Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » АВГУСТ


АВГУСТ

Сообщений 71 страница 80 из 89

71

Попов 7 ноября 1939 года допросил гостя из-за кордона (настоящий пограничник и в праздники трудится) и поинтересовался многими вопросами. Гость сообщил, что целью его визита в СССР является желание повидаться со своими родственниками в Кременчугской области (Попов упорно стоял на своем), а именно двумя братьями и сестрой. Все уже. дескать, люди старые, надо бы и повидаться, не полагаясь на почту. Сергей Петрович добавил, что. если будет такая возможность, то хотел бы переехать на постоянное место жительства в СССР, а также перевезти жену и дочек.
Нестройный не назвал никого, кто ему помогал в переходе границы, дескать, шел и шел, иногда спрашивая дорогу. ночуя и покупая еду. А у кого-не помнит. Живет он в Чехословакии (Сергей Петрович последние политические изменения явно игнорировал), занимается крестьянским трудом на своем участке, а поскольку плодов его на жизнь не хватало, он и подрабатывал у более богатых соседей, убирая урожай.
Добавил, что последнее письмо от братьев получил с полгода назад.
В 1935 году он обращался в Польское консульство в Праге за разрешением о проезде через польскую территорию в СССР, но получил отказ.
В общем, это все, хотя есть невнятное упоминание в службе у Петлюры и у белых в гражданскую войну.
И в тот же праздничный день   было составлено постановление о направлении Сергея Петровича в распоряжение Полтавского УНКВД для продолжения следствия по его прегрешениям. Пока по статье 80, тот есть все тот же незаконный переход границы.
Или у товарища Попова сработало следовательское чутье, что не так прост Сергей Петрович. как он пытается прикинуться, или на недавно приобретенных землях у НКВД не было возможности заниматься следственными делами в нужном объеме, потому часть работы перебрасывалась на коллег, работающих в более стабильной обстановке.
И Сергей Петрович, и его бумаги последовали в восточном направлении в ту самую Полтавскую область, куда он так хотел. 25 января 1940 года его первый раз допросили в Полтаве. Кстати сказать, полгода отсидки, которые ему полагались за переход границы медленно, но верно истекали.
Сложно сказать, насколько он был знаком с законодательством СССР, впрочем, в тюрьме всегда найдутся знающие люди, что просветят незнающего, что там ему светит. По крайней мере, в одной камере с ним сидели два перебежчика из Венгрии. Но если Сергей Петрович надеялся, что так срок его и кончится, пока он путешествует по этапу, то это были тщетные надежды. Потому что у следователя Щербинкина именно 25 января всплыла другая статья, а именно 54-13.
А это было пострашнее: «активна діяльність проти революційного руху при цараті та під час громадянської війни: розстріл або оголошення ворогом трудящих з конфіскацією майна і з позбавленням громадянства»-языком оригинала. В переводе: «активная деятельность против революционного движения в царский период и во времена гражданской войны. Санкция: расстрел или оглашение врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства.»
Приплыл Сергей Петрович в заранее расставленный капкан, долго его дожидавшийся, но, наконец, захлопнувшийся. Прямо иллюстрация к притче о опасности желаний, ибо они могут сбыться так, что об этом пожалеешь.
Да, о этом в фольклоре и литературе полным-полно примеров. Иногда юмористических как рассказ О. Сулейменова о шепелявом крестьянине, который разное просил у бога, но понимали его своеобразно. Когда он просил дождь, ему посылали дочь (итого аж семь), когда попросил косу, чтобы косить траву, небеса его поняли так, что он стал косить глазами.
Или известная история про лепрекона, который требование отдать горшочек золота выполняет так, чтобы горшочек очутился внутри просившего, на радость злобной твари.
Найдутся еще подобные истории. Вот теперь к ним присоединится история Сергея Петровича: хотел увидеть родную Полтавшину,и увидел ее-в виде Полтавской тюрьмы и Полтавского областного суда. Хотел увидеть братьев-он их увидит. На следствии и так, что сам не рад будет встрече.
И двадцать пятого января он встретился с лейтенантом госбезопасности Щербинкным. К концу допросов у Ивана Ефимовича Щербинкина набралось оснований для той самой тринадцатой части.
Ибо Сергей Петрович показал, что в 1917 году он вступил в полицию гетмана и служил там в отряде поручика Соколова или Соколовского (тут его подводила память). «Когда крестьяне Кременчугского уезда стали поднимать восстания против помещиков и отбирать у них землю, отряд (и я в том числе) был направлен на подавление восстания. Отряд предпринимал карательные меры по отношению к крестьянам, арестовывал их, отбирал имущество и передавал его помещикам.»
Когда же уезд был занят петлюровскими войсками, то отряд, боясь репрессий, разбежался. Сам же Нестройный, еще более боясь репрессий, оказался в городе Мелитополе.
В Мелитополе вскоре появился отряд Красной гвардии под командованием Дыбенко, в который и вступил Сергей Петрович, причем добровольно.
После нескольких боев (а с кем-Нестройный не знал), он дезертировал, и вернулся в родной хутор. Но там не задержался дольше нескольких дней и дальше начался его поход по странам и землям. Одесса, Румыния и далее, пока он не обосновался в Чехословакии.
А дальше Сергей Петрович вспоминал, что отряд Соколовского репрессировал крестьян в селах Бабичевка, Врублевка, Кагамлык и Песчаное.
Вспомнил и двух жителей села Кагамлык - Чирву Алексея и Середу Николая, что репрессировались отрядом. Были и другие, но память Нестройного их фамилии не сохранила.

+1

72

Но 25 января 1940 года оказалось, что за Сергеем Петровичем числится много чего. В этот день он рассказал лейтенанту госбезопасности Щербинкину следующее:
«В 1917 году я поступил на службу в полицию гетмана в городе Кременчуге. Командиром отряда был поручик Соколов или Соколовский, точно не помню. Когда крестьяне б. Кременчугского уезда стали поднимать восстание против помещиков и отбирать у них землю и имущество, отряд Соколовского, в том числе и я были направлено на село усмирять крестьян. Указанный отряд в ряде сел проводил карательные меры по отношению к крестьянам, арестовывал их, отбирал имущество и отдавал помещику».
Далее Полтавская губерния была занята петлюровскими войсками, и отряд Соколовского разбежался. Сам же Нестройный, боясь репрессий за службу в карательном отряде, бежал в город Мелитополь, где и находился некоторое время. Когда же город был занят красным отрядом под командованием Дыбенко, он поступил к нему на службу. После первых боев с какими-то войсками (какими именно, Нестройный не помнит) он дезертировал и уехал на родину. Там он оставался недолго, всего два-три дня, взял продукты, одежду и выехал в Одессу.
Зимой 1918 года он направился из Одессы в Бессарабию, где перешел румынскую границу и около двух недель находился под арестом. Затем, по его просьбе был переброшен в Закарпатскую Украину, имея цель пробраться во Францию.
На сем мы пока остановимся, ибо пришла пора поговорить о новых усмешках Истории над подследственным. Усмешка следующая: человек больше двадцати лет проводит за границей и возвращается домой, чтобы перед смертью поглядеть на родных, и приходит к своей смерти, потому что служба в карательном отряде и репрессии против крестьян-это 13 часть статьи 54, а в ней санкция-расстрел с конфискацией имущества. Шел, шел и дошел до реализации своих слов.
И еще одна усмешка - забвение своего прошлого и замена реальной картины его некими псевдовоспоминаниями беспощадно карается Историей. Вплоть до высшей меры социальной защиты.
И, отметим, еще, что Нестройный очередной раз попался на лжи. На первой странице протокола допроса он сообщает, что в Красной армии не служил, а через две страницы рассказывает, что поступил на службу в отряд Дыбенко, который называет отрядом Красной Армии. но из него дезертировал. То, что он путается в годах и последовательности событий - само собой разумеется.
Следователь спрашивал еще о многом-один ли он бежал в Румынию. кого он знает из белоэмигрантов, живущих неподалеку от него, об аресте за незаконный переход польской границы, и были ли репрессии со стороны чешских властей, когда он вернулся из польской тюрьмы и прочее.
Спросили, конечно, и про то, не связан ли он с иностранными разведками и не имел ли заданий от них, но Нестройный отрицал это и сообщил, что шел по собственному желанию и имел цель повидаться с родными и остаться на жительстве». На вопрос о том, почему он ходил через границу нелегально, а не возбудил ходатайство о том, чтобы приехать обычным путем, то есть законно- ответил, что в 1929 году был в Советском консульстве в Праге и просил о возможности возвращения в СССР, но в этом ему было отказано. В 1935 году он просил в польском консульстве разрешения на проезд в СССР через польскую территорию, но тоже получил отказ.
Но нужное для статьи 54-13 Нестройный уже сказал. Теперь это следовало подтвердить показаниями свидетелей и очными ставками.
Этим занялись сотрудники Глобинского РО НКВД, опросившие односельчан Нестройного.
Настал день 8 февраля,
Dies irae, dies illa solvet saeclum in favilla.
(День гнева, тот день,
повергнет мир во прах,)
Свидетель Шатравка Дмитрий Александрович 1897 года рождения.
«Летом 1918 года в селе Бабичевке я был арестован и отведен в имение Котляра Василия, в аресте меня принимали участие …Нестройный Сергей»
Середа Андрей Захарович 1892 года рождения
«В 1918 году Нестройный Сергей являлся активным участником карательного отряда, который находился в хуторе Левченка.
…Нестройный Сергей и Черныш главным образом охотились по поимке красных партизан. Был пойман я, Чирва Федор Александрович (уже умерший), Шатравка Дмитрий из Бабичевки, Пятибрат Иван Васильевич.
После, когда нас поймали, нас стали избивать в экономии Котляра Василия. В избиениях принимал активное участие Нестройный Сергей.
Я помню, когда меня стали избивать до крови, я с плачем обратился к Нестройному Сергею так он покрыл меня матерной бранью и сказал «А помнишь, как ты организовывал подпольное собрание против нашей власти?» и после этого меня стали бить еще больше. Меня за участием Нестройного били три или даже больше разов.
Нестройный Сергей выдал Чирву Александра, за то, что его сын был из красных партизан. Чирва Александр после избиений болел и рано умер в 1923-24 годах.
…В избиениях Чирвы Александра принимал участие Нестройный Сергей…
Я помню такой случай - когда я сидел избитый в амбаре, то Нестройный Сергей пригнав им же пойманного красного партизана Сову Николая, избитого до крови, замученного. И он мне тогда сообщил, что Нестройный  Сергей гнав его три километра и все время избивал. Привязав он его к лошади, на которой он ехав и гнав ее в полную рысь, а Сова бежав под ударами нагаев Нестройного.
В 1918 году Нестройный вместе с Чернышем расстреляли организатора комбеда Мокринского Ивана …Они же расстреляли двух братьев Лихачевых …под Устимовкой…»
Нестройный Степан Лаврентьевич 1883 года рождения, старший брат подследственного.
«...В июне 1918 года добровольно вступил в карательный отряд, это было при немцах…
Я вспоминаю в 1918 году, когда мой брат Нестройный Сергей, будучи в карателях, приходил домой, то что наш отец Нестройный Лаврентий (уже умерший) несколько раз его просил бросить карателей, то он всегда заявлял «Це моя справа, я не маленький и я знаю, за что борюся»…
…Нет, я даже не раз уговаривал его бросить и не издеваться с народа, но он…. с угрозой говорил «перестань меня уговаривать, я знаю, что делаю».
Еще брат добавил про службу Сергея в гайдамацком полку перед карательным отрядом.
Нестройный Федор Лаврентьевич 1899 года рождения, младший брат подследственного.
… «Не знаю, есть ли он.» …
«...В 1918 году при немцах вступил в отряд карателей»…
«…Я его не видел с 1918-19 годов, мне ничего о нем больше сказать не могу, кроме того, как что он непримиримый враг народа, каратель»
Слова младшего брата звучат особенно ярко по отношению к подследственному, как человеку, о котором осталась лишь злая память, а его самого –нет.
А слова Сергея Лавреньтевича из 1918 года вообще прямо сочатся сарказмом по отношению к нему же: «Я знаю, что делаю» «Я знаю, за что борюся». Вот он и доборолся до скромной крестьянской доли далеко от дома, когда, чтобы хватило хлеба семье, вынужден работать на других. Все это он мог иметь и при старом порядке и не уезжая от дома. И стоила ли пролитая кровь односельчан клочка земли за многими границами?
Но это был еще не конец, это был день вынесения книги.
«Liber scriptus proferetur in quo totum continetur unde mundus judicetur»
14 февраля была проведена очная ставка между Дмитрием Александровичем Шатравкой и Нестройным. Шатравка узнал Нестройного, тот его –нет. Но оба подтвердили, что ранее в споре не были. Шатравка подтвердил свои предыдущие показания, Нестройный же сказал, что из них подтверждает лишь то, что конвоировал партизана Сову, действительно избитого, но не им, а другими. Арестовывал Сову опять же не он.
Шатравка подтвердил еще раз им сказанное.
15 февраля 1940 года состоялась еще одна очная ставка с свидетелем Середой Андреем Захаровичем, ранее давшим пространные показания про деяния Нестройного.
Оба участника друг друга узнали сразу, правда, ничего о отсутствии споров между ними не сказали. И понятно, почему.
Середа показал, что Нестройный являлся активным участником карательного отряда при гетмане в 1918 году.
Опираясь на это, 13 марта 1940 года ему было предъявлено обвинение не только в нарушении госграницы, но и в участи в карательном отряде  и активном участии в борьбе против революционного движения на Украине в 1918году.
Дезертирство из отряда Дыбенко следствием учтено не было. Возможно. в связи с тем. что бывший командир Заднепровской дивизии сам был репрессирован.
20 апреля 10940 года проведен очень короткий допрос Нестройного, где ему было задано всего два вопроса.
1.Признает ли он себя виновным в том, что в 1918 году участвовал в карательном отряде, а в 1939 году нарушил госграницу?
Нестройный подтвердил, что признает себя в этом виновным.
2.Занимался ли Нестройный антисоветской деятельностью будучи за кордоном?
Нестройный сказал, что не занимался.
На сем допрос был завершен.
20 апреля же были ему предъявлены материалы следствия, с которыми он был ознакомлен, но ничего в свою защиту добавить не смог.
А далее его ждал суд. не тройка, ни двойка, а самый настоящий областной народный суд в городе Полтаве.
Между тем, произошло еще одно важное событие- материалы дела были направлены в прокуратуру УССР. Дело в том. что в 1927 году в честь десятилетия Революции была объявлена амнистия, поэтому требовалось установить. подпадает ли Нестройный под эту амнистию. Как оказалось-не подпадает, что и было отражено в сообщении Прокуратуры УССР от 1 августа.
Пока готовился судебный процесс, прокуратура Полтавской области 7 августа исследовала материалы предварительного следствия, нашла их достаточно полными и придала обвинительному заключению силу обвинительного акта и пр.
Lacrimosa dies illa
qua resurget ex favilla
judicandus homo reus.
(Плачевен тот день,
когда восстанет из праха
для суда грешный человек.)

+3

73

Вопрос к читателям.
Что было бы вам интереснее- еще рассказ про прелести артиллерийского склада или про польскую"шпионскую организацию"железнодорожников в Полтаве?

0

74

AD написал(а):

Что было бы вам интереснее- еще рассказ про прелести артиллерийского склада


Мне интереснее про склад. Про железнодорожников информированная интуиция подсказывает, что их расстреляли.

0

75

Согласен, склад интереснее.

0

76

Спасибо за внимание.
Тогда приготовьтесь к множеству цифр, невложенным вкладным детонаторам похеренной пожарной безопасности, взрывателям,хранимым в здении БЕЗ КРЫШИ и прочим скучностям бытия.
  http://read.amahrov.ru/smile/rofl.gif

0

77

Но следует отвлечься от дела самого Нестройного,а заглянуть в иное следственое дело.в котором он тоже оставил свой след.
Это дело выодца из Польши Болеслава Краснодемского,который в тот момент находился в одной камере Полтавской тюрьмы с Нестройным.
В протоколе допроса Нестройного от 4 марта отражено, что вместе с ним содержались еще четыре человека, в том числе Краснодемский и Мастей, который назван перебежчиком из Венгрии. Если опустить показания на прочих, то о Краснодемском свидетель сообщил следующее:
Находится вместе с ними с конца февраля 1940 года. Краснодемский постоянно проводит контрреволюционную агитацию. Как пример свидетель привел, что «В Советском Союзе очень большая дороговизна, ни продуктов, ни товаров нет, население голодает, одна картошка стоит один рубль, скот подыхает из-за отсутствия кормов.» Эти слова выделены как речь Краснодемского.
Также Краснодемский говорил, что в Польше было жить лучше и приводил пример, что за один злотый там можно было прожить лучше, чем в СССР за 100 рублей (текст подчеркнут красным карандашом). Когда Краснодемского попросили высказаться о международном положении, то тот рассказал, что: «Война не закончена в Финляндии. Советскому Союзу объявили войну Швеция, Норвегия, Франция, Англия и Америка. Весной немцы заключат с ними союз и выступят против СССР. По железной дороге пассажирские поезда остановлены, не ходят, а только рабочий поезд от Кременчуга до Ромодана. Железная дорога загружена перевозками на оборону. Перекидывается: артиллерия, пехота, кавалерия, танки и т.д.» Еще Краснодемский на вопрос одного из сокамерников сообщил, что с ним в СССР приехало около 60 семейств «в Глобинский район, и около половины куда-то бежало. Если бы был не дурак, то бежал бы за границу».
Про вступление разных войск в Польшу Краснодемский сообщил, что когда немцы заняли Польшу, то население увидело сильно вооруженную армию, солдаты веселые, физически здоровые, а когда пришли красноармейцы, то шли пешком, измученные, худые, голодные, куда им против немцев» (в текст поясняющая вставка, что это относится к «красным»).
5 апреля на следующем допросе тот же свидетель показал, что он Краснодемского знает около полутора месяцев. За это время он (то есть Краснодемский) проявил себя как человек, который недоволен советскою властью, мало этого, он ярко высказывается против советской власти. Он говорит, что программа большевиков правильная, но они по программе этой не идут. Хорошо в СССР живут только прокуроры да НКВД. «Я вот имею в СССР 200 рублей, заработанных в Польше (очевидно, свидетель путает со злотыми). Если и выйду на волю, все равно на работу не выйду, убегу все равно.» Восхвалял бывшую Польшу, жалеет, что поехал в СССР.
Но в последнее время стал иначе себя вести, больше молчит, не разговаривает.
Свидетель начал свои показания с того, что ответил на вопрос о том, что хотел бы рассказать о Краснодемском. А спрашивал его следователь: «О чем вы сегодня хотите рассказать?». Текст его показаний записан в виде изложения, хотя начинался как чередование вопросов и ответов.
Есть показания и на другого сокамерника по фамилии Клиорин.
Все это фактически то, что называется «внутрикамерный агент». Пусть даже не штатный, а добровольный. Возможно. Сергей Лаврентьевич ощутил что-то опасное для себя в движении своего дела и решил как-то задобрить следователя-вдруг это поможет.
Не помогло.
5 сентября дело Нестройного было заслушано в судебном заседании. Председательствующий-Уризченко народные заседатели-Потапов и Яковенко при секретаре Слуцкой при участии прокурора Сметана и защитника Ольховской.В судебном решении факты участия Нестройного в карательной деятельности нашли подтверждение. Показания свидетелей Шатравка, Середа и обоих братьев подсудимого нашли место в приговоре.
Вынесен приговор-расстрел.
Нестройный подал касационную жалобу, в которой он просил смягчить приговор.
Доводы в защиту были такими, что он попал в карательный отряд случайно, так как служил в полиции под начальством того самого Соколовского, который ему приказал отправиться в имение Котляра для его восстановления. Таким образом, в карателях он оказался как бы не ведая, куда идет. Он был неграмотным и неразвитым. и не до конца понимал, в чем участвует. В насилиях над крестьянами участия не принимал, только отконвоировал одного арестованного, а в избиениях и расстрелах участия не принимал.
Далее он убыл подальше, но при этом воспользовался деньгами помещика Котляра, чтобы уйти (а вот этого он на предыдущих допросах не говорил). Свою вину он осознал, рассказал правдиво о своем прошлом, поэтому просит заменить расстрел лишением свободы
Прокуратура на кассационную жалобу ответила, что она удовлетворению не подлежит, так как подсудимый был ярым противником советской власти и расстреливал революционно настроенных крестьян, издевался над ними, потому оснований для смягчения приговора не усматривается. Подписано прокурором Деевым и утверждено прокурором УССР Ячениным.
30 сентября Верховный Суд УССР в составе председателя Ольшвангер, членов Половневой и Стеценко при прокуроре Дееве разглядывал в кассационном порядке жалобу Нестройного на приговор Полтавского облсуда и в удовлетворении ее отказал, а приговор областного суда был оставлен в силе.
Приведенные доводы Нестройного о снижении тяжести наказания были сочтены «не заслуживающими внимания, так как он совершил очень тяжкое социальноопасное преступление».
Нестройный написал и ходатайство о помиловании в Президиум Верховного Совета СССР. Это ходатайство было рассмотрено на заседании Президиума Верховного Совета СССР 29 .10.1940 года. Согласно выписке из протокола №7 дробь 84 приговор Полтавского суда был оставлен в силе.
«Сколь верёвочка ни вейся —
Всё равно совьёшься в плеть!»
И марш по Румынии, Италии. Франции, Германии, Чехии только оттягивает неминуемый конец.
«Сколь верёвочка ни вейся —
Всё равно укоротят!»
21 ноября 1940 года, согласно предписанию 4056464, проходящему под грифом «совершено секретно» осужденной под усиленным конвоем был доставлен из тюрьмы №1 в внутреннюю тюрьму УНКВД.
В тот же день в 13.15 приговор был приведен в исполнение во внутренней тюрьме Полтавского областного управления НКВД комендантом младшим лейтенантом госбезопасности Балаклиевским и ответственным дежурным по УНКВД Кировым в присутствии зампрокурора по спецделам по Полтавской области Малого. Труп был предан земле в присутствии товарища Балаклиевского.
На волне реабилитаций конца 80з-начала 90 х годов дело Нестройного также рассматривалось на предмет того, не подлежит ли он реабилитации. Нет, не подлежал.

+3

78

AD написал(а):

Это дело выодца из Польши Болеслава Краснодемского,

выходца...

0

79

Андрей Федоров.
Сны в летнюю ночь меня не оставили в покое. Словно я случайно подписался на рассылку или бонус в тысячу бесплатных сообщений, оттого они и шли ко мне.
Вот и случилась история из серии «иди и смотри». В полутьме ноги несли меня по коридору,в боковых стенах которого были вырезаны ниши. Так вот идешь мимо беленых известкой стен, а через сколько-то шагов подходишь к темной нише, как бы закрытой пленкой или стеклом. Рука через него не проходит, но взгляд -вполне, сначала еще темновато, но потом вглядишься и обнаруживаешь картинку и надписи под ней и вокруг.Сделаешь шаг назад-картинка медленно гаснет, как будто взгляд ее активировал, а теперь, когда он ушел,то можно снова затухать.
Все это мне отчего-то напоминало подземные галереи Киево-Печерской Лавры, там,где лежат мощи святых. Сам я в них не бывал-как-то не сложилось, и когда приехал в Киев,то, хоть и дошел до лаврских ворот, внутри не побывал, а тем более в подземельях. Только все выглядело,как если бы монахи заменили нетленные тела голографическими изображениями. Я не очень уверен, что Лавра стала бы этим заниматься,но виденное именно так воспринималось.
Глядишь в окошко памти и читаешь:
Мрачковская Каролина Антоновна 1905 года рождения,место рождения – Проскуровская область, место жительства- село Рубановка Машевского района, работала в колхозе «Красный Октябрь», полячка, подданство и гражданство СССР, соцпроисхождение –крестьянка-кулачка. не грамотная(так и записано раздельно), муж  Михаил Иванович, арестован органами НКВД, сын Станислав 15 лет.
Справка: Мрачковский Михаил Иванович 1900 года рождения в порядке приказов №№ 00485 (второй номер зачеркнут) при НКВД СССР от 11 августа 1937 года , протокол №285 от 4 .11. 1937 года, осужден по первой категории. Приговор приведен в исполнение 13.11.1937года.
Начальник 8 отд.УГБ ПОУ НКВД лейтенант госбезопасности…
А подпись совсем неразборчивая,ничего не понятно и расшифровки рядом нет.
Выписка из протокола ОСО НКВД от 24 июня 1938 года
Постановили: Мрачковскую Каролину Антоновну как социально опасный элемент сослать в Казахстан сроком на пять лет, считая с 24.11.1937 года.дело сдать в архив.
Ответственный секретарь Особого совещания Шапиро.
Шаг дальше, как шаг в другое время.
Новая форточка в мрак времен ушедших.
Жугида Тефилия Антоновна 1907 года, место рождения- Проскуровская область, место жительства- село Богдановка Машевского района, из крестьян, полячка, подданство СССР, малограмотная, беспартийная.
Муж Станислав Антонович-арестован органами НКВД
Доч(мягкого знака нет) Мария 1930 года
Сын Бронислав 1936 года рождения(еще совсем маленьький)
Мать Розалия Антоновна 54 года. Как любили у них в семье имя Антон!
Мама ее нашла себе мужа с таким именем, как у отца, да и дочка нашла себе мужа, хоть и не Антона, но Антоновича!
Выписка из протокола ОСО за подписью того же Шапиро-как социально опасный элемент выслать в Казахстан сроком на пять лет. Дата –та же.
Они, небось, и в одном вагоне могли ехать на восток с Каролиной Мрачковской…
Справка о реабилитации…так…
Осуждена Особым Совещанием на пять лет ссылки по статье 54-12(за недонесение)…В соответствии с частью 1 статьи 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости…»… реабилитирована.
Справка выслана дочери Марии Станиславовне в  село Шаречко Хмельницкой области.Значит, дочка была жива в 1989 году и вернулась в ту самую область, откуда была выслана ее семья…И дождалась - через шестьдесят с лишком лет. Когда маму и отца арестовали, ей было всего семь-восемь, а в 1989 году-она уже бабушка сама…
Еще одна жизнь в нише неведомого коридора:
Бугаец Елена Антоновна 1894 года рождения, место рождения- город Прскуров, место жительства –село Пироги Глобинского района.
И все тоже, кроме того, что она жена активного петлюровца в прошлом,сейчас занимается контрреволюционной агитацией. Муж сейчас арестован, сын 1933 года рождения в детдоме. И бумага за подписью Шапиро как завершение судьбы:  социально-опасный элемент…в Казахстан…
Невидновская Бронислава Казимировна 1895 года рождения, из батраков…Вининцкая область, а сейчас Чутовский район, колхозница колхоза имени Сталина…
В 1936 году в административном порядке выслана из Винницкой области в Чутовский район.
Муж Казимир 46 лет, арестован (слово «арестован» вставлено в уже написанное), дочь Станислава-замужем за Белоцерковцем Яковом, дочь Михалина(возраст записн неразборчиво), сын Казимир 6лет, живут с родителями.
Среднего роста, волос черный-и это все о ее внешности.
Справка на детей Невидновского, осужденного по первой категории.
Жена Бронислава-находится в Полтавской тюрьме
Дети –
Станислава
Михалина.
Казимир
Дети направлены в детдом города Полтава (наверное, кроме старшей дочки).
Как жена врага народа осуждена на 5 лет ссылки как социально опасный элемент в Казахстан, считая с 24 11.1937 года. Дело сдать в архив.
И снова подпись Шапиро, и у него есть инициал вроде «А»,но инициал вечно залезает под печать, оттого его трудно разобрать….
Новая судьба-Ольшевская Елена Владиславовна 1900 гда рождения
Родилась- село Грицывы Грицывского раона Винницкой области,  ныне  живет село Капраново Чутовского района, колхозница колхоза «Большевик», малограмотная.
Переселена в порядке спецпереселения  из Староконстантиновского в Чутовский район в 1936 году.
Муж Альпин Францевич арестован райотделом НКВД, дочь Янина-замужем , живет в селе Турбино. сын Мечислав 1926 года рождения, сын Генрих 1929 года рождения, дочь Ванда 1931 года рождения-живет при мне..
Выше среднегороста, русая.
…как жена врага народа выслана в Казахстан сроком на пять лет в порядке статьи 54-12.
Еще- Томашевская Виктория Николаевна 1897 года рождения…
В нише почти ничего не видно, нужно напрягать глаза, а надписи сливаются, красные чернила с другими красными чернилами…
…Проскуровского района, кулачка, в колхозе не был(это,наверное, про отца ее) неграмотная.
Муж Викентий-арестован НКВД. Сын Льова (вот так и записан, хотя остальной текст на русском языке) 1919года, сын Франц 1921года рождения, сын Григорий 1925 года, дочь Геновефа 1927 года.
...высокого роста,брюнетка…
А подпись неграмотной-то есть, правда, на польском языке!
…как жена врага народа  сослана в Казахстан…
Сова Анна Ивановна 1897 года рождения, а дальше ее фамилия пишется  и Сава, и Савва-как кто напишет, так и получается. Полячка, подданная СССР, крестьянка-кулачка.
Сын Стах 16 лет.
Дочь Янина 12 лет
Муж Кароль 47 лет, арестован райотделом НКВД
А вот какой-то документ, написанный крайне занятным почерком, где буквы «н» и «к» можно перепутать. Ну и писано на суржике.
Збережная расписка выдана начальнику Машевского райотдела НКВД от правления колхоза «Красный Октябрь» в том, что правление колхоза берет под свою варту майно гражданки Сова Анны Ивановны по акту от 24.11.1937 года:
Пшеница 250 кг
Жито        200кг
Подсолнух  150кг
Ячмень 100 кг
Просо 50 кг
Свиней - 3 штуки
Сало 10 кг
Машинка швейная -1шт.
Годинник стенной -1 шт, и еще две каких-то записи, которых я не понимаю.
Голова артели и подпись.
Это, наверное, полученное на трудодни зерно и прочее, то есть урожай 1937 года, и может, что-то осталось с прошлого года, поскольку они переехали из Прокуровской области. Интересно, это много для семьи или не очень-кто бы подсказал…
Осуждена  к пяти годам по статье 54-12 за недонесение.
В 1940 высланная в ст. Челкар Актюбинской области  подала жалобу в Прокуратуру…
Хисяк Элеонора –но уже сил нет читать н про трех ее детей, и про список имущества-75 позиций, и про ее осужденного мужа…
Да, теперь я понимаю. что это за такой коридор, который не закончился на этих именах. Это коридор жен, не предавших своих мужей. Их в свое время в порядке очистки приграничной полосы от неблагонадежных элементов переселили ли подальше от нее. Вроде как все живут и есть что есть, и дети рождаются, а где-то там лежит на их мужей некий список,который и пришел в действие. И далеко от их села, в Москве нарком Ежов подписал сначала приказ №00485, а потом решения двойки совместно с Прокурором СССР, по которым их мужья по первой категории отправляются в страну, из которой нет возврата. А они сами в качестве второй серии мучений- в дальние края, а их дети-в детдома. Хорошо, если старшие дети, которые сами совершеннолетние, возьмут братишек и сестренок к себе. а если нет?
И все это с ними происходит потому, что они не отказались от свои мужей не отреклись от своих Альбинов и  Казимиров ни с дальним прицелом, ни после их ареста.
Для кого любовь –пресловутые вздохи на скамейке, а кто ради нее отправляется в края незнаемые с только теоретической возможностью возврата. Ну кто помешает Челкарскому райотделу завести дело ближе к концу срока по антисоветской агитации, которые знакомые жены осужденных врагов народа проводят, собравшись как-то вечером и обсуждая, что случилось с их мужьями.
И было такое в той же Полтаве: две женщины в июне сорок первого арестованы и обвинены в том, что по вечерам у них в доме на посиделках таких же жен ведется агитация…
Правда,потом в деле написано что-то совсем непонятное,что они были в лагере у своих мужей,осужденных за контрреволюцию на десять лет и с ними общались, и что слышали,что вообще ныне осужденных  бывало, что били,чтобы те признались в преступлениях, но их мужей - нет, не было такого…

+3

80

АЛЕКСАНДР ВОЛКОВ
Заключенный Александр Александрович Волков уже полчаса собирался с силами. Наконец, он решился, обмакнул перо в чернильницу и продолжил:
--Прежде чем перейти к следующему этапу моей враждебной деятельности, хотел бы рассказать о моем моральном разложении, которое и помешало мне оценить неправильность моего пути и в конце-концов повергло меня в глубины черного предательства, закончившегося только с моим теперешним арестом.
Началось это давно, и имеет своей причиной чувство вседозволенности,которое было присуще многим сотрудникам ОГПУ, а потом НКВД, когда можно было многое натворить и избегнуть за это наказания только за то, что принадлежишь к избранным и неприкасаемым.
Александр Александрович вздохнул, исправил ошибку и продолжил.
--Как пример этого,мне вспоминается,как начальник Черноморского окруправления ОГПУ и командир погранотряда Болотов устроил с другими командирами грандиозную пьянку на берегу моря.
Волков подумал и зачеркнул слово «грандиозную» и заменил его словом  «выдающуюся».
--Когда все опьянели,то по предложению Болотова вышли в море на катере и обстреляли курортный город Анапа из пушек и пулеметов. Потом они оправдывались,что якобы увидели банду, которую и обстреляли. Никто за такой вопиющий факт наказан не был. Да и  какое наказание,если начальник краевого управления ОГПУ Евдокимов, разговаривая об этом, даже завидовал тому, как весело и изобретательно проводит свой отдых Болотов. И от него не отставали другие. В Армавире начальник отделения Шертон пьянствовал с сотрудниками четыре дня подряд. Затем пьяные сотрудники разогнали торговцев на базаре, взяли штурмом городскую тюрьму и выпустили из нее нескольких уголовников, пытались задушить завсектором Огиенко, пока его не отбили прохожие, публично повесили собаку на веревке, перекинутой через телефонный кабель. Их хотя и арестовали, но через два месяца выпустили, а организатор этих событий  был после переведен на другую работу с повышением.
Волков остановился и стал вспоминать про захват пьяными коллегами из КРО какой-то казачьей станицы на севере края. История была громкая, с перестрелкой, убитыми и ранеными, вызовом на подмогу конвойного дивизиона ОГПУ, который вступил в бой с своим начальниками... Но все попытки вспомнить название станицы были тщетными. Помучившись, арестант отложил идею и сосредоточился на том, что помнил. Правда, позднее, когда его перевели в киевскую тюрьму, он снова рассказал в ходатайстве в Москву об этом, а, поскольку и тогда не вспомнил название станицы, то рассказал без уточнений-казачья станица и все.
Пора было писать дальше.
-- То же можно сказать и про Таганрогского начальика сектора Бухтиарова,который не только пил и устраивмл пьянки для других, но и  част проигрывал по две -три тысячи рублей казенных денег. Признаю, что меня это тоже касается, так как лично участвовал в пьянках с Бухтиаровым и всегда уезжал из Таганрога в состоянии похмелья.
…В антисоветскую деятельность я был вовлечен моим начальником Рудь. Произошло это так: у меня был по работе затяжной конфликт с Люшковым и его заместителем,которые всячески придирались к моей работе,отправили меня на периферию в Шахтинский район,но и там не оставляли меня своими придирками. От этого «внимания» я серьезно заболел и даже опасался, что вскоре буду арестован. Рудь хорошо мне помог с лечением,а когда я поправился,то Люшков был переведен на другую работу. Мне уже и этого хватило,чтобы вздохнуть свободно, а Рудь стал потихоньку продвигать меня по службе, премировать. Я,конечно,немного подозревал,что это неспроста,но душа моя воспринимала это с благодарностью и как-то,чего меня специально лишали и,наконец,вернули  положенное.
…Он прославился как человек, который много занимается следствием, а на самом деле все обстояло так. Он с утра вызывал на допрос подозреваемого,сажал вместо себя кого-то из подчиненных,а сам весь день отсутствовал по своим делам.Допрашиваемого вечером отпускали в камеру, но таким образом получалось, что он 8-10 часов в день допрашивал и другие дела успевал делать, оттого его всегда по управлению ставили в пример…
…Основной задачей мне было поставлено-сбережение кадров заговорщиков от ареста,что я и старался делать,прекращая их дела за надуманными предлогами, мешая их оперативной разработке,беря себе дела отдельных людей и ничего фактически не делая по их разработке,аресту и привлечению к суду.
Перо скрипело по бумаге,зеленые чернила сливались с фоном плохой бумаги, заканчивалась уже двадцать седьмая страница,а Волков писал,как заведенный.
---Когда мы после моего освобождения из-под ареста встретились с Писаревым,он признал,что мой арест был в некотором роде спасением меня от более серьезной разработки,ведь из него были потом изъяты показания троих из четырех свидетелей моей враждебной деятельности,особенно Малинова. Поэтому тебя подержали,отвезли в Москву,потом вернули и освободили.
--Так зачем же надо было меня так сильно бить тогда?-спросил я его.
Он ответил,что, извини, но так получилось. Но, с другой стороны,все выглядело как действительно правильное следствие, и если ты не признался даже при такой обработке,то, значит, совершенно не виновен.И никто нас не заподозрит в спасении своих кадров во время следствия.
Вздох, ручка погружается в чернила и далее скользит по бумаге.
--Когда Ежов со следственной бригадой приехал в Киев, он также привез с собой Успенского на должность наркома УССР. В наркомат был вызван и я и там получил назначение начальником областного Управления НКВД, После чего на квартире Успенского был организован банкет, начало его я еще помню, как и то,что Ежов предложил тост за меня.В тосте он  провел анализ типов большевиков и одним из типов назвал меня, приведя в пример мою стойкость на допросах. Дальнейшее в моей памяти изгладилось, но Писарев мне потом со смехом рассказывал, что я постоянно подходил к Ежову, сидящему на диванчике и задавал ему все тот же вопрос: «Вы знали, кого освободили?» Ежов, когда вокруг было много народу, уклонялся от ответа, а потом, наконец, сказал, что : «Потому и освободил, что знал».
( Примечание автора. И это не только Волков показывал, это в выдержке из протокола допроса Ежова тоже написано близко к этому тексту выше.)
Приехал я в область начальником УНКВД с задачей не подвергать удару правоотроцкистские кадры. А как это сделать? При этом я не знал, насколько Успенский  посвящен в дела нашей группы.Но посмотрел, посмотрел и понял, что Успенский явно  из наших, потому как известных мне членов правотроцкистской группы никто не трогал, но шла  масштабная фальсификация дел.
Это я понял по делу Сторубеля и его товарища, которых мы отправили в Киев, а их нам потом вернули с протоколами допросов.И оказалось,что в городе у нас масштабная организация националистического толка, которая существует много лет, а мы ее вроде как не вскрыли. Но по протоколам ее руководитель Хатынко (действительно, кадровый националист),но он к нам переехал только за месяц до получения этих протоколов, а когда Сторубеля арестовывали, его вообще тут не было, и  до того никогда не жил.
Поэтому я понял, что если хочешь быть прославлен и своих людей от ареста и разоблачения защищать-нужно много дел проводить и в Киев докладывать.  Писарев со мной был согласен.
…От Успенского я никаких заданий не получал, но я полагал, что если в Киеве разоблачена польская линия, то и у нас она тоже должна быть, и другие линии тоже будут.
…Своих заместителей, кроме Писарева, я посвящать в участие в заговоре не стал. Причина этого в том, что они разделяли мои мысли о всемерном раздутии дел, а их подчиненные беспрекословно выполняли свои поручения. Поэтому все шло как надо. Поймали мы немца Раппа и он даже без мер физического воздействия стал колоться, так что уже дальше несложно подобрать ему нужный актив единомышленников.
Сохранять  кадры заговорщиков мне помогало то, что область была недавно образована, оттого никаких разработок по заговорщикам не велось и картотек не было. Но я также брал нужные дела себе, но ими практически занимался. А они оставались у меня и никто другой их не касался.
…Поскольку следователем мне задан вопрос про альбомные дела, то могу сообщить, что они в основном были при моем предшественнике.
С этими делами все обстояло совершенно нехорошо. Предыдущее начальство действовало как: звонит в  районный отдел НКВД и говорит: «Что у вас есть для таких дел?» Отвечают, что ничего или только начали.Им  дали нахлобучку и потребовали в кратчайший срок дать материал в альбомном порядке. Начальник РО НКВД потом по телефону и сообщает фамилии и прочее для отправки в Москву. В результате, когда стали приходить материалы с приговорами из Москвы, так оказывается, что приговор пришел на человека с одним ФИО, от нас же материал отправлен в Москву с  совсем другим ФИО. а в камере сидит человек, у которого все данные совсем другие.  До тридцати процентов расхождений между московскими и нашими материалами было. Но это еще не все-оказывается, еще и дел нет, хотя при альбомном порядке можно было не спешить и сдать дело сразу в архив к моменту исполнения приговора…

+3


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » АВГУСТ