Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Заповедник Великих Писателей » Суборбитальный перехват.


Суборбитальный перехват.

Сообщений 51 страница 57 из 57

51

Щелчок пальцев отправил монету в воздух. Громадный мужчина перехватил её в полёте и положил на ладонь.
– Ну, все готовы?
Окружающие его парни напряглись и затаили дыхание.
Их было двадцать человек и каждый мог поднять двух других даже при повышенной гравитации.
Внезапно в ангаре прозвучал голос, которого тут ещё никто не слышал: колючий и пронзительный, как свист снаряда в безкислородной атмосфере.
– Решка.
Все парни тот час же обернулись в ту сторону, откуда донёсся голос.
Там стоял одетый в серую шинель капитана парень. Впрочем, на фоне громил из десанта он выглядел весьма женственно.
Верзила, стоящий в центре, поднял руку с ладони.
– Не угадал парень. Трижды не угадал. Во-первых, орёл. Во-вторых, ты наш новый капитан, и тебе недолго жить осталось: старого-то мы прирезали. А в-третьих, совсем ты не угадал, что Донни с собой притащил. Он нам клялся, что никогда больше в ангар по своей воле не сунется.
Капитан лишь повёл плечами.
– Здорово языком мелешь, мне у тебя ещё учиться и учиться. Что же касается монетки, так я своими глазами не видел, что выпало. Донни не по своей воле сюда пришёл, а за старого капитана я сейчас и поквитаюсь. То, что на нём восемнадцать порезов нашли, это я помню. Вас тут двадцать один, так что трое могут быть свободны. Ты первый, не люблю о болтунов руки марать.
На лице верзилы проступил пот и гнев. Он сжал кулаки и кинулся на капитана. Остальные остались наблюдать.
Капитан выждал полторы секунды и подпрыгнул, нанося удар коленом в лицо.
Две массы на скорости встретились с предсказуемым результатом.
Впрочем, десантник остался стоять на ногах.
Отскочив, Джек ударил в пах противника, заставляя врага сложиться пополам.
И этот удар не выбил крепыша.
Джек прыгнул снова, на этот раз пытаясь использовать голову здоровяка, как трамплин.
Тут капитану улыбнулась удача: силач попробовал скинуть его с себя и напряг свою могучую спину, подбрасывая Джека ввысь.
Капитан взмыл вверх гораздо выше, чем планировал, но придал своему лицу свирепое выражение и с воплем грохнулся в массу стоявших толпой десантников.
Лейтенант-тактик стоял в сторонке и наблюдал за боем, мелко дрожа.
По большому счёт, проиграть десятку, а точнее восемнадцати крепким парням, каждый из которых на целую голову выше тебя – большого позора нет.
Джек лежал, плотно прижимаемый к полу десятком мозолистых ладоней, и молча ожидал развязки.
Тот, кто атаковал его первым, опустился на корточки и заглянул ему в глаза.
– Ну, и чего стоила твоя пустая атака? Ты ведь даже без оружия пришёл…
Джек перебил его.
– Ты слепой? У меня кобура на бедре. Или я тебе весь мозг отбил?
Верзила ухмыльнулся.
– Прекращай уже хамить, надоело. Чего ты хочешь?
Джек помолчал немного, подбирая слова для исчерпывающего ответа.
– Доказать отцу, что дело не в корабле - а в капитане.
Здоровяк приподнял брови.
– Чего? А кто твой отец?
Джек улыбнулся и напыщенно произнёс:
– Гранд-адмирал Мортфолк.
От удивления здоровяк даже привстал.
– Вот те на, и чего ты тут забыл?
Джек устало вздохнул.
– Да, мозг я тебе точно отбил. Сказал же, я здесь, чтобы доказать отцу, что дело не в корабле, а в капитане. Он мне предлагал флагман, говорил, там я смогу развернуться. А я его послал и потребовал назначить меня на самый отстойный борт, какой только есть во всём флоте.
Десантники засмеялись, хватки, однако же, не ослабляя.
– Да, парень, ты по адресу. Это самый отстойный отстой какой только есть. Это самое днище. Ну и чего ты собрался тут делать?
– Ты меня достал своими тупыми вопросами. И вообще, правильно говорить не чего, а что!
– Чего? Да ты сам предметом не владеешь! Все говорят чего, и не морщатся!
Капитан скривился:
– Я тебе сейчас морду разукрашу, тогда поймёшь, как говорить правильно!
– Хорошо! Отпустите его! – Это уже своим.
Десантники переглянулись.
– Штанга, ты чего? У тебя же шишка на весь лоб…
– Ну и чего с того?
Джек закричал:
– Выколите мне уши, я не могу это слышать!
Его мольба породила новую вспышку смеха, которая была громче предыдущей. Парни высвободили адмиральского сынка из стальной хватки двух десятков рук, и тот распрямился, одновременно обращаясь ко всем сразу:
– Дело в том, что у некоторых людей нет мозгов!
– Слышь, ты, мозг без человека… – отозвался другой десантник, у которого на голове имелся тонкий слой растительности. – Ты так и не объяснил, чего ты сюда припёрся?
Джек уставился ему прямо в глаза. Правда, для этого ему пришлось запрокинуть голову.
– Я собираюсь на этом корабле выиграть эту войну!
Короткостриженный усмехнулся.
– А, так ты из церкви оптимистов? Тут такие долго не живут.
Джек стукнул кулаком в ладонь.
– Объясняю в последний раз. Я тут не для того, чтобы жить долго, а для того, чтобы сдохнуть по возможности с пользой для флота. – Говоря, новоиспечённый капитан бегал взглядом по окружающим, пытаясь заглянуть каждому в лицо и душу. – Короче, решаем здесь и сейчас: или вы меня убьёте, или признаёте капитаном и клянётесь выполнять мои приказы, а поведу я вас в самую пасть Зверя.
И в этот самый момент ангар огласил чих лейтенант-тактика.
Лицо капитана побледнело, а руки похолодели градусов этак на десять, отдавая тепло и энергию в нижний привод, который только и мог спасти одинокого человека от разъярённой толпы…
Джек улыбнулся во всю ширь своих тонких губ.
– Да, хорошо вам тут, а мне с этим болезным ещё на мостике работать!
Третья вспышка смеха была громче первых двух вместе взятых.
Отсмеявшись, короткостриженный хлопнул Джека руками по плечам.
– Добро пожаловать на борт, капитан. Я лейтенант-десантник Кристофер Шарц.
– Джексон Мортфолк.
– Ясно, сэр. Только не тащите нас в бой прямо сейчас: ещё много тут нужно доделать.
– Да, я уже в курсе. Вам нужно допилить люки для десантирования и своровать где-то десантные модули. Думаю, на всё про всё трёх дней хватит.
Крис позволил себе лёгкую улыбку.
– Это крайне оптимистический срок.
Джек улыбнулся в ответ.
– Ну, я же из церкви оптимистов, прихода Святой Наивности. Какие ещё проблемы?
Крис повернулся куда-то в сторону и сказал:
– Дэвид, объясни ты.
Заговорил десантник, который отличался низким ростом: он был даже чуть ниже самого Джека.
– Программное обеспечение. «Лишний» начали делать, как ракетный крейсер, потом впихнули сюда штурмовое орудие и отряд десанта. Тут нужно программное обеспечение от трёх разных типов кораблей. Опуская вопросы стоимости, нужно сказать про секретность разработок. Все три типа программ жутко конфликтуют друг с другом, а у нас половина софта – пиратские изделия.
Джек смотрел на него и всё больше мрачнел.
– Не понял, это какие ещё пиратские версии? Разве существует в природе пиратская версия для наведения штурмового орудия?
Дэвид виновато улыбнулся и отвёл взгляд.
– Она не просто существует, она у нас установлена и я задолбался вылавливать баги. Короче, как эта посудина ещё не развалилась – даже не знаю. Вот вчера, к примеру, программа синхронизации работы реакторов из-за учебной стрельбы главного калибра, распознала в главном калибре третий реактор и снизила мощность работы первых двух.
Джек потёр переносицу.
– И что? Это повлияло на точность стрельбы?
– Нет, стрельбы вообще не было! Энергия, нужная для выстрела, не была выработана.
Капитан посмотрел на стоявшего у входа в ангар лейтенант-тактика.
– Эй, Донни! Тащись сюда! Респиратор ему выдать, что ли… Донни, есть разговор. Кто сейчас на борту системный администратор?
Лейтенант-тактик принялся загибать пальцы.
– У десантников за ПО отвечает Дэвид Франклин. У канонира Стьюди административно-учётную работу ведёт Лэсли Шентер, а к бортовым системам жизнеобеспечения и связи прикомандирован тот темнокожий парень, его все зовут Коготь, – Донаван понизил голос до шёпота. – Говорят, у него было три судимости.
Джек ответил криком.
– Говорят: а ты проверь! – Капитан оглядел стоящих рядом рядовых и младших офицеров. – Личное дело неопознанного офицера имеется?
– Нет, он таким поступил.
Джек потёр ладони.
– Ясненько. Почему системных администраторов трое?
– Программы конфликтуют друг с другом, приходится разводить.
– И как прикажешь управлять этим в бою?
Его собеседник подавленно отвёл взгляд.
– Никто не думал, что мы пойдём в бой!
– Я задал вопрос!
Донаван стал чесать пальцем подбородок.
– Ну… их трое, но…
– Но?
Лейтенант-тактик взглянул прямо в глаза шефа.
– Если всё же модернизировать десантный отсек, то сержант Франклин не сможет эффективно совмещать функции десантника и системного администратора, то же самое и у канониров. В боевых действиях им придётся дежурить по очереди, и о совмещении…
– И у нас останется только тот парень с тремя судимостями?
– Ну… да.
Капитан нахмурился:
– А может, мы наймём нормального администратора?
– Э… ну, это возможно… в теории.
– А на практике?
Кашлянув в кулак, лейтенант-тактик принялся объяснять:
– Боюсь, что нет. Администраторов готовят по специализированным курсам. Нам нужен кто-то, кто бы совмещал знания всех трёх вариантов. А таких попросту нет! Слишком большой объём информации надо выучить!
Лейтенанту Тельману ответил сержант Франклин.
– Но и не нужно учить всё в полном объёме, почти две трети от каждого направления не пригодятся! Нам нужен кто-то со стерильными мозгами.
Тельман кашлянул в кулак и ответил:
– И как мы заранее узнаем, что именно пригодится? Допустим, ещё можно найти человека, который знает все три системы, но такие таланты крайне редки, и такого никогда не отдадут на наше корыто!
Капитан хлопнул в ладоши.
– Хватит демократии! Возьмём человека, который ещё не поступил в училище, и доучим тут.
Лейтенант и сержант уставились на него.
– Но сэр…
– В училище поступают в пятнадцать лет…
– Значит, возьмём кого-то, кому четырнадцать. Когда я был маленьким, отец рассказывал мне про старые войны; когда взрослые заканчивались, в строй вставали дети. Для оператора не нужна высокая физическая сила. Разговор окончен.
Теперь возмутился уже лейтенант-десантник.
– Сэр, вы полагаете реальным взять на борт пацана четырнадцати лет?
– Почему сразу пацана? Думаю, если я скажу отцу, что хочу молоденькую девочку, тот поймёт запрос гораздо проще. Иногда легче назваться идиотом, чем думать самому.
На плечо Джеку легла чья-то рука. Обернувшись, он увидел того здоровяка, с монетки которого всё началось.
– Капитан, чего девочке тут делать, мы и сами как-нибудь…
Джек обернулся к лейтенант-тактику.
– Какая каюта ближе всех к мостику?
– Ваша, сэр. Примыкает непосредственно и находится под общим броневым покрытием. Мостик традиционно самое безопасное место на корабле. – Лейтенант-тактик говорил это не для капитана, а для окружавших их десантников.
– Ясно. Я буду спать с рядовыми, а девочку поселим в моей каюте.
Джек обернулся к тому здоровяку.
– Ещё вопросы, солдат? И как твоё имя?
– Штанга, сэр. Просто Штанга. Да я не за безопасность девочки трясусь, её тут никто и взглядом не тронет. Но разумно ли это?
– У тебя есть дети?
Штанга помедлил немного, и тихо сказал.
– Были…
Джек почтительно склонил голову.
– Ясно. Чем быстрее закончится эта война, тем быстрее дети перестанут погибать. А закончить войну можно одним-единственным способом. И если наше корыто сможет хоть чем-то помочь приближению победы – мы должны это сделать.
В ангаре повисло неловкое молчание, и капитан поспешил ретироваться: есть время разбрасывать камни, и есть время спотыкаться о них.

+2

52

Игорь К. написал(а):

Зачем отражать что-то куда-то?

Для красоты. Те же джедаи пользуются световыми мечами, а не катанами, или шашками. Да и традиционный атрибут будущего - лазерный пистолет, а не пороховой.

0

53

Istra32 написал(а):

Да и традиционный атрибут будущего - лазерный пистолет,

Не так давно непременным атрибутом были  пистолеты атомные. И бластеры.

0

54

Победительница ежегодного конкурса «Штурм огненных стен», Сабрина Кьёрк едва перешагнула порог в четырнадцать лет, семь из которых она посвятила математике, подражая родителям.
Но все её родственники погибли во время вражеского налёта, и сейчас в худеньком подростке была только одна эмоция, утопившая все остальные: месть.
Она буквально бомбардировала военное командование просьбами включить её в любое действующее подразделение, а в прошлом месяце назад взломала системы защиты баз данных флота, самовольно добавив себя в список экипажа флагманского корабля.
Это достаточно быстро вскрылось, и в приют пошли гневные вызовы, но тут в дело вмешался какой-то психованный капитан, имевщий хорошие связи в Адмиралтействе.
«Лишний» уже вторую неделю находился в зоне боевых действий, но за это время на его участке не показался ни один враг.
Экипаж успел слегка расслабиться, когда очередная тревога вспорола тишину пустых коридоров и пресекла шутки и смех в кают-компании.
Менее чем через три минуты старшие офицеры добежали до мостика, на бегу трезвея.
Сабрина, стоявшая на вахте, засекла вражескую эскадру по едва заметному всплеску фотонов, одному на миллионы кубических гигаметров пространства.
Это можно было назвать интуицией или как-то так, но в любом случае это не отменяло факта наличия врага в их секторе.
Капитан всматривался в экран гипер-сканера. На монитор нечёткие изображения теней неслись по подпространству со скоростью две трети световой к точке выхода: единственной обитаемой планете системы.
Теней было шесть, но что это за объекты, сейчас можно было только догадываться.
Гробовую тишину прервал тонкий, встревоженный голос Сабрины.
– Капитан, сэр, мы ещё можем отступить, это явное превосходство в силах, устав…
Джек положил руку на плечо малышки.
– Можешь просчитать, откуда они выйдут?
Сабрина лишь пожала плечами.
– Нет. Не на нашем железе. Но, если положиться на интуицию - они откроют несколько окон выхода рядом с главными целями. Низкоорбитальный космопорт, станция на естественном спутнике…
Сама судьба обламала нехитрые эти расчёты - через единственное окно выходили один за другим два корабля класса «Сиренити» и четырьмя корабля класса «Галил». Противник вышел на связь. Текстовое сообщение, содержавшее три орфографические ошибки, предлагало сдаться на милость победителя. Вероятно, ошибки были допущенны преднамеренно.
Джек подошёл к монитору Честера, на котором отражалось грядущее поле битвы: планета, крохотный спутник в треть стандартной Луны, и семь кораблей вокруг неё.
– Сабрина, глянь сюда. Честер, дай увеличение. Вот так. Идея в следующем: мы подойдём к врагу под таким углом, чтобы одним залпом поразить оба дальнобойных крейсера. Для этого надо оказаться на одной оси с ними.
Честер кашлянул в кулак.
– Сэр, как вы себе это представляете? У нашей детки есть ограничения по прицельной и эффективной дальности, оба вражеских дальнобоя идут на флангах построения, Чтобы поразить один из них нам придётся войти в радиус их эффективной дальности! Это невозможно! Я не говорю про поллюционные идеи подбить оба сразу!
Ему вторила системный администратор.
– Сэр, это бесполезно. Даже если случиться чудо, а чудеса бывают только в сказках, наше орудие вряд ли выдаст точный залп, чтобы поразить одну цель. Загнать ювелирно одно попадание по касательной и второе точно в борт – недостижимо даже для отлаженной системы наведения, а наша – сделана из бракованных и отслуживших своё деталей. Я воздержусь от сентенций на тему того, что мы вообще ни разу не стреляли, хотя я настаивала на проведении учебных стрельб.
Джек сжал кулаки, и услышал хруст собственных пальцев.
– Хорошо. Тогда - мы просто дадим один залп в центр вражеской эскадры. Хотя бы это мы можем.
Навигатор и системный администратор переглянулись.
– Сэр, при всём уважении… это равносильно смерти. Ещё не поздно отступить…
Капитан вытащил табельное оружие. Приставил к лицу навигатора.
– Тебе что-то непонятно в моём приказе?
Сабрина повисла на руке Джека.
– Сэр, за наведение на цель отвечаю я!
Несколько секунд на мостике висела возможная лишь в полном вакууме тишина.
Наконец, капитан сказал.
– Огонь в центр вражеского построения. В самый центр.
Навигатор вскинул руки, словно сдавался в плен.
– Сэр, даже если мы попадём… в самом центре ничего нет! Там просто пустое место!
Капитан и системный администратор вернулись на свои места. Сабрина пробежалась пальчиками по приборной панели, вводя координаты пустого места, строго между двух крейсеров класса «Галил».
– Святая Пустота, прими и поглоти… Капитан, всё готово! Но должна напомнить, что мы даже не вышли на расстояние прицельной дальности, я даже молчу про эффективную! Рассеяние пучка трёхатомных молекул водорода…
Джек нажал на кнопку. «Лишний» сотрясся в первом со времён схода с верфи выстреле главного орудия. Учёные до сих пор спорят о том, что же является причиной возникновения тряски, ведь по всем законам известной физики лазерный луч исходит совершенно без отдачи. Но капитану сейчас было глубоко наплевать на все высокие материи.
Четырнадцать секунд залп, имеющий свойства света и твёрдого тела одновременно, нёсся сквозь пустоту припланетных орбит и, наконец, достиг своей цели ювелирно меж двух вражеских кораблей.
Джек не знал, да и знать не мог что именно там, стоящий на острие клина флагманский «Галил» прикрытый камуфляжным полем, прозрачным для радаров, получал смертельное ранение. От удара лазерного тарана флагман сдвинулся со своей траектории и врезался в соседний борт. Два Галила, соударившись, выпали из боя, их капитанские мостики разгерметизировались.
Сабрина, коснувшись пальчиками ключицы, пропищала:
– Святая Пустота… мы попали! Сэр, я подтверждаю прямое попадание, сэр!
Навигатор обернулся.
– Сэр, вы знали?!
Джек твёрдо кивнул.
– Да. Разведка сработала идеально. Сколько у нас выстрелов?
Системный администратор порхнула взглядом по дисплею.
– Да, собственно, мы сделали только один из пяти залпов… Капитан, следующая цель?!
– Цели не будет. Выпускайте десант.
И вновь к нему обратился навигатор.
– Но сэр! Мы ещё можем пальнуть…
Джек сорвался на крик.
– Я сказал, выпускайте десантные боты!
Честер поднялся со своего места.
– Сэр, мы ещё можем…
Прозвучал голос Донована.
– Десантные боты пошли! Вряд ли хоть один из них достигнет вражеского строя…
Капитан обратился к лейтенант-тактику.
– Всем ботам - приказ! Левый Сиренити!
– Есть левый Сиренити! Сэр, а что с правым?
На мостик поступил сигнал от канонира Лэсли Шентер.
– Сэр, я провела тест главного калибра. Температура выше допустимой на двадцать градусов! Пока не охладим - никаких выстрелов не будет!
Пришёл новый входящий. На этот раз от бортового стрелка левой турели.
– Сэр, я мог бы поддержать наших ребят огнём!
Джек взглянул в изъеденное временем лицо.
– Делай.
Ветеран обеих Камлонских компаний стреляет, но почему-то не вперёд, по целям, а назад, в планету. Несущиеся со скоростью света лазерные стрелы стучат в атмосферу, и рикошетят от неё, возвращаясь обратно на поле боя. За время рикошетного манёвра стрелок успевает развернуть турель, и бить прямой наводкой по правому Сиренити. Удвоенный залп единственной боеспособной пушки поражает цель, наплевав на само понятие прицельной дальности.
Тем временем «Лишний» подходит всё ближе к вражеским кораблям.
Капитан запрашивает канониров.
– Что с орудием?
Ему отвечает наводчик Стьюди.
– Ещё восемь градусов, сэр!
– Плевать. Взорвёмся, так взорвёмся. Сабрина! Правый из Галилов!
– Поняла! Залп!
И вновь «Лишний» встряхивает от работы главного калибра. А где-то там десантные боты потрошат громоздкие и неуклюжие корабли вторжения.

+2

55

Пока на орбите шло сражение, планета тихо жила мирной пока ещё жизнью.

Административный центр флота Её Величества, Ленси-6.

Антикварный часы в деревянном корпусе отстукивали 12:02. Сидя вполоборота к компьютеру, молодая девушка барабанила по клавиатуре, время от времени засоряя ауру кабинета проклятьями в адрес снабженцев.
В дверь постучали.
– Да!
– Можно? – В кабинет вошел молодой парень, держа в руках квадратик бумаги. – Мне назначено!
Девушка расплылась в улыбке, а её щёки залил румянец.
– Назначено… – Она мгновенно стала вновь серьёзной и строгой. – Имя, звание?
– Звание? – Парень подошёл к столу и положил бумагу. – Я не служил…
– Да знаю, что не служил. Профессия?
– Э… ну, я повар, вот.
Девушка, взяв пинцет для бровей, подцепила бумагу и выкинула в корзину.
– Повар! – Она протянула О, словно собиралась петь. – Ты повар! Так, а почему не служил?
– Ну, я списан, вот.
– Статья?
Парень положил руку на голову, и стал скрести макушку.
– Ну, я вот, как это… ну, по статье, да. – Он говорил, зажмурившись и едва не пальцами растягивая улыбку. – Ну, я не традиционной ориентации, если так правильно…
Девушка резко спросила:
– Гомик?
Убрав руку от головы, парень кивнул.
– Да. Мне назначено…
– Ты гомик?
Перестав улыбаться, парень снова кивнул, и девушка расплылась в улыбке.
– Правда? Ну, садись на стул, если задница не болит.
– Я могу узнать, зачем меня вызвали?
Она вновь улыбнулась:
– Узнать? Конечно, можешь! Я тебе сейчас всё по порядку разложу.
– Расскажете?
Парень сел на стул, а девушка прекратила улыбаться.
– Разложу, привыкай к терминологии. – Она сложила руки на столе, и голосом учительницы младших классов, стала объяснять. – Итак, вас, не традиционных, решено на Флот призывать. Через пять лет создадут корабль, какой-нибудь «Голубой щит», и поставят прикрывать отход основных сил. Но это не скоро будет, а пока дан приказ рассосредоточить ваших по кораблям с женскими экипажами, в количестве 30% от экипажа. Так что следующие пять лет ты проведёшь в весёлой компании любящих мужчин людей. Заодно и проверим, правду ты говорил, или просто откосить вздумал.
Парень, слушая, всё больше бледнел.
– Но… я…
Девушка вопросительно вскинула бровь:
– Да?
– Я не настоящий…
На её лице полыхнула ухмылка кота, дорвавшегося до сметаны:
– Поздно, мой сладкий, поздно. Пять лет на флоте, или десять лет в тюрьме за уклонение. Выбирай.
– Но…
Она шархнула ладонью по столу:
– Значит, так. Прекрати мямлить, это раз. Тебе сравнительно повезло, других поваров из ваших на моём корабле нет, так что ты, считай, попал в оранжерею. Это два. Ну и три. Там в коридоре два человека стоят, они тебя проводят.
Парень нервно сглотнул.
– Куда?
– До места службы, сладкий. До места службы. Корабль отходит завтра в два, так что у тебя есть целый день, чтобы познакомиться с сослуживцами.
– А… мы на фронт идём?
– Нет, что ты! На увеселительную прогулку с фейерверками! Но ты их не увидишь. Мы ведь обязаны защищать гражданских!
Парень икнул.
– А я разве… гражданский?
Девушка закрыла глаза и отвернулась.
– Тормоз, пошёл вон.

0

56

Новая зарисовка.

Специалист из глухой антарктической дервеньки Игорь Фасков впервые посетил столичный гора-город Кириенск. Точно говорят - огромное озримо отдалённо.
Ещё из окон магнитожабля он увидел циклопическое сооружение. Усечённый консус по ночному времени сиял мириадами огней, сливающийхся в единый факел, словно лесной пожар. Высота конуса составляли десять километров, ещё столько же - диаметр верхнего торца. Основание занимало поле диаметром в сотню км. В объёме двадцати миллионов кубических километров проживало два миллиона человек. Скромное, в обещем-то, население города-горы.
Едва выйдя из трамвая и дойдя, почти добежав до отмеченных красным бардюром границ конуса - Игорь ощутил притяжение в девять десятых от стандартного. Каждые два километра гравитация падала на десяточку, таким образом на вершине составляла лишь половину от земной. Вообще, изначально это был проект космодрома, но когда примерно, на салфетке, прикинули размеры припускового основания - малость выпили водочки и там же, в ресторане Седьмое Небо, родили не идею даже - очевидное решение пристроить сооружение к делу.
Игорь чуть подпрыгнул - и поднялся на высоту сантиметров пять. Наверное, на вершине он сможет скакать как молодая лань.
Жаль только тридцатидвухлетнему специалисту подобное ребячество непростительно. Да и до космодрома ещё нужно доехать. Игорь покорно поспешил к ближейшей остановке.
Огромные хордовые трамваи, как их в шутку прозвали аборигены «лифтобусы», спокойно так катили себе 45 км в час, и, с учётом остановок, добирались от основания до космодрома за каких-то два часа.
Стоя в ожидании транспорта, Игорь для себя выяснил, что есть так называемые нижние лифтобусы, покрывающие два трети пути, и верхние. Так что на Золотом Кольце всё равно придётся пересаживаться.
Красный как колбаса хордовый транспорт, грохоча по направляющим, медленно спустился к остановке. Дверь в торце распахнулась. Пассажиры поспешили внутрь. Игорь облюбовал кресло с оконом, выходящем на Москву.
Севшая рядом брюнетка в осенней куртке тихо шепнула.
– Вы не местный?
Игорь оторвал взгляд от паннорамы хрущовок, медленно уменьшающихся в размерах.
– Да. Это разве так заметно?
Незнакомка кокетливо улыбнулась.
– Все приезжие садятся в основном на этой ветке. Ну, некоторые топают два километра до соседней, но я что-то таких не встречала… эй, не надо класть руку на карман, я не воровка!
Игорь застегнул молнию на кармане.
– Простите, я не про вас, я просто вдруг вспомнил, что забыл застегнуться, и только. Расскажите про город. Вы бывали на самом верху?
Девушка ответила уже прохладнее.
– Там… холодно. – Она отвела взгляд, и потянулась за сигаретами, но тут же опустила руку. – Вообще, если есть деньги, могли бы заказать лифтомобиль. Это всего-лишь двести  гривен.
Игорь приподнял брови.
– Простите… я ослышался? Какой ещё лифтомобиль?
Незнакомка пожала плечами.
– Ну, часть линий город передал частникам. Вот те и гоняют… без расписания.
Игорь сложил руки на коленях.
– А если, допустим, мне надо… не вверх, а на другую сторону?
Аборигенка хмыкнула.
– На магистральных улицах работает велотакси. в Золотом кольце - поперечные лифтобусы. – Она кинула косой взгляд на приезжего и чуть подпусти строгости в голос: – И вообще, у нас тут не курят!
Финал её реплики утонул в смешке.
– Простите. Кириенск - спортивный город. Тут… ходим, в основном. Иногда бегаем.
Игорь рискнул съязвить:
– До туалета?
Незнакомка, всё-таки, вытащила пачку сигарет.
– Ну, вот каналазиация единственно, до чего частники пока не дорвались. Так, если прикинуть, пол-города-горы под ними. Этот проклятый Минас-Тирит в стиле киберпанка уже порядком надоел. Хотя вам он, вероятно, кажется этаким технотронным чудом? Увы… увы…
Она вытащила сигарету из пачки и только остатки правил приличия удерживали её от дымления в общественном транспорте.
– Так, а вам на какой ярус подниматься?
Приезжий тут же ответил:
– Я официально прилетаю только завтра, так что хотел в тиши полюбоваться городом…. псевдоинкогнито, если можно так соврать.
Брюнетка кивнула.
– Яволь. Значит, желаете на самый верх?
Игорь чуть покраснел.
– Хотелось бы экскурсию по городу…
Девушка тут же его перебила:
– Вы зовёте воровку в гиды?
Мужчина твёрдо ответил.
– Нет. Я вовсе не считал вас воровкой. Но гид мне нужен. Итак?
Она чуть улыбнулась:
– Если заикнётесь о цене вопроса - я влеплю вам заушину.
Игорь поспешно кивнул.
– Да. Конечно. Итак, мой первый вопрос, уважаемая экскурсовод. Почему трамвай едет вверх-вниз?
Незнакомка прицокнула языком.
– А как же он должен ехать? Может, поучите москвичей правильно рулить?
– Ну… я думаю, правильно будет разделить линии движения на пары. По одной ветке спускаются, по соседней - поднимаются. Там пропускная способность резко увеличится!
Незнакомка печально вздохнула.
– Жаль, в этом увеличении нет спроса. Видите, как тут мало народу?
Лифтобус поднялся до остановки на третьем ярусе - и открыл обе двери. Через одну люди входили, через другую, рядом с водителем - рассчитывалсь за проезд, и покидали транспорт. Когда трамвай поехал дальше вверх, в нём была едва занята едва половина сидячих мест.
– Раньше на каждом ярусе останавливались, сейчас - через один. Как вы и предлагали - парами. Четные на первом, третьем и так далее. Нечётные линии - на втором, четвёртом и потом.
Игорь коснулся ладони собеседницы.
– Простите, разве мы не на первой линии?
Та усмехнулась.
– Нет, что вы! Это двадцать восьмая. Линии считают от Московской, оттуда минуты две пешком до Кремля. А вы зашли с Лондонской. Вы с Севера?
– Нет, но я был в Лондоне… проездом. Вообще, Антарктида, посёлок имени Чкалова.
Незнакомка пожала плечами.
– Никогда не слышала. Это Земля Королевы Мод?
Настал черёд Игоря жать плечами.
– Нет. Восточнее.
Девушка посмотрела ему в глаза.
– Постойте, Антарктида - это же на самом полюсе? Как там определяют, где восток, а где запад?
Он кашлянул.
– Простите вы, но я бы хотел больше о Москве. Точнее, об этом вот, как вы сказали, в стиле киберпанка…
Девушка покосилась в окно. Там уже была видна Арбатская улица.
– Ну, давайте так. Значит, запомните сразу - выше Золотого Кольца только по спецпропускам. Первые два километра - жилая зона. Ещё два - только гостиницы. Пятый и шестой - серьёзные производства, для которых нужны низкое притяжение и чистый воздух. Да, на пятом ярусе - реактор. Туда вас тоже не пустят без пропуска. Советую близко не подходить к серым зонам.
Игорь поднял ладонь.
– А как я их узнаю?
Незнакомка хохотнула.
– Да легко! Тут всё раскрашенно, как в армии, чтобы не заблудиться. Всё по часовой стрелке. Зелёная - для всех. Жёлтая - уже осторожно. Красная, а за ней серая зоны… ну, вы поняли. – Она выдержала паузу, и продолжила. – Значит, если вы приезжий…
Лифтобус остановился на пятом ярусе. Дальше Игорь поехал в гордом одиночестве, если не считать незнакомых ему соседку по сиденью, да водителя.
– Так вот, если вы приезжий, вам нужно первым делом снять номер в гостинице. Желательно рядом с работой. Так и где это?
Мужчина оторвал взгляд от окна, где с высоты в шесть километров виднелись далёкие горы.
– Честно, я бы хотел посмотреть космодром.
– Простите, вы работаете на космодроме?
Вместо ответа он вытащил пластиковую карточку серого цвета.
Незнакомка вытаращила глаза.
– Вы…
– Так что увы, но мой путь на самый верх.
Попутчица кашлянула.
– Вы знаете, на Золотом Кольце есть много гостиниц. Если вам работать на самом верху…
Игорь поднялся со своего места.
– Отлично. Глянем на воспетое Илюшей Масловым Золотое Кольцо!
Седьмой ярус встречал его расветкой пятидесяти оттенков жёлтого. Впрочем, встречались и прочие цвета. В основном, на рекламных плакатах или указателях. Так, все зелёные стрелочки указывали строго вниз. Игорь повернулся к вышедшей следом незнакомке.
– Так я могу узнать ваше имя?
Девушка протянула руку.
– Ирина. Двадцать шесть, не замужем.
Он пожал девичью ладонь.
– Рад встрече, Ирина. Скажие, что означают… да вот хоть эти зелёные стрелки вниз? Вижу, их тут много…
– В Красной и Жёлтой зонах вывешенны указатели зелёного цвета, в какую сторону нужно двигаться, чтобы попасть обратно в разрешённые всем пространства. Вообще, это просто Седьмой ярус. Название Золотое Кольцо придумали местные.
Игорь перебил свою новознакомую.
– …Из-за густого как тесто оттенка, это я уже понял. Пойдёмте искать гостиницу. И, надеюсь, там разрешат пожить одни сутки.
Ира двинулась следом.
– Вы, вероятно, считаете, что на восьмом или даже девятом уровне есть, где жить?
Игорь перекинул чемодан в левую руку.
– Разберёмся. А вон там я вижу зелёные буквы! Это что означает?
Девушка поджала губки.
– Что вы, как маленький…
Она остановилась, а он уверенно пошёл к крупным зелёным литерам М и Ж.
В уборной стены оказались выкрашенны белым цветом. Огромное окно, похожее скорее на иллюминатор самолёта, задёрнуто шторой. У окна стояла, улыбаясь, девица. Игорь молча вошёл в кабинку. Когда он вышел, то женщиной уже кто-то пользовался. Стараясь не смотреть, мужчина прошёл мимо.
Ира ждала его снаружи, держа в руках покупки.
– Тебе с сыром, или с колбасой?
Игорь схватил ещё мокрой ладонью одну из протянутых булочек, и поспешно откусил.
Досталась ветчина.
– Спасибо, а то эта пониженная гравитация… кстати, а ты знаешь, что сфера эффективнее конуса при тех же ста километрах диаметра?
Ирина приподняла бровь.
– Сфера? Это такой кругляшок?
Игорь закончил жевать.
– Вроде того. Кстати, а куда мы вообще идём? И что за символы?
На стенах исчезли зелёные стрелки вниз, их место заняли красные и синие.
– Значит, запоминай. Зелёные стрелки указывают на безопасное направление. Мы на жёлтом ярусе, поэтому они все идут вниз. Синие - на менее безопасное. До гостиницы, я думаю, надо идит, ориентируясь по синим стрелкам. Ты сперва будешь платуть, но потом появится навык. Город Мечты, етить его… А! рисунок кровати! Вот, это или жилая зона, или гостиница.
Пара вошла внутрь. Робот на ресепшене выдал временную карту на сутки. Свободный седьмой номер встречал их средненьким убранством довольно просторной комнатки. Ира грохнулась на диван.
– Ну, рассказывай про свою сферу? Что там за кругляшок?
Игорь сел у иллюминатора.
– Так красиво… звёзды… на такой высоте атмосфера прозрачнее… А, ну, сфера… когда измеряли свойства гравитонита, то установили, что он создаёт псевдоантигравитацию только при форме сфера. Потом стали делать макеты в сто метров высотой, и получили что усечённй конус тоже. Дальше макет в километр высотой показал, что в толще гравитонита индуцируется электрические токи.
Ира всплеснула руками.
– Так чего ж нас не жарит этими токами?
Мужчина чуть улыбнулся.
– Во-первых, огромные полости внутри строения… если это вообще можно назвать строением. Во-вторых, долго думали, как бороться с этим явлением. Но в технике существует такой приём - то, что нам мешает, может нам помочь. Вот и придумали, как это электричество, грубо говоря, затолкать в розетку.
Ирина чуть склонила голову.
– Немного не поняла, а зачем нам тогда вообще нужен этот реактор на пятом ярусе?
Мучжина снял куртку, расстегнул пиджак.
– Стены дают примерно тридцать процентов энергии, реактор - ещё столько же…
Ира тут же вопросила:
– А оставшиеся сорок?!
Найдя в холодильнике бутылку шампанского, Игорь сел рядом.
– А вот это хороший вопрос. – Игристый напиток полетел в бокалы. – Вообще, я говорил о пиковом потреблении. Когда этот пик был достигнут, по всему комплексу вырубило свет на зелёной, и половине жёлтой зон.
Ира воскликнула.
– Помню! Мы три дня сидели тогда без света! Я как раз была… у бабушки.
Игорь глотнул кислого.
– Вот. После этого и появилась нужда в наведении порядка. Вашему начальству нужен аудит, для этого собирают сторонних специалистов из дальних уголков. Ну, кто не связан с системой тут.
Ира, уже поднеся, было, бокал к губам, глянула на новознакомца.
– А ты будешь аудировать начальство, или нас, сирых да убогих?
Игорь кисло усмехнулся.
– Всех.

+1

57

Istra32 написал(а):

Ты сперва будешь платуть, но потом появится навык.

Что имеется в виду? Платить вроде не подходит, плакать - тоже.

Отредактировано Кадфаэль (03-10-2021 14:13:25)

+1

Похожие темы


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Заповедник Великих Писателей » Суборбитальный перехват.