Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Буракова » Незначительная фигура (фанфик по "Игре престолов")


Незначительная фигура (фанфик по "Игре престолов")

Сообщений 71 страница 80 из 80

71

Фрерин
Это где было описанно? Какие-то "впоквеллы/приквеллы"? В самом цикле я этих цифр не замечал...
И почему тогда, драконы были ТОЛЬКО в Весетросе? Почему больше никто не озадачился шансом обзавестись своим?

0

72

Little написал(а):

Фрерин
Это где было описанно? Какие-то "впоквеллы/приквеллы"? В самом цикле я этих цифр не замечал...
И почему тогда, драконы были ТОЛЬКО в Весетросе? Почему больше никто не озадачился шансом обзавестись своим?

Как я понял, Драконы только Валирийцев признавали всадниками(и то, вроде как, не всех), или несущих Валерийскую кровь людей.
В бывших Валерийских колониях, в результате восстаний, всех драконов убили (но их там немного было), а как вылуплять их из яиц - никто не знал.
Почему не украли детенышей - не знаю, видимо там тоже какие то сложности были.

0

73

Станислав
Учитывая то, что Таргариены "с драконами" держались несколько ПОКОЛЕНИЙ, желающие вполне могли заполучить подходящих бастардов...

0

74

Little написал(а):

Это где было описанно? Какие-то "впоквеллы/приквеллы"?

Дж. Мартин. "Принцесса и королева". Про войну за трон между двумя ветвями Таргариенов.

Little написал(а):

желающие вполне могли заполучить подходящих бастардов...

Бастарды были. Блекфайры. Но драконов к тому времени уже не было.

0

75

Плугер
Желающие могли подсуетится и пораньше. И на ОФИЦИАЛЬНОЕ признание Таргариенов им должно было быть пофиг...

0

76

Little написал(а):

Это где было описанно? Какие-то "впоквеллы/приквеллы"? В самом цикле я этих цифр не замечал...


В самом цикле цифр нет - но там упоминается много черепов драконов, что последние были с собаку и тому подобное - то есть их было не три в основном цикле.

Приквеллов немало, но они короткие:
- Несколько повестей о Дункане и Эгге - за 90 лет до события саги. Двое героев ПЛиО появляются в повестях - юный Уолдер Фрей и "Трехглазый ворон" (Бринден Риверс).
- События "Танца Драконов" - "Порочный принц" и "Принцесса и королева".
- Недавно появилась повесть "Сыновья дракона" - о наследниках Эйегона Завоевателя.
- Есть "Мир льда и пламени", историческая хроника-путеводитель по всему миру.
Что только автор не сделает, чтобы не писать "Ветра зимы".  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif 

Собственно, события Танца описаны в Путеводителе, "Принцессе..." и "Порочном принце".

Little написал(а):

И почему тогда, драконы были ТОЛЬКО в Весетросе? Почему больше никто не озадачился шансом обзавестись своим?

Плугер написал(а):

Бастарды были. Блекфайры. Но драконов к тому времени уже не было.

Little написал(а):

Учитывая то, что Таргариены "с драконами" держались несколько ПОКОЛЕНИЙ, желающие вполне могли заполучить подходящих бастардов...


"Танец драконов" и глобальную гибель драконов устроило всего четвертое поколение от Эйегона Завоевателя, и на тот момент это был недостигнутый ранее пик численности династии и драконерии. При жизни пятого поколения драконы вымерли.

Собственно, чтобы получить драконов, нужно получить всадника и дракона. И мне кажется сложнее добыть именно живое яйцо/дракона.

Бастарды были - и не только бастарды. Мейегор-еще-не жестокий одно время жил в Пентосе вместе с драконом. Троих мальчиков отстранили от трона из-за безумия их отцов, дальнейшая судьба неизвестна - но это уже после вымирания драконов. Деймон Таргариен ("Порочный принц") одно время был в ссылке вместе с драконом и даже сколотил карманное королевство.

На момент "Танца" были бастарды, на Драконьем камне хватало "драконьей крови" -  так называли бастардов Таргариенов. Они одно время практиковали право первой ночи, и после его отмены не забывали о подданых. Причем бастарды могли оседлать дракона.

Достать дракона сложнее. Яйца контролировала династия, и они были чем-то вроде регалий, признаком принадлежности к правящему дому. Был пример, когда брат короля подарил своей беременной любовнице яйцо - пришлось вернуть под угрозой обвинения в государственной измене, а любовнице - уехать в Эссос.

Окаменевшие, "мертвые" яйца не вариант. Оживить их получилось у одной Дейнерис. Другие Таргариены полтора века пытались, привлекая магов со всего мира, и в лучшем случае их усилия были тщетны, в худшем они погибали.

Небольшая популяция диких драконов (около пяти особей) были сконцентрированы на Драконьем камне, но оседлать их непросто. Во время "Танца" черные объявили мобилизацию, пообещав титулы и богатство тем кто сумеет оседлать дикого дракона, и у четверых из "драконьей крови" это удалось. Но погибших было гораздо больше.

На момент "Танца" монополия Таргариенов на драконов не смотря на все их усилия уже была нарушена. Драконами обладали Веларионы. Но Веларионы и Таргариены были очень переплетены браками друг с другом. Собственно война была между кланами Таргариенов и Веларионов (черные) и кланом чистых Таргариенов (зеленые)

Отредактировано Фрерин (25-10-2017 19:05:07)

0

77

Отступление четвертое.

Тайвин склонился над картой.

Это было не красивое творение мейстера, с четкими и красивыми линиями, чернилами разного цвета и богатыми узорами, а грубая походная карта, не знающая ни красоты, ни богатства, ни точности.

Скоро все решится. Послезавтра начнется битва, которая решит судьбу дома Ланнистеров. Первая, но не последняя. Врагов слишком много, но они разъединены, и единственный шанс — разбить вначале одних, потом других.

Он не хотел такой войны — но Старк и Баратеоны не оставили ему выбора.

Враг силен, Север и Долина выставили более сорока тысяч воинов. Они уже бились здесь, Эддард Старк, Джон Ройс, Бринден Талли знают окрестности Трезубца, их слава и доблесть велика…

Слава Роджера Рейна некогда сияла на весь Вестерос, у него было больше воинов, чем мог выставить утес Кастерли. Но с той поры одни дожди рыдают в Кастамере.

У врага сорок тысяч — у него пятьдесят, все армии соединены в единый кулак. Почти все силы Запада здесь, дом оголен до предела. Давен собирает новые силы, но, если Тиреллы двинутся по Приморской дороге или вторгнутся Грейджои, владения дома Ланнистер будут разорены.

Пока новости из дома обнадеживают — Простор собирает силы, Рован даже подступил к Глубокой норе, но Тиреллы и Ренли идут к столице, а не к утесу Кастерли. Посольство с Пайка не вернулось, но железнорожденные не нападают.

— Четыре тысячи наших новых союзников, три тысячи пехотинцев и горцы встанут тут, — Тайвин указал на берег напротив Рубинового брода. — Их возглавит лорд Марбранд.

— Это честь для меня, милорд, — Марбранд поклонился. Он еще не понимал плана боя, но был готов выполнить приказ и твердо верил в своего лорда. Хороший исполнитель, умный, толковый и преданный.

Река — прекрасное место для обороны. Переправа идет медленно, враг будет прибывать постепенно, частями, и частями атаковать вверх по обрывистому берегу, теряя тысячи при штурме — и тысячи в водах реки от ливня стрел и быстрого течения.

Можно атаковать врага в момент переправы, пока его войско рассечено надвое рекой — так пытался Рейегар, не успев занять берег брода. Но Тайвин Ланнистер собирался поступить иначе.

— Пусть готовят частокол, укрепляют переправу.

— Будет сделано, милорд.

— Семь тысяч не удержат брод, — вмешался Тирион.

Карлик глуп, если думает, что он планирует защищать брод дикарями, речными лордами и горсткой пехотинцев. Что еще ожидать от Тириона? Вино и шлюхи давно лишили его остатков куцего разума.

— Они побегут сюда, — Тайвин указал на холмы чуть южнее. — Здесь их встретит Киван с остальной нашей пехотой и тысячей конницы. Конницу поведет Клиган.

Брат кивнул. Этот план они обсуждали всю ночь. Киван — надежная опора и верный союзник. О боги, если бы у него был сын, подобный Кивану! Джейме слишком молод, слишком горяч, ум еще недостаточно остер. Пройдет немало лет, прежде чем он станет готов унаследовать Утес Кастерли. Он драгоценный камень, который еще нужно огранить и отполировать. Если бы не проклятый Эйерис, забравший Джейме…

— Я подойду с юга, враг решит, что это подкрепление.

— Ты нужен мне рядом, — сказал Тайвин, увидев вопрос в глазах Стаффорда. Кузен плохо показал себя в последних боях, и лучше центр возьмет на себя Киван. — Разведчики Старка знают, что нас не семь тысяч, мы покажем им армию. Эддард будет гадать, почему сразу не встретил на Трезубце всю армию, или радоваться, что Киван не успел. Это его отвлечет.

— Они увидят, что армия слишком мала… — вмешался Тирион с очередным нелепым замечанием. Насколько же он глуп, что не видит очевидного?

— Думаешь, я это не понимаю? Именно поэтому мы последнее время делали все, чтобы запутать врага, чтобы он решил — мы ушли к югу, оставив заслон. Я встану здесь, — Тайвин показал на долину между холмами в стороне от брода, — с половиной конницы. Джейме в лесу, со второй половиной. Когда враг увязнет в наших рядах, Киван станет наковальней, я и Джейме — молотами. Это поле создано для действия конницы. Мы их зажмем с трех сторон и сбросим в реку.

— Как вы атакуете вовремя? — Тирион нахмурился, смотря на карту.

— Столб дыма, — пояснил Киван. — Виден издалека.

— Враги насторожатся, если вдруг в тылу нашего войска поднимется дым, — заметил Тирион. — Мы потеряем внезапность.

— Сейчас не место для критики, — Тайвин почувствовал гнев. Неужели Тирион думает, что он настолько глуп и не понимает этого? Что он упустил другие варианты? — Гонцы недостаточно быстры. Если можешь предложить что-то лучше, говори. Нет — молчи.

— Флаги, — на лице Тириона появилась мерзкая улыбка. — Цепочка людей в пределах видимости с флагами. Гискарцы во время войн с Валирией…

— Ты этим и займешься, и только попробуй ошибиться! — прервал самодовольные разглагольствования Тайвин. — Нам нужно как можно больше пленных. Объясните это всем, от рыцарей и лордов до последних наемников.

Джейме поднял голову и в его потухших глазах вспыхнул огонь, но он промолчал. Тайвин слегка кивнул, гордясь сыном. Он скорбит по сестре, но гнев не застилает его разум. Вчера был трудный разговор — Джейме понял, что не стоит торопиться с местью.

— Пообещайте тысячу золотых драконов за живого Эддарда Старка, пятьсот за его сына… и тысячу плетей за мертвеца!

Джейме нахмурился, казалось, он вот-вот с его губ сорвется замечание, и Тайвин повторил, снова напоминая сыну.

— Пленные — заложники. Если мы возьмем Старков, то Кейтилин пойдет на все, что угодно, на любые условия, чтобы вернуть мужа и сына. Нам нужен каждый лорд Севера и Долины, что мы поймаем. Против нас слишком много врагов, и мы должны любой ценой договориться о мире с как можно большим числом лордов. Сейчас мы будем милосердными — вешать начнем потом. Ланнистеры всегда платят свои долги. Враги дорого заплатят за свой мятеж.

* * *
Множество лошадиных копыт глухо стучали по доскам помоста. Войско переправлялось на южный берег Трезубца.

В прошлую войну Рейегар пытался построить временный мост через Трезубец ниже брода, чтобы ударить с неожиданной стороны, — не успел, они не дали ему времени. Переправу разобрали, и пустили доски на погребальные костры для Рейегара и его людей. Но Эддард видел недостроенный мост.

С Близнецов пришло пять кораблей с плотниками и инструментами. Они встали на якоря, став опорами моста, а между ними настелили доски. Три дня тяжелой работы — и мост был готов. Бринден клялся, что Ланнистеры не узнали о его существовании.

Тайвин — опасный противник. Еще юношей он разбил прославленного Роджера Рейна. Он уже разгромил войска Речных лордов и — ходили слухи — каких-то лордов Простора. Его нельзя недооценивать.

Разведчики Бриндена принесли весть. Теон сумел прокрасться, рассмотреть и пересчитать противника. Ланнистеры пытались обмануть. Часть войска с ложным королем и Цареубийцей отступили, но сам Тайвин остался. Он вместе с большей частью конницы прятался к западу от дороги.

План Ланнистеров был очевиден. Выманить войско — и нанести внезапный удар во фланг. Рискованный ход, надежнее было бы обороняться на броде. Но брод мешает не только наступлению: если произойдет битва по плану Тайвина и войско Севера и Долины дрогнет, оно не сумеет быстро отступить через реку. Будет бойня, невиданный разгром. Тайвин рискует, стремясь нанести сокрушающий удар.

Многие говорили — место битвы хороший знак. Один раз Север и Долина победили при Трезубце, победят и второй. Но воспоминания причиняли Эддарду лишь боль и тоску. Слишком много хороших людей погибло тогда… И сейчас с ними не было ни Джона, ни Роберта — оба лежали в земле.

Эддард отдал бы многое, чтобы вновь увидеть средь всадников гиганта в шлеме с оленьим рогами, с огромным молотом на плече, смеющимся над грубой шуткой.

— Роберт, ты можешь спокойно пировать в чертогах Воина, — Эддард помянул единственного бога, которого почитал друг. — Мы отомстим за тебя!

Старк проехал вдоль реки, внимательно рассматривая переправу. Плотники сработали хорошо, мост скрипел, качался от топота множества ног и слабых волн Трезубца, но держался.

Бринден сомневался. Он опасался, что Ланнистеров больше, чем кажется, что Джейме не ушел к столице, но следы говорили другое. Разведчики никого не нашли, Тайвин и вправду разделил армию, отправив треть на юг. Это разумный ход, обороняясь на реке или рискуя так, как рискует Тайвин, не нужно численное превосходство, достаточно равных сил.

От Черной рыбы тревогой заразился Робб. Мальчик слишком осторожен, еще недавно он предлагал не идти к Рубиновому броду, а, переправившись в Близнецах, освободить Риверран и вторгнуться в Западные земли. Эддард был рад, что сын не проявляет горячности и поспешности, характерной для юношей, но ему пришлось напомнить, что, не разбив армию врага, не выиграть войну, напомнить, как трудно брать Риверран, и напомнить о чести.

Честь велела ему выступить навстречу врагу, не давала отсиживаться в стороне, пока Тайвин идет к столице, а король собирает войска. Будь все войско Ланнистеров здесь, Эддард оборонял бы брод, но враг разделил силы, и это давало возможность для атаки.

— Отец, — подъехал Робб, у его ног бежал Серый ветер, уже выросший больше любого волка.

Эддард залюбовался сыном. Еще недавно он был младенцем, смотрел широко распахнутыми синими глазами во все стороны да тянул к нему крохотные ручки. Сейчас Робб собирает войска и водит армии. Скоро вырастет борода, скоро надо будет его женить… Скоро его первый бой.

— Я хочу драться рядом с тобой.

— Однажды ты станешь лордом, Робб. Люди должны видеть, как ты сражаешься, они должны запомнить твою доблесть.

— Разве…

— Если мы пойдем в бой вместе, они будут смотреть на меня, не на тебя. Ты уже достаточно взрослый, ты это доказал, когда собрал и привел армию, тебе пора учиться принимать решения самому, пора создавать свою стаю, это лучше делать дальше от меня. Слушай приказы Бриндена и Джона, они опытные воины, и все будет хорошо.

* * *

Высоко на стене стоял лорд Слинт, в доспехе и со знаменем. Джендри казалось, что в нем что-то изменилось. Потом понял — на щите блестела свежая краска. Если раньше гербом Слинта была черная шестиугольная фигура, то теперь её сменила семиугольная.

— Когда вы будете стоять на стене, — громко сказал офицер, — вам будет очень страшно! Мимо вас будут летать стрелы, рядом — валяться тела товарищей, а снизу — лезть целая армия людей, желающих вас убить! Некоторые из вас наложат в штаны от страха, а кто-то побежит домой к маме под юбку! Плохой выбор — по улицам будут ездить воины с приказом ловить дезертиров и отрубать им ноги, чтобы больше не сбегали — и член, чтобы не плодили трусов.

С разных сторон донеслась тихая ругань. Угроза казалась страшной, но Джендри знал — он не побежит.

— Вам будет очень страшно! Но вы должны знать! Врагам еще страшнее! — офицер практически кричал. — Вы стоите на стене, вас прикрывают зубцы, их — ничего! Вы стоите, а они лезут вверх по шаткой лестнице! Мимо вас летят стрелы — на них еще и камни, и кипящее масло! Вы защищаете свой дом, и вас встретит Отец как гостя и посадит за стол, их погонит плетью!..

Джедри посмотрел снизу вверх на стены. Только сейчас он обратил внимание, какие же они огромные. Лезть на такую высоту, да еще в бою — безумие! А башни? Они были еще выше!

— Сейчас вы возьмете лестницы и пойдете в атаку! Может быть, до вас дойдет, каково это, штурмовать стену. Те, кто будут недостаточно усердны, сегодня совершат марш-бросок!

Раздались крики десятников, и Джендри, как и сотни других ополченцев, побежал в атаку.

Вначале они тащили огромную тяжелую лестницу. Потом внезапно остановились — впереди был глубокий ров, пришлось прыгать вниз, в грязь, и пытаться поставить лестницу.

— Ой! — вдруг вскрикнул парень рядом с Джендри и с изумлением уставился на болт на земле. — Как же больно! Мне всю ногу отсушил!

Офицер выполнил обещание — по ним стреляли болтами и стрелами без наконечников.

Неподалеку раздались вопли боли и звук тупых ударов — со стены ссыпали репу. Еще недавно из-за неё развязалась бы драка, но после того, как в порт пришло несколько тяжелогруженых кораблей с зерном из других земель и откуда-то с Эссоса, на подгнившую репу смотрели с высока.

Джендри поправил шлем.

Кое-как они установили тяжеленую лестницу, и первый воин стал карабкаться вверх. Соседняя лестница покачнулась и рухнула — её столкнули вниз.

— Пошел, пошел! — десятник проорал прямо в ухо Джендри и толчком в спину направил его к лестнице. — Вперед! Шевелитесь, беременные бараны!

Лестница качалась и казалось, что вот-вот упадет или развалится. Пока её несли и ставили, она давила плечи и руки, была сколочена из толстенных бревен… А сейчас она была легкой, хрупкой, сделана из хрупких не бревен — веток.

— А-а-а! — Джендри посмотрел в сторону — кто-то сорвался с лестницы, вопя и размахивая руками, упал на землю.

Мимо головы пролетела репа. Джендри вспомнил о щите, и выставив его вперед, карабкался по казавшейся бесконечной лестнице. На земле она не была такой длинной!

Им говорили — они ополчение «третьей очереди». Ремесленников ценных профессий поставят на стены, лишь когда не останется других защитников. Им говорили, что тренировка будет «детской» — но Джендри не сомневался, им врали. Если это «детская», то что тогда «взрослая»?!

Вот и зубцы стены. Кое-как он перескочил на парапет и столкнулся лицом к лицу с воином с мечом, обмотанным тканью. Джендри подставил щит под удар, а потом огрел противника по шлему своим мечом, — также замотанным. Застонав, тот обхватил шлем руками и сел.

— Долина! — рядом раздался крик, и Джендри чудом увернулся от удара. На него наседал высокий тощий воин в кольчуге и с короткой алебардой. Что-то в нем было знакомое…

Новый удар — Джендри принял его на щит и невольно отшатнулся, ткнувшись спиной в деревянный барьер позади. Не зря он помогал его вчера мастерить — не будь барьера, летел бы он сейчас со стены вниз.

— Долина!!! — защитник стены заорал еще раз, крутанул алебардой и… выронил её. Оружие отлетело в сторону, раздался звук удара, а затем короткий вопль на незнакомом языке. Воин тут же обернулся.

Позади прижимал руку к носу и щеке Янос Слинт.

«Что теперь будет…» — подумал Джендри и пожалел, что не может слиться со стеной. Вокруг остановилась схватка, все взоры были прикованы к лорду Слинту и воину. Нападение на лорда могло очень плохо кончиться — вплоть до отсечения руки. Перед атакой лорд Слинт отдал приказ «бить всех, кто попадется под руку, невзирая на чины и титулы, даже меня — все как при настоящем штурме», и пообещал, что кары не будет, но это благородный лорд! Злить его поопаснее, чем злить дракона!

— Думаешь, я тебе просто так говорил держаться подальше от стены? — процедил Слинт и, помянув Мать, вдруг улыбнулся. — Итак, выводы. Первое — нельзя отвлекаться ни на мгновенье! Смотрите по сторонам, думайте о бое, о бабах и вине можно помечтать потом! Смотрите и на врага, и на союзников! Второе — машите оружием аккуратно, особенно длинным оружием — можно зацепить своих же товарищей. Третье! Выбирайте оружие под силу вам — чтобы не уронить в самый ответственный момент! Мия Стоун!

Воин резко вытянулся, и Джендри понял, кого же он напоминал. Точнее, она. Что Мия тут делает?!

— Я обещал, что не будет наказания за удары, невзирая на титулы. Я держу слово! Но ты пришла на стену, нарушив мой запрет. Поздравляю, ты награждаешься марш-броском вдоль стен Королевской гавани. Туда и обратно. Джендри Уотерс, присмотри за сестрой!

— Так точно! — гаркнул Джендри, мысленно ругая Мию, заскучавшую в Красном замке.

Отредактировано Фрерин (26-10-2017 16:11:58)

+6

78

Война - это каталог ошибок обеих сторон. От теперь отлично вырисовывается картина того,как два опытных полководца приготовили друг другу смертельную ло-
вушку. И,похоже,попадутся оба. Как понимаю,разведка северян не вскрыла расположение войск Джейме,а западники не знают про понтонную переправу... Так что
будет взаимный сюрприз с аналогичной бойней. Как предполагаю,итог - пиррова победа бабруйцев?

+2

79

Отступление пятое

— Вторая великая битва на том же месте, — произнес Тирион, разглядывая искрящиеся воды Трезубца, в которых один за другим проплывали трупы. — Хотел бы я увидеть то сражение.

— Все битвы одинаковы, — пробурчал Бронн, не отрываясь от чистки меча. — Куча покойников, толпы еще не покойников, кровь, кишки, дерьмо. После битвы — шлюхи и вино.

— Ты случайно не знаешь Сандора Клигана?

— Пса? Вместе не пили.

— Выпей — он такой же великий философ, как и ты. А все битвы разные, — Тирион прикрыл глаза, вспоминая бой.

Это было второе его сражение — он успел поучаствовать в разгроме войска Простора и поэтому запомнил ход боя у Трезубца, а не просто мельтешение клинков, крики раненых, кровь и череду смертей.

План его отца был неплох, но никакой план не выдерживает столкновения с реальностью. Вначале все шло по этому плану. Враг атаковал через брод, войско Ланнистеров держалось. Тогда Тирион подумал, что, будь у него вдвое больше сил и еще дня три на подготовку, он бы не пропустил врага.

Вначале в одном месте, потом в другом враг зацепился за южный берег. Противник платил ужасную цену, но рыцарей Долины и северян становилось больше с каждой секундой, и они медленно и постепенно шли вперед. Тирион не увидел этот момент, но вдруг что-то неуловимое изменилось… и речные лорды дрогнули и побежали, за ними устремились горцы, и лишь воины Ланнистеров отступали в порядке.

Крики «Старк!», «Север!», «Долина!» и другие будут еще долго сниться Тириону, пока не утонут в вине и женских ласках, но случится это не скоро.

Казалось, вот-вот враг соберется в кулак и проломит их ряды, разметет по полю. Встречи с войском Кивана он ждал с большим нетерпением, чем с всеми шлюхами в своей жизни. Наконец они отступили к спасительным холмам.

Дальнейшее превратилось в кашу. Дважды враг шел на приступ — и его дважды сбрасывали с холмов. Тирион плохо помнил, что он делал, кого рубил, где бился. В какой-то момент все затихло, и его позвал к себе Киван.

— Когда будет сигнал? — спросил он у дяди. — Где Джейме и Тайвин? Если ты ждешь подходящего момента, то он только что был! А если враги, умывшись кровью, не пойдут на третий штурм?

— Они не придут, — огорошил его Киван. — Тайвин запросил помощь, Джейме ушел к нему. Твоя идея с флагами оказалась превосходной.

— Помощь?! — Тирион обомлел и не сразу понял, в чем дело. Потом вспомнил рассказы Роберта Баратеона о битве при Трезубце, вспомнил про неудавшийся план Рейегара по постройке моста и понял. Старк переправил часть армии в другом месте, выше по течению — и встретил отца! — Что теперь? Мы не можем им помочь, мы еле держим оборону.

— Потому что треть моей армии стоит в резерве, — спокойно ответил Киван, и Тирион понял — он действительно брат Тайвина. Безжалостность и тонкий расчет. — Мы дождемся третьего штурма, враг завязнет, и тогда мы пойдем в атаку. Если Тайвин и Джейме победят, то они помогут добить эту армию. Если проиграют… То мы победим здесь и сведем бой к ничьей.

Возможно, противник думал так же, поэтому битва скоро возобновилась. В какой-то момент Киван дал сигнал, и армия Ланнистеров стала спускаться с холмов. Воины Севера и Долины дрогнули и стали пятиться к броду.

Битва была тяжелой, они давили и давили врага, тот отступал, но не бежал… В какой-то момент противник остановился, с фланга ударила конница под знаменами Старков и Ройсов. Перешедшие на сторону Джоффри воины Простора и Речных земель дрогнули, и Тирион уже думал, что зря они спустились с холмов, что битва проиграна, но… с запада подошла лавина конницы, и впереди скакал не Эддард Старк, а Джейме!

Враг бросился бежать. Воины Запада торжествовали, догоняли убегающего противника, смеялись и соревновались, кто сразит больше врагов. Тысячи человек столпились на обрывистом берегу Трезубца и падали вниз, они спешно пытались переплыть реку, тонули, давили друг друга, гибли под стрелами и мечами… Это был чудовищный разгром.

Тысячи и тысячи убиты, весь цвет Долины и Севера в плену, захвачены вожди — лорд Старк и лорд Ройс. Но и цена велика, в поединке Эддард Старк нанес удар Тайвину Ланнистеру, и мейстеры не знают, выживет ли он.

— Король отмечает, — сказал вдруг Бронн, отрываясь от меча.

Тирион навострил уши — издалека донеслась мелодия. Рейны из Кастамере.

— Надо его остановить, пока не вернулся Джейме, — сказал он сам себе. После смерти Серсеи брат стал совершенно непредсказуем и мог наговорить много лишнего или даже ударить Джоффри за подобное веселье.

Где-то далеко в лазарете стонали и кричали раненые и умирающие, где-то боролся за жизнь Тайвин Ланнистер, Джейме и Киван еще преследовали врага, но лагерь праздновал. Вино и пиво лились рекой, люди смеялись и громко обсуждали битву, раздавались стоны шлюх…

У королевского шатра было куда больше порядка. Две тысячи воинов стояли в полном облачении и изнывали от жары.

Джоффри сидел на кресле рядом с Стаффордом, пил вино и улыбался, глядя на пленных лордов. Сейчас он невероятно напоминал Тайвина — Тайвина из наихудших воспоминаний Тириона. У ног Джоффри лежал длинный валирийский меч, заляпанный кровью, и король периодически бросал взгляды на клинок. Тирион узнал Лед Старков.

Перед помостом стояли пленные — их было много, не меньше сотни лордов и рыцарей. Многие ранены, но хватало людей и без единой повязки. Часть сдались сами, как только увидели, что их окружили, часть, как Эддард Старк, бились до последнего. Пробиться за реку и в леса удалось немногим.

Кто-то молился, кто-то о чем-то тихо переговаривался друг с другом, иные бросали Тириону и другим злобные взгляды. Сам лорд Старк лежал на носилках, весь замотанный в бинты.

Какой-то солдат подбежал к помосту и низко поклонился, докладывая, что все готово.

— Наконец-то! — воскликнул Джоффри и, стукнув ногой, вскочил с трона. — Я уже устал! Лорд Эддард Старк. Ты признан виновным в измене государству, клевете и беззаконной расправой с моей матерью. Я, Джоффри из дома Баратеон, король андалов и первых людей, защитник государства, лорд Семи Королевств, выношу тебе смертный приговор.

Тирион отметил, что Джоффри сделал две ошибки в собственном титуле, пропустил ройнаров, и упомянул «защитник государства» раньше «лорд Семи королевств»… А затем до него дошло, что сказал мальчишка.

— Нет! — воскликнул Тирион и с утроенной силой стал пробиваться через толпу. Джоффри совсем сошел с ума.

— Джоффри не король. Ты бастард Джейме и Серсеи, — тихо, из последних сил произнес Эддард, силясь встать. — Плод кровосмесительной связи. У тебя нет прав на трон.

— Даже перед встречей с Неведомым вы продолжаете лгать? Мне говорили о вашей чести — врали! — изрек Джоффри и дал знак. — Повесить и побыстрее!

— Джоффри! — закричал Тирион. — Ваше величество, стойте! Его нельзя казнить!

Солдаты, подошедшие к носилкам со Старком, остановились. Джоффри посмотрел на Тириона, его глаза прищурились.

— Нельзя? Почему? Лорд Старк изменник! Он поднял мятеж, он арестовал меня! Он казнил мою мать!

— Он ценный заложник. Если его казнить, не будет мира с Севером!

— Его и так не будет! — Джоффри махнул рукой солдатам. — Чего вы ждете? Хотите отведать плетей? Быстрее!

— Джоффри, лорд Тайвин велел…

— Король тут я!

— Стаффорд!

— Король — Джоффри, и он отдал приказ, — ответил Стаффорд Ланнистер, и Тирион мысленно проклял его, Джоффри, остальных присутствующих здесь лордов и рыцарей и всех богов. Неужели они не понимают, что это чудовищная ошибка?!

— Ваше величество, на юге у узурпатора Ренли сто тысяч мечей, нам понадобится каждый союзник…

— Лорд Старк! — воскликнул Джоффри. — Ты признаешь меня королем?

— Никогда.

— Видишь, дядя, он мятежник! Не бойся, дядя, я разобью южан так же легко, как северян. Сколько еще ждать? — воскликнул Джоффри, стукнув ногой. — Я хочу, чтобы все предатели умерли!

Двое солдат, оставив колебания, подняли носилки с Эддардом Старком и потащили его к дереву, с веток которого свисали петли. Тирион пораженно застыл, глядя на вырезанный на стволе лик — это было чардрево. Северян вешали в богороще. После казни Старка, да еще такой казни, с Севером никогда не будет мира.

— Лорд Старк! — воскликнул Джоффри. — Когда я возьму Винтерфелл, я отдам ваших шлюх-дочерей солдатам, в бордель!

— Север помнит, — донесся голос Старка. — Зима близко. Твоя зима.

От этих уже тысячу раз услышанных девизов Тириону вдруг стало жутко. То, что свершится сейчас, Север никогда не забудет и не простит. Но Джоффри этого не понимает! Даже отец, даже Джейме решили отложить расправу над приговорившим Серсею человеком... но не Джоффри.

Тирион лихорадочно смотрел по сторонам, ища поддержки, но не находил её. Одного Бронна недостаточно, чтобы остановить расправу! Если бы Стаффорд не был так глуп, если бы Тайвин не лежал без сознания, если бы Киван и Джейме не ушли в погоню за врагом…

Раньше он бы попытался угрожать Джоффри, надавить на него, но арест, суд и ожидание страшной смерти в темнице Красного замка изменили мальчика. Теперь надавить на него получалось лишь у Тайвина и Джейме.

Старка приподняли, на него надели петлю, палач что-то долго делал с веревкой. Тирион снова услышал утихшую было музыку… а затем пение.

«С чего бы мне, сказал тот лорд…»

Эддард прохрипел проклятье дому Ланнистеров, и его отпустили.

На мгновение Тирион подумал, что палач ошибся, выбрал слишком длинную веревку, но, глядя на улыбку Джоффри, понял — все именно так, как он приказал! Эддард касался земли, но лишь самыми кончиками пальцев.

Глядя на лицо Старка, как он корчится в муках, Тириону хотелось выхватить меч и даровать милосердие. Лорды Севера и Долины сыпали проклятьями, некоторые взывали о пощаде… А Джоффри смотрел — с интересом и искренним азартом в глазах!

— Милорды, вы можете принести клятву верности истинному королю и получить снисхождение или остаться мятежниками, — Джоффри еще раз улыбнулся, смотря на муки Старка. — Я жду.

Из толпы вышел, прихрамывая, Лин Корбей и не без труда преклонил колено.

— Ваше величество, я был обманут гнусным предателем Эддардом Старком, прошу простить, за то, что поверил в его мерзкую ложь.

Из толпы пленных выходили люди, один за другим, и преклоняли колена. Половина рыцарей Долины склонились перед Джоффри, и ни один из северян. Немногие речные лорды, бывшие в войске Старка, разделились. Фреи выбрали жизнь, Маллистер — смерть.

Перебежчики получили груду проклятий в спину от сохранивших честь, вспыхнула драка. Тирион видел, как какой-то молодой рыцарь сделал шаг вперед, а потом зарыдал и вернулся к смертникам.

— Видишь, дядя, я нашел новых союзников, — произнес Джоффри с искренним самодовольством.

Не скоро, но были произнесены клятвы верности, и король осмотрел новых подданных, затем чему-то улыбнулся — и повернул голову к мятежникам.

— Лорд… — он уставился на Джона Ройса, и Стаффорд прошептал:

— Ройс.

— Лорд Ройс, вы по-прежнему упорствуете в мятеже?

— Мятежник тут вы и эти гнусные предатели, — Джон Ройс сплюнул на землю. Он стоял прямо и гордо смотрел на Джоффри, несмотря на пять повязок на теле. — Мы помним, что такое честь. Мы — помним.

«Это его фамильный девиз», — сообразил вдруг Тирион.

— Ты не король, ты ублюдок Джейме и Серсеи Ланнистеров. Ты не имеешь права даже на утес Кастерли!

Джоффри сделал знак — и стражник мощным ударом опрокинул лорда Ройса на землю.

— Еще!

Стражник несколько раз ударил Ройса ногами, затем, повинуясь приказу Джоффри поднял его с земли. Король потом посмотрел на присягнувших ему и указал на Корбея.

— Вы! Как ваше имя?

— Сир Лин Корбей.

— Вот вам мой приказ, сир Корбей, — сказал Джоффри, облизнув губы. — Докажи свою верность! Надень петлю на шею этому предателю!

Многие из присягнувших содрогнулись. Тирион увидел, как один из них встал и вернулся к смертникам. Второй, третий… Остальные выбрали жизнь, а не честь.

«От этого будет толк, Джоффри раскалывает Долину, — понял Тирион. — Теперь присягнувшие нам лорды никогда не переметнутся обратно… Теперь мы никогда не получим пощады. Но у нас еще есть шанс на победу».


* * *

За кострами не слышалось смеха и песен, не лилось вино и не раздавались шутки, большинство угрюмо смотрели в огонь, некоторые разговаривали о доме или ругали Ланнистеров… И самих костров было мало, слишком мало.

Десять тысяч. Десять тысяч — это все, что удалось собрать из огромной армии Севера и Долины. Все, кто вернулись с Трезубца. Насмешка судьбы — на месте своей великой победы потерпеть великое поражение.

Ланнистеры не могли всех убить или взять в плен, не могла стольких забрать река. Наверняка еще сотни и тысячи воинов скитаются в лесах, ищут тропы в горах, кто-то сумел уцелеть на том берегу…

Робб Старк сжал кулаки, вспомнив, как три дня назад он переправлялся через ставшие красными воды Трезубца, изо всех сил подгоняя коня... как обернулся назад и увидел падающие на землю знамена Старков и Арренов, армию, превратившуюся в испуганную толпу, гибнущую в ставшей смертельной реке.

Их подловили словно младенцев. Робб чувствовал, тут что-то не так. Отец и Джон Ройс узнали о засаде Тайвина и успокоились, решив, что разгадали его план. Как оказалось, разведчики нашли не все спрятанные силы Ланнистеров! Бринден Черная рыба тоже сомневался, что Тайвин ушел к Королевской гавани, но… Если бы лорды его послушались, если бы отец…

Выжившие из отряда лорда Старка рассказали. Они почти победили, отец лично сразил Тайвина и схватил его знамя, но из-за холма выскочила кавалерия Джейме, огромные силы. Они переломили ход схватки.

Какая-то часть Робба была рада, что отец, догнав их войско, отослал мать в Винтерфелл — сейчас Кейтилин терзалась бы неведением, а так она получит весть, когда все станет ясно. Быть может, отец сумел пробиться, сумел уйти в леса и рано или поздно выйдет к своей армии… Другая часть Робба хотела прижаться к матери и заплакать… И испросить совета.

Робб произнес молитву богам, в последний раз взглянул в их печальные лики и отдал приказ созвать совет. Пора принимать решение.

Вскоре лорды пришли к нему. Как мало, насколько мало их! Многие ранены. От могучего войска осталась лишь малая часть. Большинство северян уцелело, но многие пали, ряды воинов Долины изрядно поредели. Будь прокляты Ланнистеры!

Будь проклято упрямство лордов! Робб был уверен — не стоит атаковать Ланнистеров вверх по склону. Он после первого штурма предлагал идти на помощь отцу, но его не послушали. Робб предлагал притворным отступлением выманить врага на равнину и раздавить его там — и этот план почти сработал, но слишком поздно. Джейме успел победить отца и добраться до поля боя! Если бы они не тратили время и силы на второй штурм и на споры…

К Роббу подошел Серый Ветер, и он зарылся пальцами в шерсть. Тепло тела лютоволка неожиданно придало ему сил.

— Сир Бринден, где наш враг? — спросил Робб то, что знал и так.

— Вернулись на тот берег. Они оставили у брода небольшой заслон и ушли по дороге к Королевской гавани. Мост сожжен.

— Лорды, сиры, мы идем не в ту сторону! — громко произнес Робб, моля богов, чтобы голос не подвел его. — Наш враг — на юге!

— Уже сходили на юг, — буркнул лорд Графтон. — Сядем в Кровавых вратах, и пусть попробуют сунуться, там нашли свой конец дюжина армий! Врата неприступны, как и ров Кейлин.

— Лорд Карстарк! — Робб окликнул владыку Кархолда, постаревшего за последние дни на много лет. — Ваш сын Торрхен остался на Трезубце. Вы уйдете на север, не отмстив за него?

— Нет! — рыкнул Рикард Карстарк, хватаясь за меч. — Да как ты смеешь, мальчишка! Нет!

— Сир Редфорт, ваш брат Микель остался на Трезубце, вы уйдете домой, скажете отцу, что оставили его неотомщенным? А вы, лорд Хорнвуд, ваш отец лежит там? Вы вернетесь домой? Я — не вернусь! Я пойду за Ланнистерами и отомщу. Север — помнит!

— Их войско больше нашего, — заметил лорд Графтон. — Они уже разбили нас один раз.

— Нас мало, вы правы. Мы не будем искать битвы. Мы пойдем за Ланнистерами, как волки по следу добычи. Мы не дадим им спать, не дадим ни минуты покоя. Мы уничтожим их фуражиров, мы будем скрадывать их из войска, как волки скрадывают овцу из стада! Сама земля будет гореть у них под ногами!

Он говорил, оглядывая всех лордов, и заметил, как Бринден Талли кивнул ему.

— Робб, — раздался голос Джона Амбера, некогда подобный грому, а сейчас слабый из-за раны. — У тебя еще не выросла борода… Но ты — истинный Старк из Винтерфелла! Я буду горд идти за тобой.

— Я не вернусь на Север, пока Тайвин Ланнистер и его ублюдки топчут землю! — проревел Карстарк. — Мы отомстим!

— Север — помнит! Мы отомстим за всех павших на Трезубце! — прокричал Робб и увидел, как взделись десятки мечей, и не только клинки северян. — Мы — помним!

— Робб! Робб! Робб! — кричали десятки людей Севера и Долины. — Робб! Робб!

+5

80

Фрерин написал(а):

От могучего войска осталась лишь малая часть. Большинство северян уцелело, но многие пали, ряды воинов Долины изрядно поредели.

Там нет противоречия? Сколько это "большинство", и сколько "многие"?

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Буракова » Незначительная фигура (фанфик по "Игре престолов")