперь тоже твоё.
Рив повернул голову. В десяти шагах от него возвышался шатер. Обычный шатер, не высокий, не низкий, не узкий и не широкий, такой же как у большинства кочевников племени. Тем не менее, при взгляде на него сердце бывшего десантника внезапно дрогнуло. У Рива никогда не было своего дома. Приют, казарма, съемная комната, снова казарма… Даже странно, почему это произошло именно здесь, на этой богом забытой планете?..
- Ну всё, давай. Тебя уже ждут, – Джаяр слегка подтолкнул капрала к шатру.
Что значит «ждут», Рив спросить не успел. «Толмач» и воины словно растворились во тьме, оставив  Блэкхокера одного перед входным пологом.
Судорожно сглотнув, Рив откинул верложью шкуру и с замиранием сердца шагнул внутрь. В центре жилища горел огонь. Перед очагом на коленях сидела Ула. Вместо привычного халата на ней была надета сорочка, тонкая, полупрозрачная, почти ничего не скрывающая, а, скорее, наоборот – подчёркивающая. Увидев вошедшего, женщина поднялась и, изящно покачивая бедрами, подошла к застывшему возле входа мужчине. Её глаза подозрительно ярко блестели.
- Я тут подумала, – Ула положила руки на плечи капрала и придвинулась к нему близко-близко. – Я подумала, шатёр воина будет пуст без хозяйки…   

От заката до рассвета Ула и Рив не смыкали глаз и не размыкали объятий. Капрал и представить не мог, что с ним снова случится ЭТО.
Он давно уже потерял всякую надежду. За семь долгих лет, прошедших со случая на Рангуле, ему не смогли помочь ни врачи, ни «профессионалки», работающие на улицах с красными фонарями.
И всё-таки чудо произошло. Его сотворила простая кочевница с планеты Радес. Сегодняшней ночью. В шатре своего избранника. Уставшего ждать. Потерявшего веру в себя. Забывшего, что значит «быть мужчиной»…
Ула ушла под утро. После её ухода Рив попросту отрубился. Обессиленный, но счастливый. Невозможно, невообразимо счастливый.
Он продрых почти до обеда. Проснулся, лишь когда оранжевый Ра поднялся над пустыней настолько, что смог проникнуть в шатёр через небольшую отдушину в «потолке» и принялся щекотать спящего своими лучами.
Свежеиспеченный алтао продрал глаза, огляделся и разочарованно выдохнул. Ночной прелестницы в жилище не обнаружилось, и Рива это сильно расстроило. Ему безумно хотелось снова обнять эту женщину, прижать что есть силы к себе, почувствовать сладость губ, крепость объятий, войти в неё, слиться с ней, пронзить её своим естеством, а потом раствориться и умереть в исступлённой  всепоглощающей страсти…  Увы, ничего этого капрал сделать сейчас не мог, поэтому просто поднялся со шкур, ещё раз вздохнул и вышел на залитый светом двор. Вышел и… удивился.
В десятке шагов от входа сидели на корточках вождь и толмач и, словно дети, играли в «ножички». Судя по довольной физиономии, выигрывал Тан ТаМак. Заметив Рива, он махнул капралу рукой, предлагая присоединиться к компании.
Блэкхокер плюхнулся на песок и, скрестив по-турецки ноги, вопросительно посмотрел на вождя. Тот неожиданно подмигнул воину и что-то спросил.
- Как прошла ночь? – перевёл Джаяр.
Бывший десантник пожал плечами.
- Нормально прошла. Спасибо за подарки.
Он указал на шатёр, потом на верлодов.
Вождь и толмач переглянулись. Затем Тан ТаМак сунул руку за пазуху, вытащил оттуда какой-то листок и молча протянул его Риву.
Капрал взял бумагу, вгляделся. На листке были отпечатаны его фото «фас-профиль». Оба изображения «перечеркивались» надписью «WANTED», ниже шёл пояснительный текст на двух языках:«галакто» и местном. «Разыскивается особо опасный преступник Рив Алан Блэкхокер. Живой или мёртвый. Вознаграждение за голову или поимку – 10 станковых излучателей (дополнительные батареи в комплекте)» 
- Десять станковых излучателей – это дорого? – поинтересовался капрал, возвращая листовку.
- У нас таких нет, только ручные, – ответил через переводчика Тан.
Рив хмыкнул. Если бы глава племени захотел, чужака давно бы уже переправили в космопорт для обмена на ценное вооружение. Однако он этого не сделал. Первый вопрос: «Почему?» Второй: «Что ему от меня нужно?»
- Люди Ал никогда не продают своих соплеменников, – вождь словно подслушал мысли капрала. – Пусть по крови ты не принадлежишь клану ТаМак, но после вчерашнего ты наш алтао. Поэтому среди нас ты можешь чувствовать себя в безопасности.
Блэкхокер кивнул. Его всю жизнь учили не доверять «просто словам», но этим он почему-то поверил.
- Однако – я надеюсь, ты это понимаешь – даже если мы дадим тебе провожатых, ты всё равно не сможешь покинуть планету. Тем местом, откуда взлетают большие железные лодки, владеют кутао с полосатыми мухами на плечах. Это они ищут тебя, это они раздают всем такие бумаги.
Тан вынул из кармана разрядник и щёлкнул кнопкой. На «выходе» из прибора замерцал крохотный огонёк. Вождь поднёс к нему листовку с фото Блэкхокера, дождался, когда она превратится в пепел, после чего неторопливо продолжил:
- Хочу спросить тебя, Рив Блэкхокер. Ты действительно хочешь вернуться домой?
Спросил и демонстративно поднял к небу глаза.
Ещё вчера Рив ответил бы на этот вопрос утвердительно. Сейчас же…
Он покачал головой и тяжко вздохнул.
- Хочу ли я вернуться на звёзды? Скажу честно. Не знаю. Знаю только, что там у меня остались кое-какие дела, и я обещал, что разберусь с ними.
- Кому обещал?
Тан вперил тяжёлый взгляд в собеседника.
- Себе, – усмехнулся Блэкхокер.
Секунд пять они играли в гляделки, затем лицо вождя вдруг разгладилось и на нём заиграла улыбка.
- Что ж. Я думаю, ты сможешь выполнить свои обещания, – он резко тряхнул головой. – Да, так и будет. Большой круг расставит всё по местам.
Дождавшись окончания перевода, вождь встал и кивком попрощался с капралом.
Джаяр тоже кивнул приятелю, потом быстро развёл руками, словно хотел извиниться за что-то, и побежал догонять Тана ТаМака.
Рив долго смотрел им вслед.
Он, кажется, понял вождя.
Тот больше не желал иметь дел с «чёрными осами».
Ему нужен был свой человек среди звёзд, и Рива это вполне устраивало…

+8

19

Tva134 написал(а):

Руки были туго стянуты за спиной.

Tva134 написал(а):

Капрал облегченно выдохнул.
- Это «Чёрные осы». Они и мои враги. А я… –  он ткнул себя пальцем в грудь, где были другие наколки. – Я алтао.

Tva134 написал(а):

Потом капралу развязали руки, правда, только затем, чтобы перетянуть их заново, но уже спереди, и прицепить к ним верёвку

Пост 6. Удивляет, как капрал ткнул себя пальцем в грудь, если у него были связаны руки сзади, а перевязали их уже позже?

+1

20

Ника написал(а):

Удивляет, как капрал ткнул себя пальцем в грудь, если у него были связаны руки сзади

"И на старуху бывает проруха"(с)
Каюсь. Лопухнулся.   :dontknow:

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Воин, солдат, убийца