Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Императрица - 3. Эндшпиль: реванш или провал


Императрица - 3. Эндшпиль: реванш или провал

Сообщений 161 страница 166 из 166

161

Череп написал(а):

Повторы, мэм!

Я бы добавил: а иные велели супругам и дщерям своим сделать декольте поболее, помятуя о том, что все может вернуться на круги своя....

Спасибо огромное!
Исправлю и учту!

+1

162

Закончив с передислокацией войск, обсудив все вопросы с Румянцевым, Екатерина решила вернуться к поиску денег на аукцион. Может показаться странным, но за суетой и многочисленными нерешенными вопросами, которые возникали, как грибы под ногами в дождливую осень, но ей не была известна сумма, на которую ежегодно пополняется  государственная казна. Она терпеливо ждала, пока Вяземский войдет в курс дел и не спешила озадачивать казначея своими желаниями пополнить ее как можно быстрее. Финансирование не было для Екатерины делом знакомым, нет, как обычная женщина, она, естественно, умела сводить дебет с кредитом, выкраивая из остатков жалкой зарплаты на экстренно нужные или незапланированные траты. Настойчиво и наивно полагала, что у сильных мира, богатых людей никогда не возникают такие привычные для рядовых граждан вопросы, где достать необходимые суммы, от чего отказаться...
             Но пора было пообщаться с главным казначеем государства, который с цифрами дружил лучше всех в империи. Теперь Екатерине стало казаться, что год - это так мало для подготовки к грандиозному событию. Благодаря общению с княгиней Голициной,  внимательно вслушиваясь в ее рассказы о Версале, неискушенный взгляд обычной женщины критически замечал собственные жалкие потуги  и огрехи в организации мероприятия. То, что Екатерине казалось замечательным – блекло и напоминало плохо подготовленную вечеринку для студентов медучилища… Было и хорошее – теперь она имела представление, каким должен стать аукцион. Но на все требовалось… золото. Только от него зависел успех предприятия. А еще присутствие самой княгини Голициной. «Добывать» золото на нужды она привыкла каждый день, а вот присутствии княгини Натальи рядом было проблематично. Княгиня вместе с мужем наслаждались жизнь в обширных поместьях и только отправляла отчеты о посаженной картошке. Судя по тону писем, молодые совершенно не стремились в столицу. И как же их уговорить? Скорее всего, никак, пока не будет собран первый урожай.
         - Александр Алексеевич, уточните, пожалуйста, сколько, хотя бы приблизительно, в процентах, тратит наш двор из государственной казны?
         - Государыня, около двенадцати-четырнадцати процентов, не так-то и много. Указ покойного Петра Фёдоровича о выпуске ассигнации способствовал притоку денег, но лучше сыграло введение косвенных налогов.
         - Объясните! - Екатерина не стала скрывать замешательство, услышав слова столь же незнакомые, сколь совершенно чужие, непонятные ей, как в прошлой жизни, так и сейчас.     
       Вяземский не выразил удивление, а спокойно пояснил:
        - Мне доподлинно не известно, кто придумал – такие налоги известны со времен Рима, но в Российской империи  первым применил Пётр Великий. Император был вынужден их ввести: войны требовали средств, а повышать подушный налог нельзя – все имеет обоснованный предел. А вот косвенный  налог, который платится за любой товар, как надбавка к цене можно применять повсеместно. Тот, кто изготавливает или продаёт товар, добавляет определённую сумму. Продавец, зная объём товара, покупает необходимое число, так называемых акцизов, уплатив налог за товар в вашу казну. А покупатель оплачивает полную стоимость, не вдаваясь в составляющую цены за товар. Это гораздо удобнее, чем подушной налог.
           - И, правда, спрятали налог от людских глаз. И насколько это действенно? Ведь сущие копейки добавляют, - Екатерина выразила недоумение. Но сама идея добавить совсем немного и получить возможность пополнить казну, ее оживила.
          - Если вам удобно, косвенный налог приносит приблизительно шестьдесят процентов прибыли в казну, остальное подушной оклад. 
          - Ничего себе! – Екатерина вышла из-за стола в страшном волнении. Вот же деньги, которые ей так нужны! Почему же она до сих пор не видела этой возможности поправить дела? Ну, конечно же! Откуда, ей, всегда живущей на стипендию или зарплату! А появившись здесь, она буквально попала «на гособеспечение», и, если бы не проблемы, никогда бы не задумывалась над добыванием денег, - На какие товары мы можем ввести косвенный налог? Существует какое-то правило…
              Екатерина сыпала вопросами, пытаясь оценить возможности, которое несло ей это непонятное слово.
          - Вовсе нет, государыня. Ввести можно на любые товары, хоть на молоко... Или, как помните, англичане настаивают на беспошлинной торговле. Так вот они очень не хотят поднятия цены на нужные им товары, а подписав договора, вы тем самым лишаете свою казну весьма значительной суммы. Тогда как они будут иметь огромный доход с наших товаров.
          - Что ж, тогда к черту этих англичан! Я не дам им нас грабить!
          «Толи «ой», то ли «ура» и Эврика в одном флаконе! Спокойно, Катя! А то выпрыгнет очередной «та-дам», как всегда! Если все так просто, как говорит князь, то это замечательно: пусть даже по копейке, но не на один рубль можно собрать!»
            Императрица не стала скрывать волнения, следовало уточнить еще многое.
          - Александр Алексеевич, а сколько назначается на товар налог? На многие... Нет, не так! Много ли товаров у нас есть, что мы не обложили налогом? Как назначить эту сумму? Как быстро мы сможем её получить?.. - Екатерина засыпала Вяземского вопросами, тот сначала пытался сокращённо записывать, но потом бросил – они оказались самыми обыкновенными.
           Казначей готов был поклясться, что именно такие вопросы задал бы любой человек на месте правителя. Вяземскому потребовалось чуть меньше часа, чтобы в цифрах продемонстрировать ответы, а попутно объяснить, как повлияет установление косвенного налога на один товар в дальнейшем на всю цепочку связанной группы и конечное изделие. 
           Но Екатерину было не остановить, она пригласила Олсуфьева, который вместе с казначеем выделили группу товаров, на которую императорской волею был установлен новый косвенный налог. Двум мудрым мужам удалось, просчитав до окончательной цены готового изделия, убедить государыню «не жадничать», а снизить, едва ли не на девяносто процентов, косвенный налог по всем его составляющим. Список из новых товаров, с которых теперь пойдут деньги в казну оказался внушительным. Но императрица была недовольна: если бы ей позволили оставить ее цифры, то казна наполнилась бы в значительных объемах! Вот только к чему бы это привело?.. Эх, тяжело руководить государством!  Помощником удалось деликатно не заметить блеснувшие между ресниц государыни слезинки.
         Екатерина под их чутким руководством не совершила опрометчивое решение -  Вяземский и Олсуфьев не позволили ей бездумно играть с цифрами. Очередного народного бунта, пока на бумаге, удалось избежать. Довольные друг другом, господа отправились обедать и вернулись кабинет, продолжая обсуждать очередные возможные шаги.
       Но тут попросил аудиенцию Шлаттер. Он сразу понял, о чём велся разговор до него и тут же включился в обсуждение:
          - Государыня, господа, нашему государству необходим, как воздух, ассигнационный банк! Посудите сами, чтобы доставить пятьсот рублей налога на медные монеты требуется отдельная подвода! Катастрофа! Медью рассчитывается бедная часть населения. Меди будет скоро море, а потребление её или пускать в оборот нет смысла. Сплошные растраты. Необходимы бумажные деньги! А сейчас мы теряем деньги на деньгах!
          - Хотя могли бы пустить медь в чистом виде на продажу и получить доход, - вздохнул Олсуфьев.
         - Есть ли в канцелярии или архиве проект ассигнационного банка? – Екатерина не могла припомнить, чтобы ей попадались похожие бумаги.
         - Такой документ предоставлялся еще Петру Федоровичу, - незамедлительно ответил Олсуфьев, - Покойный государь воспользовался, но дальше проекта на бумаге дело не пошло.
         - Хотя меры, принятые, показали отличный результат! – добавил Шлаттер.
          -    Проработайте, пожалуйста, и начинайте его организацию!
         - Государыня, я не раз пересчитывал и затраты и расходы на организацию. Все готово! Но нужно предложить кому-то возглавить и нести ответственность за идеи и цели, которые мы ставим. Нужен честный и умный человек…
         - У нас в стране такого не найти? – усмехнулась Екатерина.
         - Не искали.
         - Значит пора, господа! Я не намерена терять доход там, где получают прибыль! Жду от вас предложения на пост директора ассигнационного банка, господа!
           Екатерина решила наконец-то прояснить вопрос, который все откладывала:
          -  А в денежном измерении, Александр Алексеевич, Вы можете сказать, сколько доход нашего государства?
         Вяземский, не задумываясь, ответил:
         - Конечно – пятнадцать миллионов триста пятьдесят тысяч шестьсот тридцать шесть рублей, государыня.
         Вяземский понимал, что сейчас Екатерина Алексеевна произведёт одной ей ведомые  расчёты и выдаст очередные пожелания, которые вынудят казначея не спать, а искать выход, возможно, посложнее косвенного налога.
        - Расходы на нужды двора сильно выросли за время моего правления?
        Вяземский был всегда начеку, во-первых, ему нравилось заниматься финансами, он с детства любил цифры; во-вторых, как и Олсуфьев, знал, что императрицу может заинтересовать какое-либо уточнение, всегда носил  в неприметной папочке список цифр. А вообще он умел вывести любое число, основываясь на известных данных, с погрешностью до четверти процентов.
        - При Петре Фёдоровиче было чуть более шестисот тысяч, то есть чуть более трех  процентов. Теперь же четырнадцать.
        «Вот! Увеличилась больше, чем в три раза! А меня убеждают, что я трачу мало на двор и увеселения! И пусть я прослыву великой скрягой, но уменьшу эти проценты!»         
        - Немедленно нужно снизить! Посмотрите все бумаги, где получается перерасход!   
         - Государыня, но при покойном государе еще двадцать семь процентов уходило на различные подарки подданным... К тому же, на так называемую «комнату императора»  тратилось немного более миллиона рублей. У вас же, Ваше Императорское величество, нет таких затрат. Далее, малороссийскому гетману ежегодно платился почти миллион...
           - Миллион?!. Миллион из пятнадцати гетману! Миллион из этой же суммы на какую-то комнату! - с придыханием, словно пробуя на вкус это слово, повторила Екатерина, - И за что же гетману, имеющему с огромных территорий доход, ещё и казна платит?
          - За труды его тяжкие, - хихикнул Олсуфьев, затем покраснел и начал обмахиваться платочком.
          - Ничего, скоро отдохнет от такого поступления, вот Пётр Александрович Румянцев сменит его на посту, да и должность упразднили, миллион сэкономили… А что-нибудь ещё похожее есть у нас? – глаза государыни засияли вдохновением и решимостью.
          - Сенат и коллеги, могу предложить, очень много служащих... - произнёс Олсуфьев, переглядываясь с  Вяземским.
        Тот помолчал, а потом склонил голову к правому плечу и задумчиво произнёс:
       - Сокращать расходы и пускать на нужды государственных дел - это хорошая задумка. Но государство наше не может выглядеть в глазах мира скромно одетым служащим, у которого за спиной в котомке полно алмазов и золота. С нами будут говорить именно как со служащим, а не могущественным императорским двором!
        - Хотите меня от чего-то предостеречь, Александр Алексеевич? – слова казначея задели Екатерину, но, в целом она полагалась на его честность и решила прислушаться. Вяземский не отличался болтливостью, всегда говорил коротко и по существу. Его слова были не только обидными, но и скрывали еще какой-то смысл, который пока Екатерина не видела. Точнее не замечала тревожных звоночков.
        - Да, государыня. Как Пётр Великий добился признания? Только ли победами в войнах и строительстве? Нет! Могущество, силу, несметные богатства должен увидеть весь мир! Как? Что показывает его? Что показывает щедрость монарха - готовность платить разным мастерам, кои еще не выросли у нас! Почему великий Эйлер не вернулся в Россию из Пруссии? Вы ведь приглашали его… Потому что не увидел того блеска и роскоши императорского двора! Он был бы вынужден считать каждый ваш медяк, а не заниматься математикой, получая достойную оплату! Богатство двора должно ослеплять, ему не может быть равных! Вот почему у всех на устах Версаль? И пусть король и дворяне в долгах, но все видят блеск камней и тканей! Золото! Его видят! Посудите сами, если есть золото и его тратят на безделушки - его много! Его хватит на все! А вы сокращается штат слуг, фрейлины у вас день и ночь тратят силы, срезая драгоценности с платьев... Слава Богу, господин Олсуфьев сообразил пустить слух по этому вопросу, что закапризничала государыни и желает новые украшения, достойные её величия. А прознают, на что на самом деле вы желаете их пустить? Догадаются или обнаружат, что на пушки и флот… Вы ведь не дали заказа ювелирам к такому грандиозному событию? А портным? А темные окна Зимнего дворца, которые раньше сверкали в ночи, и музыка гремела – где это все? Вам никто не поверит… И не загорится тот ослепительный блеск империи. А ведь вы именно к этому стремитесь, Ваше Императорское величество. Так не позволяйте себе считать каждый медяк.
       - Ужас какой, Александр Алексеевич! – Екатерина плюхнулась в кресло и расстроено захлопала ресницами, смахивая первые слезы. Вот только что она была счастлива – новые налоги, два миллиона найденный денег… Это все пшик?! Ну да, не привыкла много тратить на себя. Так и что?! Она работает для страны! Не может она тратить на увеселения то, что можно потратить на армию…
        Вяземский замолчал и рисовал какие-то линии на листочке. Ему нечего было сказать – маленькая немецкая принцесса, выросшая при жесточайшей экономии, не могла вести  себя иначе. Императрицу огромной страны нужно воспитывать. Если она не переменится – не взойдет звезда!
         «Но! Черт побери! Она императрица! Она просто обязана прекратить эту дурацкую экономию и начать позиционировать себя и государство так, чтобы у всех челюсти сводило от восторга! Вот даже сейчас: скромное домашнее платье, прическа только под чепец прабабушки спрятать! Не буду молчать!»
           - У Вас есть все, чтобы изменить! – бесстрастно выдавил из себя казначей.
        «Вот, что должна была сделать «воспитанная правильно» императрица? Да немедленно меня арестовать и казнить! А она: сидит, плачет… Я и сам сейчас заплачу от жалости к себе!»
          - Мне нужно золото на все! Мы не сможем защитить себя без пушек… - пропищала Екатерина, глотая слезы. Ей было обидно, горько; и разочарование – она все, оказывается, делала не так – утопило.
          - Государыня, только что мы с вами нашли два миллиона! Их вполне хватит и на пушки и на сабли и на корабли! И на аукцион, который привлечет к нам в страну покупателей! На науку! На дорогие наряды и украшения для вас, Ваше Императорское величество! На многое-многое! А вы продолжаете медяки считать… При чем здесь пушки?! Пусть о них Чернышёв думает! Румянцев организует новую губернию! Не вы! А ответственные лица! Вы… Должны, нет, обязаны, стать ослепительной звездой нашей империи, сиять и править! А мы, должны вами восхищаться и служить…

+4

163

Екатерина решила вернуться к поиску
--
Если убрать из текста канцелярит - текст станет короче и проще для восприятия
Екатерина вернулась к поиску

Финансирование не было для Екатерины делом знакомым, нет, как обычная женщина, она, естественно, умела сводить дебет с кредитом, выкраивая из остатков жалкой зарплаты на экстренно нужные или незапланированные траты.
---
Очень тяжеловесная фраза. Настолько, что ускользает сама мысль.

Екатерина умела сводить дебет с кредитом, выкраивая из остатков жалкой зарплаты на экстренно нужные или незапланированные траты, но была далека от государственных трат.

Но пора было пообщаться
--
очень непривычная слуху фраза.

Теперь Екатерине стало казаться, что год
Теперь Екатерине казалось что год

Благодаря общению с княгиней Голициной,  внимательно вслушиваясь в ее рассказы о Версале, неискушенный взгляд обычной женщины критически замечал собственные жалкие потуги  и огрехи в организации мероприятия.
--
Такое ощущение что пишут два разных человека. Сперва один берётся за перо, потом другой. Эта сцена показана в Простоквашино, где письмо начинал Дядя Фёдор, а заканчивал Кот Матроскин. Вот у вас также. Но - не смешно, а печально.

Благодаря рассказам княгини Голициной о Версале, Екатерина замечала собственные жалкие потуги  и огрехи в организации мероприятия.
Тоже очень коряво, но хотя бы так.

Было и хорошее – теперь она имела представление, каким должен стать аукцион. Но на все требовалось… золото. Только от него зависел успех предприятия. А еще присутствие самой княгини Голициной.
--
Вы то делаете излишне длинные, перегруженные предложения - то рвёте цельные на части без всякой пользы.

Было и хорошее – теперь она имела представление, каким должен стать аукцион, но на все требовалось… золото. Только от него теперь зависел успех предприятия. А еще присутствие самой княгини Голициной.

Прочтите вслух оба варианта.

«Добывать» золото на нужды она привыкла каждый день
--
Она привыкала каждый день? Она привыкла каждый день добывать?

присутствие самой княгини Голициной. «Добывать» золото на нужды она привыкла каждый день, а вот присутствии
близкий повтор.

Было и хорошее – теперь она имела представление, каким должен стать аукцион. Но на все требовалось… золото. Только от него зависел успех предприятия. А еще присутствие самой княгини Голициной. «Добывать» золото на нужды она привыкла каждый день, а вот присутствии княгини Натальи рядом было проблематично.
---
Было и хорошее – теперь она имела представление, каким должен стать аукцион, но на все требовалось… золото. Только от него теперь зависел успех предприятия. А еще присутствие самой княгини Голициной. «Добывать» первое на нужды она привыкла, а вот второе было проблематично.

Княгиня вместе с мужем
Княгиня с мужем

Княгиня вместе с мужем наслаждались жизнь в обширных поместьях и только отправляла

Княгиня с мужем наслаждалАсь жизнь в обширных поместьях и только отправляла

Княгиня  наслаждалАсь жизнь в обширных поместьях с мужем и только отправляла

«Толи «ой», то ли «ура»
«То ли «ой», то ли «ура»

Медью рассчитывается бедная часть населения.
вроде, всегда было "беднейшая часть" но тут могу путать.

Меди будет скоро море,

можно и на меди чеканить по 100 и 1000 на одной монетке.

Так не позволяйте себе считать каждый медяк.
Так не позволяйте же себе считать каждый медяк.

+1

164

Istra32 написал(а):
Istra32 написал(а):

Екатерина решила вернуться к поиску
--
Если убрать из текста канцелярит - текст станет короче и проще для восприятия
Екатерина вернулась к поиску

"Финансирование не было для Екатерины делом знакомым, нет, как обычная женщина, она, естественно, умела сводить дебет с кредитом, выкраивая из остатков жалкой зарплаты на экстренно нужные или незапланированные траты.
---
Очень тяжеловесная фраза. Настолько, что ускользает сама мысль.

Екатерина умела сводить дебет с кредитом, выкраивая из остатков жалкой зарплаты на экстренно нужные или незапланированные траты, но была далека от государственных трат."

Но пора было пообщаться
--
очень непривычная слуху фраза.

Теперь Екатерине стало казаться, что год
Теперь Екатерине казалось что год

Согласна, буду править)

"Благодаря общению с княгиней Голициной,  внимательно вслушиваясь в ее рассказы о Версале, неискушенный взгляд обычной женщины критически замечал собственные жалкие потуги  и огрехи в организации мероприятия.
--
Такое ощущение что пишут два разных человека. Сперва один берётся за перо, потом другой. Эта сцена показана в Простоквашино, где письмо начинал Дядя Фёдор, а заканчивал Кот Матроскин. Вот у вас также. Но - не смешно, а печально.

Благодаря рассказам княгини Голициной о Версале, Екатерина замечала собственные жалкие потуги  и огрехи в организации мероприятия.
Тоже очень коряво, но хотя бы так."

Да, нужно переработать)

"Было и хорошее – теперь она имела представление, каким должен стать аукцион. Но на все требовалось… золото. Только от него зависел успех предприятия. А еще присутствие самой княгини Голициной.
--
Вы то делаете излишне длинные, перегруженные предложения - то рвёте цельные на части без всякой пользы.

Было и хорошее – теперь она имела представление, каким должен стать аукцион, но на все требовалось… золото. Только от него теперь зависел успех предприятия. А еще присутствие самой княгини Голициной.

Прочтите вслух оба варианта.

«Добывать» золото на нужды она привыкла каждый день
--
Она привыкала каждый день? Она привыкла каждый день добывать?

присутствие самой княгини Голициной. «Добывать» золото на нужды она привыкла каждый день, а вот присутствии
близкий повтор.

Было и хорошее – теперь она имела представление, каким должен стать аукцион. Но на все требовалось… золото. Только от него зависел успех предприятия. А еще присутствие самой княгини Голициной. «Добывать» золото на нужды она привыкла каждый день, а вот присутствии княгини Натальи рядом было проблематично.
---
Было и хорошее – теперь она имела представление, каким должен стать аукцион, но на все требовалось… золото. Только от него теперь зависел успех предприятия. А еще присутствие самой княгини Голициной. «Добывать» первое на нужды она привыкла, а вот второе было проблематично.

Княгиня вместе с мужем
Княгиня с мужем

Княгиня вместе с мужем наслаждались жизнь в обширных поместьях и только отправляла

Княгиня с мужем наслаждалАсь жизнь в обширных поместьях и только отправляла

Княгиня  наслаждалАсь жизнь в обширных поместьях с мужем и только отправляла

«Толи «ой», то ли «ура»
«То ли «ой», то ли «ура»
Подумаю и переделаю

"Меди будет скоро море,

можно и на меди чеканить по 100 и 1000 на одной монетке.

.

А вот насчет меди не соглашусь)

0

165

Margohechka
А когда будет продолжение? Хочу получить плюсик за критику))

0

166

Istra32 написал(а):

Margohechka
А когда будет продолжение? Хочу получить плюсик за критику))

Когда автор выздоровет, и его мозг будет в состоянии соображать в правильном направлении, чтобы не расстраивать читателей таким обширным списком ляпов)))

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Императрица - 3. Эндшпиль: реванш или провал