Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Заповедник Великих Писателей » Суборбитальный перехват.


Суборбитальный перехват.

Сообщений 31 страница 40 из 57

31

– Девочки, вы молодцы, вы сделали всё, что могли. Но нам ничего не остаётся, как найти средства для дани. И молиться, что Легион не придёт следом.
Август отключил звонок. Где-то там, придя в себя, его племянница отчаянно пыталась посадить самолёт, но это уже никого не волновало.
Они проиграли.
Сиренити даже не надо 1400км, она бьёт на все 14000км. Это даже больше, чем диаметр их планеты.
Планеты, которую им уже не защитить.
Кодзуки услышала, как ревёт, пытаясь вспороть себе живот дедушкиным штангенциркулем, Чидори. В какой-нибудь юмористической передаче это могло сойти за плоскую шутку, но в реальной жизни это было ни разу не смешной нервный срыв.
Понимая, что предаёт, бросает своих солдат, Кодзуки вышла на балкон комнаты для совещаний и достала телефон.
Уже 22:12, но ей сейчас не до правил приличия.
В гостинице Магнолия в номере 317 ответили почти сразу.
Офицер Свободного Легиона Куродзи Аромаси смотрел новости по Информационной Сети, но тут же переключился на неё.
– Мисс Кодзуки, вы ещё что-то хотели?
– Простите, что снова вас беспокою…
Он перебил её грубо но нежно:
– Если у девушки слёзы на лице, как я могу остаться глух? Говорите.
Ещё раз шмыгнув носом, Кодзуки сказала:
– Ситуация следующая: кроме крейсера Галил к нам приближается крейсер Сиренити. Мы с одним Галилом разобраться не можем, а тут…
Куродзи спросил:
– В чём проблема с Галилом?
– Наш потолок 140км.
– Ну и что? Попросите крейсер опуститься чуть ниже.
Кодзуки округлила глаза.
– Попросить? Это шутка такая? У меня тут пилот пытается зарезаться штангенциркулем с размахом два с половиной метра, я от смеха уже описалась два раза.
Она хотела ещё многое сказать, но офицер перебил её.
– Прекратите истерику. Хоть на время. Враг не ожидает от вас противоборства. Скажите, что это надо вам для идентификации или что-нибудь ещё. Придумайте причину. Галил может опуститься до 120км спокойно. Теперь про Сиренити. Если честно, это подарок Божий. Сделайте так: пусть ваш премьер-министр поднимется… нет, пусть скажет, что поднимется на челноке на Сиренити. Челнок пристыкуется и на борт прорвётся отряд полицейского спецназа с задачей захватить или уничтожить корабль. Но лучше захватить. Это жизненно необходимо. Имея в руках Сиренити с её дальнобойным орудием, вы сможете защищаться. Насколько я помню, прицельная дальность главного орудия Сиренити от десяти до пятнадцати тысяч километров. Теперь главное. Когда захватите Сиренити, выступите по Инфосети и скажите, что вы уничтожили Сиренити и взяли на абордаж Галил. Это критично. Ещё что-то?
Кодзуки всхлипнула.
– Вы… я даже не знаю, что бы я без вас делала…
– Вы пока ещё ничего не сделали. Идите и работайте. Отберите инструмент у напуганной девушки.
Аромаси сбросил разговор.
Кодзуки вернулась в комнату и увидела то, чего не видела ещё ни разу в жизни: эти три идиотки курили, сидя на столе для совещаний. Попами на карте.
– А ну, быстро слезли и сожрали окурки! А ты чего ревёшь?! – Это уже Чидори. – Все приняли вертикальное положение и марш на аэродром, встречать Марти! Бегом!
Крик, как всегда, привёл девочек в чувство.
Медленно, словно накачанные наркотиком, четыре девушки вышли на свежий воздух.
Оставив их прохлаждаться, Июль поспешила на ВВП.
Март уже сажала свой Спитфаэр.
Двадцать минут спустя Кодзуки помогала подруге вылезти из кресла.
У той до сих пор шла кровь носом, а пульс превышал двести в минуту.
– Ты как? В порядке?
По лицу девушки градом катились крупные капельки пота.
– Я… попала?
– Да. Ты попала. А я придумала, как нам выходить из пике.
Марти сменила платок на свежий.
– Как?
– Никак. Мы опустим Галил на 120км и сможем бить по сходящимся. Сперва пойдут два Спитфаэра со Слепнями, потом только Хенкоки.
Новый платок быстро покрывался кровью.
– Как… опустишь?
– Это потом придумаем. Твой дядя за тебя волнуется. Просил, чтобы ты ему позвонила, как сможешь.
Кровотечение из носа наконец прекратилось.
– Он… обо мне… вспомнил? – Март закрыла глаза и отрубилась снова.
----------------------

В детстве Кодзуки мечтала стать феей, летать по небу от звёздочки к звёздочке и собирать пыльцу в мешочек.
Девочка выросла. Ей объяснили, что гигантские газовые шары дают вовсе не сладенький нектар, а жесткое излучение.
Так что фее понадобится скафандр. И крылышки потвёрже.
Словом, с пыльцой не выгорело.
Желание полураспалось.
Но мечта летать по небу осталась.
Остались богатые, влиятельные родственники.
В девятнадцать лет она впервые села за штурвал Спитфаэра.
Тогда ещё были живы родители…
И вот настал день, когда её семье понадобились её крылышки.
Кодзуки забивала в программу исходные данные для расчёта траектории стрельбы по приближающимся к её дому вражеским крейсерам.
За соседним монитором сидела Чидори и, стараясь спокойно улыбаться, объясняла маме, что ровным счётом ничего плохого не происходит, а те два военных крейсера, принадлежащих Звёздному Альянсу Лебедя, о которых сказали в новостях, не представляют никакой угрозы.
Апрель старалась убедить в первую очередь саму себя.
Пока получалось паршиво, но лучше уж так, чем сидеть в уголке и рыдать, сжимая семейную реликвию.
На балконе стояли младшие пилоты, все трое в белоснежных лётных комбинезонах. Сейчас они наблюдали крейсер класса Галил, что с высоты в 120 километров на небесном своде визуально выглядел громадной пылающей звёздочкой, крохотным Солнцем.
На мониторе поверх окон программ вылезло окошко вызова.
Премьер-министр.
Кодзуки щёлкнула «Принять вызов».
– Июль, я ознакомился с твоим новым планом и провёл предварительные переговоры с посланником Лебедя. Они согласились снизиться до 120км в целях демонстрации всей планете своей мощи. Но… но речь только про Галил. Второй крейсер останется на гео-стационарной орбите. Они сказали, что от потери пары спутников связи мы не особенно пострадаем.
Июль слушала, а по её щеке текла одинокая слеза.
Второй крейсер, как и следовало ожидать, отказался спускаться с наиболее оптимальной орбиты даже на время.
– Да… я поняла. Что-то ещё?
Премьер молчала почти минуту, постукивая пальцами по столу.
– Июль… Ты знаешь, все мои советники хором кричат, что атака под флагом переговоров…
Кодзуки подскочила, да так, что мягкое кресло отлетело в сторону.
– Сэр! Мы должны хоть что-то сделать!
Чидори и Март подбежали к ней. Стали шептать слова утешения.
Июль позволила посадить себя обратно в кресло.
– Сэр, прошу меня простить. Что-то ещё?
Август кивнул.
– Да. Не далее как двадцать минут назад из гипера вышел межпланетный крейсер типа Искандер. Он сейчас на гео-стационарной орбите.
Кодзуки почесала голову. Перевела взгляд на Чидори.
Девчушка в жёлтом лётном комбинезоне, вся такая из себя вечно приветливая и жизнерадостная, сейчас в её глазах блестел лёд.
– Искандар - тип крейсеров Легиона. Это не корабль альянса.
Июль вновь посмотрела в монитор.
– Что? Легион? Они-то тут каким боком?
Август привычным басом ответил.
– Ну, это же конкуренты Альянса. Появились на орбите с интервалом почти в пол-периода, врубили двигатели и сейчас уже почти борт о борт с Сиренити.
Мар положила руки на плечи Кодзуки. Принялась разминать.
– Дядя…
– Рот закрой. Сейчас я говорю с командиром эскадрильи.
Июль сделала глубокий вдох.
– Мы ничего не можем сделать с крейсерами на высоких орбитах. Только Галил. А раз так, то нам остаётся лишь проигнорировать угрозу, до которой не можем достать. Конец связи.
Отключившись, она посмотрела на часы.
– Итак, сейчас 5:42. Начинаем операцию.

-----------

Лейтенант Кристофер Донован поднялся на капитанский мостик.
– А теперь, по древнему морскому обычаю…
Никто из младших офицеров, сидящих за пультами управления, не обратил на вошедшего ни капельки внимания.
И лишь капитан корабля, развернувшись в его сторону, прокричал:
– Завались!
Вот тут уже все офицеры, побросав свои дела, перевели взгляд на капитана.
Взглянув на своих подчинённых, капитан покивал головой и уже привычным, спокойным голосом, проговорил:
– Кристофер, мы в глубоком космосе, по какому ещё морскому обычаю? Опять всю вахту смотрел свои «Приключения капитана Гада»?
Донован выкатил глаза от удивления:
– Сэр! При всём уважении, не Гада, а Блада!
Старший помощник Санада, вернувшись к своим обязанностям, узрел на мониторе нечто, что весьма его впечатлило:
– Сэр! Там… судя по показаниям приборов, транспортные челноки идут в атаку на Галил!
Донован подскочил к Санаде.
– И верно! Они швыряют в него ракеты класса «Воздух - воздух». Какая отчаянная атака! У них нет и единого шанса… А это…
Санада кивнул.
– Докладываю, атмосферные истребители стреляют по Галилу ракетами.  Вероятно, ошибка приборов. Датчики пытаются убедить нас, что эти самолётики взмывают на высоту в 46 километров! Хотя, если поставить ускорители…
Донаван тем временем взанял своё рабочее место.
– Сэр! Корабль Сиренети включил двигатели! Он…
Санада перебил своего коллегу:
– Сэр! Они попали! Галил, получив повреждения, разваливается на части! Сэр, на такой высоте он просто неуправляемо войдёт в атмосферу, и сгорит в плотных слоях!
И вновь крик Донована:
– Сэр! Сиренити снижается! Да они же просто разбомбят планету! Погибнут миллионы гражданских, мы не можем это допустить!
Капитан встал со своего кресла.
– Экипаж, приказ! Спускаемся и уничтожаем корабль Сиренити по протоколу 1-01 приоритетная защита мирного населения.
Развернувшись на 180 градусов и использовав маршевый двигатель для торможения, Искандар рухнул на низкую орбиту и открыл огонь по Сиренити.
Ответный зал корабля Звёздного Альянса Лебедя разрушил крейсер Свободного Легиона.
Обломки всех трёх крейсеров разных классов пылающими звёздами прошили атмосферу планеты и погрузились в океан, по древнему морскому обычаю найдя упокоение на океаническом дне.

Отредактировано Istra32 (06-12-2020 07:38:22)

+1

32

Алексей Широ написал(а):

Им ничто не мешает иметь орбитальные периоды хоть в пол-орбиты.

Разумеется)) Но они - конкуренты)) Им выгодно быть не просто на одной орбите - а как можно ближе.
Тем более, что изначально первая сторона заявляла, что пришлёт только один корабль. Вот вторая и прислала тоже только один.

Алексей Широ написал(а):

Понимаете, ЯБЧ

Прекрасно понимаю)) У меня трудности с деталями. Во-первых, я вообще не парился над вопросом - какой конкретно у них там источник энергии. Может, атомные дела запрещены под давлением экологов, а рулит трансфлигирование)) Или смеха ради взять наработки Острецова))
Вы правильно указывали, что даже кусок железа на первой космической - грозное оружие.
Там действительно в матчасти можно зарыться и утонуть.
Потому я и сказал, что на первом месте - социальная и эмоциональная части, литературность.
Мне видится наиболее перспективным - вариант:
Сиренити глушится ЭМИ, перед этим разрушает физически корабль противника, и получается тот же выход, что и в первой версии - Свободная Планета получает тело крейсера для дальнейшей самообороны.
Ну, можно им и два корпуса авторским произволом подогнать, но это во-первых закон урезания осетра а во-вторых, размывание читательского внимания.

Алексей Широ написал(а):

Наиболее очевидным ответом на два станет "черт с ним, капитулируем". И исходный-то план предельно рискованный, а теперь он еще и просто неработоспособен.

Это самое важное, потому отмечу отдельно.
У них там зрада и перемога. Как ранее говорили - лихость. На уровне Слабоумие и Отвага.
Мне нужно Бдыщь, Бабах!
Чтоб читалось интересно, а не скучное перечисление типов двигателей и дальности стрельбы.
Все технические детали идут только потом как бы между делом.
Главное - сюжет.
Захватывающее приключение.
А если рассуждать как вы, максимально серьёзно, то Свободная Планета должна изначально выбрать сторону и не доводить до самоубийства планетарных бомбёжек.
У меня все вопросы к вам были потому что вы меня в идиотизме обвиняли.
А у меня в рассказе глупость. Не идиотизм, а именно глупость.
Я принимаю ваше замечание про то что второй корабль должен оставаться на высокой орбите - не потому, что это логично, а потому, что я благодаря нему придумал, как сделать ещё интереснее, обезбашеннее.
Если вы обращали внимание - у меня собственно на само сражение - один маленький абзац в финале. Это плохо. Его надо живенько расписать, но мне в голову не пришло ничего увлекательного. Я вам поставил плюик за то сообщение, где вы говорите что корабль должен быть ОДИН.
Вы мне подарили Идею.

0

33

Кадфаэль написал(а):
Istra32 написал(а):

У Кодзуки от такой дерзости распрямились бигуди.

Я понял, о чем речь, но однако - бигуди распрямиться не могут, ибо это металлическая или пластиковая трубка, на которую наматывают пряди волос для завивки...

Отстали вы от жизни. Бигуди моей жены - трубки из вспененной резины длиной см 16 с алюминиевой проволокой-каркасом внутри. Проволока закреплена с торцов своеобразными пуговицами. И на голове жена эти бигуди фиксирует, чуть ли не в узел завязывая.  Естественно проволока периодически лопается. И тогда я достаю подходящий по диаметру электрический провод, вырезаю из него алюминиевую жилу и чиню бигуди.

0

34

Stprapor
Извините что вмешиваюсь, а как вам сам рассказ?))

0

35

Как-то так))

Отредактировано Istra32 (30-05-2021 12:57:36)

0

36

Istra32 написал(а):

а как вам сам рассказ?))

Честно сказать - не ахти. Очень уж все наивно, по-детски. Хотя читалось достаточно легко и быстро.

0

37

Stprapor
Спасибо за отзыв.

Stprapor написал(а):

Очень уж все наивно, по-детски.

А что именно там наивно?

Stprapor написал(а):

Хотя читалось достаточно легко и быстро.

Это тоже недостаток?

0

38

Stprapor написал(а):

Бигуди моей жены - трубки из вспененной резины длиной см 16 с алюминиевой проволокой-каркасом

Ага, и они распрямляются...

0

39

Название: реорганизация.
Аннотация: новые задачи требуют новых решений.

Овечка-луна паслась в изгороди окна. Верхний свет был погашен. Повесив пиджак на вешалку, крепкий мужчина средних лет сел за стол и погасил настольную лампу.
Распахнулась дверь.
В кабинет вошёл человек. Постарше первого, шире в плечах.
Поставив на стол бутылку коньяка, гость сел на стул.
– Разговор есть.
Часы пробили первый час ночи.
Гость продолжил.
– Этот бардак пора кончать. – Мужчина сидел, держа спину ровно и не касаясь спинки стула. Возможно, он бы предпочёл табурет, будь в кабинете подобная мебель.
– Надо что-то делать.
Хозяин кабинета сдержанно кивнул.
– Так что конкретно? Опять пропуска вводить?
Гость ругнулся. Зачем-то ещё раз оправил лацканы мундира.
– Да к чертям эти бумаги, нужно что-то кардинально поменять! Так дальше быть не может!
Хозяин сорвался на крик:
– А как может? – Он сдавленно сглотнул. – Как, Боря? У тебя есть идеи? Ты учти, гражданские не станут строем шагать.
Боря ударил кулаком по столу.
– Так прогнать всех гражданских, у нас оборонный наркомат!
Хозяин кабинета поднял руки ладонями вверх.
– Хорошо, Боря, как скажешь! Я уйду хоть сейчас. Пусть твои сами решают инженерные вопросы. Успехов.
Гость откинулся на спинку стула. Снял фуражку с головы.
– Нет… вы нужны. Игорь, а почему ты здесь? Что в Госплане не сиделось?
Хозяин кабинета опустил руки.
– Всё то же, Боря, всё то же. Я защищаю Родину. Как умею. А умею я только в экономике разбираться.
Игорь встал с широкого, мягкого кресла. Надел пиджак и снова сел за стол. Включил настольную лампу.
– Слушай, а может, реально убрать? В кабинетах давка, народ уже в коридорах на подоконниках пишет. Я всё подумывал о втором здании. Так может, отсеять туда половину? Меньше толпа - выше порядок. И будет у нас не один наркомат, а два разных. Твой наркомат обороны, да мой - вооружений. Перед каждым - свои конкретные задачи. А, Боря?
Его собеседник вытащил пачку сигарет. Закурил.
– А мысль.
Серебристый дым улетел к потолку.
– Реально, мысль. И чётко, и конкретно. И управления перетасуем. Тебе все инженерные, а мне - оборонные.
Игорь взял тлеющую сигарету. Впитал в себя дурманящий дым. Привычка курить одну на двоих росла из далёкой молодости, когда они смолили н крыльце сельской школы.
– Управления… там тоже надо что-то делать. Мало их. Два десятка на весь наркомат. Надо, чтоб на каждый новый столько же было.
Боря принял сигарету обратно.
– Не понял. Ты и каждое управление поделить решил?
– Нет. Не каждое, а по обстоятельствам. Вот у химическом есть главгаз. Так мало его! Повысим до управления, а внутри сделаем Главкислород, Главпропан, Главаргон. Ну, для начала хватит. Будем делить, и перед каждым новым коллективом - ставить свои конкретные задачи.
Дотянув сигарету, Боря взглянул на пачку. Вытянул из обоймы второй белый патрон.
– Мало. Так и твой наркомат вооружений со временем опять на два делить придётся.
Игорь кивнул, соглашаясь.
– Ну да. Будет отдельно наркомат Вооружений, который станет отвечать за разработку новых видов. И отдельно наркомат, отвечающий за системы, принятые на вооружения, их производство и выпуск боеприпасов к ним.
Боря передал сигарету.
– Да. Только опять придётся народу набрать. Сейчас в центральном аппарате шесть тысяч человек! Ну, будет два по три… какое-то время. Там опять набухнет… нет, брат, так скажу. Больше пяти тысяч человек на центральный аппарат одного наркомата никак нельзя.
Игорь пыхнул.
– Верно говоришь. – Он вытащил бумагу. – Ладно, сейчас давай подготовим вчерне текст приказа, структуру новых наркоматов, да завтра с этим пойдём к наркому. Он как раз к восьми приедет.
Выйдя на оперативный простор, два зама стали марать бумагу.

0

40

Орбита Ленси-6. Звездный крейсер флота Её Величества «Лишний».
Капитан оглядывал вверенный ему экипаж: всех пьяниц, дебоширов и просто идиотов скинули в команду крейсера. Воистину, «Лишний» не просто родился под несчастливой звездой, он ею был зачат.
– Давайте всё-таки попытаемся определить причину аварии.
Предложение попытаться было сарказмом само по себе, на флоте не пытаются, на флоте устанавливают и устраняют причины и последствия.
Или умирают, устраняя.
На «Лишнем» всё было не так не то, что с самого начала, на нём всё было не так ещё в прошлой жизни. Это ж надо было ухитриться собрать целый крейсер полностью из бракованных деталей?
Оставляя восхищение логистическим гением тех уродов, которые вообще придумали эту идею, капитан был вынужден признать общую необходимость такой посудины: надо же с пользой для флота всё это утилизировать?
Несмотря на то, что 20% всех систем уже приказали долго жить, крейсер оставался аванпостом сил Её Величества на этой Богом забытой окраине Облака.
И первый же бой будет последним для корабля.
На сегодня успешно навернулась батарея ракетных установок, что однозначно делало шансы на достойную гибель вообще отрицательными.
Конечно, из-за батареи никто не будет плакать, ракеты ведь туда всё равно не загрузили, может, из экономии, может, просто не нашлись бракованные изделия, но в любом случае хотя бы попытаться понять, что конкретно сломалось, было нужно. Ну, просто для поддержания видимости дисциплины.
«Лишний» гордо продолжал дрейфовать на орбите Ленси-6, обозначая факт наличия сил флота в заданном регионе.
На посте управления силовой установкой энергетик молча пересчитывал рассыпанный по полу горох: стоять на коленях, вымаливая мгновенную смерть, ему уже надоело, а гадать, когда рванёт лишенный охлаждения реактор, было слишком скучно.
Единственной боеспособной частью была левая турель защиты от легких истребителей, где доживал свой век безногий ветеран обеих Камлонских кампаний.
Он радовался тому, что его вообще не списали на берег, и в свободное от службы время, то есть почти всегда, играл на губной гармошке свой любимый марш «Служил со мной мой друг дорогой».
Его никто не слушал, и казалось, о нём вообще забыли, но вот он не забыл ничего. И как ремонтировать подручными средствами заводской брак – тоже.
И хоть краем глаза следить за радаром обнаружения целей.
Пятнышко мелькнуло и тут же погасло.
Если бы базовый радар работал, его бы заметили и на капитанском мостике… но радар исправен не был.
Отложив гармошку в сторону, дедушка хватается за гашетку и, водя в своём узком диапазоне, пытается достать предполагаемую цель ещё раз.
Тщетно.
Остаётся только наводить весь крейсер на цель, аки лёгкий истребитель.
Но маршевый двигатель сдох ещё до того, как пришли к орбите, а маневренные, которыми и покрывали оставшееся расстояние, расходовали энергозапас. Заряжать пакеты снова – означает раскрутить реактор, который итак работает на двенадцать процентов, что в два раза превышает норму работы без охлаждения.
Дедушка напряженно думает.
Ноют, ломят шрамы на груди и плечах.
Вот снова мелькнуло пятнышко, уже гораздо ближе и на радаре – дольше.
Лёгкий разведчик. Вынюхивает, падла.
Снять надо, но как? Турель поворачивается в узком диапазоне… хотя на эту дрянь и такого угла обзора хватит.
Дедушка чертит предполагаемую траекторию полёта мишени по орбите. Высчитывает прямо в голове: забивать данные в компьютер слишком долго.
Мишень мелькает в третий раз. Совсем близко. Осмелел, падлюка, понял, что крейсер тут для галочки поставлен.
Четвёртый заход. Точно в предполагаемом месте.
Дедушка ухмыляется.
Турель чуть смещается, всего на два с четвертью градуса, и открывает огонь.
Лазерный снаряд, обладающий свойствами света и твёрдого тела одновременно, является грозным оружием.
Шесть импульсов высокоэнергетических разрядов, шесть пылающих стрел уходят в пустоту и, отразившись от атмосферы, поражают цель.
Дедушка хватает свою гармошку и ставит на ней ещё одну зарубку.

0

Похожие темы


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Заповедник Великих Писателей » Суборбитальный перехват.