Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Возвращение в строй. 1941


Возвращение в строй. 1941

Сообщений 281 страница 290 из 896

281

Поскольку ГГ выглядит слишком осведомленным, остановился на варианте, что он прекрасно опознает Т-28 (перепутать его действительно ни с чем нельзя, как и Т-35), но подробностей не знает. Про экранирование и другую пушку ему рассказывает Булочкин. Понадобился Т-28Э для того, чтобы он мог нормально противостоять немецким танкам. Хотя это и не принципиально.
Выложил начало главы 1.7. Вопрос: насколько правдоподобен перевод ГГ на ПС-84? В принципе, из истребителей на бомберы и другие машины могли пересадить из-за ограничений по здоровью, например. Естественно, должны переучивать. Здесь ситуация, когда времени нет, другого пилота нет, хватай мешки, вокзал отходит.

+1

282

Olle написал(а):

Так как делать было совершенно нечего, летчик завалился спать, предварительно попросив солдата, приносившего обед, раздобыть ему газет. Северова мучил информационный голод, советские газеты того периода чтиво своеобразное, но другого все равно нет. Солдат пообещал раздобыть к ужину и слово сдержал. Но почитать принесенные газеты Северов не успел, вошедший солдат попросил следовать за ним и привел Олега в домик на краю летного поля.


1. Повторы!!! М.б. разбавить: боец?
2. В это время выражение "солдат" считалось старорежимным.

0

283

Olle написал(а):

Вопрос: насколько правдоподобен перевод ГГ на ПС-84?


Один раз можно натянуть сову на глобус - комиссары были разные, Поппель в мемуарах жаловался... Но чтобы этот эпизод перерос в перевод - по-моему этому воспротивятся и лётчики (с одного типа самолётов на другой надо переучиваться, тем более - с одномоторного истребителя на многомоторный транспорт) и армейская бюрократия.

Что касается "солдата" - уважаемый Череп меня опередил, возможные замены - "красноармеец", "рядовой".

0

284

Olle написал(а):

А как там будет в Москве вообще неизвестно. Еще неизвестно, как отнесутся к людям освобожденным из плена.

Близкий повтор, второе можно заменить на неясно.

Olle написал(а):

Размышляя над своим недалеким будущим(ЗПТ) Северов ощутил, что самолет начал снижаться

Olle написал(а):

Когда петрович и остальные уже вышли из комнаты

Опечатка.

Olle написал(а):

Лоб раненого был покрыт испариной, дыхание (было?) тяжелым, было видно, что перелет дался ему нелегко,

"было видно" можно заменить на "очевидно".

Olle написал(а):

Опознавательный знак – костры в идее треугольника.

Виде. Опечатка.

Olle написал(а):

Ночью немцы из не потревожили, ночных истребителей не было,

Их.

0

285

Пока поправил очепятки. Думаю, как правильно обыграть перевод.

0

286

Olle написал(а):

В домике находилось несколько командиров, среди которых Олег заметил полковника с синими летными петлицами. Посмотрев на Северова, тот удивленно спросил:

Уважаемый автор, вас за синий цвет петлиц побьёт ГГ, у авиации петлицы голубые, синие у кавалерии  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif

0

287

Olle
Есть вопросик..  То, что ГГ учил языки с детства - это понятно, а вот как же он сумел добиться настолько безупречного немецкого произношения, что его немцы за своего принимали?

По главе 1.7...
Есть "назойливый" сюжетный повтор - сначала Снегов, а потом и Петровский, благодарят суперлетчика за спасение.
Именно на такие моменты пыталась обратить Ваше внимание IvFox:

IvFox написал(а):

Как я уже раз замечала, проблема не в том, что тот или иной подвиг невозможен, проблема в том, что вы хотите, чтобы герой совершил их все...

Советую убрать "второе спасение".

Olle написал(а):

...Вопрос: насколько правдоподобен перевод ГГ на ПС-84?...

При описанных обстоятельствах - неправдоподобен, нецелесообразен, и абсолютно не мотивирован.

Olle написал(а):

...Думаю, как правильно обыграть перевод.

Мне кажется, что Вам следует, для начала, обозначить обстоятельную беседу ГГ с Орловым ("о жизни и судьбе" :) ), а потом предусмотреть перевод главгероя в Москву, в Быково - на МиГ-3 в истребительный полк НКВД.
Кроме этого, Вы сможете предусмотреть использование главгероя при выполнении заданий госбезопасности по доставке сотрудников за линию фронта, например, на самолете Р-10 (такие в авиации НКВД имелись), или на "гибридной версии" ПС-5 со штатным вооружением Р-10, но без турели.
Соответственно, главгерой, после перевода, будет ходить в форме авиапограничника, а также, наконец-то, и правда будет служить в НКВД. :)

Кстати, для сведения - в СССР, на момент начала войны, имелись в эксплуатации и импортные самолёты, в том числе... Ю-52. :)

0

288

Да, что-то с цветовым восприятием у меня проблемы. Хорошо, не написал "с васильковыми" :angry:
Обещанная ссылка по Т-28, может кого-нибудь заинтересует: http://alternathistory.com/tank-t-28-inoi-vzglyad. Оценку дать не могу, ибо не совсем "копенгаген".
Собственно проявления благодарности со стороны Снегова и Петровского уберу, а вот в живых их оставить хочется. По первоначальному замыслу пресловутая тетрадь передается именно Петровскому от имени погибшего генерала Морозова, теперь на него "просветление" снизойдет само :idea:
"Перевести" ГГ на ПС-84 хотел для того, чтобы он получил навыки полетов в сложных метеоусловиях и ночью. Уже придумал как переделать. Направлять его служить в НКВД планов изначально не было вообще. Кстати, хорошее произношение на одном неродном языке не считаю чем-то из ряда вон выходящим. С ГГ занималась бабушка-профессиональный переводчик, причем с детства. И еще вопрос: сколько Р-10 и ПС-5 осталось в строю (в боевых частях) на начало 1942?  "После войны с Финляндией вопиющее отставание в техническом оснащении советской авиации стало настолько очевидно, что в отчете о боевых действиях ВВС на Карельском перешейке указывалось: "...опыт войны еще раз показал, что скорость полета является важнейшим качеством, необходимым всем без исключения типам самолетов. Отсюда мы должны сделать вывод о неотложном форсировании строительства скоростной авиационной техники". Этот же недостаток был отмечен комиссией ЦК партии в мае 1940 г. в связи с передачей К. Е. Ворошиловым дел Наркомата обороны С. К. Тимошенко. В акте комиссии отмечалось: "Материальная часть ВВС Красной Армии в своем развитии отстает по скоростям, мощностям моторов, вооружению и прочности от авиации передовых армий других стран". В число машин, подлежащих срочной замене, вошли и Р-10. Однако довольно неожиданно самолетам И. Г. Немана нашлось новое применение. Развертывание Военно-воздушных сил сопровождалось резким увеличением количества авиационных учебных заведений. Их численность довели в 1940 году до 62, а к середине 1941 года - до 111. Устаревшие Р-10 в массовом порядке начали передавать во вновь организуемые авиационные училища и летные школы, где их использовали для обучения и перехода на более современные Су-2 и Як-4." (С) Еще "Испытания ПС-5 с двигателем М-25В проводили в НИИ ГВФ с 31 мая по 4 июля 1940 года. Ведущий инженер С.Д.Спиваковский, летчик-испытатель А.И.Табаровский. Самолет допустили к полетам на дневных линиях ГВФ, но об эксплуатации подобных машин в «Аэрофлоте» сведений нет. Опытный ПС-5 использовался некоторое время для заводских перевозок и вскоре разбился при посадке с пассажирами из-за ошибки летчика." (С) :dontknow:
Нет, не спорю, Р-10 использовались и в 1943 году, но, как я понял, массовым это явление не было. В авиации ВМФ они, вроде бы, продержались подольше, но машина к началу войны прилично устарела.
И еще не могу не сказать. Пока "творил" в гордом одиночестве, заносило очень круто. Доволен, что попал на этот форум, мог ведь оказаться и на другом.

Отредактировано Olle (18-06-2017 10:25:17)

0

289

Olle написал(а):

И еще вопрос: сколько Р-10 и ПС-5 осталось в строю (в боевых частях) на начало 1942?


ОЧЕНЬ МАЛО!!!

Авиация и время 2014 04
«Десятка». Самолет Р-10

По состоянию на 22 июня 1941 г. основная масса Р-10 находилась в летных школах. Но и в войсках их оставалось немало: в Европейской части СССР на аэродромах приграничных и внутренних округов находилось порядка 180 исправных машин. Большинство из них входило в состав разведэскадрилий общевойсковых армий, а также корпусных эскадрилий. Например, полностью были вооружены «десятками» 7-я ОРАЭ (Павлоград, Днепропетровская область) и 25-я ОРАЭ, стоявшая на аэродроме Константиновка, Сталинская (ныне Донецкая) область. Также Р-10 продолжали служить в 46-й ОАЭ Пинской военной флотилии (переформирована из Днепровской в июле 1940 г.), пограничных 1-й ОАЭ в подмосковном Быково и 10-й на аэродроме Королино (Каролин) из-под Гродно. Начнем с пограничников. К 22 июня в 10-й ОАЭ насчитывалось 12 Р-10. Кроме того, к ней был приписан самолет начальника войск генерал-лейтенанта И. Богданова, постоянно дислоцировавшийся с экипажем в Белостоке. Командовал эскадрильей к-н Кудрявцев. Часть машин базировалась на полевых площадках вблизи застав, комендатур и отрядов, занимаясь патрулированием линии границы и разведкой сопредельной территории в интересах командования Украинского и Белорусского пограничных округов. Также самолеты привлекались к выполнению транспортных и курьерских полетов. По разным данным, в Королино находилось от шести до девяти Р-10. Утром 22 июня самолеты люфтваффе нанесли внезапный удар по Гродно и окрестностям. Не менее пяти Р-10 сумели взлететь и вступить в бой. Непосредственно над аэродромом были сбиты машины ст. л-тов П. Пашинина, В. Красовского и С. Фадеева. Не вернулись с задания самолеты л-тов А. Астахова и В. Пыжова. Все остальное было сожжено на земле. Подобная судьба ожидала и Р-10, рассредоточенные на полевых площадках. Вероятно, сумел взлететь только л-т Федор Хряков, находившийся со своим экипажем под Белостоком: «Когда огонь прекратился, появились танки, следом – немецкие автоматчики. Я побежал на полевой аэродром. Там мы сели в Р-10 и полетели смотреть, что происходит. Наступление выглядело ужасно. Сверху это было похоже на большую черную реку из танков и солдат. От нашего погранотряда в полторы тысячи человек после кровавой мясорубки не осталось почти никого…». На этом боевая деятельность 10-й эскадрильи завершилась. В 46-й ОАЭ Пинской флотилии к началу войны количество Р-10 выросло до 16. 22 июня 1941 г. эскадрилья встретила на аэродроме Жабчицы, в 8 км к западу от Пинска. К 14.00 он подвергся четырем налетам люфтваффе, и потери эскадрильи составили 8 Р-10, а также все самолеты других типов. Уцелевшие машины были разобраны и перевезены в н.п. Дорошевичи, а оттуда 30 июня – в Бузовую. С Бузовой уцелевшие Р-10 совершили ряд боевых вылетов. Один из них, выполненный 9 июля, стал последним для экипажа в составе летчика ст. л-та Евсеева и штурмана м-ра И.Д. Эвина. На следующий день остатки эскадрильи перелетели на восток, на аэродром Веркиевка. В эти же дни комэск Кравченко написал рапорт командующему ВВС ВМФ генерал-лейтенанту В.Ф. Жаворонкову, в котором доложил, что продолжает воевать в составе Юго-Западного фронта, в строю осталось 4 самолета, и просил новую материальную часть, так как «самолеты «Р-10» тихоходные и бессильные в бою с немецкими истребителями». В конечном итоге, 12 июля приказом Наркома 46-ю ОАЭ исключили из состава ПВФ и передали в Ейское училище. Упомянутая выше 25-я ОРАЭ была в конце июня переброшена в Белоруссию, где активно сражалась и понесла серьезные потери. В середине июля она была выведена в тыл, на харьковский аэродром Рогань, где сдала остатки матчасти Харьковскому авиационному училищу. Пожалуй, одной из наиболее активно воевавших на Р-10 авиачастей была 7-я ОРАЭ. В начале июля ее направили на Юго-Западный фронт, в состав 62-й БАД ВВС 5-й армии. Часть насчитывала 23 самолета, в т.ч. 2 И-15бис. Комэском был к-н А.А. Трошкин. Поначалу эскадрилья действовала с аэродрома Чернигов. Сразу же по прибытии она получила задание от командарма генерала Потапова взять под контроль три направления: Мозырь-Туров-Новоград-Волынский- Житомир, Славута-Шепетовка-Житомир-Новоград-Волынекий-Коростень, Овруч-Коростень-Малин-Радомышль-Коростышев-Ирпень. Особое внимание было уделено первому, поскольку там находились войска соседней 21-й армии, но о состоянии дел у нее командарм-5 не имел никакой информации, что было чревато большими неприятностями. Разведполеты на далекие расстояния выполнялись одиночными машинами, зачастую без истребительного сопровождения. Довольно часто экипажи брали с собой бомбы, которые сбрасывали на обнаруженные объекты и войска противника. Наиболее активно действовали экипажи в составе комзвена л-та Ромащенко и его штурмана л-та А.П. Ковальчука, а также замкомандира эскадрильи ст. л-та К. Б. Раденко и штурмана л-та М. М. Лобачева. Первый экипаж к началу сентября 1941 г. совершил 64 боевых вылета, второй – около 50. Вот несколько эпизодов из боевой работы экипажа Раденко – Лобачева. В один из дней они обнаружили и сфотографировали колонну вражеских танков. Раденко решил сбросить на противника имевшиеся на борту бомбы. Однако немцы открыли сильный зенитный огонь, и при заходе на цель хвостовое оперение и правая консоль крыла получили повреждения, а также заклинило створки бомболюка. Пришлось отказаться от атаки и с бомбами возвращаться восвояси. На аэродроме экипажу запретили садиться с опасным грузом, и Раденко удачно посадил машину в поле. В другой раз экипаж обнаружил с высоты 4000 м скопление техники у переправы через р. Тетерев. Желая разобраться, чья она, Раденко снизился. Внизу были немцы. Приняв Р-10 за свой самолет, они разложили внизу опознавательное полотно с отчетливо видимой свастикой. Советский экипаж получил полную ясность, и Раденко обстрелял немцев. Одна из автомашин загорелась. 21 августа экипаж летал на фоторазведку к Житомиру. В тот раз ему была выделена для сопровождения пара И-16. За линией фронта советские самолеты были атакованы четверкой истребителей противника. В завязавшемся бою один «мессер» был сбит, но и советская сторона потеряла «ишачка». Летчик другого И-16 вышел из боя, бросив Р-10 без прикрытия. Экипажу «десятки» удалось выполнить задание и вернуться на свой аэродром. На земле на Раденко «наехал» командир истребительного полка, обвинив летчика в том, что тот, якобы, покинул лишившегося напарника летчика И-16! Грозил всяческими карами. Хорошо, что подоспел командир 62-й БАД генерал Г.И. Тхор. «Подождите, майор, – заявил он. – По-вашему выходит, что наш Р-10 сопровождал двух ваших И-16? Нет, дорогой товарищ, в данном случае ваш летчик будет нести ответственность по всей строгости военного времени за то, что бросил разведчика в беде». Бои на киевском направлении отличались ожесточенностью, и 7-я ОРАЭ несла ощутимые потери. Так, за первый месяц пребывания на фронте часть потеряла 9 летчиков и штурманов. В начале августа пара Р-10 вела разведку войск противника в районе Зарудье-Малин-Тетерев. С задания не вернулся экипаж летчика М.М. Гнута и штурмана С.И. Демидова. Долгое время их судьба оставалась неизвестной. Только почти 40 лет спустя следопыты Иршанской средней школы Радомышльского района установили обстоятельства гибели экипажа. Данные о них передали в Калугу, откуда был родом Демидов. Местная газета «Заря» опубликовала о нем очерк, где, в частности, указывалось: «Вечером над селом Садки показался наш самолет. Он летел очень низко и горел. Вблизи села на привале расположилось очень много немецких солдат. В гущу их и врезался краснозвездный советский самолет. Взрыв и пламя поглотили очень много фашистов. Ночью жители села похоронили останки отважных летчиков». 7 августа 1941 г. эскадрилья потеряла и командира к-на А.А. Трошкина. В тот день он вместе со своим штурманом Б. Гавриковым вылетели на разведку железнодорожных платформ с крупнокалиберными орудиями, находившимися где- то на перегоне Житомир-Коростень. Цель была обнаружена на станции Турчинка. Трошкин сбросил бомбы, а затем приступил к корректировке огня советской артиллерии. Однако вскоре прилетела четверка «мессеров», и в завязавшемся бою Трошкин получил смертельные пулевые ранения. Гавриков спасся с парашютом и приземлился на позициях советских артиллеристов. 15 сентября 7-я ОРАЭ встретила в Прилуках. В строю остался единственный Р-10, который на следующий день летчик Иванов со штурманом Синицей перегнали на восток. В «безлошадной» эскадрилье из летно-подъемного состава пережили перипетии жестоких боев всего 3 экипажа. На этом краткий, но весьма насыщенный боевой путь 7-й ОРАЭ завершился. Таким образом, почти весь парк Р-10, находившийся в боевых частях, был достаточно быстро истреблен в ходе летне-осенней кампании 1941 г., хотя их экипажи и внесли свой вклад в срыв плана «Барбаросса». В тылу, в ряде авиашкол, еще оставалось какое-то количество «десяток», и некоторые из них позже также были отправлены на фронт. В т.ч. такие самолеты находились на вооружении 73-го БАП авиации Краснознаменного Балтийского флота, где применялись в качестве ночных бомбардировщиков. Действовали они с аэродрома Каменка и работали в интересах Ленинградского фронта.Полк принимал участие в прорыве блокады Ленинграда в январе 1943 г. В частности, работал по аэродромам врага в Гатчине и Сиверском. Шесть экипажей, возглавляемых Л. Казакевичем, Г. Агафоновым, К. Ларионовым, Ю. Ботвинником, А. Каладзе и Г. Гордеевым, наносили уда ры на протяжении всей ночи строго по графику, взлетая поэкипажно с частотой в 10 минут. Это позволяло держать противника в напряжении. Принимали участие в подобных налетах и другие экипажи. В т.ч. летчика ст. л-та Г.И. Сацукаи штурмана к-наС.И. Уласевича. Р-10 был встречен ожесточенным огнем, но Сацук сумел выполнить два захода и сбросить несколько бомб на полосу. На третьем заходе машина получила попадание, был ранен летчик. Тем не ме нее, он выполнил заход до конца, сбросил бомбы и пошел на четвертый заход. Только полностью освободив бомбоотсек, Сацук развернул машину к Каменке. Он сумел дотянуть до своего аэродрома и посадить самолет, но скончался от потери крови. Были и такие потери, без которых, по большому счету, можно было и обойтись. Так, 6 января 1943 г. на учебное бомбометание отправились летчик с-т Т.А. Жуков и штурман мл. л-т Б.И. Городилов. После выполнения задания на самолете отказал компас. Р-10 попал в густой туман, экипаж потерял ориентацию. Когда кончилось горючее, Жуков совершил вынужденную посадку на территории, захваченной противником, где их утром следующего дня взяли в плен финны. На Балтфлоте летом 1943 г. тремя Р-10 располагала 6-я САЭ, в составе которой также находилось 6 Ил-2 и один Пе-2. Действуя с аэродромов Выстав и Новая Ладога, самолеты применялись против финских плавсредств на Ладожском озере. Одной из наиболее известных акций Р-10 стала бомбардировка причалов в бухте Саунамиеми. Можно сказать, что в действующей армии Р-10 дольше всего продержались на Ленинградском и Карельском фронтах, что и неудивительно. Основным противником там были финны, ВВС которых в первые годы войны располагали разномастным набором не самых современных истребителей, против которых экипажи Р-10 воевали весьма успешно. Даже перевооружившись на Bf 109, финны далеко не сразу смогли выбить назойливые «десятки». По крайней мере, финские летчики заявляли о сбитых Р-10 еще и 23, и 30 июня 1944 г. На Юге Р-10 воевали в 23-м ШАП, входившем в состав авиационной группы Азовской военной флотилии. Полк, насчитывавший 20 Р-10 и 12 Ил-2, очень хорошо проявил себя в летних боях 1943 г. на Азове против германских и хорватских кораблей и катеров. Вот некоторые примеры боевой деятельности полка над морем, в которых отмечено участие Р-10. Так, 8 мая две машины атаковали и потопили вражеский катер. 11 июня в 6.40 утра пара Р-10 обнаружила в районе мыса Ачуев 6 катеров противника, которых прикрывали три Bf 109. Несмотря на численное превосходство врага, экипажи «десяток» пошли в атаку и потопили катер. В завязавшемся воздушном бою оба советских самолета получили повреждения, но смогли вернуться на свой аэродром.
20 июня 2 Р-10, 6 Ил-2 и «Аэрокобра» атаковали в Азовском море большую группу германских катеров, которые шли под истребительным прикрытием. Произошел ожесточенный воздушно-морской бой, в результате которого противник потерял один «мессер» сбитым и другой – поврежденным. Кроме того, по заявлению советских летчиков, было потоплено 4 катера. Советская сторона потеряла 2 машины: Ил-2 и Р-10. Известный германский морской историк Юрг Майстер приводит другие данные: «В ходе боя было повреждено несколько двигателей, раненых было всего 2 человека, при этом корабельным орудием был сбит один, а истребителями – три советских самолета». 14 июля 1943 г. авиаразведка обнаружила в районе косы Белосарайская конвой в составе трех быстроходных десантных барж (БДБ), трех сторожевых катеров, четырех мотоботов и буксира с баржей. В воздух немедленно поднялись 2 Р-10 и 5 Ил-2. Кроме того, наперехват вышли бронекатера. В 19.20 в районе косы Кривая летчики атаковали вражеские плавсредства. Несмотря на противодействие истребителей, удалось добиться попаданий, и на судах конвоя наблюдались пожары и взрывы. Правда, пока подоспели катера, конвой укрылся у берега… 20 июля шестерка Р-10 обнаружила в 15 милях к востоку от Мариуполя конвой из трех БДБ и двух катеров. Немедленно его атаковав, летчики «десяток» наблюдали попадания двух бомб в баржу. На обратном пути самолеты были атакованы «мессерами», но потерь не понесли. Ночью 1 августа в Ахтарском заливе произошел серьезный, по местным масштабам, морской бой. Советским катерам удалось подбить одну БДБ. Едва рассвело, для развития успеха командование направило 2 Р-10 и 4 Ил-2. Самолеты в районе банки Железинская нанесли бомбо-штурмовой удар, потопив одну БДБ и повредив катер. Уцелевшие корабли противника, преследуемые бронекатерами, начали отходить на Темрюк. Однако у бронекатеров практически был израсходован боезапас, и они прекратили преследование. Тогда командующий вновь выслал авиацию, и в 8.20 в районе мыса Ачуев группа Р-10 атаковала вражеский ордер из 6 единиц. Была потоплена еще одна БДБ, и получил серьезные повреждения катер. В тот же день Р-10 совместно с Ил-2 и береговой батареей № 723 уничтожили на переходе между Мариуполем и Таганрогом катер и 2 сейнера, повредили баржу и катер. Азовская эпопея Р-10 завершилась участием в боях за освобождение Таганрога 27-30 августа 1943 г. В первые три дня они работали по срыву эвакуации вражеского гарнизона морем, нанося удары по конвоям противника в районах кос Кривая и Беглицкая, заставляя их возвращаться в исходные пункты. Днем 30 августа самолеты 23-го ШАП совершили 32 вылета, потопили 4 БДБ и 2 сторожевых катера, повредили 8 барж и пароход. Майстер же говорит, что в ходе боев 29-30 августа в районе Таганрога имели место «интенсивные атаки советской авиации». По его утверждению, потопленных плавединиц у немцев не было, но многие получили повреждения. Например, на тральщике R 30 насчитали 48 пробоин…

В глубоком тылу использовала Р-10 пограничная авиация. Так, 8-я ОАЭ в годы войны занималась охраной границы в Средней Азии. Иногда приходилось заниматься и полноценной боевой работой. Например, в июле 1944 г. на участке Памирского погранотряда афганцы ежедневно обстреливали со своих постов советских пограничников, а также местное население, занимавшееся сельхозработами. Решено было провести ответную операцию. 1 августа группа Р-10 и минометчики нанесли удар по трем афганским погранпостам, с которых производились обстрелы. Они были разрушены до основания, и, как сказал классик: «…соседи присмирели, воевать уже не смели». 3-я ОАЭ НКВД в январе 1942 г. была переброшена своим ходом на Дальний Восток, в г. Нерчинск, преодолев по воздуху более 4000 км. Здесь она послужила базой для формирования 3-го отдельного легкобомбардировочного авиаполка погранвойск НКВД СССР, который в мае 1945 г. преобразовали в 3-й отдельный авиаполк. На протяжении всей войны он занимался охраной границы с Маньчжурией, а накануне советско-японской войны самолеты части, в первую очередь Р-10, провели фотографирование японских приграничных укреплений. Так, по заданию командования 36-й армии, на участке Забайкальского пограничного округа в июле-начале августа 1945 г. Р-10 совершили без нарушения границы 214 вылетов с налетом 324 ч. При этом 7 и 8 августа было выполнено 36 вылетов на направлении наступления армии. В результате удалось сделать 30 фотопланшетов японских объектов и гарнизонов, расположенных вблизи границы, что весьма помогло армейцам. По имеющимся данным, в составе погранавиации и завершилась карьера «десяток»: все они были списаны в первые послевоенные годы. К 1948 г. ни одного Р-10 в строю не осталось.


Последней же машиной, созданной на базе Р-10, стал пассажирский самолет ПС-5, в который переделали один из последних серийных разведчиков. Машина осталась в распоряжении завода № 135 и эксплуатировалась вплоть до войны.

Отредактировано Череп (18-06-2017 11:24:47)

+3

290

Иванов написал(а):

а вот как же он сумел добиться настолько безупречного немецкого произношения, что его немцы за своего принимали?

Так сколько диалектов!
"Безупречный немецкий" бывает только в письменном виде.
Я уж не говорю о швабском, но даже у нас в Северной рейн вестфалии свой диалект на основе "литературного".
Шипим, однако.
Не ихь, а ищь.  http://read.amahrov.ru/smile/neigh.gif

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Возвращение в строй. 1941