Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Заповедник Великих Писателей » Спесезаменитель


Спесезаменитель

Сообщений 21 страница 30 из 65

21

Кадзума был первым, кто додумался выбрать вместо предмета небожительницу. Запрета на такой выбор ещё не существовало, и Акве пришлось следовать за японцем и делить с ним все тяготы и невзгоды.
--
Что скажете?

Так выходит логичней.

Там игровая механика. Он только по своей воле мог разрешить использовать в чужом заклинании своё имя.
И только по своей воле - мог разрешение отозвать.
Иными словами, я тута играюсь в логическую игру - что такое свобода воли? Где она заканчивается?

Ну тогда надо как-то более явно это обозначить, наверное.

Не все мечи - обоюдоострые)) Некоторые затачивали только с одной стороны))

Ага, прояснился этот момент.

Так, остановились работы у строителей. Кровельщики вроде как тоже строители... но я сам на заводе кровельщиком работал. До 30 ноября включительно. Последние дни тупо снег с крыш скидывали. Так что это - личное воспоминание, утёкшее в текст))

Ну так и напишите тогда: "...почти все работы завершились и строители отдыхали. Лишь кое-где доделывали мелочи да расчищали снег..."

кстати, у вас остались вопросы по Мицуруги? Вы мне предлагали как-то занизить его крутость...

Не обязательно занижать крутость. Можно врагов не такими беспомощными сделать, например.

я как раз остановил рассказ Мантикора ровно в том моменте, где этот персонаж терпит сокрушительное, унизительное фиаско.
Мицуруги:
- Я тридцать седьмого уровня, у меня артефакт божественного класса! Наш поединок бесполезен, победитель очевиден!
Кадзума:
- Кража!

Ну, это всё же результат хитрости, а не прямого столкновения. Но поворот да, хороший.

+1

22

Вторник, 10-02. Тюрьма, комната для допросов.

В этот раз писец сидел не за своим столом.
Кошель с деньгами, найденный в его комнате при обыске, лежал перед ним камнем доказательной базы. Рядом покоились две бумаги. В первой один из узников общей камеры называл имя воровки Крис.
Во второй - анализ, подтверждающий совпадение частичек духовной ауры самой Крис с частичками, обнаруженными на кошельке.
Госпожа королевский обвинитель не проронила ни единого слова.
Молчал и писец.
Дверь в комнату распахнулась без стука.
Вошедшим оказался наследник дома Альдарп, крестоносец Алёша.
Госпожа обвинитель посмотрела в глаза писарю.
– Пошёл вон.
Тот подорвался и направился к выходу, но ему в спину ударил плетью властный окрик:
– Федя!
Писарь замер. Медленно обернулся. Госпожа обвинитель тихо сказала:
– Расчёт забери.
Схватив со стола кошель, тучный мужчина бросился к дверям.
Алёша сел на освободившееся место.
– И часто ты так людей увольняешь? – На лице крестоносца мелькнула улыбка. – А знаешь, я ведь его помню! Тогда, десять лет назад, я только выпустился из академии, и мне предложили стать сборщиком податей на рынке, или сразу идти в поля. Я тогда спросил «а какая самая грязная должность?». Мне ответили «Стражник в тюрьме, но туда отправляют только провинившихся».
Алёша махнул рукой, словно отгоняя надоедливую муху.
– Ну, я сюда и напросился. Федя тогда ещё был стройным и подтянутым. Эх, отъелся на казёных харчах…
Алёша посмотрел на бумаги, лежащие рубашками вверх, перевернул и быстро глянул текст. Прекратил улыбаться.
– А, вот оно что… – Крестоносец положил на стол папку, с которой пришёл. – Значит, ты его просто отпустила…
Всё ещё смотря прямо в глаза собеседника, госпожа обвинитель твёрдо сказала:
– За результаты следствия отвечаю я.
Он ухмыльнулся.
– И? Почём место у вас в доме отдыха?
Госпожа обвинитель тихо, но чётко проговорила:
– Виновата.
– Это я знаю. У меня вот тоже не получилось. Говард ограничился убийством только парня. Надо было рубить всю четвёрку, но он… – Алёша сморщился, прищёлкивая пальцами. – Честный.
Прекратив улыбаться, парень сорвался на крик:
– Но ты-то, Сэна? – он ударил кулаком по столу. – Тебе-то что помешало прижать его здесь? Слушай, Сэна, а может, тебя в общую отправить? Сколько там тот вор продержался… двенадцать суток? А ты там хоть день выдержишь?
В этот раз госпожа обвинитель не стала отвечать.
Алёша встал из-за стола, подошёл к зарешёченному окну.
– Особняк, в котором я родился и вырос…
Он умолк, и через десять секунд она тихо сказала:
– Я понимаю вашу скорбь…
Алёша резко развернулся:
– Понимать ты должна, как делать свою работу! Твои извинения никого не волнуют, и тебя в первую очередь! Я считаюсь приёмным, потому что моя мать была кухаркой, а трое братьев погибли на фронте. Я вырос в жилище, где об мою голову тушили свечи. Даже рад, что это строение снесли. – Он шумно вздохнул, и сел на место. – Ладно. Это всё тебя не касается. Итак, ты готова к наказанию?
Госпожа королевский обвинитель, скрестив руки на поясе, сидела склонив голову.
Юный барон нежно шепнул:
– Раздевайся.
Без слов Сэна коснулась пальцами первой пуговицы. Расстегнула одну, другую, третью…
Крестоносец Алёша поднял руку, словно хватал падающую женщину с обрыва:
– Стой! Я просто проверял. На вот лучше, взгляни на бумаги, что я принёс.
На мгновение подняв глаза, Сэна встретилась взглядом с Алёшей, и тут же схватила принесённую им папку.
По бумагам следовало, что её, Сэну Искандар, переводят в столицу на должность помощника главного королевского обвинителя.
– Это… какая-то шутка?
Юный барон покачал головой.
– Нет. Все подписи уже поставлены. Этот пост твой.
Сэна сняла очки.
– Но я же провалила дело!
Мужчина потянулся вперёд, провёл рукой по смоляным прядям.
– Все допускают ошибки. А ты - не смогла выбить признательные показания у невиновного. Ты не нарушила закон.
– Я не смогла не потому, что не пыталась!
Алёша улыбнулся, кивнул.
– Но ты только что была готова обесчестить себя, и не оправдывалась за поражение. Почто сейчас отрицаешь победу? А впрочем, честным людям всегда проще принять наказание, чем награду.
По щеке госпожи обвинителя прокатилась слеза.
– Почему… почему вы все отказываетесь со мной переспать? Почему каждый раз, когда говорят лечь и раздвинуть ноги - это по итогу оказывается шуткой, или проверкой, или ещё Небо знает чем?!
Уронив голову на стол, Сэна разрыдалась прямо на бумагах о повышении.

+2

23

Вторник, 13-57, гильд-холл.

В таверну вбежали два молодых авантюриста, и закричали, бегая по всему залу:
– Идёт! Он идёт!
Половина находящихся в таверне людей устремились ко входу и стали плотным полукольцом.
Раскрыв дверь, впервые после тринадцати дневного отсутствия в гильд-холл прибыл Сато.
Все собравшиеся принялись дружно скандировать:
– Кадзума! Кадзума!
Парень, зажмурившись и улыбнувшись, помахал рукой.
– Друзья! Свет вам всем в спины!
Прорвавшись сквозь толпу, к японцу подбежала Мегумин.
– Кадзума!
Он подхватил кроху на руки.
– Как ты выросла! Ещё немного, и я не смогу таскать тебя на плечах.
– Дурак!
Поставив девушку на ноги, парень прошёл под аплодисменты встречающих к стойке администрации.
Госпожа старший администратор, статная блондинка со сладким прозвищем Луна, встретила его приветливой улыбкой.
– Господин Кадзума, вот бумага с указанием суммы вашего долга.
Японец, кивнув, подписал все документы, и направился к доске с объявлениями о работе.
Аква стояла рядом с доской, но её взгляд, казалось, смотрит куда-то сквозь редкие объявления, каждое из которых украшали по шесть крупных черепов и более, знак высочайшей сложности задания.
Кадзума положил руку на плечо богини.
– Эй! Как ты?
– Тринадцать дней и ночей… японец, тринадцать дней и ночей тебя не было рядом. Раньше моя магическая сила восстанавливалась за ночь, а сейчас дня не хватило, чтобы восполнить хоть толику…
Аква повернулась к нему лицом.
– Кадзума! – пощёчина. – Ты ничтожен, Кадзума! Ты хотел оставить меня здесь совсем одну…
Он обнял рыдающее божество.
– Ну, ну не надо, не хнычь. Меня тоже не грела эта мысль…
Внезапно Аква оттолкнул японца.
– Тьма! От тебя пахнет тьмой! Кадзума, ты снюхался с этим демоном, и теперь от тебя пахнет тьмой! Очищение!
Ладонь жрицы на секунду озарилась внутренним светом, но и только. Аква опустил гордо вскинутую было руку.
– Бескрайние небеса, моих сил сейчас не хватает даже на простенькое заклинание! Магии совсем на донышке… Кадзума, я пуста как разбитая бутылка!
Японец почесал затылок.
– Ну… так-то всё верно. Ты моё божественное оружие, и через меня заряжаешься силой… Думаю, нам просто нужно побыть вместе. В городе ведь есть святые места церкви Аксис? Сходим туда…
Аква топнула ногой.
– Нету! В том-то и дело что нету! Я всего лишь хочу свой дом, ну хотя бы как тот, из которого нас прогнали!
– Дура! На нас долг в семьдесят миллионов! Ещё хорошо, что все двести не повесили!
Глаза Аквы заледенели.
– Двести… миллионов? Разве ветхое жилище может стоить столько? Да мы за прошлый квест получили десять тысяч… за две недели… и эта Крис…
Кадзума поспешно проговорил:
– Постой, а что вы там делали так долго?
Аква посмотрела на молчавшую доселе Мегумин.
– Это ты, мразь, во всём виновата! Это из-за тебя пришлось тащиться на четвёртую гору!
Мегумин левой рукой сняла с себя шляпу.
– Да и что с того?! Крис бы всё равно не сумела стащить тот цветок с третьей горы!
Аква ответила криком:
– Да лететь на третью гору было не так высоко!
Кадзума похлопал Акву по плечу.
– Эй, ты умеешь летать?!
– Как облако, игрушка ветров и судьбы с нулевой удачей…Кадзума, что ты несёшь, я грохнулась и сломала себе обе ноги и позвоночник! А запас моей магии таял, как вино в погребе, да ещё потом пришлось тебя вытаскивать с небес! А ты ещё кочевряжился как Мегумин!
Сама Мегумин тем временем поднесла Кадзуме бумагу с заданием. На ней красовался всего один маленький череп.
– Вот хорошая работа!
Кадзума взял лист.
– Так… уничтожить корень взрыв-камней? Это чего ещё такое? Судя по количеству черепушек, это очень лёгкий квест, почему его никто не взял?
Мегумин кивнула.
– Очень лёгкий квест, но корень это гигантский взрыв-камень, чтобы его подорвать, нужно очень сильно стукнуть. Тут справится только моя взрывная магия.
– Что, во всей гильдии ни у кого нет взрывной магии?
– Почему, есть ещё у двух человек. Но пока они не подошли к доске - нужно брать эту работу на себя!
Кадзума простонал.
– Хорошо, беги к администратору и оформляй.
– Но ведь ты лидер группы!
Аква вступила в диалог.
– Подруга, ты ничего не перепутала? Мы теперь пати Аквы!
Кадзума вздохнул, медленно и протяжно.
– Подруга, ты ничего не перепутала?
Аква отвела взгляд и даже как-то отвернулась.
– А… я… ну, это… пока тебя не было…
– Но я вернулся. Аква, лидер группы я. Это не обсуждается.
Богиня посмотрела строго в глаза японцу.
– Когда ты сказал, что приказываешь мне отойти на три шага - я вдруг почувствовала, что ноги сами меня несут. Я не хотела так поступать. Ты приказал - и я пошла, словно была на ниточках!
Кадзума вновь приобнял Акву и зашептал ей на ухо.
– Всё правильно, ведь ты - моё божественное оружие. Ты и должна меня слушаться. Но не бойся, я никогда не отдам тебе приказ, который тебя обидит. Я клянусь.
– Не подходи близко, глупый японец. От тебя пахнет тьмой, а я даже не в силах тебя очистить!
Сато отошёл на шаг.
– Ну, как знаешь. Мегумин, пойдём оформлять квест.
У стойки администрации красавица Луна объясняла правила новому сотруднику, когда трое авантюристов подошли с бумагой.
Увидев Кадзуму, она взяла листок с квестом, и показала новичку как правильно оформлять задание.
Вчерашний арестант глянул на нового администратора, и расплылся в улыбке.
– Федя! Ты ли это!
Бывший писарь, ставя отметку в книгу учёта, поспешно кивнул.
– Ну, королевской пенсии меня лишили, так что нужно как-то на кусок хлеба зарабатывать…
Луна приобняла толстячка.
– У него потрясающие знания сыскного дела. – Госпожа администратор вновь стала серьёзна. – Господин Кадзума, вы знаете, нам только что принесли два новых квеста, и один из них нужно повесить на доску…
Федя подхватил бумагу, и отправился работать.
Луна протянула Кадзуме листок.
– Второй квест требует архижрицу не ниже двадцатого ранга. Вроде, у госпожи Аквы как раз такой?
Аква поспешила напомнить:
– У меня уже двадцать первый уровень!
Луна кивнула.
– Прекрасно. Господин Кадзума?
И тут заговорила Мегумин:
– Кадзума, мы ведь уже взяли квест, зачем нам ещё один?
Кадзума посмотрел на своего архимага.
– Там же только один череп, верно? Значит, ты с ним сама справишься. А в этом квесте сказано, что работа в подземелье, где ты бесполезна. Словом, прогуляешься без нас!
– Нет! Идти в поля одной я боюсь!
Кадзума протянул второй квест администратору для оформления.
– Ну, значит дождись Даркнес. Всё, Аква, мы пошли.
Мегумин ухватилась за плечо Кадзумы.
– Нет! Я не протяну в полях долго!
– Ты авантюрист, искатель приключений, ты должна уметь преодолевать препятствия.
Кадзума и Аква ушли.
Мегумин осталась ждать в гильдии.

0

24

В таверне играла сопливая музыка. Пахло острым мясом и дешёвым вином.
(с)
Вы уверены.что сопливая музыка-это нужный эпитет?
Насчет острого мяса-тоже не очень удачный эпитет. Мясо может остро пахнуть само по себе или быть таким в результате гтовки. Тоже надо подумать,насколько эпитет годиться.

+1

25

Маленькая волшебница напросилась работать официантом, и носила заказы до самого вечера, а после шестичасового рабочего дня направилась в гостиницу, где снимала номер напару с подругой.
Весьма приличный номер на третьем этаже, из окон которого была видна протекающая через город река.
Мегумин ввалилась в комнату, находу стаскивая шляпу.
– Уф… мои ноженьки… Юнъюн! Ты дома? Ну, в смысле, в номер…
Девочка так и застыла со своей шляпой в руке, когда разглядела лежащих в постеле людей.
– Даркнес? Ты-то тут что делаешь?
Воительница разлепила глаза.
– Э… Мегумин? А как ты тут очутилась?
– Я тут живу, вообще-то. А где Юнъюн?
Даркнес приняла более горизонтальное положение и поправила одеяло.
– Ты про ту жрицу Эрис? Ну, мы познакомились с ней сегодня утром у алтаря… вот, а потом она любезно предложила нам свою комнату в гостинице.
Мегумин села на ближайший стул.
– Потрясающе… и о чём она думала, когда отдавала вам наш номер, даже не подумав спросить меня!
Даркнес пожала плечами.
– Да, она какая-то… сердобольная. Вот.
Мегумин глянула на лежащую под одним одеялом пару.
– Сочувствую вашему горю, а мне где спать?
Даркнес повела плечом.
– Ну… сними себе номер.
Мегумин едва не пальцами натянула на своё лицо улыбку.
– Конечно же, вы для себя этот вариант даже не рассматривали. Ты из благородной семьи, он на службе, а девочка без денег на еду должна снимать себе номер.
Лежащая чуть приподнялась.
– У тебя совсем нет денег?
Мегумин глянула свою карточку авантюриста, где отображалась часть её финансов, не выведенная из магических потоков.
– Ну, я за день заработала двести эрис. На пиво хватит…
– Ты ребёнок, тебе нельзя пить!
Мегумин сделала попытку встать со стула, но снова грохнулась на сидушку.
– Ай… слушай, у нас разница в пять лет! Если хочешь знать, мне ничего не мешает пойти в кабак и пропить эти деньги! Может, я тоже себе красавца подцеплю! И вообще, как у тебя с этим…
Мегумин пригляделась к спящему.
– Ох… святые небеса смеются надо мной… это же тот урод, который Кадзуму обезглавил… говоришь, утром с ним виделась?
Щёки Даркнес тронул румянец.
– Это как-то само собой получилось… вот. Я пришла утром молиться Эрис, а он уже был там. Потом… мы поговорили по душам…
Мегумин кинула издевательскую реплику:
– Принесли клятвы у алтаря…
Даркнес усмехнулась.
– Ну, подруга, не будь букой. Зато он мне так врезал… а потом загонял иголки под ногти… но это уже в номере…
Даркнес поднялась и накинула на себя лежащий рядом с кроватью белый халатик Юнъюн.
– Ладно, можешь прилечь, я пока завтрак… ну, то есть ужин сделаю.
Мегумин устало вздохнула.
– Где? В гостиничном номере? Тут только рукомойник, уборная в конце коридора. Кормят на первом этаже с восьми до шести.
Даркнес присела на край кровати.
– Святые небеса… тут всегда так?
– Привыкай, это тебе не дом аристократа с прислугой.
Дверь номера распахнулась.
– Я только забыла… – Юнъюн остановилась, увидев Мегумин, скромно сидящую на стуле. – Ой, ты сегодня хотела заночевать здесь?
Мегумин сладко улыбнулась вошедшей.
– Здравствуй, подруженька. Не болит ли у тебя голова? Не повредилась ли ты рассудком прежде чем отдавать кому-то номер, за который я плачу половину?
Мегумин повернулась к Даркнес.
– Есть люди, которые не могут отказать. А наша Юнъюн не то, что никому не отказывает, а сама предлагает сделать что-то, от чего потом ей же будет худо.
Даркнес пожала плечами.
– Ну, я тоже прошу…
– Ты просишь, чтобы тебе иголки под ногти загоняли, и от этого испытываешь удовольствие, а Юнъюн каждый раз просит у всех прощения за очередную глупость. Вот она пришла, потому что что-то забыла. Но вместо того, чтоб взять и уйти - она тут стоит столбом и боится рта раскрыть.
Мегумин кашлянула, и продолжила:
– Спорим, что если разбудить твоего парня, то Юнъюн убежит?
И, не дожидаясь реакции Даркнес, Мегумин подошла к висевшему на стене рукомойнику, и пару раз надавила на штырёк.
Вода закапала, и Говард почти сразу проснулся.
– М… какие мухи тут жужжат?
Мужчина сел в постели.
– Три? Я столько не вывезу… – он провёл ладонью по лицу. – Так. Юнъюн вернулась, а ты кто?
Выслушав стандартное представление Мегумин, длящееся целую минуту, Говард размял плечи.
– Так. Если я правильно понял ситуацию, сейчас ближе к полуночи, нас четверо, и все мы хотим жрать.
Даркнес посмотрела на Говарда.
– Почему все?
– Ну, ты и я это понятно, у мелкой живот урчит, а у крупной коленки трясутся, ей надо срочно промочить горло.
Мегумин кинула взгляд на Юнъюн, которая действительно была тяжелее её килограмм на пять, и сказала:
– Коленки у неё постоянно трясутся, когда вокруг много людей. Ещё в школе, когда надо было выходить к доске - она выбегала из классной комнаты.
Говард посмотрел на Мегумин.
– Вы учились вместе? Ладно, не важно. Итак, нам всем сейчас надо хорошо поесть. Вопрос только где?
Мегумин раскрыла свою походную сумку, и вытащила бумагу.
– У меня в руках квест на двести тысяч! И только один череп! Короче, предлагаю сходить всем вместе, а награду поделим на четверых! Это же по пятьдесят кусков на каждого!
Юнъюн клацнула зубами.
– Это… это… я уже взяла квест…
Говард посмотрел на Даркнес.
– Ты брала квест?
– Нет.
– Хвала небесам.
Даркнес положила руку на плечо Говарда.
– Я могу сходить в гильдию, и взять квест.
– Зачем ты загоняешь мне иголки под ногти?
И в эту самую секунду Юнъюн, словно вспомнив, что у неё есть ноги, развернулась и бросилась к двери. Дрожащими пальцами девочка пыталась дёрнуть петли, но толкала на себя, а не от.
Мегумин подошла к подруге, обняла и ласково шептала в ухо.
– Успокойся, повернись, видишь - это голый мужчина. Посмотри на него хоть раз живьём, а не на картинке.
Пока Мегумин и Юнъюн обе стояли лицом к двери, Говард успел натянуть штаны.
– Так, жрица, покажи мне свой квест.
Юнъюн, всё ещё стоя спиной к мужчине, пропищала:
– Я архимаг!
Даркнес подошла с другого бока, и вдвоём они усадили Юнъюн на стул. Говард, обувшись и накинув рубаху, вышел из номера.
Выпив воды, Юнъюн сказала.
– Спасибо… что не прогнали.
Даркнес мягко улыбнулась.
– Ну, в твоём случае «спасибо, что удержали». А зачем ты возвращалась?
– Я забыла тут карту. Только когда отошла от города, вспомнила.
– Ты ходишь в поля одна?
Юнъюн на секунду глянула в лицо Даркнес, и отвела глаза.
– Ну конечно, а как же ещё?
Мегумин хлопнула подругу по плечу.
– Она у нас всегда была стесняшкой. В группе из трёх человек ещё как-то работала, но больше уже нет. У неё дрожали руки и язык отваливался.
– А… – Даркнес протянула звук. – Вот почему утром у алтаря она сравнительно спокойно разговаривала?
Мегумин, поглаживая бывшую сокурсницу по плечу, сказала:
– Так Юнъюн была твоей подружкой на брачной церемонии?
Сразу после этих слов Юнъюн стиснула коленки, крепко обняла саму себя и, зажмурившись, низко наклонила голову.
Даркнес посмотрела на Мегумин.
– Может, мне тоже выйти? Девочке явно надо побыть одной…
– Ей надо побыть одной с самого рождения, всё никак ненабудется. О, кстати! Юнъюн, этот мужчина, который только что вышел - он у меня на глазах отрубил голову моему дорогому другу.
Девочка, закрыв уши руками, согнулась в пояснице.
Даркнес поднялась на ноги.
– Послушай, Мегумин, по-моему ты делаешь только хуже!
– Сейчас твой палач вернётся, вот тогда Юнъюн сбежит отсюда любыми путями, хоть в окно выбросится, хоть магией дырку в стене проковыряет.
Даркнес села на кровать.
– Мегумин, если у тебя такая проблема возникнет, то тут не дырку в стене, тут весь район запылает.
– Да не расстраивайся ты так! – Мегумин уселась рядом. – Все маги воды работают в городе в пожарных командах. И завидуют нам, магам огня, потому что мы каждый день за стену ходим. О! Я помню выпускной в школе магии. Все четыре стихии словно встали на дыбы и огонь казался самой дисциплинированной из них, работая словно твёрдое тело.
Юнъюн, оставшись без придерживающих её рук подруг, подскочила и бросилась к проходу, но и в этот раз стала толкать засов влево, будто бы пытаясь запереть дверь.
Наконец, совершив невероятное доселе интеллектуальное усилие, девочка дёрнула засов вправо, отпирая тем самым вход.
В коридоре стоял Говард.
– Я уж не стал стучать… – Он вошёл и запер дверь. – Присядь.
К ним подошла Даркнес.
– Если хотите, я постою в коридоре…
Всё ещё сидевшая на кровати Мегумин усмехнулась:
– Да ладно вам! Она уже расцветает. Даже вспомнила, как засовом пользоваться, скоро совсем к зениту подойдёт.
Юнъюн, повернувшись, сама прошла к стулу.
– Я… прошу меня простить…
Говард поставил на стол принесённую им корзину. Там были четыре бутылки с молоком и ржаной хлеб.
Мегумин, получив свою пайку, принялась разглагольствовать.
– И так каждый раз. В школе поспокойнее была, потом переехала в город новичков - и месяц из номера не выходила.
Юнъюн подняла голову и, смотря куда-то в сторону Даркнес, шепнула:
– Она врёт.
Ей ответил Говард:
– Расскажи свою версию.
Юнъюн сделала глоток молока.
– Мы обе телепортировались из деревни в город. Мегумин потеряла чулок, а я заколку… а могли бы и головы лишиться… Словом, мы обе пришли к архимагу Элизабет, та взяла нас в ученицы. И я целую неделю ходила по городу… выполняла квесты… а потом Мегумин убила ту демоницу… у меня на глазах. И я после такого месяц не выходила из номера. Одно дело жечь гигантских жаб, размораживать ледяных големов или сушить слизь… а демоница… она совсем как человек…
Девочка допила молоко, и задала вопрос:
– А… где ты взял эту еду?
Говард взглянул прямо в глаза малышке:
– Украл.
Юнъюн задрожала, а её губы затрепетали. Даркнес схватила Говарда за плечо.
– Слушай, мы больше не в академии, здесь не надо воровать!
– А может, здесь и фехтовать не надо? – Внезапно Говард ухмыльнулся. – Хотя, о чём это я… ты же не фехтуешь.
Крестоносец покончил с лёгким ужином, и вновь обратился к Юнъюн.
– Так зачем ты вернулась?
– За картой. – Девочка расстелила на столе бумагу. – Вот, тут отмечен лучший маршрут.
Мегумин охнула, глядя на освещённую одинокой свечкой карту.
– Так это же совсем рядом! – Она достала свой квест. – Вот! Мы вместе можем дойти досюда! А там ты поворачиваешь…
Даркнес закончила читать текст квестов.
– Нет! Мы сперва выполним квест Мегумин, потом квест Юнъюн!
Обе волшебницы спросили хором:
– Почему?
– Потому что когда взрыв-камней не станет, будет проще пройти по пламенному полю!
Говард покачал головой.
– Это только кажется хорошей идеей. Когда взрыв-камни все разом взорвутся, то могут разрушить пламенное поле. Так что сперва нужно выполнить квест Юнъюн.
Даркнес энергично кивнула.
– Точно! Так мы лучше справимся! Двести тысяч за первый, и триста за второй - того пятьсот тысяч за два! А это…
Юнъюн сделала третий глоток молока.
– Я видела на доске объявлений квест, который в том же квадрате. Награда за него полмиллиона. Это будет миллион за все три. Или по двести пятьдесят тысяч на каждого. А ещё, раз уж нас четверо, то можно воспользоваться телепортом. Заклинанию плевать, сколько людей за раз переправить, но сто тысяч вперёд заплатить придётся.
Даркнес воскликнула:
– Я дам сто тысяч!
Говард покачал головой.
– Я сам заплачу.
Мегумин усмехнулась.
– Да заплатите каждый по пятьдесят! И всё.
Даркнес посмотрела на Говарда.
– А как же барон…
– Вы идите сразу в гильдию, я поговорю со своим господином. Если не приду к восьми утра, отправляйтесь без меня.

+1

26

Глава третья. Меч героя.

Вторник, 11-42, поля к юго-западу от города.

Говард гнал коней, и холодный октябрьский ветер задувал в лицо, швырялся пригоршнями снега.
Четвёрка всадников мчалась в город, чтобы успеть до вечера. Последние капли недельного отпуска срывались с крыш и, коснувшись занесённой снегом мостовой, замерзали, схватываясь ледяной корочкой.
Крестоносец должен был попасть в город ещё до заката.
Но их разделяли трое суток пути.
Вдали показалось солидное строение, неведомо кем возведённое в этих пустошах.
Скачущая рядом Даркнес ударила Говарда по плечу.
– Смотри! Там церковь! Остановимся на ночь!
Крестоносец даже не стал оборачиваться.
– Дура! Мы не успеем!
Даркнес крикнула ещё громче:
– Мы в любом случае не успеем! А там хоть крыша над головой! У мелких уже озноб! Хотя бы их оставим в церкви!
Говард и Даркнес вели в поводу лошадей. На них сидели простывшие по зимней поре Мегумин и Юнъюн.
– Проклятые Небеса, поворачиваем!
Они уже достигли ворот и остановились, когда неподалёку от здания церкви распахнулся блистающий зёв телепорта.
Оттуда вышли в заснеженное поле Кадзума, Аква и Мицуруги.
Даркнес подбежала к ним.
– Кадзума! Что вы тут делаете?! А кто это с вами?
Сато приобнял припорошённую воительницу, и подбежал к Мегумин.
– Эй, как вы там?! Говард? Ты-то здесь откуда?
Крестоносец тем временем помогал Юнъюн спешиться.
– Проездом. Вам открыла телепорт эта демоница?
Аква принялась лечить простуду младшеньких.
– Да. Эта… согласилась не брать с нас денег. Телепорт откроется повторно через три часа. Если не успеем, то придётся топать домой пешочком. Проклятье, Мегумин, ты же маг огня, как ты умудрилась простыть?!
Мегумин поднялась на ноги.
– Слушай, мы уже неделю ночуем в полях! Да она уже пришла в себя!
Аква прекратила вливать жизненную силу в Юнъюн, и проверила рефлексы.
– Верно, в сознании, даже не спит! Эй, поднимайся! Ты же нас слышишь!
Юнъюн лишь сжалась в комочек.
Аква поднялась на ноги.
– Кто она? Почему ведёт себя так?
Даркнес сказала:
– Это подруга Мегумин. У неё трудности при общении с людьми. Но в бою хороша. Аква, зачем вы здесь?
Ей ответил Кадзума:
– Мы взяли квест на изгнание нечисти из вот этой церкви.
Говард посмотрел на Даркнес:
– Там тепло, переночуем!
– Да откуда я знала, что там нежить?!
Кадзума громко сказал:
– Нужно очистить церковь за три часа, а потом вернёмся в город через портал!
Не теряя более времени, Аква кинулась к дверям, но мощная защитная магия отшвырнула жрицу прочь.
– Да чтоб!.. Откройте их!
Мегумин подняла посох.
– Кадзума, я взорву эти ворота!..
Парень лишь покачал головой.
– Нет, нам эта церковь нужна целой. Аква, ты ведь можешь использовать божественное разрушение магии?
Рассмеявшись, жрица ответила:
– Глупый, глупый маленький затворник не понимает, что этим погубит церковь! Весь громадный поток божественной силы, что водопадом ниспадает на сии священные места - будет разрушен!
После этих слов Аква, ругнувшись, кинула Изгнание Нежити, но её мощнейшее неразрушающее заклинание лишь оставило пятно гари на белоснежных вратах церкви.
И тут Юнъюн поднялась на ноги.
– Здесь…
Мегумин приобняла подругу.
– Ну, ты же умница, всегда такие задачки как орехи щёлкала!
– Здесь… надо только… блеф.
Мегумин нахмурила брови.
– Чего? Подруженька, ты опять головой стукнулась? Эти дверки только магией отпереть можно!
Юнъюн покачала головой.
– Нет… надо постучать… Мегумин, активируй взрыв рядом с церковью. От такого стука хозяин сам откроет.
Аква потёрла лоб ладонью.
– Да у нас времени нет. И потом, внутри - нежить.
Даркнес посмотрела на Кадзуму.
– Решай.
Говард схватил воительницу за плечо, рывком повернул к себе.
– Я здесь решаю.
Даркнес сорвалась на крик.
– Решал! А теперь здесь Кадзума, он и примет решение.
Говард перевёл взгляд на вора.
– Щенок, посмотрим, как ты лаешь.
Кадзума кивнул:
– Взрывай.
Мегумин устроила взрыв на заснеженном поле к западу от здания, и грохнулась в снег. Кадзума пристроился рядом с ней, вливая потихонечку жизненную силу. На следующие пять минут они оба оказались выведенными из игры.
Словно проснувшись от будильника Мегумин, хозяин гостеприимно распахнул ворота.
Юнъюн закрыла рот ладошкой.
Первой в распахнутые двери помчалась Даркнес.
И тут же заорала, угодив в ловушку.
Говард ринулся следом и вытащил подругу из пламени.
Аква кинулась исцелять ожоги крестоносцев.
Юнъюн и Мицуруги переглянулись. Их обоих колотила дрожь, но вовсе не от холода.
Кёя первым разлепил пересохшие губы.
– Что? Я не пойду туда… там опасно, а у меня даже оружия нет…
Юнъюн пальчиком указала на перевязь с мечом.
– А… это?
Кёя залился пунцовой краской.
– А, это так, одна видимость!
– Ворота… могут закрыться…
Кадзума поднялся.
– Аква! Брось ты этих дуболомов, они бесполезны! Мы идём внутрь! Быстро!
Ругнувшись, богиня оборвала исцеление.
– Да будьте вы все прокляты! Кёте!
Кадзума, подойдя, схватил Юнъюн за руку.
– Кёя! Пошли! А ты останься снаружи, нам может понадобиться прикрытие!
Аква подошла к распахнутым воротам.
– Кёя! Мне тоже страшно! Или мне туда одной идти?!
Кадзума ещё разворачивался, когда Мицуруги в три прыжка достиг ступенек перед воротами.
Он поравнялся с Аквой, и они оба, взявшись за руки, перешагнули высокий порог.
Кадзума побежал следом, но высокие двери церкви захлопнулись, словно дорога в Небеса перед грешником.
Кадзума затарабанил в ворота.
– Стойте! Да откройся же ты! Проклятье! – Сато уже не плакал, он рыдал в голос. – Проклятые Небеса, я должен быть внутри! Аква! Я с тобой! Ты слышишь, я вытащу тебя оттуда! Аква!!!
Японец упал на колени и разревелся самым постыдным образом.

+1

27

Ворота церкви захлопнулись у них за спиной.
Аква прижалась к стоящему рядом Мицуруги.
– Японец… ты ведь меня не бросишь?
Кёя нежно и чётко прошептал:
– Госпожа Аква, я всегда буду рядом с вами. Это ведь именно вы дали мне привилегию прийти в этот мир, и сразить короля демонов…
По сводам церкви прокатился громоподобный смех.
Обнявшись, Аква и Кёя пошли вперёд. Пересекли черту, на которой Даркнес попала в ловушку, и остановились в самом центре пустого пространства, в котором свободно могли разместиться сто человек.
Мицуруги оглядывал стены. Повсюду висели артефакты и головы страшнейших созданий: драконов и химер.
У противоположной входу стены прямо на алтаре вместо подношений божеству, сидел низенький чернявый парень лет двадцати.
– Расколотые Небеса, неужто это сама великая богиня Церкви Аксис, госпожа Аква собственной персоной пожаловала в мою скромную обитель?
Всё ещё держа в своей руке руку Аквы, Мицуруги крикнул:
– Назовись!
– О, я такой же как ты! Японец, что пришёл в этот мир… – чернявый не выдержал, и вновь рассмеялся. – Убить короля демонов! Как тебе моя коллекция?
Мицуруги вновь пробежался взглядом по стенам, увешанным оружием, и вдруг явственно различил лежащий в углу, ещё не повешенный Грюнд, свой собственный меч, артефакт божественного уровня.
– Узнал?! – На лице японца расцвела улыбка. – Да, ты ведь узнал этот клинок, которым владел по недоразумению столь недавно!
Кёя на мгновение выпустил руку Аквы.
– Это мой меч!
Аква вцепилась в широкую ладонь.
– Не отпускай меня, мне страшно! Кто этот жуткий человек?
Спрыгнув с алтаря, японец подошёл к ним.
– Вы не узнаёте меня, госпожа Аква? Вы позволили мне взять умение пользоваться всеми умениями и артефактами божественного уровня, коии в этом прекрасном мире остались без владельца!
На этот раз Аква сама отпустила ладонь Кёи. Подошла к не представившемуся японцу, и влепила тому звонкую пощёчину.
– Ты! Собрал здесь всё это! Так иди, и победи короля демонов, как я того желаю! У тебя хватит сил и на большее!
Японец рассмеялся ей в лицо.
– Верно! И на большее! Например, убить одну заносчивую богиньку! Здесь, в священном для Церкви Аксис месте, где духовная сила водопадом льётся с Небес, я заряжаю энергией все эти игрушки. Кстати, парень, ты совершенно не заботился о своём мече! Он попал ко мне в руки целиком разряженным, разве так можно?
Аква отошла на шаг.
– Почему… почему ты до сих пор не исполнил мою волю?!
Лишь горький смех был ей ответом.
Мицуруги вновь взял богиню за руку.
– Госпожа, он и не собирался. Ему хорошо здесь. Этот порядок вещей… все удовольствия, которых он бы никогда не испытал в Японии…
– Кёя, что за глупости? Вы все однажды умрёте, и окажетесь на Небесах! И там вас буду судить я!
Мицуруги кивнул.
– Верно, госпожа. Если мы умрём. Иными словами всё, что надо - это чтобы эта проклятая игра никогда не заканчивалась.
Аква побледнела.
– Эта… да как же это…
Чернявый японец похлопал Кёю по щеке.
– Молодец, что привёл её к нам.
Мицуруги кивнул.
– А мой меч? Я могу его забрать?
Японец покачал головой.
– Боюсь, вынужден отказать. Это будет большой потерей для моей коллекции.
– Но ведь он даже на стену ещё не повешен!
Японец взгрустнул.
– Всё руки не доходят им заняться. Я почти закончил восполнять силу артефакта. Да и потом, ты ещё жив…
Мицуруги, выпустив ладонь Аквы, отступил на шаг и поднял руки.
– Я просто заберу свой меч, и уйду, только и всего!
Аква повернулась спиной к коллекционеру.
– Кёя! Молю, хотя бы ты, не бросай меня! Я не переживу этого!
Японец посмотрел на Акву, улыбнулся шире прежнего и сказал:
– А… ну, раз так. Я разрешаю тебе забрать свой меч и проваливать.
Мицуруги медленно пошёл к углу большого, просторного зала.
Аква грохнулась на колени. По ещё щекам весело бежали ручейки слёз.
– Кёя! Не бросай меня одну! Не оставляй вместе с ним!
Коллекционер смотрел на рыдающую Акву, и смеялся.
Словно подражая ему, смеялись отрубленные головы драконов и химер.
– Тебе нравится наблюдать, как твои вернейшие слуги отворачиваются от тебя? А теперь, великая богиня, стань же жемчужиной моей коллекции! Прекрасной серебристой сталью клинка, что украсит мой трон! На алтарь тебе я положу тебя!
Он рассмеялся. Могущественная магия превратила Акву из девушки в холодный безжизненный предмет.
Мицуруги не дошёл до своего меча и половины расстояния.
Он развернулся, обнажил простой клинок и просто прыгнул на врага. Один удар, и всё кончено.
Отрубленная голова коллекционера упала на камни церкви, окропляя белоснежный пол свежей кровью.
Мицуруги выронил оружие из рук.
Сделал ещё два шага, упал на колени и разрыдался.
В это самое время на улице Кадзума дёргал в бессилии двери.
Створки ворот наконец-то сдвинулись с места.
Уперевшись ногой в одну из них, Сато потянул на себя другую.
Говард поспешил и помог распахнуть врата настежь.
Они вбежали внутрь церкви.
– Аква! Кёя! Как вы?!
Кадзума увидел стоящего на коленях рыцаря
– Кёя?! Что случилось, где Аква?
Мицуруги поднял затравленный взгляд, а по лицу парня градом катились слёзы.
– Госпожа… меч…
Кадзума похлопал по плечу Кёи.
– Успокойся. Какой меч?
– Госпожа… стала мечом…
Сато посмотрел на клинок, лежащий перед Кёей.
– Это… он? Аква стала вот этим мечом? – Авантюрист поднял предмет. Короткий, всего один фут в длину, и невероятно лёгкий, словно пушинка. – Аква… теперь стала мечом? Погодите-ка, так это же вообще прекрасный вариант!
Вор рассмеялся.
– Вообще улёт! Чума! Да как я сам раньше до такого не додумался! Ах ты тварь, хотела меня в тюрячке гнить оставить!
Кёя, не вставая с колен, ухватился за край плаща Кадзумы.
– Это же госпожа Аква! Почему… почему ты ни капли её не уважаешь?
Сато повернул голову в сторону Мицуруги.
– А почему она меня ни капли не уважала?! А трактор?! Как она смеялась надо мной! Да немым клинком она сто крат краше! Не выпендривается, не бухает, не проматывает всё бабло на свои глупости! А жрицу я себе новую найду. Нормальную.
Мегумин встала напротив Кадзумы.
– Как ты можешь так говорить! Да, Аква не подарок, но мы все тут не без греха. Это не предмет, а наш дорогой друг!
Рядом с ней встал Говард.
– Позволь полюбопытствовать, где ещё ты найдёшь жрицу, способную возвращать с того света?
Кадзума сорвался на крик:
– Да она бесполезна! Она даже убить никого толком не может! Только нежить да огненных големов!
На обычно спокойном лице Говарда треснула маска невозмутимости.
– Ты жалуешься что твой целитель никого не способен убить? Парень, у тебя явно проблемы.
– Да она даже гигантскую жабу не может убить!
К ним подошла Юнъюн.
– Ты просишь, чтобы жрица водной стихии сражалась с созданиями воды? Это бесполезно. И… Это… эгоистично. Принимать решение за другого человека. Не знаю, что вы там не поделили но…эта девушка уже достаточно наказана, вот.
Кадзума усмехнулся.
– Ого! даже человек, который нас впервые видит, уговаривает меня дать этой дурынде шанс… ну, раз уж вы все так просите…
Он поднял меч.
– Аква! Эй, Аква, вылазь оттуда! Да вылазь ты, чтобы тебя!
Ничего не случилось. Сато потёр эфес, помахал клинком - тщетно. Тогда парень закатал рукав и провёл острием по коже.
Кровь напоила серебристую сталь.
– Аква! Прими личину человеческую, это приказ!
Украшающие рукоять фантастические сапфиры озарились внутренним светом.
Ещё мгновение, и Аква вновь стояла на холодных камнях церкви, окроплённых свежей кровью японца.
– Так… – богиня разминала кисти рук. – Это кто тут хотел оставить меня бездушным куском железа?
Кадзума подбоченился.
– Я.
Молчавшая доселе Даркнес подошла и положила руки на плечи спорщиков.
– Подходите, подождите! Не надо ссориться, мы же пришли сюда исполнить поручение! Времени всего три часа, а сделать нужно многое!
Мегумин энергично кивнула.
– Да! Вернёмся домой, там хоть поубивайте друг друга!
Кадзума ткнул пальцем Акве в ключицу:
– Работай, бесполезная. Кёя, давай вынесем труп, да сожжём. Юнъюн, поможешь? Ну... не Мегумин же просить от трупа избавляться... Говард, Даркнес, придумайте, как убрать пятно крови. – Он хлопнул в ладоши. – За дело!
Так, в хлопотах, пролетел второй час.
Говард подошёл к одному из мечей.
– Я… узнаю это оружие! Оно принадлежало моему покойному батюшке! Я клянусь небом, это оно!
Крестоносец коснулся эфеса, но удар молнии заставил его отдёрнуть руку.
– Проклятье! Оно заколдованно!
К нему подошла Даркнес.
– Да плевать на оружие, портал вот-вот распахнётся!
Аква подошла к ним.
– Священное разрушение магии! Парень, если этим владел твой отец…
Говард смог коснуться клинка, но поднял с видимой натугой.
– Да. Это его меч.
Аква вскинула руки.
– Властью своею здесь, в этом священном месте нарекаю тебя владельцем оружия сего!
Вскинув меч на плечо легко, словно пушинку, Говард прошёл на улицу.
Мегумин подошла к чьему-то посоху.
– А можно мне вот этот?
Аква покачала головой.
– Там две привязки. По крови, и по душе. Я здесь могу только одну сделать. Если чем-то из этого владели твои ближайшие родственники…
Тогда архимаг подошла к Даркнес.
– Вон, глянь, там доспехи! В них ты вообще не будешь получать никакого урона!
Даркнес фыркнула: – Да не нужны мне такие!
На улице забрезжил свет распахивающегося портала.

+2

28

Вечер добрый.
Противоречивое ощущение от прочтения.

С одной стороны, по сравнению с первоначальной версией гораздо лучше стало с характерами героев, мотивацией их действий и логикой событий.

С другой - первоначальная история («Богиня благословляет этот прекрасный мир!») это пародия на бесконечных японских лит-РПГ попаданцев. И элементы "реализма" внутри этой пародии смотрятся чужеродно. Местами сильно не хватает стеба и прочей игры со штампами.

Отредактировано Любомир (03-04-2021 17:57:41)

+1

29

Любомир написал(а):

И элементы "реализма" внутри этой пародии

Даже на ВВВ нашлись те, кто знаком с оригиналом... А уж на книге фанфиков меня и вовсе минусили и всячески выражали неудовольствие от изменения истории в сторону адекватности. Возникало ощущение, что я людоедам читаю Закон Божий.

0

30

Минусить тут не за что, потому как написано неплохо.  8-)
Но...
Что называется, для анализа текста, важно понимание контекста.

Например, Даркнес.
Все танки от DnD и до всяких современных РПГ и ММО постоянно получают по лицу - работа у них такая.
И самый "танковый билд", особенно если есть возможность повышать уровень агрессии у противника - это срезать атаку в ноль, и всё вложить в защиту и запас здоровья.

Смекаете?  8-)
Мазохизм Даркнес это не только стеб, но еще деконструкция и обоснование этой "танковой" роли.

И когда другой паладин её за это пеняет, это звучит адекватно с точки зрения нашего мира, но сюрреалистично со стороны их мира, в котором каждый рыцарь - извращенец, которого постоянно пинают разнообразные чудовища размером с круизный лайнер.

Органично существующий в рамках их мира рыцарь должен был обозвать Даркнес "изнеженной слабачкой", которая носит доспехи, после чего сорвать с себя плащ и продемонстрировать настоящие доспехи рыцаря - обтягивающие кожаные ленты поверх голого тела. Потому как от удара стотонной дубиной очередного великана два миллиметра стали не защитят, а дух святого Гача-мучи - очень даже.

Вот такая диалектика  :D

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Заповедник Великих Писателей » Спесезаменитель