Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Крымская война. Попутчики-3. Третья бумажка.


Крымская война. Попутчики-3. Третья бумажка.

Сообщений 321 страница 330 из 524

321

II
Париж, площадь  Отель-де-Виль
Управились быстро - четверть часа на все про все, с учетом того, чтобы залезть на крышу и спуститься вниз, волоча на себе спеленутого, как мумия, «клиента». Ни единого выстрела. Ни единого трупа. В Варне с беглым Фибихом и то было больше возни, а тут целый император Франции!
Конечно, любая революция имеет своим следствием бардак, и такая организация караульной службы - неизбежное его проявление. Но чтобы плененного тирана, за которого, стоит изрядная часть провинций, половина армии, поддерживают могучие соседи, охраняли два унылых типа с незаряженными ружьями и тупыми тесаками?
Или вся охрана внизу, стережет лестницы на третий этаж? А почему нет часовых в коридорах, на поворотах? И где комната с отдыхающей сменой? И почему, черт возьми, до сих пор не было ни одного обхода?
Это не укладывалось в голове.
Впрочем, тем лучше. Ни Белых, ни его бойцы вовсе не жаждали пройтись по зданию ратуши так, чтобы позади все взрывалось и горело, а впереди - рыдало и разбегалось.
Маньяков в спецназе не держат.
Оставив Змея и малыша Мишо прятаться за высоченной трубой, одной из двух, обрамлявших левую башню здании ратуши, Белых, Карел и Вий надвинули на глаза ПНВ и поползли по карнизу, нацелившись на мансардное окно, прилепившееся к заостренной готической крыше. Гринго контролировал фасад ратуши со своим «Винторезом», устроившись в квартире второго этажа в здании напротив. Хозяин квартиры, пятидесятилетний плешивый эльзасец в данный момент томится, связанный по рукам и ногам, под собственной кроватью.
А кому сейчас легко?
Кто еще? Лютйоганн мается на мостовой, у подъезда, с рацией под полой. В дальнем конце площади ждет Фомченко в фиакре.
Два щелчка тангентой.
- Снарк, я Гринго, чисто.
- Я Змей, чисто.
Легкий шлепок по плечу - Карел. Сзади тоже порядок.
Решетки на окне мансарды не оказалось. Щеколда секунд пять сопротивлялась ножу, потом тяжелая рама чуть скрипнув, приоткрылась и черные тени проникли внутрь. В комнате пусто; в этом они убедились, прежде чем взломать раму, с помощью гибкого щупа с крошечной видеокамерой. Сейчас этот щуп пролез под дверь; изображение лестницы, ведущей вниз, на третий этаж, медленно поворачивается на маленьком нарукавном экранчике. Минута... две... никого. Только тускло, через один, светят газовые рожки.
Белых сдвинул ПНВ на лоб и выскользнул на лестницу. Так, вниз, два пролета... щуп с камерой за угол. Никого? Поворот направо... короткий, с единственным окном коридор, левый поворот... следующий коридор... здесь!
Карел страхует тыл; Белых с Вием одним броском преодолели пять метров, отделявших их от скучающих часовыми. Глухие удары сдавленный хрип, бесчувственные тела сползают на пол. Жест вправо - Вий понятливо берет под контроль противоположную часть коридора. Белых замер, прислушался - за дверью тишина. Как там учила Фро..?
Дверь распахнулась. Высокий мужчина, в измятом мундире замирает в резном кресле, вскакивает и чуть не падает, пытаясь отскочить к окну. Это ничего - немудрено испугаться, когда в ночь перед казнью к тебе в комнату вламывается тип, с ног дол головы в черни, с непонятным приспособлением на голове и пистолетом в руке.
«...одутловатое лицо, высокий лоб... узкая бородка, длинные усы «в шильце»... он!»
- Votre Majesté, nous sommes venus pour vous sauver!

+4

322

Ромей написал(а):

The Philosophical Transactions
of the Royal Society», Лондон:
«Русские крадут у Европы ученых?
Это и мало кому известные молодые дарования, вроде датчанина Лоренца, получившего в прошлом году Золотую Медаль Копенгагенского университета; и маститые мэтры, такие как швед Андреас Ангстрем, прославившийся фундаментальным трудом «Исследования солнечного спектра».


Я  бы вставил,нечто подобное тому, что они это делают еще со времен царя Петра. Сами не на что не способные, вот и воруют умы.

0

323

III
Крым, Зурбаган
- ...что, самому  Джоулю? - восхитился Рогачев. - Ну, вы, блин,  даете!
Велесов расплылся в довольной ухмылке.
- Ему. А так же Уильяму Грове, тому, что изобрел гальванический элемент, и гидродинамику Джорджу Стоксу. Но особое внимание уделяли молодым, тем, кто делает первые шаги в науке. Вот, скажем,  Максвелл - он всего год, как сдал экзамены в Кембридже.  Или Круксу, который открыватель таллия.
- И что, откликаются?
- Не очень. Крукс, инженер Джеймс Томсон - вот, пожалуй, и весь список. Да, еще шотландец Уильям Ренкин. Этот польстился на высокое жалованье - ему в 1838-м пришлось покинуть Эдинбургский университет из-за стесненных обстоятельств. Да и англичан он, прямо скажем, недолюбливает. А нам он пригодится - как-никак, будущий создатель теории паровой машины, один из основоположников газодинамики.
Андрей щелкнул мышкой, и на мониторе замелькали странички с портретами и биографиями ученых
- На британских физиков вообще мало надежды. Сейчас в Англии быть ученым престижно и выгодно: на носу революция угля-и-пара, на прикладную науку большой спрос. Внимание прессы, медали, гранты, или как они там сейчас называются...
- Зато скандинавы откликнулись - Велесов завладел ноутбуком. - Вот, смотрите: Ангстрем и Лоренц. Еще Эрик Эдлунд, он работает с электричеством и, насколько мне известно, испытывает денежные затруднения. Кстати, в нашей истории он стал членкором Петербургской академии наук.
- Ты еще Кристиансена выпиши,- посоветовал Андрей. - Который учитель Нильса Бора.
- Я бы и рад, но рановато. Он, видишь ли, родился в 1843-м, сейчас ему всего 12. А остальных пока подкармливаем письмами о блестящих перспективах, которые ждут в России. К осени запустим физ-мат. факультет, и вот тогда - добро пожаловать!
Валя Рогачев скептически хмыкнул.
- Вы простите, Сергей Борисович, но это прямо как в книжках, которые любит Леха с «Адаманта», Помните, оператор беспилотника? Такие, знаете, про попаданцев. Там герой, стоит ему попасть в прошлое, сразу вытаскивает из-за границы Дизеля или Теслу.
При слове «попаданцы» Велесов и Митин дружно прыснули смехом. Валентин недоуменно посмотрел на них поверх очков.
- Ну хорошо, приедут они, а дальше что? Ни лабораторий, ни студентов, одни голые стены. Да и те надо еще оштукатурить...
Как - что? - удивился Велесов. - Выдадим каждому по компьютеру и засадим за курс физики средней школы. Через полгода, глядишь, и к институтскому можно переходить.
- И чего вы этим добьетесь? Ткнете выдающихся ученых носом в то, как мало они знают? Ну ладно, ткнули. А дальше?
- Прежде всего, я хочу пробудить в них здоровое чувство научной алчности. Пусть у них глаза загорятся, пусть руки буду трястись при мысли о том, как они дорвутся до наших научных библиотек. Они же толком не будут знать, что там находится, такого нафантазируют... И чтобы в мыслях ни у кого не было уезжать! А мы подберем для каждого будущих учеников, пусть вместе осваивают премудрости науки будущего. С осени по университетам и реальным училищам Москвы, Питера, Казани, Нижнего начнут отбирать юные таланты, средства из казны уже отпущены. А Геллер с Пироговым займутся тем же, но в области медицины и биологии. В конце концов, надо с чего-то начинать?
- Звучит, что и говорить, красиво. - Рогачев не скрывал скепсиса. - А на деле, не боитесь, что все обернется, в лучшем случае, очередным Сколково? Это же Россия, причем реальная, не из попаданческих книжек. Насколько мне известно, правление Николая Первого не отличалось лояльностью к наукам, а про взятки и прочие злоупотребления я вообще молчу. Ну разослали вы циркуляры - думаете, все сразу возьмутся за дело со всем пролетарским пылом? Ага, щас, только шнурки погладят! Деньги, выделенные на поиск молодых дарований тупо попилят, а вам пришлют кого попало. Или вообще отпишутся, как при Петре Алексеевиче - "народишко-де темен, глуп и к наукам неспособен..."
- А Валентин в чем-то прав. - заметил Андрей. - Вот мы затеяли строительство, а сколько на нем уворуют здешние чиновники и подрядчики, ты не подумал? А ведь уворуют! Давеча приезжал один, с подрядом на кирпичи для электростанции: морда сытая, гладкая, в три дня не обгадишь, пролетка лаковая, сбруя в серебре, кони тысячные, не твоей рыжей чета! Вот откуда ему такое счастье, а?
- Вешать мерзавцев! - прорычал Велесов. - Как царь Петр вешал - сапогом по ребрам и на эшафот!
Лицо его медленно наливалось темной кровью, кулаки судорожно сжимались и разжимались. Андрей испуганно посмотрел на друга. Он не ожидал столь бурной реакции - похоже, они с Валентином ткнули пальцем в больное место...
- Поговорю с Великим князем, он убедит Государя, добьется именного указа. И никаких сантиментов! Кто хоть копейку украл - сразу военно-полевой суд! Это же форменная диверсия против будущего державы, а не банальное мздоимство! К стенке, как при Сталине, без разговоров!
- Поздравляю, Сергей Борисыч! - голос Валентина сочился ядом. - Начали с университета, а заканчиваете военно-полевым судом. И далеко вы уедете с таким прогрессорством?
- А вы чего хотели? - Велесов уже отходил после вспышки ярости. - Сами же сказали - это Россия. У нас ведь как: чуть расслабишься, отпустишь поводья - в момент все растащат, и тебя же потом обвинят! Нет, Валентин, в таком деле без твердой руки никак. Слава богу, есть третье Отделение, вот и надо подкинуть им кое-какие наработки из поздних времен. Пусть изучат и применят на практике.
Рогачев пожал плечами и повернулся к своему монитору. Пылкая речь собеседника не произвела на него особого впечатления.
- Да, заманчивые перспективы, что и говорить. - Андрей захлопнул крышку ноутбука. - Давайте-ка, пока к нашим баранам... Валентин, есть новости?
- Остались финальные настройки. - ответил тот, не отрываясь от ноутбука. - Сейчас я здорово занят, приходите прямо к запуску, лады? Послезавтра, в восемь вечера.
Установка «Пробой-М» и питающий ее дизель-генератор, снятые с «Адаманта», располагались в двух временных бараках на территории бывшего французского лагеря. Рогачев третью неделю пропадал там, возясь с капризной хронофизической аппаратурой.
- Хорошо, так и сделаем. - Велесов встал, со стуком отодвинув стул. - Андрей, может пока смотаемся в Севастополь? «Алмаз» пришел из «Варны», надо бы поговорить с Зариным. Погуляем по городу, расслабимся, заодно занесем твой чертежик с торпедой. Сделал, кстати?
- Вечером сделаю. Только чур, я на пролетке! А то в прошлый раз послушал тебя, поехал верхом - потом два дня ходил враскоряку.

+2

324

--+ допрос малыша Мишо

Одолев кусочек приторной массы, пленник разговорился
--+
Со связанными руками? Стяжки не расстегивают, их режут.. А от НР или чего-то подобного малыша-бы по-колбасило. Строчку-другую на это добавить бы..
--+
Они с Митиным уже третий удерживали царственного отпрыска от необдуманных действий.
--+
пропущено РАЗ? или третий ДЕНЬ?
--+
  310
сигнальцы «Вобана, на котором держал флаг Истомин»
--+
кавычки на неправильном месте - "Вобана"

--+
Он клял себя, что не стал обижать Семенова, переучившегося, как и Кобылин, переучился из наблюдателей, и не полетел сам.
---+
некузяво... лишнее ПЕРЕУЧИЛСЯ (выделено)

--+
312
«Даша Севатопольская, напомнил себе он.
--+
"Даша СеваСтопольская"
--+

313
--+
Мужчины остановились, когда их разделяло пять шагов, несколько секунд изучали друг друга, шагнули, протягивая ладони для рукопожатия.

--+

пропущено уточнение "одновременно шагнули навстречу"... (или что-то в этом духе)

--+
И все это время Фомченко о них знал, а в контакт вступил только кода приперло.
--+
КОГДА
--+

316

А неделю дней назад, ночью, в карауле, ему перерезал горло подкравшийся к русскому стану курд-башибузук.

--+
либо неделю, либо НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ

--+

317

Он расстреляли восемь лент;
--+
Либо он расстрелял, либо ОНИ РАССТРЕЛЯЛИ

--+

318

пятилетка кабардинской породы, не испорченная привычкой мундштуком и строгим, военного

--+
либо НЕИСПОРЧЕННАЯ МУНДШТУКОМ, либо ПРИВЫЧКОЙ К МУНДШТУКУ
--+

+1

325

Игорь написал(а):

--+ допрос малыша Мишо

Одолев кусочек приторной массы, пленник разговорился
--+
Со связанными руками?


Почему нет? Трудно положить в рот кусочек двумя руками?
Впрочем, учту.
Порой такая детализация и не нужна - читатель сам все прекрасно додумает

0

326

IV
Париж, набережная Турнель.
На этот раз Фро подыскала для группы двухэтажный домишко в квартале Сен-Жермен, недалеко от моста Турнель - того самого, припомнил Белых, на котором Портос из «Трех мушкетеров» встретил своего будущего слугу Мушкетона. Новое пристанище группы было ветхим, полным сквозняков, сдавалось за непомерную плату, но имело, с точки зрения спецназовцев, неоспоримые преимущества. Фасад его смотрел на набережную Турнель, а выйдя через заднюю дверь можно было закоулками добраться до улицы Хильдеберт, что недалеко от собора Сент-Жермен-де-пре. Крыша вплотную примыкала к кровлям соседних зданий; выбравшись на нее через мансардное окно, можно было, не спускаясь на мостовую, пересечь весь квартал.
Крышу, как и кровли окрестных домов, помог обследовать добрый знакомый спецназовцев, малыш Мишо. Предвидя скорое расставание, Белых вручил юному савояру горсть золотых наполеондоров, а Фомченко прибавил к ним запечатанное сургучом письмо: «когда мы уедем, подожди две недели и отнеси по  адресу, указанному на конверте.  О тебе позаботятся.»
И наконец, в полу темного, заваленного полусгнившим хламом, подвала, обнаружилась чугунная решетка, прикрывавшая глубокий колодец. Темный провал источал отвратительные миазмы, сырость от него расползалась по всему зданию. Но именно эта архитектурная деталь и подкупила Белых, заставив согласиться на непомерную плату, запрошенную домовладельцем.
Капитан-лейтенант обследовал колодец в первый же день и обнаружил именно то, на что рассчитывал. Узкий тоннель тянулся под кварталом Сен-Жермен метров на двести, а дальше соединялся в другим, ведущим в один из главных каналов парижской дождевой канализации. Этот канал заканчивался в полутораста метрах от моста Турнель. Широкий, низкий лаз перекрывала заросшая многолетней ржавчиной решетка, но для Белых, в отличие от героя Гюго, это не было препятствием.
Единственным неудобством было то, что тоннель на полтораста шагов от решетки оказался затоплен, и кое-где глубина достигала полутора метров. Впрочем,  достаточно широк, чтобы вместить плоскодонку, из числа тех, что во множестве шныряли по Сене. Немного поразмыслив, Белых решил принять меры заранее: той же ночью они с Вием увели возле моста Руайяль подходящую посудинку и загнали ее в тоннель. Замок, запиравший решетку, Белых приладил на прежнее место, тщательно замаскировав следы распила на дужке смесью ржавчины и быстросхватывающего клея.
***
- До границы доберемся вместе, а дальше придется разделиться.
Белых щелкнул тачпадом, и на экране ноутбука (армейская, ударо - и влагустойчивая модель ПМВУ-1711 в чемоданчике с ребристыми боковинами) возникла карта.
- Со мной пойдут Вий, Змей, Карел, Гринго. Вы, товарищ генерал, возьмете Евросинью Георгиевну, Ганса... простите, герра обер-лейтенанта. Наш трофей тоже отправится с вами.
«Трофеем» они называли похищенного императора. Сейчас тот сидел в комнате на втором этаже, под присмотром бдительного Карела.
- С какой это стати? - возмутилась Фро. - Я не намерена расставаться с вами, Жорж! Раз уж мы отправились в этот вояж всемером, то и завершить его должны вместе! Я права, герр Лютйоганн?
- Й -а-а, я не ф-фполне понимайт...
«...ну вот, начинается! Никакого понятия о дисциплине. А еще кайзеровский офицер! Или это на него воздух Парижа так подействовал..?»
- Во-первых, приказы не не обсуждаются. А во-вторых, мадам, вы поедете в Россию, а нам предстоит еще одно задание.
Фро недоуменно взглянула на Белых, потом на генерала.
- Еще одно? Но я не...
- Именно, Ефросинья Георгиевна. Утром мой человек доставил депешу из Питера. Группе предстоит выполнить важное задание за пределами Франции.
- А где именно, позвольте узнать?
- Это секретная информация. - мягко ответил Фомченко.
Женщина вздернула подбородок.
- Генерал, вы, видимо, не вполне понимаете... видите ли, Жорж и его янычары неподражаемы, когда надо перерезать кому-нибудь горло, что-то взорвать, или... (Фро двусмысленно улыбнулась) в иных ситуациях. Но когда надо общаться с обычными людьми, скажем, нанести визит бакалейщику, или снять квартиру, - они беспомощны. До сих пор подобными вопросами занимались мы с герром Лютйоганном.
- Йа-а-а... важно кивнул немец. - Мы с фрау Казаннкофф... как это... квартиррьер!
- Верно, с этим у нас не очень. - подтвердил Белых. - Фро... Ефросинья Георгиевна куда лучше ориентируется в местных реалиях.
Фро одарила собеседника милой улыбкой.
- Вам все ясно, генерал? Так куда вы собираетесь их послать?
- В Англию. - неохотно ответил Фомченко. - Да вы и так скоро узнали бы.
«...один-ноль!»
Немец поднял два пальца. Словно для старообрядческого крестного знамения, подумал Белых. Фу ты, ну и придет же в голову...
- Герр генерал, долшшен сказайт - я два года жилль в Лондон и ошень хорошьё знаю язык и... как это по рюсский... обычай, йа-а...
- Ну, по английски-то я и сам размовляю. - отозвался капитан-лейтенант. - А Змей, вообще, как на родном...
- Мон шер ами, у вашего янычара чудовищный шотландский акцент! А вас вообще невозможно слушать без смеха. Учтите, наши соотечественники частенько наведывались в Англию до войны. Да и сейчас их там немало, взять хоть господина Герцена... Ваш акцент опознают в два счета. Скотленд-Ярд - это не растяпы-французы, а подозрительными иностранцами занимаются именно там.
Фомченко поднял руки:
- Хорошо, господа, ваша взяла. Если капитан-лейтенант не будет против...
«...два-ноль!»
- Он не будет - пообещала женщина.
«...ну Фро, ну стервоза..!»
- Тогда на мне доставка нашего трофея в Россию, а вы действуете самостоятельно. Вы, герр Лютйоганн, моряк, я не ошибаюсь?
- Йа-а-а. Кайзермарине, обер лёйтнант цур зее.
- Тем лучше. Угоните на побережье какую-нибудь посудину, Пересечете Ла-Манш, а там...»
- Не торопитесь, товарищ генерал, - покачал головой Белых. - Побережье, Ла-Манш - это все потом. нам бы сейчас из Парижа выбраться. В теории, конечно, можно и на поезде, в Булонь-сюр-Мер, или Страсбург. Но я бы на это не рассчитывал.
- Да, - согласился Змей, - уж за вокзалами-то наверняка наблюдают.
- Вот и я о чем. Значит, своим ходом. После похищения императора парижане как с цепи сорвались: на улицах обыскивают каждый экипаж, на заставах кордоны, за городом, по дорогам конные разъезды, чуть ли не леса прочесывают!
Фомченко принялся прокручивать карту на мониторе. Белых терпеливо ждал.
- Считаю, вопрос решаемый, каплей. С вашим вооружением и подготовкой прорваться через заставы не так уж и сложно.
Гринго хмыкнул и замолк, поймав недовольный взгляд командира. Змей смолчал; на лице его читался откровенный скепсис.
«...вот так всегда с генералами..!»
- Прорваться-то мы прорвемся, - терпеливо ответил Белых. - А потом? Сколько бы народу мы не положили на отходе, с хвоста у нас не слезут. Да и транспорт нужен - закрытый экипаж, лучше два. Наездники их нас никакие, кроме Фро и Ганса, разумеется.
- Телеграфф! - Лютйоганн снова поднял пальцы. - Французен... как это.. предупредилль, да!
- Точно! - Белых хлопнул ладонью по столу. Фро вздрогнула и посмотрела на него неодобрительно. - Простите, мадам... Телеграф у них голимый, оптический, но уж всяко, быстрее всадников. Если нас перехватят или догонят - придется принимать бой. Расстреляем бэка, а дальше что - что, матами пробиваться?
Фомченко насупился.
- Вы правы, об этом я не подумал...
- Есть один вариант. Но для этого нужна мощная радиостанция, нашими коротковолновиками не обойтись.
Фомченко слегка помедлил.
- Предположим, есть.
«...три-ноль, чистая победа! А то - «мой человек», да «депеша»...»
- Тогда, сделаем вот как...

+1

327

V
«Введение в хронофизику»
Изд. З.И.У. 1897/43

Данный отрывок приводится по аудиозаписи сделанной С. Велесовым в июле 1855 г. Расшифровка (выполненная им же) позднее включена в первую редакцию его «Мемуаров».

Рг - Рогачев В.А.
Вл - Велесов С.Б.
Мт - Митин А.К.

Рг: ...через пять дней. Мы с Груздевым условились - по мере готовности, обе установки будут раз в неделю включаться в поисковом режиме. Если будет получен отклик с «той стороны» - значит все готово и в следующий раз можно запускать на полную мощность. Два дня назад я получил такой отклик.
Мт: Установку с "Макеева" тоже перенесли на сушу? А то неувязочка выйдет - они попробуют пропихнуть к нам «Можайск», а он бац - и окажется посреди степи!
Рг: Разумеется! На этот раз мы не будем перебрасывать корабли, ограничимся несколькими грузовиками и парой десятков человек. Они доставят новые блоки для «Пробоя-М». Смонтируем, согласуем настройки установок, и можно выходить на рабочий режим.
Вл: То есть, постоянный канал между 2017-м и 1855-м?
Рг: Нет, речи идет о серии небольших Переносов, повторяющихся с некоторой периодичностью. Скажем, раз в двое суток. В таком режиме, используя две установки и уменьшив пропускную способность канала, мы сэкономим ресурс.
Вл: Груздев писал о колоссальных энергетических затратах на формирование воронок Перехода...
Рг: Все верно. На первой установке "Пробой" подпитка Воронки шла за счет реактора, а дикие нагрузки на аппаратуру. Неудивительно, что она так быстро выходила из строя... Позже, изучив данные, экспедиции, мы обнаружили, что энергию можно черпать прямо из подпространства. Нужен лишь первоначальный импульс, не такой уж и сильный. Именно на этом принципе построен «Пробой-М», потому его и удалось поставить на «Адамант».
Мт: Да, ядерный реактор на сторожевик, как ни старайся, не впихнуть.
Рг: Причем энергии из подпространства течет даже больше, чем нужно для Переноса - отсюда и аномалия, возникающая в процессе формирования Воронки. Когда конструировали первый Пробой, этого еще не знали, и дармовая энергия рассеивалась в окружающем пространстве, вызывая аномалии, вроде вихревой стены.
Вл: Или лиловой воронки?
Рг: Лиловая воронка, столб, напоминающий гигантский смерч - это устье «червоточины» в момент формирования. А вот все остальное - чистая метеорология. Избавиться от этих эффектов проще простого - достаточно смонтировать установку на суше и отводить излишки энергии в грунт, лучше всего - прямо в базальтовую основу.
Мт: Значит, «Пробой-М» черпает энергию из подпространства...
Рг: Именно. Когда мы разрабатывали теоретические модели процесса, выяснилось, что «червоточина» может войти в «самоподдерживающийся» режим и как бы зафиксироваться. Тогда внешний источник вообще не нужен, вся энергия пойдет из подпространства.
Мт: Но мы ведь включали «Пробой-М», когда отбывали из 1920-го? Почему в тот раз «червоточина» не зафиксировалась, а исчезла?
Рг: Из-за нашего генератора. Потоки энергии, поступающие в Воронку... как бы вам объяснить... рассинхронизированы по фазе. Это и мешает ей выйти в режим самоподдерживания.
Мт: Так может отключить в нужный момент генератор? Пусть себе самоподдерживается!
Рг: Нельзя. Перешедшую на энергетическое самообеспечение «червоточину» невозможно контролировать.
Вл: То есть открыть ее можно, а закрыть - уже нет?
Рг: Вот именно. Мало того - на определенном расстоянии от ее устья нельзя формировать новую Воронку Переноса. То есть попробовать-то можно, но закончится это плохо. Войдя во взаимодействие, они породят сингулярность.
Мт: Сингулярность? Это..?
Рг: «Черная дыра».
Мт: Нет уж, лучше не надо...
Вл: Валентин, вы что-то говорили о минимальном расстоянии..?
Рг: Да. Понимаете, тут дело в тяготеющих массах. Это все чертовски интересно! Я надеюсь, что исследование эффекта перетекания энергии в червоточины позволит создать новый подход к единой теории поля...
Вл: Стоп-стоп. Не увлекайтесь. И каково это минимальное расстояние?
Рг: А? Я же говорю - тяготеющие массы... Подпространственный канал способен замкнуться только на объект астрономического масштаба.
Мт: То есть, на планету, на Землю?
Вл: Значит, новую Воронку можно формировать только на Луне?
Рг: Боюсь, нет. В нашем случае, самая крупная тяготеющая масса это не Земля, а Солнце.
Вл: Ты хочешь сказать...
Рг: Новую Воронку можно будет безопасно сформировать только в системе ближайшей к нам звезды.
Вл: Значит, Проксима Центавра?
Рг: Верно.
Мт: Ни фига себе...
Вл: Понятно, почему вы не хотите устанавливать постоянный канал. Если он сформируется, о путешествиях в будущее можно будет забыть. У вас будет только одна червоточина - между этой «временной линией» и нашей.
Рг: Именно так. Кстати, еще один момент. Я наткнулся на него совсем недавно, когда просчитывал параметры будущей Воронки. Оказывается, теоретически возможен процесс формирования червоточин, соединяющих тяготеющие массы в одном пространстве-времени, не выходя за пределы «мировой линии». Представляете? Можно будет путешествовать по Космосу без звездолетов!
Мт: Ничего себе, перспективка...
Рг: Но тут есть сложность и, боюсь, непреодолимая. Локальные червоточины не существуют сами по себе, это побочный эффект другого, более масштабного явления. Дело в том, что фиксированный канал между двумя «мировыми линиями» наполняет их локальные подпространства распространяющимися возмущениями, своего рода подпространственным эхом. Возмущения локального подпространства расходятся от эпицентра - устья «фиксированной червоточины» - со скоростью в несколько раз больше световой. Возникает своего рода сфера, в пределах которой и могут возникать «эхо-червоточины».
Вл: То есть, этот канал откроет нам дорогу к звездам, причем область космоса, доступная для путешествий будет постоянно расширяться?
Рг: Именно. Причем, чем ближе к центру сферы - тем выше плотность возмущений и тем легче формировать «эхо-червоточины». Со временем можно будет наводить их даже в пределах Солнечной системы!
Мт: На Марс, Юпитер, Плутон - без кораблей?
Рг: И на Луну, и на астероиды. Правда, должно пройти какое-то время, лет пять-десять.
Вл: Вы упомянули о какой-то непреодолимой сложности. Боюсь, я не вполне понял...
Рг: Я же говорил - нужен фиксированный канал между мировыми линиями. Без него не будет «подпространсвенного эха», а значит, и «эхо-червоточин». Пока такой канал не будет установлен, а этого, по-видимому, никогда не случится, я даже не смогу экспериментально подтвердить свою гипотезу. Так что ей, по-видимому, суждено остаться теоретической разработкой. Никто не позволит мне рисковать Проектом!

Отредактировано Ромей (08-07-2017 17:54:40)

+1

328

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

I
Императорское Телеграфное 
Агентство России (ИТАР).
Пресс-ревю за 17 июля 1915/60

«Вестник Тавриды», Зурбаган:
«...профессор кафедры общей медицины, член-корреспондент Императорской Академии наук баронесса Александра Штакельберг-Геллер -  внучка космопроходца барона Штакельберга, первым из землян, вступившего на Марс, и ученицы великого хирурга Пирогова, Александры Геллер, бессменно возглавлявшей медицинский факультет Университета с 1875 по 1900-й годы.
Госпожа Штакельберг-Геллер от лица всех сотрудников, студентов и выпускников приняла от коллег-медиков с Земли-XXI подарки по случаю 60-летнего юбилея медицинского факультета Зурбаганского Императорского Университета: памятный адрес, подписанный Президентом РАН и новейшую установку компьютерной томографии. Особо хочется отметить, что выпуск подобной аппаратуры, в которой остро нуждается наша медицина, скоро будет налажен на Бахчисарайском комбинате микроэлектроники в полном соответствии с программой ускоренного технологического развития...»

«Русский инвалид», Санкт-Петербург:
«...в рамках празднования 55-летия высадки в Британии состоялась церемония открытия мемориала подвига штаб-ротмистра Николая Михеева, ефрейтора Василия Головатого и вольноопределяющегося Афанасия Сойки.
На гранитной стеле высечен барельеф. Фигуры справа изображают подбитый броневик, окруженный Нортумберлендскими фузилерами. Слева - тяжелая батарея, огонь которой вызвали на себя герои, и фигура, простершая руки в благословляющем жесте - аллегория Матери-Родины, во имя которой совершен этот подвиг. Две части барельефа разделяют отлитые в бронзе медальоны с профилями героев и звезда военного ордена Свято́го Великому́ченика и Победоно́сца Гео́ргия. Поверх них тянется надпись: «5-я бронекавалерийская бригада, Гастингс, 7 июня 1860 г.»
На торжествах присутствовал боевой товарищ и командир этих героев, генерал-лейтенант граф Адашев. Восьмидесятишестилетний ветеран приветствовал почетный караул, состоящий из солдат 5-й Бронекавалерийской бригады прославленным во многих военных кампаниях боевым кличем: «Там, за гребнем лощины, коварный враг!», на что молодые танкисты, как этого требует традиция подразделения, рявкнули: «Рычаги на себя - и вперед!». И все, стоящие поблизости, увидели, как по щеке седовласого генерала скатилась слеза гордости...»

Альманах «Северный Изборник», Санкт-Петербург:
Эли Реклю - французский журналист, брат известного литератора Жака Элизе Реклю. Под псевдонимом «Жак Лефрень» Эли Реклю вел в петербургском журнале "Дело" раздел "Новости заграничной жизни». Приведенная ниже статья посвящена событиям, полувековой юбилей которых приходится на нынешнее лето.
«У современного поколения нельзя отнять одного великого достоинства - глубокого разочарования в войне. Всякое нарушение общественного спокойствия Европы, отзывается мучительной болью не только в душе друзей мира, но и любого, принадлежащего к человеческой семье. Вот почему Парижская Всемирная Выставка 1865-го года встречена с особенным удовольствием. Это победа не пушки и штыка, а умственного и материального прогресса...
(...)
Судя по громадным размерам отделения, предназначенного для помещения технических орудий и по количеству предъявленных патентов, механические изобретения займут на выставке главное место. Для национальной гордости Франции весьма обидно, что Россия и до некоторой степени Пруссия  первенствуют на поприще технических изобретений...
(...)
... на самом возвышенном месте расположился большой помост со знаменитым русским «самолетом». Эти аппараты производит фабрика в Нижнем Новгороде. Восторженные посетители могут подойти к этому чуду русского технического гения и даже прикоснуться к нему. В течение выставки «самолет» не раз поднимался в небо при большом скоплении публики с особой дорожки, устроенной здесь же, на Марсовом поле. Как, скажете, избежать сравнения его стремительного полета, подобного полету стрижа или сокола, с неторопливым движением в воздушной среде очередного детища изобретателя Жиффара - громадного сигарообразного аэростата с газовым двигателем прусской фирмы «LyutIogann A.G.», изготовленным на заводе в Самаре? И хотя воздушный корабль показал способность поднимать в небо не двух, как "самолет", а двадцать человек и кружить с ними над городом в течение нескольких часов, сообщаясь с землей передачами искровой станции (тоже произведенной в России) - все равно, подобное сравнение может оказаться не в пользу французов. (...)
10 лет назад парижанам уже доводилось видеть «самолет» - тогда это русское слово было нам незнакомо. В дни июньской смуты 1855-го года, автор стал свидетелем того как похожий аппарат спустился в воды Сены. Каковы же были удивление и восторги парижан, рукоплескавших неведомым воздухоплавателям с набережной Турнель! Побыв на воде недолгое время и приняв в чрево несколько неизвестных личностей с подошедшей лодки, «самолет» поднялся в воздух и растаял в синеве. Париж еще долго был полон разговоров об этом невероятном происшествии - и вот, русские «самолеты» опять готовы удивлять его жителей своими...»

+1

329

II
Где-то в Севастополе.
- На кой тебе эта дыра? - ворчал Андрей. - Лучше бы нашли на Владимирской какой ни то ресторан. А тут - сплошь распивочные да кабаки.
- А ты чего хотел? Еще сам адмирал Ушаков распорядился устроить здесь парк и заведения на предмет отдыха нижних чинов эскадры. Отсюда и название - Ушакова балка.
- И что ты тут собрался делать? Хряснуть водки, зажевать хамсой и получить в харю?
Лицо у Велесова сделалось мечтательным.
- Еще пиво забыл! Заполировать - и лучку с сольцой!
Они приехали в Севастополь вчера вечером, переночевали на «Алмазе» и с утра двинули в город. Для Андрея это был первый полноценный выходной   с того самого дня, как корабли провалились в бешеный водоворот Переноса.
Из-под аляповатой вывески с парусными кораблями, молодцом-матросом в обнимку с бутылкой, и надписью «Распивочная и на выносъ» несся смутный гул голосов:
- Эй, человек, водки, да побыстрее!
- Чего изволите-с?
- Человек, жареной рыбы и пива!
Андрей удивленно поднял брови.
- «Человек»? Что-то лексика не та. Я думал...
Дверь настежь распахнулась от удара изнутри, и на мостовую вывалилась живописная компания. Впереди вразвалку шел громадный детина в тельнике, под разорванной до пупа голландкой. Фуранька с надписью «Алмазъ» заломлена на затылок. За ним другой, ростом пониже,  волок на плече граммофон. Медная труба-рупор визжала, шипела; матрос пытался наощупь поправить иглу, отчего звуки получались вовсе непотребные.
Следом из «Распивочной и на выносъ» выбрались трое, в рубашках с короткими рукавами, с погонами, в форменных черных пилотках под ручку с какими-то девицами. Замыкали процессию двое местных матросов, босых, в полотняных рубахах навыпуск и мятых белых бескозырках. У одного башмаки болтались на шее, связанные шнурками. Второй, лишенный этого украшения озирался на дверь и орал что-то про казенное добро, кровососа и два алтына.
Адамантовец, обнимавший смуглую девку в пестрой юбке, то ли цыганку, то ли гречанку, набрал побольше воздуха и заорал:
- Раскинулось море широко,
И волны бушуют вдали...

И вся компания гаркнула так, что извозчичья лошадь, стоящая возле кабака, испугано присела на задние ноги:
- Товарищ мы едем дале-о-ко,
Подальше от милой земли!

- Ни фига себе! - только и сумел вымолвить Сергей.
- Да, гуляют братишки. Вот тебе живая картина - смычка мировых линий в едином экстазе флотской попойки!
- Знаешь что...- неуверенно сказал Велесов. - поехали, в самом деле, на Владимирскую. А то здесь шумно, не поговорить...
***
- Не знал, что Кременецкий разрешил увольнения в город... покачал головой Андрей.
- Надо же ребятам расслабиться? Возьми алмазовцев - им после Мировой войны все нипочем, да и фантастики, в отличие от наших, не насмотрелись. Мне и самому порой тошно делается, как подумаю, куда нас занесло. Шутка сказать - другой мир!
Да, - согласился Митин. - Поневоле загуляешь...
Некоторое время они ехали молча. Улицы Севастополя далеко не везде были вымощены булыжником; железные шины то грохотали по камням, то мягко шуршали по земле. Солнце припекало немилосердно - лето в разгаре, стрелки часов подбирались к двум часам дня.
- Кстати, о космосе. - Сергей повозился, устраиваясь поудобнее, отчего пролетка раскачалась на кожаных ремнях, заменявших рессоры. - У меня из головы не идет рассказ Рогачева. Неужели он это всерьез - насчет «эхо-червоточин» и путешествий по космосу?
- Не сомневайся. Валентин - парень серьезный. Он и раньше о чем-то таком намекал, только я не обращал внимания, не до того было. Если говорит, значит, уверен.
- На Марс, без корабля, через портал - дух захватывает! - мечтательно произнес Велесов.
- Через червоточину.
- Да хоть кротовую нору! Не перебивай... Я вот что подумал - если это и в самом деле не так сложно, то и на этой стороне можно поставить аппаратуру? Тогда и мы могли бы...
- На Марс? Там, между прочим, дышать нечем.
- Простейшие дыхательные аппараты вполне можно изготовить. Скажем защитные маски из резины или кожи, на манер противогазных. Или что-то вроде примитивных водолазных скафандров, здесь такие уже есть. Прогуляться пару часов - вполне хватит!
Андрей покосился на друга.
- Прогуляться, говоришь? Вот ты давеча говорил, что тебе тут не по себе. А там будет не абстрактный «другой мир» со вполне привычным воздухом, срамными девками и водярой, а самая настоящая другая планета. Ни корабля, ни даже купола завалящего, как в «Марсианине»... Сам бы выдержал, не свихнулся?
- Выдержал бы! - Глаза у Велесова горели, щеки раскраснелись. - И потом - почему никто? Червоточину в любой момент можно открыть, Валентин же говорил...
- А ежели перегорит какая-нибудь хренотень? Пшик - и вместо гордого космопроходца мумия в каком-нибудь кратере Скиапарелли. Да и ту скоро песком занесет. Это тебе не Луна, это там можно положить что-нибудь на камень, а через сотню тысяч лет вернуться и забрать...
- Все равно... - Велесов нахмурился, между бровей пролегла упрямая складка. - Все равно нельзя так!
- Как - так?
- Нельзя лишать человечество космического будущего! Даже два человечества - в двадцать первом веке это тоже пригодилось бы. Я ночью не мог заснуть, думал - выходит, с этими «эхо-червоточинами» можно всю околоземную космонавтику перекроить! Прикинь - вместо дорогущих запусков, всех этих «Союзов» с «Протонами» и прочих «Арианов» - скромный, экологически чистый портал на Луну. Оттуда добраться до околоземной орбиты и вернуться назад - ерунда, в плане расхода топлива. И никакой теплозащиты, орбитальные корабли будут не дороже самолетов. Это я еще про межпланетные исследования не говорю! С нынешним уровнем техники станции можно ставить хоть на Марсе, хоть на Меркурии!
- Ну, про Меркурий ты, положим, загнул... - неуверенно возразил Андрей. Там такая солнечная радиация, никакой защиты не хватит...
Его, против воли захватывала эта идея.
- Пес с ним, с Меркурием. На Венеру тоже не стит, с ее-то атмосферой. А пояс астероидов? А системы планет-гигантов? Представь - рейс на Ганимед по стоимости перелета в Австралию! И это не фантастика, это хоть завтра можно сделать! А они уперлись с этими технологиями из будущего... Вот оно - будущее!
Сергей взглянул на часы и похлопал извозчика по плечу. Тот послушно остановился.
- Мне тут надо кое-куда заглянуть, а ближе к вечеру заеду к Глебовскому, в управление Порта. Ты, кстати, накарябал свою торпеду?
- Торпеду? Ах да, конечно...
Андрей вытащил из кармана сложенные вчетверо листки.
- Тут все подробно описано - и разностный счетчик, и автомат глубины. Чистая механика, не сложнее настенных часов. Слушай, а может, я с тобой?
Сергей ловко выдернул бумажки из пальцев у собеседника.
- Не стоит. Я и сам не знаю, когда туда доберусь. Андрюх, ты прости, но у меня правда дело... можно сказать, личное. Давай вечером, на «Адаманте», хорошо?

Отредактировано Ромей (08-07-2017 18:11:26)

+1

330

III
Севастополь, контора портоуправления
- Недурно устроились... - язвительно заметил Коля. - Светло, не пыльно, даже мух нет. Служи - не хочу! Главное, война далеко.
Побагровевший от негодования Штакельберг, вскочил, задев высокую стопку картонных папок на углу стола. Пирамида качнулась и обрушилась. Штакельберг чертыхнулся сквозь зубы и кинулся подбирать. Двигался он как-то неловко.
- Вот-вот! - безжалостно продолжал Михеев. - Вы бы поосторожнее, барон, а то, глядишь, придавит вас... делами. Так и снова в госпиталь можно угодить! Впрочем, вам там, как я слышал, понравилось?
Штакельберг резко, будто его кольнули шилом, выпрямился. Папки снова посыпались на пол. Адашев, молча наблюдавший за этой сценой, покачал головой и принялся собирать разлетевшиеся бумаги.
- Я не потерплю... - голос юноши срывался. - Вы не смеете так говорить! То, что я пока на этой службе - не моя вина. Врачи запретили...
- Ах, врачи? - участливо покивал Коля. - Тогда, конечно. Надо беречь себя для семейной жизни.
- Не сметь касаться моих личных дел! - голос Штакельберга сорвался на крик.
- Нет уж, позвольте-с! Месяц назад это были мои личные дела, пока вы с вашей липовой дыркой в плече не сбежали с передовой!
- Ну-ну, Никол, полегче... - заметил с пола Адашев. - Не переходите границы. Наш Петюня, хоть и ходок, а от фронта не бегал, дрался не хуже вас.
- А мне плевать, граф, как он дрался! Я не потерплю такого оскорбления!
- Оскорблением вы называете то, что Александра Фаддеевна предпочла меня? - спросил Штакельберг. Он уже справился с собой и теперь стоял, прямой, бледный, заложив руки за спину. - Поверьте, меня самого это мучит. Когда мы объяснились я сказал, что...
- Ах, мучит его! - вконец вызверился Коля. Ну так я тебя избавлю от мучений, гнида остзейская!
И заскреб ногтями по крышке кобуры. Штакельберг еще больше побледнел, попятился и запустил руку в ящик стола. Адашев встал, прижимая к груди собранные «дела».
- Простите, господа, я вам не помешаю?
Михеев замер. Шаткельберг, спрятав за спину извлеченный из стола наган, повернулся к вошедшему. Адашев от неожиданности разжал руки, и папки снова посыпались на пол.
- Зд-дравствуйте, Сергей Борисыч.
- Виделись уже, - добродушно заметил гость. - Двух часов не прошло.
Он встретил Колю и Адашева возле напротив Морского госпиталя, куда те заглянули в поисках Штакельберга, и пригласил отобедать в ресторане.
- Я принес чертежик для лейтенанта... - заговорил визитер, обращаясь к Штакельбергу. - Фу ты, пропасть, забыл фамилию. Да вы должны помнить, он приносил проект механической торпеды. Если не затруднит, передайте, ему будет полезно.
Велесов делал вид, будто не заметил ни разыгравшейся сцены, ни разбросанных по полу бумаг, ни револьвера в руке юноши.
- П-простите, Сергей Борисович. - опомнился Адашев. - Мы тут зашли к барону, и вот...
- Решили навестить выздоравливающего? - понимающе усмехнулся тот. - Что ж, дело нужное. Слышал, у вас какое-то воспаление?
Штакельберг поморщился.
- Да, плечо побаливает. Чертов абрек с его самопалом!
Адашев только сейчас заметил, что Штакельберг держит левую руку полусогнутой и чуть на отлете.
- А вы загляните на «Адамант», - посоветовал Велесов. - Старший лейтенант Дудоров - отличный врач и обязательно вам поможет.
Штакельберг кивнул. Адашев молчал; Коля Михеев убрал руку от кобуры и с независимым видом повернулся к окну.
- Надеюсь, рана не помешает вам совершить небольшую поездку? - продолжал Велесов. - Дело в том, господа, что мне срочно понадобилась ваша помощь. Если у вас не намечено на завтра срочных дел - не откажете проехаться со мной до Евпатории? О машине я позабочусь. Кстати, прапорщик, ваше плечо выдержит поездку? Здешние дороги, увы, ниже всякой критки...
***
- Кстати, граф, я вам давеча кое-что обещал?
Кое-как распрощавшись со  Штакельбергом, они вышли на улицу и теперь  стояли перед зданием управления порта. Коля Михеев угрюмо молчал, изучая узор трещин на стене. Велесов снял с плеча планшетку, щелкнул кнопкой и извлек потрепанный, в темно-розовом переплете томик.
- Вот, прошу. Правописание для вас непривычное, но, думаю, разберетесь.
Днем, в ресторане, после непременного обмена новостями, разговор зашел о литературе. Адашев спросил, нет ли у Велесова чего-нибудь, написанного в будущем, после 20-го? Тот обещал поискать.
Молодой человек жадно схватил книгу. На обложке - картинка в узорчатой рамке: мужчина в странной одежде, с тяжелой квадратной челюстью и мрачным взглядом. За спиной, на фоне решетчатой башни, извиваются тени людей .
- Это что-то из вашей истории?
Велесов улыбнулся.
- Нет, это фантастика. Тот же жанр, что и свифтовская «Лапута». Выдуманные события, вроде сказок, но на основе научных знаний. А эта книга была особенно популярна в дни моей молодости. Лучше бы, кончено, дать вам что-нибудь из реальной истории, но у меня все в электронном виде - в устройствах с экранами, вы их видели. А эту я взял в библиотечке «Адаманта». Так что вы с нейпоосторожнее, еще возвращать...
Адашев открыл томик и прочел наугад:
- «... бархатный магнитофонный бас вещал: "Там, за гребнем лощины, коварный враг. Только вперед. Только вперед. Рычаги себя и - вперед. На врага. Вперед... Там, за гребнем лощины, коварный враг... Рычаги на себя и - вперед..."
- Ух ты, здорово! - Коля Михеев (куда только делась недавняя мрачность?), по-детски вытянул шею, заглядывая товарищу через плечо. - Тоже про танкистов?
Велесов растерялся.
- Не то что бы про танкистов... В-общем, молодые люди, прочтите, а потом, если захотите обсудим. А пока извините, дела. Завтра в час пополудни жу вас на пирсе. И вот что...
Он чуть помедлил.
- Надеюсь, вы, все трое, будете при оружии?
И, не дожидаясь ответа, повернулся и зашагал прочь, оставив константиновцев в недоумении.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Крымская война. Попутчики-3. Третья бумажка.