Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Маг по случаю


Маг по случаю

Сообщений 51 страница 60 из 172

51

Снова сижу в кресле. Снова мимо меня пробегает испуганная стюардесса…
«Да что же это за невезуха такая?!»
Я зол. Страшно зол. На себя, на Ларису, на демона, на их дурацкие игры.
Двести пятьдесят человек. Они не должны были умереть, но умерли уже дважды. И если я ничего не придумаю, в третий раз умрут окончательно. По одной лишь причине – им просто не повезло оказаться не в то время и не в том месте. Рядом со мной, рядом с сопровождающей меня ведьмой, рядом с пытающимся нам помешать демоном. Сомнений почти не осталось. Катастрофу организовал именно он.
Видимо, как и Лара, Сар’хак имеет возможность вселяться в людей, но, по причине пола, вселяется только в мужчин. Кроме того, в нашем мире он явно ограничен в возможностях и не может воздействовать на меня напрямую, поэтому действует через посредников. Его план с самолетом я уже понял. Сперва он влез в голову второму пилоту, и тот слегка подшаманил с радиовысотомером. Затем, ментально уничтожив реципиента, демон попытался внедриться в сознание КВС. Однако командир воздушного судна оказался крепким орешком и взять его полностью под контроль демону не удалось.
Собственно, поэтому у нас получилось вовремя узнать, в чем проблема, и проникнуть в кабину. Другое дело, что это всё равно ничего не дало. Посадить самолет я так и не смог, причем, дважды. Стоит ли наступать в третий раз на те же самые грабли? Не знаю, не знаю. Попытка, как говорится, не пытка. А ошибаться нельзя. Она у меня последняя…
Мысль, что я снова действую по шаблону, заставила задержаться в кресле ещё на минуту.
Лара сидела молча, уставившись в одну точку. Складывалось ощущение, что она просто смирилась с проигрышем и теперь пробовала представить, что будет с ней после победы Сар’хака. По её же словам, выходило, что ничего хорошего. Странно. Бросить бороться, когда схватка ещё не окончена…
Я неожиданно вспомнил, что она говорила, когда мы только узнали, что случилось с пилотами: «Я же не лётчик. И вылечить его не сумею. Был бы он женщиной, попробовала бы вселиться в неё…» А чуть погодя: «Ты в лабиринте. И если не найдешь выход, погибнешь».
Лабиринт. Почему лабиринт? Может быть, это иносказание? Может быть, это не просто выбор правильного алгоритма, как посадить самолет, а что-то более важное, основательное? Может быть, речь идёт о лабиринтах сознания?
Сознание… Что будет, если его изменить?..
Нет, не так… Что будет, если в него вселяется кто-то другой… здоровый и сильный… в больного… практически мёртвого…
Я резко повернулся к Ларисе.
- Помнишь, как на суде чёрный шар говорил, что во мне сохранились зачатки магии?
- Ну… да. Помню.
- Вселяться в другое тело – это тоже зачатки или это уровень выше?
- Вселиться в живого, в того, кто сопротивляется, достаточно сложно.
- А в мёртвого?
- В мёртвого можно, но – смысл? У мёртвого нет сознания, его мозг пуст, а тело управляется плохо .
- А если человек жив, но уже без сознания и практически умирает?
- В такого вселиться легче. Обычно так делают начинающие целители… Постой! – глаза у ведьмы расширились. – Ты хочешь… – она мотнула головой в сторону пилотской  кабины, – вселиться в кого-то из них?
- Да. Хочу. Я собираюсь вселиться в сознание умирающего пилота и так или иначе заставить его посадить самолет. Поможешь?
- Да, но…
- Что но?
- Ты не умеешь.
- А ты научи?
- Как?! 
- Не знаю, – пожал я плечами. – У вас же наверняка есть методики.
Лара ненадолго задумалась.
- Да. Методики есть. Только, боюсь, они тебе не понравятся.
- Плевать. Я не кисейная барышня. Понравится, не понравится, главное, чтобы работали.
Глаза ведьмы опасливо сузились:
- Ну, хорошо. Я тебя за язык не тянула. Сейчас ты получишь то, что заслуживаешь, за что я сама убила бы тебя без раздумий.
Ответить я не успел. Через секунду моя голова словно бы взорвалась от обрушившегося на неё яростного потока мыслей, воспоминаний, картинок…

Парк. Вечер. Мы с Ирой идём по дорожке. Горят фонари, шелестит ветер, шуршит под ногами листва. Я говорю, говорю, говорю. Она слушает, слушает, слушает. Слушает и постепенно оттаивает…
Мы стоим на балконе и смотрим вдаль. Светятся окна домов, колышутся кроны деревьев, в небе сверкают звезды, полная луна висит над землей, словно волшебный маяк. Ира стоит рядом. Я ощущаю её каждой клеточкой и чувствую себя абсолютно счастливым…
Я просыпаюсь, откидываю одеяло, встаю, собираю разбросанную по полу одежду. Ира прильнула к подушке и тискает её во сне, словно игрушечного медведя. Вздыхаю и, скрепя сердце, приступаю к сеансу «магического внушения». Теперь, когда Ира проснётся, она будет думать, что ничего не было, что всё это был только сон…
Ира сидит за столом и крутит в руках смартфон, все еще сомневаясь, звонить или нет. Потом всё же решается и набирает знакомый номер. Она звонит жениху, с которым поссорилась накануне…
Подъезд многоквартирного дома. Седьмой этаж. Напротив лифта, перед дверью в однушку стоит парень с букетом цветов. Его рука тянется к кнопке звонка, но вдруг останавливается на полпути. Выглянувшая в холл соседка – бабушка божий одуванчик – с заговорщицким видом манит парня к себе…
Соседская квартира. Ирин жених с потемневшим лицом рассматривает «шпионские» кадры, снятые бабушкиным видеодомофоном. Вот мы с Ирой поздним вечером заходим в её квартиру. Девушка на картинке радостно улыбается. Вот ранним утром я выхожу наружу. Удовлетворенный, довольный, насытившийся…
Квартира Иры. Её жених вне себя. Он что-то кричит ей в лицо, что-то обидное, злое. Потом швыряет на пол цветы, разворачивается и уходит. Громко хлопает дверь. Девушка, закрыв руками лицо, бессильно опускается на диван. Её плечи сотрясаются от рыданий…
Вечер. Ира стоит на балконе. Её руки дрожат, по лицу текут крупные слёзы. Перила, на которые опирается девушка, кажутся такими непрочными, ненадежными, хлипкими. Внизу – темнота. Спасительная. Безмолвная. Стоит только качнуться вперёд, и она сразу решит все проблемы.
Картинка приближается. Я вижу ауру девушки. Она не цветная, Ира – обычный человек, не маг, но она светлая, очень светлая. Яркие огоньки играют и переливаются, соревнуясь со светом полной Луны. Потом аура неожиданно начинает темнеть, словно бы что-то чёрное, злое пытается её поглотить. Темные щупальца тянутся вверх, как стебли ядовитых растений, опутывающих здоровое и чистое дерево.
Я уже знаю, что сейчас будет, но сделать ничего не могу. Ядовитые нити не оторвать, они выскальзывают из моих призрачных рук, их становится больше, светлые огоньки тают, будто падающие на ладони снежинки.
Девушка прижимается к самым перилам и…
«Не надо», – шепчет чужое сознание.
Ира меня не слышит.
Темнота несётся навстречу.
Боль, ужас, отчаяние. Они заполняют собой всю ауру без остатка.   
Рвущийся из груди крик обрывается на самой высокой ноте…
Вероятность, что наш роман закончится плохо, составляла почти девяносто процентов.
Я теперь знаю, что это означало. Знаю, что сам превратил эти девяносто в сто…

- Ты как, в порядке?
В голосе ведьмы чувствуется озабоченность.
Я смотрю на неё невидящим взглядом. Перед глазами лишь чёрная ночь и зло, которое сам сотворил.
- Я хочу умереть.
Даже не знаю, слышит она меня или нет.
- Отыщешь печать, умирай сколько хочешь, а пока нефиг, – фыркает Лара.
Всё-таки слышит. И, похоже, довольна.
Выжала из меня всю душу и радуется. Одно слово – ведьма.
- Ауры видишь?
Я с трудом отрываю голову от подголовника. Осматриваюсь.
- Да. Вижу.
- Какие они?
- Как коконы. Из ниток.
- Попробуй раздвинуть их и залезть внутрь.
Пробую.
- Не могу. Слишком плотно увязаны.
- Найди, которые тоньше и реже.
Ищу. Вот эта аура вроде потоньше.
Суюсь внутрь и… меня буквально выбрасывает наружу.
- Женщина, – комментирует Лара. – Ищи мужиков.
Ищи. Легко сказать, да нелегко сделать. Но я пытаюсь.
Отличия, действительно, есть. У мужчин ауры более контрастные. Женские – мягче.
Опа! Кажется, получилось.
Товарищ попросту спит, его аура еле светится.
Неспешно выбираюсь из чужой головы и тянусь сознанием дальше, к кабине пилотов.
На полу, в том месте, где лежит командир «Эйрбаса», колышутся всего два десятка нитей. Тусклые, готовые в любую секунду погаснуть. Проникаю сквозь них без труда.
Да уж, тяжело пришлось мужику. Демон его хорошо приложил. Но не убил. И это самое главное.
Осторожно начинаю наполнять ауру летчика жизненной силой. Это несложно. Любой, кто когда-нибудь имел дело с магией, сумеет это проделать. Другой вопрос, что силы «целителя» тоже не беспредельны. Поэтому если переборщишь с передачей энергии, умрешь сам…
- Николай Викторович! Николай Викторович!.. Девочки! Он очнулся! – слышится сквозь затуманенное сознание голос какой-то из стюардесс.
- Что?.. Что случилось?.. Где я?.. – глухо бормочет оживающий на глазах лётчик.
Или это я бормочу его голосом? А, впрочем, неважно. Главное, что теперь у нас есть тот, кто на самом деле сумеет посадить самолет. Профессионал с налётом больше четырёх тысяч часов. Опытный командир, которому с лёгкой душой можно доверить судьбу двух с половиной сотен ничего не подозревающих граждан…
- А ты молодец. Я до конца не верила, что получится.
Похвала ведьмы ничего для меня не значит. Я её почти ненавижу.
Ведь это она показала мне того подлеца, который скрывался во мне долгие годы и, наверное, прячется до сих пор…

+8

52

ГГ слишком строг к себе

0

53

Криг написал(а):

ГГ слишком строг к себе

Нормально. У всех есть такие моменты, которые заставляют ненавидеть себя.
А если эмоции еще и  усилены будут…

0

54

Глава 5

Всех пассажиров рейса 1442 отправили в Иркутск в тот же день, вечером, другим самолетом. В Улан-Удэ остались только мы с Ларой и уже третьи сутки коротали время в гостинице. Формально в двухместном номере жил я один. Ведьму, понятное дело, никто не видел, но, по факту, места она занимала даже больше, чем я.
- Ну и что, что я призрак? Я же женщина, – заявила она с апломбом на моё скромное «Зачем тебе половина кровати? Разве призраки спят?»
В итоге, большую кровать, на которой я хотел разместиться один, пришлось раздвигать. Получились две стандартные койки, а между ними – пустое пространство, и на него я тоже не имел права. И вообще, когда дама укладывалась баиньки, я был обязан повернуться носом к стене и не оборачиваться, пока мне не разрешат.
Честно сказать, до этого времени я даже не думал, что Лара может быть такой вредной. Нахальной – да, хитрой – конечно, злопамятной – вне всяких сомнений. Но вот в чем, в чем, а в избалованности и эпикурействе я её точно не мог упрекнуть. Видимо, просто повода не было.
- Слушай, а раньше ты где жила? Ну, в смысле, в том мире, откуда пришла? Небось, во дворце? – поинтересовался я в первый же вечер, выполнив все условия спутницы.
- Во дворце, скажешь тоже, – насмешливо бросила та. – На выселках я жила. У вас бы сказали: в дремучем лесу, в избушке на курьих ножках.
- Как баба-яга, что ли?
- Почти. Только людей не ела, и избушка моя к лесу задом не поворачивалась.
- Но ты же была хранительницей.
- И что?
- Ну, я так понимаю, это как титул, и, значит, относиться к нему должны были соответственно.
Лариса вздохнула.
- Хранительница – это не титул. Это, скорее, долг. Долг перед миром и перед людьми. Своего рода, плата за магию. Хранительница должна быть такой же, как все, чтобы никто не мог её опознать, чтобы враги не нашли её раньше, чем она сделала то, что положено, к чему её готовили другие хранительницы, умершие или ушедшие…
- Хм. Типа, как разведчица-нелегалка?
Ведьма посмотрела на меня странным взглядом, потом ещё раз вздохнула и обреченно махнула рукой:
- Ты всё равно не поймешь. И вообще хватит об этом. У нас другие задачи… Да, кстати, – она внезапно нахмурилась, словно что-то припомнив. – Там над ванной есть полка. Ты туда ничего не клади, там будут мои шампуни. А теперь отворачивайся. Я спать хочу.
Я повернулся к стене и честно ждал, когда мне позволят развернуться обратно.
Ждал почти пять минут, а после не выдержал…
Призрачная колдунья молча лежала под призрачным одеялом. Глаза её были закрыты. 
М-да. Всё-таки женщины – удивительные существа. Они даже солёные огурцы могут есть без водки…
*  *  *
Лететь со всеми в Иркутск мы отказались не просто так. Посадка на запасной аэродром вышла незапланированной, но уже в аэропорту я вдруг почувствовал: всё идёт так, как надо, как и должно быть. Ситуация изменилась и найти нужного человека будет легче из Улан-Удэ, а не из Иркутска. Вообще, весь этот злополучный полёт с самого начала выглядел авантюрой.
Ещё в Москве Лара заставила меня влезть в интернет и не вылезать оттуда, пока не покажется, что я что-то нашёл. Серфинг по «мировой паутине» длился около девяти часов. Я буквально валился с ног от усталости. Перед глазами мелькали сайты, порталы, подписки, ссылки, блоги, аккаунты… Как в этом океане бесполезной, а зачастую и абсолютно бессмысленной информации отыскать нужную только мне запись?
- Смотри. Ищи. Не останавливайся. Магическая сущность подскажет, – напутствовала меня ведьма, встав за спиной.
И я смотрел. И искал. И не останавливался.
Первым действием стал банальный поисковый запрос «печать андрогине».
Именно ее, по решению «надмирового суда», мне предстояло найти и открыть.
Результаты поиска, как водится, оказались не теми, на какие рассчитывал. Чего только не вылезло на экран? И какие-то гермафродиты, и клубы по «интересам», ссылки на автосервис, африканское казачье войско, продажу китайской мебели и молдавских ковров, нашествие червей-переростков, Чебаркульский метеорит, тисульских принцесс, перевал Дятлова, золото партии, исчезнувшую Лемурию и прочая, прочая, прочая…
«Прозрение» наступило, когда я почти отчаялся и попросту перелистывал очередные десятки страниц растянутого на весь экран браузера. Взгляд, словно бы сам собой, остановился на совершенно случайной напечатанной мелким шрифтом заметке:
«Из Якутска в Москву пешком идёт якутский шаман Александр Барышев. Дойти до Москвы мужчина планирует через 2 года. Я иду за переменами, – говорит шаман. – Призываю энтузиастов присоединяться. Можно и на машине, можно как я, с тележкой и палаткой. Нас будет больше. Мы должны сделать Россию и мир другими. Потому что в будущем никто человеком не будет командовать. Все будут равными. Надо создавать новую историю Земли…»
- Ерунда какая-то, – вырвалось у меня после прочтения.
- Это не ерунда. Совсем не ерунда, – пробормотала внезапно очнувшаяся Лариса.
- С чего бы?
- С того, что ты обратил внимание на эту фигню. Какая там дата? Где сейчас может быть этот шаман?
Я посмотрел на дату публикации, открыл карту России…
- Думаю, где-то в районе Байкала.
- Едем!
- На поезде долго. Летим.
- Согласна…

+5

55

- Доброго дня, уважаемый. Откуда едем, куда направляемся?
Наш внедорожник остановился на обочине старой заросшей травой грунтовки. Изрядно подержанного «японца» я приобрел по доверенности на авторынке в Улан-Удэ. Обошлось это удовольствие не слишком дорого, хотя я и не экономил – денег от «прошлой» жизни осталось достаточно.
- А я тебе говорила, что на таких дорогах проблем будет даже больше.
Мужик с охотничьим карабином, остановивший нас на проселке, ведьму не видел, не слышал, и она, естественно, этим пользовалась.
- Ладно, пойду посмотрю, может, в кустах ещё какие-нибудь злыдни затихарились…
Лара выбралась из машины прямо сквозь дверцу и направилась к лесу, скользя над травой, словно призрак. Впрочем, ничего удивительного. Она и была призраком, и это играло сейчас в нашу пользу.
- Я журналист из Москвы. Собираю сведения о старых сибирских сёлах, хочу репортаж написать. Вот, решил к вам проехаться, мне вас в Улан-Удэ посоветовали, – изобразил я дежурную улыбку и поднял примирительно руки, как бы показывая, что зла никому не желаю и что намерения у меня самые добрые. – Багажник открывать надо?
- Надо.
Замок щелкнул. Багажник открылся дистанционно.
Смотреть там было практически нечего. Баллонный ключ, трос, огнетушитель, аптечка.
- И даже без чемодана? – удивился охранник.
- Привык, знаете, налегке. А ноут лучше в салоне держать, чтобы всегда под рукой.
- Оружие?
- Я не охотник.
- Зря, – самозваный пикетчик заглянул в открытые окна и, не обнаружив ничего интересного, закинул карабин на плечо. – У нас тут и кабаны водятся, и медведики озоруют, так что без ружжа никуда.
- Скажите, а вы так всех проверяете?
- Нет. Только чужих. Не любим мы, когда рядом без дела шатаются, вынюхивают, высматривают. У нас тут тайга, народишко попадается всякий. А неприятности нам не нужны. Так что мой вам совет, гражданин журналист. Надолго тут не задерживайтесь. Сделали своё дело, и езжайте себе, здоровее будете, – местный повернулся к перегораживавшей дорогу машине и вяло махнул рукой. – Всё. Отъезжай.
Забрызганный грязью пикап медленно сдал назад, в дорожный карман. Из-под колес полетела щебёнка. Практически стационарный пост, только дежурят на нем не полицейские или военные, а «волонтёры». И хотя нас предупреждали о «чудачествах» поселковых, выглядело это всё равно странно. Как будто общие для государства законы здесь переставали работать, и действовали свои, с которыми приходилось мириться всем пришлым...
Лара запрыгнула в автомобиль через полсотни метров после пикета. Почти по-ковбойски, с разбега и через крышу. Для призрака это раз плюнуть, но со стороны смотрится довольно эффектно, словно цирковой трюк.
- В кустах никого. Думаю, Сар’хак сюда ещё не добрался, так что время у нас есть.
- Сколько?
- Сложно сказать, – пожала плечами ведьма. – Может быть, сутки. Может, полсуток.
- Понятно. Значит, будем форсировать.
- Договорились...
*  *  *
Посёлок лесорубов Тайхон появился в нашем «магическом квесте» почти случайно, когда казалось, что всё, с поисками затык. На четвёртые сутки сидения в отеле, пока я продолжал терзать ноутбук и серфить по интернету, Лара решила «немного проветриться»: то есть, выйти из номера, пошляться по улицам и поглазеть на людей. Она отсутствовала часа три, а когда вернулась, специально подвинула кресло, уселась напротив меня и со скучающим видом принялась разглядывать ногти.
Я оторвался от клавиатуры и внимательно посмотрел на спутницу.
- Ну?
- Что ну?
- Колись. Что-то нашла?
- Можно сказать, и так, – дама отвлеклась от созерцания маникюра и кивнула на комп. – Набери «местные новости, Тайхон, происшествия»...
Что означает название посёлка, я так и не выяснил. Одни переводили его как пожелание доброго дня, вторые, наоборот, как напутствие «чтоб тебе провести ночь в тайге с одними лосихами», третьи... По большому счёту, это ничего не меняло. Главное, у нас появился след, где искать затерявшегося на просторах Сибири шамана...

На окраине нас уже встретили «как положено»: полицейский автомобиль и неизменный для всех регионов страны «продавец полосатых палочек». Впрочем, как выяснилось, никаких претензий местный представитель закона к нам не имел.
- Журналист из Москвы? – поинтересовался он, когда я открыл окно.
- Уже доложили?
Рот у полицейского расплылся едва ли не до ушей.
- А вы как думали? Поселок у нас небольшой, новости разносятся моментально. Надолго к нам?
- Пока не знаю. Думаю, дня на три.
- Уже решили, где остановитесь?
Это был не вопрос. Это было завуалированное предложение.
- Пока нет. А где, по-вашему, лучше?
Улыбка у представителя правопорядка стала ещё шире, хотя куда уж ещё – всего миллиметр-другой, и треснет с гарантией.
- Гостиницы у нас нет, уж извиняйте. А вот поселиться на время я бы советовал у Анны Петровны. Чисто, культурно, дёшево, и с расспросами не привязывается.
- Покажете, где?
- Я провожу. Езжайте за мной...

Анна Петровна с расспросами и вправду не приставала. Она была глухонемой.
- У неё два года назад сын погиб, – пояснил полицейский. – Месяц в психушке лежала, потом выпустили. С тех пор и не говорит ничего, и не слышит, и вообще, иногда не в себе... Да вы не волнуйтесь, она, хоть и чокнутая, но тихая, – засмеялся он, заметив мою вытянувшуюся физиономию, затем заговорщицки прикрыл рот рукой и тихо проговорил. – Мне кажется, она в каждом приезжем видит своего сына, поэтому гарантирую: будете жить, как у Христа пазухой. Вы, главное, не буяньте, и всё будет чики-чики...
Моя настороженность по отношению к домохозяйке прошла минут через двадцать.
Она показала комнату, где разместиться, застелила кровать постельным бельем и кивнула на прикрепленный около двери бумажный листок с расписанием обедов-завтраков-ужинов и правилами пребывания в доме. Внизу стояла цена. Полицейский не обманул. Действительно, дёшево... Кстати, никаких «поползновений» на то, чтобы она смотрела на меня, как на сына, я не заметил. Единственное, что слегка удивило – это то, что Лариса так и не смогла залезть к Анне Петровне в голову.
- Сильная женщина. И закрытая, – развела ведьма руками. – Ну, ничего. Надеюсь, другие слабее. Пойду прогуляюсь, гляну, чем тут живут.
- Давай, действуй. Только не слишком разбрасывайся. Информация нам нужна, но лишнюю надо отсеивать сразу.
- Не беспокойся, как-нибудь справлюсь…

+6

56

Лара вернулась через два с половиной часа. Как раз к ужину. И хотя призраки не едят, за стол она всё-таки села, и мы принялись обсуждать, что делать дальше. На хозяйку внимания не обращали. Ведьму она всё равно не увидит, а то, что гость разговаривает сам с собой – так кто из нас без греха...
- Знаешь, я в ступоре. В этом посёлке все ненормальные. Сорок две женщины, но я ни к одной не смогла подселиться. Просто кошмар какой-то.
- Не смогла подселиться? Ты же говорила, это несложно.
- Несложно, когда человек расслаблен, устал, спит, нездоров или без сознания. А здесь все напряжены постоянно, как будто рядом война.
- Война, говоришь? Хм. А, может, они не так и неправы?
- Полагаешь, шамана они не нашли?
Я в упор посмотрел на Ларису.
- Ты разговоры в посёлке слушала?
- Обижаешь, – фыркнула ведьма. – Специально пошла за этим твоим полицейским. Знаешь, с кем он встречался, с кем говорил и о чём?
- Я весь внимание.
- Если я правильно поняла, в Тайхоне всем заправляют двое: глава местной администрации Алексей Маркин и хозяин лесозаготовительной фирмы Аркадий Чертков. Весь посёлок у них в кулаке, никто даже пикнуть не смеет. Проблемы с законом решаются просто. В местном опорном пункте два полицейских: участковый Михеев, с ним ты уже встречался, и его помощник – типичный поди-подай-принеси. Оба куплены на корню и делают всё, что говорят Маркин с Чертковым. Михеев от тебя сразу метнулся к Маркину. Тот позвонил Черткову…
- Как он звонил? Тут сотовая вообще не работает.
Девушка усмехнулась.
- Помимо мобильной связи есть еще проводная.
- Надо же! Она тут ещё сохранилась?
- Сохранилась и очень даже неплохо работает. Плюс рации. Они тут у каждого третьего: заменяют мобильные, только в путь. А интернета нет. Вообще. Вместо него – телевизор и, ты не поверишь, радиоточки, как при Союзе.
- Откуда ты знаешь, как было при Союзе?
Ведьма пожала плечами:
- Читала.
- Ладно. Я понял. Что дальше?
- Дальше местные заправилы встретились, и участковый начал докладывать про тебя. Ты показался ему подозрительным. 
- Я иногда сам себе кажусь подозрительным, – не удержался я от смешка.
- И это плохо, – не поддержала шутку Лариса. – Прикинулся бы туристом или охотником, никто бы не почесался. А тут – журналист, да ещё из Москвы. На их месте любой бы насторожился. 
- На туриста или охотника я не тяну, снаряжения нет, опыта тоже. А так, как есть, даже лучше. Наверняка ведь задёргались, рыльце-то, как говорится, в пушку, мало ли кто под моей личиной скрывается, может, какой-нибудь ревизор или опер…
- Ага. Вот как возьмут, да и грохнут тебя. На всякий пожарный. По дурости, не разобравшись. А потом скажут, что, мол, в тайгу дурачок пошёл и пропал. Тайга, она ведь большая, тут целую армию спрятать можно.
- Ты думаешь, могут? Они это обсуждали?
- Нет, до этого пока не дошло. Договорились пока просто приглядывать, чтобы ты не совался, куда не следует.
- Так. А вот с этого места прошу поподробнее. Куда, по их мнению, я не должен соваться?
- Зришь в самый корень, – рассмеялась Лариса. – Ради этого я их как раз и подслушивала. Четырнадцатый участок, там, где медвежья заимка. Решили, что если тебя туда понесёт, до места ты доехать не должен.
- Понятно. Значит, скорее всего, там шамана и держат. Узнала, где это?
- В лесконторе в сейфе лежит особая карта. Там всё обозначено. В открытом доступе данных об этом участке нет. Наверное, левые вырубки.
Я ненадолго задумался.
- Да. Такое возможно. Но, может, и что-то другое. Любые масштабные вырубки со спутника засекают на раз. Поэтому, как ни крути, надо ехать смотреть.
Лара кивнула.
- Согласна. И выезжать лучше сегодня ночью. Ты, кстати, вездеход умеешь водить?
- Вездеход? Какой вездеход?
- Обыкновенный. На нём обычно геологи ездят.
- Где ты его нашла?
- Отсюда полтора километра. Владелец в запое. По слухам, выйдет из него не раньше, чем дня через три.
- Понял. Пойдёт. Будешь за штурмана.
- Скорее, за тётку из твоего навигатора.
- Не смешно.
- Зато бесплатно…
*  *  *
На «дело» мы вышли в час ночи. Темнота, хоть глаз выколи. И это было нам на руку. Светиться перед местными не хотелось.
Будучи призраком, Лариса перемещалась в потёмках совершенно свободно, не хуже, чем днём, а я решил немного потренироваться. Ночью, как сообщила напарница, можно ориентироваться по аурам. Они есть у каждого живого существа, включая растения и насекомых, надо только уметь рассмотреть их.
Поначалу всё шло ни шатко, ни валко. Я брёл незнамо куда, спотыкаясь на каждой кочке. Если бы не корректирующая мои движения ведьма, эксперимент закончился бы на первой сотне шагов. Однако после четвертой шишки и третьего синяка  я всё же приноровился. Видно, не зря говорят: хочешь научить плавать – брось в воду. Постепенно в сплошной черноте начали проступать контуры покрытой травой земли. Копошащиеся в ней черви давали пусть слабый, но свет, буквально на грани восприятия. Стоило раз-другой за него «зацепиться», и дело пошло, мозг начал активно перерабатывать поступающую информацию, самостоятельно дополняя её стандартными «образами» и домысливая до полноценной картинки. Затем в воздухе стали мелькать натуральные «светлячки» – комары, мухи, мошка. Они были везде кроме тех мест, куда не могли проникнуть с налета. Препятствия для насекомых являлись препятствиями и для людей.
Минут через десять я уже стал худо-бедно различать кусты, заборы, постройки.
Как говорится, лиха беда начало, дальше пошло веселее.
Приноровившись к «ночному зрению», я постепенно ускорил шаги. Мысли уже не цеплялись за выступающие из темноты фантомы, и мозг высвободил часть ресурсов для обдумывания тактики и стратегии наших дальнейших действий.
По большому счету, никакого реального плана у меня не было, а была лишь навязчивая идея отыскать какого-то неизвестного мне шамана, про которого знал наверняка только то, что он идёт из Якутска в Москву и, скорее всего, должен сейчас быть где-то в районе Тайхона.
С такими установочными данными – всё равно, что искать иголку в стоге сена. Да и потом: так ли она нужна, эта иголка?..
Мысли Ларисы оказались созвучны моим:
- Слушай, а может нам и не нужен этот шаман? Что в нём такого особенного?
- Да я и сам не знаю, что в нём такого. Просто… понимаешь, я чувствую, что что-то от него получу. Может, наводку, где надо искать печать. Может, умения… Я же, сама знаешь, все способности потерял, а тут, пока добирались сюда, ауры различать научился, в чужие мозги вселяться. Немного, конечно, но ведь и это уже кое-что.
- Да. В этом ты прав, – задумчиво пробормотала ведьма. – Ладно. Найдём шамана, там видно будет. А вот, кстати, и вездеход…

Вездеходом Лариса называла старую советскую классику. Неувядаемый, неубиваемый и сверхпроходимый гусеничный ГТ-Т, «изделие 21». Он, собственно, и был вездеходом, лучшим другом всех северян и сибиряков с конца 50-х годов прошлого века до нынешних дней. Настоящая палочка-выручалочка для тундры-тайги-снега-болота.
Этот выглядел вполне рабочим.
Гусеницы, кабина, тентованный кузов…
Топливо есть, масло в норме…
- Хозяин, случаем, не очухается? А то, как затархтит, грохоту будет, как в танке.
- Хозяина дома нет, – кивнула Лара на темную, чуть покосившуюся избу. – Он сейчас в общежитии при мастерской пьянствует. Так что можешь заводить, никто не услышит.
Завелась машина не сразу. Пришлось немного помучиться, вспомнить, что нажимать и куда смотреть. Тем не менее, всё получилось. Движок прогрелся, и мы резво тронулись с места.
Вести гусеничный тягач оказалось непросто. Мало того, что в нем вместо руля рычаги, так ещё передачи приходится переключать с двойным выжимом, да и обзор из кабины, прямо скажу, не ахти, особенно, ночью. Фары выхватывают только то, что вдали, а всякие ямки-бугры-пеньки приходится вылавливать копчиком. Ортопедические сиденья в кабине не предусмотрены, и пятая точка, уже привыкшая к комфорту современных авто, его отсутствию совершенно не рада… Кстати, спина и плечи от подобной езды тоже не слишком в восторге. Спустя полчаса у меня затекают ноги, а шея отказывается поворачивать голову в нужную сторону…
- Фух! Давай отдохнём маленько, а то у меня сейчас руки и ноги отвалятся, – я остановил вездеход и покосился на ведьму. – Далеко ещё?
- Около сорока километров, – невозмутимо сообщила Лариса. – В таком темпе часа два колупаться будем.
- А давайте, я поведу.
От неожиданности я буквально подпрыгнул.
Предложение повести вездеход донеслось из кузова.
Перед выездом мы его, увы, не проверили…

+6

57

Ведьма была обескуражена не меньше меня. Ещё бы! В «решающий час» не заметить в кузове человека.
- Какая у него странная аура, – покачала она головой.
- Нормальная аура, – отозвался нежданный попутчик. – Просто я её прятал.
- Ты её видишь?! – изумился я ещё больше.
- Кого её? Ауру?
- Нет. Её. Призрака.
- Так это, выходит, женщина? – прозвучало чуть ближе. – А я думал, речной дух.
- Почему речной?
- Синего много…
Наш разговор с каждой секундой всё больше и больше напоминал фарс.
По идее, мне требовалось взять за грудки незваного гостя и вытрясти из него душу. Типа, кто, что и откуда? Однако что-то меня останавливало. Какая-то неправильность и нелогичность происходящего.
- Был бы зелёный цвет, был бы лесной дух, красный – огненный, желтый – воздушный, – продолжал разлагольствовать неизвестный. – А если бы чёрный, я бы сказал: это душа мангадхая. У него сто голов, и свою душу он всегда прячет вдали от тела, чтобы никто не нашёл…
В кузове было темно, и я до сих пор не видел, с кем разговариваю. Но аура у него выглядела, действительно, странно. Она еле-еле светилась, как будто человек при смерти или серьёзно болен, и в переплетении магических нитей явно ощущался зелёный оттенок…
- Ты – шаман! – наконец дошло до меня.
- Ну, можно сказать, и так, – покладисто согласился обладатель зеленоватой ауры. – Хотя чаще меня зовут просто Сашкой.
- Ты за нами следил? – глухо поинтересовалась Лара.
- Ага. Интересно же было, кто вы такие. Я в погребе у Анны сидел, прятался от поселковых, вот и подслушал… случайно…
- Так уж и случайно? – хмыкнула ведьма.
Её вопрос назвавшийся Сашкой проигнорировал. Вместо этого он обратился ко мне:
- Слушай, парень, у тебя с этим призраком что-нибудь было?
- В каком смысле?
- Ну, раньше ты эту женщину знал, пока она в духа не превратилась?
- Нет. Мы с ней пять дней назад познакомились.
- Тогда я тебе вот что скажу. Своих духов надо держать в строгости, особенно баб. Чуть слабину дашь, тут же сядут на шею и ножки свесят.
Я не выдержал и расхохотался. Лара обиженно фыркнула и, ничего не сказав, отвернулась.
- Ну так как? Порулить дадите?
- Дадим, – перестал я смеяться. – Ползи сюда…

Шаман Сашка выглядел, как типичный представитель народов Крайнего Севера. Невысокий, плотный, выступающие скулы делали его лицо почти круглым, а по краям глаз, кажущихся постоянно прищуренными, таились морщинки. Сколько ему было лет? Кто знает. Может быть, тридцать, а, может, и все пятьдесят…
Вездеход он вёл довольно уверенно. Намного лучше меня. И быстрее.
Лара «пряталась» сзади. Всю оставшуюся дорогу я не услышал от неё ни единого слова. Наверно, и вправду обиделась…
- Так что тут, на самом деле, случилось? Почему тебя ищут местные?
Этот вопрос я не мог не задать. Потому что шамана-то мы нашли, но что делать дальше? Как выяснить, какая от него польза?
- Почему, почему… Харвестеры я им утопил. Сразу три штуки.
Информация с новостного портала Улан-Удэ подтверждалась. Харвестеры, или лесозаготовительные комбайны, были машинами дорогими. Маленькая заметка о злоумышленнике, сломавшем в Тайхоне ценную технику, оказалась правдой. О том, нашли его или нет, на сайте не сообщалось. Я предположил, что нашли, и этим злоумышленником являлся разыскиваемый нами шаман. Лара со мной согласилась…
- Зачем?
- Затем, что они собирались сгубить всю тайгу на сотни километров вокруг, – пожал плечами попутчик. – Я слушал их разговоры, у меня это иногда получается. Они хотели устроить лесной пожар, а потом списать на него все незаконные вырубки. Такое бывает. Самое страшное в этом – на каждое срубленное и проданное дерево приходится тысяча сгоревших. У них бизнес, им наплевать. А мне – нет.
- Почему ты мне это рассказываешь?
Сашка довольно оскалился.
- Ну, ты же, типа, журналист из Москвы. И едешь сейчас на четырнадцатый участок, к медвежьей заимке. Получается, что нам по дороге и, если поймают, будет плохо обоим.
- А что там, на этом участке?
- Понятия не имею.
- Как это?!
- Да проще простого. Твоя иччи-дьяхтар  подслушала, куда местные не хотят, чтобы ты совался, а я подслушал вас. А раз они не хотят, чтобы кто-то чужой узнал, что там, на этом участке, значит, там что-то действительно интересное.
Я покачал головой.
- Действительно, просто.
Происходящее мне откровенно не нравилось. Очередная авантюра, как с самолетом, и чем она может закончиться, неизвестно. А я терпеть не могу неизвестность. Хотя последнее время только этим и занимаюсь – по собственной воле влипаю в разные неприятности. Чтоб он пропал, этот чёрный шар с его дурацким судом!..

- Всё. Приехали. Дальше пешком, а то на охрану нарвёмся.
Шаман остановил вездеход и заглушил двигатель.
Ночная тайга в «магическом зрении» напоминала парк аттракционов «три дэ» с развешенными повсюду фонариками.
- Сколько идти?
- Да заимки минут пятнадцать. Думаю, сначала туда прошвырнемся, а там посмотрим.
Я возражать не стал. До заимки, так до заимки…
Не знаю, имелись ли рядом хожие тропы, мы ими, в любом случае, не воспользовались. Продирались прямо сквозь чащу, петляли между деревьями, обходили колючие заросли, перепрыгивали через попадающиеся на пути выворотни и промоины.   
Из-за «дорожных трудностей» я не сразу заметил, что с нами нет Лары. Удивительно, но всего за несколько дней я уже так привык к ней, что при её отсутствии сразу начинал ощущать дискомфорт. Сейчас это ощущение казалось особенно острым. Иду в опасное место, а с её стороны даже моральной поддержки нет. Ладно, предположим, она, действительно, рассердилась из-за «советов» шамана, но это же не повод, чтобы всё бросить и дуться где-нибудь в одиночестве. Да даже если она, к примеру, решила посторожить вездеход, могла хотя бы предупредить. А тут – бац! – и исчезла, словно её и не было. Ушла, так сказать, по-английски… тоже мне… придворная дама-хранительница… Типа, «я вся такая крутая», а того, кого ищем, под собственным носом не разглядела. Точнее, под полом…
- Слушай, а как ты к Анне Петровне в погреб попал?
- К Анне-то? – идущий первым шаман нырнул под очередную еловую лапу и показал жестом: пригнись.
- Ну да. Её дом вроде как под колпаком у полиции, да и сама она… ну, типа, доверенное лицо.
- Доверенное лицо? – усмехнулся попутчик. – Да. Они, наверное, так и считают. Но это уже их проблемы.
Он на какое-то время умолк, не то собираясь с мыслями, не то прикидывая, стоит ли продолжать. Я его не торопил. Был уверен, что разговор так или иначе продолжится.
- У Анны был сын. Два года назад он погиб. Его убили люди Черткова, по приказу Барина, но изобразили всё так, будто это несчастный случай. В полиции, естественно, всё подтвердили, следователь из района дело благополучно закрыл, а Анне потом даже материальную помощь назначили под видом благотворительности, соболезновали, слезы крокодиловы лили… суки…
На неуловимо короткий миг аура говорящего словно бы полыхнула огнём.
Я сделал вид, что ничего не заметил.
- Думают, что если она сегодня не слышит, не говорит, деньги от них принимает, то, значит, стала своей. Как бы не так! Анна всё помнит. Чувствует, что её сына убили, догадывается, кто, знает, что правда рано или поздно всплывёт, и вот тогда… Месть, брат Василий, это такое блюдо, его всегда подают холодным.
- Знаю.
- Ну, и отлично… Хотя кое-кому это до сих пор невдомёк…

+6

58

Наш переход через ночной лес завершился внезапно. Мой проводник неожиданно замер и резко махнул рукой: ложись! Я без раздумий рухнул на покрытую мхом землю.
- Вон она, медвежья заимка, – пробормотал залегший рядом шаман.
Я с огромным трудом различил скрывающееся во тьме строение. Обычный бревенчатый дом, не слишком большой, довольно приземистый, городские обязательно обозвали бы его какой-нибудь «избой лесника». Или охотника, не суть важно…
- А вот это как раз то самое интересное, о чем говорили, – кивнул «Сашка» в другую сторону.
Вглядевшись, я удивленно присвистнул.
В свете Луны, за частоколом деревьев поблёскивала речная гладь. В воде, перегораживая почти полреки, стояло какое-то странное сооружение – как будто с десяток сараев  поставили один на другой, а после просто перемешали их с какими-то балками, фермами и канатами.
- Что это?
- По диким степям Забайкалья, где золото моют в горах, – вместо ответа тихонько пропел шаман.
- Драга, – дошло до меня.
- Она самая, – ухмыльнулся попутчик. – Теперь-то понятно, откуда у Барина с Чёртом деньги, чтобы всех подкупать. Золотишко гадёныши моют.
- Это ведь незаконно, да?
- Законно, незаконно – от нужной бумажки зависит. Есть бумажка, значит, законно, нет – значит, на свой страх и риск. Но мне это по барабану. Они же, сволочи, весь водосток такой добычей поганят. Никакой рекультивации, всё – в отвал. Полная деградация поймы, да ещё, небось, ртутью всю долину загадили…
Рассуждения о столь «высоких материях» из уст простого шамана показались мне подозрительными. Интересно, откуда он этого понабрался?
- Откуда ты всё это знаешь?
- Семь лет на прииске. Вот откуда.
Понятно. А я уж было подумал…
- Помню, ты спрашивал, как я харвестеры утопил?
Честно сказать, не помню, чтобы я это спрашивал, но – ладно, спишем на обычную городскую рассеянность.
- Так вот. Сейчас ты увидишь, как это было. 
Мой спутник неспешно поднялся, сделал два шага вперёд и положил левую руку на ствол устремленной в небо сосны. Примерно минуту он стоял неподвижно, как статуя, а его аура медленно наполнялась зелёным. Когда в «магическом коконе» почти не осталось иных оттенков, шаман начал раскачиваться из стороны в сторону. Секунд через десять я с удивлением обнаружил, что мир вокруг нас тоже качается…
Нет, внешне лес выглядел таким же, как раньше. Все изменения касались только его магической составляющей, внутренней сущности, невидимой для обычных людей. В такт движениям человека раскачивались ауры сосен и елей, лиственниц и берёз, вязов и пихт. Низкорослые можжевельники и рябинники, усеянные ягодами кусты голубики и вересковые россыпи напоминали высокие волны, катящиеся по бескрайнему океану из зелени трав, мхов и лишайников. И вся сила этого огромного океана скручивалась сейчас в тугой жгут, крепко зажатый в кулаке у вошедшего в транс шамана.
Я внимательно наблюдал за тем, что происходило, и мысленно повторял все действия «природного колдуна». Такому в теории не научишься. Разговаривать с духами и заставлять их делиться силой – это можно сделать только на практике, ориентируясь на «лучшие образцы».
Когда почти вся видимая мне зелёная мощь оказалась в кулаке у шамана, он перестал раскачиваться и резко махнул правой рукой в сторону драги.
В то же мгновение созданное человеческими руками сооружение опутало миллионами цепких корней и стеблей. За считанные секунды они попросту смяли прочные стальные конструкции, а после, не обращая внимания на стон изгибаемого металла и треск обшивки, потянули бывшую драгу вниз, в яростно бурлящую воду, в разверзшееся воронкой речной дно…
Спустя минуту река окончательно успокоилась, на темной поверхности плавали только обломки досок – всё, что осталось от уничтоженного тайгой агрегата.
Шаман уронил руку и бессильно опустился на землю.
Помочь ему я не успел.
Кто-то вдруг резко рванул меня за плечо, руки, словно сами собой, вывернулись назад, а сильный удар по темени выбил из головы остатки сознания…
*  *  *
Очнулся я от ноющей боли в затылке. Тяжело, но терпимо.
По ощущениям, меня треснули чем-то тяжелым и твердым, типа, бейсбольной биты, а в этом случае шишкой или простым сотрясением не отделаешься – лежишь, как правило, с проломленным черепом и слюни пускаешь. 
Однако, раз оклемался и что-то соображаю, значит, мои магические способности, пусть медленно, но восстанавливаются. Я теперь точно знаю: лечение магией – это, в первую очередь, приведение в порядок ауры пациента. Раньше даже не задумывался о таком, просто лечил, и всё. Ведь сил у меня тогда было немерено. Зато теперь подкован теоретически и в курсе, что происходит на самом деле.
Что это мне даёт?
Наверное, то, что уже не растрачиваюсь по пустякам. Знание – сила, как говорили древние…
И вот, придавленный багажом знаний, лежу на дощатом полу, руки стянуты за спиной, рот – залеплен полоской скотча, им же связаны или, скорее, склеены ноги. Пошевелиться могу, но – любое движение даётся с трудом, как будто камни в каменоломне ворочаю.
Включаю «магическое зрение». Голова начинает болеть сильнее.
Терплю. Сейчас главное – информация.
Кое-как переворачиваюсь на другой бок.
Ага. Шаман тоже здесь. Выходит, повязали обоих. Можно сказать, взяли с поличным.
В помещении, кроме нас, никого. А лежим мы, судя по всему, в той самой «избе лесника» – медвежьей заимке. На стене – часы. Рабочие. Времени после сольного выступления «Сашки» прошло не так много – около сорока минут.
За окном слышатся голоса.
Так. Надо попробовать посмотреть, что там.
Бревенчатые стены – помеха и для обычного взгляда, и для «магического». Однако, если  первый они останавливают на сто процентов, второй такое препятствие преодолеть может, надо лишь приложить силу. А сил у меня сейчас маловато. Почти все они уходят на самолечение. Чтобы «проникнуть» наружу, приходится напрягаться. По лбу течет пот, затекшие руки и ноги становятся совсем ватными, а голова просто раскалывается… Но оно того стоит. Мне всё удаётся, и я не только вижу ауры тех, кто на улице, но и слышу, о чём они говорят…

- Нет, Алексей Степанович, не успели. Они пришли с другой стороны, мы их оттуда не ждали.
- А откуда вы их тогда ждали? Думали, по дороге пойдут, что ли? Нет, я знаю, что вы бы точно пошли, но они же не идиоты… А, впрочем, кому я это объясняю?
- Виноват, Алексей Степанович.
- «Виноват» на хлеб не намажешь… Аркадий. На пару минут…
Проштрафившиеся охранники остались понуро стоять, а двое хозяев Тайхона отошли в сторону поговорить тет-а-тет. 
- Слушай, Аркаш, откуда ты взял этих идиотов?
- Лёх, ну, откуда мне было взять нормальных? Нормальным и платить надо по нормальному.
- Твоя жадность, Аркаша, рано или поздно доведет нас всех до цугундера.
- Да ладно, не перегибай. Это не жадность. Это предосторожность. Пусть дураки, но свои. А поставишь чужих, продадут за милую душу.
- Как будешь наказывать?
- Как, как… рублём. Но сперва напугаю до чёртиков. Чтобы прочувствовали. Эту-то драгу всё равно списывать собирались, третий месяц стоит нерабочая… ну, в смысле, стояла. Да и собрали тут всё, выхода почти никакого, мелочь одна. Ты, кстати, неплохо придумал: этот участок подставить. Я так до самого конца не верил, что всё получится. Не верил, что этот шаман может и вправду на расстоянии слышать.
- Может, Аркаша. Ещё как может. Но это его как раз и сгубило. Как кошку.
Собеседники расхохотались. 
- С журналюгой что делать будем? Я так, думаю, надо его как следует потрясти. Выяснить, кто послал, кто…
- Нет.
- Что нет?
- Трясти его мы не будем.
- Почему?!
- Потому что тебе, Аркаш, лучше вообще ничего не знать об этом журналисте и тех, кто за ним стоит. Как говорится, меньше знаешь, крепче спишь.
- Хм? И что же тогда с ним делать?
- Мы уже говорили. Досюда он доехать не должен. Но если доехал, то…
- Понял. Значит…
- Стоп! Не надо мне ничего рассказывать. Меня здесь не было. Как и тебя, как и его, как и всех остальных. Здесь вообще никого не было. Ни вчера, ни сегодня, ни месяц назад. Понял?
- Понял. Не дурак.
- Ну, вот и отлично. В двенадцать ноль-ноль жду тебя на экстренном совещании в администрации. Будем решать, как, хм… защищать дома от пожаров.
Мужчины расстались. Один направился к перетаптывающимся возле дома охранникам, второй – к стоящим неподалеку машинам. В отличие от остальных его аура переливалась красно-оранжевым, а в коконе магических нитей сверкали фиолетовые глаза…

+7

59

Tva134 написал(а):

- Мы уже говорили. Досюда он доехать не должен. Но если доехал, то…


М.б. вставить слово "был"? "...доехать не должен был..".

0

60

За нами пришли через двадцать минут. Могли бы и раньше, но сперва господин Чертков в течение четверти часа наводил страх на своих подчиненных, а затем говорил с кем-то по телефону и обсуждал нашу с шаманом судьбу. Честно сказать, я так и не понял, каким способом от нас будут избавляться, но то, что действительно будут – это на сто процентов.
Лары поблизости не наблюдалось. И это уже не напрягало, а злило.
Где она, чёрт побери? От демона прячется? Так поздно уже. Сар’хак своё дело сделал, скрываться бессмысленно. А вот помочь попавшему в переплёт напарнику – самое время…
Убивать нас прямо в избе не стали, вытащили на улицу. К счастью, не на убой, а только чтобы запихнуть в багажник какого-то внедорожника.
Хлопнули дверцы, мотор заурчал, автомобиль тронулся с места.
Ехали достаточно долго, около часа. Я, конечно, пытался понять, куда, но снаружи был только лес и ничего больше. Чтобы хоть как-то отвлечься от невеселых мыслей, начал лечить товарища по несчастью. Получалось не очень. Потому что мысли, так или иначе, постоянно возвращались к главному – скоро нас грохнут, и как этого избежать, непонятно. Тем не менее, кое-каких успехов в лечении достичь удалось: сознание к шаману вернулось, и он даже попробовал освободиться. Ничего, конечно, не вышло. Спеленали нас качественно…
Когда машина остановилась и водитель выключил двигатель, я снова глянул наружу и… не поверил глазам. Мы прибыли обратно в посёлок и не абы куда, а прямо к дому Анны Петровны.
 
Нас вытащили из багажника, занесли внутрь и бросили на пол. Хозяйка дома обнаружилась там же. Она лежала около печки, шея неестественно вывернута, около головы лужица крови. Присмотревшись, я понял: она ещё жива, но шансов практически нет, аура еле мерцает, внутренние повреждения – как при автомобильной аварии или падении с высоты. Не знаю, что связывало её и шамана, но последний, увидев Анну Петровну в таком состоянии, замер, как в ступоре. Секунд десять он просто смотрел на неё, затем его плечи безвольно поникли, глаза закрылись, а аура враз потеряла цвет. Судя по всему, он этого не ожидал. Думал, что женщина в безопасности, а оказалось…
Скрипнула дверь. В избу вошёл уже знакомый мне участковый Михеев.
Он остановился перед лежащим шаманом, присел на корточки, усмехнулся.
- Ну что, Сашок, добегался? А я ведь предупреждал, относись к людям по-доброму, не вводи их во искушение… Вот ты мне скажи, зачем харвестеры утопил, драгу зачем уничтожил? За экологию, типа, боролся? Так ты же ведь не гринпис, понимать должен нашу специфику. Люди живут в тайге, людям нужна работа. Не будет её, не на что будет жить. А ты, паршивец, их этой работы лишил. Мало того, меня, представителя закона, вынуждаешь теперь этот закон нарушить… Ох, грехи мои тяжкие. Придется теперь в район ехать, в церкву идти, свечки за упокой ставить. Не ценишь ты, Сашка, доброе отношение. Нет, не ценишь. Одна суета от тебя… Ну, да теперь дело прошлое. Что было, то быльем поросло… Скажешь, нам это ещё аукнется? Ну, может, и так. В будущее заглядывать не обучен. Кто знает, что будет тут через год? Но вот, что будет здесь минут через десять, это я тебе точно скажу. Так будет и в протоколе записано, когда следователи из района приедут и место происшествия начнут осматривать. А напишут они, что под завалами сгоревшего здания обнаружены три сильно обгоревших тела, хозяйки дома и двух её квартирантов. Все трое, предположительно, распивали перед трагедией спиртные напитки, после чего заснули, а пожар – пожарно-техническая экспертиза это подтвердит – произошёл вследствие неисправности электропроводки, ну, или из-за неосторожного обращения с огнем, не суть важно. Вот такие дела, Сашок, такие дела…
Полицейский поднялся и посмотрел на меня:
- Извини, журналист. Ничего личного. Ты просто оказался не в то время и не в том месте… Но ты не волнуйся. Твоей вины в этом нет. Тебе просто не повезло…
Он мелко перекрестился, после чего вздохнул и исчез из моего поля зрения.
Дверь хлопнула. Щелкнул замок.
Минуты через полторы от окна потянуло дымом.
Сделать я ничего не мог. Мог только дёргаться и ворочаться в надежде, что скотч ослабнет и руки развяжутся сами собой…
- Ну? И долго вы будете тут разлеживаться?
Я повернул голову.
Анна Петровна сидела, привалившись к печи, и трогала себя за затылок.
«Ну, наконец-то! Явилась…» 
Женщина протянула ко мне руку и резким движением сорвала пластырь со рта.
Я поморщился. Больно, однако…
- Зато бесплатно, – резюмировала вселившаяся в глухонемую Лариса.
Голос звучал странновато, словно через силу. И это понятно. Два года молчания не могли не сказаться на голосовых связках.
- Чего так долго?
- Лучше бы спасибо сказал.
- Спасибо.
- Пожалуйста…
Лара освободила нас от пут обычными ножницами. Ещё секунд двадцать ушло на то, чтобы привести в норму затекшие конечности.
Шаман смотрел на «Анну Петровну» во все глаза, будто не веря, что такое бывает.
- Что будем делать? Прорываться?
Я закинул на плечо сумку с ноутом, подхватил валяющийся возле печки топор и выразительно посмотрел на дверь.
- Нет, – покачала головой ведьма. – Мы сделаем по-другому…

+7


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Маг по случаю