Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Буракова » Незначительная фигура (фанфик по "Игре престолов")


Незначительная фигура (фанфик по "Игре престолов")

Сообщений 1 страница 10 из 41

1

Представляю вниманию публики фанфик по миру "Игры престолов" (ПЛИО).

Аннотация:
Оказаться в чужом мире само по себе не сахар, а уж в жестоком и негостеприимном "Мире льда и пламени", где смерть ходит в шаге от каждого героя - вдвойне.
А что делать, если ты оказался в теле совсем незначительной фигуры?

Попаданец в Яноса Слинта, командующего "Золотыми плащами" - городской стражи Королевской гавани.

0

2

Глава I

Шесть шагов до стены — и шесть шагов назад, до окна. Посмотреть на город — и снова назад, снова шесть шагов. Меня переполняют энергия, желание что-то делать… И я хожу, успокаиваю себя.

Не время суетиться. Иногда стоит действовать согласно пословице — «семь раз отмерь, один раз отрежь». Главное сейчас не ошибиться. Иначе быстро стану на голову короче.

Прежняя жизнь мне нравилась больше. Обычный молодой холостяк. Работа-дом, работа-дом, отпуск, море… Бытовой комфорт, полная определенность с планами. Найти жену, завести детей, посадить дерево. В свободное время смотрел аниме, читал фантастику и фэнтези, а когда не хватало оригинальных произведений, приступал к фанфикам.

Теперь же… Теперь я не знаю, доживу ли до завтра.

Мне не повезло стать «попаданцем». Я читал про людей, которые оказываются внезапно в чужом мире или даже чужом теле — как в прошлом, так и в вымышленных мирах, но никогда не думал, что меня ждет та же участь. Не знаю, кто или что надо мной пошутил — но теперь я живу в Вестеросе… Век бы его не видеть!

Нет, пожалуй, посмотреть выдуманный мир — это очень неплохо. Пройтись по Королевской гавани, посмотреть на обитель королей, черепа драконов, на Старков, посетить Септу Бейелора… Одно дело читать книги, а другое видеть все вживую. Я смотрел сериал, но продюсеры страшно сэкономили на декорациях. В сериале все очень блекло, серо, не показано даже приблизительно буйство красок, разнообразие и яркость нарядов… Даже золотые плащи городской стражи в сериале совсем не золотые!

Кстати, я немного покопался в доставшейся мне от Слинта памяти и понял — вокруг книжная реальность. Сериал и книга похожи, особенно в первом сезоне, но с самого начала авторы сценария завысили возраст персонажей. В сериале Дейенерис взрослая девушка, а здесь ей примерно двенадцать — Драконий камень взяли ровно столько лет назад. Да и Эддард Старк не похож на Шона Бина. Может, ему повезет?

Вестерос — поразительное зрелище. Королевская гавань — город контрастов. Серость, пыль, грязь — и яркие наряды людей, даже бедняки стремятся носить что-то яркое, хоть заплатку. Убогие лачуги, трущобы африканского города — и рядом величественные стены твердыни Мейегора, поражающие воображения развалины Драконьего логова, изумительной красоты Септа Бейелора…

Только вот мне выпал не туризм, не прогулка с фотоаппаратом по достопримечательностям, а эмиграция. А это совсем иное дело.

Могло быть хуже. Я, по крайней мере, не Робб Старк при въезде в Близнецы и не Джоффри на собственной свадьбе, не Эддард Старк на ступенях Септы Бейелора… И даже не Дейенерис Таргариен во время брачной ночи с Дрого.

Останавливаюсь и нервно смеюсь. Да, хорошо, что я не Дейенерис.

Мне повезло. Я вселился в человека своего пола и всего на семь лет старше меня реального, мог бы стать и Уолдером Фреем… Маленький, малоизвестный персонаж третьего плана. Кто помнит Яноса Слинта? Кроме кучки фанатов «Игры престолов» — никто.

У Мартина огромное количество персонажей, в памяти читателей и телезрителей отложились немногие. Старки, Дейенерис, Ланнистеры… Уверен, такие фигуры как Бейлиш или Варис проходят у простых людей как «хитрый мужик» или «лысый хитрый мужик», а Слинт относится к категории «а это вообще кто?». К счастью, я как раз из фанатов и неплохо разбирался в мире льда и пламени, да и память Слинта помогала мне, заполняя пробелы в знаниях, подсказывая факты, которых не было в книгах — или которые были, но я позабыл. Я читал Мартина, спорил на одном фанатском форуме, но не знаю книги наизусть.

Подхожу к столу и, взяв лист, обмакиваю перо в чернильницу и начинаю выводить на бумаге буквы, постукивая ногой по полу в такт имперского марша из Звездных войн.

Совершенно секретно

Личное дело Слинта Яноса, командующего Золотыми плащами.

Характеристика на члена…

На минутку замираю, а потом вывожу:

Казнокрадо-рэкитирской партии Вестероса с 283 года Слинта Яноса

Истинный болван. Характер вздорный, невыдержанный. С товарищами по работе поддерживает хорошие отношения — все офицеры платят ему дань.

Безукоризненно выполняет свой служебный долг, если дадут взятку. Беспощаден к врагам тех, кто ему платит. Отличный спортсмен: второе место в чемпионате Королевской гавани по казнокрадству. Женат на хорошем приданом и прилагающейся к нему страшной женщине. В связях, порочащих его, замечен много и часто.

Будет отмечен благодарностью короля за то, что поможет арестовать Эддарда Старка. За преданную службу королеве Серсее и лорду Бейлишу зачислен Тирионом в ряды Ночного дозора. За неподчинение приказам лорда-командующего уволен из Ночного Дозора через отсечение головы.

Удивительно, но на бумаге ни одной кляксы, все закорючки местного алфавита выведены идеально ровно. Янос Слинт, как ни странно, умел хорошо писать, отец в прямом смысле слова вбил в него эту науку, а я получил вместе с телом все навыки. Вчера пробовал размяться с мечом и показал неплохие результаты, даже поколотил пару солдат, хотя в прежней жизни владел клинком на уровне Арьи Старк — знал лишь, что нужно колоть острым концом.

Мне досталось все, что знал и умел Слинт. Я умею говорить и писать на местном языке, не путаюсь, к кому и как обращаться и как кланяться. Помню в лицо и по именам всех бесчисленных знакомых Слинта и его подчиненных.

Мне тридцать шесть лет — я стал старше на семь лет, тело заплыло жиром, но это не так страшно. Я помню многое из прочитанного в прежней жизни, примерно знаю, что будет в Вестеросе и Эссосе в ближайшие несколько лет… и совершенно не представляю, чем это закончится. «Ветров зимы» я так и не успел дождаться, не говоря уже о последнем томе.

Я командующий гарнизоном Королевской гавани, у меня под рукой две тысячи плохоньких, но солдат, и обязанность охранять порядок и закон в городе.

И что мне с этим делать?

Не знаю.

Еще хотя бы неделю назад… Или лучше две, окажись я всего на две недели раньше — все было бы иначе, можно было бы попытаться что-то сделать. Но я перенесся в Вестерос вчера, а сегодня, всего час назад, в столицу тайно ввезли короля.

Роберт Баратеон проехал через городские ворота. Ночью. Не в седле, а в карете мелкого лорда... и возвращался он с охоты, в телеге везли тушу убитого королем кабана.

Я прекрасно помню сюжет Игры престолов и знаю, что дело идет к буре. А я близь её эпицентра.

За что мне это? Я был обычным человеком. Никому не делал большого зла, не делал и большого добра. Не занимался научными исследованиями ни в какой секретной лаборатории, не увлекался мистикой… Последние пять лет проработал простым учителем физики. Кому я помешал?

Миг переноса я не помню. Не помню, что последнее я видел. Наверное, просто заснул над тетрадками. Или я был в сарае, варил стекло? Было у меня такое необычное хобби, делать вещи по старинным технологиям.

Не знаю, за что мне это… Но я постараюсь выкарабкаться.

* * *
Наверное, я бы сбежал в Эссос. На Стену ехать мне откровенно неохота, там можно жить, если не дерзить Джону Сноу, но уж слишком холодно. Грядущая война с одичалыми и нашествие живых мертвецов не прибавляет Стене привлекательности, и даже в Дозоре бывают интриги и заговоры.

Я не смог бы остаться и служить Ланнистерам. Один из первых приказов Серсеи — убить всех бастардов Роберта, а я не подниму руку на ребенка.

Возможно, я выбрал сторону из-за Арьи и Сансы. Лорд Слинт неоднократно видел дочерей Старка издалека, и я любопытства ради вызвал в памяти их лица — а потом подумал, что же будет с этими девочками потом… И вспомнил о младенце Барре, дочери Роберта, убитой по приказу Серсеи, вспомнил и о прочих ужасах Игры престолов. Наверное, я выбрал сторону из благородства. По крайней мере, мне хочется так думать.

А может, дело в том, что тогда был всего мой второй день в новом мире? И я все еще не воспринимал окружающую действительность всерьез, для меня Вестерос был еще абстракцией, а рассуждения о том, что делать Яносу Слинту — просто фантазией? Может быть, поэтому я решился на авантюру? Или дело в том, что во мне жила странная и нелепая надежда, что если я поломаю «сценарий», меня вышвырнет обратно?

Так или иначе, но, приняв величественную позу, я махнул рукой и сказал «жребий брошен». Я поставил себе три цели: выжить самому, сделать лучше Вестерос и по возможности спасти Старков. Но как это сделать?

Первым делом я постарался вспомнить, что же было в книгах. Потом сложил это со знаниями Слинта… и убедился, что смерть Эддарда Старка очень логична.

В самом деле…

Сейчас, примерно в это время, у постели умирающего короля Эддард пишет под диктовку Роберта завещание. Короля мне не спасти, в эту эпоху рана в живот смертельна, здесь нужен хороший хирург с инструментами и лекарствами, а лучше целая больница. Будь хоть пара недель в запасе, я бы попробовал предотвратить встречу короля с кабаном. Роберт Баратеон плох как правитель, но лучше он на троне, чем гражданская война.

По завещанию регентом при наследнике Роберта должен стать Эддард Старк. Эддард еще, помнится, чуть изменит текст, упомянув вместо «Джоффри» абстрактного «наследника» или как-то так. Сам Старк хочет передать престол Станнису, следующему по очереди из настоящих Баратеонов, а для этого нужно арестовать Серсею, Джоффри и прочих Ланнистеров.

Беда Старка в том, что у него мало войск. Я позабыл цифру из книги, но память Слинта услужливо подсказывает — меньше сотни человек из Винтерфелла. У Ланнистеров примерно столько же, около сотни солдат и дюжина рыцарей. Сил мало… И очень скоро Эддард решит привлечь к заговору «Золотых плащей», которыми командую я. Сделает это через Петира Бейлиша.

Старк не учел один маленький нюанс. Станнис это последний человек, кого мы с Бейлишем хотим видеть на троне. Мы оба погрязли в коррупции и казнокрадстве… И нам не нужен патологически честный король, не умеющий прощать. Если Станнис отрубил пальцы Давосу, спасшему его жизнь, за прежние грехи, то чего лишимся мы? Мне дороги все части тела, особенно голова, и Яносу Слинту и Петиру Бейлишу тоже.

Результат выступления Старка был немного предсказуем. Для всех, кроме Старка. Увы, его талант к интригам можно принять за «абсолютный ноль».

А мне-то что делать?

У меня около суток. Старк напишет завещание, поговорит с Бейлишем, Бейлиш съездит ко мне и уговорит действовать вместе, Старк «обрадует» Сансу тем, что они вернутся домой, Санса сбегает к Серсее… Все случится следующим вечером. А может, раньше? Может и раньше. В середине дня или даже утром. Но точно не ночью — на момент ареста Арья была на уроке, а их по ночам не проводят.

Самый первый план, родившийся в моей голове, был до безобразия прост. Следовать канве книжных событий до самого ареста Старка. И потом скомандовать арестовать не Старка, а Серсею. Раз-два — и в дамки.

Я немного обдумал план, пофантазировал, что мне делать дальше, как потом подружиться с Мелисандрой или сбежать к Дейенерис…

— Идиот! — воскликнул я на всю комнату. Пожалуй, слишком громко, за дверью послышалось шебуршание. Надо следить за собой, уже мешаю спать караульному.

Обмакнув перо в чернила, я быстро нарисовал высокий кол, а на нем свою голову. Вот что меня ждет на самом деле.

Люди не юниты в компьютерной игре. Недостаточно отдать команду «атаковать», «добывать минералы» или «построить зиккурат», чтобы они засуетились. Надо быть уверенным, что приказ будет действительно выполнен. На этом погорел Эддард Старк — и я чуть не повторил его ошибку.

У каждого из людей Слинта есть свои интересы, и Станнис на троне или Старк у трона им так же не интересен, как и самому Слинту. Это же одна мафия! Из семи капитанов королевской стражи только один более-менее приличный человек, Джаселин Байуотер, но он предан Баратеонам, а Джоффри официально Баратеон! А простые стражники? Они как минимум заколеблются!

С одной стороны — приказы королевы, юного короля, авторитет династии и дон Бейлиш. С другой — никому не интересный лорд с далекого севера и я, нелюбимый начальник, которому многие должны денег, и очень многие метят на мой пост… Интересно, мне отрубят голову сразу в тронном зале или подождут до Септы Бейелора? И не устроят ли офицеры драку за право первому всадить нож в мою спину, доказав преданность новому королю?

Впрочем, солдаты не будут ничего решать. Не успеют. Рядом с Джоффри обычно есть Сандор Клиган… и он отреагирует быстро. Не успею я закончить слова про арест — и моя голова покатится по тронному залу.

Можно меня поздравить, я побил рекорд Старка по глупостям в интригах. Тщательно надо быть, тщательнее. Как говорила Серсея — «в игре престолов ты либо побеждаешь, либо погибаешь». Третьего не дано.

А если иначе? Не дожидаться переворота? Прямо сейчас поднять солдат и двинуть на Королевский дворец? Солдат проинструктируем заранее, с офицерами переговорю… Если их убедить заранее, то не будет никакой сумятицы. Бейлиша арестовать сразу — и кляп в рот или голову с плеч…

Не выгорит. Красный замок — это, как ни странно, замок, быстро его не взять. Правда, на воротах стоят мои люди… Могут и пропустить. Но офицеры не согласятся менять власть. Станнис-король им банально невыгоден. Предложение пойти поштурмовать дворец во имя Станниса приведет лишь к тому, что меня скрутят и отправят в темницу…

Этот план еще хуже.

А если заручиться поддержкой кого-то авторитетного? Например, Эддарда Старка, десницы короля. Собрать войско, прикрываясь якобы приказом Старка, двинуть его к дому Эддарда, вытряхнуть его из постели и убедить возглавить? Пусть зачитает завещание, по которому он регент, я пообещаю награду всем подчиненным… И уже совсем иное дело. Уже не «сбрендивший командующий городской стражей отдает странные приказы», а «городская стража выполняет приказ законного десницы», совсем другое в глазах солдат… Главное — дать людям немного времени принять то, что Старк — регент. И теперь даже если Серсея будет что-то орать, все будет ясно — дамочка лезет в регенты против воли мужа, она мятежница… Желательно сразу воткнуть ей в рот кляп, чтобы не подкупила солдат.

Солдат и офицеров можно обмануть. Мы не отбираем трон у бастарда Джоффри, не отдаем его нелюбимого Станнису. Мы просто помогаем нашему любимого королю Джоффри и деснице взять власть, устранив Серсею. Что потом король поменяется, людям необязательно знать.

Я невольно улыбнулся и нарисовал другую картину — такой же кол и уже голову Серсеи. Впрочем, художник из меня как балерина. Увидев этот рисунок, Серсея велела бы меня казнить за оскорбление своей персоны… Если бы кто-то сказал ей, что это её голова…

Послышались шаги, и дверь приоткрылась. В комнату вошла женщина. Старше меня, с неправильным, некрасивым лицом, кривым носом и некрупной обвислой грудью. Моя жена. Стоит ли говорить, что Вестерос не дошел до бритья ног, да и мылись здесь не каждую неделю?

И не такое большое было приданое… Что же Слинт на неё польстился?

Не только приданое, тесть занимал неплохой пост. После восстания Роберта я стал капитаном городской стражи, а вот в командующие меня продвинул в том числе этот брак...

Память вдруг подсказывает вид любовниц Слинта и я слегка вздрагиваю. Толстые, необъятные женщины с усиками и сросшимися бровями… Не мой типаж, совсем не мой.

— Янос, что происходит?

— Иди спать! Завтра расскажу.

Немного твердости в голосе — и жена уходит. Чудеса! Уверен, услышь об этом Слинт, он бы не поверил. Вчера она пыталась меня гонять — как настоящего Слинта, но получила отпор. Видимо, погнутый при ударе об стену подсвечник произвел на неё впечатление…

Я прошелся по комнате и посмотрел на еще темное небо. Сейчас нет и полуночи. Когда все начнется? У меня еще несколько часов, и следует хорошенько обдумать план. Какие у нас минусы?

Например, не получится подойти с войском к дому Старка перед штурмом Красного замка. Потому что Эддард Старк расположился в этом замке, в башне десницы. А это значит, что у меня будет мало времени на уговоры. Съездить вначале самому?

В Королевской гавани немало шпионов. Как скоро Варису и Бейлишу доложат, что я поехал к Старку? Король умирает, и тут, несмотря на глубокую ночь, командующий столичным гарнизоном едет к деснице… к которому никогда не ездил. Зачем? Лунатизм? Или они что-то замыслили? Я бы на месте Бейлиша тут же метнулся к городской страже, распропагандировал её, и к моему возвращению это было бы уже не мое войско.

Получается, что я не могу договориться со Старком заранее.

Отсюда проблема, что если Эддард Старк решит вести себя не так, как я задумал? Например, откажется распечатывать завещание, мол, только на заседании Малого совета, или возжелает, чтобы мы немедленно дали клятву верности Станнису? Или скажет что-то вроде «Роберт еще жив, и я не хочу омрачать его последние минуты кровопролитием в его доме, приходите позже»? Да самое банальное, увидит солдат у стен крепости, решит, что это переворот, и скомандует своим людям драться?

Кстати, фразу про последние минуты я где-то слышал.

Покопавшись в памяти, я пусть и не сразу, но нашел ответ.

В сериале этого не было. А вот в книге — да, помню. Ренли предложил Старку собрать своих и его людей и немедленно арестовать королеву. Мысль, кстати, здравая — Янос Слинт подсказывает, что несколько десятков воинов Ренли точно найдет, их мало, но это превосходные бойцы, один Лорас Тирелл чего стоит. Тут он настоящий терминатор, как в книге, один из лучших рыцарей Вестероса, несмотря на юность, а не кудрявое нечто из сериала. Не гламурный гей, а настоящий боевой гомосек…

Воины Ренли, да воины Старка, да плюс внезапность — неплохой шанс побить Ланнистеров. Какой простой и изящный план! Пожалуй, в голове Ренли что-то есть. А вот Старк план отверг, чистоплюй, зато потом побежал к Бейлишу и Слинту. Практически сам себя затащил на эшафот. Интересно, что потом делал Ренли? Где он был при аресте Старка?

Я этого не помнил, но логика подсказывала, что, скорее всего, Ренли сделал ноги почти сразу после отказа Старка — по крайней мере, потом он объявился в Хайгардене, где женился на Маргери и объявил себя королем. Впрочем, это неважно.

Не имеет значения, кто и что потом сделал. Сейчас мысли должны быть направлены лишь в одну сторону. Мне нужно организовать переворот, не имея верных людей, союзников и времени.

Может, это невозможно?

Может, стоит сыграть в другую игру? Например, чуть позже сбежать из Королевской гавани? С собой для очистки совести прихватить Арью да Сансу, девочек послать на север, а сам — на восток. Где там ныне Дейенерис? Уже овдовела или еще нет?

План упирается в отсутствие верных людей и возможное противодействие Вариса и Бейлиша. Повяжут в воротах или у причала.

Или попробовать уговорить Джоффри? Мол, пусть Старк мерзнет на стене в компании насильников да убийц — это куда страшнее, чем отсечение головы?

Может, кстати, сработать. Без казни Старка Тайвин не будет занят войной с северянами, его войско придет к Королевской гавани и подавит восстание что Станниса, что Ренли. Тирион не станет десницей и не отправит меня на стену. В Вестеросе воцарится тишь да благодать, а отдельно взятый командующий городской стражей останется на теплом месте и будет иметь несколько лет на подготовку перед встречей с Дейенерис. Уж за несколько-то лет я придумаю, как не стать обедом для драконов.

А если не удастся? Может, тогда сказать солдатам «стоп» и сообщить, что я подчиняюсь приказам регента, а не юного короля? Королева Серсея меня за это наградит… если солдаты подчинятся, а то ведь Джоффри отдаст другой приказ, и полетят уже две головы.

Или все-таки организовать переворот?

Но как?

Отредактировано Фрерин (21-07-2017 00:27:25)

+6

3

Глава II

Действовать я начал еще до всех раздумий. Первый свой приказ я отдал, как только узнал о ранении короля: велел поднять всю стражу и собрать её у моего дома. Я еще не знал, как буду действовать, но уже собирал войска. Объяснение для окружающих было простое — «на всякий случай». Я ведь знаю лишь то, что в город ввезли раненого короля, и только потому, что мне доложили стражники на воротах. Вдруг это переворот, мятеж? На всякий случай я отправил гонцов в Красный замок за инструкциями.

С точки зрения закона я чист. С королем что-то стряслось — и командующий городской стражей приготовился к неприятностям и запросил начальство, что делать: как официальное, мастера над законом лорда Ренли и даже десницу короля лорда Старка, так и неофициальное, Бейлиша. Суетится командующий, не то за свое место боится, не то выслужиться хочет. Бывает.

Пока я думал, пытался найти идеальное решение моих проблем, перебирая одну комбинацию за другой, шло время. Гонцы скакали, стража собиралась.

Два моих посланца вернулись почти одновременно. Ренли приказал отменить тревогу и спать, а Бейлиш велел усилить гарнизон Красного замка. Я подумал — и отправил туда три сотни человек под командованием Джаселина Байуотера, самого честного из офицеров, самого независимого от Бейлиша. Что бы ни случилось — все решится в Красном замке. Войска нужны именно там.

Надеюсь, внешне, в глазах Бейлиша и Вариса, мои действия выглядят безупречно. Слинт выполнил приказ неофициального начальства и направил самого исполнительного и сообразительного подчиненного.

Провожая солдат и Байуотера, я с трудом удержался от совета. Мне очень хотелось напомнить капитану, что приказы после смерти Роберта имеет право отдавать только регент, а не юный король и не его мать. Но я сдержался, ведь кто знает, на кого на самом деле работает Байуотер и к чему приведет мой совет?

Городская стража собиралась, я мерил шагами кабинет, думал и порой пересчитывал построившихся рядом с моим домом бойцов. Для солдат есть семь казарм в разных частях города — у Драконьих ворот, на Сапожной площади, в Красном замке и в иных местах, многие солдаты живут в своих домах, а офицеры обычно рассеяны по всему городу. С одной стороны, Золотые плащи могут быстро выставить в любой точке города небольшой отряд, а с другой — собираться в единый кулак им очень долго.

Повезло, что я догадался сразу поднять городскую стражу по тревоге. Сейчас меня где-то полторы тысячи солдат, считая ушедших к Красному замку, а еще пять сотен только добираются. Не прибыл даже один из семи капитанов, не говоря уж о многих десятниках и простых бойцах.

Вскоре после ухода Байуотера прибыл гонец с ответом от Старка. Эддард велел собрать войска и ждать. Значит, пора выступать. Медлить нельзя.

Гонцы принесли мне главное: расстановку фигур. Бейлиш у себя дома, спал, пока его не поднял мой человек. Дальше он наверняка поедет в Красный замок, побудет там, пока его не разыщут люди Старка, поговорит с ним и лишь тогда направится к казармам. Ренли был в Красном замке, Старк — у короля, мой человек увидел его, лишь когда тот вышел. Значит, завещание написано. Мне надо торопиться. Впрочем, не явись последний гонец, я бы выступил максимум через полчаса.

Я спустился во двор и отдал приказ:

— Коня!

Моментально подвели моего коня, уже давно оседланного, и я вскочил в седло. В другой жизни я катался на лошади лишь в детстве, на пони в парке. От Яноса Слинта мне достались и навыки верховой езды.

— Не знаю, что происходит, — сказал я подъехавшим ближе четырем капитанам и нескольким десятникам. — Но наш мастер-над-законами велел идти к нему.

— И что ему надо? — спросил сам себя Аллар Дим. Очень мерзопакостный рыцарь, но он моя правая рука, ближайший соратник. Каков поп, такой и приход…

Мы поехали. В последний момент я обернулся — у окна второго этажа, держа в руке свечу, стояла жена Слинта. Бедная женщина, если я проиграю, ей не поздоровится.

Я оставил одного капитана собирать остальную стражу, а сам с остальными силами выступил в поход. Никто в моем войске не знал, что Ренли велел разойтись по домам — с гонцом говорил только я, и сразу же после этого отправил его с поручением к самым дальним воротам.

Приказ Ренли понятен. Он не доверяет городской страже. Он не знает, как обернется дело, может, переворот, может, бегство — и пусть ненадежные войска не путаются под ногами.

Интересно, сколько ему потребуется времени, чтобы поговорить со Старком, добраться до дома, собрать своих сторонников, принять решение и сбежать? Полагаю, немного. И часть этого времени уже потрачено — пока до меня добирался гонец.

— Янос, мы едем к лорду Ренли через Риверран? — на лице подъехавшего Алларда Дима написано недоумение. Я специально делал крюк, чтобы добраться до резиденции Ренли со стороны городских ворот, чтобы перехватить его, но не объяснять же это Диму?

Я смачно выругался и пошутил, мол, лошадь по привычке несет меня к трактиру, Алан Дим и другие офицеры весело засмеялись. Мы свернули на боковые улицы, идя уже в нужном направлении. Не такой большой крюк, как я хотел, но ничего, сойдет. Главное, чтобы люди Ренли не сбежали, увидев на горизонте мое войско

Никакое войско не может идти бесшумно. По мостовой били ноги солдат да конские копыта, люди переговаривались, кто-то шутил и смеялся, другие пели, третьи ругались, лязгало оружие и броня, трещали горящие факелы… Наверное, мы разбудили половину столицы.

Немногие бодрствующие обыватели тушили свечи и закрывали ставни — им непонятно, кто идет по улицам, и люди предпочитают прятаться. Королевская гавань еще помнит погром, устроенный Ланнистерами, горожане тут осторожны. Но я был уверен, за нами следили, и чьи-то ноги несли Варису и Бейлишу весть — войска идут.

Лишь пройдя немного с войском по городу я понял, какую же глупость совершил. Лорд Ренли наверняка испугается, сбежит, только заслышав поступь моих солдат. Это будет самым правильным, логичным действием! А мне потом придется арестовывать Старка да объяснять Бейлишу, зачем я вывел войска…

Оставалось надеяться, что всех запутает мой маневр, и Ренли, который не будет ждать войска с этой стороны и хотя бы заинтересуется, кто это идет, и Вариса с Бейлишем, которые потратят время на раздумья, куда и почему я иду столь странным маршрутом…

До резиденции Ренли уже было недалеко. Повезло, что он жил не в Красном замке, а в помпезном доме неподалеку от него. Кажется, он издавна принадлежал Баратеонам.

Здания становились все богаче и роскошнее, все больше возвышалась громада Красного замка, венчающая собой холм Эйегона… Величественное зрелище. Я любил прогулки по ночным городам... Только до сей поры гулял с хорошей компанией или любимой девушкой, а вот вместе с маленькой армией как-то не приходилось.

Впереди раздался топот копыт — и на большом расстоянии перед нами осадили коней несколько десятков всадников. Ехали в ночи, без факелов, довольствуясь лишь светом почти полной луны, без знамен… Интересно.

Сделал жест рукой, останавливая стражу. Потом, чуть сжав бока коня, выехал вперед. За мной без спроса последовал Аллар Дим.

Чужие всадники были напряжены, готовы в любой момент сорваться с места и не то пойти на прорыв, не то развернуться. От них отделилось тоже двое. Рыцарь в зеленых доспехах и еще один, в светлой броне с узорами. Они въехали в полосу лунного света, и я увидел лица. Янос Слинт узнал обоих.

Первый выглядел как молодой Роберт Баратеон. Высокий, черноволосый и красивый мужчина — у него не было бы отбоя от девушек, обращай он на них внимание. А может, и обращает, но не попадается? Слухи о нем и Лорасе могут быть ложью. А второй — Лорас Тирелл, совсем юнец, я его представлял совсем другим.

— Лорд Ренли! — я чуть поклонился, насколько позволил надетый доспех и то, что я сижу на лошади. — Городская стража по вашему приказанию прибыла. Мы готовы выполнить любой ваш приказ по поддержанию правопорядка и законности в городе!

— Вроде еще не пил, — позади послышался удивленный шепот Аллара Дима. Такие обороты немного не в моем стиле. Надо быть осторожнее, это все нервы, хорошо хоть не ляпнул «во имя свободы и демократии», «социалистической законности» или другую неподходящую чепуху.

Ренли вздрогнул и обменялся взглядом с Лорасом, а потом как-то странно посмотрел на меня.

— Сир Слинт, подъедьте ближе.

Я приказал Аллару Диму вернуться, и он нехотя развернул лошадь. Сам я направился к Ренли и Лорасу. Они внимательно смотрели на меня, но руки обоих были далеки от оружия. Хороший знак… Впрочем, Янос Слинт никогда не считался отличным мечником, уж не Лорасу его бояться.

Мы остановились друг напротив друга. Наверное, от волнения все мои мысли сводились к тому, какой ориентации эти двое. В сериале все однозначно, в книге — нет, я лично не разглядел никаких намеков, хотя люди на форуме что-то такое находили. Как будто сейчас это имело значение. В Игре престолов надо выбирать союзников не по сексуальным взглядам.

— Лорд Ренли, я слышал, король Роберт смертельно ранен.

— Да, — взгляд его необычайно внимательный и цепкий. — Кто приказал вам прибыть сюда, сир Янос?

— Я сам. Не люблю Ланнистеров, лорд Ренли.

Баратеон и Тирелл снова обменялись взглядами.

— И ваши люди не любят Ланнистеров? Сколько их у вас?

— Они любят золото. Здесь тысяча двести, — Ренли неожиданно присвистнул. — В Красном замке четыре сотни, лорд Ренли.

— Было не больше сотни, — вмешался Лорас. В голосе его слышится обвинение и недоверие.

— Я усилил гарнизон.

— Почему вы пришли ко мне?

— Лорд Старк слишком щепетилен, сомневаюсь, что он решится нанести удар.

— Вы правы, лорд Слинт, — ответил Ренли, немного задумавшись. — Лорд Старк не только щепетилен, но и скуп. Что же хочет лорд Бейлиш и где он?

«Лорд» — интересное обращение. Ибо Слинты никакие не лорды, и это общеизвестно. А Ренли, похоже, до сих пор не верит, что я пришел сам.

— Я не знаю его желаний, лорд Ренли. Я знаю только свои. Получить полное прощение за все прошлые ошибки, небольшой замок на берегу моря… И разрешение допросить и казнить Бейлиша.

— Вот как? — на лице Ренли написано удивление. Я-то был человеком Бейлиша. — Вы считаете, его есть за что казнить?

— Лорд Ренли, уверяю вас, Бейлиш расскажет о страшных злодеяниях. К тому же, можно смело вешать всякого, пробывшего мастером над монетой хотя бы три года, а он проработал вдвое от этого.

Ренли откинул голову и весело засмеялся.

— То есть мастером над монетой вы, лорд Слинт, стать не хотите? — спросил он с улыбкой.

— Я знаю свое место, лорд Ренли. Мне не прыгнуть выше головы.

— Ценное качество. Лорд Слинт, я вас, оказывается, совсем не знал… Не будь за вами «золотых плащей», я бы решил, что вас подменили… Что вы думаете о лорде Старке?

— Из него выйдет хороший регент на время грядущей войны с Ланнистерами, но в мирное время он слаб, и лучше, если бы этот пост занимал кто-то более искушенный в столичной жизни.

— В вашу голову забредают очень интересные мысли, лорд Слинт. Вы получите полное прощение за все прошлые грехи, я дам вам титул и земли, ваши сыновья станут оруженосцами у достойных рыцарей. Но вы сумеете доказать лорду Старку вину Бейлиша? Он его считает своим союзником.

— Неделя — и Бейлиш признается, лорд Ренли, и так, что Старк поверит ему.

— Что ж, я понял вас, лорд Слинт, — глаза Ренли сверкнули. — Я захватил с собой деньги. По два дракона рядовому, четырнадцать десятникам и две сотни капитанам хватит?

— Да, лорд Ренли.

+6

4

А чего там признаватся то? "Все началось с кинжала", но не верю что Джайме был единственным кто запомнил КОМУ он достался ;)

0

5

Little написал(а):

А чего там признаватся то? "Все началось с кинжала", но не верю что Джайме был единственным кто запомнил КОМУ он достался

Еще отравление Джона Аррена было... Что весомей лжи с кинжалом.

0

6

Глава III

Ренли обладал немалой харизмой и даром убеждения. Недолгий разговор с офицерами, короткая речь перед солдатами — и городская стража готова идти с ним на край света. Такая же харизма была у Роберта, Янос помнил его молодым.

В замок оказалось удивительно легко попасть. Обычно на ночь запирали ворота и поднимали подъемный мост, но не сегодня. Как ворота в Навесной башне открыли, ввозя умирающего короля, так и не закрывали. И здесь распоряжается лучший из капитанов! Непорядок, в городской страже царил настоящий бардак усилиями Слинта, но сейчас это мне на руку.

В воротах нас пропустили без всяких проблем, потому как их контролировала исключительно городская стража, и они, конечно же, не стали мешать сослуживцым и своему командиру.

Красный замок делился на несколько изолированных друг от друга частей, как подобает всякому хорошему замку. Вначале Западный двор, тут есть и хозяйственные постройки вроде кухни, и такие объекты, как тронный зал. Потом, через мост и через еще одни ворота, — Восточный двор. Тут стоит, помимо прочего, башня десницы, в которой живет Нед Старк и его люди, и казарма Золотых плащей — одна из семи городских казарм. Там сидит две сотни моих людей, еще столько же рассеяны по всему замку.

Далее дворцовая лестница с множеством поворотов, она ведет во Внутренний двор. Там башня Королевской гвардии, там Твердыня Мейегора, крепость внутри крепости. И именно в Твердыне Мейегора находятся умирающий король, Серсея и Джоффри.

У Серсеи около сотни солдат и дюжина рыцарей, все гвардейцы Ланнистеров жили в Западном дворе — и это правильно, Роберт не подпускал чужих солдат близко, не все мозги он пропил.

— Проверить казармы! — первый приказ, что я отдал, входя через ворота.

— Господин, большинство гвардейцев там, — доложил мне стоящий на воротах десятник. Память упорно отказывалась выдавать его имя. — Королева хотела их призвать в Твердыню Мейегора, но сир Барристан разрешил пропустить только рыцарей.

Логично, Серсея решила подтянуть войска ближе. Но ввод чужих войск в святая святых вызвал непонимание у королевских гвардейцев, что тоже логично. Роберт еще жив, Серсея пока никто. Не за это ли потом прогнали Барристана из гвардии?

— Где Байуотер?

— На Малых воротах, господин командующий.

Прекрасно, он как раз контролирует ворота между западным и восточным двором.

— Как пройдем — закройте ворота и запритесь наверху. Никого не выпускать. Возможно столкновение с гвардейцами Ланнистеров. Королева пыталась убить короля.

— Неведомый! — воскликнул десятник и поклялся, что они никого не выпустят, а я сказал, что оставляю тут две сотни человек.

— Я и не знал, что Роберт женат на кабане, — засмеялся Ренли, когда мы отъехали чуть дальше от ворот. — То-то мне показалось знакомым его хрюканье. Лорд Слинт, гвардейцами займемся позже. Сейчас главное — королева.

— Полностью согласен, милорд.

Впереди предстояло самое опасное. Путешествие мимо башни десницы. Вряд ли сейчас лорд Старк спит, и проход больше тысячи солдат привлечет его внимание. На это у меня была заготовка.

— Аллар, когда мы войдем в ворота, скачи к башне десницы. Передай ему, что сир Барристан приказал ввести в Твердыню Мейегора Золотых плащей и что он просит направить северян присмотреть за казармами Ланнистеров.

— Он подозревает Серсею в покушении на короля и собирается арестовать её, но просит лорда Старка убедиться, что гвардейцы Ланнистеров ей не помогут, — добавил лорд Ренли.

Я посмотрел на Ренли по-новому. Пожалуй, у него есть недюжинный ум. Я рассчитывал, что услышав про просьбу, Старк тут же забудет обо всем и займется ланнистерскими гвардейцами. Но идея с королевой еще лучше!

— Она отравила вино, из-за чего король пропустил удар кабана, — предложил я версию, и Ренли чуть улыбнулся.

— Именно так.

Почти полная луна, яркое небо с незнакомыми звездами, легкий ветерок… Ночь хороша… И топот почти тысячи человек по двору. Внутри бурлит адреналин, мир меняется, в голове неожиданная ясность мыслей и решимость. Отступать некуда. Сейчас я творю историю. И это мне по силам.

Дворцовый переворот — это несложно.

Враг может быть силен, у него может быть тысячи и тысячи солдат, множество сторонников, но решает все тот, у кого больше солдат здесь и сейчас. Серсее не помогут ни гвардейцы Ланнистеров, ни армии Тайвина — их не будет в твердыне Мейегора.

Я читал про многие дворцовые перевороты. Чтобы захватить власть в огромной империи, хватает порой всего одной-двух сотен солдат. Елизавете Петровне, например, хватило как раз столько. Или другой пример, у герцога Бирона были верные люди, а его брат командовал гвардейским полком. Но в ночь переворота герцога охранял другой полк, чей командир велел пропустить два десятка человек, которые вынесли герцога из дворца, а потом другие люди вошли в дом его брата и тоже унесли его в тюрьму.

Мой переворот отчасти напоминал путч генералов против Гитлера летом сорок четвертого. У заговорщиков не хватало верных соратников и подконтрольных войск, они использовали немало лжи, чтобы привлечь на свою сторону людей, присвоить себе право командовать. Не повезло, проиграли. Гитлер выжил при взрыве и убедил людей следовать его приказам.

Нам — повезет.

Уже везет. Гвардейцы Ланнистеров предпочли сидеть в казармах и не высовываться. Разумеется, проход ночью Золотых плащей вглубь Красного замка явление необычное, но они не считают нас врагами, да и руководство наверняка у Серсеи. К тому же казармы гвардейцев в дальнем от нас углу двора, их отсюда даже не видно из-за огромного здания, внутри которого тронный зал.

Через Малые ворота мы прошли с небольшой заминкой, Байуотер задумался, стоит ли нас пропускать. Уверен, в одиночку я бы потратил куда больше времени, но Ренли выехал вперед, сказал пару фраз — и все. Вот что значит харизма, титул и должность мастера-над-законами.

Байуотера я послал к внешним воротам, подальше от Старка, а здесь оставил другого офицера и три сотни человек. Еще полсотни пошли к башне Вариса. Я бы бросил мастера-над-шептунами в темницу, но Ренли велел его аккуратно и с уважением доставить в Твердыню Мейегора.

Ленинский принцип — «брать мосты, вокзалы, почту, телеграф, телефон» я помнил, а Ренли дошел до всего своим умом. Так что мы выделили людей и на башню Верховного мейстера, проконтролировать, чтобы он не отправлял сообщений, и на калитки в стенах.

Башня десницы. В окнах свет, я слышал шум собирающихся людей, вниз спускались сонные северяне, на ходу надевая амуницию. С удивлением они смотрели на идущих мимо солдат. Неда Старка нет. Может, слушает Аллара Дима, может, отдает приказы или занят дочерьми… Нет и Бейлиша, чего я опасался. Интересно, они сейчас совещаются, лорд Бейлиш уже покинул замок, или еще не пришел?

Дворцовая лестница, какая же она длинная…

Память Слинта подсказывала мне, как он много раз ходил здесь. А впервые это было еще в восстание Баратеона. Тогда на ступенях лежали тела в золотых плащах — городской стражи, тщетно пытавшейся задержать войско Ланнистеров. И просто тела слуг, бежавших наверх. Я помню, молодой Слинт тогда прошелся по замку, удовлетворяя любопытство и ища, что украсть.

Я помню слишком много. Не всех слуг убили сразу — некоторых пытали, узнавая, где ценности. Женщин насиловали, я видел их измученные тела, до которых никому не было дела. Я видел тела детей прислуги. Видел Рейенис Таргариен, девочку лет четырех, которой человек Ланнистеров нанес с полсотни ударов ножом. Видел кровь на стенах в покоях семьи принца Рейегара.

Я помню слишком много…

Надеюсь, этого не повторится. Солдаты Ланнистеров не возьмут город вновь.

Надеюсь, у меня получиться сделать этот мир капельку лучше. Здесь слишком много зла и жестокости, слишком много.

Внутренний двор. Впереди Твердыня Мейегора.

Мост опущен. Не зря вперед поскакал Лорас Тирелл с устным приказом якобы «десницы» — не поднимать мост, не запирать ворота, пропустить войска.

— Не понимаю, где гвардейцы? — удивился Ренли, а потом пояснил: — Сир Борос стоял с этой стороны моста, сир Престон с другой.

Вскоре мы узнали ответ. Престон Гринфилд лежал на земле со связанными руками и без сознания — он пытался подать сигнал, но Лорас его вырубил сильным ударом. А вот Борос Блаунт сидел рядом с хмурым видом — как я потом узнал, он просто не решился вмешиваться, испугался стали Лораса.

— Сир Лорас, я восхищен вашим мастерством, — произнес я и увидел краем глаза улыбку на лице Ренли. Что ж, теперь я царедворец, и придется льстить, много и мало. Тем более что юноша, быстро и без шума вырубивший одного из лучших воинов семи королевств, действительно достоин восхищения.

Мы двинулись вперед. Янос Слинт почти не бывал в Твердыне Мейегора, и нас вел Ренли. Удивительно, но мы не видели ни одного королевского гвардейца, хотя они не могли нас не слышать. Может, они охраняют Роберта? Не было никого, даже слуг — наверное, все уходили с нашего пути.

Здесь, в этих переходах, я понял свою ошибку. Столь громадное войско мне просто не нужно, хватило бы всего пары сотен человек на замок, остальных можно оставить снаружи, у казарм Ланнистеров. Сейчас мои люди наверняка разбредаются по замку… и грабят его. К утру тут не останется ничего ценного, и служанок остается только пожалеть. Может, попросить лорда Старка навести порядок после переворота?

Люди встретились лишь у покоев Серсеи. Почти два десятка рыцарей в доспехах и алых плащах Ланнистеров и два белых гвардейца. У всех обнажены мечи.

— Что это значит, сиры? — спросил вышедший вперед королевский гвардеец с каштановыми волосами. Увы, из всей белой гвардии Слинт знал лишь Барристана и Джейме.

— Сир Арис, мы пришли, чтобы арестовать Серсею Ланнистер по обвинению в покушении на жизнь короля, — Ренли говорил совершенно спокойно, размеренным вежливым тоном, держа руку далеко от меча.

Арис Окхарт, вот кто это. В Пире Стервятников его соблазнила Арианна Мартелл, вовлекла в заговор, и он погиб.

— Король смертельно ранен кабаном, вам ли это не знать, лорд Ренли, — сказал второй гвардеец с абсолютно безжизненным, непроницаемым лицом. Он говорил спокойно, будто констатировал факт.

Дверь открылась, и к нам вышла Серсея Ланнистер. Величественная и прекрасная, в темном наряде, со следами слез на щеках. С неё можно было писать картину безутешной вдовы.

Какая же она красивая… Траур ей определенно к лицу.

— Лорд Ренли, ваш брат еще жив, а вы уже затеяли мятеж? — спросила она с тонкой улыбкой, заглядывая в глаза каждому из нас. — Сиры, неужели вы поддались на этот глупый обман? Всем известно, что мой муж Роберт тяжело ранен кабаном, я была в этот день в столице. Сиры, еще не поздно одуматься, склонитесь перед Джоффри, законным наследником Роберта Баратеона, и он простит вас… Арестуйте мятежника, пытающегося узурпировать трон в обход братьев и племянников!

Что-то было в королеве такое странное, завораживающее — никто не посмел её перебить, а после её слов повисла в воздухе тишина.

— Серсея из дома Ланнистер, — произнес я отчего-то торжественным тоном. — Вы обвиняетесь в том, что велели своему кузену дать Роберту вино с зельем, помутившее его разум, и ослабившее его руку на охоте…

— Сир Слинт, мой муж всегда пил.

— Отпираться бесполезно, вас кузен уже признался во всем! Сдавайтесь, вашу судьбу решит суд. Он рассказал все. Вы дали ему мехи, сказали, что это любимое вино Роберта, вы…

Я смотрел на бледную Серсею, видел, как она дрогнула… Еще немного, ну же! Я знаю, твоя психика неустойчива, ты впадаешь в истерики, ты крайне мнительна… Еще немного…

Нет. Моих слов мало, чтобы вывести её из себя…

— Вы…

— Ваш собственный родич, ваш валонкар свидетельствует против вас.

Валонкар. Младший брат по-валирийски. Слово, услышанное некогда Серсеей в пророчестве, в которое она верила всю жизнь. Кузен — он по сути тоже младший брат, только двоюродный.

Стоило только мне произнести это слово, как Серсея переменилась в лице, с неё слетели всякая величественность и спокойствие, на лице застыл неописуемый ужас, тут же сменившийся гневом.

— Лансель! Мерзкий предатель! Нет!

Серсея вдруг развернулась и почти бегом скрылась в своих покоях, откуда донесся истошный крик: «Джоффри!»

Арис Окхарт медленно вышел из строя и развернулся спиной к нам, а лицом к гвардейцам Ланнистеров.

— Сиры, вы все слышали. Сложите оружие в ножны.

Второй гвардеец встал рядом с ним, а потом люди Ланнистеров переглянулись — и один за другим убрали мечи.

— Сир Арис, сир Мур, я прошу вас караулить у покоев моих племянников, — произнес Ренли, обращаясь к белым гвардейцам. — Сир Пламм, и вы, сиры, прошу вас проследовать к людям дома Ланнистеров и поведать о случившемся. Я не хочу, чтобы из-за преступления одной вздорной женщины лилась кровь хороших воинов.

Переворот свершился.

Могло быть и хуже. Мы бы прорубились через этот заслон, неизбежно прорубились… Но теперь мне придется объяснять, что такое валонкар и почему я его произнес. Ничего, придумаем что-нибудь, как и что делать со Станнисом, Варисом, Иными и прочими врагами! Самое трудное позади.

Я никогда так не ошибался.

+5

7

Интересно.
Странно, только, что вы не в своем личном разделе пишите.

0

8

Фрерин написал(а):

Еще отравление Джона Аррена было... Что весомей лжи с кинжалом.

А вот ЕГО доказать на порядок сложнее! Там свидетелей "всего двое", и след уведен к оруженосцу (убитому на турнире)...

Фрерин написал(а):

Я никогда так не ошибался.

Бейлиш еще не взят, Неда еще не уговорили, Тайвина рано сбрасывать со счетов... Да и, порядок в среди Золотых Плащей наводить таки надо.
Будем надеятся что вы не возьмете пример с автора оригинала, и не станете убивать тех от чьего лица идет расказ.

0

9

Переместил тему. В следующий раз просто удалю, а автора отправлю на недельку в бан.

0

10

Станислав написал(а):

Странно, только, что вы не в своем личном разделе пишите.

Да я позабыл уже про него, честно говоря. Да и вроде как согласно правилам автор не обязан размещать именно в нем.

Little написал(а):

А вот ЕГО доказать на порядок сложнее! Там свидетелей "всего двое", и след уведен к оруженосцу (убитому на турнире)...

Это да, сложнее.

Little написал(а):

Бейлиш еще не взят, Неда еще не уговорили, Тайвина рано сбрасывать со счетов... Да и, порядок в среди Золотых Плащей наводить таки надо.
Будем надеятся что вы не возьмете пример с автора оригинала, и не станете убивать тех от чьего лица идет расказ.

Пока не планирую убивать.
А так да, Тайвин, Варис, Дейенерис с драконами, живые мертвецы на севере - проблем много.

Злобный смотритель форума написал(а):

Переместил тему.

Спасибо!

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Буракова » Незначительная фигура (фанфик по "Игре престолов")