Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Величко » Фагоцит разбушевался


Фагоцит разбушевался

Сообщений 101 страница 110 из 146

101

Chuk011 написал(а):

Наш военный потенциал, на который Вы ссылаетесь, позволял уверенно Китай уничтожить, но никак не контролировать, это было (и есть) невозможно чисто технически.

Вы под контролем завоевание и введение нашей администрации на китайской территории понимаете? Да даром такое счастье нам не надо. Наш потенциал позволяет в любой момент уверенно прогуляться хоть до Пекина, хоть даже и до Шанхая, попутно уничтожая все, что пытается оказать сопротивление. Задача дипломатов сделать так, чтобы имея в виду этот факт, китайское правительство прислушивалось к рекомендациям нашего Минфина, особенно в части управления пошлинами. Вполне посильная задача. А дальше, пусть себе Китай развивается и цветет. Дружить надо с соседями, а не гадить им.

Chuk011 написал(а):

Зверство - это когда ради абстрактного гуманизма или еще какого-то демократического бреда ставится под угрозу благополучие и само существование народа собственной страны.

Да каким же образом благополучию или существованию советского народа угрожают китайцы? Даже после всех бед, которые случились с СССР, даже после развала, китайцы нам не сделали ничего. Пробовали на прочность и отжали острова на Амуре? Как показала практика, достаточно одного генерала с яйцами, чтобы всю эту активность на корню пресечь. А если в руководстве и в армии страны ни одного такого не найдется, то беда придет отнюдь не стороны Китая.
Или вы считаете путь НСДАП единственно верным? Безопасность своего народа обеспечивать за счет физического уничтожения всех других? Опять же, как показала история, ни к чему хорошему для своих он не приводит.

0

102

Reise написал(а):

Наш потенциал позволяет в любой момент уверенно прогуляться хоть до Пекина, хоть даже и до Шанхая, попутно уничтожая все, что пытается оказать сопротивление.

Мои объяснения по поводу военного потенциала видимо не возымели действия. Попытайтесь оценить возможность такой "прогулки" с чисто военной точки зрения, особенно в плане потребного количества расходным материальных средств, прежде всего боеприпасов. Надо понять, что Ваше "все, что пытается оказать сопротивление" - это и есть весь Китай. Т.е. для того, чтобы "прогуляться", надо сделать именно то, о чем я говорю - убить, вытравить весь Китай, потому что достигнуть нужного для продвижения войск уровня огневого поражения обычным, не массового поражения, оружием в Китае и Афгане - это принципиально разные вещи. А если полностью не вытравить, то даже если "прогулка" организована силами всего лишь пары-тройки общевойсковых армий, то надо сначала уничтожить все живое в полосе шириной примерно 100 - 200 км и глубиной до тех самых "Пекина и Шанхая", а потом образовать непрерывные полосы обороны на флангах - если этого не сделать, "гуляющие" будут обречены, как мотострелковые бригады при новогоднем штурме Грозного... При этом китайцы никогда не одержат ни одной победы, но в итоге наши войска уползут, зализывая раны.

Reise написал(а):

Как показала практика, достаточно одного генерала с яйцами, чтобы всю эту активность на корню пресечь.

Как показала практика, проведенные китайцами в нескольких местах попытки разведки боем (у нас помнят только острова на Амуре) не дали нужного им результата - возможное время нашей нашей реакции оказалось относительно небольшим, и напротив возможное время выхода основной группировки китайских войск на рубежи, применение по которым ядерного и химического оружия нашими войсками исключалось или было существенно затруднено - т.е. в более-менее густонаселенную местность на нашей территории - оказалось слишком велико. Это удержало китайское руководство от попытки нападения, но совершенно не имеет отношения к нашим возможностям "прогулок" куда либо дальше границы.

Отредактировано Chuk011 (07-06-2018 12:44:57)

0

103

Reise написал(а):

Или вы считаете путь НСДАП единственно верным? Безопасность своего народа обеспечивать за счет физического уничтожения всех других?

Если во второе предложение добавить всего два слова, чтобы получилось "Безопасность своего народа обеспечивать за счет обладания возможностью физического уничтожения всех других?" то Вы получите именно то, чем занимаются все правители современных "развитых" стран, осознающие, зачем собственно они нужны своим народам. А реально уничтожать-то надо не "всех", а избирательно, вдумчиво и тщательно пропалывая грядки... и понимать, что в мире есть народы, которых даже угроза уничтожения останавливает от опрометчивых поступков далеко не всегда.
А что касается НСДАП и гнусных ее дел... Физически уничтожать она планировала евреев, цыган и прочих "избранных". Но даже вполне людоедский план "Ост" предусматривал сокращение славянского населения не столько путем физического уничтожения, сколько путем создания невыносимых экономических условий жизни, т.е. того самого, чем занимаются наши насквозь гуманные гайдаро-чубайсо-кудрины. НСДАП нужны были не трупы как таковые, а рабы и ресурсы - как и современным европейцам и американцам, только методы были разные. А мы ведь говорим именно о целях, а не о методах.

Отредактировано Chuk011 (07-06-2018 13:28:21)

0

104

Chuk011 написал(а):

Надо понять, что Ваше "все, что пытается оказать сопротивление" - это и есть весь Китай.

Вы Китай с СССР не путаете часом? Или там с Германией?

достигнуть нужного для продвижения войск уровня огневого поражения обычным, не массового поражения, оружием в Китае и Афгане - это принципиально разные вещи

Согласен. В Афгане этого достичь было куда сложнее.

0

105

Reise написал(а):

Согласен. В Афгане этого достичь было куда сложнее.

Уважаемый господин специалист, Вам известно, как соотносятся уровни расхода артиллерийских боеприпасов и АСП в Афгане и скажем в любой фронтовой операции Великой Отечественной? Людей не смешите, это небо и земля (и то в Афгане лимиты расхода пришлось вводить, хоть честно говоря, они и не соблюдались - каждый очередной командующий брал ответственность на себя, и совершенно правильно поступал, ибо НАТО тогда сидело тихо...). А "прогулка" в Китай - именно фронтовая операция с соответствующими расходами, и ни в одной операции Отечественной войска не были обеспечены боеприпасами в нужном по их (войск) расчетам количестве, даже в Берлинской. Именно поэтому в любой исторической книжке Вы можете найти что угодно - от фамилии ППЖ командующего до количества стволов на километр, но не найдете самого главного - сколько было выделено боеприпасов в физическом измерении (т.е. в штуках по калибрам), а не в расчетно-снабженческих единицах. Не найдете, потому что эти цифры, хорошо известные специалистам (не всем, выросло уже несколько поколений "шапкозакидателей"), сами по себе вполне объясняют 26 миллионов погибших - без всяких сказок о генералах-дураках. Для понимания - на поражение одного ВОП на 6 га - взводного опорного пункта окопанной китайской (советской, американской - чуть больше) пехоты по норме требуется в среднем 600 - 800 (восемьсот) так называемых ЕРБ (единых расчетных боеприпасов - 152-мм ОФС ПМ - осколочно-фугасных снарядов повышенного могущества), которые в укупорке будут весить около 50 - 60 тонн. Но для условий 1960-х эту норму надо увеличить - ОФС на гексогене еще не было. Опять же для понимания - это огонь одного 18-орудийного дивизиона в течение одного часа на предельном режиме огня с расходом одного боекомплекта. Считается, что при этом будет поражено около 30% личного состава и оставшиеся не смогут обеспечить эффективное сопротивление наступающим войскам, т.е. потери в атаке будут не более 10-15%. Мсд СССР имела 7 - 8 дивизионов... и могла обеспечить среднюю норму по своей полосе на 30 - 50% - с соответствующим увеличением собственных потерь. Возьмите калькулятор, прикиньте, посчитайте - в расчете на путь до Пекина... хотя бы в расчете на одну армейскую полосу обороны на каждые 100 км пути. Именно на этом погорел Вермахт в 1941-42 годах, неужели вы думаете, что что-то принципиально изменилось?

Reise написал(а):

Вы Китай с СССР не путаете часом? Или там с Германией?

Почитайте что-нибудь про войну Японии в Китае. Это бесконечный процесс, в котором нельзя победить, не тот народ китайцы. Это не яростно-обреченная пехота СССР, которую можно перебить, не отточенное взаимодействие германских шестеренок, в которые можно сунуть болт, это болото. Самое натуральное болото - попасть легко, выбраться трудно. Ты его бьешь, мнешь, давишь, а оно смыкается и засасывает, засасывает... Сколько бы ни было убито китайских пехотинцев сегодня, на следующий день все надо начинать сначала. Сколько бы ни стер деревень - они будут сидеть в полях, на рисовых чеках, в зарослях гаоляна и постреливать, постреливать, постреливать... Все на одно лицо, все в одинаковых рваных робах, все нищие, все кланяются - и все готовы выстрелить в спину. Это не идеи Мао, этому они учились столетиями... Еще раз - они не выиграют ни одного сражения, но неприятель умоется кровью.
Поймите, это все сказанное - не "хотелки" и не эмоции, это физика и математика, отработанные за пару веков безразлично-спокойные уравнения...

Отредактировано Chuk011 (07-06-2018 17:42:13)

0

106

Ребята, а вы ветки не попутали?

ИМХО, то, что вы тут сейчас устроили "разборки" о Китае - это флуд и офтоп в данной теме.

+2

107

Продолжение:




                                                    Глава 13

  В бытность свою Антоновым я считал, что желание детей побыстрее начать жить отдельно от родителей является совершенно естественным и особого обоснования не требующим. Мол, все так делают. Потребовалось стать Скворцовым, живущим в СССР 60-х годов, чтобы усомниться в этом тезисе.
  То есть нас с Верой жизнь с ее родителями совершенно не напрягала, скорее наоборот. В конце лета Вера в состоянии, близком к панике, сообщила мне, что тетя Нина начала задумываться о даче – раз уж дядя Миша теперь начал более или менее прилично зарабатывать и, главное, отдавать супруге не только всю получку, но и часть денег, заработанных на «Победе» по вечерам.
  - Сбегут, - растерянно делилась со мной жена, - а нам что делать – няню нанимать?
  - Ну, на дачу особенно-то не сбежишь, - попытался возразить я. – Там нельзя строить капитальные дома с отоплением.
  - Это раньше нельзя, а с шестьдесят девятого года будет можно! Сама в «Известиях» читала. А у нас тут заранее организуется дачный кооператив, твоя Октябрина воду мутит. Уже нашла каких-то строителей и говорит, что маленький, но пригодный для круглогодичного проживания дом на участке в восемь соток обойдется всего в четыре с половиной тысячи, а большой и на двенадцати сотках в девять, причем государство даст кооперативу ссуду на десять лет. Ты, Вить, там на своей Луне совсем закопался, уже и газет не читаешь, и с приятелями из Политбюро не общаешься.
  Тут она была права, в этом году всем, не относящимся к полетам на ночное светило, я мог интересоваться только урывками. А этим летом и поговорить стало не с кем, все мои высокопоставленные знакомые разъехались.

  Косыгин отбыл в Пицунду, мотивировав отъезд тем, что он уже скоро два года как не был в отпуске.
  Брежнев улетел во Францию, к де Голлю. Там недавно закончилась какая-то буча, про которую Антонов еще в прошлом году собирал материалы, но он их почти не читал, а я и тем более.
  Семичастный с июля торчал в Чехословакии – и, похоже, довольно результативно. Лето уже почти кончилось, а «Пражская весна» так толком и не началась.
  Шелепин гостил у Хо Ши Мина.
  В Москве из знакомых членов и кандидатов в члены Политбюро оставались только Демичев и Устинов, но это были не те люди, с которыми можно поговорить о новациях в области кооперативного движения. Поэтому я просто заказал секретарше сделать тематическую подборку прессы по этому вопросу.

  Вскоре я начал понимать, в чем тут дело. Руководство пыталось бороться с нарастающим товарным дефицитом, и я бы сказал, что в общих чертах довольно успешно.
  Ведь что такое пресловутый дефицит? У его две составляющих. Первая – это перекосы в ассортименте производимых товаров. То есть того, что мало кому нужно, прорва, им забиты все полки во всех магазинах. Например (и лично меня это не переставало удивлять), тот самый горячо любимый Антоновым консервированный лосось в собственном соку. Несмотря на то, что роман с рыбной принцессой остался в далеком прошлом, «дракон» продолжал закупать банки в товарных количествах. Этим лососем были забиты полки не только в «Рыбе», но и во многих других местах, и никто его особо не брал. Зато найти шпроты – тот еще квест, хотя стоят они ненамного дешевле, а по питательности и вкусовым качествам и рядом не лежали.
  И вторая составляющая – нарастающий избыток денежной массы, ведь Брежнев твердо держал курс на повышение доходов трудящихся, вот только он забыл перед словом «доходы» поставить «реальные». В результате денег прибывало, а возможность купить что-нибудь нужное в магазине потихоньку убывала. Зато, естественно, прибывала у спекулянтов.
  Так вот, недавно партия и правительство (ну принято сейчас так говорить, принято) занялись решением этого вопроса, причем, что меня удивило, по обоим направлениям и комплексно. Кое-что я уже видел своими глазами, просто не обращал особого внимания из-за Луны и роботов на ней.

  Например, двухскоростными мопедами еще в прошлом году были завалены все спортивные магазины, ибо четыре года назад для управления ими стал нужен документ. То есть права категории «М» - это вовсе не изобретение двадцать первого века. Естественно, такие мопеды тут же перестали покупать.
  Отменять мопедные права никто не стал, но их получение резко упростили, а на селе и в поселках городского типа их выдачу вообще переадресовали участковым. Вместе с отменой медсправки это привело к тому, что спрос на такую технику прилично возрос.
  Еще один пример – минские мотоциклы «Макака», то есть М-104 и М-105. Не сказать, чтобы их так уж хватали, хоть они и были довольно дешевыми. Однако в прошлом году отменили техосмотр для техники с объемом двигателя менее ста пятидесяти кубов, и «Макаки», а заодно еще и «Вятки» начали продаваться куда лучше.
  Получилось, что чисто административными, то есть почти ничего не стоящими мерами государство мягко склонило народ слегка увеличить траты.

  И все новации из области кооперативного строительства были из той же оперы. То есть партия и правительство, похоже, взяли курс на то, чтобы возможность тратить деньги росла по отношению к увеличению зарплаты опережающими темпами.
  Кстати, условия для этого были самые благоприятные. Попробуйте-ка что-то разрешить, да еще и за деньги, когда запретов вообще нет! Обломаетесь. А когда их полно, можно отменять по одному, начиная с самых дурацких, придуманных Хрущевым. И, естественно, отменять не на халяву.
  Вот, значит, на селе уже были сняты многие ограничения на личное хозяйство колхозников, а про хрущевские «агрогорода» никто давно не вспоминал. Зато начали часто цитировать ленинскую статью «О кооперации», из чего можно было сделать вывод, что впереди нас ждут довольно интересные времена. И осталось только выяснить – расширение кооперативного жилищного строительства будет идти за счет сокращения темпов ввода бесплатного жилья или как? Хотя, пожалуй, на «или как» в обозримом будущем можно не надеяться, стройматериалов-то сколько было, столько и останется.
  В общем, у нас все еще впереди, и эта мысль тревожит.

  Из вождей первым вернулся Брежнев, но не в Москву, а прямиком в Завидово. И пригласил меня, так что вскоре мы с ним уже сидели в знакомой беседке.
  - Ты, Витя, конечно, критикан и антисоветчик, хоть и коммунист, - благодушно просвещал меня Леонид Ильич. – Но умный, с кем попало не откровенничаешь, а только с теми, с кем можно. Так и надо, мы тебе за это благодарны. С твоей колокольни часто бывают видны такие недостатки, которые с нашей не очень заметны. Но вот как ты один из главнейших вопросов нашей советской действительности пропустил, я понять не могу.
  - Наверное, занят был, - предположил я. – С этой Луной я не то что какую-то там действительность держать в памяти – жене чуть не забыл подарок на девятнадцатилетие приготовить! Еле успел вспомнить. А что за вопрос-то такой ужасный?
  - Неужели не понимаешь? Программа партии!
  А ведь действительно, сообразил я. Та программа, что вроде как действует сейчас, написана при Хрущеве и явно под его диктовку – без нее наворотить столько чуши не получилось бы. Одно только «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме» чего стоит, а ведь это далеко не единственный перл. Там еще очень убедительно говорилось о ликвидации различий между городом и деревней, между умственным и физическим трудом и даже, кажется, между мужчиной и женщиной. Впрочем, конкретно в этом я не уверен. Скворцов эту программу если когда-то и читал, то начисто забыл после взрыва на учениях. Антонов, правда, точно читал, но давно и не очень внимательно. Однако воспользоваться его воспоминаниями все-таки можно.
  - Ну, кое-что из программы как-то выполняется – например, на пятидневную рабочую неделю перешли еще в прошлом году, - неуверенно промямлил я.
  - Видишь? Даже ты больше ничего не смог вспомнить. Практически партия сейчас живет и работает без программы, и это совершенно нетерпимое положение. Я собираюсь поднять этот вопрос сначала в Политбюро, а потом и на пленуме. Когда там у вас была принята следующая программа?
  - В восемьдесят шестом году. Но ее назвали всего лишь новой редакцией, и вообще эту бумажку никто всерьез не воспринял. Не та уже была обстановка в СССР.
  - Вот-вот, типичный пример, к чему может привести затягивание с принятием необходимого решения. Поэтому ты мне, пожалуйста, эту программу скопируй. И снабди своими комментариями. И я разрешаю… нет, даже прошу – не стесняйся. Пиши все, что думаешь. Если тебе покажется, что цензурными словами какую-то мысль не выразить, выражай ее нецензурными.

  - Сделаю, - кивнул я, для солидности выдержав паузу. - И, кстати, одно соображение у меня уже есть.
  - Сначала налей себе сока, раз уж не можешь пить, как человек, мне за двоих приходится отдуваться. Ну, за программу! Так что ты там хотел сказать?
  - Вам понадобятся помощники, причем желательно не из идеологического отдела ЦК. Там можно будет показать только уже основательно проработанный документ.
  - Хм… какой-нибудь общественный консультативно-созерцательный совет… - икнул Брежнев, - в смысле совещательный… а что, не помешает. Небось предложишь туда своего Ефремова?
  - А кого же еще? Можно, правда, поговорить со Стругацкими.
  - Вот и поговори со всеми, но сам свою часть тоже не откладывай. Программу и комментарии только на флешке, никаких распечаток. И коли ничего не пьешь, так хоть закусывай по-людски! Вон как физиономия-то осунулась за последний год. Давай, Вить, настала пора возвращаться с Луны на Землю.

  В начале дороги до дома Антонов донимал меня комментариями к беседе с генсеком.
  - Ни за что бы не поверил, если бы сам не видел твоими глазами – Леня Брежнев в роли начинающего антисоветчика! Охренеть и не встать. Вы, значит, теперь два сапога пара. Тут впору самого Маяковского вспомнить и слегка подправить – типа «вам с Леней общим памятником будет растоптанный в грязи социализм».
  - Да успокойся ты! Никто твой социализм топтать не собирается – ни я, ни тем более Леня.
  - Он скорее твой, чем мой, я-то давно при капитализме живу. Привык уже.
  - Тогда тем более, я что, дурной – топтать свою же собственную вещь? Лучше поднять, отряхнуть и положить в укромное место, авось когда и пригодится.

  Мы уже ехали по кольцевой, но тут плавное течение нашей беседы было нарушено. Не сказать чтобы грубо, скорее наоборот – приятно для глаза. Во всяком случае, именно так выглядела обтянутая фирменными джинсами женская попка, выглядывающая из-за приткнувшейся на обочине «Явы» без заднего колеса.
  - Куда летишь?!- завопил Антонов. – Тормози, Шумахер!
  - Да не суетись ты, мне тоже интересно.
  Я быстро сдал задом, а дама… да нет, скорее девушка поднялась с четверенек. Антонов мысленно облизнулся – выглядела она на пять баллов. Не как Вера, конечно, но все равно очень неплохо. К тому же у нее был совершенно импортный вид – даже в большей степени, чем у Антонова, когда он начинал охмурять рыбную принцессу.
  - Можно, начну я? – спросил он и, дождавшись подтверждения, галантно осведомился:
  - Хау кен ай хэлп ю, бьютифул лэйди?
  - С чего ты взял, что она знает английский? – удивился я.
  - А что, по ней не видно? – отмахнулся он, продолжая треп на том же языке. И, между прочим, получая ответы на нем же. 
  Оказалось, что девушка проколола заднее колесо. Снять она его сняла, а сейчас пыталась разбортовать покрышку, но пока безуспешно. Хотя какие тут могут быть трудности, я совершенно не понимал. Ладно бы у нее стояла восходовская резина, которую, действительно, бортовать довольно трудно – так нет, мягкий фирменный «Барум». Его при некоторой тренировке вообще можно снимать и ставить без монтировки.
  - Ну ты даешь! – усмехнулся Антонов, не прекращая болтовни. – А как же иначе с тобой можно естественным образом, не вызывая подозрений, познакомиться? Она же не знала, что ты такой однолюб - но ничего, кроме тебя, тут есть еще и я. И чего стоишь, вытащи ты ей камеру, наконец! Работы-то на пару минут, не больше. Но лучше не торопись, а то я и поговорить толком не успею, как все будет сделано.

  В общем, когда заклеенная камера была возращена под покрышку, а колесо накачано и установлено на мотоцикл, Антонов уже успел капитально обаять девушку. Хотя, насколько я понял, процесс тут был обоюдный.
  Наша новая знакомая оказалась француженкой русского происхождения, приехавшей в Союз по программе культурного обмена. Звали ее Нинель Обермейстер.
  - Оригинальная фамилия для русской француженки, - мысленно усмехнулся я.
  - Да врет она! – уверенно заявил Антонов. – Английский ей родной, так что вопрос тут стоит просто – МИ-6 или ЦРУ?
  - Когда это ты на слух научился определять, какой язык кому родной?
  - А я и не умею. Слушать надо было, о чем мы говорили. Я ее прямо спросил, англичанка она или американка. Она ответила – француженка, и соврала. Ты что, сам не можешь определить, когда тебе врут, а когда говорят правду? А у меня это последнее время получается даже лучше, чем у тебя.
  - М-да… и ты, старый бабник, еще небось надеешься на взаимность?
  - Неужели ты думаешь, что мои надежды беспочвенны? Честно скажу, меня такое недоверие даже слегка обижает.
  - В том-то и дело, что нет.
  Я помолчал и злорадно добавил:
  - Но сначала будь добр получить разрешение у Семичастного. А потом – у Веры. Оба в письменном виде. И только после этого можешь начинать предаваться разврату с агентессами мирового империализма, причем ни в коем случае не забывая о презервативах.
  - Ну, Володя-то точно против не будет, - расцвел Антонов, - а с Верой я уже договорился, причем довольно давно.
  - Когда успел, сволочь? – охренел я.
  - Когда ты меня с ней познакомил. Она посочувствовала моему глубокому и беспросветному одиночеству и разрешила иногда его нарушать здесь. Думаешь, зря я так старательно потер все твои воспоминания о том разговоре?

+17

108

И еще:



                                                          Глава 14

  Думаю, никто не станет спорить, что всякую работу необходимо вовремя и правильно завершить – в незавершенном виде ее ценность обязательно будет меньше. Так вот, планируемым достойным завершением лунной программы была вовсе не доставка образцов с Луны на Землю, что бы там не говорил Келдыш. А то, в каком виде она останется в памяти простых людей как в СССР, так, хоть и в меньшей степени, за его пределами. Это означало, что пора пусть не прямо, намеками, но сообщить - луноходы, выполнив свою задачу, заснули до лучших времен. Ну типа «спокойной ночи, дорогие лунные роботы, вас разбудят, когда начнется строительство базы». Что их сон уже стал вечным, лучше не упоминать. Кстати, это и не факт – не исключено, что какой-то из корпусов когда-нибудь будет доставлен на Землю, вычищен, набит новой электроникой и определен жить на ВДНХ.
  И от статей, пусть даже в таких сверхпопулярных изданиях, как «Наука и жизнь», «Техника – молодежи» и Радио», настала пора переходить к художественным произведениям, а от телевизионных роликов – к документальным, документально-художественным и просто художественным фильмам.

  - Ага, - согласился Антонов. – Так прямо и вижу титры «в ролях»:
  «Мальчики» - Вячеслав Тихонов, Леонид Броневой и Юрий Никулин, базы – Светлана Светличная и Нонна Мордюкова, «Доцент» - Евгений Леонов…
  - Думаешь, это у тебя получилось доведение до абсурда? – усмехнулся я. – Зря. Замени «в ролях» на «роли озвучивали», и получишь вполне реальную картину. Вот только базы – они же молчат и не двигаются, так что это не очень привлекательные роли для женщин. Лунные станции лучше. 
  - О господи, - буркнул Антонов и отключился, а я взял карандаш, лист бумаги и начал записывать основные мысли по поводу грядущих произведений искусства на космическую тему.
  Итак, первый вопрос – что лучше, фильм по книге или книга по фильму? Удачными бывали оба варианта, поэтому можно будет сделать комбинированный. Например, для начала короткая повесть в… наверное, лучше всего в «Юности». Жалко, что Дина Рубина еще слишком молодая и ничего написать не может. Впрочем, даже начав писать, она еще не скоро станет той язвительной матерщинницей, которая давно нравилась Антонову. Этот старый донжуан даже собирался съездить в Израиль, чтобы там с ней познакомиться! До сих пор собирается, но вряд ли поедет, он ведь не только бабник, но еще и лентяй. В общем, надо съездить в редакцию «Юности» и побеседовать с Борисом Полевым.
  Потом по мотивам этой повести можно будет снять фильм, а затем уже по его мотивам написать роман. И, наконец, финал – многотомная эпопея с подзаголовком «по мотивам реальных событий». Вот только кого бы подписать на такую работу? Повесть-то, наверное, и Стругацкие напишут, предварительный разговор с ними уже был, но вот с автором романа или даже серии таковых пока полная неясность. Ефремов отказался еще до того, как я ему это предложил, а кто там из мастеров остался? Как-то так сразу и не припомнишь.

  Впрочем, не только редкая птица долетает до середины Днепра. Редкий план доживает до середины своего выполнения, и высший класс – это все поменять как надо, даже не приступая к реализации. У меня примерно так и получилось. Правда, не в результате моего озарения, а само собой.
  Мне позвонил Ефремов.
  - На ловца и зверь бежит, - сообщил он. – В данном случае зверь готов написать серию романов про советских роботов в космосе, начиная с Луны и заканчивая, кажется, планетами Сириуса. Зовут его Александр Петрович.
  Я начал перебирать в уме всех известных мне писателей по имени Александр. Фадеев давно застрелился, а Иванов – который пародист – писать, кажется, еще не начал. А если и начал, то точно не романы. И он, насколько я помню, не Петрович. Гладков? Он вроде не фантаст, а мемуарист. Опа, кажется, понял!
  - Выбегалло забегалло? – цитатой из «Понедельник начинается в субботу» уточнил я.
  - Оно самое, только не забегалло, а звонилло. И, кстати, если у вас к Казанцеву отрицательное отношение, то это зря. В прошлом Антонова он был чуть ли не единственным известным писателем, поддержавшим меня во время травли после начала публикации «Часа быка». Ну, а что он Стругацких не любит, так это объяснимо. Вы бы полюбили авторов, ухитрившихся изобразить вас в виде такого героя?
  - Я бы, пожалуй, возгордился. Но это ладно, только он же писать не умеет! И вкуса совсем нет. Как он испохабит свою же собственную, и не такую уж плохую в исходном виде «Планету бурь», это уму непостижимо. Или уже начал похабить?
  - Не знаю, но про условия на Венере он меня спросить успел. И вы не совсем правы – Казанцев умеет писать. На уровне неплохого ремесленника, однако, как говорят в будущем, «пипл хавает». Ему, этому «пиплу» в общем-то больше ничего и не нужно, а, значит, и вам тоже. Но главное достоинство Александра Петровича состоит в том, что безупречно следует всем изгибам и завихрениям линии партии. Просто редкий нюх у человека. К тому же… кого он там, в будущем, травил?
  - Лукина. Это писатель не чета ему.
  - Ну вот, вам представляется возможность сделать так, чтобы у Казанцева не оставалось времен ни на какую травлю. Если он размахнется на сериал, то будет писать его лет пятнадцать.
  - Хорошо, и что вы ему сказали?
  - Пообещал, что познакомлю его с вами. И предположил, что вы отнесетесь к идее написания им цикла романов положительно. 
  - Согласен, диктуйте его телефон, позвоню, договорюсь о встрече.

  Ну, а Антонов, естественно, не стал откладывать встречу с Семичастным и приехал к памятнику героям Плевны уже на следующий день после знакомства на обочине МКАДа.
  - Да, про вашу встречу мы в курсе, - подтвердил он. – Не можешь вкратце пересказать содержание беседы?
  - Вот флешка с записью, держи. А вкратце – прекрасная Нинель готова раздвинуть… в смысле, расширить контакты с советским народом в моем лице. А я, в свою очередь, всегда готов их углубить, причем неоднократно. Квартиру для этого, наверное, лучше подготовить комитету, чтоб Ниночке жизнь медом не казалась. Пусть попробует там сделать видеозапись, я заодно и посмеюсь.
  - Какой-то ты сегодня не такой, - удивился Владимир.
  - Наверное, это потому, что я по-прежнему Виктор, но только не Скворцов, а Антонов. Ты, по-моему, со мной еще не встречался. Ну, значит, будем знакомы.
  - Так ты… вы… Мне Косыгин рассказывал, но я как-то не очень верил… а это правда, что вы можете?..
  - Скворцов тоже может, но у меня получается куда быстрее и эффективнее. Показать?
  - Нет, спасибо, лучше не надо. Так, значит, продолжить знакомство с псевдофранцуженкой собирается не наш Витя, а вы?
  - Конечно, он жену любит, ему больше никто не нужен. И с чего это ты мне начал «выкать»?
  - Хм…  я, похоже, немного растерялся. Тогда давай прогуляемся до Детского мира, я тебе расскажу, как у нас в комитете представляют всей смысл всей этой возни. Кстати, теперь понятно, отчего ты заговорил про запись. У нас в середине двадцатого века все проще, в таких случаях хватает фотографий, а их, наверное, она сделать все-таки сможет. Мы, конечно, постараемся, чтобы они не попали к Вере…
  - С ней все согласовано, так что можете стараться без особо фанатизма. Думаешь, будут пытаться шантажировать?
  - Не исключено. Но и не обязательно. Скорее всего, ее начальство просто хочет поточнее узнать, что собой представляет Виктор Скворцов.
  - Ничего, им на безрыбье и Антонов сойдет. Тогда ты не тяни с квартирой, ладно?
  - Разумеется. Осталось обсудить вопросы обеспечения твоей безопасности.
  - Что-то я могу и сам, но безопасность – это такая вещь, которой много не бывает. Начнем, пожалуй, с экстренной связи?

  Уже в конце беседы Антонова, старого козла, осенило.
  - Володь, я тут вот что только сейчас сообразил. Американцы, если ты прав и Ниночка работает на ЦРУ именно в предполагаемом ключе, интересуются, так сказать, моими способностями, настроениями, свойствами характера и прочим тому подобным. А нашим компетентным органам это что, совсем неинтересно? Ладно, со Скворцовым ты сам часто общаешься. Но ведь кроме него есть еще и я. Может, стоит перенять отдельные стороны передового зарубежного опыта? Ленин, например, утверждал, что учиться надо и у капиталистов тоже. 
  - Так ты что, предлагаешь?.. – офигел председатель КГБ.
  - Нет, ну кто я такой, чтобы предлагать подобное. Тонко намекаю, только и всего.
  - Да уж, тоньше просто некуда. У вас там все такие бесстыжие или только ты один?
  - Ну уж точно не один, хотя, конечно, определенная уникальность во мне имеется. И тут просматривается вот еще какой момент. Я человек в шпионских играх неискушенный, и поэтому могу по недостатку опыта что-нибудь пропустить или сделать не так. Но если в нашем тесном общении с агентессой мирового империализма будет принимать непосредственное участие сотрудница комитета, вероятность подобного сильно уменьшится.

  На этом Антонов откланялся, оставив Семичастного в тягостном недоумении. Меня, кстати, тоже, только не тягостном, а в самом что ни на есть обычном.
  - Тебе там что, бабы не дают, раз ты здесь собрался устроить секс втроем? – возмущено вопросил я. – Не верю.
  - Да при чем тут бабы? Я там сам опасаюсь – все-таки возраст уже не очень подходящий. А здесь с этим все в порядке. Да и не волнуйся ты заранее, вряд ли Семичастный пойдет на такие смелые новации.

  Тем временем Брежнев, который не забыл моих слов о творящемся в ОКБ-1 Мишина, активировал масштабную проверку, поручив ее Устинову.
  Картина получилась на редкость неприглядная – масштабы бардака и очковтирательства при ближайшем рассмотрении оказались даже больше, чем я описывал в своих материалах. Мишина сняли и задвинули заведовать кафедрой в МАИ, а ОКБ-1 подчинили Глушко.
  - Вынужден настаивать, чтобы вы познакомились с предложениями Скворцова и лично с ним, - заявил ему Устинов. Если бы он хотел усилить уже имеющееся негативное отношение Глушко ко мне, то, пожалуй, ничего лучшего все равно бы не придумал.
  - Слушай, - прорезался Антонов, - он к тебе относится неприязненно, считая мутным выскочкой. Так давай не будем разочаровывать человека! Подтвердим ему, что сам по себе ты ничего особенного не представляешь. А просто иногда сдаешь мне в аренду свой организм, а я за это подкидываю тебе когда идеи, когда электронные компоненты. Ну еще научил людей лечить, про это тоже можно упомянуть. В общем, я вроде как не захочу перепоручать связь с человеком такого масштаба, как Валентин Петрович, какому-то Скворцову, и выйду на нее сам.
  - Изволишь выйти, - уточнил я.
  - Могу изволить, мне нетрудно. И как тебе такая идея?
  - Согласен, тем более что это, возможно, на какое-то время отвлечет тебя от мыслей о бабах.
  - Невозможно, - хмыкнул Антонов. – Итак, начинаем готовиться к встрече. Глушко – аккуратист и педант, я, предположим, тоже, а ты тогда молодой раздолбай. И, значит, давай попробуем делать так, чтобы один и тот же костюм на тебе казался мятым и вообще сидел как на корове седло, а на мне вдруг моментально утратил все мелкие несообразности, став безупречным. Тут, наверное, лучше подойдет не свадебный, а тот, синий, купленный на всякий случай. Галстук к нему я притащу из будущего. И давай подумаем, как сделать, чтобы ты благоухал дешевым тройным одеколоном, а я… ну, например, «Давидофф эдвенчур».
  - Время на замену? – поинтересовался я, беря карандаш и пододвигая тетрадь.
  - Минут пять, куда нам торопиться.
  - Тогда, наверное, это можно будет реализовать вот так… кстати, а почему мы презенты из двадцать первого века сюда таскаем в руках?
  - А в чем еще – во рту, что ли? Или сразу в анусе?
  - Надо попробовать, не пройдет ли метод «на носу». Очки вроде тех, в которых ты обаял свою рыбную принцессу.
  - Хорошая идея, можно попытаться прямо сейчас, - оценил Антонов. – Очки у меня там есть, причем лучше тех.

  Глушко приехал в «Мечту», но, как и ожидалось, всем своим видом выражал неудовольствие по поводу того, что его вынуждают столь бездарно тратить дорогое время. Я старательно и небезуспешно изображал из себя кого-то вроде слесаря-сантехника, непонятным образом оказавшегося в кресле замдиректора по науке и по этому поводу кое-как натянувшего дорогой импортный костюм-тройку.
  - С вами хочет побеседовать один человек, - сообщил я гостю. – Мой, так сказать, идейный вдохновитель.
  - Зовите, - поморщился Глушко.

  Этот момент мы с Антоновым репетировали много раз, и сейчас он прошел безукоризненно.
  Я встал, подошел к окну и оперся руками об подоконник, чтобы не потерять равновесие в момент мысленного перехода в двадцать первый век и обратно. И вернулся в прошлое уже Антоновым с дымчато-зеркальными очками на носу.
  Он в темпе подтянул узел галстука, а в нагрудном кармане костюма сработало реле времени, отпустившее резинки, благодаря натяжению которых этот самый костюм сидел криво. Быстро потер руками, еще в двадцать первом веке смоченными одеколоном «Давидофф», виски и повернулся к гостю.
  - Будем знакомы, - заявил мой духовный брат, - Виктор Васильевич Антонов, гость из параллельного мира. А Скворцов – это просто временный донор организма, свой я сюда переместить не могу.
  После чего, не давая Глушко опомниться, Антонов сначала продемонстрировал возможности планшета, а потом погонял по комнате дрон. Вот интересно, почему эта дешевая игрушка убеждает людей сильнее, чем планшет? Хотя, наверное, Глушко представлял себе, сколь мощная там должна быть управляющая электроника, чтобы он так летал.
  В общем, уже минут через пять Валентин Петрович перестал сомневаться, что видит перед собой пришельца из иного мира. И, кстати, почувствовал к нему симпатию, как мы с Антоновым и надеялись.
  - Так вот, значит, в чем секрет успеха этого бесцеремонного и невоспитанного молодого человека, - улыбнулся Глушко. – Рад нашему знакомству. И, наверное, раз вы инициировали эту встречу, то у вас есть опережающая наш уровень информация не только по системам телекоммуникации, но и по двигателям?
  - Разумеется, садитесь сюда, так будет удобнее смотреть. Я, правда, не двигателист и не ракетчик, а электронщик, поэтому основное назначение предлагаемой подборки – помочь вам сформулировать вопросы, на которые мне надо будет искать ответы в своем мире. У нас самые распространенные двигатели – кислородно-керосиновые. На второй ступени иногда используются кислородно-водородные, а в качестве стартовых ускорителей – твердотопливные, но не очень часто. Высококипящие компоненты применятся в основном при заорбитальных полетах.

+17

109

Avel написал(а):

кармане костюма сработало реле времени,

  а зачем реле времени????

0

110

Avel написал(а):

всей смысл всей этой возни

- весь.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Величко » Фагоцит разбушевался