Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Область скорпиона


Область скорпиона

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Жанр: фентези.
Аннотация: Источник магической силы вот-вот пересохнет, но заметят ли это жители области до того, как останутся у разбитого корыта? Или скорпион ужалит самого себя?

Глава первая: Ансальдо.

Большой оркестр слаженно играл. Нежная мелодия кротко завоевывала просторный холл ресторана, проникала в каждую щёлку первого этажа, врывалась в ниши для особых гостей на втором.
Очередной посетитель, парень лет двадцати, статью не отличался.
Худой, низкий, с девчачьей косичкой и пухлыми ладошками, во всём его облике сквозило нечто женское.
Мужской костюм для официальных встреч не спасал ситуацию, даже галстук-бабочка был повязан хитрым узлом, как обычно вяжут женщины своим мужьям, да только обручальное кольцо отсутствовало.
Встретившая его девушка поклонилась:
– Господин Самада Ханто? Прошу за мной!
Парень замахал руками.
– Какой я вам ещё господин! Не надо так меня называть!
Распрямившись, девушка потрепала его по щеке.
– Господин Самада, – в сочной мякоти голоса прорезался металл, – прошу за мной.
Господину Самаде не оставалось ничего иного кроме как пристроиться в кильватере затянутой в сиреневый шёлк кормы.
Поднявшись на балкон второго этажа, они юркнули в нишу, скрытую от чужих глаз декоративной стенкой.
Тьму рассеивала лампа в красном абажуре, освещая стол, за которым сидел мужчина лет тридцати.
Высокий, крепкого телоложения, он смотрел на гостя, как сокол на мышку.
Впрочем, не падающая признаков жизни добыча не интересовала гордую птицу.
Небрежным кивком незнакомец указал Самаде на стул напротив.
Ханто торопливо присел и сжал коленки, словно девочка.
Сидя напротив, двое мужчин будто отражались друг в друге, как в зеркале.
Кривом зеркале.
Девушка тем временем принялась наливать вино в бокалы:
– Это шандор восемьсот шестого года.
Ханто как зачарованный смотрел на бордовую струю.
– Я бросил чай, а вы мне предлагаете винишко…
Не проронив более ни слова, девушка удалилась, оставив мужчин наедине.
Тихий бас заполнил пустоту.
– Это вино одного года с вашей матушкой. Имейте уважение.
Самада сделал небольшой глоток. Дождавшись, когда фужер с кроваво-красным напитком вернётся на стол, мужчина продолжил:
– Как вам на вкус ваша матушка?
Ханто отодвинул от себя бокал.
– Господин Ансальдо, ближе к делу.
Собеседник сразу ответил:
– У вас есть опыт слияния сетей с большим перепадом…
Ханто протестующе вскинул руки.
– Не нужно пустых комплементов!
Ансальдо чуть поморщился.
– Речь не идёт о пустых комплиментах. Я планирую слить так же сети Ансальдо и Феррути, а также Самада.
Ханто подпрыгнул, опёршись руками о стол.
– Неслыханная дерзость! Не смейте решать за меня судьбу моей семьи!
На лице господина Ансальдо чуть дрогнули уголки губ.
– Я предлагаю обсудить будущее, господин Самада…
Ханто подскочил на ноги.
– Только мои слуги меня так называют!
Щёки собеседника надулись чуть сильнее.
– Но вы спокойно ко мне так обращаетесь.
Ханто вытащил платок из кармана.
– Из уважения, и только! – он вытер губы. – Короче, вы пригласили меня на эту встречу, вы и потрудитесь объяснить, в чём её смысл!
Ансальдо, перестав улыбаться, чуть вздёрнул нос.
– Как много экспрессии… вас рисовали человеком тихим, сдержанным, даже робким.
Ханто коснулся пальцем бокала, и намеренно опрокинул.
Большая бордовая клякса растеклась по белоснежной скатерте стола.
– Ой, я такой неуклюжий…
Ансальдо встал, положил руку на плечо Самаде, и вывел его из тихой заводи частной ниши.

+1

2

Подойдя к перилам, они увидели холл первого этажа во всей красе.
Большое количество людей, которые, разбившись группами по двое или трое, сидели за столиками и тихо болтали.
– Видите, господин Самада. Всё это – рядовые бойцы. Каждый из них подключён к сети. Каждый, оказавшись в сложной ситуации, получит от семьи деньги, магию, просто душевное тепло. Я не знаю имён многих из них, но каждый знает меня. Смотрит ввысь, надеясь, что я не предам, поддержу и прикрою.
На лице Ханто отпечаталось изумление.
– А где ваши старики? Дети…
– Сидят в квартирах, учатся и учат. А здесь – только молодняк.
На секунду Ханто оторвал взгляд от публики, и посмотрел на собеседника.
– Вы что, к войне готовитесь? Или просто устроили семейное чаепитие?
На многих столиках были видны чайные кружки.
Ансальдо кивнул.
– Алкоголь туманит рассудок.
Слегка вскинув брови, причём левую чуть выше правой, Ханто тихо заметил:
– Могу лишь сказать, что они напьются где-то ещё.
– И пусть, это их личный выбор. Я же должен озаботиться тем, чтобы они хоть изредка делали полезную работу. Но главное – я должен подумать об их будущем.
Ханто прекратил созерцать крохотных людишек первого этажа.
– Ваше будущее – в объединении сетей?
Ансальдо кивнул.
– Отдалённое будущее. Дело же завтрашнего дня – создание надёжных методов оперирования. Вы имеете опыт в решении подобных задач?
Самада, улыбнувшись, покачал головой.
– Слухи о моей крутизне сильно преувеличены! – парень стал тихо хихикать и скрести макушку. – Да и вообще, я там почти и не был…
Ансальдо схватил руку Ханто.
– Пожалуйста, снимите эту маску и никогда её для меня не одевайте!
Ханто, высвободив ладонь, опёрся о перила.
– Оператор, говорите? Объединение сетей Самады и Кого потребовало решения четырёх базовых проблем. Амплитуда, охват, сжимаемость и канализация. По каждой из них я могу прочесть лекцию. И отдельно об измерительных приборах, – Самада улыбнулся. – Ещё останется на вопросы о дисциплине.
Ансальдо поддержал улыбку собеседника.
– На этот счёт можете не беспокоиться, мои люди хорошо вышколены.
Ханто чуть поджал губу.
– А что вы скажете о дисциплине сердцебиения младенцев?
Ансальдо нахмурился.
– Не пойму, при чём тут это?
Ханто отвернулся и, уперевшись локтями в перила, тихо вздохнул.
– Первоначально сети создавались как метод концентрации магических сил на конкретном заклинании. При росте количества участников, вырастают траты на поддержание сети в рабочем положении. Закон предельной полезности…
Ансальдо положил ладонь на плечо Самаде.
– Вы, мой юный друг, не смотрите вперёд дальше пары-тройки законов. Я верю, что будущее – это создание единой сети, в которую будут подключать с рождения. Дети, старики, инвалиды – все способны создавать магию. Все нужны для нашего мира.
Ханто резко обернулся.
– Ложь! Это всё наглая ложь! Магия, которая делает инвалидов и стариков нужными, именуется любовь!
Не торопясь отвечать, Ансальдо, подпрыгнув, уселся на перила как ребёнок.
– Амплитуда? Способность человеческой души создавать огненный смерч, опасный в первую очередь для самого заклинателя… сейчас всё больше денег вкладывается в разработку препаратов подавления скачков интенсивности…
Он внезапно умолк, и несколько секунд длилась тишина между ними.
Наконец, Ханто задал вопрос:
– Вы находите этот путь тупиковым?
– Я видел детей, убивших родителей из-за минутного каприза. Они дрожали, боясь просто подумать о чём-то.
Ханто развёл руками.
– Остаётся только грустно порадоваться, что подобные дети – редкость.
Ансальдо глухо промычал.
– Статистка утверждает обратное. С каждым годом таких всё больше. Малышке Эмми Тьюзди колют блокаторы уже в семимесячном возрасте.
Самада скривился, точно речь шла о его собственной дочери.
– Об этом случае только читал но, если быть откровенным, я бы предпочёл умертвить девочку.

0

3

Его собеседник стиснул перила так, словно пытался их оторвать.
– Не имею права с вами спорить, лишь замечу, что подобных случаев всё больше.
Ансальдо, стукнув зубами, сглотнул.
– С ужасом жду, когда мой дом коснётся. Не знаю, смогу ли я полюбить это.
Мужчина закурил. Ханто молча смотрел на просторный зал первого этажа, где шутили парни и смеялись девушки. Больше половины из них были молоды и прекрасны, иных украшали носимое на виду оружие либо шрамы, другие скромно держались рядом с компаниями, чуть в сторонке.
И каждый из них мог превратить это место в огненные руины.
В дальнем углу началась разборка. Несдержанное колебание магии прокатилось по всему залу, заставив оркестр на секунду смолкнуть.
Ансальдо не шелохнулся, лишь чуть сильнее стукнул по сигарете, сбрасывая пепел.
– Господин Самада, вы полагаете, что путь блокаторов является тупиковым? Если да, спуститесь вниз и предложите любому желающему состязание. Уверен, через минуту мелькнут ножи, а через пять, если вы останетесь в живых, полыхнёт магия. Я хочу погасить этот костёр.
Перестав созерцать декольте сверху вниз, Самада посмотрел в глаза собеседнику.
– Вы хотите заасфальтировать океан?
Ансальдо лёгким щелчок отправил остаток сигареты в полёт. Белоснежное тело, не успев коснуться пола, исчезло в яркой вспышке.
– В моём клане полно людей, кротких нравом, которым Небо даровало разрушительные силы. Многие жаждущие сражаться смогли развить в себе только навык целительства. О том, как это влияет на самооценку, лучше не упоминать. Молодёжь не знает, что делать с излишком сил, старики мечтают о днях, когда могли работать ночи напролёт.
Самада закрыл глаза.
– А, так вы из тех пророков, что кричат о скором конце света… как там их правильно называют? Камлонцы?
– Это от Kemlon, что значит камень.
Ханто зашёлся в приступе короткого, но яркого смеха, спешно зажимая оскал ладошкой.
– Какая чушь… кричать о том, что свет померкнет, и называться камнями!
Его собеседник остался спокойным.
– Не скажите, мой юный друг. Разве вы никогда не видели, как Луна затмевает солнце? Или Луна – не камень?
Самада покусал язык, становясь вновь серьёзным.
– Пусть рухнут в бездну эти вольнодумцы! Их байки меня не интересуют! А если вы хотите обсудить перспективы, то вот вам ещё один вариант будущего!
Парень вытащил из мобильного телефона батарейку.
– Видите, какая маленькая и полезная вещь? Уже сейчас можно пристёгивать душу к аккумулятору…
Секунду созерцая тёмно-синий носитель электрических зарядов, Ансальдо отвернул голову, будто это будущее плохо пахло.
– Не вижу глубокого смысла в черном квадрате. К тому же, – поборов брезгливость, аристократ снова посмотрел на собеседника, – насколько мне известно, эксперименты с аккумуляторами ещё не вышли из лаборатории.
Самада вздохнул, загоняя батарейку обратно.
– Ну, это дело завтрашнего дня. И, поверьте, на смену черному квадрату придёт красный квадрат!
Ансальдо выжал из себя подобие улыбки.
– Да хоть черный круг, не имеет значения. Осевая дорога одна: создание единой сети. Не считаясь с потерями.

0

4

Ансальдо выжал из себя подобие улыбки.
– Да хоть черный круг, не имеет значения. Осевая дорога одна: создание единой сети. Не считаясь с потерями.
Чуть растянув губы, Ханто вздохнул.
– Ну, только если как осевая… но вокруг неё – масса иных проблем и задач. Блокаторы однажды уткнутся в свой предел, кто-то слишком умный додумается вложиться в разработку химических стимуляторов, что вновь противопоставит одиночку – толпе. Ничтожность – коллективу. А представлять, как сверхновая вспыхивает в атмосфере планеты, я не хочу.
Прерывая плавное течение мысли, Ансальдо предложил сигарету. Собеседник отказался.
– Давайте вернёмся к теме. Что нужно, чтобы объединить две сети? Господин Самада, вы начали с амплитуды, как основной проблемы…
– Не так! Я лишь упомянул её первой. Дело в другом. Когда ты живёшь с рождения в одной семье, такие вещи не заметны, но… по линиям гуляют не только энергии. Сами эмоции бегают от души к душе. Допустим, все вдруг начинают смеяться или плакать… представьте, каково это – пустить в своё сердце чужую любовь?
Ансальдо улыбнулся, в этот раз на секунду обнажив зубки.
– Из ваших же слов получается, что это одно и то же. Ведь мы с рождения…
– Не с рождения. А в уже сознательном возрасте. Когда намеренно протягиваем руки друг другу, превращаем душу в текст, понятный всем. Подобно простейшим одноклеточным сбиваемся в колонию.
– А если… ну, как это в электричестве, – Ансальдо прищёлкнул пальцами, вспоминая слово, – поставить полупроводники?
Ханто усмехнулся.
– А это уже возвращает нас к идее батарейки, ведь подобные вещи стали возможны только после решения проблемы течения магии лишь в одну сторону. Напомните, с кем именно вы там хотели пожениться?
Смех порвал маску невозмутимости статного собеседника. Ансальдо пришлось до крови закусить губу, чтобы вернуть лицу спокойствие, однако его плечи ещё долго тряслись, когда он замолкал.
– Пожениться, значит? Я говорю о доме Феррути. Наверное, вы уже знаете, что Асидо хорошо поднялись на выпрямителях? Когда они выкинут столь прекрасный товар на рынок, то смогу вербовать наёмников целыми бригадами. Это неумолимо сдвинет баланс сил. А если Асидо выдвинут территориальные претензии…
– Вы пророчите очередную великую войну?
– Да. Уже сейчас кто-то должен стать противовесом…
Запищал мобильный телефон. Ансальдо скинул вызов и продолжил.
– С Феррути уже достигнута договорённость. Мы готовы рискнуть. Две сети по двести душ в каждой. Ну как, господин Самада, вы возьмётесь за эту работу?
Ханто развёл руками.
– Ну… мне надо время…
Во второй раз мобильник господина Ансальдо потребовал внимания.
– Думайте! – и владелец ресторана скрылся в своей крохотной нише.

Отредактировано Istra32 (24-12-2020 15:11:03)

0

5

Самада в очередной раз окинул взглядом просторный зал. Выбрал девушку, окруженную панцирем поклонников, и крикнул:
– Эй! Блондиночка, стоящая спиной к фонтану! Да, я к тебе обращаюсь! Поднимись!
Менее чем через минуту, провожаемая частоколом взглядов, девушка впорхнула на второй этаж и остановилась в двух шагах от Самады, сцепив ладошки. Она учащённо дышала, а зрачки были расширены.
– Господин гость, я внимательно вас слушаю.
Ханто сглотнул. Попробовал откашляться, но вышла какая-то цыплячья песенка.
– В общем, так! Раздевайся!
Быстрое дыхание сменилось медленным вздохом облегчения. Зрачки сузились. Поджатые губы распустились в улыбке.
Девушка единым движением скинула розовое платье.
Из одежды остались только алые туфельки, не считая серебристого кулона.
– Сколько тебе лет?
– Восемнадцать, господин.
Самада, приблизившись, взял кулон.
– Ха! Мне заливал, что это не выход… давно у тебя эта штука?
Зрачки вновь стали немного шире.
– Один год, восемь месяцев и четыре дня.
Настал черёд Самады сладко улыбаться.
– Твоя грудь… она слишком правильная. Словно вылепленная из глины. Дай-ка угадаю, ты родилась с могучим даром трансформации, и, желая быть красивой, к шестнадцати годам вымахала до шестого размера?
Незнакомка быстро кивнула.
– А потом тебя попытались взять против твоей воли, ты убедилась, что от неземной красоты есть огромная масса проблем, и захотела научиться себя защищать. И в течении пары недель твои руки налились крепкими мускулами так, что ты смогла тягать здоровые мешки наравне с мужчинами.
Очередной кивок.
– Но твоя сила требовала дальнейших изменений, и ты захотела отрастить крылья на спине…
Красавица замотала головой.
– Нет! Вовсе нет! Я… меня обследовали, и дали этот кристалл-стакан, куда стекается излишек той силы, что меняет моё тело…
– Даже так? Это хорошо, я сталкивался с подобными случаями, там всё, как правило, заканчивалось печально. Тебе очень повезло, что ты в хорошей семье.
Ханто прервался, чтобы облизать губы.
– И что же, ты всерьёз собиралась мне отдаться?
Девушка кивнула.
– Я видела, как вы разговаривали с господином… он приглашает наверх только важных гостей…
– Это я и хотел проверить! – Самада отвернулся, – оденься, пожалуйста.
– А… – за спиной у Ханто послышалось шуршание. – А вы, правда, думаете, что я могла бы отрастить себе крылья?
– Заклинаю не делать ничего подобного! Это только кажется хорошей идеей, последствия ужасны.
Обойдя, девушка встала перед Самадой.
– Что за последствия? Расскажите!
– Ну… я однажды выпивал в компании такой вот красавицы… та решила надо мной пошутить. Спросила, сколько пальцев она показывает. Я глянул и подумал: всё! Допился…
– И сколько пальцев она вам показала?
– Семь.
– И что же?
– Что же? – Самада вскинул руки. – Да я чуть с ума не сошёл!
– Что в этом такого?
– Семь! – Ханто кричал и трясся, как будто его бил электрический ток. – Их было семь! На одной ладони!

0

6

Istra32 написал(а):

Не так! Я лишь упомянул её первой. Дело в другом. Когда ты живёшь с рождения в одной семье, такие вещи не заметны, но… по линиям гуляют не только энергии. Сами эмоции бегают от души к душе. Допустим, все вдруг начинают смеяться или плакать… представьте, какого это – пустить в своё сердце чужую любовь?

каково это
Других языковых огрехов не заметила (это я отвечаю на ваш вопрос, заданный в другой теме). В целом язык хороший (но я лингвист, а не литературовед), а вот картинка не складывается у меня. Не знаю, почему, возможно не хватает фоновых знаний о мире.

Отредактировано IvFox (24-12-2020 14:59:57)

+1

7

IvFox
вот у меня есть предложения:
В дальнем углу началась разборка. Несдержанное колебание магии прокатилось по всему залу, заставив оркестр на секунду смолкнуть.
--
Здесь надо написать "несдержанное" слитно, или раздельно?

0

8

По правилам "не" с причастиями пишется слитно, если нет зависимых слов и противопоставления. То есть у вас написано правильно.
Но в русском языке существует также прилагательное "несдержанный" - тот, кто не умеет контролировать свои чувства, эмоции, - которое обычно относится к человеку. И оттого, при отсутствии зависимых слов, указывающих на субъект/источник действия, создается впечатление, что  колебание магии здесь действующее лицо. Ну как невоспитанное привидение. Если такого не планировалось, есть два пути решения проблемы:
1) добавить зависимое слово и написать частицу отдельно - "Ничем не сдержанное колебание магии прокатилось по всему залу";
2) заменить это определение на другое, не вызывающее ненужных ассоциаций и не требующее пояснений: неконтролируемое, стихийное, неуправляемое, спонтанное.

Отредактировано IvFox (24-12-2020 16:34:03)

+2

9

В коридор вышел господин Ансальдо. Всё ещё разговаривая по телефону, но уже прощаясь.
– Да… да… обязательно! Итак, – он убрал трубку в карман, – господин Самада, что вы решили?
Ханто приобнял девушку.
– А можно, в не зависимости от моего решения, эта юная мисс сегодня ночью уйдёт со мной?
Лицо главы семьи Ансальдо свела судорога злости.
Достав револьвер, он приставил дуло к лицу собеседника и взвёл курок.
– Повтори!
Ханто, сладко улыбнувшись, перевёл взгляд на красавицу.
– Вот видишь! А ты навыдумывала себе!..
Девушка ещё минуту назад перестала краснеть, а сейчас стояла совершенно бледная.
– Господин, простите меня… я не думала… я не…
Мужчина опустил руку.
– Нэнси, что здесь случилось?
– Ну… я… вы знаете, когда этот человек позвал меня, я… господин, все мы здесь готовы умереть по вашему слову! И не только умереть…
Ансальдо коснулся золотистых кудряшек.
– Нэнси, я никогда не отдам подобный приказ! Я уважаю каждую сестру. Если тебе понравится какой-нибудь мальчик, если я увижу, что он может сделать тебя счастливой… – Ансальдо прервался, подбирая слова. – Но даже если я буду против, это будет лишь моё личное мнение.
Ханто хлопнул Нэнси по оголённой спине.
– Ну, беги к подружкам! А мне надо с твоим хозяином поговорить.
Ансальдо проводил растрёпанную девушку взглядом и, когда та вернулась к фонтану, ударил коричневыми копьями глаз в лицо собеседника.
– Потрудитесь объясниться!
Самада тряхнул головой.
– Я всего лишь проверял, насколько они вам лояльны. А вот то, что вы отказываетесь принимать их жертвы – не делает вам чести, как воину… нет! Как офицеру. И вы ещё собираетесь воевать с Асидо? Эти милые ребята сожрут вас, и не поморщатся.
Ансальдо взъерошил свои длинные, спадающие ниже уровня плеч, волосы.
– Это… неожиданно. От вас, господин Самада. Но… я на коленях клялся, что буду защищать этих людей.
Ханто поскрипел зубами.
– Вы хотите слить две сети. Я понимаю ваше желание. Совсем недавно оно владело и мной. Но если вас интересует моё мнение - это излишне.
Ансальдо покивал, соглашаясь, и спросил.
– Единственное, что меня интересует: сколько вы хотите за работу? В опубликованной вами статье указывалась общая цифра в десять миллионов рин, впрочем, без указания стоимости отдельных этапов. Допустим, сколько рин будет стоить конкретно ваш труд как оператора?
Самада, чуть склонив голову, прищурился.
– Вы оплатите отдельно текущие расходы?
Ансальдо кивнул.
– Да. Я заплачу каждую рину.
Ханто размял плечи, небрежным движением стянул резинку с волос, выпуская гриву на свободу.
– В таком случае, за саму работу я возьму с вас одну рину. Условие лишь одно: вы заплатите мне сейчас. Не смятую двадцатку, а ровно одну рину.
Лицо Ансальдо вытянулось, словно он увидел мертвеца. Мужчина торопливо вытащил из кармана брюк кошелёк, пошуровал внутри. На свет были извлечены несколько сотенных купюр, одна тысячная, но единственной маленькой медной монетки не нашлось. Не было даже кармашка для мелочи!
Улыбка на лице Самады цвела всё шире, достигая запрещённых правилами приличия размеров.
Сделав два шага вперёд, Ханто положил ладонь на грудь собеседника.
– Вы угрожаете почтенному семейству Асидо войной! Вы говорите о будущем, но у вас нет в кармане даже одной рины! Вы наплевали на прошлое, посмев оскорбить мою матушку! Вы оскорбили меня, заявив, что мои услуги можно купить!
Самада, сглотнув, продолжил.
– Я - саро! Такой же, как и вы! Не смейте сравнивать меня с наёмником!
Ханто отступил на шаг.
– Я жду вашего ответа!
Ансальдо положил ладонь на перила. Несколько секунд постукивал пальцами по доскам ограждения.
– Господин Самада. Я хочу стать вашим другом.
Ханто склонил голову. Совсем чуть-чуть, одновременно вскидывая брови.
– Дайте слово, что не станете выступать против Асидо.
Ансальдо развёл руками.
– Но мои договорённости с Феррути не позволяют мне так поступить!
– Мне плевать! Я нахожу нашу встречу бессмысленной! Спасибо за вино!
Развернувшись, Ханто поспешил к выходу из ресторана.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Область скорпиона