Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Бешеный прапорщик. Пять лет спустя.


Бешеный прапорщик. Пять лет спустя.

Сообщений 1 страница 10 из 680

1

Уважаемые форумчане! Взял на себя смелость попытаться начать выкладку продолжения "Бешеного прапорщика".

+11

2

Краткое предисловие.
Со времени окончания Первой мировой войны прошло пять лет. Российская империя сохранилась, до сих пор правит Регент Великий князь Михаил Александрович.

+4

3

***
   За что боролись, на то и напоролись, блин! Стоило рвать жилы, заканчивать Николаевскую академию, получать  «чистые рельсы» на плечи, чтобы после всего этого с утра до вечера возиться с бумажками! В гробу в белых тапочках видел я такую службу!!!.. В чёрном гробу и в белых тапках!..
   Чёрное, блин, белое!.. Чёрная полоса… Белая полоса… Чёрная полоса… Белая полоса… Чёрная полоса… Белая полоса… Что это? Зёбра? Тельняшка? Не-а… Это моя жизнь за последние несколько лет. А если и похожа на  часть матросского нижнего белья, то только на первый взгляд. Пока не посчитаешь количество этих самых полосок и не поймёшь, что имеешь удовольствие лицезреть как минимум батальон матросов верхом на зебрах!.. Плюс ко всему парадокс времени оченно наглядно во всей красе проявляется… И получаются в результате широкие стодвадцатичасовые чёрные полосы, слегка разбавленные сорокавосьмичасовыми белыми!
   Ну вот какой-такой умник придумал тезис о том, что время течёт прямолинейно и равномерно? Он, фантазёр хренов, наверное, на службу никогда не ходил. Иначе сразу бы заметил, что суббота и воскресенье пролетают со скоростью курьерского поезда, а все остальные сутки с понедельника по пятницу включительно ползут подобно грустной черепахе.
  Для меня очередная чёрная полоса ещё не наступила, но уже в полный рост показалась на горизонте. Потому, как сейчас на дворе у нас воскресение, хоть полдень давно уже позади. Ну, а пока некий северно-заполярный зверь не постучался в дверь, можно ещё немного посибаритствовать, удобно оккупировав в беседке плетёное кресло и, лениво попыхивая трубкой, вспоминать события минувших пяти лет. Приятные, и не очень…
   Жаль, что некая ирландская пивоваренная компания еще не додумалась до издания универсального справочника, обозвав его при этом фамилией основателя «Гиннесс». Я в этой книжке был бы на первом месте в разделе «Перемещения по воздуху без вспомогательного оборудования на максимальную дальность». В том хорошо памятном  железнодорожном круизе Стрый – Болехов, стартовав помимо своей воли, из бронелюка «Неуловимого мстителя» в направлении «куда-нибудь наружу», сумел упорхнуть метров на десять. Но, не имея больше сил для борьбы с законом всемирного тяготения, совершил не очень мягкую посадку на очень жёсткий кусок румынской территории. И если контузия и пять осколочных и имели некоторое отношение к ведению боевых действий, то переломы трёх рёбер и одной лучевой кости иначе, как общей неуклюжестью не объясняются. А, может быть, на самом деле причина в том, что человеческий организм всё-таки рождён ползать и летать самостоятельно не может по определению.
   На этот раз режим «зажило, как на собаке» организм включать не собирался, или же, действительно, исчерпал запас своего везунчества по словам академика. Поэтому и проваландался в Институте аж до глубокой осени семнадцатого года. Сначала два месяца на госпитальной койке изнывал в гипсе. Кто ломал ребра, тот меня поймёт - ни повернуться, ни почесаться, ни вздохнуть, ни пёр... В общем – тяжко. Потом, когда как тот цыплёнок из скорлупы вылупился, переехал  домой на реабилитацию. В добрые, ласковые и беспощадные жёнушкины руки. Наверное, моей рыженькой лисичке-медсестричке надоело и то, что я пропадаю неделями и месяцами вдали от родного очага, и то, что уже второй раз возвращаюсь в виде условно живого полуфабриката. И, что самое обидное, – и Михаил Николаевич, и Мартьяныч, я не говорю уже о Павлове, были на её стороне. В принципе, от этих троих слинять труда особого не составляло, даже несмотря на секретный приказ не выпускать тогда ещё подполковника Гурова с  территории Института без личного письменного разрешения Ивана Петровича. Но вот убегать от Дашеньки с дочушкой не хотелось абсолютно. На фронте вовсю велась «странная война», посему Первый отдельный Нарочанский Ея Императорского Высочества Великой княжны Ольги Николаевны батальон специального назначения, начиная с его командира и заканчивая самым последним новобранцем, занимался боевой подготовкой. Причём, батальон отдельно от командира и наоборот. На стрельбище, на тактическом поле, в классах вовсю рулил заменявший меня Анатоль Дольский. А я короткими урывками (когда Марья Денисовна изволили почивать, а Даша занималась своими неотложными женскими  делами) обкладывался учебниками и пытался впихнуть в недавно ещё контуженную голову тактику, стратегию, военное администрирование, полевую и крепостную фортификацию, геодезию с топографией и прочие ну очень необходимые для успешной учёбы в Николаевской академии дисциплины.
   За всеми этими делами чуть не пропустил наступление звёздного часа… Нет, не так! Звёздного Часа академика Павлова. То, что теперь в Институте постоянно толкутся какие-то непонятные существа, маскирующиеся под фабрикантов, чиновников и прочей шушеры, стало уже делом привычным. Но их не пускали дальше гостевой зоны.
   А тут во время очередного семейного моциона вдруг наблюдаю небольшое такое непонятное бандформирование в составе пяти-шести активно орущих и размахивающих руками тушек, сопровождаемое доктором Голубевым. Причём выходящее из экспериментального медблока! Даша, увидев моё параноидально-подозрительное выражение лица, сразу поняла, что добром это может не кончиться и торопливо объяснила, что к Ивану Петровичу прибыла делегация Международного комитета Красного Креста, направленная САМИМ!!!  Гюставом Адором. Причём имя и фамилия были произнесены с таким благоговейным придыханием, что у меня назрел  вполне закономерный вопрос - что это за хрен и с чем его едят. На что в течение последующих пяти минут мне объясняли всю глубину моего падения в бездны невежества, а также то, что вышеупомянутый Гюстав – не растение с корнем, содержащим едкое эфирное масло, а Президент с большой буквы, рулящий сразу и Швейцарской республикой и Международным Комитетом Красного Креста. 
   На следующий день Павлов собрал нас с Фёдором Артуровичем на очередную «встречу без галстуков», где и выяснились остальные детали. Но, блин, какие!!!.. Академик нашёл способ борьбы с начинающейся пандемией того самого гриппа-«испанки», которую пока что называли «аннамитской пневмонией»!!!.. Оказывается, через месяц-другой в Европу прибудет около ста тысяч китайских землекопов для англо-французской фортификации. И привезут этот самый вирус в больших количествах. И чуть попозже во Францию для получения боевого опыта приплывут четыре америкосовских дивизии, уже хватанувших от портовых китайских же грузчиков-кули этой гадости. В той, нашей истории количество заболевших считалось военной тайной и скрывалось как союзным командованием, так и Германией. Поэтому эпидемия и получила название в честь Испанского королевства, нейтральной страны, которая первой не выдержала и запросила помощи у всего мира.
   Фёдор Артурович, отрешённо глядя в одну точку и сосредоточенно помолчав пару минут, озвучил статистику из будущего послезнания, от которой волосы встали дыбом! Пятьсот пятьдесят миллионов заболевших!.. Треть от всего населения Земли!!!..  От сорока до ста миллионов летальных исходов!!!.. В голове искрой промелькнула мысль о том, что мудрая Природа, поглядев на мясобойню, длящуюся с четырнадцатого года, решила помочь спятившему человечеству и добавила ещё один зловещий штришок в наше кроваво-сумасшедшее веселье…

Отредактировано Majorvks (25-01-2024 15:56:59)

+19

4

Но академик успел!!! И лабораторные опыты и «подпольное» лечение отдельных инфицированных во Франции с помощью того же Красного Креста показали, что его препараты работают! И коктейль из аспирина с витамином С! И пенициллин, убивающий напрочь всякие пневмо- , стафило- и прочие кокки, хламидии и остальную бактериальную дрянь! И интерферон, «заземляющий» вирус быстрее, чем он разрушает ткани лёгких, и после чего человек уже не захлёбывается своей кровью!..
   Всё это было запатентовано, но жизни людей и некоторые телодвижения в политической области важнее денег. Поэтому та компашка, которую вчера видел, заберёт с собой и увезёт сто пятьдесят тысяч доз, чтобы начать войну с заразой и спасать людей независимо от национальности и местоположения относительно линии фронта. Тот же самый Гюстав Адор на пару с нашим академиком на днях обратится к правительствам воюющих стран официально, и к их же населению через прессу с предложением перемирия до окончания пандемии. А чтобы совсем уж мало никому из власть предержащих не показалось, он, академик Павлов, Нобелевский лауреат, член Французской академии наук, Ирландской королевской академии и протчая, и протчая, и протчая, безвозмездно передаст технологию получения препаратов при обязательнейшем условии бесплатного лечения ими всех заболевших… Безвозмездно!.. То есть – даром!..
    Но в своих выступлениях и Иван Петрович, и Гюстав Не Знаю Отчества будут настаивать на прекращении военных действий. Этакий завуалированный шантаж – типа, если не прекратите стрелять друг в друга – лечить не будем. Потому, как не стоит мешать тому, кто хочет побыстрее и помучительней дойти до известного финала с грустной музыкой и уже не раз упомянутыми белыми тапочками, и ещё потому, что каждая сторона попытается захватить лекарство у противника.
   Неожиданно это предложение вызвало горячую поддержку служителей Господних независимо от конфессий, и все, начиная с Папы Римского, нашего православного  Святейшего Синода и заканчивая полным поголовьем протестантских, англиканских, лютеранских и прочих священников, начали дружную агитацию за «мир, дружбу, жвачку» среди своей паствы. К чему мгновенно присоединились аятоллы и муфтии всех направлений учения пророка Мухаммада, а также все самые главные раввины и Далай-лама.
   У нас с Келлером тогда же одновременно возник вопрос, типа, а не кинут ли господа буржуи простодушного господина академика? Но, как оказалось, Иван Петрович «подстелил соломки» и на этот вариант. Всё лечение будет проходить только через Красный крест, о чём уже есть договорённость. Пока будет идти всплеск инфекции, препараты отпускаются Институтом бесплатно, но достаточно обнародования хотя бы одного случая коммерческого использования лекарства, поставок в страну, где это случилось, больше не будет! Пусть покупают лицензии и сами лечат своих граждан. Когда же, не подумав как следует, задал вопрос о возможности нелегального копирования чудо-химикатов, услышал в ответ пятиминутную мини-лекцию, почти полностью состоявшую из химических и медицинских абракадаброподобных терминов. И еще на первой минуте после словосочетаний «концентрирование пропусканием через кассету фильтров», «центрифугирование биомассы» и «окислительный сульфитолиз» в очередной раз уяснил, что во-первых, академик и здесь подстраховался, а во-вторых, химия – это точно не моё.
   И, как показали следующие две недели, эта акция удалась. Наверное, с подачи швейцарца газеты всех европейских стран взахлёб вопили о чудодейственном лекарстве, о многих сотнях выздоравливающих. И немудрено, ибо до этого способы лечения были, мягко скажем, достаточно оригинальными. Либо прописывались даже не лошадиные, а слоновьи дозы аспирина без оглядки на внутренние кровотечения, либо вводилась «вакцина», состоявшая из смеси крови и слюны уже переболевших, отчего по телу шли огромные красные пятна и на этом лечебный процесс заканчивался. Американцы, к радостной истерике своих самогонщиков, не нашли ничего лучшего, чем официально объявить, что зараза гибнет от больших доз виски! Британский же нелегально-военный способ самолечения меня вообще шокировал! Находившиеся на фронте солдаты и офицеры (Эвропейцы, блин! Куда там русскому Ваньке до такого додуматься!) любыми путями доставали баллоны с хлором и делали по очереди несколько вдохов. Доза смертельной не была, но выжигала абсолютно все слизистые дыхательных путей. Как им думалось – вместе с бактериями. Угу-м, открывая для миллионов новых парадные двери раневых поверхностей.
   Власть имущие всерьёз восприняли предупреждение Павлова о недопустимости попадания препаратов как на легальный, так и на чёрный рынок. Во всяком случае вездесущие газетчики, даже негласно простимулированные «неизвестными лицами», не смогли ничего раскопать. Да и в мировом бизнес-центре, именуемом САСШ, с несколькими попытками перехватить фургоны Красного Креста справились в стиле Дикого Запада. Если уж офицер полиции Сан-Франциско смог спокойно застрелить трёх идиотов, отказавшихся надеть марлевые маски, и после этого был не только оправдан, но и стал почти национальным героем, то попытка перехватить грузовик, доставлявший лекарства в один из госпиталей, была сразу пресечена очень интенсивным огнём на поражение. А самых хитрых перехватчиков, что кинулись в бега после первых же выстрелов, с большим энтузиазмом и радостными ковбойскими воплями «Йих-ха» линчевали местные минитмены-фермеры с ближайших ранчо, устроившие внеочередную загонную охоту.
   Впечатление от происходящего немного испортило лишь поведение правительственных кругов наших союзников. На приём к Великому князю Михаилу Александровичу прорвалась сладкая парочка – французский посол месье Палеолог и британский сэр Брюс Локкарт. И постарались донести до августейших ушей некоторое недоумение своих правительств. Мол, если мы с вами союзники, а Германия – общий враг, то зачем отправлять дефицитные чудо-препараты немцам? Отдайте их нам, мы найдём им гораздо лучшее применение…  На пятнадцатиминутные развешенные в воздухе словесные кружева в лучшем стиле Талейрана, как-то ляпнувшего, что язык дан дипломату для того, чтобы скрывать свои мысли, и величавые, полные британского снобизма намёки последовало Регентское «Ни хрена!», в том смысле, что, мол, «Все пред Богом и микробами равны». После чего послы были посланы. Вежливо и исключительно с целью незамедлительно довести до своих шефов официальную точку зрения Российской империи по данному вопросу. А чуть позже мне, как офицеру по особым поручениям и командиру отдельного Нарочанского батальона тоже было предложено поучаствовать в деле спасения человечества от пандемии. То есть организовать доставку «посылки» через линию фронта в цепкие лапки германских докторишек. Потому, как появились  достаточно серьёзно обоснованные Воронцовым и Потаповым сомнения, что после отправки официальными каналами, до «Рейха нумер два» в лучшем случае доберётся только упаковка.
   На следующий же день на передовую убыла наша радиомашина, с помощью которой фельдфебель Яша Хаймин со своими подчинёнными сутки выстукивали в эфир загадочный сигнал «МУСТИ», а после получения квитанции о приёме и ответной шифрограммы в путь-дорогу засобиралась другая группа. Десяток «призраков», возглавляемых Сергеем Дмитричем Оладьиным, тащили груз, упакованный для конспирации в патронные ящики и охраняли «говорящее письмо» в виде Ивана Пинягина, того самого сына купца первой гильдии и студента-медика, когда-то напросившегося в Томске ко мне в батальон санитаром-«вольнопёром». Доктор Паша был очень доволен толковым помощником, а земляки-томичи во главе с Гордеем взяли над ним шефство и стали подтягивать по «смежным» дисциплинам так, как они это понимали. И сейчас сей юноша и бегал, как молодой лосяра, и в плечах маленько раздался и на стрельбище с открытого прицела стабильно выбивал сорок пять очков с пяти выстрелов на дальней дистанции. Поэтому и пошёл с группой, неся, в основном, в голове некоторые особенности химических реакций, перечисленные ему академиком Павловым с тем, чтобы смог внятно объяснить всю эту белиберду какому-то оберстартцу из Берлина, который составит компанию фон Штайнбергу на этом рандеву. Помимо всего прочего Ванечке сия прогулка должна была зачесться ритуалом посвящения в Нарочанцы, только вместо того, чтобы снять 98-й Маузер, или парабеллум с тушки лично убиенного ганса, он обязан был доставить груз в целости и сохранности, да тихонько пошептаться с немецким врачом про особенности выделки препаратов. Про то, что в случае чрезвычайных обстоятельств живым попасть в лапы к этим самым гансам он не имеет права, говорить ему не стали…

+18

5

  А вскоре после этого наступило Большое Водяное Перемирие. И в роли слона Хатхи выступил президент САСШ Вудро Вильсон, уже больше полугода носившийся со своими «Четырнадцатью пунктами», как курица с золотыми яйцами. То есть, как поведал потом в очень узком кругу ВэКаэМ, сначала немецкий генералитет заявил Вильгельму №2, что линия фронта может быть прорвана в течение суток и надо срочно мириться хотя бы на время. Потом Кайзер всея Германии со своими ближниками решили сделать «финт ушами». Правительство фон Гертлинга подало в отставку, а новым канцлером стал принц Максимилиан Баденский. В новое правительство вошли все, кому не лень, то бишь, партии парламентского большинства, и это сборище птичек-говорунов тут же обратилось к Мистеру Президенту  с предложением мирных переговоров на основе его программы. Но Величайший Демократ Всех Времён и Народов очень демократично заявил, что даже перемирие возможно только при выполнении трёх условий – отвода германской армии со всех захваченных территорий, прекращения подводной войны и низложения кайзера. Гансам надо было тянуть время, поэтому, с оговорками согласившись с первыми двумя пунктами, они начали было обмусоливать правомерность третьего. Но тут бабахнуло Кильское восстание, которое геноссе Карл Либкнехт изо всех сил старался превратить в Ноябрьскую Революцию. И, как заметил Регент, по данным агентуры Потапова не без помощи всем известного «товарища Троцкого». Французов это очень напугало, ибо теория перманентной революции была уже давно известна, и пока мусью Президент Ля Белль Франс и сэр Премьер-Министр Вэри Грейт Бритн недоумённо интересовались у предводителя заокеанских «команчей» самовольством в процедурных вопросах, Главнокомандующий союзными войсками в Европе фельдмаршал Фош, то ли пользуясь торопливым согласием британцев, то ли просто поставив их в известность, подписал в Компьенском лесу перемирие со вторым Рейхом на целых тридцать шесть дней.
   После чего теперь уж российский посол от имени Регента Российской империи Великого Князя Михаила Александровича, недоумённо задрав левую бровь как можно выше, задал премьер-министру Клемансо вопрос – вот это сейчас что было? Почему мы узнаём о встрече в Компьене чуть ли не из газет? Вы нас, что, уже за союзников не считаете? Так и мы можем отплатить той же монетой! Британцы вон воюют вовсю, пытаются Дарданеллы взять, чтобы обеспечить свободный проход туда-сюда всем флагам. Ну, чтобы, типа, кому другому не достался. Вы-то «Сюффрен», «Голуа» и «Буве» утопили и успокоились, а господа островитяне до сих пор пытаются в Мраморном море свои сапоги помыть. Люди делом заняты, а не перемириями балуются. А по пунктам ежели… Ладно, так уж и быть, с первым и вторым согласные, а вот с третьим – Кайзера трогать не моги. Ибо «ер ист дер Помазанник Божий»!..
   А потом меня предал человек, которому я пусть и не всецело, но доверял! Сначала подгоняемый руководящими и направляющими подж…никами от Его Высокопревосходительства генерала от кавалерии Келлера помчался в Николаевскую Академию восстанавливаться и сдавать экстерном пропущенные экзамены. Причём генерал для этого озвучил достаточно вескую причину. Мол, где-то через полгодика он, несмотря на несоответствие чину, примет под командование Первую отдельную Нарочанскую Её Императорского Высочества Великой княжны Ольги Николаевны бригаду специального назначения. И что ему в этой самой бригаде позарез нужен очень грамотный и  обученный всем армейским премудростям командир Первого Полка. Крыть кроме, как матом, было нечем, посему завис минуты на две, перебирая в уме все возможные ненормативно-командные комбинации из семи общеизвестных слов, после чего смирился с неизбежным.
   А, будучи уже в Питере, узнал, что этот самый змиюка подколодный, откликающийся на обращение «Фёдор Артурович», без меня уехал в стольный град Париж, сопровождая нашего премьера Трепова и министра иностранных дел на мирную конференцию! Хотя, насколько я понимаю, ещё неизвестно, кто кого сопровождал. Заскочивший в гости Пётр Всеславович в дополнение к сногосшибательной новости намекнул, что и премьеру, и МИДовцу, и остальной полусотне официальных рыл было доведено распоряжение Регента неукоснительно выполнять все указания нашего генерала. А вот какие указания получил он сам?.. Как говорил ещё апостол Павел - «тайна сия великая есть»…   
   Тайна эта раскрылась, когда наша делегация вернулась домой в июне девятнадцатого. Нет, само собой то, что напечатали в газетах, народ уже выучил наизусть. Германия отдаёт Эльзас, Лотарингию, да в качестве репараций ещё и Саарские угольные копи на пятнадцать лет Франции. Бельгия получает Эйпен-Мальмеди, Дания - Шлезвиг. Второй Рейх отказывается от всех колоний, не имеет права иметь люфтваффе, танки, боевые корабли водоизмещением более десяти тысяч тонн, подводные лодки, военные училища и академии. Генеральный штаб расформировывается, воинская повинность отменяется, армия в сто тысяч человек набирается на добровольной основе. Общая сумма репараций в первом приближении составляет более двухсот пятидесяти миллиардов золотых марок… 
   Да, создаётся ещё Лига Наций, прообраз ООН. И, типа, все конфликты будут решаться с её помощью и исключительно мирными путями. Ага, охотно верится, учитывая, что Штаты, выдвинувшие идею этой самой Лиги, Версальский договор не подписали.
   Как объяснил Фёдор Артурыч, америкосы решили «дать первый бой» Европе в целом и Британии в частности. Постарались пропихнуть вместо набившего оскомину принципа «баланса сил» свою концепцию демократии, коллективной безопасности и даже самоопределения наций. Но лимонники с лягушатниками, всё же, показали заокеанским выскочкам, чьи именно шишки в лесу. А потом начали разборки друг с другом. Лондон хотел рейнские земли отдать Бельгии, Париж страстно желал захапать их себе. Второй раунд был посвящён делёжке Оттоманской империи, куда потомки Бурбонов  ломанулись изо всех сил, не обращая на хотелки Островитян никакого внимания. Что не помешало им, однако, вместе накинуться на нас, едва услышали магическое слово «Босфор».  И хором начали петь панегирики мудрому Регенту, который, несомненно (ха-ха!) и обязательно (ещё три раза ха-ха!) согласится с тем, чтобы проливу придали статус Суэцкого канала. То есть – заходите, добры люди, берите, что хотите. Да ещё и под управлением Международной администрации. В смысле – британской. Потому, что только нация просвещённых мореплавателей знает, как управлять международным судоходством.
   В ответ на что Трепов, мило улыбаясь, поинтересовался, а почему бы, собственно, не взять пример с Кильского канала? Или, на крайний случай – с Панамского? Нам же, господа, ещё вам кредиты отдавать. А с чего? Хотите без денег остаться? Пылкие французы тут же начали старые песни о главном. Мол, ах, какие могут быть счёты между добрыми друзьями! Гордые бритты с ледяной вежливостью поинтересовались «How many?». Ну, типа, - «Сколько?». На что наш премьер разразился получасовой речью о том, что он – никакой не бухгалтер, но если создавать эту самую Международную Администрацию, то Российская Империя получает пятьдесят один процент мест, а вот сэры и месье, кто больше скидку с долга сделает, тот больше процентиков и получит… Да, и чуть не забыл, у Дарданелл должен быть точно такой же статус и пропускной режим!.. Ах, да, вот ещё личное пожелание Регента – тоннаж проходящих военных судов  не должен в сумме превышать семьдесят процентов от общего тоннажа Российского Императорского Черноморского флота!..
   В-общем, получился наполовину Суэцкий, наполовину Панамский вариант. Россия получила двадцатимильную буферную зону по обе стороны пролива с возможностью размещать там войска «в количестве, необходимом для защиты судоходства и недопущении пиратских действий». Обязательным условием также стало превращение Стамбула из столицы Оттоманской империи в «вольный город» и водружение над Святой Софией православных крестов.
    Турки в ответ на неслыханное оскорбление своих самых интимных чувствей, исходя праведным негодованием, очень сильно возмутились. Потом ещё раз просто сильно возмутились. Потом, видя, что этого никто не заметил, плюнули на проклятых гяуров и умотали в Анкару, сделав её новой столицей в надежде, что им это зачтётся при подсчёте контрибуций и репараций. Французы тоже пытались возмущённо надувать щёки, пока им не напомнили, что первыми в истории этот собор разграбили как раз их предки в каком-то из крестовых походов.

+24

6

С возвращением!!! :) Продолжайте в том же духе! Ждем :)

0

7

Спасибо! Я очень постараюсь!

+2

8

Как видишь, Дима никто тебя не забанил за твоё долгое отсутствие

0

9

И слава Богу!

0

10

Majorvks

Планировали выдержать переыв в пять лет для аутентичности, но терпения не хватило?
  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Бешеный прапорщик. Пять лет спустя.