Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Литературная кухня » Рецензионная палата


Рецензионная палата

Сообщений 231 страница 240 из 252

231

Автор - Неля Семиречкина
Произведение - "Этюд с экстрасенсом"
Лежит здесь: Этюд с экстрасенсом

Мастер короткого рассказа Василий Шукшин так сформулировал основной принцип жанра: «нельзя, наверно, писать, если не иметь в виду, что читатель сам «досочинит» многое». И еще он говорил о том, что рассказ «должен увлекать читателя, рождать в душе его радостное чувство устремления вослед жизни или с жизнью вместе». И еще – о том, что рассказы не нужно выдумывать, главное в них – правдивость и личное отношение, отсутствие которых не заменишь никакими красотами стиля.
В данном случае перед нами – образцовый рассказ.
Да, где-то можно заменить слово-другое, добавить характеризующую подробность (разумеется, в меру), но… Когда я начала читать, я с первой же пары абзацев поняла, что этот рассказ должен, просто обязан состояться. Потому что буквально несколькими строчками характеризуются очень жизненные, реалистичные до узнавания герои. Эти же строчки задают ощущение, которое я в разговоре с автором сразу же по прочтении обозначила как «одиночество неодиночества». С самого начала очевидна встреча противоположностей – не борьба, именно встреча, до известной степени мирная. И все, что происходит далее в рассказе, определено завязкой, точнее говоря – той степенью, в которой эти встречи являются мирными. Мы не знаем точно, давно ли сложился круг (точнее, треугольник) общения – Мистик, Скептик и Вдова, но он кажется незыблемым, как египетские пирамиды… и внутри него тоже скрыты тайны: о каждом из этих персонажей, я уверена, можно написать целую историю, показывающую генезис характера. Значит, характер очерчен вполне определенно и вызывает то самое узнавание, о котором я говорила выше – и которое Шукшин вывел в качестве одного из основополагающих принципов рассказа. Герои определенно нужны друг другу, их кружок-треугольник гармоничен – они дополняют друг друга, олицетворяя этические абстракции (Мистик), логические абстракции (Скептик) и житейский обычай (Вдова). Очень устойчивая получается фигура. При этом первый и второй постоянно спорят друг с другом, причем далеко не всегда держатся в рамках вежливого диспута, а третья, нуждаясь в их обществе, как они нуждаются в обществе друг друга, мыслями и эмоциями устремляется вслед за своей юной непутевой дочкой Галочкой. Такое вот у них неодиночество на троих и одиночество – конечно, у каждого свое. Они – статика, что подчеркивается емкими, точно найденными и при этом тоже неоднозначными, парадоксальными деталями: чего стоят одни только рюмки, которые тридцать лет считаются новыми. Гармония постоянства с явственно слышимой ноткой, вносящей дисгармонию. Блистательно!
А вот Галочка – само движение жизни, эдакая точка, которая никак не может зафиксироваться. И в этом ее движении тоже есть постоянство – она не останавливается, она в вечном поиске.
Самый динамичный по сути, а не по внешним проявлениям, персонаж – это студент, квартирант Вдовы. Нет постоянного места жительства, нет постоянного имиджа, даже о факультете, на котором он учится сказано: «неизвестный»… это значит – все равно. Кухонному триумвирату – точно. Самому студенту – с высокой долей вероятности. У него и убеждений нет… но есть предположения, в отстаивании которых он довольно последователен. Однако благодаря тому, как (с изрядной долей иронии) автором описано его внешнее преображение, и благодаря его разглагольствованиям (Скептика и Мистика мы до этого момента «не слышим», что тоже – авторская находка) есть все основания думать, что и другую идею он завтра двинет в массы с таким же жаром.
И очень верно – и исходя из характера студента, и композиционно, что именно с одного из вторжений студента в кружок-треугольник и начинается развитие действия, начинается движение от завязки к кульминации. Темп повествования стремительно нарастает. И то, что теперь мы видим героев не на кухонных посиделках, а в дороге, в движении, – замечательный авторский ход. Не знаю, у кого какие возникли ассоциации, но мне вспомнилась гоголевская птица-тройка… да и в типажах в этот момент увиделись намеченные легкими штрихами аллюзии к классику.
Интрига – сродни капле меда: тягучая, но упала быстро и весомо. И вот уже роли поменялись. Неожиданная развязка. Немая сцена.
И слово «этюд» в названии более чем уместно. Во всем богатстве значений. Многое, что в рассказе удачно намечено, можно развернуть в отдельное произведение. Ассоциация с игрой – шахматной и театральной – тоже очевидна. Перед нами жизнь, которую герои бессознательно построили по принципам театральной игры. И это не «мир – театр». Это, как я сказала в самом начале, – узнаваемая реальность, вызывающая слега грустную, слегка ироническую, но, несомненно, сочувственную усмешку.

+6

232

Автор - Запасной
Произведение - "Йот Эр"

Могу понять моду на одежду, на эстрадные песни, даже – не без труда и с пребольшущей натяжкой – на хобби и на профессии. Но вот чего никогда не постигну – это моду на идеи и на книги, потому что, образно говоря, если стены можно перекрасить и крышу перекрыть, фундамент не поменяешь. А наши идеи и книги, которые мы читаем, – это связано с убеждениями, лежащими – не больше не меньше – в основе личности. Вот почему меня неизменно удивляет, что целые жанры, ранее находившиеся на пике популярности, на время отступают под натиском других. Хотя…
Не скажу, что закономерность универсальна, но причину, по которой историческая проза вообще (и документальная, и беллетристика) и биографическая проза в частности стали жанрами для немногих писателей, назову с высокой степенью уверенности: коммерческая целесообразность. Нет, читателей вряд ли стало ощутимо меньше. Даже и не припомню периода в истории развития литературы, когда такого рода проза лишалась своего читателя. Дело, на мой взгляд, в другом – книга, в высокой степени придерживающаяся фактов и подчиняющая им все допущения и обобщения, требует куда больших затрат времени, куда большей работы, в том числе подготовительной, нежели заполонившие книжный рынок фантастические скороспелки. Нерентабельно? Или просто не у всякого писателя хватит усидчивости и душевных сил, чтобы создать произведение на документальной основе?
Но если такая книга появляется, у нее, повторю ранее сказанное, гарантированно есть свой круг читателей. А если, как в данном случае, жанровые особенности книги позволяют говорить о ней еще и как о семейной саге, и о романе воспитания в круг читателей включаются и те, кого историко-биографические книги сами по себе обычно не интересуют (осмелюсь предположить, что такое положение дел больше характерно для женской аудитории). Итак, перед нами произведение, как принято говорить, для широкого круга читателей.
Но этот круг будет широк именно по объективным, естественным причинам. Автор, к моей величайшей радости, не прибегает к обычным уловкам – не пытается потрафить вкусам самых разных читателей, то есть идет впереди, а не вслед, избегает нарочитого упрощенчества, подчиняет динамику повествования довольно жестким в данном случае законам жанра, а не входящему ныне в моду (снова не могу избежать этого слова) торопливому схематизму. И эти верность канону и следование четко определенной идее оправдывают себя в полной мере: перед нами книга, в которой нет условных мест действия и линейных, подчиненных «удобному» замыслу, характеров. Есть образ эпохи, в который не привносятся черты современности, как это зачастую, увы, случается в произведениях, написанных на основе реальных событий. Эпохи, понять которую вдумчивому и берущему на себя труд вчувствоваться читателю, не так уж и сложно, потому что ненавязчиво, исподволь, но генеральной линией проходит в книге тема вечного, того, что – на все времена. Простой человеческой порядочности, остаться в рамках которой зачастую бывает очень непросто. Лишенного лозунговости служения Родине. Несентиментальной доброты, зиждущейся на требующем большого мужества умении не лгать себе. И наконец – цены, которую готов заплатить человек за следование своим идеалам. Реалистичным идеалам, а не идеализму.
Я уделяю этому так много внимания потому, что автор отнюдь не идеализирует своих героев. Тех, кто предпочитает опоэтизированных героев, идущих к подвигу столбовыми дорогами, некоторые эпизоды могут покоробить. «Йот Эр» – книга для тех, кто не боится реальной жизни. И кто принимает людей потому, что они – люди. Они не выглядят красиво и эффектно в те моменты, когда убивают, когда им больно, когда они смертельно устали. Когда они морально надламываются, в них включаются иной раз очень специфические защитные механизмы… но в том-то и свойство истинно живого, что надлом срастается – правильно и без последствий или с последствиями, которые протянутся в будущее, с персонажами бывает и так и эдак. Но становая идея прослеживается неизменно: автор обдуманно и с пониманием выбрал эпоху, и его не всегда героические с точки зрения традиций беллетристики герои – Герои воистину. Которые поднимаются столько же раз, сколько падают.
Автору удается показать не только индивидуальные характеры, но и характеры национальные, причем неизменно – опять же в согласовании с эпохой. Тема не всегда простых межнациональных отношений пусть не выходит на первый план – главными для автора, на мой взгляд, остаются судьбы людей, но и не служит только фоном для судеб: пожалуй, в книге нет ничего случайного, хотя в отборе деталей и в композиции она не конструируется с целью реализации той или иной идеи, а следует за вехами биографии героев, в полном соответствии с принципами документальной прозы и с обозначенной в предисловии задачей – рассказать «о том поколении, которое слишком многое отдало для того, чтобы мы жили на свете».
Но автор идет дальше – создав целую галерею очень непростых характеров, которые сама жизнь будто бы специально выковывает для решения сложных задач в тяжелейших исторических условиях – он пишет еще и роман воспитания, показывая этапы взросления девочки… стремительного взросления, потому что папа – на войне, бабушка и мама тяжело больны, а тыловой Ташкент – отнюдь не спокойное место. Генезис характера очевиден: ее бабушки и деды, ее родители – из тех, кого называют сильными духом людьми; еще в благополучные довоенные годы маленькую Нину приучили к самостоятельности – и не прятали ее от жизни. И поэтому все, что далее рассказано о главной героине, вызывает доверие, каким бы невероятным оно ни казалось, и заставляет вспомнить: жизнь зачастую удивительнее самого фантастического вымысла. Это не Мата Хари, из образа которой легенда вытравила черты реального человека. Это девочка-подросток, которой привили недетские умения и они, возможно, как раз-таки в силу возраста, стали для нее естественными. Необычные обстоятельства стали ее обыденностью.
Рассказ, неторопливый поначалу, позволяет всмотреться в детали, в том числе психологические, которые заставят о себе вспомнить в дальнейшем… тогда, когда в череде приключений время от времени будешь забывать, что героине еще далеко до совершеннолетия. А к совершеннолетию героиня придет такой, какой неизбежно должна была прийти: с гипертрофированным чувством ответственности, с опытом бойца, воздействующим на ее мирную жизнь не всегда лучшим образом, с великолепным, не по возрасту, пониманием людей – и с наивным взглядом на многое, что с детства известно людям ее нынешнего круга. И этот наивный взгляд делает ее чище и выше тех, кто оказывается рядом с ней. Я не вполне убеждена в своей правоте, но по мере чтения меня не оставляло ощущение, что, несмотря на постоянное присутствие рядом с Ниной множества людей, в том числе и близких ей по взглядам и, что еще важнее, близких ей душевно, она остается одиночкой. Наверное, такова цена ранней самостоятельности, вынесенного еще в детстве груза ответственности и множества пережитых потерь – эта постоянная готовность ко всему. Но, что ценно и что автору, безусловно удалость показать в полной мере, – готовность не фаталиста, а бойца, который продолжает сражаться даже тогда, когда, кажется, все потеряно.
Время от времени мне думалось: частям книги можно смело давать название: «Первая жизнь Нины», «Вторая жизнь Нины»… Сколько жизней она успела прожить раньше, чем стала совершеннолетней? А ведь это – только начало. А что потом? Это «потом» автор намечает лишь несколькими штрихами, что подкрепляет впечатление: впереди пусть и мирная жизнь, но не менее насыщенная, богатая и на труд, и на печали, и на радости. Ну да героине ни к чему не привыкать!
Вот и получается, что, несмотря на неприукрашенную реальность военных и послевоенных лет, книга оставляет светлое впечатление. И, что, думается мне, ценнее всего: веру в жизнестойкость и возможности человека. «Человек – целый мир, было бы только основное побуждение в нем благородно». Эти широко известные, но почему-то редко вспоминаемые в связи с реальными людьми, а не только с литературными персонажами, слова Достоевского в полной мере относятся к героям произведения А.И. Колганова, у которых – взятые из жизни прообразы с удивительными, отображающими эпоху судьбами.

+8

233

Автор - Горелик Елена
Произведение - тетралогия «Не женское дело» (другое название – «Своя гавань»)

«В один не самый прекрасный момент неожиданное происшествие выбрасывает на Богом забытый островок драчливую, крикливую девчонку и парня из числа "золотой молодёжи"» - так в авторской аннотации подается завязка этого произведения. Да вот только островок этот находится в Карибским (Испанском) море, и одновременно – во второй половине 17-го века. Пираты, пиастры… Времена Генри Моргана в самом разгаре. Что может в этих условиях обыкновенная девушка?
И вот тут-то и начинается самое интересное! Потому что сдаваться на милость судьбы Галка (так зовут героиню сей занимательнейшей истории) вовсе не собирается.
В окружении самых отъявленных пиратов можно остаться человеком, если сам человек – Личность. Но может ли одна личность добиться каких-то существенных сдвигов не только в собственной судьбе и благополучии, но в масштабах гораздо более значительных? На мой взгляд – может!
Но не буду сразу раскрывать всю интригу цикла. А интриг в нем, кстати, предостаточно – начиная от "внутрикорабельных", так сказать (а иногда – внутрисемейных) вплоть до межгосударственных (причем государства-то мирового уровня!). Да-да, именно так – начинаясь как произведение почти камерное (безлюдный островок, немного персонажей) – автор (точнее, авторы – часть текста написана в соавторстве со Светланой Головко) затем разворачивает его в эпичнейшую сагу, равной которой в современной литературе я и не припомню.
Персонажи от беднейшего рыбака – и до знатнейшего вельможи, от неграмотного крестьянина или индейца – до лучшего ученого своего времени, от примитивнейшего пирата-убийцы – до короля-солнца… И список этот далеко не полон! Но самое главное – ВСЕ персонажи обладают своим характером, манерой поведения, стилем речи, привычками и наклонностями. Проходных, или тем более "картонных" персонажей попросту нет, даже эпизодических – все они живые и достоверные!
Мелкие стычки, драки между пиратами, даже одиночные корабельные перестрелки и абордажи (все расписанные достаточно подробно, и весьма достоверно) – меркнут на фоне происходящих затем в книгах масштабнейших сражений! Причем морские баталии не уступают описаниям Сабатини. Хотя нет, это слишком слабое сравнение – они ПРЕВОСХОДЯТ! Превосходно описанные, от лица многих персонажей зачастую, по масштабу и по силе воздействия на читателя они значительно превосходят описания сражений и Сабатини, и прочих авторов-маринистов, на мой взгляд.
Но мало этого – в книге еще и множество битв и сражений сухопутных! Которые расписаны столь же подробно, тщательно, достоверно и интересно! Ну и для разнообразия – сражения комбинированные, так сказать – кораблей против крепостей. Простор для любителей и ценителей батальных сцен просто огромнейший.
Но это лишь одна из граней произведения, кои не просто все и перечислить. К примеру, чтобы организовать успешный рейд, пиратскому предводителю следует обладать мало того что предусмотрительностью и недюжинными организаторскими способностями – для крупных, масштабных проектов необходимы еще и управленческие навыки и способности. И в этом автору тоже удалось показать и великолепно продуманные, и тщательно спланированные управленческие акции своих персонажей, превосходно и достоверно их описать. В этом аспекте книги цикла тоже могут дать фору многим другим произведениям (даже тем, где в открытую делался упор именно на управленческие решения).
И все эти события (и огромное множество других!!!) разворачиваются на фоне красот и достопримечательностей центрально-американской природы, также тщательно, красочно и достоверно описанных (при этом у меня ни разу не возникло желания хоть пол-абзаца таких описаний пропустить – настолько все уместно и органично вписано в сюжет). Города, их архитектура тоже приходятся весьма кстати, равно как и описание корабельного быта. А уж коль корабли бороздят просторы Большо... э-э-э… Мирового Океана, то и место действия, и описания вовсе не ограничиваются Карибами – Центральная и Южная Америки, Северная Африка, Средиземноморье, и конечно же Европа! И даже часть упоминаемых действий происходит в Российской Империи. И еще как изюминки – Южная Африка с Индией.
Другими словами, описывается в книгах чуть ли не весь тогдашний мир, с множеством событий как реальной истории, так и произошедших в силу изменений, случившихся под воздействием "попаданцев", и процессов, ими запущенных. А учитывая еще и огромное множество персонажей – эпичнейшим этот цикл я назвал вовсе не безосновательно.
И еще один аспект не могу не отметить. То, что автор(ы) дама(ы), добавило тексту не только шарма, и некоторой доли эмоций – но и проявилось в достоверном (на мой взгляд) описании поступков, мыслей и переживаний женских персонажей, в наличии любовной линии (да и не одной, собственно), так что книги могут быть интересны далеко не только любителям батальных сцен.
А совместно с ярким, образным, живым языком, которым они написаны, все вышеотмеченное дает в итоге исключительно интересные, захватывающие и глубокие по смыслу и содержанию книги.
Которые хоть и относятся формально к жанру АИ, на самом деле гораздо шире и глубже его рамок, и интересны могут быть не только поклонникам именно этого направления в литературе, а и практически любому читателю. А учитывая полное отсутствие т.н. "чернухи" в книгах цикла (несмотря на обилие весьма располагающих к таковому описанию эпизодов) – их вполне можно рекомендовать к прочтению и школьникам.
Есть все же у каждой из книг небольшой недостаток – они слишком интересны и увлекательны, поэтому от них чрезвычайно сложно оторваться, и зачастую приходится дочитывать до конца (невзирая на время суток, и прочие внешние факторы). Впрочем, таковыми же недостатками обладают и многие книги А.Дюма, к примеру. Следовательно, цикл «Не женское дело» находится на уровне лучших произведений приключенческой литературы (на мой взгляд).

+5

234

Увы.....

0

235

Ромей написал(а):

Увы.....

Ранга Рецензент" в штатном расписании сайта не предусмотрено.

0

236

Вот я и говорю - "увы".....

0

237

Трилогия «Ассенизаторы» Автор - Хохряков Константин (ник - HoKoNi)

Если есть нечистоты и отбросы – кто их должен разгребать? Очевидно, «специально обученные» люди. Ассенизаторы. Только не подумайте, что речь в трилогии о золотарях. Вовсе нет! В книгах показаны совсем другие люди, весьма достойно стоящие на страже своей страны, и ее граждан. Обычные, в принципе, милиционеры (или полицейские, по нынешней терминологии) и СОБРовцы.
Вот только описаны и они, и их служба – а помимо службы и обычная жизнь – настолько интересно и увлекательно, что от книг практически невозможно оторваться. Описаны весьма качественно, хорошим языком, что совместно с грамотно выстроенной композицией и весьма многоплановым сюжетом делает трилогию пригодной для многократного перечитывания.
А еще в книге присутствует большое количество и небольших боестолкновений, и весьма масштабных боевых операций. Которые также описаны с огромным знанием и пониманием происходящего, со множеством мелких деталей и штрихов, которые позволяют полностью погрузиться в происходящее в книге – иногда с чувством «Да! Здорово!», а иногда «Да как же так… Ну почему такое возможно…» То есть «пищи для ума» на страницах тоже есть в достатке.
И ни на секунду, ни на одной странице, ни разу не возникает ощущения, что автор что-то придумал, или приукрасил. Наоборот – полное впечатление и уверенность, что автор все происходящее лично прошел и пережил, или по крайней мере участвовал, и знает  в точности, как и что, а вовсе не пишет «понаслышке». И вот такое сочетание абсолютной достоверности с интереснейшим и увлекательнейшим сюжетом, множеством разноплановых персонажей делает трилогию, на мой взгляд,  весьма незаурядной, и выделяет ее из множества книг, пригодных лишь только для развлечения.

Теперь – о недостатках. На мой взгляд, их в книге всего два. Первый небольшой, и легко устранимый. Это – название. Оно достаточно обосновано автором, и действительно перекликается со многим, в книге происходящим. Но… само по себе не вызовет у читателя желания эту книгу читать, имхо. Впрочем, у любого издательства есть маркетологи, и как привлечь внимание – и желание книгу купить – совместно с автором они наверняка справятся.
Второй же гораздо существеннее, и в нынешних реалиях может оказаться для произведения фактически приговором. Но никакой вины автора в этом нет. Книга банально опоздала, всего лишь. На годик-другой. Ведь сейчас в «тренде» другие книги – где воины, исполняющие свой прямой конституционный долг по защите страны, ее целостности, ее граждан от сепаратизма, поддерживаемого и подогреваемого из-за границы (как-то было все прошедшие годы в Чечне, и как неоднократно показывает автор в своей трилогии) обзываются «фашистами», и показываются извергами и душегубами. Пусть речь и о другой стране – но «имеющий глаза да увидит»…
  И это обстоятельство, на мой взгляд, полностью перекрывает для этой замечательной, интересной и предельно правдивой трилогии путь если не к читателю, то к успеху точно. По крайней мере, до тех пор, пока черное снова не разрешат называть черным, а белое – белым, а значительная часть общества не будет слепо поддаваться официальной пропаганде, забывая и уроки обоих чеченских войн, и многих погибших и покалеченных на них СВОИХ воинов.
Которые, без малейшего преувеличения, являются подлинными героями, с максимальной тщательностью, достоверностью и, не побоюсь этого слова – с любовью, описанные в  произведении.

Отредактировано РОMAH (28-11-2014 09:41:40)

-1

238

РОMAH написал(а):

...Обычные, в принципе, милиционеры (или полицейские, по нынешней терминологии) и ОМОНовцы...

Там не "ОМОНовцы", а "СОБРовцы".
Т.е., применительно к тому, как всё ранее было устроено в Вашей стране, это примерный аналог "Сокола", а не "Беркута".

РОMAH написал(а):

...Второй же гораздо существеннее, и в нынешних реалиях может оказаться для произведения фактически приговором. Но никакой вины автора в этом нет. Книга банально опоздала, всего лишь. На годик-другой. Ведь сейчас в «тренде» другие книги – где воины, исполняющие свой прямой конституционный долг по защите страны, ее целостности, ее граждан от сепаратизма, поддерживаемого и подогреваемого из-за границы (как-то было все прошедшие годы в Чечне, и как неоднократно показывает автор в своей трилогии) обзываются «фашистами», и показываются извергами и душегубами. Пусть речь и о другой стране – но «имеющий глаза да увидит»…
  И это обстоятельство, на мой взгляд, полностью перекрывает для этой замечательной, интересной и предельно правдивой трилогии путь если не к читателю, то к успеху точно. По крайней мере, до тех пор, пока черное снова не разрешат называть черным, а белое – белым, а значительная часть общества не будет слепо поддаваться официальной пропаганде, забывая и уроки обоих чеченских войн, и многих погибших и покалеченных на них СВОИХ воинов...

М-да... При всей кажущейся позитивности рецензии, получилось этакое кривое зеркало...
РОMAH, в нашей стране сейчас имеет место весьма позитивное отношение к тем, кто борется с терроризмом, "подогреваемым", кстати, как раз из того же источника, из которого подпитываются явные проявления нацизма со стороны тех, кто пришел к власти в Вашей стране.
Что же касается "уроков чеченских войн", то на них следовало бы обратить внимание, в первую очередь, не нашим гражданам, а руководству Вашей страны, и тем наивным жителям Украины, которые искренне верят в то, что каратели на юго-востоке Украины действительно кого-то от чего-то защищают.
А насчёт фашистов всё вполне очевидно и наглядно. Никакой пропаганды не нужно - достаточно посмотреть новости по украинским каналам. Те, кто руководит Вашей страной, "сотворили себе кумиров" из фашистских приспешников времен Второй Мировой войны, а основным лозунгом стало старое бандеровское приветствие (это я пресловутую "славу Украине" имею в виду).
Так что, РОMAH, вместо того, чтобы заниматься антироссийской пропагандой (это я про "...поддерживаемого и подогреваемого из-за границы...") под видом позитивной рецензии, Вам бы стоило задуматься над истинностью того, что проповедует Ваша официальная пропаганда.
Если Вы постараетесь несколько отрешиться от штампов (разработанных для жителей Вашей страны где-нибудь за океаном), и попытаетесь посмотреть на ситуацию на Украине со стороны, то Вам, возможно, станет чуть понятнее наша точка зрения.
И кстати...
Напомню...
Точка зрения, преобладающая на данном форуме, сформирована совсем не пропагандой, а в основном свидетельствами очевидцев.

РОMAH, постарайтесь всё же задуматься, и заглянуть ЗА ту "картинку", которая надвинута Вам на глаза украинской и американо-европейской пропагандой...

+7

239

Иванов написал(а):

М-да... При всей кажущейся позитивности рецензии, получилось этакое кривое зеркало...

Полностью согласен

+2

240

Иванов написал(а):

Там не "ОМОНовцы", а "СОБРовцы".
Т.е., применительно к тому, как всё ранее было устроено в Вашей стране, это примерный аналог "Сокола", а не "Беркута".

Коллега Иванов, я не очень разбираюсь в различиях как между Соколом и Беркутом, так и между ОМОН и СОБР, поэтому здесь и оплошал... :(
Сейчас исправлю. Спасибо!

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Литературная кухня » Рецензионная палата