Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » АВГУСТ


АВГУСТ

Сообщений 21 страница 30 из 59

21

В детстве мне очень нравились книги Джека Лондона. Сначала его повести об Аляске, где действовали герои с квадратными подбородками и массивными челюстями, что свидетельствовало об их непреклонной воле, преодолевающей все напасти на из пути. Я тогда глядел в зеркало, оценивая свой подбородок. На горе мне, нижняя челюсть явно не была массивной. Подбородок тоже вперед не сильно выдавался, хоть по форме был несомненно квадратным. То есть я мог рассчитывать на то, что мне суждено быть в лучшем случае скрытым упрямцем. Повести его о южных морях тоже не добавляли мне уверенности, что я смогу быть столь волевым, как герои их. Но постепенно я перестал обращать внимание на это, что было правильным. Ведь «люди длинной воли» с массивными челюстями-это тогда был такой тренд в искусстве. Как в будущем Голливуде. Собственно, Голливуд тогда, возможно, и существовал уже, но как пригородная деревня, а не «фабрика грез» и эталон типажей, размеров тела и цвета волос. Так что за неимением тогда еще цветного кино эталоны распространяли авторы беллетристики и художники-иллюстраторы.
Но потом я прочитал другое сочинение «Смирительная рубашка или Странник по звездам». Там, в романе, заключенному приходится целыми сутками лежать в камере, туго запакованному в смирительную рубашку. И он, не то от недостатка кислорода, вызванной тугим связыванием, не то специально (уже точно не помню) входил в состояние вроде гипнотического транса и посылает свой разум в путешествие по мирам и временам. Часть путешествий явно являются его воплощениями в прошлой жизни, часть-нет. Крайне интересная была книга и хорошо   написана. Даже как-то обидно было читать в примечаниях, что Лондон плохо знал средневековую историю и оттого использовал фамилии французских литераторов более позднего времени для героев одной истории. Да, я всегда читал примечания, и иногда мне больше нравились они, нежели сам текст. Каюсь, именно такое впечатление у меня от Достоевского. Как уроженцу Питера, мне должно быть стыдно за это, но, поскольку один из моих родителей родился в Кировограде, то у меня есть индульгенция. А поскольку ныне живу во Всеволожске –это сугубо освобождает от греха неинтеллигентности. Почему? Да по причине того, что где-то здесь расстреляли Гумилева. Это навек осквернило карму нашего города, и даже жившие и живущие тут поэты и писатели никак не смогут убрать этот черный след. Это я не сам придумал, это мне говорили интеллигентнейшие люди с «Ленфильма» и прочих высокодуховных мест Питера.
Так что в свое время я много раз перечитывал сцены, грезящиеся бывшему профессору в тюремной камере и негодовал, когда видения прерывались вторжениями надзирателей. Мне хотелось читать продолжения исторических сцен, а не про то, как его снова запаковывали и поили водой. Да, я тогда многого еще не знал, и в том числе того, что странника меж звезд надо периодически вынимать из мира грез и дать ему попить, поесть и кое-что убрать. Иначе «Пой-куку» плавно перейдет в просто «ку-ку». Но тут тоже нечего стыдится –откуда школьнику знать про это? Это я сейчас много поработал на нашу медицину и проникся знаниями из нее, хотя сам не медик.
Книгу «Смирительная рубашка» я не перечитывал. Специально. Ибо столкнулся с тем, что с годами воспринимаешь много уже не так, как раньше. Оттого и решил сохранить то самое впечатление детства.

+1

22

Куда-то в сторону, повествование уходит, последний отрывок не понятно от чьего имени.

0

23

Dimitriy написал(а):

Куда-то в сторону, повествование уходит, последний отрывок не понятно от чьего имени.

Никуда не уйдет.Это современник. который ...
Но не будем забегать вперед. Было бы яснее,если бы не выбрыки планшета,борьба с которыми лишила читателей куска текста.

0

24

И довольно долго не вспоминал о книге. Дела, разные аспекты личной жизни, новые книги, новые фильмы, интернет… А книга словно ждала своего часа, чтобы напомнить о прошедшем, но не забытом.
И однажды вечером пятницы я нежданно- негаданно задремал перед монитором. Со сном у меня случались проблемы, особенно когда за день выпьешь излишнее число чашек чаю или кофе, да еще и пепси-колы добавишь, вот и вечером никак сон не идет, а утром глаза никак не раздерешь, а на работу идти надо. И когда таки дотащишься до колыбели революции и своего кабинета периодически вырубаешься на полминуты и вскидываешься-что этот со мной? Впрочем, это совершенно неудивительная вещь, с каждым практически это случается, даже если уже не студент. Чуть легче это бывает в августовскую жару на Черном море. За жаркий день нахлебаешься прохладительных напитков с кофеином, оттого никак не заснешь, а утром не поднимешься. Потому спишь до обеда, и сон оттого сдвигается еще дальше заполночь. Но на работу идти не надо, а отдыхать можно и так: полдня дрыхнуть и полночи не спать. Все равно на работу не ходишь, живешь не так, как обычно-значит, отдыхаешь. Ну недокупался и недозагорал-все равно впрок на питерскую осень и зиму не нагреешься.
А в этом году я принципиально решил не ездить на юг в отпуск. И вообще никуда не ездить дальше чем на дачу с шашлыками. Ушел в отпуск в понедельник и три дня был доволен своим решением и гордился решением. И, когда мне ы четверг предложили на шашлыки собраться, сослался на необходимость срочного ремонта и оттого отказался. И необычайно возгордился своим решением. Итого весь отпуск будет посвящен только себе! Никаких банальных Турций, Геленджиков, Праг и Карельских перешейков! Захочу - буду выходить из дома только раз в неделю! Что мне стоит это, сейчас неженатому! И вообще мусор не буду выкидывать до выхода на работу!
Спал я нормально, хоть и август, и пепси-кола наличествовали, но не было южной жары, заставляющей пить как верблюд после похода по Каракумам. Так что внезапное отключение было каким-то диким, хотя вполне укладывающимся в заданный стиль проведения отпуска. Но этот я подумал потом, а пока случился сон, странно похожий на реальность.
Сижу я на прикрученной к полу табуретке и отвечаю на вопросы явно следователю. Лично мне следователю отвечать на вопросы не приходилось, как-то жизнь прошла без этого, но понять, что я явно на допросе- соображения хватило Комната небольшая, стены покрашены зеленой краской до половины, а выше побелка. Давно такого не видел, но не забыл, что раньше так делали. Лампочка без абажура под потолком, на столе у следователя грибовидная зеленая лампа. Такие сейчас только в кино и в музеях увидишь. как и письменный прибор с перьевой ручкой и промокательной бумагой. Даже в моем детстве такое только на почте было, потом сменилось привязанной за веревочку шариковой ручкой. А тут следователь ею орудует и на желтоватой бумаге записывает, что я ему говорю. Лицо вполне обыкновенное, уставшее, а вот форма напоминает недавние сериалы про СМЕРШ, когда там показывают сотрудников НКВД, желающих подвести героев под монастырь, то есть статью за измену. И сзади меня явно кто-то стоит, потому как слышу его дыхание сквозь забитый нос. Наверное, какой-то милиционер или кто там служит для этого, чтобы меня привести меня или отвести куда-то, в камеру, например.
Вот чем хорош сон- смотрю на это, как будто это все не со мной и не дергаюсь, а наяву, небось, потом бы облился, руки задрожали, и сердце засбоило!
--Место вашего рождения?
--Село Маткув, Турчанского повяту.Тоди це була Австро-Угорщина, а сейчас –Польша, громадянин слидчий.
--Где сейчас живете?
--Ось туточки, вулиця Парижской Коммуны 23. Жинкин будынок.
--Про то я не спрашиваю. Национальность?
--Галичанин, пане, ой, выбачаюсь, громадянин слидчий.
--Гражданин Мотковский, здесь вам не ваша панская Польша и не давно сдохшая Австрия! Панов здесь давно нет, с тех пор как их в Черное море скинули!
--Выбачьте, выбачьте, вбили в нас це, и життя наше злиденне, и цисарьске вийско, коли унтеру не вымовишь «осмелюсь докладати», так в зуби и отримаешь стусану, вот видтоди и губы сами все вымовляють..
--Ладно, Мотковский, продолжаем. Кем работаете?
--Кустар-сапожник, в артели имени Семашко, тильки не ведаю, що то за людина, цей Семашко.
--Нельзя же таким темным быть, это народный комиссар здравоохранения. Происхождение до революции?
--З бидных хлопов, выбачаюсь, по-российски це будэ з бидных крестьян, а так по нашому. И батько мий хлопом був. Ще раз выбачаюсь про Семашко, а що це значить-здравоохранения?
--Медицины. Кем были после революции?
--Кустарем, громадянин слидчий.
--Состав семьи?
--Я да жинка моя, Надия, а диточок нам бог не дав, выбачаюсь за те, що про бога згадав.
--Образование?
--Ниде не навчався, але читать-писать можу.
--Подвергались ли репрессиям до революции или после нее?
--Ще раз выбачаюсь, а що таке-репрессия?
--Наказания по суду или от власти.
--До революции –було. На цисарской служби и в карцере сидити довелось, и на простом ареште, и на зусиленном. И шпангле давали, и в Хусте полициянт нам з батьком по шии наклав за те, що шапци зняты не поспили.
А писля революции-ни.
--А что такое шпаги или как там?
--Це, громадянину слидчий, таке покарання в цисарской армии. Дали мени арешт зи шпангле, а це так робилось: сижу я в камере, а на додаток мени на чотыре годыни кайданы надевають, та притягують ливу ногу до правой руци. Так вот и сидишь на нарах, як крива верба понад ричкою, кожну добу по чотыри години.
--В армии служили и кем?
--В цисарской, императора Франца-Йозефа, з четырнадцатого року по шистнадцатый. Инфантеристом. По- российски це пехотинець.
Пс.
переводить надо рассказ бедного шпиона?

+3

25

AD написал(а):

переводить надо рассказ бедного шпиона?

Зачем?  При переводе потеряется шарм.

+1

26

AD написал(а):

И, когда мне ы четверг предложили на шашлыки собраться, сослался на необходимость срочного ремонта и оттого отказался.

в...

Череп написал(а):

AD написал(а):

    переводить надо рассказ бедного шпиона?

Зачем?  При переводе потеряется шарм.

Согласен, и так всё понятно.

+1

27

AD написал(а):

переводить надо рассказ бедного шпиона?


Стыдно признаться, но мне некоторые выражения непонятны. Например,

AD написал(а):

диточок нам бог не дав, выбачаюсь за те, що про бога згадав.

. Что детей нет, я понял, а объяснение почему - нет :(

0

28

Зануда написал(а):

выбачаюсь за те, що про бога згадав.

Переводится это так : извиняюсь,что бога вспомнил.
Наш галичанин извиняется за свою старомодность,что еще бога вспоминает.  http://read.amahrov.ru/smile/rofl.gif

0

29

Тут я между делом, рассказывая о том, как попал в СССР, отметил про себя, что говорю не от своего имени, а от какого-то Матковского или Мотковского, да и делаю это на каком-то жутко провинциальном языке, который сам бы понял не свыше, чем наполовину, если бы оно само в голове не всплывало, а так вроде как и польские слова встречаются, и украинские, а все вместе- как винегрет с оливье на чистом снегу утра после праздника.
Ах да, я отчего-то помню, что передо мною не следователь, а оперуполномоченный, младший лейтенант госбезопасности Винокур Яков Давыдович. Вот только не знаю, ведут ли оперуполномоченные допросы или нет-не знаю, а опираться на сериалы типа «Улиц разбитых фонарей» не хочется. Но раз пишет, иногда ругаясь про себя, значит, могут вести.
-- С какого времени вы проживаете в СССР?
--З 1916 року, коли в российский плен потрапив, ще тогда цисар Франц-Иозеф живый був.
--К чортовой бабушке того Франца и туды же Иосифа. Где вы проживали в СССР?
--Як побажаете. Писля того, як до полону потрапив, мене в Дарницкий лагерь видправили. Потим до Тамбову, де мени ноги видризали. А писля того в доме инвалидив в Саратови, аж до двадцятого року. Тоди я подався в Харькив, де мешкав з рик або трошки бильше, коли пойихав до Винници. В Виннице мени направили до Кыеву, щоб я повернувся додому, до Галичины. Але в Кыеве Собез меня направил до чеботарни на роботу, и до Галичини я не пойихав. В Кыиве я був до 1924 року, а потим до Полтавы,там и мешкав до цього часу.
Пока Винокур все вписывал, я кинул взгляд на ноги. И правда, на левой не сапог, а что-то вроде кожаного чулка, и нога не стопой заканчивается, а цилиндром. Правая чуть получше, но явно стопа короче, чем обычно. А вместо удаленного - ей-ей, какая-то деревяшка. Матка бозка Остробрамска! Так говорил дед Михась, когда видел что-то из ряда вон выходящее, но не пояснял, что это значит. Это как же этот Мотковский скакал из Саратова в Харьков, оттуда в Винницу и далее по пути, что описал? И в ту эпоху, когда поезда еле ходили? Даже если он втиснется в вагон, как ему по забитому людьми вагону по нужде сходить? А на крыше ехать, как я видел в старом кино -это вообще уму непостижимо! Но тут Винокур продолжил:
--Когда вы оформили принятие польского подданства?
-- В тридцять третьему роци, громадянин слидчий. До Харкиву  пойихав, де мне в консульстве це зробили та пашпорт выдали.
-- Что же заставило вас после 17 летнего проживания в СССР принять польское подданство?
О. За два року до того, мий знайомий, призвище його Ивановский-Гаврющенко дав пораду польске громадянсьтво прийняти та повернутися додому. Я и почав для цього папери збираты..
В. Кто такой Ивановский- Гаврющенко?
О. Ивановский- Гаврющенко – це був такий лайдак з Лембергу, вин ранише, як и я, до полону потрапив, а туточки в пекарни працював. Вин теж польске громадянсьтво прийняв, побув ту два роки, а потим до Польши повернувся. Де сейчас то лайно лембергське мешкае, то я, громадянин слидчий, не вем.
-- Кто еще рекомендовал вам принять польское подданство?
Гм, а следователь или опер не понял, что Мотковский этого советчика матом кроет. Наверное, не знает, что значит «лайдак» и второе слово.
А вообще пятая точка опоры уже от сидения затекла. Странно, я тут явно в гостях, а седалище болит, как будто лично, то есть своим задом на этом табурете сижу.
О. Ще мне радив це зробити Олекса Квентюк, що працюе комирником  в «Гортопе».Вин, вибачаюсь, перебижник з Польши.
В. Как вы оформили переход в польское консульство?
Ай да Винокур! Жжет глаголом и отливает в гранит! Еще пусть скажет,
что сменил веру, перейдя в торговое представительство!
О. Тоди я написав до власной титоньки Гусачиновой Марии, що в Маткуве доси мешкае, шоб вона видправила мени метрическую выписку. Як вид неи папери дийшли до мене, я усе необхидне, громадянин слидчий, видислав до столицы, а саме в польске консульство з проханням прийняти мене до польского громадянства. Пройшло небагато часу, як мени видповили з Харькову, щоб я дийслав ще опис життя, тобто биографию. Це я зробив та видправив поштою те, що вони вимагали.В серпни або вересни тридцать третьего мени до консульства поштоювикликали, щоб особисто звернувся до консульства, свитлины им виддав та пашпорт отримав.
Тоди я зибрався, пойхав, виддав им три свитлины того розмиру, якого вони бажали та отримав польский паспорт.
Пока Винокур писал, я успел подумать, что галичанин таки герой-как с такими ногами в Харьков ездить, а потом в Польшу возвращаться? Просто доехать и то не нелегко. Кстати, а он как-то понятнее разговаривает теперь. Или это я привык или наш Мотковский старается?

-- Вы обращались в консульство по вопросу о продлении срока польского паспорта?
--Так, я декилька разив посылал поштою до консульства в  Харкови власный польский пашпорт для продовження термину його дии.
--Сколько раз и когда вы посетили польское консульство в г. Харькове?
-- Мабуть, тричи, громадянин слидчий, в 1933 роци, коли отримував вперше пашпорт,  та ще в 1934 и 1935 роках.
-- С какой целью вы посетили польское консульство в Харькове в 34 и 35 годах?
-- Через рик мене запросили до консульства, щоб отримати новый пашпорт, а в 1935  мени знов через пошту вызвало польске консульство,  щоб точнише визнать,хто з моих родичив мешкае в Польщи.
-- При подаче всех документов для получения польского подданства в 1933 году вы указали в анкете о родственниках, проживающих в Польше?
-- Так, писав про це.
-- Зачем же в таком случае польское консульство вас специально вызывало по этому вопросу в г. Харьков?
-- Про то мени невидомо, громадянин слидчий.
-- Вы уклоняетесь от прямого ответа. Настаиваем на даче правдивых показаний по этому вопросу.
--Я бильш ничего казати про це не можу, окрим негарных слив, як мы в цисарском вийске казали про власних командирив, коли вони нас на кулеметы гнали, а поисти дати забували. Але таки слова-це не для суспильного миста, их можно в окопи говорити, або вдома.
А я бы сказал про их происхождение –безногого человека гонять за двести верст, когда почта спокойно доставляет метрику из-за границы,а паспорт в Харьков. Рептилоиды недоделанные!
-- С какой целью вы 24 числа обратились в польское консульство в городе Киеве?
Гм, а что, консульство уже из Харькова в Киев перебралось? Да, припоминаю, столицу УССР же вернули в Киев.
--Громадянин слидчий, до консульства я звернувся, щоб радяньски гроши обминяти на польски злоты, бо мени терминово потрибно було це зробити, бо не пизнише 25 сичня тридцать восьмого року з Радянськой Украины я выйихати був зобвязаний.
-- Вам обменяли деньги?
--Ни.
-- Что вы еще делали в консульстве?
Тут Винокур стал что-то в протоколе черкать и про себя ругаться. Видно, что-то попутал, а теперь исправляет и пишет, что исправленному верить. А еще потом начальство зудеть будет, почему у лейтенанта Сокодава все бумаги в ажуре, а у тебя, Винокур, сплошные кляксы и исправления.
-- Мени там прийнял помощник консула, який казав, що гроши тут я обминяти не можу.
--Допрос закончен. Подойдите сюда и распишитесь, на каждом листке отдельно, в самом низу. Сурков, помоги подняться подследственному.
Свет померк, и вместо кабинета, в кромешной тьме, но как бы подсвеченной явилась бумага.
Постановление.
Г. Киев 1938 года февраля 6 дня, я помощник оперуполномоченного 3 отдела УГБ сержант госбезопасности Пузанов, рассмотрев материалы спецдела № 49802 по обвинению Мотковского Федора Ивановича 1895 года рождения, уроженца села Матков(Польша), галичанина, кустаря-сапожника, обвиняемого в преступлении, предусмотренного ст. 54-6, часть 1, нашел:
Инкриминируемое Мотковскому преступление в проведении шпионской деятельности следствием не доказано. Во время пребывания Матковского под стражей Уполномоченным НКИД было оформлено польское подданство Матковского, которого он был неправильно лишен польским консульством в Киеве.
Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 197 ч.2 УПК УССР и инструкцией НКВД СССР №0068 ПОСТАНОВИЛ:
Производство дальнейшего следствия в отношении Мотковского Федора Ивановича прекратить.
Мотковского Ф.И., как восстановившего польское подданство, за пределы СССР выдворить в административном порядке.
Настоящее постановление предоставить на утверждение прокурору КВО.
Пузанов,
Согласовано с помощником начальником 3 отделения 3 отдела Харитоновским и утверждено и. о. начальника 3 отдела НКВД УСССР капитаном госбезопасности Спектором.
Бумага исчезла и сменилась другой.
Справка
Выдворение за пределы СССР иноподданного Мотковского Федора Ивановича подтверждено Шепетовским К. П. П.  21 мая 1939 года №113.
Подписано: инспектор Эльяшевич.
Последними мыслями моими оказались было то, что вроде как все было в январе-феврале тридцать восьмого, а выдворили беднягу через без малого полтора года. И через четыре месяца он снова в СССР вернется!
Про то, как он на больных ногах добирался до родной деревни, подумать я уже не успел –проснулся. И это не порадовало. Утро, морда в клавиатуре, голова трещит, и кое-что почти что до подбородка достало.
Вот так ночное приключение, думал я, разглядывая отпечатки клавиш на физиономии. Лег человек поспать, пусть даже без всякого плана уснуть именно так, а ему взамен вот такая фиговина всю ночь. Помятая морда и затекшая поясница-это мелочи, но столь долгий и столь красочный сон-что это? Просто так совпало? Моя голова случайно выдала сценарий фильма на тему, или действительно с головой чего-то не так. Но это можно потом и выяснить со специалистами по темным сторонам человеческой головы. Ведь, надеюсь, сейчас сеанс кино не повторится, пока я в ванную бреду, и не буду видеть кино про инвалида- шпиона во время бритья и душа с некими последствиями для организма.
   Вот тут я и вспомнил про Джека Лондона и смирительную рубашку. И действительно, чем отличается мое видение допроса безногого подозреваемого от видений лондоновского героя о дуэли на лужайке с Виллардуэном и другими его знакомыми? Принципиально ничем. Я и подозреваемый в хранении динамита лежали и видели связный рассказ о каком-то-похожем на фильм эпизоде (правда, узник Сен-Квентина мог жить еще в эпоху до кинематографа). И я, так же, как и он, ощущал себя участником событий, даже не стоящим рядом, а тем, кто был там и активно действовал.
Анализировать увиденное и услышанное сил еще не было, но попозже я этим займусь.
Странно и сложно все получилось, и слова «странно» и «сложно» отражают только малую часть моего ощущения. Как-то не замечал я за собой таланта к сочинению подобного сценария или рассказа. Может, конечно, он и есть, но не замечал, не замечал. Или я ошибаюсь и реально включился в то самое информационное поле и мне показали некий файл или дело из всемирного собрания информации?
Интересно, конечно, но как-то сложно в это поверить. Больно много лжи и выдумок нам рассказали об этом и другом в те самые восьмидесятые и девяностые. Да и даже без этой памяти-вот как поверить в эту кладовую памяти о произошедшем? Не в некоего бога всеобщего или специализированного, а в фильмотеку, куда случайно забредаешь и видишь то, что не должен был увидеть.?
Вот таким размышлениям я и предавался целый день. Даже подумал о каком-то галлюциногене, что дал то, что вышло. Это было больше похоже на хватание за соломинку утопающим. Ничего подобного не было, сидел я дома, ел то, что и неделю назад из того же магазина, принимал только лекарство от давления, что уже год принимаю. Тупик. Что-то произошло, но смысл произошедшего непонятен. О том, что я схожу с ума, думать не хотелось, все остальные версии отвергались. Оставалось ждать-вдруг произошедшее станет яснее. Если же мне пора в добрые руки психиатров- по идее, на этом сумасшествие должно не остановиться, а пойти дальше.
Надо положиться на будущее и глянуть в его лицо. Хоть и видел я прошлое, ответ все-таки в будущем. Или увиденное станет прошлым и закончится на этом, или ужас станет настоящим. Другого выбора нет.

«В лицемерном мире, полном зла и сложностей,
Мне снится сон о прошлом, где множество возможностей:
Там можно быть застреленным, а можно выпотрошенным -
Там с Вами точно не случиться ничего хорошего!»

+2

30

Размышлений об увиденном хватило довольно надолго. Хотя ряд вопросов, увы, остался непонятным. Вроде как Федор-сапожник жил с женой, а вот поехала ли она с ним в Польшу или нет-подсказать некому.О польском консульстве впечатления остались, как о гадюшнике-человека с больными ногами гоняли к себе и гоняли, а потом он в Польшу собрался, а его гражданства лишили втайне . Вот подался бы он на родину и на границе внезапно обнаружил, что он уже не гражданин страны, оттого он тут и даром не нужен.
А обратно ему как и куда возвращаться?
И самое интересное-мог ли быть инвалид разведчиком или шпионом? Вообще- да, в нете нашел про использование немцами инвалидов для разведки партизанских отрядов в лесу (с последующей их гибелью) и про заброску в глубокий тыл таких же разведчиков из числа инвалидов-аж до Средней Азии! И знакомый по электронке написал, что его теща, жившая после войны на Сахалине, рассказывала, что там в центре города   побирался одноногий баянист- инвалид, которого арестовали в 1947 году, был открытый суд. Баянист еще на Халхин-Голе попал в плен к японцам с тяжелым ранением ноги. Отказался возвращаться в СССР, в после окончания второй мировой, уже американцы его завербовали и заслали в Союз.
Да и сам пораскинул мозгами: вот инвалид-сапожник работает в будке п ремонту обуви. Поэтому это великолепное прикрытие встреч местной агентуры-пришел показать свои ботинки- их уже выбрасывать надо или починить еще можно? И вместе с починенной обувью записки передавать- тоже неплохо.
А вот был ли шпионом этот Мотковский - не знаю. Как -то не верится,но…
Глава третья.
Но как Анатолий не ждал первого допроса, а случился он аж через пять дней после ареста. Фельдман уже стал думать, что про него забыли. В душе всколыхнулись какие-то воспоминания о прочитанном и услышанном по этому поводу-Шильонский узник, сидельцы из Соловецкого монастыря и прочие, а когда Анатолий вспомнил, как им лектор из политотдела округа говорил, что в Суздальском монастыре после революции освободили двух раскольников, что отсидели в монастырской тюрьме по пятьдесят лет, то ему аж нехорошо стало. Да, тогда товарищ Аграновский много интересного рассказал про деятельность церкви в помощь царизму. В числе арестантов Соловецкого монастыря был такой человек, который не то богохульствовал, не то ругал царскую фамилию, отчего он большую часть суток сидел с кляпом во рту. Ну, кандалы - это само собой разумеется. Кляп вынимали раз в сутки, чтобы того покормить и напоить, после чего вставляли снова. Сказанное богохульником в тот краткий миг специальный надзиратель записывал и отправлял в Питер, строго следя за тем, чтобы никто посторонний не знал, что было сказано, пока арестант ест, в промежутках между ложками. Имя его и за что он точно сидел-все осталось неизвестным. Один из курсантов полковой школы спросил, чем все закончилось с ним? Лектор, грустно улыбнувшись, ответил, что в таких специальных тюрьмах не выживали. Если бы царям хотелось, чтобы узник остался живым, его бы устроили поближе и не в такие жуткие условия. Курсанты впечатлились, прочие слушатели тоже.
Пришлось ждать еще. Чуть забегая вперед, надо сказать, что следствие шло в худших традициях штурмовщины. Первый допрос состоялся через пять дней после ареста, потом следствие затихло вовсе, через четыре недели Гравель развил бурную деятельность, в один день провел три допроса свидетелей, две очные ставки с двумя из них. Начальник артсклада подробные показания дал, но попросил не использовать его на очной ставке-больно много работы. Гравель в том не отказал. Так прошла еще неделя, и тогда следствие было закончено, о чем подследственный был оповещен. После чего Анатолий был переведен в областной центр и стал ждать выездного заседания Военной Коллегии Верховного Суда.  Оно состоялось ровно через семь месяцев со дня ареста.
Но, правда, это ожидание стало последним в этот день да и вообще…
Пока же он вкушал прелести тюремного быта и слушал рассказы новичков. Четырех старожилов камеры перевели в другие, а на их место пришли трое новых. Это были поляки, в прошлом и позапрошлом годах переселенные из приграничной полосы, из Староконстантиновского района. Анатолий в тех местах бывал, когда служил в 24 дивизии, только его полк стоял в соседней области, в Хмельнике, а близ Староконстантинова они отрабатывали взаимодействие со стоявшими там кавалеристами. А новоприбывшие были выселены в порядке очистки пограничной полосы от нежелательных элементов (как это называлось). Вот они и попали под волну, поскольку были поляками, имевшими родственников по другую сторону Збруча, и также раскулаченными несколько лет назад либо замешанными в чем-то антисоветском ранее. Жилье и работу в колхозе им на новом месте, вдали от границы, предоставили, но, как оказалось, к тому прилагалось кое-что дополнительное, например, статья 54. По крайней мере один из них, которого звали Адольф Блажевич, был преисполнен нехороших предчувствий. Он пояснял это тем, что в их селе все главы переселенных семей арестованы (сам пан Адольф оказался последним из четырех), а также тем, что ему добрые люди успели шепнуть: председатель колхоза и председатель сельсовета на него написали такие характеристики, что хоть веди его на площадь Рынок во Львове и отрубай голову, как Ивану Подкове. Анатолий поинтересовался про Подкову, кто это такой, и получил ответ, что это был казацкий атаман, казненный Стефаном Баторием в угоду туркам, потому как пытался стать молдавским владетелем против воли Царьграда, а король Стефан во время казни специально уехал на охоту, чтобы потом можно было сказать, что не знал, если все возмутятся. Но все обошлось. Бывшие жители Подолии еще рассказали, что Подкова был жутко силен и даже мог пробить кулаком крепостные ворота, но на эшафоте вел себя смирно, помолился, выпил стакан вина и подставил шею палачу. Анатолий историю так хорошо не знал, а о Батории имел весьма смутное представление, но про другого знаменитого подольского повстанца Устима Кармелюка кое-что слышал. Тот руками сломал железную решетку в тюрьме, а, чтобы Устим гарантированно не убежал, его пришлось приковывать к опорному столбу крепостной башни. Наверное, все народные вожди остаются в памяти людей как силачи и писаные красавцы. Так ему подумалось, пока он рассказывал смешную истории из своей хмельникской жизни, как
  сверхсрочнослужащий из их полка заказывал водку в Виннице. Звали его, кажется, Иваном Андреевичем, а фамилия Стодоля. Вот бравый вояка и заказал себе в ресторане обед, и на вопрос, желает ли он водки, ответил, что желает, пусть нальют на донышко стакана. Официант крайне удивился дозировке, ведь Иван Андреевич был мужчина видный, мог и бы и весь графинчик одолеть без потери способности к передвижению. На что Стодоля ответил, что ему водка нужна только для запаху, а дури у него и своей хватает. Все посмеялись, но сидевший рядом Зиновий сообщил, что у Ивана Андреевича, очевидно, есть много братьев, потом как они приходят в харьковские, киевские и одесские рестораны и делают такой же заказ водки и теми же словами. Семейная традиция, так сказать. Все снова посмеялись.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » АВГУСТ