Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Фея Грез или Отфеячу… по-полной…


Фея Грез или Отфеячу… по-полной…

Сообщений 21 страница 30 из 575

21

Глава 2. Умная мысля приходит опосля…


      Ой, совсем не зря среди любой расы неистребимо живет присказка: «Умная мысля приходит опосля»… Гурдир совсем замотался, пока устроил обеих невест. Гаринар, увидев на руке еще одной девушки помолвочный браслет, закатила грандиозный скандал и перебила всю посуду в своей новенькой кибитке.

– Гурдир, это как называется? Я не хочу делить тебя с какой-то тупой дриадой с дубовыми мозгами, к тому же еще и блондинкой.

       Ольгейра посмотрела на орка с жалостью и никак не отреагировала на выпад соперницы.

– Гурдир, у тебя, что совсем вкуса нет? Она ж бледная как привидение и тупая как высохший пень. Зачем тащить ее с собой? Отправь обратно в парк при Академии. Там ей самое место. Ууууу, змея. Гурдир, я с тобой, вообще-то, разговариваю!

– Гаринар, по-хорошему, у принца должно быть не менее семи жен и огромный гарем. Я просто не нашел достойных этой чести девушек, кроме вас двух. Есть правда моя старшая наложница, Маяли, но уже много лет мне не удается ее заставить сменить статус. Да и ее подопечные мне вряд ли позволят принудить эту женщину к браку силой. А противостоять трем сотням орчанок и человеческих женщин в гневе никто не сможет… Так что, уймись, женщина, ты ни в чем нужды знать не будешь и, в отличие от наложницы, ни выкупиться, ни быть продана другому хозяину тоже. А также, чтобы вы не питали глупых надежд, скажу сразу: у вас на руке далеко не помолвочный браслет, а знак, который во всех землях означает, что вы полностью принадлежите мне.

– Гурдир, я – эльфийка, а не орчанка!

– Строптивая девка, ты – моя, тебе все ясно? И прекрати истерику, она ничего не изменит… Смотри, передумаю и отдам в гарем… Маяли не зря свой статус получила, у нее даже самые буйные орчанки по струнке ходят, – орк, потеряв терпение так шлепнул скандалистку по заду, что она улетела внутрь своей роскошной кибитки, откуда вскоре донеслись истеричные рыдания, – Веди себя хорошо, малышка, иначе я очень рассержусь. Гарем может быть и не мой…

      Ольгейра постаралась навести в своем новом жилище максимальный уют. Даже в пути она аккуратно перекладывала подушки и расставляла разные приятные мелочи, чтобы все соответствовало одной ей ведомой гармонии. Больше всего на свете дриаде хотелось заткнуть чем-нибудь уши или заставить мерзкую эльфийку заткнуться. Истеричные вопли вот уже несколько часов терзали уши оркского каравана, а глупая девка и не думала прекращать скандал. «Боги, ну как можно быть такой идиоткой? Плачь, не плачь, что от этого изменится? Самое поганое, что нам как-то придется уживаться. Надеюсь, эта старшая наложница Маяли  – женщина разумная. Гаринар что не понимает, что ее могут отдать даже какому-нибудь нищему воину из соседней орды… У нас по оркским законам есть только одно право: ублажать хозяина или хозяйку. Боюсь, Гаринар ждут суровые времена. Ну, ничего, эта гордячка заслужила хорошую трепку. Боги, да когда она уже заткнется?», – Ольгейра поудобнее устроилась на застланном шелками ложе, положила на уши несколько подушек и попыталась уснуть. К счастью, ей это, в конце концов, удалось.

    Гурдир чувствовал, что его терпение почти кончилось. Слушать вопли рыжеволосого недоразумения уже не было никаких сил.

– Повелитель, я могу войти? – голос его любимого сына Фириала Маялира, сына Маяли, оторвал воина от мрачных размышлений на тему бабских глупостей.

– Заходи, сын, надеюсь, среди твоих женщин таких пока что нет? – синие, как у матери, глаза сочувственно посмотрели на отца.

– Конечно, нет. Я никогда не обращу внимания на эльфийку. Они слишком избалованы для вольной кочевой жизни.

– Можно ее как-то заткнуть, не навредив при этом?

–  Я только вернулся с дозора, иначе эта наглая девка не наделала бы столько бед. Отец, на тебе и твоих воинах уже лица нет.

–  Надеюсь, с Ольгейрой все в порядке?

–  Она и, правда, умная: три подушки, наложенные на уши, ощутимо ослабляют силу звука. Дриада спит, как сказала ее служанка, уже часа три.

– Хоть одно приятное событие за последние шесть часов.

– Вот это глотка!  Она даже не охрипла, –  восхищенно обронил Фириал, – ее надо напускать на селения, которые мы хотим ограбить. Чтобы избавиться от ее воплей, они что угодно отдадут.  Должна же и от Гаринар быть хоть  толика пользы, – хохотнул молодой орк.

– Фириал, заткни эту дуру! Если не сможешь, то закатайте в кошму и бросьте на съедение шакалам. Силу уже нет слушать ее вопли и стенания.

+3

22

Глава 2. Часть 2.

     Отец и сын немного поговорили о творящихся в Великой Степи делах. Фириал добыл много интересных сведений за время своего долгого отсутствия. Потом разговор незаметно скатился на излюбленные темы: выпивка, война и, в конце концов, добрались и до женщин.

– Почему они все такие странные? – Гардир опрокинул в глотку пол меха крепкого вина и вонзил зубы в хорошо прожаренную свиную ногу, довольное чафканье возвестило всем в округе, что повелитель вполне доволен своим ужином.

–  Отец, не забивай себе голову чепухой. Бабы – есть бабы. Конечно, встречаются и исключения. Взять тех же Маяли и Кишнак. Не смотря на приносимую ими пользу, приходится постоянно держать ухо востро. Ты вот никак не можешь понять поступков моей матери, а все совсем просто. Ее так воспитали. Ни один мужчина из народа умар не возьмет даже в наложницы магичку. Она просто не хочет портить тебе жизнь, так как по-своему любит и уважает тебя. Ее устраивает сложившееся положение дел: ты кормишь, поишь, позволяешь колдовать, даришь подарки, меня наследником сделал. Никогда не прогонишь и не отдашь ее другому орку, так ведь? В худшем случае сам убьешь и прикопаешь в степи, – Гурдир усмехнулся, соглашаясь. – Если что-то изменится, она сможет выкупить свою свободу. Став твоей женой просто лишится этого выхода, если дела пойдут плохо. Моя мать –  женщина умная и всегда просчитывает все варианты развития событий от того или иного поступка или сказанного слова. Ты ведь именно поэтому уважаешь и любишь ее столько лет? Она приветлива и не противится твоим желаниям. Так чего тебе еще не хватает, отец?

– Ты можешь заставить Гаринар замолчать?  Через пару часов будет привал, хотелось бы успеть прийти в себя.

–  Сонные чары одинаково действуют на всех, – сверкнул белозубой улыбкой молодой оркский шаман, – отец, лучше бы ты увез с собой только Ольгейру, эльфийка попортит много крови всем, попомни мои слова, ¬– и Фириал вышел вон, через несколько минут на караван опустилась благословенная тишина.

     Злая, как тысяча демонов, которым дверью хвосты прищемили, Гаринар вышла к костру, когда ее позвали на ужин.  Молодая орчанка, испуганно косясь на эльфийку, вежливо передала ей приглашение. Рыжеволосая девушка долго приводила себя в порядок с ее помощью, хотя магически все труды можно было бы окончить гораздо быстрее. В результате, когда она пришла, выбор яств оставлял желать лучшего. На разложенной в пятне света кошме сиротливо лежали обглоданные до белизны свиные кости, оброненное кем-то надкусанное хрючье ухо и пара кусков черствой лепешки.

–  Гурдир, меня тут собрались голодом уморить? –  рыжая бровь лисим хвостом изогнулась над ореховым глазом.

–  Гаринар, никто не думал, что ты будешь столько времени себя в порядок приводить. Любому, кто опоздает к ужину, придется довольствоваться объедками. Либо жри, что дают, либо спи голодной, – в голосе орка явно прозвучала насмешка, но девушка сделала вид, что ничего не заметила.

     Ольгейра, увидев эльфийку, поблагодарила за ужин и, сославшись на усталость, ушла к себе.

     Фириал, шепнув отцу, что пойдет спросит, что тревожит дриаду, собирался уже скользнуть в быстро сгущающиеся сумерки, но тот поймал его за ухо и заставил сесть рядом:

–  Запомни, сын, со своими бабами я уж как-нибудь сам разберусь. Ты все, надеюсь, правильно понял?

       Молодой шаман лишь молча кивнул и велел служанке принести ему мех с пивом покрепче. Совсем еще юная орчанка кокетливо строила ему глазки и стреляла ими в сторону темнеющих неподалеку кустов. Маялир так и не смог вспомнить, к чьей кибитке принадлежит волооокая красавица, поэтому предпочел проигнорировать недвусмысленное предложение незнакомки. «Что-то ее лицо мне не знакомо. Странно все это, очень странно». – Фириал снова сделал большой глоток и крепко задумался.

     Гаринар, проводив блондинку презрительным взглядом, приблизилась к Гурдиру и ослепительно улыбнулась, позволив платью соскользнуть с округлого плечика.

–  Повелитель, тут так красиво, но я боюсь одна гулять, –  ореховые глаза лукаво заискрились.

       Орк по-хозяйски сгреб рыжеволосую скандалистку и поволок ее на берег озера.

    Когда ужин закончился, и служанки под охраной воинов принялись убирать на поляне, Гудрир утянул эльфийку в сторону озера, серебрящегося в лунном свете.

    Новорожденная луна и звезды давали не очень много света, но эльфы и орки прекрасно видели и в почти полной темноте, которая надежно скрывала их от посторонних глаз. Легкий ветерок заставлял поверхность озера пойти рябью от маленьких волночек. Приятно шелестела листва, эльфийка вырвалась и крикнула: «Догоняй!» – и помчалась по неприметной тропке. Орк взбешенно взревел и бросился догонять беглянку. Тут Гаринар специально споткнулась и с тихим вздохом начала падать. Гурдир не успел поймать девушку, но совсем не расстроился. Эльфийка с легким шлепком оказалась опрокинутой навзничь. Тоненькое золотисто-коричневое одеяния из полупрозрачного шелка соскользнуло с покатых плеч, обнажив ее почти до пояса.  Орк плотоядно улыбнулся и занялся любимым делом.

+2

23

Глава 2. Часть 3

       Растрепанная парочка с кое-как сидящей одеждой, по-заговорщиски переглядываясь, ввалилась в отходящий ко сну лагерь. Гаринар бросила торжествующий взгляд на смущенно покрасневшую Ольгейру, и скрылась в своей кибитке, что-то прошептав орку на ухо.

Гурдир тут же направилась к дриаде и с подозрением спросил:

– Она тебя не слишком допекла, надеюсь? Тебе что-нибудь нужно?

– Все в порядке. Не обращай на меня внимания, – глаза у орка вылезли на лоб от такого заявления.

– Ты что такое несешь, женщина? И как ты себе это представляешь: мужчина, игнорирующий собственную невесту? Нет, никогда мне не понять прихотливых извивов женской логики. Тебе не скучно? 

– Нет. Гаринар сделала мою жизнь весьма насыщенной. Даже спать приходится под четырьмя подушками на ушах. Спасибо тому, кто заткнул эту горластую цаплю.

     Глаза Гурдира нехорошо сузились и стали совсем ледяными:

– Этот поганый шаман посмел к тебе приблизиться?

– Ты о ком вообще? – во взоре дриады появилось непонимающее выражение, было видно, что она не лукавит.

–  Значит, не ослушался. Тогда ему не придется испытать на себе мой гнев. Сын Маяли всегда сначала думал, потом делал. Это радует…

– Я к тебе не просилась, ты меня сам умыкнул.

– Это обычная оркская практика. Наложниц мы вообще часто просто воруем, иногда их отдают, чтобы мы не грабили поселения. Так с Маяли было. Она превосходная магичка. Ее отец – полный идиот. Он бы за нее такой выкуп огреб… В ее народе считают, что магичка вообще не женщина. Если бы ты знала, сколько раз она нас спасала своим колдовством и от живых, и от нежити. У нее только один недостаток: она слишком горда. Но у жены есть служанки, а у наложницы, даже старшей, нет.   

   

– Я ее прекрасно понимаю, – задумчиво обронила Ольгейра.

–  Да, какая разница, если у каждой даже наложницы – своя кибитка! – схватился за голову от такого заявления принц.

–  От твоей горластой эльфийки это  не спасет. Она даже баньши переорет.

– Зато набеги теперь станут успешнее.

– Это да…

– Наведи порядок у костра, а не то сварю, – дриада испуганно посмотрела на него и послушно засуетилась, собирая остатки трапезы.

Отредактировано Эррисс (30-09-2013 14:19:51)

+3

24

Эррисс
Блиин и за что этому орку такое везение, в то время как один пожилой, но эутко благородный ангмарец....

+1

25

Евгений, его предупреждали, причем не только Милисандра, чтоон зря все это затеял. ректор совсем не зря отказала ему в выполнении желания. Он сам не знает, чего на самом деле хочет. Думает только о том, чтобы другие орки от зависти сами передохли... Так не годится... Не так ли?

0

26

Эррисс
Это у меня  пароксизмы солидарности, а вообще - отлично.

+1

27

http://read.amahrov.ru/smile/shok.gif 

Какие слова. Сейчас Муз нахватается от тебя и взвою. Пока этим он занимается...

  http://read.amahrov.ru/smile/girl_laugh.gif

Отредактировано Эррисс (30-09-2013 17:05:38)

0

28

Аха, уже грозился, когда правили орка во 2 главе...    http://read.amahrov.ru/smile/neigh.gif

0

29

Глава 2. Часть 4

       Гурдир задумчиво почесал макушку и сделал мудрые на орочий манер выводы, подумав: «Бабе заняться нечем… Все ясно… Завтра куплю ей букварь, набор письма и дешевой бумаги и книг интересных. Попрошу одну из орчанок поучить ее читать и писать и каким-нибудь женским рукоделиям. Будет Ольгейре, чем нервы успокаивать. Мммм, прикажу старшей жене Фириала помочь. Хишнак – баба умная, всех кобылиц сына в узде держит и прекрасно ладит с его старшей наложницей Варией. Вот прямо сейчас и велю, да чтобы сама все и купила, а денег дам».

     Черноглазая Хишнак выслушала просьбу свекра с подобающим почтением.

– Не беспокойся, повелитель, она очень умная и сметливая. Забот не возникнет. Фириал потребовал от нас с Варией, чтобы все его жены и наложницы были обучены грамоте и постоянно чему-то обучались. Когда руки и головы заняты, не до интриг и пакостей.

– А, так вот как Маяли в гареме порядок навела. Сколько лет я голову ломал, как ей это удалось.

     Приятный грудной голос орчанки причудливо переплелся с его раскатистым басом.

– Так мы с Маяли это все и придумали, а когда в гареме твоего сына появилась Вария, то она тоже предложила много интересного. Нет ничего хуже, чем взбунтовавшийся гарем, особенно если на его стороне еще и жены. Когда все бабы травят одного мужчину – это всегда очень жестоко, изобретательно.

–  Или для заговорщиц наступят совсем уж черные времена… – ехидно ввернул свое ушлый принц.

– Только в том случае, если главные жена и наложницы – полные идиотки, –  и она оценивающе посмотрела на Гурдира, а потом очень тихо добавила, –  Будь осторожен со своей эльфийкой, если она  настроит против себя Маяли, мало ей не покажется, да и тебе тоже… И еще одно, – голос снизился до едва слышного шепота, – Присмотрись к молоденькой наложнице своего десятника Драка Рвинг. Мне кажется, она не та, за кого себя выдает. Больно уж узнаваемые повадки.

– И кого она тебе напоминает? – бровь вопросительной дугой выгнулась над хитрым карим глазом.

– Помнишь главную жену Гуинк десятника орды Ночного ужаса Врирбаг?

– Это ты про ту суку, которая на своем свадебном пиру моего отца отравить пыталась?

– Она самая… Девчонка на нее и лицом и повадками похожа, да и метит явно в гарем к нему… Не нравится мне все это. Видимо, одна старших дочерей Гуинк. Пусть Фириал допросит ее с помощью шаманской силы. Если я ошиблась, то ей ничего не будет, если нет, то у ее отца будут крупные проблемы… Пойду переговорю с Ольгейрой, чтобы понять, что она из себя представляет.

– Уж расстарайся, люблю эльфиек, но зачем себя ограничивать? – буркнул Гурдир.

– Ага, верю-верю, а также дриад, человечек, орчанок,  дроу и прочих разномастных бабенок, – фыркнув, весело расхохоталась Хишнак,– даже не сомневаюсь, в кого мой муж такой любвеобильный уродился. Только вот порядок наводить нам приходится, а ему одни развлечения. Мужчины… – орчанка мечтательно закатила глаза, подражая Гаринар, и, отвесив учтивый поклон,  легкой походкой направилась к кибитке дриады.

Когда орк проходил мимо кибитки Гаринар, из-за полога высунулась рыжеволосая головка и нежно проворковала:

– Долго тебя еще ждать, дорогой?

Гурдир пожал плечами, но сопротивляться не стал.

     На рассвете орочий караван миновал ворота города Алстань, где всегда останавливался во время длительных переходов. Кишнак без зазрения совести пихнула  Ольгейру в спину, направляя ее в сторону торговых рядов. Орчанка всегда относилась к выполнению приказов с должным рвением.

– Пошевеливайся, белобрысая. Нам надо успеть купить все, что велено, а времени почти нет, – она отвесила дриаде увесистый шлепок по заду, заставляя ту двигаться быстрее.

      Азбука, вырезанная из дерева, и прихотливо раскрашенная нашлась почти сразу у одного из торговцев, как и камышовая тростинка и целый козий бурдюк жидкости для письма. Найти дешевый пергамент оказалось тоже не трудно, но орчанка бойко торговалась за каждый медяк, пытаясь получить выгоду и для себя. Что поделать, натура была сильнее здравого смысла. Нашла она и несколько потрепанных книг для школяров младших классов по разным предметам. Затолкав покупки в засаленную суму и прикрикнув на дриаду, она быстро пошла обратно. Когда они явились, Гурдира и Гаринар еще не было: они бродили по торговым рядам. Покупать предметы для рукоделия орчанка не стала, так как сама терпеть не могла вышивать и шить.

+2

30

Глава 2. Часть 5.

     Ольгейра присела на ступеньку своей кибитки и стала внимательно рассматривать одну из книжек с красочными картинками, бережно переворачивая вощеные деревянные таблички. Кишнак любезно  отвечала на ее вопросы. Орчанка надеялась, что увидев дриаду за обучением, Гурдир не потребует остатка денег. Она напрасно тревожилась.

     Гаринар, хвастливо демонстрируя подаренные украшения и наряды, бросила полный презрения взгляд на соперницу:

– Черенку кагарача ничего в пустую башку не вложишь. Любимый, зачем ты потратился на эту дуру? –  в голосе прозвучал мягкий упрек.

     Дриада привычно проигнорировала словесный выпад эльфийки, доставая из сумки азбуку и лист пергамента и стило. О чем говорили собеседницы, не смогли уловить даже чуткие уши Гаринар, а подойти поближе при Гурдире она не решилась. Орчанка что-то сказала дриаде, метнув в расфуфыренную фифу насмешливый взгляд. Ольгейра слабо улыбнулась и стала что-то рисовать на листе. Кишнак фыркнула и заставила девушку повторить урок:

– И это ты называешь руной? Нет, я таки куплю тебе все для вышивки, чтобы твои пальцы стали ловчее. Если ты что-нибудь напишешь Маяли такими каракулями, она велит тебя выпороть розгами, вымоченными в соляном растворе. Тебе никто не поможет, даже если ты женой станешь. Гудрир вообще может на пару месяцев тебя отдать Старшей Наложнице  для перевоспитания. Старайся, тогда может быть моя свекровь  будет к тебе благосклонна. К тому же у тебя есть магический дар. Если Маяли решит, что  ты, как и я, подходишь ей в помощницы, то о Гаринар сможешь забыть. С Маяли даже правитель не связывается: себе дороже, да и слишком много он ей обязан… Будешь прислушиваться  к ее советам, тебя примут и в орде, ив гареме и муж уважать и прислушиваться. А эльфийка зря так благодушна: чтобы удержать благосклонность Гудрира, его надо постоянно удивлять, желательно до глубокого шока. Последней выдумкой Маяли была разработка сложного магического плетения, которое напустило чесотку на враждебный клан, которую никакими средствами было не унять. Выкуп они богатый дали, Повелитель был очень доволен. А ведь он был против когда-то, когда сын принял ее в составе платы от нищего селения. Только вот у Гурдира мозгов больше оказалось. Он потом ни разу не пожалел о своем поступке. Фириал – сильный шаман, сын никогда не интригует из-за власти и всегда готов его поддержать. Маяли воспитала его на совесть. Хотя, учитывая, какой порядок царит в гареме, справится с мальчишкой было не сложно. Вот, уже лучше, продолжай. Будешь писать руну Атор до тех пор, пока будет не хуже, чем в азбуке.

     Когда Гурдир отлучился по делам, эльфийка осторожно подкралась к ненавистной парочке и специально толкнула дриаду под локоть.  Кишнак раздраженно зашипела и ткнула нахалку кулаком в бок:

– В следующий раз я не буду так вежлива. Принц узнает, что ты его ослушалась. Он велел обучить дриаду грамоте, не вечно же ей быть дубовым пеньком на пустыре. Жена Гурдира должна быть умной и образованной, иначе человеческие правители уважать перестанут, а орки из враждебных орд засмеют и начнут строить разные пакости. Кстати, а ты-то грамотна, рыжая? – карие глаза откровенно насмехались.

– Да как ты смеешь мне дерзить, дочь пустынной лисы и тарантула.

– В отличие от тебя я уже жена, причем старшая, любимого сына Гудрира, которого он сделал своим наследником. И это несмотря на то, что Маяли наложница. И не думай, что он изменит свое мнение. У нас преемника назначают всего один раз.

– Фыыы, нежелательные наследники тоже смертны, как и их зарвавшиеся девки… – прошипела эльфийка.

– Моему мужу будет очень интересно узнать об этом… – равнодушно обронила Кишнак, свекру тоже… А теперь, проваливай, мне некогда слушать твои бредни. Нам сегодня надо выучить хоть пяток рун. К моменту приезда в ставку орды, Ольгейра должна не только научиться читать и писать, но и усвоить знания из книг, которые я ей купила. У нас нет времени на глупых эльфиек. Проваливай, иначе я тебе помогу.

– Да я тебя раздавлю, неотесанная орчанка! – начала вопить Гаринар.

– Как ты мне надоела, – прошипела Кишнак и что-то пробормотала, показав пальцем в сторону зарвавшейся скандалистки.

     Глаза Ольгейры вылезли на лоб: скандальная баба открывала и закрывала рот, но не смогла издать ни звука. Она бросила вопросительный взгляд на наставницу и стала терпеливо ожидать, когда та, налюбовавшись на мучения мерзкой рыжей дамочки, снизойдет до объяснений.

– Чему ты вообще удивляешься? Это простенькое заклинание немоты. Маяли меня обучила всем заклинаниям, на которые хватает моего скромного дара. У тебя способности намного выше. Постарайся понравиться старшей наложнице. С ее появлением в орде твоего будущего мужа кардинально изменилось отношение к магичкам. Орки специально ищут себе хоть пару жен с такими способностями. Правда, встречаются они довольно редко, а феи за инородцев вообще никогда не выходят. Смысла нет: потомства они дать не могут. Так что мотай на ус и прилежно учись. Такая, как ты, если не наделает глупостей, может прекрасно устроится и в орочьей орде. Честно говоря, если Гаринар не изменит свое поведение, ей придется туго. Гудрир у нас особой верностью не отличается, как ты поняла. Он будет с ней как расписной торбой до того счастливого мига, когда в гареме появится новая смазливая мордашка. Единственная женщина, которую он давно и преданно любит – это Маяли. Правда, моя подруга не лыком шита, поэтому ей не грозит такое несчастье, как брак с орком. К сожалению, нам с тобой уже терять нечего, придется приспосабливаться. Хотя, Фириал наполовину человек, потому с ним все намного проще. Да и воспитание матери наложило на него сильный отпечаток. Если у тебя будут проблемы, ты к мужу не ходи, лучше найди меня или Маяли. Гурдир ревнив, потому держись подальше от других орков, даже если они близкие родственники принца…

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Фея Грез или Отфеячу… по-полной…