Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Крымская война. Попутчики-3. Вторая бумажка.


Крымская война. Попутчики-3. Вторая бумажка.

Сообщений 951 страница 960 из 1000

951

Ehaiai написал(а):

Ну ,так можно и Южную Африку с Гибралтаром отжать - после этого англичане будут сговорчивее.


Южную Африку отжать элементарно: надо только поддержать буров, ну и заодно переманить в начале 60-х гг. на русскую службу Сесила Дж. Родса, можно даже авансом отвалить ему графский титул :) ну, а не пойдет, так для того, чтобы с англофонной частью Южной Африки что-то сделать, там другие графья есть - Стейнбок-Ферморы, а в России, между прочим, с 18 века живут на Урале их родственники, в Верх-Исети...
Но лучше, имхо, основную ставку делать на буров - самим все равно объять необъятное невозможно...

0

952

Нет ещё никакого англо-бурского конфликта. И нет главного - темы золота, алмазов и аутлендеров. РАНО

0

953

Ромей написал(а):

Нет ещё никакого англо-бурского конфликта. И нет главного - темы золота, алмазов и аутлендеров. РАНО


Значит пол-Канады англичане сейчас уступят?

Конфликта нет, а золото - есть.
Капскую колонию всё равно придётся забирать - пришла ПОРА, т.к. информация о золоте дойдёт до  ВБ довольно скоро и драка будет сильнее чем за Индию.
Гм, наконец-то (русско)-французский десант на остров под прикрытием российского флота  (Свободу Шотландии и Ирландии!) с последующим дерибаном империи -
мера в определённой степени вынужденная и необходимая.

И все остальные будут приветливо улыбаться.

Отредактировано Ehaiai (19-06-2017 21:43:01)

0

954

Как только начинается Суэцкий канал - он и станет основной точкой приложения сил. Англия терпела его в относительно лояльных французских лапках, и то оттяпала при первой возможности. Канал не контролируемый их флотом - угроза Индии гораздо большая.

0

955

Ehaiai написал(а):

Конфликта нет, а золото - есть.
(Сегодня 21:43:01)

То-то и оно, что нет золота. Еще не нашли.

И я считтаю нужным внести ясность.
Темы подобной перекройки мира в любом случае, останутся за рамками данной книги. Если что и будет намечено - то лишь в беседах героев на тему "когда-нибудь потом".

Продолжение возможно, если издательство проявит к этому интерес. А это в любом случае, не вопросближайшего времени.

Поймите меня правильно.
Я постарался перевести произведение из жанра  попаданческого романа в жанр... хронооперы, что ли? Получилось это или нет - судить вам, читателям. А вопрос продолжений и развития - это вопрос издательства. Пока так, а там посмотрим...
Но заделы есть, минимум на две полноценные сюжетные линии....

Отредактировано Ромей (20-06-2017 08:46:04)

+3

956

IV
Кача, школа
военных пилотов
Полная готовность

«Сопвич» подрулил на стоянку. Ротационный «Гном» стрельнул несколько раз, выбросил клуб черного, остро воняющего касторкой дыма и умолк. Тяжеленный блок цилиндров, закрепленный на оси вместе с пропеллером продолжал вращаться, а пилот уже выбирался из кабины. Вернее, он выполнял некий ритуал, раз и навсегда заведенный для себя самого – сначала на траву полетел шлем, за ним – длинные, до локтей, перчатки-краги, и лишь потом на бренную землю спустился сам авиатор.
- Поручик Лобанов-Ростовский полет закончил! – лихо отрапортовал он. И, тоном ниже: - Машина в порядке, Реймонд Федорыч! Жду – не дождусь, когда наконец, в дело!
Бывший воздушный наблюдатель еще в прошлой жизни (так с чьей-то легкой руки стали называть время, прошедшее до появления того, первого лилового вихря) выучился в перерывах между выходами в море, пилотированию, и даже сдал соответствующие экзамены. Эссен давно собирался усадить неугомонного летнаба левое сиденье «эмки», но всякий раз что-то мешало. То не было свободного аппарата, то «кандидат» учинял на берегу очередное  безобразие, то Марченко упирался, доказывая, что в предстоящим походе ему особенно необходим острый глаз напарника. В любом случае, по возвращении из  набега на Зонгулдак, Эссен собирался окончательно переквалифицировать прапора из воздушных наблюдателей в пилоты – и тут судьба подкинула им сюрприз.
Лобанов-Ростовский, отрапортовав по всей форме, стянул пилотскую куртку и небрежно бросил ее на плоскость аппарата. Эссен покосился на новенькие погоны поручика, украшавшие ее плечи – Великий Князь привез государев указ о производстве  участников октябрьских боев на один, а кого и на два чина .  Сам Эссен щеголял погонами капитана второго ранга; командир  «Алмаза» нежданно-негаданно стал контр-адмиралом. Теми же указами для «гостей» устанавливалось денежное содержание в полуторном, а для летного состава – в двукратном  против обычного, флотского, размере.
Так же им дозволялось ношение прежней  формы и знаков отличия. Пришлось гадать, где раздобыть новые погоны: в ход шли запасные комплекты; из чемоданов извлекали старые, предыдущего производства,  оставленные «на счастье».  Об авиаторах же позаботился Лобанов-Ростовский -  привез из Петербурга  два десятка комплектов новеньких разномастных погон. Их по совету Великого Князя  изготовили под заказ в мастерских, снабжавших  лейб-гвардию золотым шитьем, галунами и прочей мундирной фурнитурой.
За нижними чинами «Алмаза» и «Заветного» закреплялся особый статус с производством всех до единого высшие унтер-офицерсике чины и   назначением особого пожизненного пенсиона. Им тоже оставили привычную  форму; Николай, увидев форменки, гюйсы и бескозырки с ленточками у артиллеристов и механиков с "Заветного", откомандированных на  «Морской бык» на время похода, распорядился  разработать для унтеров и нижних чинов флота форму  такого же образца.  Офицеры шутили, что они-де собирались произвести революцию в дамских модах, и особенно, в нижнем белье (благо, насмотрелись в XXI-м веке), а вместо этого совершили переворот в фасонах флотских «ванек».
К «Сопвичу» подошел Качинский. На его кожанке красовались новенькие погоны капитана второго ранга, что немало смущало авиатора – он всю «крымскую» кампанию провалялся в госпитале, с травмами, полученными в момент первого Переноса. Теперь Викториан Романович принял сухопутную эскадрилью, приписанную к спешно создаваемой «особой бригаде»
- Что ж, поручик, отлично. – благосклонно кивнул он Лобанову-Ростовскому. – Теперь вы настоящий пилотяга. Принимайте свой первый аппарат и желаю вам достойно послужить!
И похлопал «Сопвич» по теплому перкалю.
Новоиспеченный пилот расцвел –авторитет Качинского в среде авиаторов был огромен. Многие из нынешних авиаторов были его учениками  еще до германской.
Итак, господа авиаторы, - продолжал Качинский. - Два дня нам на сборы. В субботу утром вылетаем в Николаев и дальше, на Одессу. Вы, Владимир Петрович, - обратился он к Энгельмейеру, утвержденному в должности старшего офицера эскадрильи, - будьте любезны, проследите, чтобы наземное имущество было погружено на пароход. Здешние матросики с деликатными грузами обращаться не умеют, им все бы ядра да запасной рангоут ворочать. Приставьте, что ли, Рубахина наблюдать за погрузкой, да и сами приглядывайте в оба глаза.
А вас, господа офицеры, прошу к пяти пополудни, быть при полном параде. И проследите, чтобы мотористы наши тоже были в соответствии.  За нами пришлют машины из Севастополя. Предупреждаю - на легковых всем места не хватит, так что особо деликатные могут  нанять на хуторе пролетку, чтобы  не трястись в грузовиках. 
В планшете комэска лежал, полученный утром приказ: К семи часам пополудни всему личному составу эскадрильи прибыть на площадь перед церковью архистратига Михаила. Там, в присутствии всего высшего командования флота, должна была состояться церемония принесения гостями из будущего воинской присяги императору Николаю Первому. Присягу, согласно указу государя, будут принимать Великие князья – Николай Николаевич, и его старший брат, Александр Николаевич, только вчера под вечер прибывший в Севастополь из Николаева на паровом шлюпе «Карадок», взятом у англичан при Альме и отбуксированном на николаевскую казенную верфь  для ремонта.  Его, в отличие от французских трофеев, никто не собирался возвращать прежним владельцам; Корнилов уже отослал в Санкт-Петербург отношение о переименовании «Карадока» в «Одессу», в  честь пароходофрегата, погибшего при набеге на Варну.
http://s9.uploads.ru/t/Umiz8.jpg
http://sg.uploads.ru/t/1ALoh.jpg
http://s3.uploads.ru/t/00cRB.jpg
http://se.uploads.ru/t/NVfjk.jpg
http://sh.uploads.ru/t/EZ8e5.jpg
http://s4.uploads.ru/t/kj35M.jpg

Отредактировано Ромей (20-06-2017 11:20:12)

+10

957

Ромей написал(а):

К «Сопвичу» подошел Качинский. На его кожанке красовались новенькие погоны капитана второго ранга, что немало смущало авиатора – он, в отличие от остальных, пролежал всю «крымскую» кампанию провел в госпитале, с травмами, полученными в момент первого Переноса.

Что-то лишнее, да и, вообще ПМСМ, просится слово "провалялся".

+1

958

Ромей написал(а):

Эссен давно собирался усадить неугомонного летнаба (на) левое сиденье «эмки»,

Ромей написал(а):

с производством всех до единого (в) высшие унтер-офицерсике чины

офицерские

+1

959

Дополнение к крайнему фрагменту:
На кожанке Качинского красовались новенькие погоны капитана второго ранга, что немало того смущало– он в течение всей кампании провалялся  в госпитале, с травмами, полученными во время Переноса. Тогда форштевень сорвавшегося с креплений гидроплана проломил ему  грудную клетку.
Валериан Романович остро переживал свое положение. И, выбравшись с госпитальной койки, легко принял решение – не отправляться в загадочный XXI век с «Алмазом» а остаться здесь, в веке  XIX-м вместе с Лобановым-Ростовским, Энгельмейером, Рубахиным и еще несколькими авиаторами. Он возглавил авиагруппу «Херсонеса»  в нескольких боевых походах, отличился в рейде к Босфору. По прибытии экспедиции изменил  призванию морского летчика и принял  сухопутную эскадрилью, приданную спешно создаваемой «особой бригаде». Эссен не без оснований подозревал, что главную роль в этом сыграла возможность получить новенький колесный «Финист» - аппарат совсем другого класса, нежели те, на которых Качинскому доводилось когда-либо летать.
- Что ж, поручик, отлично. – комэск благосклонно кивнул Лобанову-Ростовскому. – Теперь вы готовый пилотяга. Какой аппарат дадим ему,  Владимир Петрович?
Энгельмейер (теперь уже поручик), на которого Эссен с Качинским свалили все заботы по обучению новых пилотов,  с недавних пор висели все заботыпо обучению новых пилотов, долго не раздумывал:
- Напомните, князь, на каком аппарате вы обучались дома?
Перемазанное копотью лицо Лобанова-Ростовского вытянулось. Он сразу просек, куда клонит старший офицер: суток не прошло, как Рубахин, получивший вместе с должностью помпотеха эскадрильи, новенькие погоны инженера-прапорщика,  отрапортовал об окончании ремонта  полуразобранного «Фармана», прихваченного Эссеном в двадцатом году из разоренной Качинской авиашколы. Получив в помощь троих техников с «Адаманта», Рубахин обнаружил в своем графике некоторое количество свободного времени и целиком посвятил его восстановлению раритетной этажерки. К процессу он подошел творчески: заменил проволочные растяжки стальными тросиками, а часть деревянных стоек -  дюралевыми трубами; материалы для этого были неправедно добыты на «Адаманте» через подчиненных-техников. Кроме того, старичок-«Фарман» получил дополнительные топливные баки под плоскостями, новое электрооборудование, бомбодержатели и носовую турель под спарку «Льюисов». . Но главное, место восьмидесятисильного «Гнома» занял трехсотшестидесятисильный М-14,  из числа запасных, взятых для «Финистов». Для нового мощного движка  нужна была усиленная моторама,  что в  свою очередь, потребовало нового набега на складские помещения «потомков». Просто так, взять и спереть охапку хромоникелевых профилей и фасонного крепежа подчиненные Рубахина не решились; пришлось,  скрепя сердце, произвести обмен: продукты высоких технологий XXI века на  десять бутылок лучшего солодового виски, нарядный бронзовый секстан и пару выложенных серебром двуствольных пистолетов в палисандровом ящичке – трофеи, взятые при разграблении злосчастного «Фьюриеса». 
Усилия не пропали даром. Эссен, поднимавший обновленный аппарат в воздух, клялся, что старичка-«Фармана» теперь не узнать.  Но Лобанов-Ростовский, и правда, учившийся когда-то летать на «Фармане», отнюдь не горел желанием заполучить этот раритет, хотя бы и прошедший через очумелые ручки эскадрильского Кулибина. Князю полюбился «Сопвич», и он до последней минуты надеялся, что Качинский оставит его за ним, даже в «экзаменационный» полет попросился на этом аппарате.
Но – не судьба. Спорить он не стал,  комэск есть комэск, да и авторитет Качинского в пилотской среде был огромен. Многие из нынешних авиаторов были его учениками еще до германской.



http://sa.uploads.ru/t/rSlwp.jpg
http://s7.uploads.ru/t/2Ck74.jpg
http://s8.uploads.ru/t/2Zd4M.jpg

Отредактировано Ромей (20-06-2017 19:20:56)

+8

960

Ромей написал(а):

Для него Рубахин соорудил новую моторную раму из титановых профилей,

Ромей может из нержавеюших? Потому что титан это здорово но очень заморочно. И как он сооружал сваривал? А откуда в него навыки сварки титана. Это очень не простой процесс.Для сварочных цехов, где производятся работы с различными металлами, необходимо выделить специальную область, которая будет использоваться специально для сварки титана. Место, отведенное для этого, должно быть защищено от потоков воздуха, влаги, пыли, жира и других загрязнений, которые могут препятствовать качественной сварке. Это место должно быть защищено от воздействия таких процессов, как зачистка, резка и окраска. Кроме того, должна быть под контролем и влажность воздуха.
Подробности можно посмотреть тут.
Сварка титана и его сплавов – технология и особенности : http://www.smart2tech.ru/svarka-titana- … sobennosti

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Крымская война. Попутчики-3. Вторая бумажка.