Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Крымская война. Попутчики-3. Вторая бумажка.


Крымская война. Попутчики-3. Вторая бумажка.

Сообщений 291 страница 300 из 999

291

Игорь К. написал(а):

Ну стёб же. Зачем в такое ёрническом стиле?
Ведь нет никакой особой тайны в том, что это за экспедиция и откуда. В Севастополе уже очень многим рассказали. Так что можно более конкретно заявить - многое знаем про вас из учебников истории. Кстати, "всё" они не знают, знают только что-то, освещенное с точки зрения неких историков, писавших некоторые статьи и книги. Их ведь детально не просвещали об этом времени, спецлитературу о 1920-м не давали, попадание туда произошло случайно. Даже интернета у них с собой нет.  Так что не ясно, откуда вдруг слишком глубокие знания?

А вот именно ерничество. Плюс - попытка запутать собеседника. Вполне, кстати, успешная.

Да,в  Севастополе многое известно (правда,в  виде разрозненных слухов). Уже в этот самый момент. А в самое ближайшее время станет известно еще больше - с учетом оставшихся матросов с "Алмаза" (про Корниловича и ученого пока молчу).
Но - откуда эти сведения в штабе Фрунзе? Для того, чтобы их получить нужно войти в город и поговорить с массой людей, лазутчики, и уж тем более, разведка конной дивизии  таких сведений не доставят. А потом полученные сведения надо переварить и усвоить. И все это будет делаться ПОСЛЕ занятия города, а пока - идет накопление странностей и непонятностей.
Ну во Куроедов их и добавляет, чтобы укрепить Фрунзе в мысли, что это "Ж-Ж-Ж" неспроста и лучше не рубить с плеча. Собственно, только это от него и требуется, верно? Чтобы он ПОДОЖДАЛ, а уж кто и что при этом себе вообразит - да какая разница?

Что до слишком глубоких знаний - а кто вам сказал, что они есть? Пока имеет место вульгарная попытка взять на понт.

Да, и минимум, один из участников - доктор исторических наук. А другой - очень неплохой историк-любитель. Так что подготовить справочку Куроедову они не преминули.....

А вообще - эта мозговая каша старательно замешивается автором, как возможная почва для развития событий в гипотетической книге про НЕВОЗВРАЩЕНЦЕВ. Кто бы ее ни взялся писать....

Отредактировано Ромей (14-05-2017 21:48:36)

+2

292

Зануда написал(а):

Неграмотно говорить "пара" про непарные предметы!
(Сегодня 21:41:59)


Согласен. Но более чем распространено в повседневно речи. А потому - так и останется.

0

293

Зануда написал(а):

Вообще же слова Фрунзе какие-то уж больно торопливые. Он, может, и ошарашен неожиданностью, но думать по должности обязан быстро и хорошо. И вести диалог, а не вываливать на собеседника незрелые плоды своих раздумий. Насколько я представляю ситуацию, диалог Фрунзе и Каретникова должен начаться с взаимного прощупывания, вопросов с подковыркой и обдумывания ответов. Сложная высокоинтеллектуальная пикировка.
(Сегодня 21:41:59)


Ровно наоборот.
Как и было сказано - классическая попытка взять на понт. Ошарашить собеседника массой непонятностей, неувязок, заставить задуматься, взять паузу.
Поймите, Куроедов не собирается вести сложной интеллектуальной игры. Ему нужно одно - ошарашить визави, выбить из колеи, вынудить взять паузу на приведение в порядок мыслей. И именно судя по такой смешанной реакции Фрунзе - ему это удается.

ПыСы. А кокаин назывался по-всякому....

Отредактировано Ромей (14-05-2017 22:00:49)

+1

294

Зануда написал(а):

// Кокаин в те времена AFAIK, называли марафетом, раствор кокаина в спирте - "балтийский чай".
(Сегодня 21:41:59)


- Я сперва подумал - пьян, вот и  хорохорится. Но - язык не заплетается, смотрит прямо. Да и запаха нет.
- Марафет? Балтийский чаек ?
- Ни в коем разе! - уверенно заявил Евдокимов. На этот счет у него имелся опыт.

0

295

Ромей написал(а):

Опять у них ркеты! Вот и комэск говорил, что предупредительный огонь тоже ракетами был...

ракеты...

Ромей написал(а):
Зануда написал(а):

// Кокаин в те времена AFAIK, называли марафетом, раствор кокаина в спирте - "балтийский чай".
(Сегодня 21:41:59)


- Я сперва подумал - пьян, вот и  хорохорится. Но - язык не заплетается, смотрит прямо. Да и запаха нет.
- Марафет? Балтийский чаек ?
- Ни в коем разе! - уверенно заявил Евдокимов. На этот счет у него имелся опыт.

Прямо таки проситься добавить - личный...

+1

296

Dimitriy написал(а):

ракеты...

Прямо таки проситься добавить - личный...

Оставим это читателю для додумывания:)

0

297

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

I
Крым, Кача
Школа военных пилотов
Реймонд фон Эссен

Эссен провел ладонью по теплому перкалю. Аппарат ему нравился - английский DH-9, переданный Врангелю несколько месяцев назад. «Де Хевилендов» в Каче было два, и оба он намеревался забрать в первую очередь. Новенькие движки, не успевшие выработать ресурс, надежные бомбосбрасыватели, пулемет на поворотной турели - куда до них «Вуазенам» и «Фарманам», знакомым Эссену по 1916-му году...
- Отличная машина! Лучший легкий бомбардировщик своего времени, его потом в СССР скопировали - Р-1 поликарповский!
- А вы, вижу, разбираетесь в авиации?
- Да, Реймонд Федорович, с детства интересовался. Модели клеил, гонял на симуляторах. «Ил-2» -может, видели? Отличная игрушка, там управление совсем как...
Лейтенант вежливо кивал, делая вид, что внимательно слушает. За эти два часа он надоел Эссену ужасно, и тот трижды пожалел, что взял любопытного научного сотрудника с «Адаманта» в Качу. И ладно бы, просто лез повсюду, секретов здесь нет - но ведь считает своим долгом делиться восторгами лично с Эссеном! Хотя, надо признать признать: в авиации разбирается, и неплохо.
- А как вы будете  переправлять самолеты в Севастополь? Гидропланы можно в бухте посадить, на воду. А эти? Разбирать и везти на грузовиках?
Эссен так он и собирался поступить,  пока не прикинул, сколько для этогопонадобится   рабочих рук.  А ведь еще грузить моторы, запчасти, инвентарь из мастерских авиашколы...
- Вовсе нет, господин... простите, опять запамятовал, как вас величать?
Энтузиаст авиации не заметил яда в голосе.
- Виктор Сергеевич, можно просто Витя. Если нужна помощь -  вы только скажите, я умею, сам у байка движок перебирал!
Мысль казалась соблазнительной. Вручить энтузиасту французский ключ  отправить в дальний ангар, снимать снять мотор с полуразобранного «Фармана». До вечера провозится наверняка...
- Спасибо, Виктор, буду иметь в виду. Что до аппаратов - нет, мы их здесь разбирать не будем. Мы берем взять «Сопвичи», оба «Де Хевиленда» и «Спад», он тоже совсем новый. Остальное хлам, не стоят возни.  Итого получится шесть колесных машин. Сейчас в городе расчищают посадочную площадку, на бульваре.  Садимся, снимаем крылья, хвост, и в грузовик. А там и до порта рукой подать. 
- Здорово! - восхитился Виктор. - А мне не позволите тоже слетать? Вот, хоть на «Сопвиче», он же двухместный...
- Вы что, никогда не летали? - удивился Эссен.
- Что вы, летал конечно. И на пассажирских самолетах, и на вертолете, однажды даже покатали на мотодельтаплане. Вот это действительно полет: сидишь, открытый всем ветрам, под ногами - пустота! А в лайнере - какой интерес? Будто в автобусе едешь. Потому и попросился с вами - всю жизнь мечтал полетать на старинном самолете! Я видел как-то в Англии на авиашоу такие, но там пассажиров не катали...
«Может, так и сделать? - в отчаянии подумал Эссен. - Пусть Жора летит на «М-9», и забирает этого надоедалу с собой. А если снова попросится - это уж хрен...» Эссен собирался сразу после посадки вернуться с Корниловичем в Качу на мотоциклетке, чтобы слетать еще один раз.  А на ней, спасибо конструкторам, только два сиденья...
- Думаю, это можно устроить.  А пока, Виктор, если вам не сложно, помогите мотористу. Во-он он, пошел к ангару. Догоните его, он вам скажет, что делать.
Молодой человек рысью бросился выполнять поручение. Подошедший Корнилович проводил его взглядом.
- Все-таки люди не меняются... - задумчиво произнес Эссен. - Вот  на этом самом месте в четырнадцатом меня замучили реалисты. Приехали из города на экскурсию, а мне, как дежурному по школе, поручили их пасти. Помню, я всерьез прикидывал, как бы половчее споткнуться и вывихнуть ногу, только не очень сильно - чтобы избавиться от этой напасти.
Корнилович промолчал.
- Да, были деньки... Ладно, Жора, тогда, как договорились, сначала «эмки»? И, кстати, возьми с собой этого малого, а то он мне весь мозг вынес - так, кажется, говорят в двадцать первом веке?
Мичман шутки не принял.
- Реймонд Федорыч, должен вам сообщить.. в-общем, я остаюсь. Вы уж простите, но дальше без меня.
Эссен ушам своим не поверил.
- Как же так Жора... Георгий Валерьянович? Сами же знаете, красные тут устроят террор. Схватят вас - что им скажете?
- Выберусь как-нибудь, осмотрюсь, а там видно будет. Да вы не волнуйтесь, и «потомкам» передайте - я их секретов с собой не беру. Ну, а что в голове осталось - это, уж извините, мое...
Корнилович подобрал хворостину и стал с отсутствующим видом чертить в пыли какие-то загогулины. Эссен прокашлялся, чтобы скрыть волнение.
- Уговаривать, паче того, препятствовать не буду. Решил - значит решил, не гимназист. И вот что...
Он сделал паузу.
- «Де Хевиленд» готов к вылету. От сердца отрываю, у нас их всего две штуки. Покидай во вторую кабину пяток канистр с газойлем, жестянку моторного масла, пару тарелок к «Люське», и лети с богом. Это не «эмка», пять часов в воздухе продержишься запросто. А там сядешь, дозаправишься и дальше. Карты, правда, нет, но ты по компасу дуй на норд-вест, а потом вдоль береговой черты. Одессу только с моря обойди, вдруг у красных там истребители? Если с погодой повезет, можно до Румынии долететь.
- Да сдалась мне эта Румыния! - упрямо мотнул головой мичман. - Я уж лучше к Херсону, а дальше вдоль Днепра, на Екатеринослав,. Степь там ровная, где сесть - найду, а там видно будет.
Эссен испытующе посмотрел на мичмана.
-  К красным, значит? Ну, дело твое, Жора. Но из Крыма все-таки лучше убраться. 
Корнилович поал плечами, потом кивнул.
- Вот и хорошо. Тогда я ангар, а ты запускай и лети с Богом. Моториста пришлю, поможет. Говорить никому не надо, я сам все объясню.
- Но как же так, Реймонд Федорыч? - Корнилович нервно теребил в руках пилотский шлем. - А с нашими попрощаться? Нехорошо как-то, тишком да тайком...
Эссен похлопал мичмана по плечу.
- Долгие проводы - лишние слезы, Жора. Поймут. Ты хоть собраться успел?
Корнилович кивнул на лежащий у стены ангара вещмешок.
-Негусто у тебя барахла, чтобы начинать новую жизнь. Ну ладно, мичман, удачи! Даст Бог - свидимся...
***
«Де Хевиленд» сделал над Качей прощальный круг. Эссен помахал старому другу рукой, и вдруг глаз зацепился за какую-то несообразность. Торопливо извлек из нагрудного кармана френча складной тридцатикратник, поднял к глазам и...
Точно! В обеих кабинах - головы. В задней Корнилович, а вот второй...?
- Слушай, братец, ты помогал мичману заводить мотор?
Пожилой унтер - из здешних, качинских, забытых вместе с аэропланами при эвакуации, - степенно кивнул.
- Так точно вашбродие! Я самый и есть.
- А кто к нему в аппарат сел - видел?
- Как не видеть? - удивился моторист. - Один их энтих, пятнистых. Как вы, вашбродие, ушли, он и подбегает. Побалакал с мичманом, потом бе-е-егом к антанабилю. Мичман мне и говорит - подождем мол, человек со мной должен лететь, а ты пока масло проверь. А я что, мне сказано проверять - я и проверил.
- И что? - жадно спросил Эссен.
- Масло-то? Масло в порядке что ему сделается...
- Да не масло, а этот, которого ждали!
А, вон вы о чем... так он, вашбродие, назад скоренько прибег. Бегит - и тащщит на плече баул, весь пятнами, как форма ихняя. Тяжелый - его, болезного, аж перекосило. Я хотел подсобить, но тот ни в какую. Так и корячился, пока не склал в аппарат. Потом сам залез, мне рукой машет - «заводи»! Ну, я и завел.
- Ну а потом?
- А что потом? Улетели оне, и вся недолга! - ответил унтер и кивнул на уходящий к северу «Де Хевиленд».
Повторяется история с Фибихом? Приставил пистолет к виску, заставил прихватить с собой? Что за бред... Нет, Жора взял парня по своей воле. А может, они заранее сговорились?
Эссен потянулся к рации, помедлил, убрал руку. В конце концов, кто их, «потомков», знает, что у них в головах? В любом случае, это осознанный выбор - и Виктора и Жоры Корниловича, и не ему, Эссену, им мешать. А пока, пусть думают, что парень отправился в город по воздуху. Сказать, конечно, придется - потом, в Севастополе. К тому времени «Де Хевиленд» будет уже далеко.

+6

298

II
Из записок А. Митина.
«Наше пребывание в Севастополе подходит к концу. Поразительно, как много удалось сделать: суда эвакуационного каравана готовы, погрузка заканчивается, алмазовцы и юнкера рыщут по городу и с упоением предаются мародерке. Морпехи, почерневшие, осунувшиеся от бессонницы, днюют и ночуют на блокпостах. Раненых и часть беженцев грузят на "Можайск» - этих счастливцев ждет самое настоящее «светлое завтра». В казармах управления порта развернут фильтропункт, отбирают тех, кто отправится с алмазовцами. «Эмигранты Времени» не знают о том, какая их ждет подстава. В курсе только юнкера, Стогов и Глебовский; остальные рассчитывают попасть прямиком в Констартинополь, а вместо этого окажутся... впрочем, вряд ли при Николае Первом им будет хуже, чем в Крыму при «красном терроре».
Неэтично? Возможно. Можно уже сейчас предвидеть массу коллизий, которые неизбежно породит этот обман. Но ничего, сами потом скажут спасибо...
На суда поместится тысячи три народу, но желающих намного больше. Половина едет с семьями. Зарин из кожи вон лезет, пытаясь натянуть сову на глобус - обеспечить командами девять судов. Слава богу, надо всего лишь выбраться на внешний рейд и отойти на пару миль мористее. Три самых больших посудины - транспорт «Березань», миноносец «Свирепый» и наливная баржа с нефтью - не на ходу, их потянут на буксире. Котлы «Живого» тоже не внушают доверия, но Адриан Никонович уверяет, что несколько часов, на половинном давлении пара - как-нибудь выдержат.  А больше и не надо.
Глебовскому в нашем положении цены нет. Инженер-путеец, механик, знаток паровых машин, настоящий «вечный двигатель» - за что бы он не брался, все начинало крутиться, действовать, проворачиваться, обдирая с колес ржавчину. Набрать из оставшихся в порту мастеровых ремонтные бригады? Запросто. Двух часов не прошло, как все на своих местах  и приступили к работам. За сутки с небольшим реанимировать брошенные посыльные суда? Десяти часов не прошло, как «Казарский» отошел от  пирса и дал победный гудок. Привести в порядок паровой кран, чтобы перекидать невесть сколько тонн «стратегических грузов» на «Березань»? Портовики под руководством Глебовского распотрошили два других крана, и с помощью лома и известных речевых оборотов собрали рабочий редуктор.
Пирс завален ценным имуществом. Алмазовцы, как белки, волокут все, что подвернется под руку. Пушки, полевые и морские, грузовики, торпеды, бочки с топливом, разобранные аэропланы, станки, танки, пулеметы разных систем, ящики, ящики, ящики... На вопрос - «сколько тут всего?» Зарин только усмехнулся: «Кто же его знает, голубчик! Вот окажемся на месте -  пересчитаем, а сейчас надо поспешать...»
Над городом барражирует вертолет. «Горизонты» с «Адаманта» и беспилотники морпехов тоже не пылятся без дела: Куроедов приказал вести полеты так, чтобы красные, остановившиеся в паре десятков верст от городе, все время видели над собой дроны. Вдобавок,  морпехи то и дело выпускают по целям на «ничейной земле» по несколько ракет из РСЗО.  Фрунзе пока стоит, хотя патрули докладывали о конных разъездах на окраине Севастополя. Их отгоняют очередями поверх голов.
Большевистское подполье тоже успело засветиться - у вокзала взяли курьера с донесением в штаб Фрунзе. На допросе парню вкололи кое-какую хитрую химию, но разговора не получилось - пленный сыпал именами, кликухами, порывался рассказывать байки, хихикал, пускал слюни. Этот цирк продолжался часа полтора, пока не стало ясно: без грамотного дознавателя проку от этого не будет.  не получится.  Курьера напоследок  прокатили на «Тигре» мимо блокпостов, показали РСЗО и бронетранспортеры, после чего вывезли за город и дали пинка под зад. Фрунзе нелишне будет лишний раз услышать рассказ о мощи незваных гостей.
Меньше, чем через сутки корабли снимутся с якорей. Пойдут двумя группами: сначала «Можайск» и «Помор» в сопровождении «Адаманта»;за ними, с интервалом в несколько часов - остальные. В их числе и  «Казарский» под командой Иконникова.  Он и несколько человек из команды  лодки (ее за ненадобностью, решено бросить)  решили не искушать судьбу. Понять их можно - объяснения по поводу сдачи субмарины придется давать таким малоприятным товарищам, как Роза Землячка и Бела Кун.
Итак, помашем платочком кораблям экспедиции - их заберет установка «Макеева»- ЦЕРНа. А там придет и наша очередь: установленный на «Адаманте»   «Пробой-М» сформирует Воронку Перехода в XIX-й век, и наши приключения продолжатся.  Это не «билет в один конец» - профессор клянется, что, самое позднее, через год «синхронизированного времени» он пробьет к нам «червоточину», и тогда между нашими «мировыми линиями» можно будет кататься туда-сюда, как в метрополитене.  Правда, для этого Вале Рогачеву придется кое-что предпринять... но это уже совсем другая история.
И, как водится - сюрприз под занавес.  Его подкинул нам душка фон Эссен. Жора Корнилович, всеобщий любимец, лучший пилот авиагруппы, решил остаться. Куда он отправится, к кому примкнет - Эссен не распространяется. Лейтенант отдал Корниловичу один из взятых в Качинской школе самолетов - чтобы мичман не попал под горячую руку красным, когда те займут Севастополь.
Что ж,  по негласной договоренности между руководством экспедиции и Зариным, любой из алмазовцев волен поступать по своему разумению.  В этом мичман не одинок - еще семеро матросов и четыре унтер-офицера решили остаться в 1920-м. 
Но никому в голову не могло прийти, что вместе с Корниловичем сдернет один из наших! Сотрудник научной группы «Адаманта» ударился в бега, прихватив с собой тяжеленный баул непонятно с чем. То есть, это в рапорте будет написано: «содержимое точно неизвестно»; на самом деле, все шито белыми нитками: парень, решивший примерить на себя шкуру «настоящего попданца», наверняка заранее запас все, что предписывается канонами жанра. Можно не сомневаться - там и ноутбуки и солнечные батареи, и запасные блоки, и жесткие диски с базами данных...
Прощального письма «невозвращенец» не оставил, и можно только гадать, в  чьих руках окажется этот кладезь поистине бесценной информации. Хорошо хоть, наш отморозок улетел вместе с Корниловичем - может, хоть мичман  проявит малую толику здравого смысла?
Надо признать -  момент для игры «в попаданца» самый, что ни на есть подходящий. Точка бифуркации - да какая!  Что увидит здесь новая экспедиция лет, скажем, через десять? Если она состоится, конечно -  Груздев не зря распинался на тему каких-то сложностей сугубо хронофизического порядка, а заодно, и непредвиденных энергозатрат.
Но каков Эссен! Рассказал о «побеге» только когда любые поиски «Де Хевиленда» потеряли всякий смысл. «Все мы тут «попутчики», Андрей, - сказал он, -  и  можем в любой момент сойти с поезда и отправиться, куда глаза глядят. Почему адмазовцы имеют на это право, а ваш ученый - нет? Воинскую присягу он, насколько мне известно, не приносил, а значит не может считаться дезертиром...»
А что, подписка о разглашении теперь уже не в счет?»

+6

299

III
Севастополь,
Екатерининская площадь
Юнкера

- Навалили, ни присесть, ни прилечь! - Адашев поддал сапогом здоровенный куль из темно-зеленого то ли плюша, то ли бархата. - На черта лысого нам это барахло? Взяли бы лишних десятка два  ящиков с патронами. Вон их сколько, в пакгаузах - под крышу! Опять же, на ящиках сидеть удобнее...
- Нет в вас, граф, уважения к науке! - наставительно произнес Саша Штакельберг. - То, что вы сейчас так вульгарно лягнули - это комплект Морского Сборника с одна тысяча восемьсот пятьдесят первого года. Самолично гардины в читальном зале сдирал и увязывал! А вон там, в чехле от канапе полный Брокгауз и Ефрон. Так что соблаговолите попридержать копыта!
Вместительный кузов заполняли разномастные кули из портьер, скатертей, мебельных чехлов. Из ткани во все стороны выпирали уголки переплетов. Устроиться на них с удобствами было и правда, затруднительно.
-Только книги в восемь рядов,
Молчаливые, грузные томы,
Сторожат вековые истомы,
Словно зубы в восемь рядов...
- нараспев продекламировал Штакельберг.
- Ваш обожаемый Гумилев? - усмехнулся Адашев. - Вы плохо кончите, Шурочка. Романтики в наш век долго не живут.
Штакельберг поморщился, но смолчал.
Коля Михеев поднял задний борт «Опеля» и лязгнул задвижкой.
- Библиотека Морского собрания - это вам не жук чихнул! Тут до собачьей матери томов, лучшее в Крыму книжное собрание! И как только мы все это ухитрились впихнуть в два грузовика - ума не приложу!
Спасибо хранителю библиотеки, - хмыкнул Адашев. - ежели не он, так и гребли бы все подряд. А так, взяли, как было велено, только то, что издано после Крымской войны, приходи кума любоваться! А дед-то какой колоритный, чисто гном из каких-нибудь оперы Вагнера. Как там у александрийца вашего?
- Мне продавший их букинист,
Помню, был и горбатым, и нищим…
…Торговал за проклятым кладбищем
Мне продавший их букинист.

Вот видите, барон, я тоже не совсем лапотный, порой стишки почитываю, и даже душещипательные!
- А этот старый гриб еще радовался, что мы раритетный фонд, восемнадцатый век, не тронули! - Штакельберг сделал вид, что не услышал подколки. - А ради какого рожна его брать, коли там, куда мы отправляемся, эти книги в натуральном виде присутствуют?
- Прикусите-ка язык, барон! - Адашев шутливо ткнул Штакельберга кулаком у бок. - Я понимаю, начальство далеко, а все же не забывайте приказ: «Об истинных целях нашей операции - ни слова!»
- Так тут же нет никого... - озадаченный Штакельберг оглядел пустую улицу. - Кто услышит?
- Ладно, господа, заканчивайте этот декаданс, и поехали! - Михеев уже устроился в открытой кабине. - А вы, барон, извольте слезть на грешную землю и крутануть стартер! Да поскорее, нам еще в госпиталь надо заехать.
Адашев хмукнул и заговорщицки подмигнул Штакельбергу.
- Лямур! Свезло нашему Николу!
- Да, - печально вздохнул барон, перекидывая ногу через борт.- А моя-то невеста, Наденька, младшая Веретенникова, - я вам карточку показывал, помните?  - в восемнадцатом с папенькой и маменькой в Швецию уехала, а там замуж вышла. А старшая, Верочка, невеста, брата моего Кольки, земля ему пухом -  в Стамбуле сейчас. Все война, будь она неладна...
Старший брат Штакельберга, тоже константиновец, погиб весной этого года под Армянском.
Ничего, барон! - Адашев успокаивающе похлопал приятеля по погону. - Мы вам на месте невесту сыщем, эдакую, знаете, тургеневскую барышню! Они там всякими эмансипэ еще не испорчены, будете в полном бланманже!

+7

300

IV

Восточное
Средиземноморье
Royal Navy

Минную стенку - причалы и пирсы, где раньше базировались миноносцы, а сейчас грузились корабли экспедиции, охранялась на совесть. Посторонним сюда хода не было, а с воды стратегический объект охраняли боевые пловцы на моторках. В центре же города и дальше, до железнодорожного вокзала, действовали мобильные и пешие патрули.
А вот выявлять агентуру (неважно чью, большевиков, врангелевцев, иностранных разведок)  было некому, нечем, и главное, незачем. Вряд ли они решились бы строить странным визитерам каверзы; что до наблюдения - да сколько угодно! Гостям не было дела до того, кто получит эти сведения и какие выводы из этого сделает. Возвращаться на эту «мировую линию» не планировалось, так что местные обитатели могли вволю поломать голову над происхождением необычных солдат, броневиков и кораблей.
Любой ценитель шпионской беллетристики понимает: оставляя такую важную военно-морскую базу, любой интервент обязательно оставит там агентуру. Какую именно -  резидента управляющего разведывательной сетью или одинокого осведомителя с единственным каналом связи -  зависит от возможностей конкретных спецслужб. Но что такие «закладки» есть - сомневаться не приходится.
За два года Севастополь не раз переходил из рук в руки. Им владели германцы; корабли Антанты дважды являлись сюда и дважды уходили. И если немцам и французам Крым не особенно интересен (особенно немцам, только что проигравшим Мировую войну), то англичане, имевшие обширные интересы в Турции и Закавказье, никак не могли оставить главную базу Черноморского флота без присмотра.
Можно лишь гадать, кто выполнял эту опасную и высшей степени важную задачу. В городе, пережившем столько оккупаций, эвакуаций, нашествий беженцев, затеряться не смог бы разве что марсианский октопоид из романа мистера  Герберта Уэллса. Возможно, это был кадровый сотрудник Форин Офис, вроде гнуснопрославленного Рейли, разве что рангом поменьше; возможно бывший врангелевец, завербованный британской разведкой и зарабатывающий на хлеб с маслом в предстоящей эмиграции. Но, так или иначе, уже через несколько часов после того, как первые БТР-ы выкатились на берег, греческий контрабандист, владелец небольшого, но ходкого парового барказа, получил латунный цилиндрик с плотно завинчивающейся крышкой и две беловатые бумажки по пять фунтов. А еще через двое суток в Батуме британский правительственный агент прочел донесение севастопольского агента и поспешил составить другое - контр-адмиралу сэру Майклу Кулме-Сеймуру, командующему силам Флота Его Величества в Восточном Средиземноморье, к чьей зоне ответственности относилось и Черное море.
В британской миссии в Батуме был, разумеется, радиопередатчик, причем достаточно мощный. Расшифрованное донесение легло на стол в адмиральском салоне линкора «Emperor of India» всего через тридцать две минуты.
А еще через час командир легкого крейсера «Карадок», кептен Рагнар Колвин получил приказ следовать к Севастополю. Контр-адмирал хотел знать, что за странные корабли появились в этом порту, и к тому же высаживают там войска.
«Карадок» находился на Черном море с февраля 19-го. В послужном списке этого легкого крейсера, относившегося к популярному в Королевском флоте типу «С», числилось немало встреч с большевиками. Захват красных эсминцев «Спартак» и «Автроил» на Балтике в 18-м; поддержка деникинцев в Таганрогском заливе; бомбардировки частей Красной Армии близ Поти, поддержка белогвардейского десанта в Одессу. А в августе 20-го, в Днепро-Бугском лимане в составе отряда кораблей британского и добровольческого флотов, «Карадок» схлопотал в машинное отделение трехдюймовый снаряд с полевой батареи. Можно, не кривя душой, сказать: мало какой из британских кораблей попортил московским большевикам крови больше, чем этот крейсер. Можно не сомневаться: кептен Колвин и в этот раз - как, впрочем, и всегда, - блестяще справится с заданием. До Севастополя чуть больше трехсот миль, двадцать часов боевым экономическим ходом; завтра, самое позднее, к семи утра крейсер будет на траверзе мыса Херсонес. Британия по-прежнему правит морями, джентльмены!

Отредактировано Ромей (15-05-2017 01:30:41)

+4


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Крымская война. Попутчики-3. Вторая бумажка.