Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » АВГУСТ


АВГУСТ

Сообщений 41 страница 50 из 78

41

Авторский Комментарий.
Поскольку здесь зашел разговор о необщеизвестных вещах, а именно о хранении боеприпасов, то требуются разъяснения.
Как все понимают если боеприпасы будут рваться нештатно, то есть в местах хранения, в стволах орудий и прочих местах, а не на позициях врагов, то это приведет к тому, что личный состав будет бояться исполнять свою службу. Коли снаряд из-за дефектов исполнения или хранения не взорвался, попав в неприятельскую траншею, то для чего его делали, хранили, учили артиллеристов им стрелять?
Если боеприпасы при хранении на складах будут храниться с нарушениями, то не исключен их взрыв из-за того, что были допущены разные ляпы.
Опять же, если даже снаряды, патроны и прочее при лежании на складе не взорвались, а просто испортились-то зачем нам на войне негодные боеприпасы? Зачем мы потратились на их производство и хранение, а теперь остались без них, думая, что они есть, но жестоко ошибаясь? И для чего нам тысячи орудий, к которым нет снарядов? Чтобы давить противника их колесами?
Это были общие соображения, теперь более специализированные.
Вот Власов указывает, что некто: «укладывая эти боеприпасы вместе с годными и выделенными в запасы боеприпасы 3-4 категории, отдельные запрещенные виды боеприпасов также укладывая их в одни и те же хранилища, добиваясь настоящей путаницы в учете и отчетности по боеприпасам». Что в итоге получается?
Только что была 114 мм гаубица образца 1910 года английской поставки времен Первой мировой и довольно долго использовавшаяся в конной артиллерии, как более легкая, чем 122мм гаубица. Сейчас, правда, все или почти все орудия отправили в Испанию. Снаряд к ней из-за применения в нем такого нестойкого при хранении взрывчатого вещества, как лиддит, требовалось хранить отдельно от корпуса, чтобы взрывчатка не вступала в реакцию с металлом с образованием крайне чувствительных солей металла и пикриновой кислоты. Если на складе допустили помещение 114мм снарядов вместе со 122мм снарядами отечественного производства. заполненными безопасным при хранении тротилом, что может выйти в результате шалостей на складе?
1. 114мм снаряд. не лишенный взрывчатки, хранится вместе со 122мм, которые этого не требуют. При работах в хранении один ящик с ними уронили, произошла инициация пикратов с последующим взрывом лиддита в снаряде, и с последующей детонацией тротила в остальных снарядах.
Замечу, что основной массив склада располагался в городе, на считавшейся центральной улице Пролетарской, в 2300 метрах от железнодорожного вокзала и в 1700 метрах от завода имени Сталина и 125 квартирного дома, где жили стахановцы и начальники. Взрыв другого подразделения склада-мало не покажется электростанции и опять же заводу имени Сталина, только уже с другой стороны его. Любой желающий может поглядеть снимки и видео взрыва в Балаклее и представить, что бы творилось в городе.
2. Представим, что англичане-производители превзошли себя и снаряды тихо пролежали на складе до мобилизации, никого не взорвав. Вот склад должен отправить боекомплект на отмобилизование 25 и 74 стрелковым дивизиям. И тут обнаруживается, что часть боекомплекта нестандартна. А все думают, что ко всем гаубицам он есть! В итоге часть орудий либо вообще небоеспособна, либо требует какие-то дополнительных усилий по подвозу снарядов еще откуда-то. На все требуется дни и недели, поэтому какая-то батарея едет к границе, в бой, совершенно без снарядов.
3. Упоминалось, что 500 тысяч 76мм выстрелов к 76мм орудиям отремонтированы с дефектами, то есть опасны к использованию и требуют минимум ремонта, а то и списания.
Что это значит? Расход 76мм боеприпасов 1 армейской группой на Халхин-Голе составил 243 тысячи таких выстрелов. То есть два расхода на убедительную победу со стратегическими последствиями на этом складе испохабили.
4. «За 1936 год не было отправлено с запозданием до восьми месяцев 150 образчиков порохов». То есть контроль за степенью сохранности порохов сильно страдает. Что это значит? Изрядная часть заскладированных порохов сделана еще в Мировую войну, зачастую с отклонениями в технологии. Пороха военного производства, не вовремя загоревшиеся и взорвавшиеся, погубили итальянский линкор «Леонардо Да Винчи» и русский «Императрица Мария». А тут еще двадцать лет хранения…Еще раз напомню про расстояние от хранилищ до важных объектов города.
5. Про сбившийся учет боеприпасов уже и говорить не стоит.
Так что на складе творилось нечто неправильное. Какая была в том причина: «военно-фашистский заговор» или коллективное разгильдяйство-пусть читатель решает сам, Но отвечать за бардак с хранением взрывоопасных запасов кто-то должен. Чтобы не случалось такое, как в Оппау: «Взорвалось 12 тысяч тонн смеси сульфата и нитрата аммония, энергия взрыва оценивалась в 4-5 килотонн тротилового эквивалента.
В Оппау из 1000 строений 800 было разрушено, 7500 человек остались без крова. В результате взрыва были разрушены близлежащие деревни Франкенталь и Эдигхайм. Стоявшие на близлежащих станциях поезда были сброшены с путей, а в радиусе 70 км, включая города Людвигсхафен и Мангейм, были выбиты стекла во всех постройках, звук взрыва был слышен даже в расположенном в 300 км Мюнхене. После взрыва, оставившего воронку размером 90 на 125 м и глубиной 20 м, начался сильный пожар, который был потушен только через несколько дней. Жертвами катастрофы стали 561 человек, свыше полутора тысяч получили ранения и ожоги».
На описанном складе взрывчатки лежало побольше, чем эквивалент 4-5 килотонн тротила.

+2

42

AD написал(а):

На описанном складе взрывчатки лежало побольше, чем эквивалент 4-5 килотонн тротила.

Тут к полковнику Власову куча вопросов возникает, он же начальник.

0

43

Dimitriy написал(а):

Тут к полковнику Власову куча вопросов возникает, он же начальник.

Да,часть их я озвучу.
Может,знакомый специалист по подобным делам что-то подскажет.

0

44

Технически сомнительно:

AD написал(а):

Чтобы не случалось такое, как в Оппау: «Взорвалось 12 тысяч тонн смеси сульфата и нитрата аммония, энергия взрыва оценивалась в 4-5 килотонн тротилового эквивалента.


В Оппау был единый массив слежавшейся аммиачной селитры. На описываемом же вами складе - артиллерийские боеприпасы, в которых взрывчатка в одном отделена от взрывчатки в другом двумя стальными стенками и воздушным промежутком. И взрыв одного далеко не всегда приводит к взрыву других. Что продемонстрировали многочисленные взрывы и пожары на складах, в том числе - и в Балаклее.

Потому думаю, что лучше сослаться именно на взрывы и пожары на складах, после которых снаряды собирали на окрестных полях и огородах. Это не так эффектно, как взрывы больших масс взрывчатки (кстати, можно вспомнитьвзрыв "Монблана" в Галифаксе или французского корыта в Техас-сити ). Логичнее вспомнить взрывы складов на Ходынском поле (9 мая 1920 года) или базы Западного фронта в Вязьме летом того же года.

Ещё можно вспомнить взрывы в Архангельске во время Первой Мировой: "Барон Дризен" 17 октября 1916 и "Семён Челюскин" и "Байропиа" 13 января 1917.

Отредактировано Зануда (02-04-2017 22:12:01)

+1

45

Зануда написал(а):

В Оппау был единый массив слежавшейся аммиачной селитры. На описываемом же вами складе - артиллерийские боеприпасы, в которых взрывчатка в одном отделена от взрывчатки в другом двумя стальными стенками и воздушным промежутком. И взрыв одного далеко не всегда приводит к взрыву других. Что продемонстрировали многочисленные взрывы и пожары на складах, в том числе - и в Балаклее.


Вы забываете один такой неявный момент-старые склады не рассчитывались на новые ВВ,поэтому получалась такая вещь: старые хранилища могут сдетонировать последовательно,как это было в Бресте.Склад имеет часть построек старых,еще с 1870х годов.Так что может история повториться.
Это будет полегче,чем в Троппау,но будет ли лучше городу-не знаю.
И не могу исключить,что на складе есть химические боеприпасы.Слышал кое-что про их снаряжение там но не очень явно.
Да,городская больница в неполном полукилометре.
Вспоминать взрывы складов можно,но они не всегда описаны в открытой печати,особенно по жертвам.Разве что у Михайлова.

0

46

Но пусть даже она взорвется не сразу, как куча слежавшегося удобрения в Оппау, а последовательно. Это (теоретически) может уменьшить потери в людях, поскольку кто-то успеет удрать до взрыва ближайшего к нему хранилища, пока рвутся дальние, но сильно ли это лучше? Кстати, нельзя исключить, что на складе имелись и химические боеприпасы.
Но продолжим рассказ полковника Власова об «ужасах нашего городка»
--Трахтенберг хорошо знал о вредительском ремонте боеприпасов в мастерской склада, так как привлекался Поповым и Булгаковым к контрольным обследованиям в составе группы экспертов из состава мастерской «Б» бывшим начальником склада Кузьминым, к тому же уже в 1936 году отдельные сигналы отдельных товарищей о вредительском ремонте уже подавали, но тем не менее Трахтенбергом было принято отремонтированных 76мм выстрелов свыше 500 тысяч штук, явно вредительских, из них 30-40 процентов негодных к боевому использованию. Одновременно Трахтенберг эти вредительски отремонтированные выстрелы принял и направил в мобилизационный запас склада и части КВО.
Хорошо знал о запрещении сбора выстрелов из американских порохов «СП», а также и запрещении сборки выстрелов в мобилизационный запас из порохов с индексом «М», но тем не менее принимал эти выстрелы от мастерской, отправлял их в отдел хранения, мобзапас и части КВО. Зная хорошо, что мастерская собирает заряды №1 к 122 мм гаубице образца 1910 дробь 30 года со старой гранатой, он эти заряды закомплектовал к той же гаубице, но с гранатой повышенной дальности, что категорически и всегда запрещалось, о чем он никому не сигнализировал, а все эти заряды выделил в мобзапас и в такой же вредительской комплектации направил в части КВО.
Новые, заводского снаряжения 33-34 года 122мм снаряды перевозил из хранилища №4 в хранилище №9 во время дождя, чем достиг их большого оржавления, о чем скрывал до 1937 года, когда при проверке качества и количества боеприпасов этот факт был обнаружен. Эти гранаты были выделены в мобзапас склада, но фактически они без ремонта для стрельбы не годились.
В проводимом в июне месяце переучете никакого участия не принял, думая скрыть свою вредительскую деятельность, а также вредительское состояние боеприпасов, принятых от мастерской  склада, и направленных в мобзапас склада. Несмотря на этот саботаж, Трахтенберг уже тогда был взят на подозрение, но разоблачен несколько позже.
В числе 300 152мм гранат, направленных на завод на отстрел, отправил две гранаты с ввинченными взрывателями, не укрепив их надлежащим образом, что можно считать прямой диверсией, в пути следования. При разгрузке вагона только случайно не произошло взрыва этих гранат, а, следовательно, и всего вагона.
Ничем другим, как подготовкой диверсионных актов следует счесть систематическое запаздывание в отборе и отправке образчиков порохов на испытание в ЦКИХЛ, в частности случай самовозгорания пороха и взрыва хранилища был в 1925 году. Эти запаздывания в отсылке в 1936 году достигали 10 месяцев, а в 1937 году при большем контроле за этим-двух месяцев, что следует считать прямым   саботажем вопроса техники безопасности склада.
Также как Фостий, разоблачений врагов народа не вел, а, наоборот, старался скрыть от парторганизации свою связь с врагами народа, разоблаченными еще в 1936 году (Попов и Спивак со склада№29), старался сам лично замаскироваться под маской активиста-рационализатора, и этой своей кажущейся активностью и инициативой способствовал лучше маскироваться и остальной группе вредителей на складе. Вся практическая деятельность Трахтенберга является вредительской от начала и до конца его работы.
На этом Власов прекратил дозволенные речи и засобирался на службу, куда и отбыл, предварительно подписав свои показания.
АВТОРСКИЙ КОММЕНТАРИЙ.
Продолжение показаний добавило сведений о нарушениях техники безопасности. Хотя спрошенный специалист по данной теме не счел возможным взрыв неукрепленного взрывателя при транспортировке, тем не менее руководящие документы того требовали и сугубо требовали. Да, в те же времена немцы этим вообще не заморачивались, но у нас требовалось укрепление взрывателя и игнорирование требований по сбережению, и перевозки-как называется? Вот-вот, нарушение ТБ, могущее повлечь особо тяжелые последствия. Повторюсь, что вне зависимости от причин (заговор или не заговор), но так игнорировать технику безопасности нельзя и кто-то за это должен отвечать.
И вообще возникает некоторое подозрение, что к арестам Трахтенберга и Фостия приложил руку Власов.
Снова всплывают в памяти слова Иоанна Грозного, что Русская земля стоит не ипатами и стратигами(то бишь военными и гражданскими чинами), а попущением божьим.

+3

47

Но, получив такие показания, Гравель все же был недостаточно доволен. Ведь в основном они касались двух других фигурантов, самого Анатолия это касалось лишь отчасти. Разве что недостаточная активность в борьбе с Фостием и Трахтенбергом. Чтение лекций вместо него начальником склада-это как-то не звучало. Видимо, полковник недостаточно знал политработу, потому не мог свидетельствовать про ее развал так, как про фугасные гранаты старого образца. Поэтому в дело пошли показания политработников.
Первым был Иван Пирог, старший лейтенант, исполняющий обязанности военкома 12 местного стрелкового батальона. Военком сего батальона, как и у других мелких подразделений городского гарнизона, по своей линии подчинялся политотделу артсклада, посему наш Фельдман числился политработником дивизионного уровня.
--Столкнувшись с Фельдманом по партийной работе, я вынужден был констатировать полное отсутствие руководства партийной работой со стороны политотдела, зажим самокритики и контрреволюционную работу, направленную на развал партийной работы в 12 батальоне. За время моей работы в батальоне Фельдман был в нем два-три раза, причем не для работы. Приехал, пообедал в столовой и убыл. Красноармейцы батальона совершенно не знают его как начальника политотдела.
Ни одного раза он со мной не поговорил о партийной работе, несмотря на мои попытки получить от него какие-то руководящие указания. Я один раз попытался затянуть Фельдмана в ленуголки, показать их работу и получить руководящие указания, но он не стал со мной разговаривать, заметив, что об этом поговорит позже, а сейчас он должен ехать на торжественный обед. Буквально никакой работы в батальоне им не проводилось и состоянием партийной работы он не интересовался. Дивизионная партийная школа, не руководимая политотделом, дошла до полного развала. Только после заявлений отдельных коммунистов о состоянии дел Фельдман был вынужден созвать по этому поводу совещание. Когда же на нем прозвучала критика в том, что развал работы есть результат отсутствия руководства ею, Фельдман заявил, что совещание созвано не для критики, а для получения руководящих указаний, кричал на всех, кроме себя, но никаких руководящих указаний не дал, и дивизионная партшкола дальше стала двигаться к своему развалу.
Фельдман даже шел на компроментацию руководства 12 батальона. В батальоне в качестве врача работает Растворов, выходец из кулацкой семьи, разлагающийся тип, к своим обязанностям относится с преступной небрежностью. Был случай, когда больному красноармейцу некомпетентные лица ставили банки и причинили ожоги тела. Командование и политчасть поставили вопрос о Растворове перед политотделом.
Вызвав меня, командира и Растворова, Фельдман в его присутствии стал кричать на нас, что мы совершенно не помогаем санчасти. Дело же было не в этом, а Фельдман пошел на подрыв авторитета командования части, будучи в хороших отношениях с Растворовым.
Когда были представлены материалы на досрочное повышение званий, то Фельдман сильно задержал их у себя, а потом заявил нам, чтобы мы сами направляли материалы в округ, не дав заключений прямого начальника. В результате аттестация запоздала и званий никому не присвоили. Мою аттестацию, которая была ему направлена за два месяца до его ареста, случайно обнаружили в ящике его стола среди разных бумаг, разбирая их после ареста.
Таков был стиль руководства Фельдмана, который свелся к ничегонеделанию, направленному на развал партийной работы и потому пришлось вести ее своими силами, без какого-либо руководства ею.
И, как гвоздь в крышку гроба:
--Поэтому деятельность Фельдмана иначе как вредительской назвать нельзя.
АВТОРСКИЙ КОММЕНТАРИЙ.
Иван Ильич Пирог, конечно, оригинальный тип, постоянно желающий руководства собой и стонущий, что оного не производят.

Впрочем, мы еще встретимся с ним- на очной ставке с Фельдманом и в 1956 году.
Растворов и его подчиненные, ухитрившиеся банками причинить ожоги-это тоже «в самом деле перлы». Даже придумать сложно, как можно прижечь кожу при постановке банок? Разве что ронять горячую банку на спину? Или облить его горящим спиртом?
Вторым будет секретарь парторганизации и инструктор политотдела товарищ Яхнич Марк Борисович. Допрошенный в один и тот же день с Пирогом, он дал следующие показания.
--Я столкнулся с Фельдманом по работе в политотделе военсклада и должен сказать, что деятельность Фельдмана является явно вредительской, направленной к развалу партийной работы.
Далее Марк Борисович привел те же самые примеры развала, добавив лишь, что среди вольнонаемных рабочих политработа так и не разворачивалась, никакой работы с ними Фельдман не проводил, отчего низовой актив не формировался, да еще и на склад попадал антисоветский народ. Все попытки партийного актива, направленные на улучшение партийной работы, встречали сопротивление со стороны Фельдмана.
В итоге промфинплан за последние два месяца его работы был выполнен только на 64 процента, план снижения себестоимости не выполнен, но допущен перерасход средств в сумме 18169 рублей.
Это еще один гвоздь. Уже третий свидетель говорит о развале партийной работы, то есть невыполнении своих прямых обязанностей Фельдманом. И второй, указывающий на крупные недостатки в деятельности склада, на котором он является военкомом, то есть страдает не только партийная работа, но и иная.
Оба свидетеля сказали все, что нужно Гравелю, он их даже практически не спрашивал. Только начинал с просьбы рассказать о Фельдмане, как они сообщали все необходимое. Вторым вопросом был следующий: что вы еще можете добавить? Добавлять у обоих было нечего и на этом допрос заканчивался.
Вспомнив, что за документы уже имелись у следствия о принадлежности к группе заговорщиков, можно увидеть, как петля потихоньку сжимается вокруг шеи Фельдмана. Теперь дело остается за тем. чтобы получить признание с его стороны, что все так и есть, он член военно-фашистского заговора и все это он делает не просто так, а выполняя инструкции заговорщиков.

+3

48

Немного забежав вперед, стоит сказать, что в состав объединенной группы заговорщиков на военскладе Анатолий не вошел, хотя дела их шли практически параллельно и копия показаний начальника склада Власова в некоторых делах присутствовала. Но там имелся такой вот документ с грифом «Совершенно секретно».
Адресован он был работнику областного управления лейтенанту госбезопасности Богатько, и в нем сообщалось, что согласно полученной информации на Кузьмина (бывший начальник цеха мастерской «Б») бесспорно выявлено следующее:
1. Вредительское составление промфинплана для чрезмерного повышения себестоимости операций путем введения в него совершенно ненужных работ, например:
а) утруска зарядов патронов 76 мм полковых пушек на вибрационной машине (ненужная операция)
б) закраска старых клейм на укупорке-производится в другой мастерской
в) различные подноски и относки снарядов внутри цехов мастерской (много излишних)
Благодаря этому образовался излишек денег в мастерской и маскировалась другая вредительская работа в ней.
2. Устранение ряда важнейших контрольных и поверочных операций, что делалось только с ведома и согласия Кузьмина, являвшегося техником –плановиком мастерской. Эти операции в калькуляцию стоимости ремонта включались и средства на них отпускались, но они шли в фонд экономии мастерской, а, следовательно, и оценивались в то время, как результат хорошей работы.
Это приводило к выпуску из мастерской продукции следующего качества:
А) перекос патронов до 30 процентов
Б) расхождения стыка ведущего пояска снаряда и гильзы с боевым зарядом до 40 процентов.
В) Ржавчина в очке шрапнелей до 20 процентов.
Эти цифры характеризуют все выпущенную в мастерской продукцию в период 1934-1937 года и исчисляются десятками тысяч выстрелов. Это подтверждается при проверках имущества комиссиями.
3.Установлена в сборочном пушечном цеху вторая поверочная камера, которой исправлялись патроны с перекосами, которое приводило к отхождению снаряда от гильзы и потом к нарушению герметичности боевого заряда.
4. употреблялись при ремонте пороха американской доставки СП, что было запрещено в 1935 году (год в документе исправлен чернилами).
А) даже после получения вторичного указания в мастерской было собрано в декабре 1936 года 20 тысяч снарядов с порохами (наверное, здесь не хватает слова «этими»)
5. получаемые пороха при их замене запутывались, и под видом «бесклейменных» и тоннами отправлялись в отдел комплектования. лишая возможности пустить эти пороха на переделку (дописано чернилами, но не очень четко –«этим самым их довести до самовоспламенения).
А) не проводили контрольный осмотр этих порохов, чем допускали нахождение в них камней гвоздей, щепок и мусора, что вызвало в 1937 году необходимость частичной проверки этих порохов и перерасход денежных средств на их поверку и пересылку.
6. оборудование мастерской два года не ремонтировалось, чем доведено до состояния, требующее капитального ремонта с полной разборкой и переверкой.
7.Было сознательно изъято из употребления все калибровое хозяйство склада, никаким мерительным инструментом не пользовались вовсе.
А) контрольно-мерительный инструмент, не бывший в употреблении, из мобзапаса изъят и заменен бывшим в употреблении.
8.пересмотр и ремонт вредительски выпущенной продукции за период 1934-37 года только на хранящуюся на складе продукции обойдется приблизительно в 800 тысяч рублей. В такую же сумму, если не более. Обойдется ремонт выпущенной ими продукции, отправленной в части за тот же период.
Подписано: начальник военсклада интендант 2 ранга Власов
Военком склада Фельдман.
То есть как бы Анатолий осудил вредительскую деятельность на складе, правда, не конкретно Фостия, Трахтенберга или бывшего начальника склада, но их подельника Кузьмина. Что как бы выводит его из организации участников военно-фашистского заговора на складе, но…
По составлению документа: введение одного пункта «а)» в нужную часть отчета-это особенность документа, а не деятельность автора, для чего-то выкинувшего пункты б) и далее по алфавиту.
Несколько слов по содержанию отчета, поскольку большинство читателей к хранению боеприпасов отношения не имеют, а оттого и знаний в этой области.
Ну, то что 20-40 процентов брака-это плохо-может представить себе любой читатель, поглядев на только что купленную вещь. Даже если это коробка спичек, он, пользуясь такими, измается и неоднократно обложит бракоделов, из-за которых он никак не может поджечь газ под чайником.
800 тысяч убытка -это много и по нынешним временам, а сколько тогда это было?
В 1936 плановые цены на 76мм выстрелы колебались в зависимости от вида от 97 до 146 рублей. 122мм выстрелы-от 186 до 245 рублей. Тысяча штук винтовочных патронов-160-172 рубля.
Танк Т-26- 61 тысяча рублей, винтовка- 90 рублей, противотанковая пушка-10 800 рублей. Пулемет Максима, но без станка-1152 рубля.
Сумма приближается к стоимости вооружения стрелкового полка, особенно, если вспомнить, что полки мирного времени обычно не совсем комплектны.
Введение ненужных, но оплачиваемых казной операций нынешнему читателю понятно без слов. Правда, Трахтенберг и Кузьмин не могли, в отличие от современных городских чиновников, всю сумму за «ремонт дорог» сразу себе прикарманить, но премию за экономию денежных средств получить-вполне.
Теперь по несоблюдению геометрии, то бишь по перекосу патронов, стыкам гильзы и прочему. Несоблюдение геометрии боеприпасов при выстреле-путь к разрыву ствола, выходу орудия из строя и гибели части расчета. Хорошо, если просто снаряд просто не смогут дослать в ствол и закрыть затвор и придется его извлекать(это тоже непростая операция. но уж ладно). А если разорвет ствол? Кошмаром артиллеристов еще долго были выстрелы поставки 1915 года с множеством дефектов изготовления, от лишних миллиметров в размере до некачественной латуни в гильзах. И именно поэтому случались десятки и сотни (а во Франции и тысячи) разрывов стволов орудий при стрельбе.
Шатание снаряда в гильзе и ржавчина в гнезде под взрыватель (тогда называемым «очком») просто не допускались. Выявленные выстрелы с этим требуют ремонта, а допустившие это ответственные лица наказаниям разной степени, в зависимости от степени причастности. Больно опасная это вещь-вольности и нарушения техники безопасности в изготовлении, ремонте и сбережении боеприпасов.
Вот пример, к чему может это привести. Завод №53 в городе Шостке одно время был замешан в следующем: он самовольно изменял форму капсюльной втулки, добиваясь того, что она больше нормативного выступала из донышка гильзы. Заводу это приносило профит в том, что при испытаниях пробных партий торчащая капсюльная втулка лучше срабатывала, отчего снижался процент брака и улучшался прием партий военной приемкой. Для пользователей, то есть артиллеристов, это было чревато досрочным срабатывание капсюльной втулки от случайных причин. В 1940м году, возможно, из-за такой вот «новации» случился взрыв на зенитной батарее. Капсюльная втулка сработала до закрытия затвора. Снаряд не взорвался, но воспламенился порох в гильзе и разорвал ее. Поскольку затвор еще не был закрыт, то осколки разорвавшейся гильзы раскидало по сторонам. Один из расчета убит двое ранены, один из них в глаз.
И стоит добавить, что кроме прямого ущерба сколько еще будут зенитчики полка при каждой стрельбе опасаться нового нештатного срабатывания и осколков в глаза?
Комплектация выстрелов запрещенным к использованию порохом-это грубое нарушение. 20 тысяч выстрелов с нарушениями-что это значит?
Норма расхода снарядов на орудие на день напряженного боя 1941 года для полковой пушки составляет 100 выстрелов (или 70 процентов боекомплекта). Всего таких дней напряженного боя планировалось 60 на первый год войны, из них на первые 4 месяца только 22. То есть это боезапас для полковых пушек стрелковой дивизии на четыре месяца войны.

+3

49

Dimitriy написал(а):

AD написал(а):

    На описанном складе взрывчатки лежало побольше, чем эквивалент 4-5 килотонн тротила.

Тут к полковнику Власову куча вопросов возникает, он же начальник.


К нему вообще фатальные вопросы возникают по этому поводу.
Тут такой дикий самооговор получается, что Власова надо вязать сразу как протокол подпишет.
Единственное, почему этого может не случиться - низкая квалификация следователя по этому конкретному вопросу.

Кстати - что касается ремонта выстрелов 76-мм, - нет ли подробностей?
А то как бы это не те ремонты, что были из-за легендарного МД-5.

0

50

AD написал(а):

Но пусть даже она взорвется не сразу, как куча слежавшегося удобрения в Оппау, а последовательно. Это (теоретически) может уменьшить потери в людях, поскольку кто-то успеет удрать до взрыва ближайшего к нему хранилища, пока рвутся дальние, но сильно ли это лучше? Кстати, нельзя исключить, что на складе имелись и химические боеприпасы.


Хочется заметить, что на складах в КОВО хранилось значительное количество боеприпасов с фосгеном.
И хотя, по словам, не помню кого именно, к концу 30-х, все катастрофы с разлитием фосгена уже случились и проржавевшие снаряды утилизированы - всего мы точно не знаем.
Так что, кроме банальной детонации тех же мелинитовых боеприпасов(которые точно были, потому что использовались в ВОВ впоследствии), могли получить и небольшую катастрофу с разлетающимися болванками с фосгеном.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » АВГУСТ