Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Мадагаскар -Россия


Мадагаскар -Россия

Сообщений 501 страница 510 из 510

501

Филипок
Прода планируется?

0

502

Планируется. Просто идёт редактирование того, что написано. Вдобавок планируется параллельное написание "Ангел-хранитель из будущего" \ рабочее название \, про ВОВ. Так что эта задержка запланированная и о ней я предупреждал. А первые главы выложены сырыми и будут перерабатываться.

0

503

Глава 4
Нижний Тагил. 2 недели спустя.

Андрей.
   Ещё 2 дня мы активно занимались разнообразными делами – ловили рыбу, били зверя, делали посуду и многое другое. Но на второй день, я в первую очередь расплавил монеты и сделал жалкое подобие ножей. Два золотых и два серебряных.  Какие ножи из золота и серебра? Но хоть такие, чтобы можно было почистить рыбу или порезать мясо.
    На 5-ый день нашего пребывания в этом мире, где-то недалеко, пробежал северный зверёк под названием писец. Это выразилось тем, что разразилась самая настоящая гроза. Ветер рвал и метал, Молнии мелькали не переставая. Не успевал утихнуть один громовой раскат, как следовал другой. Как говорится в писании – и разверзлись хляби небесные. Как-то так. Ливень был не слабее тропического. Все бросились спасать вещи, которые могут намокнуть. Не тут-то было. Поспешили мы с кровлей нашей спальной ямы, поспешили. Вот теперь под ногами хлюпало. В первую очередь занесли заготовки глиняной посуды и поставили на лежанки. Как-никак, а так будет выше уровня пола. Сняли свои куртки и укрыли самые крупные изделия. Над остальными держали куски коры. Представляете себе такую картину? В тесной яме, в грязи, стоят 3 мужика. В каждой руке по большому куску коры, которые они держат над кувшинами и горшками. Почему трое? Потому что я спасал наш очаг, чтобы его не залило водой. В его углях уже стояли первые горшки, а на огне готовился обед.
  Всё спасли, даже обед. Мы, в какой-то степени, даже благодарны северному зверьку, что слегка погрозил нам хвостиком. Что-то мы расслабились.  Нужно нормальное жильё. Строительство дома решили отложить на осень, но землянку переделать. Правда, у нас нет нормального инструмента, но построить полуземлянку нам под силу. Потом она будет служить нам хранилищем припасов или банькой – это как решим.
   Нам повезло, что наша землянка была на небольшом холме, высотой 2 метра. Это защищало нас от грунтовых и талых вод. День углубляли и расширяли яму, оставшуюся от поваленного дерева и приютившую нас на эти дни. Не простая это работа, копать без лопаты. Хорошо хоть то, что холм состоял из смеси глины и песка. Камней почти не было. С помощью колов разрыхляли землю, а потом корой деревьев, заменяющих нам совки, откидывали её наверх. К вечеру был готов прямоугольный ров 3,5 на 8 метров. Глубина в 1 метр нас вполне устраивала. 
   Еще день ушёл на постройку стен из хлыстов диаметром 7-12 сантиметров. Сначала вбивали колья и сразу ставили на них распорки – от одной стены к другой. Потом начали по одному укладывать хлысты и сразу отсыпать с противоположной стороны глиной. Между стеной рва и нашими брёвнышками оставался зазор в 15 - 20 сантиметров, в который и засыпалась глина и утрамбовалась босыми ногами. Утрамбовали, кладём следующий ряд. Обувь и одежду мы старались беречь, нам такой ещё долго не сделать.
    Довольно быстро, подняли стены на метр в высоту.  Но когда вышли на уровень с поверхностью земли, темп работ упал. Теперь, на стены, приходилось накидывать гораздо больше грунта. Работу закончили в полной темноте. Всё вымотанные, с ноющими ногами и разбитыми руками мы упали у костра. Благо была, копченая рыба и ужин готовить не надо. Всё-таки мы успели сделать стены за один день, подняв их на высоту 180 сантиметров. А больше и не надо. По центру помещения от пола до потолка получится почти 3 метра.
   Третий день постройки полуземлянки был легче, хотя у нас всё ныло, после вчерашней стахановской вахты. Но через час работы, мышцы разогрелись, работать стало легче и только разбитые пальцы рук, да натёртые ноги напоминали о вчерашнем.
http://s2.uploads.ru/t/4uZpi.jpg

   Крышу сделали двухскатную. На нёё ушли последние хлысты и бревна, имеющиеся в наличии. Всё это накрывали корой деревьев, предварительно замоченной и прогретой над костром. Размягчённую и распаренную кору распрямляли, клали на крышу и тут же присыпали глиной, в 10-15 сантиметров. Сверху положили новый слой коры, уложенной внахлёст. Чтобы кора не сворачивалась, её придавили камнями. Позже, когда будет дёготь или смола, верхний слой крыши, поменяем на что-то более надёжное.
   Окон в нашем доме не предусматривалось, а двери ещё не было. Был только дверной проём, но это временно. Как только сделаем медные топоры, будут доски для дверей и полатей, то есть коек. Печи тоже не было. Там, где в крыше должен быть дымоход, я предусмотрительно установил бревно. Когда печь будет готова, а дымоход доведут до потолка, бревно выдерну и на его место поставлю трубу.

*****
   Наконец-то появилась первая глиняная посуда и мы сварили мясной суп. В первой партии посуды оказалось много брака, что не удивительно – процесс предварительной сушки был безбожно ускорен. Но меня это не сильно расстроило. Мне и такая тара подойдёт. Трещины подмажу глиной и можно попробовать выплавить первую медь из малахита. Древесный уголь я заготовил, горшки есть с избытком, а сыродутные печи мы наловчились делать ещё на Мадагаскаре.
   Желательно было сделать меха, но шкура оленя была ещё сырой. Мы плюнули на технологию обработки шкур и сделали меха из того что уже есть. Отработает сколько сможет, а там и новые шкуры появятся.
   Сделали обычные клинчатые меха двойного действия. Они представляют из себя 3 доски срезанные с боков на конус. Средняя доска считается неподвижной, а две доски, расположенные сверху и снизу мехов прикреплены к средней шарниром из толстой кожи.
http://s1.uploads.ru/t/52kph.jpg
Доски наглухо соединены с боков и с торцовой части обычной кожей образующей, как на гармошке, глубокие складки. В верхней и средней доске, по центру, сделаны клапана. Правда, в процессе эксплуатации мы убедились, что клапана работают лучше, если всю конструкцию перевернуть на 180 градусов.
   При первой плавке присутствовали все. Как-никак, а от того выйдет у нас получить металл или нет, зависело многое.
   Вперемешку с древесным углём, засыпал в горшок, размолотый малахит, накрыл крышкой и засунул в печь. Печь была похожа на глиняный конус с усечённой вершиной. Высотой в 1,5 метра и диаметром по нижней части равной одному метру, она представляла классическую сыродутную печь.   
   Чистая медь плавится при 1084 ºС. Такая температура достижима даже при горении обычной древесины. Железо же плавится при 1539 °C и для достижения такой температуры нужен качественный древесный или кокс и сложная система мехов. Именно в силу этой причины, железо пропустило вперёд редкую и гораздо менее качественную по своим физическим свойствам медь.
   В результате плавки, за сутки, получили около 30 килограммов меди. Оставил себе в помощники Михаила и с лёгкой душой, отпустил остальных ребят, на все четыре стороны. С единственной просьбой - не мешать творчески-матерному процессу. Поскольку ковать отливки пришлось с помощью каменных орудий, процесс явно получился творческим. А матерным он становился, когда каменный инструмент ломался или попадал не туда, куда надо. Через пару дней, когда сделал медную кувалду и щипцы, процесс пошёл быстрее, а мат почти пропал.
   Параллельно изготовлению медных изделий, для нашего химика-алхимика, сделал глиняные трубки. Он их затребовал сразу, когда ещё начали делать глиняную посуду. Я набрал ивовых прутьев различного диаметра. С помощью воды, огня и верёвок придал им нужную форму и обмазал глиной. Когда они подсохли, обжёг эти конструкции в огне. В результате чего. дерево внутри выгорело и получились полые трубки. Прочистил трубки от золы и отдал их Димке – пусть колдует.

*****

   Главной моей задачей, на ближайший месяц, стала заготовка шамотного кирпича. Поэтому процесс изготовления обычного кирпича шёл обычным способом, только с повышенной температурой. Так получалось больше пережженного кирпича, из которого и получался шамот. Просушенный кирпич обжигал по стародедовскому способу – в заранее вырытых ямах. Кирпич укладывался рядами, так чтобы площадь соприкосновения друг с другом была минимальной. Между рядами укладывались дрова и поджигались. Когда огонь разгорался, всё это укрывалось дёрном и процесс шёл в тлеющем режиме.
   Яму я не рыл. Нашёл удобную расщелину в склоне, которую после небольшой доработки задействовал для обжига. Кирпич получался разным. Условно его можно было разделить на четыре равные доли. Сырец, это который недостаточно прокалился в печи, откладывал для внутренних перегородок дома. Качественный кирпич пойдёт на стены. Закалённый кирпич пойдёт на печь и фундамент. А пережженный кирпич сразу пошёл на шамот. Для этого его разбивал и превращал в мелкую крошку. Потом эту крошку смешивал с глиной, подсушивал и отправлял в печь. Вот такой кирпич и называется шамотным и применяется в местах с высокой температурой. Но мне быстро надоело и я, это высокоинтеллектуальное занятие, доверил ребятам. Узнал много интересного про своих предков. Но они хоть и ругались, но не отказывались. Чтобы полностью их осчастливить, переложил на их плечи всю черновую работу по заготовке песка и глины. Себе оставил только горячую часть работы с кирпичом.
   Через месяц у меня получилось около тысячи штук шамотных кирпичей. Если использовать его грамотно, выкладывая им только внутреннюю часть плавильной печи, то этого количества мне хватит. Хватит на небольшую плавильную печь, которая за один раз сможет выдавать от 50 до 200 килограмм железа. А нам больше и не надо. По крайней мере сейчас.
  Первую плавку железа назначили на 2 августа. Печь ещё надо просушить. Откуда такая дата? Михаил, с помощью своих вычислений на палочках, вычислил самый длинный день. А самый длинный день в году 22 июня. Вот от этого и решили плясать. Может это и не верно, но тогда позже подкорректируем. А пока решили считать так.

*****
   Ребята натаскали целую кучу пирита. Наверное килограмм 100 будет. Предлагали пустить в дело. Пирит — это серный, или железный, колчедан. Название пирита — этого сульфида железа (FeS2) — происходит or греческого слова «пир» — огонь. Древние греки называли его — огнеподобный — за огненно-желтый цвет и способность высекать искры при ударе твердыми (стальными, кремневыми) предметами. Благодаря этому свойству использовался в замках кремневых ружей и пистолетов в качестве кремня (пара сталь-пирит).
   Конечно можно его нагреть до 500 градусов и получить серу. Можно выплавить, можно применить самогонный метод, только воду и кислород из процесса исключить. Много чего можно получить, даже в наших условиях – серу, железо, железный купорос, сероводород и серную кислоту. Только именно сейчас в этом нет необходимости. Тут всё взаимосвязано. Буду выплавлять железо, получу в отходы сероводород и кислоту. Потому, что некуда складировать и некуда применять.
    Кремень-пирит отличная штука для розжига костра. Это нужно уже сейчас. За один день сделал десять штук таких зажигалок. Добавим сюда маленькие глиняные светильники со скипидаром и фитильками - получим зажигалки.
http://s9.uploads.ru/t/M2QBY.jpg
А пока буду плавить красный железняк, которого наковыряли на горе, из «железных шляп».
  Ко 2 августа закончил возиться с изделиями из меди. Сделал даже два больших котла. Есть котлы и поменьше, походные. Даже три пародии на чайники сделал. Пародии не пародии, главное работают как надо. А вот медные трубки сделать не смог, хотя Димка с Михаилом очень просили. Но нет у меня ещё инструмента, чтобы делать такие вещи.

*****

   Михаил с Сергеем пропадали в лесу и на реке, а я занялся химией на первобытном уровне. Что у нас есть? Дерево. А дерево это не только топливо, брёвна и доски. Умеючи из него можно получить много полезных вкусняшек, не обладая даже завалящим инструментом. Что мы и наблюдаем. Кроме глины и глиняных изделий у меня ничего нет. И всё-таки я собираюсь получить ряд таких продуктов переработки древесины как древесный уголь, смола, дёготь, метиловый спирт, скипидар, ароматические масла, щёлочь, поташ, а также канифоль и уксусную кислоту. Это не всё, что можно получить из дерева. Но на первом этапе, нам нужна смола и дёготь. Остальное, вторично. Будем решать задачи по мере их поступления.
   Дёготь будем добывать из коры берёзы. Благо её набралось много. Перед тем как использовать дрова по назначению, кору с них сдирали. Во-первых кора нужна, во-вторых она даёт неприятный привкус продуктам, которые готовятся на открытом огне.
   Процесс получение дёгтя не сложен. Надо нагреть берёзовую кору в закрытом сосуде и из неё, в виде пара выделятся вода и дёготь. Осталось охладить и разделить. Дёготь легче воды, так что проблем с разделением нет. Можно применить любой аппарат, который применяют для самогоноварения. У меня пока нет змеевика, поэтому поступил проще. Взял два глиняных сосуда ёмкостью по 10 литров. В один укладываю кору и закрываю крышкой, в которой есть дырка. Устанавливаю сосуд на костёр в дырку вставляю глиняную трубку имеющую форму буквы П и промазываю все стыки глиной. Второй конец вставляю в другой кувшин, заполненный на половину водой. Вот и всё. Дёготь не растворяется в воде. Поэтому его пары, охлаждённые водой, превратятся в густую жидкость, которая всплывёт на поверхность – только вычёрпывай.
   Со смолой было сложнее. Лучший материал для смолокурения — это старый сосновый пень. Самая ценная для смолокурения часть пня стержневой корень, идущий вниз. За то время, что мы прибываем здесь, сушняка навалили порядочно. Многие деревья выкорчёвывались вместе с корнем. Эти корни мы не сжигали – коптят. Для выкорчёвывания других пней использовали вагу. Под пенёк подводили дрын, подкладывали обрубок дерева или камень и навалившись, вытаскивали пень из земли.
  Наружные части пня скалывали. Они не смолисты и годятся только в топку. Легко сказать, а как это сделать при нашем «изобилии» инструментов? Благо пеньки не крупные – 15 или 20 сантиметров в диаметре. Нашли продолговатый камень весом в 40-50 килограмм и начали им крушить пни. Выходило не плохо. Вдвоём поднимали камень и обрушивали его сверху на бедный пень – только щепки летели.
Для сухой перегонки использовал три кувшина. Один для сырья, второй для скипидара и третий для дёгтя. Метод выгонки прежний. Вся хитрость процесса в поддержании нужной температуры. Для выгонки скипидара требуется температура 100-260 градусов. Чуть выше и начнут выделяться пары смолы. Учитывая нужное количество смолы и трудоёмкость процесса, подпряг под это дело Андрея. Он помянул чьих-то родственников, но согласился. Его заинтересовал чистый древесный уголь который, получается по окончанию процесса выгонки. В принципе, работа физически не трудная, а Андрею, надо отдохнуть от его качания мускулов.
  Двое суток, по очереди, мы дежурили у нашего перегонного куба. Сначала выгонялся скипидар. Как только процесс выгонки прекращался, меняли кувшины. Из кувшина для получения скипидара отчерпывали полученное сырьё и сливали в другие кувшины. Благо скипидар в воде почти не растворим. Потом поднимали температуру выгонки. Делали это очень просто. Убирали пару кирпичей из которых был сложен очаг и кувшин опускался ниже к углям. Из кувшина с водой, в котором газообразная смесь превращалась в твёрдую субстанцию, смолу выбирали руками и складывали в большую яму обмазанную глиной. Пачкать кувшины смолой не хотелось. Когда выход смолы прекращался, в кувшине, что стоял над костром, оставался чистый древесный уголь. Уголь извлекали и загружали новым сырьём. И весь процесс повторялся.
   На третий день, когда у нас набралось почти 100 килограмм смолы и столько же скипидара, работы прекратили. Весь день отсыпались, а на следующий день мы принялись за крышу. Брёвна и кора были сняты с крыши, а на глину, уложили покрывало из высушенной тины. Тину покрыли дёгтем, после чего она стала напоминать рубероид. Хотя до рубероида ей было далеко, но свою влагозащитную роль она должна была выполнить хорошо. Сверху опять лёгла кора, которую покрыли горячей смолой и прижали сверху стволами молодых деревьев, которые связали между собой верёвками. Получилось неказисто, зато надёжно.

+2

504

Глава 5
Июнь-июль.
Михаил.

   Изготовил новую партию глиняной посуды, а Андрей уже сложил солидную кучу золы, которую укрыл нашим «рубероидом» от дождя и ветра. Можно продолжать работы. Это я и хотел сделать, но у Сергея с Димычем произошло ЧП. Там, где они собирали рогоз, их пути пересеклись с лесными свиньями. Хрюшкам не понравилось, что кто-то стал шастать по их тропе, да ещё воровать сладкий корм. Назрел конфликт, который альфа-самец решил очень просто, загнав ребят в воду. Надо было восстанавливать наши попранные права. Причём обязательно под лозунгом – «сейчас прольётся чья-то кровь, сейчас, сейчас». Шашлык из свинины, сало, шкура – это убедительный довод, чтобы рискнуть выйти на тропу войны с этим зверем даже с медным ножом и копьём.
   На звериной тропе было отыскано деревце, которое подверглось жёсткой экзекуции. После этого оно стало похоже на виселицу, склонённую над тропой. Только в нижней его части мы оставили ветки с листьями. Нашей задумке это не мешало. Три дня мы ничего не предпринимали, пусть хрюшки привыкнут к изменившейся обстановке. На четвёртый день, с утра были на месте. К перекладине импровизированной виселицы примотали колья, после чего она стала похожа на массажную расческу. Под весом такого груза перекладина склонилась почти до земли. Впрочем, нас это не смутило. С помощью верёвки перекладину отклонили назад так, что дерево чуть не затрещало.
  Долго ждать не пришлось. Свиное стадо с шумом  вломилось на тропу, увеличивая ширину и без того не узкой тропинки. Как кнут хлопнула обрезанная верёвка и деревянный ёж, по дуге, ринулся к земле, набирая убийственную скорость. Хлопок привлёк внимание свиней, и стадо на мгновение остановилось, прислушиваясь к лесным звукам. Это сыграло роковую роль. Удар импровизированной булавы, рассчитанный на середину хрюшкиного стада, пришёлся по передним рядам. А точнее, под него попал вожак и одна крупная свинья. По лесу разнесся дикий свинячий визг. Свиньи кинулись в рассыпную, прокладывая в густом кустарнике новые тропинки. Свиной вожак, обливаясь кровью дико, вращая глазами и туловищем, кидался из стороны в сторону. Он искал своих врагов, чтобы разорвать, затоптать, убить. Да, недаром охотники опасаются секача не меньше чем медведя. Пожалуй, даже больше.
  Но как бы там не было, но противник не появлялся, благоразумно отсиживаясь на деревьях, а силы уходили. И вот на тропе уже не мечется, а просто стоит, расставив для устойчивости ноги, тяжелораненый зверь. Он ещё вращает глазами и даже поворачивает голову, из стороны в сторону. Но с каждым ударом сердца эти движения становятся всё медленнее и медленнее.  Наконец он замер, постоял ещё минуту, потом его передние ноги подогнулись. Сначала он упал вперёд мордой, а потом завалился набок.
   Мы не стали сразу трогать эту грозную зверюгу, а кинулись по следу раненной свиньи. Она нашлась в 500 метрах от места засады. Не смотря на ранение, она была на ногах, хотя двигалась с трудом. Свинья была одна, и это решило её участь. Будь рядом кто-то из её сородичей, мы бы не решились на это. Один нож и копьё не слишком убедительный довод для этих животных. По крайней мере, не в наших руках. Мы не родились в лесах и не ходили с рогатиной на медведя. Но с одной обессиленной, тяжелораненой свиньёй, мы как-нибудь справимся. Сначала мы просто кидали в неё палки и камни, благоразумно прижимаясь ближе к деревьям. Первое время свинья пыталась уйти от нас. Так продолжалось около 20 минут. Наконец свинья остановилась и перестала реагировать на попадающие в неё палки и камни, хотя осталась стоять на ногах. Копьё, брошенное с 5 метров, вонзилось ей в шею, она бросилась в сторону и даже пробежала несколько десятков метров. Но всё было кончено. Ещё полчаса ушло на то, чтобы донести деликатес до места засады. Дорогу до нашего лагеря нельзя назвать прогулкой. Свинья была весом под 100 килограмм, а самец точно тянул на полтора центнера. Пришлось соорудить волокуши, потому что никто не горел желанием заработать грыжу.

*****

   Два дня шла разделка свиней. Мясо коптилось, сушилось и вялилось. Даже попробовали законсервировать часть свинины в глиняных горшках. Сделали 16 горшков тушёнки по 5 килограмм, но 3 из них испортились. Это понравилось ракам, что жили ниже по течению. Отдельно надо сказать о кувшинах, что пошли под консервацию. Их прокоптили на ольховых опилках, после чего они почернели. Кувшины тщательно промыли с песком и цвет изделий сменился на коричневый. Смысл этих действий заключался в том, что все поры в стенках сосуда закупоривались смолой и кувшины стали водонепроницаемы. Мясо варили прямо в этих горшках. Потом закупорили горячими крышками, обмазали смолой и прикопали возле ручья. Надеемся, что наши консервы смогут сохраниться продолжительное время.
    Сергей порадовал нас колбасой. За неимением мясорубки, её роль пришлось исполнять нам. Измельчать мясо медным ножом, то ещё удовольствие.  Но копченые колбаски, с лихвой перекрыли эти неудобства. Дмитрий вспомнил анекдот, про свинью на костылях. В результате, из голов и копыт наготовил холодца с черемшой. Обжираловка продолжалась пять дней. Всё это время место стоянки никто не покидал. Это благотворно сказалось на работах внутри лагеря.
   На шестой день праздник живота закончился. Решили что шкуры хрюшек пойдут на обувь и фартуки кузнецам. Мясо либо съели, либо переработали. Лучшую часть сала засолили, а остальное перетопили на жир. Жир, в наших обстоятельствах, очень важный продукт. Я не только о кулинарии, но о быте и химии.

*****

   На 7-ой день после охоты, все занялись своими делами. Вся соль ушла на засолку, поэтому Дмитрий с Сергеем ушли за новой партией каменной соли. Мы с Андреем остались в лагере.  Дмитрий явно отлынивал от свой работы алхимика. В итоге на меня свалилась вся ответственность за химическую промышленность нашего поселения. Для начала я занялся получением щёлока. Это мыло и многое другое. В частности он потребуется для выделки шкур. Первоначальный этап не сложный. Набил пару 10-ти литровых горшков золой, залил горячей водой и оставил отстаиваться возле костра. Пару раз сменю золу, потом профильтрую через мох и получу раствор щёлока. Когда захочу получить поташ, выпарю раствор и всё. Но я так думаю, что когда мне потребуется поташ, вода из щёлока, испариться естественным образом.
   Есть ещё одна химическая реакция, которую я хотел попробовать практически. Но для неё мне нужен не только щёлок, но и спирт. Технический спирт я получу из той же древесины. Подойдут берёза, ольха или осина, только кору надо удалить.  Пять кувшинов, глиняные трубки и известь, вот в принципе все, что мне нужно. Один кувшин будет исполнять роль котла, другой сделаем по принципу самогонного холодильника. Пришлось помучиться с изготовлением змеевика, но голь на выдумку хитра. Змеевики сделал по методу Андрея. Распарил ветки нужного диаметра и длины, свернул их спиралью и обмазал глиной. Когда глина высохла, выжег древесину из трубок на костре. Прочистил трубки от золы прутиком и промыл. Сделал сразу три змеевика, так что у меня ещё два осталось в запасе. 
   Дальше всё просто. Сначала использовалась схема обычного самогонного аппарата – кувшин-котёл с дровами, холодильник со змеевиком и приёмная тара, куда должен собираться конечный продукт. Температуру старался держать в границах 150-160 градусов. При такой температуре, дрова начинают принимать буроватый оттенок, и первоначально начинает выделяться углекислый газ. Всё делалось на глазок. Собрал самогонный аппарат и процесс пошёл. В приемном кувшине начал скапливаться древесный спирт и уксусная кислота в соединении между собою. Потом пошла густая маслянистая жидкость — деготь. Если степень нагрева повышать дальше, дегтя будет выделяться больше, а древесного спирта и уксусной кислоты меньше. По окончании перегонки в приемнике, сверху, окажется небольшое количество скипидара. Разделить эти продукты легко. Вычерпываем скипидар, потом смесь древесного спирта с уксусной кислотой. На дне приёмника остается деготь, а в кувшине-котле, на радость Андрею, древесный уголь.
Труднее отделить древесный спирт от уксусной кислоты. Для этого нужно устроить новый аппарат. Три кувшина, ставим на одинаковой высоте от очага. В один наливаем смесь древесного спирта с уксусной кислотой, в два других, на 2\3, раствор извести. Всю эту систему соединяем трубками и выводим на холодильник. Смесь в первом сосуде взрывоопасна. Поэтому нагрев стараемся производить медленно, пытаясь поймать момент, когда смесь закипит. Есть! Пошёл процесс. Пары древесного спирта и уксусной кислоты по трубкам попадают во второй кувшин. Уксусная кислота вступает в реакцию с известью, а пары спирта, по трубке, устремляются дальше, к третьему кувшину. Там происходит окончательная очистка и в холодильник поступают только пары метилового спирта.
   Уксусная кислота, превратившись в кальциевую соль уксусной кислоты, осела на дно второго и третьего кувшина. Я её извлёк и окончательно выпарил из неё влагу. Если эту соль обработать соляной или серной кислотой то можно получить: уксусную кислоту, уксусную эссенцию и ацетон. Хотя, ацетон можно извлечь в том же аппарате, простым нагреванием кальциевой соли уксусной кислоты. На выходе получим ацетон и карбонат кальция, а проще говоря, мел.
После выпаривания, в первом сосуде остаётся осадок - это деготь.
Почти пять дней я провёл возле своего перегонного аппарата и решил работы на этом поприщё притормозить. Теперь у нас есть дёготь, смола, метиловый спирт, скипидар и ацетат кальция. Ацетон решил пока не делать. Хранить ацетат кальция или, иначе говоря, кальциевую соль уксусной кислоты гораздо удобнее, чем ацетон.
  Я хоть сейчас могу сделать дизельное топливо. Жир, спирт, карбонат калия, а в простонародье поташ, это всё у меня есть. Вместо жира можно применить любое масло. На выходе будем иметь три субстанции – дизельное топливо, грязный глицерин и мыло. Вопрос только в том – а оно нам надо? Просто будем иметь это ввиду.
   Ещё, на этом же перегонном аппарате, можно получить канифоль и скипидар из живицы, а проще говоря, сосновой смолы. Но её собрали мало, да и потребности в канифоли пока нет.
Сделал мыло.  Нагрел топлёный жир и вылил в щёлок. На малом огне довёл до кипения. Скоро этот «суп» стал похож на кисель. Это называется жидким мылом или мыльным клеем. Добавил немного обычной соли. В вареве образовался кусок, мыльное ядро. Ещё добавил щёлока и соли. Кусок подрос. Вытащил, дал высохнуть и стечь щёлоку. Потом нарезал на куски. Извольте мыться.

*****
   За работами по лагерю, я не забывал о своей прямой обязанности – исследование флоры и фауны. Поскольку животный мир и так исследовался Сергеем с Дмитрием, то основной упор я сделал на растения. Это выразилось в 100 литрах браги из корней рогоза. А что Вы хотите? Меня поймали на слове и за 5 дней натащили громадную кучу корней камыша и рогоза. В корневищах этих растений 40-50% крахмала и 10-12% сахара.
   Для приготовления качественного самогона применяются крахмал и сахаросодержащие продукты. Особая ценность сырья содержащего крахмал состоит в его высоком содержании, от 15 до 70 % и сахара от 2 до 6 %.   Крахмал главный углевод злаковых культур и картофеля. Под воздействием ферментов преобразуется в простые сахара, которые при брожении переходят в винный спирт. Но я не я буду, если помимо спирта не получу – сахар, крахмал, глюкозу.
   С крахмалом всё просто, он не растворяется в холодной воде. Для его получения перетираю мякоть из нижней части ствола, которую называют кочерыжкой. Для этого использую камни. Осторожно промываю полученную кашицу холодной водой, сливая полученный сахарно-крахмальный раствор в котёл. Крахмал тяжелее воды и оседает на дно, сахар растворяется, какие-то ошмётки плавают на поверхности. На дне котла образовались два слоя – нижний, белого цвета и верхний серого. Ошмётки собираю и выкидываю. Раствор аккуратно сцеживаю с помощью глиняных трубок в кувшин. Деревянной лопаточкой снимаю серый, верхний слой и на дне остаётся светлый слой - крахмал. Осталось его просушить, только не под солнцем и всё.
    Теперь принимаемся за раствор, в котором находится от 2 до 3% сахара. Упариваю в 5 раз и заливаю им кашицу полученную из мякоти корневищ. Когда раствор остывает добавляю затравку. Я изготовил её из перетёртых зёрен диких злаков, замоченных в воде. Бражка готова. Дальше по обычному сценарию изготовления самогона. Конечно, это долго, нудно, муторно и брага получается с очень маленьким градусом, но… Как умеем так и делаем.
  Из крахмала можно получить глюкозу и сахар, что в итоге может превратиться в самогон. Но меня интересует сахар. Для этого мне нужна жженая кость, мел, серная кислота и медный котёл. Именно медный. Если такого нет, то в раствор надо положить, что-то медное. По бытующим слухам медь является катализатором. Впрочем, как и кислота. В химических реакциях она не участвует. Сколько её было сначала, столько и останется в конце процесса.
   К серной кислоте особых требований нет. Она может быть и слабой концентрации. Серу получаем из пирита самогонным методом. Сжигаем серу и выделившийся сернистый газ, пропускаем через воду. В итоге получаем серную кислоту. Получаемую данным способом серную кислоту называют контактной (концентрация 92-94 %). Жалко, что у нас только одна литровая стеклянная бутылка. Пока хранить серную кислоту больше не в чем. http://s1.uploads.ru/t/p4Ji6.jpg

     Жженую молотую кость или животный уголь можно получить прогреванием в закрытом сосуде. Чего, чего, а костей у нас хватает. Но я решил воспользоваться древесным углём. Считается, что он немного хуже обесцвечивает сахар, но мне это по барабану. Пусть сахар будет чуть с желтизной, что с того?
    Нагреванием кальциевой соли уксусной кислоты, в перегонном кубе, получил ацетон и карбонат кальция, в простонародье мел. Но ацетон мне пока не нужен и я отправил его в кладовку.
   
*****
   И вот наступил день, когда я приступил к варке сахара.  До этого я хотел сделать просто сироп из корней камыша. Рецепт прост. Один килограмм корней тщательно вымыть, измельчить и варить в течение 40-50 минут в 2 л воды. Отвар слить в отдельную посуду, корни залить 1 л воды и варить еще 20 минут. Отвар слить в посуду с первой порцией отвара, уварить до 0,5-1 литра - получится сладкий сироп. Просто и есть чем жизнь подсластить, но мы не ищем лёгких путей! Будем делать самый настоящий сахар.
    Раствором серной кислоты, концентрацией в 30-60% залил крахмал и поставил котёл на огонь. До кипения не доводил, старался держать температуру около 80 градусов. Чёрт! Надо что-то придумать с градусниками. Это «на глазок» когда-нибудь «вылезет боком». Помешиваем, помешиваем. Через пару часов надоело. Зову Андрея и он  сменяет меня возле котла с этим адским варевом. Меняю его через три часа и засыпаю в котёл древесный уголь. Его нужно добавить примерно 10% от общего объёма содержимого котла. Снова помешиваем, помешиваем. Через час начинаю подсыпать в котёл мел. Жидкость вскипает, это выделяется углекислый газ. Продолжаю добавлять мел, не прекращая помешивать. Наконец кипение прекратилось, значит, вся серная кислота вступила в реакцию с карбонатом кальция.
   Сливаю жидкость через ткань (майку не пожалел) в другой котёл и даю остыть.  И тут происходит чудо! Начинается стремительная кристаллизация сахара.  Всё, что может кристаллизоваться -кристаллизуется. Остальное стекает на дно котла. По центру образуется белая с палевым оттенком сахарная голова - чистая сахароза! А вокруг буро-жёлтый сироп, это патока. Она приторно сладкая с выраженным вкусом добавленного мела и, вообще поганая на вкус и цвет. Но я попробую из неё выгнать самогон или сделать леденцы. Может, ещё что-нибудь придумаю. Зачем добру пропадать? Но это потом, в следующий раз.
   Достаю сахарную голову из котла и размещаю на солнце так, чтобы дать стечь всей патоке. Солнце придаёт сахарной голове в процессе сушки белый цвет. За один раз получил 5 килограмм сахара! Эх, повторить бы этот процесс раз так ...ацать, но камыша в округе не хватит, да и ребята возмущаться будут. Хотя… Если они хотят осенью и зимой пить виски, бренди, ром, коньяк и водку, то постараются. А весной мы наварим кленового сиропа, из которого получается не плохой сахар. Главное, что процесс прост. А клёнов здесь полно. А можно сделать сладкий сироп из берёзового сока. Правда, сахара в берёзовом, в три раза меньше чем в кленовом соке. Чтобы получить 1 литр 80% сиропа, надо выпарить 120 литров берёзового сока, но зато он предупреждает кариес зубов и даже останавливает его развитие.

*****

Ох, спина, моя спина! Я с трудом разогнулся. Всё. Последняя партия засушенных корней рогоза и камыша превращена в муку грубого помола и ссыпана в большие кувшины. Теперь мы с лепёшками и хлебом. Ну не совсем хлебом, но хоть что-то на замену есть.
  После обеда пойду за одуванчиками и земляничным листом. Корневища одуванчиков мы собираем всё время. Ребята на охоте и рыбалке, а мы поблизости от стоянки. Идея с каучуком из одуванчиков нас не покидает. За 3 месяца собрали около 150 килограмм. Да и кофе из просушенных и прожаренных до покраснения корней этого растения тоже не плохо. Земляничный лист хорошо заменяет чёрный чай. А всего-то надо собрать, сутки подвялить в тени, потом скрутить между ладонями рук и положить на день под мокрой тряпкой на солнце. Потом 40-60 минут прогреть до температуры в 100 градусов и чай готов. Иван-чай тоже не плох, но он относится к успокаивающим чаям и его хорошо пить перед сном.
   Вот подумал о чае и кофе и пить захотелось. Только чего-нибудь холодненького. А для этого у нас есть квас на берёзовом соке. Немножко сахара, горсть ягод и через 3-4 дня квас готов.

Отредактировано Филипок (19-02-2017 22:29:39)

+1

505

Филипок написал(а):

Сначала использовалась схема обычного самогонного аппарата – кувшин-котёл с дровами, холодильник со змеевиком и приёмная тара, куда должен собираться исходный продукт

Исходный в кувшине. А в приемнике - конечный.  Или, если планируется дальнейшая переработка, промежуточный.

+1

506

Кадфаэль написал(а):
Филипок написал(а):

Сначала использовалась схема обычного самогонного аппарата – кувшин-котёл с дровами, холодильник со змеевиком и приёмная тара, куда должен собираться исходный продукт

Исходный в кувшине. А в приемнике - конечный.  Или, если планируется дальнейшая переработка, промежуточный.

В приёмнике может собираться искомый продукт. Но по смыслу Ваш вариант - лучше.

+1

507

Кадфаэль и Oba
Спасибо за помощь. Следующую главу выложу 25 февраля.

Отредактировано Филипок (22-02-2017 12:30:31)

0

508

Глава 6.
Август. Год первый.
Сергей. Дмитрий. Михаил. Андрей.

Сергей.

   Берег был глиняный и выйти чистыми из воды на берег не удалось. Надо всё-таки сделать здесь мостки, ведь на тот берег ходим часто. Отмывались с Димкой по очереди. Один чистился и одевался, другой следил за местностью. Уже был случай, в такой же ситуации, когда нас чуть не съели. Саблезубая кошка пришла попить водички, а тут её на берегу обед ожидает. Помытый и без одежды. Спасибо какой-то птице, что подняла переполох, а то быть бы нам закуской. Тогда нам чуть снова в воду лезть не пришлось, чтобы подмыться. Теперь мы опытные.
    Наш поход за солью получился удачным. Это всё благодаря Димке, который в 17 веке эти места инспектировал. В результате мы прошли дальше и вышли к небольшому ручью, где было рассыпное золото. Как драгоценный металл оно нас не интересовало. Нам нужна посуда, которая устойчива к кислотам и щелочам. Ага, свинец, так, где его взять? Я имею ввиду, что поблизости его нет. А вот золото есть. Вот и намыли маленько. За 3 дня, 5 килограмм!
   На обратном пути не удержались и раскопали один из курганов в таинственном посёлке. Да это был посёлок. Строения глинобитные и на современную цивилизацию не тянули. Кроме глиняных черепков ничего не нашли. Дмитрий говорит что, это временный посёлок, которым пользовались в летнее время. Судить по ним об уровне цивилизации трудно. Может, здесь рядом есть шахта, а может это лагерь охотников. Дмитрий с Михаилом, в своё время, занимались археологией и ему можно верить.
   Я хотел ещё поковыряться, но Димыч меня урезонил. У него появилась интересная мысль – Аркаим.
- Понимаешь Серёга, Михаил конечно интересную теорию выдвинул, только кое-что не учёл. Он опирается на даты, что даёт нам официальная история. Только всё это под большим вопросом. Все, что было более 3 тысяч лет до нашей эры. Все эти химические, радиоуглеродные и прочие методы определения дат только теория. Вспомни, сколько раз они подгонялись. Я имею ввиду те, про которые стало известно. Думаю, что всё это фикция. Зато практически во всех народах, в преданиях, а то и письменно фигурирует цифра в 7 тысяч лет. Наверное, это тот промежуток времени, что отделяет нас от предыдущей цивилизации. Тогда нас закинуло на 6-8 тысяч лет до нашей эры, а не 18-25.
- Ха, а как быть с ледниковым периодом?
- Вот тогда получается, что сначала была предыдущая цивилизация, потом какие-то события и природная катастрофа. После этого и начался новый отсчёт, уже для нашей цивилизации.
- А где мы в этом временном отрезке времени?
- Думаю, прямо перед ледниковым периодом. Что случилось с этой цивилизацией? Это конечно вопрос, но есть ещё один. А вдруг ледниковый период начнётся сейчас? Завтра или через пару лет?
- Не пудри себе мозги. Вот вечером и обсудим. У Михаила голова не только для того, чтобы в неё есть.
- Ага. Вот барин приедет. Барин всех рассудит.
- Не барин, а человек который, как и ты много занимался этими вопросами. Вот когда вопрос будет о том кого убить или наоборот, чтобы нас не убили, тогда я, по твоей классификации буду барином. А если надо построить хоромы или поднять промышленность, то в этом вопросе Андрей барин.
- А я?
- А ты алхимик. То есть, ты барин в химии, политике и торговле.
   Вот так болтая ни о чём и обо всём мы, сгибаясь под грузом золота и соли дошли до лагеря.

*****

  Всё-таки на меня повесили выделку шкур. А как всё хорошо начиналось! Охота! Рыбалка!
   Сегодня все остались в лагере. Вчера вечером мы не договорили и решили сегодня, после обеда объявить общий отдых. Вон, Михалыч самогон гонит, а я пытаюсь закруглиться со шкурками оленей и зайцев. Весь процесс заготовки шкур занимает не один день и начался не вчера. Выделка шкур имеет много технологий. Я применил такую:
   Сначала свежие \парные\ шкурки очищаются от остатков мяса и жира. Если нет возможности сразу обработать шкурки, то их пересыпают солью и укладывают под лёгкий пресс. Свежие шкурки замачиваются в чистой воде на 4-8 часов и проводится удаление подкожно-жирового слоя. Этот процесс называется мездрением. Подкожный слой с остатками жировой и мышечной ткани срезается поверхностно, чтобы не задеть волосяные луковицы в толще кожного покрова. Промываем  с хозяйственным мылом, а потом проводится процесс пикеливания или квашения. Для первого варианта у меня нет химикатов, поэтому шкурки просто заквасил. Вообще-то для этого используется овсяная или ячменная мука, но у меня её нет, поэтому использовал муку из корней камыша. Состав сделал следующим образом: на каждый литр подогретой до 45 градусов воды брал 60 г соли и 100 г муки с предварительным настаиванием раствора в течение 8 – 10 часов. Потом сутки замачивания и просушка.
   Но это уже все сделано. Осталось дубление и жирование. С дублением обработанных шкурок всё просто. Взял кувшин, заполнил ивовой корой и мелкими веточками. Почему ивовой, а не дубовой? Возни меньше и от дубового отвара шкурки стягиваются и становятся жёсткими. Залил водой и поставил на огонь. Дал покипеть 30 минут, слил в другой кувшин и добавил соли из расчёта 50 граммов на литр. Забил кувшин шкурами и оставил в покое. Пусть постоит от 12 часов до 4 суток – это как получится. Осталось жирование. Для приготовления эмульсии для жирования надо в одном литре воды, подогретом до 45 градусов, растворить 200 грамм хозяйственного мыла, 80 грамм рыбьего, свиного или бараньего жира и 10 грамм нашатырного спирта. Но нашатыря или аммиака у меня нет. Можно конечно и без них, но не знаю, что получится. Так, что пусть наши химики гонят мне аммиак или я буду проводить процесс жирования в моче. Нечего кривиться, наши далёкие предки так делали и ничего.
  Всё, я готов к интеллектуальному разговору под коньяк. Какой коньяк? А я видел, что Михаил самогон два раза перегнал. Первый раз прогнал через угольный фильтр, а второй раз через дубовые опилки. Так, что точно коньяк, хоть и не самого высшего качества.

*****
   Хлюп, хлюп. Хлюп, хлюп. Нет, надо остановиться и просушить унты. Надо же было провалится в яму с водой по самое хозяйство. А вроде просто травка была. Ну, чуть притопленная в воде, но на яму с ледяной водой она не тянула. Сел на камень и стянул обувь. А Михалыч гад скалится. Шёл сзади и в яму не угодил.
- Михалыч, разожги костёр. Придётся обед раньше делать. Если я простужусь, к врачам обращаться не стану. По причине, что их здесь нет. А умирать от простой простуды, желанием не горю.
   Наш двухсуточный консилиум в лагере закончился тем, что решили отправить в сторону Западной Сибири разведгруппу в составе двух человек. На этот раз Димке обломилось, его припряг Андрей. Это потому, что на Мадагаскаре стеклом занимался он. Он подбирал составы и температурные режимы. Вот теперь, мы с Михаилом в походе, а Дмитрий с Андреем пытаются сварить стекло.
   Почему мы отправились в эту сторону? Да потому что именно в Западной Сибири, в 20 веке, вдоль хребта горного Урала, были найдены городища однотипные с Аркаимом. Михаил даже знал одно такое, в сотне километрах от Нижнего Тагила. Вот туда мы и направляемся. Пока я так рассуждал, появился Михаил без дров. Вид у него был взволнованный.
- Сергей! Обувайся. Пойдём, я тебе кое-что покажу.
- Что покажешь?
- Пойдём, там увидишь.
Я с неохотой натянул сырые и холодные унты и поплёлся за этим извергом. Прошли всего сотню метров, Михаил остановился и я встал рядом. Ну и что? Потухший костёр. Я такие уже видел на загадочном поселении. Стоп. Там они были занесённые землёй, а этот… Этот… Я присел у потухшего костра и присмотрелся. Взял уголёк и раздавил. Сунул палец в центр углей и ощутил еле уловимое тепло. Костру не более суток! Посмотрел на Михаила:
- Костру не более суток!
- Я тоже так подумал, что он свежий. Но вот что странно, нет никаких следов. Хотя могу сказать, что костёр, на этом месте, разводили неоднократно.
Я внимательно осмотрел местность возле стоянки. Действительно, нет ничего, чтобы что-то говорило о том, что здесь кто-то ел, пил, умывался и т. д. Единственное, что нашёл, это слегка примятая трава под сосной. Такое ощущение, что здесь кто-то спал в спальном мешке, не удосужившись даже подстелить лапника. Может и не спал? Может просто разожгли костёр, погрелись и не перекусывая пошли дальше? А нет, в траве виднеются иголки сосны, упавшие с лапника. Значит, лапник был, его просто куда-то унесли.
- Серёга! Иди сюда.
Голос Михаила раздался где-то слева и я направил свою тушку туда. Когда подошёл, то увидел, что привлекло внимание друга. Кто-то в небольшом болотце притопил лапник и ещё что-то, навалив сверху камни. Но ветки выскользнули из под груза и всплыли. Значит, таинственные незнакомцы здесь ночевали и постарались скрыть следы в воде. Тогда почему не прикопали кострище? Вопросы, вопросы.
- Знаешь Михалыч, мы тут больше ничего не выясним. Пойдём дальше.
Мы развели костёр на стоянке незнакомцев, подсушились, перекусили и пошли дальше.

*****
    Никакого поселения мы не нашли. Ни поселения, ни его следов. Видно оно появилось позже. Зато нашли следы стоянок людей. Именно стоянок. Самое странное, что кострища никто не прятал, а вот остальные следы пребывания тщательно уничтожались. Мы попробовали отойти от гор, но следы пребывания человека пропали, зато животных стало много. Настолько много, что ночевать стало опасно. Могли просто затоптать. А ещё были хищники и змеи.
  Так и получилось, что последнюю ночь мы не спали. Двинуться обратно в путь мы тоже не могли. Мы не местные хищники. А наступить на змею в темноте можно запросто. Этих гадов здесь полно. Последний день мы так и шли, распугивая живность в траве, впереди себя копьём. Утром не выспавшиеся, мы двинулись назад и когда после полудня достигли предгорья, свалились без сил. Отдохнули и не пообедав двинулись дальше в горы – подальше от равнины. К вечеру мошка практически пропала, трава стала ниже и реже, а жвачные животные вместе с хищниками остались где-то внизу. Наконец-то кое-как сварили ужин и перекусив, не дождавшись темноты, уснули. Слава Богу, в эту ночь, нас не сожрали.
   В лагерь мы вернулись через неделю.

*****
Дмитрий.

   Меня обидели – не взяли в поход. Вот кто они после этого? Под предлогом поиска хорошего песка я сманил Андрея в поход вниз по течению ручья. Наш кузнец сопротивлялся не долго, ему самому надоело постоянно торчать в лагере. За полдня мы достигли запруды, где мы устроили временную стоянку с Сергеем. Здесь Сергей переправлялся на другой берег. Там был выход каменной соли, что приманивало животных. А я ловил рыбу, сушил тину с затона и ставил петли на водоплавающих птиц.
   Перекусив на уже обжитом берегу отправились дальше. К вечеру, переправившись через пару ручьёв, которые вливались в нашу речку, остановились возле приглянувшегося взгорка. Ручей, впадающий в речку, делал петлю вокруг возвышенности, оставляя узкий проход на этот участок суши. Прекрасное место для ночёвки. Костер разожгли почти в проходе, перекусили и Андрей завалился спать. Он жаворонок, а я сова, мне утром дежурство не выстоять Я натаскал дров и уселся у костра. Чтобы не уснуть, достал дощечку с рисунком, деревянные заготовки и начал строгать. На дощечке был нарисован чертеж какой-то втулки. Наверное, это для прялки. За 5 часов успел выстрогать втулку и даже с помощью куска звериной шкурки и песка отшлифовал. Потом съел лепешку, испечённую из муки корней рогоза, запивая её чаем из листьев лесной земляники, с кусковым сахаром. Растолкал сладко спящего Андрея, всунув ему в руки кружку кофе из одуванчиков. Сам я кофе ночью пил, а сейчас, на сон грядущий лучше чай.
   Это мы удачно остановились. Вечером было не видно, остановились, когда стемнело. А вот сейчас, утром, когда стали умываться в ручье, увидели. Очень хороший песок. Вполне подойдёт для стекла. По крайней мере, так выглядело на глаз. Наверное, большую роль в нашем решении приняла мошка. Вот скотина! Даже умыться толком не дала. Быстро оделись, обмазали жиром с дёгтем все открытые места, выпили кофе, набрали песка и поспешили в обратный путь. Теперь дорога вела вверх и шли с грузом. Однако хоть и в полной темноте, но мы добрались домой в этот же день.

*****

   Песок промыт и просушен, щёлок ещё раз процежен и выпарен до состояния поташа. Что ещё? Ага, жидкое стекло или проще говоря силикатный клей. Вот с него и начнём.
   В горшок засыпаем смесь, состоящую из 1\5 части чистого песка и 4\5 весовых частей поташа. Эти компоненты необходимо тщательно растереть и перемешать. Нагреваем горшок до высокой температуры, пока содержимое полностью не растопится. Полученный в результате этой операции состав следует вымыть из сосуда горячей водой. Образовавшийся раствор и есть жидкое стекло.
Достаточно часто жидкое стекло используют при изготовлении огнеупорного раствора. В частности, в нашем случае это тигли, печь, домна, горн. Немаловажно и изготовление абразивных материалов, самых различных форм включая и абразивные диски. Конечно жидкое стекло не самый лучший связывающий материал, но даже в 21 веке, оно применялось для изготовления абразивных кругов и брусков.
  Хотя процесс не сложен и работы закончили быстро, но в этот день больше ничего не делали. Стекло начали делать на следующий день, с раннего утра. Решили сразу начать с оптического стекла. А что? Рецепт самого простого оптического, мало чем отличается от обычного стекла. Тут главное чистота материала и отработанные технологии. То чего у нас сейчас не наблюдается. Итак рецепт стекла под названием «крон» - 72 % SiO2, 18 % K2O, 10 % CaO. В нашем варианте это песок, поташ и известь. А что получится, то и получится.
    Варим стекло в закрытом сосуде, роль которого выполняет горшок сделанный из шамота. Это из-за того, что для растопки мы используем древесный уголь и сажа может попасть в расплав. В результате стекло получится темным. Температура для проварки должна быть достаточно высокой, выше 1500°С. Поэтому с печкой, после варки стекла можно распрощаться. Печь придётся перекладывать заново. Если бы мы хотели получить стекло для оптики, то уже на этом этапе до перемешивания, выбрали бы расплавленную массу по центру горшка. Это чтобы частицы от тары не попали в будущие линзы. А сейчас помешиваем расплав металлической палочкой с керамическим наконечником через дырочку в крышке. Потом полученный результат вылил в воду, где он растрескался и получились так называемые фритты.
  С этим мы управились до обеда. После обеда, чтобы получить более однородную структуру стекла, что очень важно не только для оптики, фритты перемололи и расплавили еще раз, с температурой до 1000°С. Теперь, чтобы расплавить стекло до состояния, когда с ним можно работать, нужно всего около 700°С. Но мы устали и переложили это на следующий день.
   Как не хотелось получить настоящие оконные стёкла, пришлось довольствоваться малым. У нас нет прокатного стана для стекла. Так, что на первых порах, придётся воспользоваться старой технологией. Для этого, возле печи, соорудили помост. Нагрели стеклянную массу до жидкого состояния и работа началась.
    Андрей наклонился с 1,5 метрового помоста и опустил конец металлической трубки с керамическим наконечником в расплавленное стекло. Набрав на него стекольную массу, легко выдул «баночку». Эта операция повторилась несколько раз. С каждым разом стеклянный пузырь становился всё больше и больше.
  Раздувая огромный, начинающий вытягиваться пузырь, Андрей в то же время «вымахивал» холяву. Вымахивание заключалось в том, что он совершал колебательные движения трубкой из стороны в сторону, не отнимая трубки ото рта.
  Работа эта была очень сложной и трудной. Только с третьего раза холява получилась метровой длины, с диаметром в 50 сантиметров, при постоянной толщине стенок пузыря. Я отрезал дно и колпак и вместе с Андреем перенес изделие на деревянные козлы, где оно медленно остыло. Холодный цилиндр разрезали сверху донизу, как режут обычное стекло. Алмазного и корундового резака не было, поэтому для резки использовали обычную закалённую сталь. Затем холяву вновь разогрели до мягкого состояния, развернули на медном листе и разровняли медной скалкой-каталкой.

Стекло получилось похожим на большую прямоугольную лепёшку и не страдало идеальной ровной поверхностью. Но главное оно было прозрачным, хотя и имело зеленоватый оттенок. Это из-за того, что в поташе, в виде примеси, присутствует железо.
   Нас охватил азарт и пока не сделали ещё 3 заготовки для оконного стекла и 8 трёхлитровых бутылок – не успокоились. Потом солнце предательски скатилось за горизонт и работу закруглили. Ничего не готовили, просто вскрыли один горшок с консервированным мясом, а запили это чаем с сахаром.
   Ещё два дня занимались стеклом. В итоге у нас стала получаться не плохая стеклянная посуда и стекло. Сделали 11 оконных стёкол 100 на 50 сантиметров, 26 трёхлитровых бутылок и много другой мелочи. Песок кончился, поэтому работы со стеклом решили свернуть. Песка нет, печь полностью развалилась, да и стекла на первое время хватит. На следующий день, ближе к вечеру, когда Андрей заканчивал переборку плавильной печи, а я пришёл с рыбалки и охоты, вернулись наши ребята. Пока Сергей с Михаилом приводили себя в порядок, я накоптил рыбы и сварганил шашлычок с диким луком. Можно начинать вечернее заседание под коньячок и хорошую закуску.

*****
- Раскопки на поселении надо продолжить. Сейчас, когда приближается осень и заготовки рыбы, мяса, грибов и прочего, соли потребуется много. Да и шкуры сейчас обрабатывать некогда значит, их тоже придётся засаливать. Вот надо эти два процесса совместить. В среднем на один поход, вместе с раскопками уйдет 2-3 дня. Значит, без вреда для нас можно раскопать ещё 3-4 кургана.
Андрей лежал на шкуре оленя, смотрел в небо и лениво жевал травинку. Сытный ужин под коньячок привёл его в благодушное настроение:
- Нее. Михалыч, ты не прав. А кто дом будет строить? А туалет типа сортир? А банька?  Вполне хватит пары курганов, а точнее двух походов за солью. Просто сходим все вместе.
Сергей поднял вверх шампур, требуя слова:
- А как же следы костров на западном склоне Урала? Это же шанс найти живых людей!
- А экспедиции в эту сторону, можно перенести на осень и даже зиму. Путь туда идёт по камню, и утонуть в грязи нам не грозит.
- Как это нет грязи? А в долине?
- А какой смысл нам туда идти? Все найденные следы человека наблюдаются по окраинам гор и выше. Видно те люди тоже не дураки. Не стали устраивать стоянки там, где полно хищников и ползучих гадов.
Андрей разлил из громадной стеклянной бутылки, по четырём зеленоватым рюмкам, напиток с громким названием «коньяк» и произнёс тост:
- Так выпьем за то, чтобы первые найденные нами живые люди были прекрасными леди!
Димка не удержался:
- Ага, и чтобы шёрстка у них была густая и шелковая, а хвост длинный!

Отредактировано Филипок (26-02-2017 17:55:06)

+2

509


    Не по теме. Ещё не закончено и не редактировано. Написано вчера - от ужина до сна. Промелькнула мысль и чтобы не пропала. Скорее всего так и оставлю в виде фант. рассказа, только маленько допишу о счастливым концом. А то грустного и так много. Ну и естественно подредактирую. Буду благодарен если Вы мне в этом поможете.







Обезьяны с гранатой.

- Витёк! Иди сюда!
- Чего?
- Глянь чего нашёл.
Витька вытер руки о траву, посмотрел на них, обтёр ещё раз о шорты и пошёл к дому, где на чердаке хозяйничал Мишка. Мама Михаила была родом из Дивноморска и теперь, иногда, приезжала в отпуск, с детьми к родителям.  Уже третий год, они с другом отдыхали здесь, что устраивало родителей обоих балбесов.  Это потому что отец Витьки был другом  его бати и вообще они были соседями. Родители работали в одной организации, а отцы были страстными рыбаками.
   Вот и сейчас старшая мужская половина пропадала в море.  Но Чёрное море, прочёсанное местным населением вдоль и поперёк, не хотело делиться рыбой с приезжими. Обвинив в этом детвору, которая криками распугивает всю рыбу в округе, сегодня, отцы отправились одни. От безделья молодняк занялся тщательным обследованием тех мест, куда собака свой нос не сунет.
   Михаил подошёл к лестнице, что вела на чердак:
- Ну чего там?
- Лови.
Под ноги Мишке упала большая сетка авоська с журналами «Техника-Молодёжи».  Он вытащил один журнал и начал его листать:
- Ну и что?
- Ну и то. Там есть как воздушного змея сделать и много чего другого.
- А зачем его делать? Пошёл и купил.
- Там не только про змея, там много чего есть. Там даже космический лифт есть.
- Это как, лифт прямо в космос что-ли?
- Ага. Погоди, я сейчас сам покажу.
Из дверного проёма на крыше показалась детская попа в шортах – вся в пыле и паутине. Ноги пошарили в воздухе и нащупали перекладину лестницы, Ноги стали спускаться и на солнечный свет появилась клетчатая рубашка и рыжая голова с панамкой, которая возможно раньше была белой. Наконец на землю спустился Мишка, изобразил руками отряхивание, чихнул и опустился возле авоськи. Быстро вытащил один журнал и бухнувшись пятой точкой на землю, раскрыл свою находку:
- Во, смотри. Видишь? Прямо в космос на лифте!
Детские головы склонились над печатным изданием 80-х годов прошлого века. Двор, который совсем недавно был заполнен детскими голосами, затих. Это вызвало обоснованные подозрения бабушки Маши. Давно известно – если дети затихли, значит, они готовят какую-то пакость. Но в этот раз подозрения не оправдались. Выглянув во двор, Мария Дмитриевна облегчённо вздохнула. Слава Богу! Теперь, как минимум на час, можно успокоиться. Можно даже сбегать в магазин. Что было и сделано. А зря. Зря . Если бы она послушала о чём говорят дети, может и не случилось бы то, что случилось.

*****

   Витька и Мишка действительно увлеклись старыми журналами. Было чем увлечься. По сравнению с современной литературой для подростков, в которой сплошь была фэнтэзи и ничего для рук, которые так и чешутся, в «Технике-Молодёжи» было полно идей. Часть идей можно было воплотить в жизнь,  даже детям! И если космический лифт, так и не появился, финансово преобразовавшись в «Рублёвку» и яхту Абрамовича, то в журнале было ещё много чего. Да, реактивный подземный бур был продан за границу, а атомный ракетоносец так и остался только в чертежах – пусть так.  Им это всё равно. Это очень интересно, но это для взрослых. Зато есть много других идей, которые им по силам.
   Через 5 минут они сидели в беседке и бурно обсуждали очередной проект. В данный момент решалась проблема – нужна ли бабушке яма с навозом, которая будет подавать газ в дом:
- Витька! Ты здесь прочитай. Видишь? Для полного газифицирования одного дома, надо не менее четырёх коров, а у бабушки даже козы нет.
- Нет, так будет. Будет молоко продавать. Знаешь, как его летом покупают?
Довод был серьёзный и Мишка даже задумался над тем как уговорить  Марию Дмитриевну купить коров. Но в этот момент его посетила другая мысль:
- Вить, а Вить? А где коровы будут жить?
Как где? В сарае – сказал Витька и замолчал. Сарай это было святое. Это было их место. Такой интересный план рухнул, не пройдя стадию проектирования.
- Может, ещё чего-нибудь поищем? – сказал Мишка, тоже понимающий, что сарай отдавать нельзя.
- Давай.
Две вихрастые головы снова склонились над очередной страницей.  Если бы Мария Дмитриевна знала, до чего додумаются эти гении 21 века, то она бы и коров купила и свой дом под коровник отдала. Но она была в магазине и не услышала дальнейшего разговора.

*****
   -  А может ноутбук попросить?
- Нет,  нам за это по мотоциклу положено. Никак не меньше. Только это не скоро будет. Как минимум год надо ждать.
- А может ноутбук, но сейчас?
- Лучше и то и другое, но всё равно год надо ждать. Если мы сейчас просто идею выложим, то нам по шоколадке купят и всё. Надо сначала сделать.
  Два друга в шли в сторону стройки на окраине городка. Под честное слово, что они пойдут не к морю их отпустила бабушка. Правда, что они идут на стройку они тоже не сказали. На стройку их тоже не отпустят, да ещё поинтересуются, зачем.  А говорить правду не хотелось.
    В очередном журнале «Техника молодёжи» друзья наткнулись на идею молодых учённых увеличить рыбное поголовье на морских просторах нашей  Родины.  Идея была проста и оригинальна. Накормить планктон и мелких животных обитающих в верхних слоях морей. Для этого нужно поднять с глубин к поверхности останки погибших животных и растений. Но как? А просто. Прокинуть гигантскую трубу  из глубин к поверхности. Сначала достаточно  только создать движение воды снизу вверх и всё.  Вода на глубинах холоднее, чем на поверхности, на десятки градусов. Двигаясь по трубе, она прогревается и поднимается выше. Создаётся естественная тяга. Таким способом на поверхность попадёт корм для планктона, а значит и для рыб. Рыбное поголовье, на таких кормах резко увеличится.
   Ребятам эта идея очень понравилась. Вот это будет рыбалка, если у них получится!  Надо только найти такую трубу. Правда встаёт вопрос с мощной помпой, но она нужна только на несколько часов, а потом её можно вернуть на место. С трубой сложнее. Вернуть её не получится. Но ещё сложнее, где её взять, а главное как её доставить на место. Взрослых такой вопрос загнал бы в тупик. Но они не взрослые, они дети. Проблему решили в течении 5 минут.
- Мишь, а Мишь? А труба обязательно должна быть железной? – Витька вопросительно посмотрел на друга.
- Там не сказано. А если она будет не железной, то что? Её водой сожмёт? Нет не сожмёт, внутри тоже вода. – Теперь Михаил посмотрел на Витьку, продолжая продолжения.
- А если её сделать из материи, то она слипнется изнутри.
- А я знаю! А я знаю! – Мишка запрыгал на месте – Надо внутри упругие кольца вставить!
- А я знаю, где уже есть труба из материи с такими кольцами – Сказал Витька. Друзья глянули друг на друга и дружно выкрикнули  – Стройка!
   
*****
    Стройка! Как много в этом звуке, для сердца детского слилось, как много в нём отозвалось! Лучше нет места, где можно поиграть в войнушку, в прятки, в казаки-разбойники. А поиски кладов? Если Вы думаете, что для сторожей строящихся объектов, воры самая главная головная боль, то ошибаетесь. С ворами всё понятно, а как поступать с детьми? Позвонить в полицию? Ага, так она и приедет детей гонять. Кинуть палкой или выстрелить в воздух? А если кто-нибудь со страху упадёт и что-нибудь себе отшибёт? Да потом родители насмерть зашибут, а если не зашибут, то засудят. Прогнать? Да им это только в радость. За одним, один раз побегаешь, в следующий раз, дети со всего района сбегутся, в догонялки поиграть.
   Эта стройка, имела ещё одно приспособление для игр. Чтобы рабочие не кидали с верхних этажей мусор, а он не разлетался на целый квартал, с верхних этажей, спускались матерчатые рукава. Вот где проверялось кто не трус. Правда, часто внизу таких смельчаков, ловил сторож и не смотря на все законы, проводил ременное внушение, но это такие мелочи.
   Рабочий день уже закончился и друзья, сжимая в руках кусачки с плоскогубцами, прошмыгнули в строящееся здание. Они оказались не одни.  Среди местной ребятни хватало любителей пощекотать нервы. Надо было только дождаться когда сторож пойдёт пить чай, забраться на 16 этаж и прыгнуть в трубу, расставив руки и ноги в стороны. Потом с диким криком проскользнуть до окончания мягкой трубы и быстро смыться. Так как сторож не дремал, и задержавшемуся доставалось по филейной части.
   Быть бы друзьям битыми, так как местные ребята любили задирать приезжих, но Витька их опередил, выложив им страшную тайну.  Прыжки были забыты. Такой гениальный план требовал немедленного исполнения, о чём им сообщил главарь местной шайки, Сергей. Тут же разработали генеральный план и  распределили обязанности. Сергей с пятью ребятами оттаскивает за забор матерчатые трубы, Витька отвлекает сторожа, а Мишка обрезает крепящую проволоку.
   Наконец договорились и каждый принялся за исполнение своих обязанностей. Поднимаясь с этажа на этаж, Михаил, методично перекусывал кусачками проволоку, придерживающую матерчатый мусоропровод. Достигнув 16 этажа, он нашёл верёвку, привязал её к первому ободу мягкой трубы и стал ждать. Не прошло и десяти минут, как снизу донёсся свист. Сделав два оборота верёвки вокруг какой-то трубы, Мишка перекусил крепящую проволоку и стал постепенно отпускать верёвку. Мусоропроводная труба стала медленно опускаться, но благодаря кольцам она складывалась как меха у гармошки. Снизу поторопили свистом и Михаил стал стравливать верёвку быстрее. Это не прошло даром. Ладони, ободранные быстро скользящей верёвкой будто горели. Пришлось поискать рабочие рукавицы, которые без проблем нашлись тут же на крыше. Спуск второй и третьей трубы прошёл без проблем. Это ребятам внизу было тяжело. Хотя их было шестеро, но одна 45 метровая труба весила почти 100 килограмм.  Потом, почти час была тишина, Начало темнеть и сторож после чаепития вышел в очередной обход. В этот момент, с противоположной стороны дома, чем-то загремел Витька. Сторож сделал «стойку», разве только ушами не зашевелил,  да хвостом не замахал. Прислушался и быстро засеменил, огибая стройку. Как только он скрылся за углом, Мишка спустил последнюю трубу, которую ребята быстро уволокли за забор. А Витька продолжал дразнить сторожа, отвлекая его внимание. Быстро пролетев все 16 этажей, Михаил подбежал к лампочке и бросил в неё камень. Попал. Теперь осталось только громко свиснуть и убежать. В темноте сторож до утра не разберётся, что мусоропроводов нет.
    Четыре садовых тележки, поскрипывая в темноте от тяжести, медленно передвигались в сторону моря. Все знали, что им влетит, но настроение было отличное. У них получилось. И вообще у них всё сложилось отлично. 15 летний Сергей, который руководил этой группой ребят, пообещал пригнать лодку с мотопомпой. Его старший брат работал на откачке воды с небольших барж, судов и яхт, а завтра выходной. Что ещё скажешь? Повезло.
   На следующий день в городе появились 8 мальчиков ангелов. Всё что не попросят родители, всё сделают.  Родители есть родители. Они знают, что когда дети становятся паиньками, значит сделали какую-то пакость. А если не сделали, значит готовятся. В таких случаях, самый лучший вариант, это когда они хотят попросить, что-то особенное. Дети не разочаровали и попросили деньги на новый 3D мультфильм и на мороженное. Взрослые облегчённо вздохнули. Даже разрешили погулять до темноты.
   Суббота! Это такой день, когда во второй половине дня, взрослым становится не до детей. А зря. Зря никто не обратил внимание на подростков, которые с покряхтыванием, загрузили что-то в моторную лодку и отчалили от берега. Затарахтел мотор и судно стало удаляться от берега.

*****
Тридцать минут спустя.
- Витёк, что там?
- Порядок, до дна более 200 метров. У меня верёвка такой длины, а до грунта не достала.
Четверо ребят засуетились. Остальных пацанов просто не взяли. Лодка была перегружена и места не хватало.  В воду медленно спускался матерчатый рукав диаметром более метра. Три раза спуск на минуту останавливался, но потом снова продолжался.  Рукава были сборными и легко соединялись. Наконец весь рукав мусоропровода ушёл в воду и его верхний конец закрепили внутри надутого баллона от  «КАМАЗа».
- Держится?
- Держится. Теперь только откачать осталось.
- Ну-ка, мелюзга, посторонись. -Серёга с видом солидного мужчины согнал всех на корму, а сам занялся мотопомпой. Этот агрегат был гордостью брата. Он снял его с какого-то крупного судна и он имел большую мощность, о чём можно было судить по почти полуметровому откачивающему шлангу. Да и его вес говорил об этом. Не смотря на солидный размер лодки, мотопомпу пришлось устанавливать почти по центру посудины.
   - Серёга!  Она, что там не качает?
- Какое не качает, вон какой напор. Ждать надо.
Под шум мотора ребята стали ждать. Прошло ещё 3 минуты и из помпы полилась мутная вода.
- Фу, как воняет! Серёга! Выключай, выключай.
Мотор заглох, но вонь не пропала. Наоборот она даже усилилась.
- Витька глянь, она сама течёт – Михаил рукой указал на баллон от «КАМАЗа», через края которого выплёскивалась мутная, морская вода.
- Всё, я сейчас задохнусь. Отъедем немного.- Сказал Сергей и завёл мотор.
Лодку отогнали на 100 метров, но вонь добралась и сюда. Отъехали ещё. Но даже отсюда было видно как из центра автомобильного баллона бъёт фонтан высотой почти в метр.
- Всё ребята, дело сделано. Теперь рыбы в следующем году будет море. – Михаил протёр глаза которые отчего-то щипало – Поехали домой, а то все пропитаемся этим запахом.
   Но уплыть далеко они не успели.

*****
  Архан сидел боком к пульту и задрав ноги положил их на кресло второго оператора. Второй оператор появлялся только в случае реальной опасности, но такое случалось редко. Точнее на его практике такого вообще не случалось. Он сам был тут лишний. Автоматика прекрасно справлялась и без него. Метеоритная защита ещё не разу не запросила помощи человека. Опасность исходила от самой Земли. Точнее от человечества. Природные катаклизмы просчитывались заранее и сценарии десятки раз проигрывались, прежде чем выбирался нужный. Не самый лучший на данный момент, а оптимальный. Можно заморозить движение земной коры и тогда не будет извержений, цунами, землетрясений. Тогда не будет человеческих жертв, но.. Тогда Земля перестанет обновляться, остановится движение магмы и ядра планеты. В итоге Земля умрёт.  Живое всегда находится в движении. Поэтому надо следить, чтобы такие подвижки планеты не привели к глобальным катастрофам, не более.
  А вот человек это другое. Пойди просчитай, что у него на уме? Возьмёт и нажмёт кнопку. Но с этим ладно. Мы знаем где эта кнопка, да и запуск ракет требует времени. Уйму времени, можно даже успеть перекусить, прежде чем прервать такой сценарий. Но как быть с незапрограммированными вариантами. Как они там про женщин говорят? Обезьяна с гранатой. Вот они все с этой гранатой. Они сначала делают, а потом смотрят, что получится. Пока бегали с каменными топорами ещё ничего, а теперь? Сколько можно им ломать их этот коллайдер? А они ведь всё больше и больше строят этих ускорителей. Так и не уследишь. Пора их в каменный век опускать, ох пора. А то ведь сами себя изничтожат. Что же до них до сих пор не дойдёт, что сначала духовное, потом теоретическое и только потом материальное. Пятый раз с нуля цивилизацию запускаем и всё без толку.
  Раздались короткие, тревожные гудки. Архан скинул ноги и развернулся к экрану.
- Сиг, доложи причину тревоги- обратился он к компьютеру.
- Резкое накопление сероводородной массы на поверхности Чёрного моря.
- Это не причина объявления красной опасности. Изложи подробнее.
- Первое вмешательство потребовалось 7,5 тысяч лет назад. На тот момент в этом районе находилось большое пресноводное озеро, расположенное на тысячу метров ниже нынешнего уровня океана. В результате биологической катастрофы,  там скопилось более 30 квадратных километров биологических останков. В водах озера начал образоваться и быстро скапливаться сероводород, который в огромных количествах стал выходить на  поверхность. Возникла угроза химического отравления планеты в результате кислотных дождей., Было принято решение законсервировать этот объект. Для выполнения этой задачи было принято решение законсервировать Черноморскую низину. Для этого был создан канал соединяющий, через ряд морей, котловину с водами Морского океана.  низину были запущены воды Мирового океана. В результате этих действий и кратковременного применения гравитационного поля, удалось большую часть сероводорода растворить в морской воде. Сверху, сероводородный раствор, прикрыл 400 метровый слой океанской воды, что дало гарантию безопасности на ближайшие тысячелетия. На данный момент в Чёрном море находится 20 квадратных километров сероводорода.
    В 1927 году в результате землетрясения в районе Сочи, сероводород поднялся на поверхность. Мы своевременно среагировали, но несколько дней, море пылало от газов которые сумели прорваться на поверхность.   
   В результате активного вмешательства человека в природу планеты, появилась опасность планетарной катастрофы. Сероводород стал подниматься к поверхности. Уже в 80-х годах прошлого столетия он поднялся до отметки 125 метров. А за последние 30 лет процесс ускорился. Уровень опасного слоя поднялся ещё на 50 метров. А у юго-восточного побережья Чёрного моря, сероводородный слой уже находится на глубине всего 30 метров.
- Почему не был запущен процесс  превращения сероводорода в более безопасные природные соединения?
- Было решено оставить человечеству этот легкодоступный источник водорода. Сероводород достаточно нагреть до температуры 450 градусов, чтобы сера превратилась в жидкое вещество и выделился водород.
- Зачем им водород?
- Ваши предшественники решили, что для человечества это будет идеальное экологически безопасное топливо. Дешёвое, легкодоступное и безопасное для природы. Из других химических соединений его извлечение энергоёмко и не безопасно для экологии планеты.
- Что-то они его не спешат извлекать.
- Да, человечество предпочло пользоваться более ядовитыми и дорогостоящими энергоносителями. Но у нас истекает время. Я жду вашего решения.
- Покажи, что произойдёт если мы не вмешаемся.
На экране показалось  Чёрное море. На его поверхности, помеченный компьютером голубым свечением, смешиваясь с воздухом, расползался сероводород. С боку изображения на экране, в зону с сероводородом, вошёл прогулочный катер. И вдруг… В море, как будто разорвалась гигантская вакуумная бомба.  Море вогнулось, и во все стороны побежала гигантская, 200 метровая морская волна. Но не это было самым страшным. С сероводородного раствора, который тысячелетия хранился на дне Чёрного моря,  как одеяло, был сорван слой морской воды. В результате гидравлического удара, освобожденный сероводород, вырвался в атмосферу. Вторая волна, но теперь воздушная, побежала вокруг земного шара. Но ей не суждено было убежать далеко. 20 кубических километров сероводорода смешавшись с воздухом, взорвались. В течении всего 10 минут в космос унесло до 90% атмосферы, но и это было ещё не всё. В результате гигантского взрыва, планета получила мощный толчок запустивший тектонические процессы. Земля встала на дыбы. Сдвинулись материки, тысячи вулканов кинули в безвоздушное небо, миллиарды тонн пепла и лавы.
   Архан сидел бледный как мел. По его лбу тёк пот. Он даже не замечал, что компьютер ведет отсчёт. Отсчёт того времени, после которого он уже не сможет изменить этот сценарий.

+2

510

Глава 7

Конец саблезубой кошки. Гигантский питон. Заброшенный посёлок.

Вот гадина! Ну, ничего, теперь твоя лафа кончится! Над головой щебетали птицы, а лёгкий ветерок покачивал ветки деревьев. Я стоял возле сосны и держал в руках окровавленный обрывок верёвки. Очередной заяц, пойманный моим самоловом, нашёл своё последнее пристанище в желудке саблезубой кошки. Эта скотина повадилась очищать мои ловушки. Но беда не только в этом. Она перестала бояться запаха человека, а это чревато. В очередной раз может решиться напасть и на меня. Но не всё коту масленица, а точнее кошке. В этот раз её ждёт неприятный сюрприз. Привязываю стальной крючок размером с мизинец, на стальном поводке к живой куропатке. Это моя приманка, хотя это не куропатка. Похожа, но в два раза крупнее. Просто мы не знаем, что это за птица. Но за серый окрас и привычку кормиться зёрнами злаковых на полянах и открытых местах, дали ей такое имя. Всё, приманка трепещется возле березы, к которой я её привязал.
   Михалыч говорит, что от этой кошки тоже есть польза. Она, защищая свою территорию, не пускает сюда других хищников. Да волков я здесь не видел, но и делиться своей добычей не намерен. А волчьи шкуры тоже пригодятся. Хотя, кто его знает, может я делаю только хуже. Волк животное стайное, зато не прячется на деревьях, а его шкура очень даже хороша для тулупа или шапки.
   Андрей долго матерился по поводу, что мне приспичило с этим стальным поводком:
- Серёга пойми, нет у меня сейчас инструмента, чтобы волочить проволоку. Крючок я тебе откую, а с проволокой придётся подождать.
Но всё-таки я его «достал» и он выковал мне этот поводок. Именно выковал. Сказал, что этот поводок заговорённый. Точнее оговорённый матом. А мне всё равно – заговорённый или оговорённый, лишь бы сработал.
http://s1.uploads.ru/t/XS4nc.jpg

  Так рассуждая про себя, я дошёл до следующей ловушки, которая называется подвешивающим капканом. Пусто. Оно и понятно, если недалеко от этого места, закусывали твоим собратом, то вряд ли ты останешься здесь куковать. Теперь пару дней, здесь зайцев не будет. Конечно косые вернутся, но не сегодня. Похоже, ужин будет без свежатины. Ладно, там ещё копченая оленина осталась, а я ещё сейчас зелень поищу и за рыбкой схожу.

*****
    Два часа поисков и у меня в заплечной котомке дикий лук, щавель, грибы и неизменные корни одуванчика. Корни одуванчика мы собираем каждый раз, как только выходим на охоту и рыбалку. Михалыч вместе с Димычем обещали сделать резиновые галоши и даже сапоги и прорезиненный плащ. Осенью для охоты и рыбалки, это самое то. Без этого никак. Здесь Вам не там, врачей нет. Самая обычная простуда может оказаться роковой. Поэтому собираем и собираем эти корешки.
  Сегодня я набрёл на чесночные грибы. Будет прекрасная приправа под рыбу. Остальное засушим. Они прекрасно сохраняют свои свойства в сушённом виде. Я сперва их боялся – больно сильно они на мелкие поганки смахивают. Но их запах! Вот и сегодня – отломил кусочек, потёр пальцами и понюхал. В нос ударил чесночный дух. Как тут ошибиться?
  Мои мысли опять вернулись к саблезубой кошке. От этой кисы надо срочно избавляться. Её нападение на нас вопрос решённый. Она хотя и опасается, но уже явно следит за нами. Дмитрий не раз замечал её на берегу. И хотя пляж довольно большой и от кустарников до места, где Димка сушит водоросли и разбил лагерь, около 50 метров по песку, он всё равно нервничает. Мне тоже надоело высматривать её в лесу.  В отличии от волков, которые прут напролом, она затаивается, да в добавок любит прыгать с деревьев. Вот и приходится не только озирать окрестности, но и осматривать кроны деревьев. Каким-то шестым чувством она обнаруживает, что её заметили. Так было уже не раз. Как только я обнаруживаю её, она тут же делает ноги. Вот и приходится на охоте ограничиваться открытыми местностями и одинокими деревьями. В кустарники и в чащу я не лезу. Вопрос – доколе? Надо, надо решать этот вопрос.
http://s0.uploads.ru/t/dJhtH.jpg

  Ловушка для рыбы принесла только три рыбёшки, общим весом в 1,5 килограмма. Надо спускаться ниже по течению, хотя бы на 200-300 метров. Здесь мы уже порядочно проредили рыбные ряды. В тот момент, когда я уже уложил рыбу в импровизированный садок и решил идти домой, из леса раздался дикий рык, переходящий на фальцет. Никак попалась? Сбросив все вещи на пляже, я с оружием бросился в воду. Быстро перёешёл на противоположный берег и побежал, ориентируясь на дикое завывание. Хотя я и так знал куда бежать.
   Пять минут и я уже у дерева, где была устроена ловушка. Увидев меня, кошка издала дикий рык, дернулась в сторону и от боли завизжала. Не давая ни себе, ни кошке опомнится, почти в упор бросил копьё в хищника. Медный наконечник вошёл в районе ключицы. Саблезуб задёргался и утих. Видно попадание было удачным и узкий, но длинный наконечник, достал прямо до сердца. Вот и всё. Я устало уселся на землю, глядя на поверженного хищника. Да он опасен, он мог причинить нам много горя, но… Но мне всё равно было жалко его. Наверное, это из того, что я убил его не в честном бою, а вот так, пойманного на крючок. Да, он тоже не собирался вызывать меня на честный бой и только и ждал, когда я ошибусь и всё же… Удовольствия от этой добычи я не испытал.

*****

- Михалыч! Что за гадость ты мне дал?- я сплюнул на землю ягоды, которые этот профессор недоделанный, дал мне на пробу – Доколе ты нас травить будешь?
- Тяжело в учении, легко в гробу – Михалыч, что-то черкнул на бересте своим самодельным карандашом и продолжил – Значит, эти ягоды мы из рациона исключаем. А насчёт травли я скажу так. Соблюдайте правила.
- Я после твоих правил позавчера без обеда остался. До ужина в кустах гадил – подал голос Дмитрий. – Ты лучше на себе опыты ставь. И ни каких правил, мы не знаем. Не может быть правил по травле друзей.
- Ага. А кому я лекцию в выходной читал?
- Ты её не читал, ты что-то под нос себе бубнил.
- А не фиг самогон было жрать. Он у меня, между прочим, был отложен для изготовления спирта – сказал Мишка и начальственно посмотрел на Дмитрия.
- Так я в лечебных целях, после твоих слабительных ягод. «Пожуй Димыч, пожуй. Мне кажется, эти ягоды нам пригодятся» - передразнил Димка Михаила. – Вот и пришлось дезинфекцию желудка произвести. Так что у меня уважительная причина была. А ты вот зачем употребил? Да так, что язык стал заплетаться. Вот мы не фига и не поняли.
-Тогда слушайте ещё раз, нам как раз время хватит, пока мы до посёлка дойдём. – Михаил решил соскользнуть со скользкой темы, потому что у самого было рыльце в пушку:
- За один раз, надо пробовать только одну часть растения: корни, ствол, листва, ветки и т. п. У растения не должно быть резкого или кислотного запаха.
Разомните и положите кусочек растения на изгиб локтя или запястье и держите в течение 15 минут. Этого времени достаточно, чтобы определить, раздражает ли растение кожу. Перед тестом не ешьте в течение восьми часов, кроме чистой воды.
- Так это ты на нас, поэтому опыты перед завтраком ставишь? – это я подал голос, а точнее мой желудок, который уже второй час требовал пищи.
- Поэтому. И хватит пищать. После проб я не Вы произвожу полновесные пробы. Если у Вас отравления выражаются жидким стулом и лёгким недомоганием, то у меня, в случае Вашей ошибки, всё может кончиться летальным исходом. – Михаила передёрнуло, видно он вспомнил, как отравился луковицами какого-то растения. Вздохнув, он продолжил:
Идём дальше. Возьмите небольшую порцию испытуемого компонента в рот и некоторое время подержите его на губе на предмет жжения или других неприятных ощущений. Если реакции не последовало в течение трех минут, положите порцию на язык и подержите на нем 15 минут. Всё нормально? Тогда можно разжевать, но не глотать. Если в течении 10-15 минут раздражения нет, можно перекреститься и проглотить. До вечера молитесь, но если появятся симптомы отравления, вызовите рвоту и выпейте много воды, а я, от своих щедрот выдам спирта. Только не жульничать. А то Вы мне половину съедобного забракуете, а сами сопьётесь.
- Так ты нам после опытов выделяй премиальную чарку и мы шельмовать не будем - Димич демонстративно протянул к Михалычу свою полулитровую кружку – плесни по самые края, за вчерашние переживания.
- А национальную избу индейцев не хочешь? – Михаил отодвинул в сторону протянутую кружку и продолжил:
- По таким критериям, я вообще от бутыли со спиртом не должен отходить. Вы пробуете по очереди и в малых дозах, а я ем это кружками и чашками.

*****
   Солнце уже пересекло наивысшую точку и день перевалил во вторую половину. Стало жарко, но прохладные ночи говорили о приближающейся осени. Ещё 20-30 дней и листва начнёт желтеть, польют дожди. Но это если здесь у природы те же законы, что и в нашей Эре. А пока, растительный и животный мир, пытался накопить жирок. Это говорило о том, что холодно-голодный период здесь есть.
   Пока ребята беззлобно скалили зубы мы незаметно подошли к месту назначения. Это был второй поход за солью. Второй и последний в этом году. Раскопки в таинственном посёлке, тоже были последними. Раскопанный три дня назад курган, ничего путного нам не дал. Если сегодня ничего стоящего не откопаем, больше раскопок в посёлке не будет.
   Сбросив тяжёлую ношу в центре заброшенного посёлка, возле самого крупного кургана, мы принялись за завтрак. Да, за завтрак. Благодаря этому злыдню, который с утра произвёл на нас опыты, на вопрос съедобности местной флоры, мы ничего не ели. Вот и получился завтрак тогда, когда у нормальных людей и обед давно прошёл.
  Пока остальные готовили костёр я, взяв копье, пробежался к небольшому озеру, что располагалось ниже поселения. Ещё прошлый раз я приметил там большую змеюку. Похоже, это был питон. Почему питон? Потому что про больших ядовитых гадов я не слышал, а этот «шланг» был не менее 3 метров.
   Питон был на месте. Видимо он кого-то сожрал и теперь отдыхал, греясь на солнышке. Да, а змей-то на все 4 метра потянет. Как же мне превратить его в мясо? Медленно приблизился к гаду на три метра. Питом поднял голову и внимательно посмотрел на меня, явно прикидывая мой объём к объёму своего желудка. Это ты зря поднял так высоко голову. Зря. Наконечник копья был длинным и заточен с обеих сторон. Можно сказать, что он тянул на короткую саблю или длинный кинжал. Копьё исполняющее роль длинного меча очертило дугу. Вжик и голова рептилии повисла на лоскуте кожи. Вовремя я отскочил, безголовое тело начало бешено извиваться. Через минуту конвульсии затихли и, схватив наш завтрак за хвост, я потащил его к костру. Змеиное мясо похоже на куриное и готовится быстро.
   Когда я подошёл к нашей стоянке на 200 метров, меня заметили. Ребята вскочили и дружно закричали. Чего так радоваться? Лучше бы помогли тащить. Кажется, они поняли и похватав оружие кинулись ко мне. Они, что - думают, будто змеюка в мою руку вцепилась? Тут до меня начала доходить нелепость ситуации. Я повернулся и чуть не познакомился с «Инфарктием». По моему следу полз огромный питон, не менее 15 метров. Это что? Получается, я детёныша на колбасу пустил? А теперь мамашка или папашка хотят объясниться мне в своей «любви»?
   Доли секунды и я, бросив свою добычу, вприпрыжку, несусь к ребятам. Через сотню метров мы встретились, я остановился и развернулся к червю переростку. А питон уже обогнул брошенную добычу и полз к нам. Какое полз! Мне бы так бегать, как он ползает! Одно ясно – бегством нам не спастись, значит надо принимать бой. Встали в ряд и Андрей с Дмитрием кинули в змею по два дротика. И один дротик попал, почти по центру тела, вонзившись на 10-15 сантиметров. Дротики у нас лёгкие, по 300-400 грамм и наконечники чуть больше 4 сантиметров. Но всё равно - змей словно взвился над травой и рухнул на землю в 5 метрах от нас. Вот в этот момент Михаил и бросил два своих дротика. Первый дротик отскочил от черепа гада, но каким-то образом выбил один глаз. Второй, прошёл вскользь и в районе, который условно можно назвать шеей, нанёс глубокую рану.
    Питон свернулся кольцами и перешёл во временную оборону. Точнее он просто пытался выяснить диспозицию и выбрать первую жертву. То, что первым в его списке буду я, сомнений не было. Надо было продолжать атаковать иначе этот гад перехватит инициативу и нам не поздоровится.
- Отвлеки – крикнул мне Андрей, помахав топором. Понятно. Я достал нож и бросил его в голову пресмыкающегося. Главная задача отвлечь и это получилось. Голова дёрнулась в мою сторону, а Андрей сделал широкий шаг и с расстояния в 3 метра метнул топор. Метать топоры Андрей умеет и тяжёлая заострённая железяка, перерубая мышцы, с чавканьем вошла в тело змеи. Топор вошёл и вышел, продолжая свой полёт. Бросок, так как его рассчитывал Андрей, не получился, но рана получилась серьёзной. Питон попытался развернуться и схватить то, что ужалило его так больно. Мы все дружно отступили от змеи, разорвав разделяющее нас расстояние до 8-10 метров. Ползучий гад понял, что мы не беззащитные олени и продолжение схватки грозит гибелью. Раны были тяжёлые, но все, кроме удара топора, не смертельные. Даже удар топора повредил мышцы, а не внутренние органы и возможно тоже не являлся смертельным. Как бы там не было, но питон собирался драться с одним существом, а не с четырьмя. Теперь надо было менять планы, что он и сделал. Развернувшись, змей с возможной для него на данный момент скоростью, попытался уползти назад.
  -Ты куда рюкзак? – теперь я уже не желал отпускать этот «шланг», который так меня напугал. –  Стоять!
Я в несколько прыжков догнал хвост улепётывающей твари и двумя руками с размаху, пригвоздил его к земле. Копьё, ломая хрящи, пробило тело питона и на всю длину наконечника, ушло в землю. Змея подёргалась и от боли свернулась в кольца вокруг копья.
  Не теряя времени, ребята подобрали дротики. Тем временем я сбегал за своим оружием, прихватив обе лопаты, которые у нас были.
- Колем, а потом рубим?- поинтересовался Дмитрий – Или рубим, а потом колем?
- Отвлеките гада. Попробую нашпиговать его сзади – сказал я, обходя питона по большой дуге.
  С небольшими поправками так и поступили. Я успел вонзить оба своих дротика с расстояния в 3 метра и благоразумно отскочить, прежде чем змея переключилась на меня. Ну, тупая! Ещё шесть дротиков совершили короткий полёт, причём пять из них, остались торчать в питоне. Теперь осталось только ждать, когда до этого хладнокровного пресмыкающегося дойдёт, что оно умерло. Дошло только через 5 минут.
  Раскопки отложили. Надо было срочно оприходовать прекрасную кожу и почти 150 килограмм мяса. Соль и инструмент оставили на месте и отправились с добычей в лагерь.

*****
  В заброшенный посёлок вернулись через день. На разделку питонов пришлось потратить ночь и половину дня. Потом ели и отсыпались. Шкура питона ценилась и в 21 веке, а сейчас ей цены нет. Лёгкая, прочная, влагонепроницаемая. А мясо оно и в Африке мясо.
   - Михалыч! Давай сбоку подкопаем – сказал Андрей. – Мне что-то не хочется такой курган перекидывать.
- Если хотим разобраться по всем правилам и ничего не пропустить, то надо землю снимать сверху, слой за слоем.
Я слушал перепалку и медленно обходил холм по кругу. Да, здесь явно работы не на один день. Что меня приспичило выбрать этот холм? Вон, соседний в два раза ниже, а по объёму в четыре раза меньше.
- Блин! – моя нога заскользила в бок и вниз, проваливаясь под землю.
- Серёга! Что случилось?- прозвучал встревоженный голос Димки.
- Я в какую-то нору провалился. Даже не в нору, а в какой-то провал. – Мне наконец удалось вытащить ногу. Земля тут же присыпала отверстие, но я уже понял, что там пустота. – Михалыч! Это здание устояло, внутри холма пустота.
  Час работы двух лопат и восьми рук принёс свои плоды. На глубине полтора метра в земле зиял дверной проём.
- А здание, похоже каменное – Димыч поскрёб угол дома ножиком. – Даже не каменное, а из обтёсанного известняка.
   Разделились на две группы. Димка с Андреем остались снаружи, а я с Михаилом, проник внутрь. Факелы из коры берёзы сильно коптили, но светили нормально. Здание было разделено на 4 комнаты, которые оказались почти пустыми. Точнее, в большой комнате сохранился даже стол из кедровых досок и две лавки. Былая ещё какая-то труха, в которой с трудом узнавались стулья. Видимо они были сделаны из другой древесины, в результате жучки и время их не пощадили. Михаил копался в углу.
- Похоже, здесь стоял шкаф – сказал Михалыч поднимаясь с колен и отряхивая руки. – Но опять ничего нет.Такое ощущение, что здесь неоднократно мародерничали и вынесли всё что возможно. Даже глиняной посуды нет.
   Тут он замолк, разглядывая что-то на стене, возле выхода. Я тоже присмотрелся. Батюшки! Да это же выключатель! Попробовал на него нажать, но он рассыпался прямо под моими пальцами. Михаил пригляделся, что-то подковырнул ножом и потянул на себя. Из стены вылез шнур, длиной в 15-20 сантиметров.
- Серёга, поднеси факелы поближе – сказал Михалыч – только волосы мне не подпали.
  Высмотрев, куда уходит шнур, он начал ковырять в этом направлении стену ножом. В итоге удалось вытянуть ещё метр шнура, прежде чем он оборвался. Решили рассмотреть находку на свежем воздухе.
- Ну что Михалыч, это электропроводка? – не выдержал я, когда он в очередной раз пытался разрезать кусок шнура.
- Нет, это не электропровод. Если брать по нашим аналогиям, то это световод. Хотя это определение, тоже не правильно. Но по любому здесь использовалось не электричество. Какой-то другой вид энергии. Если это оптоволокно, то я могу хотя бы понять принцип освещения помещений. Даже могу предположить, что основой этой цивилизации является не электричество, а свет.
- Компьютер на оптоволокне, это здорово! – Димыч изобразил на лице мечтательную улыбку – я даже слышал, что учённые 21 века пытаются такой создать.
Михаил поморщил нос и снова взялся ковырять шнур. Димке с Андреем полезли в проём входа в здание. А что? Имеют право. Теперь их очередь искать «вкусняшки». Но не прошло и 5 минут как из проёма донеслись звуки ударов.
- Андрюха прекращай всё ломать. Это не кузня! – крикнул я в проём, но в ответ прозвучало:
- Мужики! Лезьте сюда!
Не сговариваясь, кинулись в проход. Андрей стоял на коленях в углу и долбил обухом топора что-то на полу. Подошли ближе – батюшки так это потаённый люк. А как же мы его не заметили? Присмотревшись понял, что раньше здесь был деревянный настил, который сгнил и труха покрыла весь пол. Вот мы и не заметили люк. Наконец Андрею удалось сбить с люка, часть защитного слоя, под которым блеснул металл.
- И что бедному не еврею делать, если у него нет «болгарки» с алмазным диском? - задал сам себе вопрос Андрей. Подумал, тяжело вздохнул, развернул топор лезвием к люку и ударил.
  Раздался звон и приглушённое проклятие. На люке не осталось даже царапины, а топор лишился порядочного куска лезвия улетевшего куда-то вглубь помещения. Хорошо, что не попал ни в кого. Стало душно от горевших факелов и  мы покинули помещение.

*****
Попытки вскрыть люк продолжались до темноты. На следующий день попробовали обкопать вход в тайное убежище, но это тоже не получилось. Всё было залито бетоном, армированного неизвестным металлом. Пришлось отступить. Ещё будет время. Здесь можно работать даже зимой, а нам дом надо строить.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Мадагаскар -Россия