Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » "Этот прекрасный свободный мир..." -- 17


"Этот прекрасный свободный мир..." -- 17

Сообщений 331 страница 340 из 377

331

В Вк посты появляются, вчера был например,  и почти каждый день.
Недавно обзор на Дюну выкладывался

Отредактировано Рони (30-09-2021 08:53:49)

+2

332

Рони написал(а):

В Вк посты появляются, вчера был например,  и почти каждый день.
Недавно обзор на Дюну выкладывался

  А в аффтартудее

Былa на сайте 12 минут назад

Так что вроде как активность есть. Проды немае!

0

333

Прода скоро будет. Просто у меня опять аврал. У нас почти закончился ремонт на работе, в результате все бурно занялись издательской деятельностью, еще решили активизировать работу в соцсетях (а я должна редактировать их труды), а еще мне отменили удаленку, а на работе дикий холод. Так что я несколько утомлена. А писать для Дзена проще, там времени и сил много не надо (вот сходила в кино -- и сразу три материала: про кино и два видео рыбок в аквариуме). Но я возьму себя в руки и продолжу историю Роберта. Тем более, что он все больше ощущает, что подкрадывается нечто нехорошее.

+3

334

Продолжение (предыдущий фрагмент на стр.32)

— Я для тебя стараюсь!
— Джек…
Джейсон! — непримиримо возразил алиен. — Не смей упоминать эту кличку!
— Ах, простите, Джейсон Стрейнджер де Дженкинс, — от сарказма в тоне Роберта Джека передернуло. — Ты посадил женщину в неуправляемую машину, поставил под угрозу ее жизнь и все ради чего?! Ради идиотской рекламы?!
— Она не идиотская! — вызверился рекламщик. — И машина была управляема — это простейший киношный трюк! Сенатор все прекрасно отработала, без помарок. Она вообще прекрасно водит машину — ничего страшного тут нет. Зато результат есть. Вот, любуйся! — Джек поднял планшет чуть ли не к носу Роберта. — Ты, конечно, внимания не обратил, но вообще-то там — за воротами — толпа репортеров. И вот, читай — уже появилось: «Спешное явление доктора Зверя наглядно продемонстрировало, что волноваться и переживать он способен не хуже других людей. Остается признать, что в этом плане Зверь на удивление нормален…» Вот: «нор-ма-лен»! — почти проскандировал Джек. — А всего-то был использован простейший трюк. И вот еще — можешь посмотреть… Это психолог… Смотри-смотри, что нос воротишь?!
— Джек! — Роберт резко отодвинул планшет и взглянул рекламщику в глаза. — На таких трюках бьются даже опытные каскадеры, но у них хоть защита есть, а у Элис не было ничего! О чем ты думал?! Вот это все, — он кивнул на планшет, — не стоит ее жизни!
Джек упрямо поджал губы, и Роберт повернулся к механику.
— А ты, Барт, — водитель-механик опустил голову. — Ну, понятно, у этого тормозов нет, но ты-то, ты — ты же умней!
Механик с несчастным видом поднял взгляд на гневного Роберта.
— Сенатор попросила…
Роберт замолчал. Да, когда Элис просит… Смотрит на тебя огромными глазищами и все слова возражения — очень правильные и умные — просто теряют смысл!
— Я поговорю с сенатором, — пообещал он. — А ты… в следующий раз не поддавайся на провокации Джейсона. А если будет тяжко — звони мне. Но не позволяй сенатору рисковать...
По лестнице к спальне Элис Роберт поднимался медленно, сосредоточенно обдумывая предстоящий разговор. Разметавшаяся на постели Элис под его взглядом сонно улыбнулась и открыла глаза.
— Подремала? — Роберт протянул к ней руки и помог устроиться среди подушек. — Ты ничего не хочешь мне рассказать?
Элис смутилась, и Роберт ободряюще улыбнулся.
— Скрывать уже поздно, я поймал Джейсона, — сообщил он. — Ему ничего не оставалось, как признаться. Не сердись на него, я не оставил ему выбора.
— Все ведь удалось, — проговорила сенатор. — Джейсон молодец.
— Удалось, — нехотя признал гладиатор, — но я не хочу, чтобы ты рисковала собой. Прошу тебя, не надо. Джейсон… Господи, да временами у него вообще тормоза отказывают, он же в Голливуде работал, что от него ждать!
Роберт сказал и остановился, пытаясь сообразить, знает ли Элис, что такое Голливуд.
— Голливуд — это кино-столица оставленного мира, — после паузы пояснил он. — Ты не поверишь, но однажды этот гений предложил мне — ради рекламы, конечно — сняться в ролике с сигаретой в зубах, чтобы снайпер отстрелил кончик сигареты. Видите ли, когда-то такой же трюк предложили одному из политиков. Так я сделал то же, что и тот политик — послал Джейсона к черту.
Элис в озадаченности молчала.
— Нет, он хороший рекламщик, правда, но временами его несет, — продолжал Роберт. — В таком состоянии девять из десяти его идей приведут к катастрофе. Думаешь, я не вляпывался? Еще как! Ну, сделал я глупость, но ты мои глупости не повторяй. И собой не рискуй, прошу…
— Если с тобой что-нибудь случится, — перебила Элис, — я не переживу…
— Что?!
Роберт в растерянности уставился на молодою женщину. С минуту молча смотрел ей в глаза, затем лицо его стало жестким.
— Вылезай из кровати, — приказал он.
— Но…
— Вылезай-вылезай, — повторил гладиатор. — Так будет нагляднее — я тебе кое-что покажу!
Он все-таки помог ей выбраться на ковер, а потом решительно подвел к окну.
— Хороший вид, верно? — вновь заговорил Роберт. — Все твои владения как на ладони. А теперь скажи, кто будет тебе наследовать?
— Да разве это важно… — пробормотала сенатор.
— Важно, — возразил Роберт. — Ты сама говорила, твои родные живут скромно, у них нет навыков распоряжаться людьми. Так что они сделают, когда все это свалится им на головы?
Элис побледнела.
— Я не спрашиваю, как они будут делить виллу, но как они будут делить людей? Или они предпочтут получить деньгами, а людей отправить на аукцион? Барта на аукцион… И мальчишку, которого мы купили — он только-только начал приходить в себя. И все заново? Твой секретарь… твой управляющий…. Все твои люди… Что с ними будет?
Элис молча закусила губу.
— Они не останутся питомцами, я об этом позабочусь…
— А Фрэнк?! — перебил Роберт. — Ты не можешь его освободить — он государственный. Что будет с ним? Я могу тебе сказать. Его оторвут от дома и отправят в питомник, где его сломают… уже одним тем, что его дело будет потеряно. Нет, Элис, все эти люди без тебя пропадут. Ты не можешь умереть. Ты не можешь участвовать в гонках. Ты вообще не можешь рисковать собой — потому что не можешь рисковать ими. Они твоя ответственность…
Элис ткнулась носом Роберту в грудь.
— Прости… Это была слабость… — призналась она. — Просто мне тяжело… Я ничего не могу сделать, разве что по мелочи. А тут казалось — есть выход… Может, они поймут…
— Скоро выйдет наш фильм, — успокаивающе проговорил Роберт. — Тут Джейсон молодец — хорошо придумал. Знаешь, почему я на него не сержусь? Потому что, если бы не его дурацкая идея… это ж надо придумать — жениться для рекламы! Так вот, если бы не это, я бы никогда не встретил тебя.
Элис закрыла глаза.
— А люди поймут, время есть. Представь — Фрэнк станет выдающимся предпринимателем, Люк — дизайнером и художником, а твой управляющий — министром экономического развития. А что — у него получится…

Продолжение следует...

Отредактировано Юлия Белова (20-10-2021 13:48:26)

+9

335

"Если с тобой что-нибудь случиться, "

Тут мягкий знак не нужен, описка.

Элис все же наивная до безумия,  реально не задумывается о судьбе рабов или включает дурочку.
Как же она меня бесит.

Отредактировано Рони (20-10-2021 11:37:03)

0

336

Рони написал(а):

"Если с тобой что-нибудь случиться, "

Спасибо!

Рони, она о судьбе рабов думает, вот только, во-первых, она не считает их рабами (с одной стороны это хорошо, с другой — создает некоторые трудности), а во-вторых не стоит понимать ее слова (что не переживет) буквально. Это просто дала понять, что волнуется за Роберта в крайне экспрессивных выражениях. Но поскольку он на нервах, то все понял буквально. Его тоже можно понять.

+2

337

Продолжение

Элис закрыла глаза.
— А люди поймут, время есть. Представь — Фрэнк станет выдающимся предпринимателем, Люк — дизайнером и художником, а твой управляющий — министром экономического развития. А что — у него получится…
— А что будешь делать ты? — сквозь слезы улыбнулась Элис.
— Строить и писать картины. Хочешь, я напишу твой портрет?
— У меня есть…
— Да? — Роберт удивленно приподнял бровь. — А почему я его не видел?
— Он написан не совсем по правилам, — принялась объяснять сенатор.
— Так это же хорошо, — обрадовался Роберт. — Здешние каноны просто необходимо нарушать. Показывай!
И все же один взгляд на портрет сказал Роберту, что радовался он зря. Единственным отличием портрета от тех портретов, что Роберт изучал на вилле Данкана, было отсутствие обнаженных рабынь у ног сенатора. Роберт представил, что Элис могла сказать маститому художнику на предложение раздеть кого-то из ее питомиц, и улыбнулся. И все же портрет никуда не годился. Правильно Элис его спрятала.
— Ужас, — вердикт Роберта был краток и суров. — Это вообще не ты.
— Разве не похожа? — сенатор внимательно вгляделась в собственное изображение.
— Похожа, только… — Роберт недовольно покачал головой. — Тут же нет ничего живого! У тебя другой взгляд… А это что? Это даже на надгробье не годится. Решено, я пишу твой портрет!
Элис покраснела от удовольствия.
— Тебе нужны фотографии?
— Нет, — улыбнулся Роберт. — Мне нужна только ты.
Им еще пришлось зайти в студию Люка, чтобы позаимствовать бумагу и уголь для наброска. А потом мальчишка робко спросил, можно ли ему тоже поучаствовать в создании портрета сенатора. Но самому.
— Ну как, позволим юному дарованию попробовать свои силы? — спросил Роберт, и Элис согласно кивнула. Только почтение к опекунам удержало художника от того, чтобы поочередно броситься к ним на шеи.
Студию Люка Роберт забраковал, заметив, что она прекрасно оборудована и хорошо расположена, но для портрета Элис требуется нечто иное. Стремительно прошел по дому, по ходу комментируя плюсы и минусы позирования в том или ином помещении, и, только оказавшись на веранде третьего этажа, понял — это то, что нужно. Солнце, ветерок, тронувший волосы Элис, и ощущение пространства и высоты вновь вызвали в памяти то впечатление, что появилось у него в первую встречу с Элис — чистота и отвага.
Сеанс прошел на удивление быстро, словно это была не работа, а полет, и Роберт вспомнил давнее утверждение наставника — еще там, в оставленном мире, что написание портрета — это совместное творчество, а не только труды художника.
А вот набросок Люка заставил его присвистнуть. И этому мальчику в питомнике дали класс «С»? А потом другая мысль завладела Робертом — как этот юнец ухитрился сохранить в большом питомнике и верный взгляд, и живость души? Уже другими глазами он смотрел на молодого художника, а потом серьезно проговорил: «Хорошо, очень. Обязательно заверши портрет».
С листа на него смотрела Элис, это было бесспорно, и при этом совершенно не похоже на то, что творил он сам. Одно и то же место, одна и та же модель, одно и то же освещение — и совсем другой подход к делу. Даже в наброске было видно, каким сказочным и декоративным получится портрет. И это было на редкость интересно!
— А мне можно посмотреть? — с любопытством спросила Элис.
— Нет! — одновременно выпалили оба художника, но Люк, вспомнив, кому только что сказал «нет», стал красным, как перезрелый томат.
— Когда все будет готово, — вынес вердикт Роберт. — Потерпи. Зато потом тебя ждет сюрприз. Два сюрприза, — уточнил он.
Уезжать от Элис не хотелось, но все-таки пришлось. Машину Роберт вел аккуратно, тщательно соблюдая правила и дальней дорогой объезжая полицейские посты. Что отвечать за нарушения придется, было очевидно, но хотелось, чтобы это случилось не сейчас.
«Не в этот день», — мысленно молил Роберт.
До Арены он добрался благополучно, но стоило ему поставить машину, как в ошейнике пискнуло, как случалось при автоматических авторизациях, потом его куснул слабый разряд, а затем холодной голос Кавендиша произнес: «Немедленно ко мне».
«Ничего не поделаешь», — размышлял Роберт, шагая к кабинету менеджера бойцов. Расплата приходит всегда. И все равно день был хороший — Элис была цела и здорова, и даже поняла, что больше не должна рисковать… А еще его ждала работа над ее портретом…
Кавендиш не стал тратить время на слова, просто швырнул на стол перед Робертом две карточки — штрафы из полиции. «Надо же, даже распечатал, — размышлял гладиатор, рассматривая суммы штрафов за превышение скорости и незаконное использование спецсигнала. — Все же есть в Кавендише неистребимая тяга к театральности». Молча вытащил планшет, вставил в разъем первую попавшуюся карту... Две тысячи — не так уж и много. И странно, что его до сил пор не отправили к столбу.
Третья карта легла на стол — штраф от Арены. Роберт смотрел на проставленную сумму и с трудом удерживался от того, чтобы не протереть глаза. Вытащил все оставшиеся карты и принялся одну за другой подносить их к устройству сканирования, а когда штраф, наконец, был оплачен, в его распоряжении оставалась едва ли тысяча долларов. Если так пойдет и дальше, — понял он, — для выплаты заработной платы Донне придется устраивать аукцион даров. И то верно, к чему ему весь этот хлам?
— Пшел вон, — подал голос Кавендиш, и Роберт молча развернулся, все еще недоумевая, почему расплата ограничилась деньгами. Он уже собирался выйти за дверь, когда Кавендиш вновь заговорил: — Еще раз устроишь подобный заезд — пойдешь к столбу. Все понял?
— Да, — подтвердил Роберт и шагнул за дверь.

Продолжение следует...

+8

338

Продолжение

***

На премьеру Роберта не пригласили — несмотря на все старания Джека и Элис. Ему даже было предписано не появляться в зрительном зале первые три дня после премьеры. Роберт полагал, что причина была в его стремительном рейсе через полстолицы, но оказалось, что его заезд никакого отношения к запрету не имел — дело было в его статусе бойца.
Смотреть фильм они с Элис отправились на четвертый день после премьеры, но там, к удивлению Роберта, обнаружилась чуть ли не вся съемочная группа фильма. Деннис Дин произнес прочувственную речь и под аплодисменты зрителей вытащил Роберта на сцену перед экраном, и в результате все это очень напоминало еще одну премьеру, разве что без должностных лиц.
Зато кадры из фильма (и особенно его кадры) украсили чуть ли не все рекламные щиты столицы. Доктор Зверь — то есть житель Нью-Йорка тридцатых Джонни «Бакс» Доменичи — за конторкой, перед шефом (крайне неприятным типом, держащим букмекерскую контору) и с чужим ребенком на руках, которого ему буквально повесили на шею, моля спасти...
Зрительский ажиотаж заставил встрепенуться и свободного Атвуда, желавшего получить свою долю восторгов от использования популярной модели. Состязаться с кино было сложно, но Атвуд нашел выход. Рождественский календарь с евангельскими историями должен был «порвать» свободное общество в клочья.
В результате фантазий Атвуда Роберт последовательно представал в ролях одного из пастухов, волхва, плотника, блудного сына в обеих его ипостасях, благоразумного слуги, доброго самаритянина, виноградаря, человека из толпы при въезде Иисуса в Иерусалим, римского сотника, раскаявшегося разбойника, святого Луки и Санта-Клауса для обложки. Всех остальных персонажей сыграли гримированный каждый раз по-новому Деннис Дин и вторая звезда фильма Эмили Адамс — в перерывах между съемками она поинтересовалась у Роберта, не может ли тот передать записку Тёрнеру, и очень расстроилась, узнав, что куратор уволился.
Задумка Атвуда поразила Роберта размахом, но еще больше поразило место, выбранное фотографом для съемок — Арена. Парадный вход, несколько фойе и роскошных лестниц, крытый сад, знаменитый купол и непосредственно Большая Арена со всеми своими трибунами в качестве Голгофы. Два креста, возвышающиеся над песком, производили ошеломляющее впечатление, как и массовка на трибунах, состоящая из работников Арены. Да и наряд Роберта во всех ролях представлял вариации красной рубашки гладиатора. Для укрепления свой славы, Атвуд постарался выжать из ситуации и статуса модели все, а Роберт размышлял, понимает ли свободный, насколько двусмысленным становится каждый отснятый им кадр.
Любой человек, даже самый недоверчивый, должен был признать, что дела Роберта идут хорошо, но его не оставляло ощущение надвигавшейся катастрофы. Причин для опасений не было никаких. Элис поклялась не рисковать жизнью. Фрэнк прилежно грыз гранит науки. Люк с восторгом неофита писал свой первый портрет. И даже Донна честно штудировала учебники… Роберт извелся от подозрений и, когда услышал, что Сокол ухитрился навернуться на лестнице и сломать руку, решил было, что это оно, тем более что скоро выяснилось, что падение товарища не было несчастным случаем, а оказалось покушением соперника. Виновный был прилюдно острижен и отправлен в клетку к «куклам», а Роберт понял, что тревожное чувство никуда не делось. Катастрофа ожидалась впереди, но вот лично Соколу не грозило ничего. В госпитале он должен был провести не менее двух месяцев, еще месяца два-три его бы гонял Дайсон, прежде чем вновь выпустить на бой, так что, как минимум, полгода за Сокола можно было не опасаться.
И все-таки что-то гадостное ждало впереди.
Когда Донна принесла Роберту несколько писем, требующих его внимания, он привычно подумал, а не содержится ли в них то самое, что уже которую неделю не давало ему покоя. Однако на первый взгляд ничего необычного в корреспонденции не было. Восемь просьб об автографах, поэма в его честь (читать этот кошмар полностью Роберт не стал — ему хватило двух первых строк), три рисунка ребенка с вопросом его родителей стоит ли им обратить внимание на творчество отпрыска, восторженный отзыв поклонника на фильм и фотография очередной красотки, жаждущей обратить на себя внимание… К фотографии были пририсованы усы, но боец не успел отчитать Донну за бесцеремонное обращение с корреспонденцией, потому что заметил еще один документ, и вот он-то заставил Роберта озадаченно почесать затылок.
Это была дарственная на имя бойца Зверя, в которой некий свободный Элайджа С. Мортимер III передавал ему в собственность виллу в Дерриборо и девять питомцев, проживающих на той же вилле…
Роберт даже зажмурился и протер глаза, но дарственная не исчезла. Те же имена, названия, те же коды и план... Насколько понял Роберт, вилла находилась всего в паре километров от виллы старшего племянника, и это делало ситуацию еще более абсурдной. Приколотый к дарственной конверт был самым обычным, а найденные в сети ответы на запрос по личности свободного Мортимера III лишь усиливали недоумение Роберта, так что, прихватив странный документ вместе с конвертом, боец отправился к менеджеру бойцов.
Свободный Кавендиш бегло проглядел дарственную, после чего усмехнулся и сказал: «Поздравляю».
Роберт с досады даже прищелкнул языком.
— Я посмотрел в сети, кто такой Мортимер III, — сообщил он. — Хочешь сказать, что дарить бойцу виллу и питомцев для такого человека нормально?
— Э-э… нет, — признал Кавендиш. — Но ведь ты звезда… Суперзвезда, — добавил он. — Первая суперзвезда Арены, а традиций обращения с суперзвездами у поклонников пока нет.
— А моя суперзвездность может объяснить, почему дарственная прислана в обычном конверте? — нетерпеливо допытывался Роберт. — И почему ее прислали непосредственно мне, а не на юридическую службу Арены? Полагаешь, такой человек не знает, как обращаться с документами?
Кавендиш нахмурился, еще раз оглядел дарственную и конверт, а потом резко встал, приказав Роберту следовать за собой.
Глава юридической службы свободный Берт Мартинсен читал дарственную дольше Кавендиша, а потом поднял на Роберта недовольный взгляд:
— Надеюсь, боец, ты понимаешь, что являешься только пользователем данной собственности и не может ее отчуждать. Право отчуждения распространяется лишь на дары, чья стоимость ниже пятидесяти тысяч долларов. Что касается вас, свободный Кавендиш, так вначале вам стоило проинформировать меня, а уж потом, после улаживания всех формальностей, бойца.
— А я не информировал бойца, — невозмутимо ответил Кавендиш. — Это боец проинформировал меня.
— Там еще и конверт, — добавил Роберт.
Юрист замер, словно пес, вставший на след, затем осторожно, словно это было какое-то ядовитое насекомое, взял в руки конверт, а после изучения его схватился за коммуникатор:
— Нора, спорное юридическое событие, — объявил он. — Мне нужны три независимых свидетеля, нотариус и видеорегистратор... Выезд в Дерриборо. Немедленно… Нет, это неизвестно. Но на всякий случай договорись с психологом.
Роберт слушал распоряжения Мартинсена и размышлял, что кто-то влип. Знать бы еще — кто. В наивность и увлеченность кумирами мультимиллионера Элайджа С. Мортимера III Роберт не верил.

Продолжение следует...

Отредактировано Юлия Белова (05-12-2021 22:44:47)

+7

339

Уважаемая Юлия Рудольфовна, эта дарственная и есть катастрофа? Или это ложный след?

Отредактировано Sneg (28-10-2021 01:27:41)

0

340

Sneg, нет, это не катастрофа -- это просто мошенничество.

Sneg написал(а):

Юлия Романовна

Рудольфовна!

Отредактировано Юлия Белова (25-10-2021 17:08:07)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » "Этот прекрасный свободный мир..." -- 17