Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом,первым делом минометы


Первым делом,первым делом минометы

Сообщений 741 страница 750 из 969

741

Вездеходчик написал(а):

К посту 798.
Алексей Николаевич, шибко много лишних запятых (с). Прошу извинить, но на 2 месяца оставляю Вас без внимания - уезжаю на работу, а в тайге связи нет.

Отредактировано Вездеходчик (Сегодня 12:32:45)

Олег спасибо, кстати можно без отчества, и на ты, если конечно не возражаешь.
Пробовал писать с меньшим количеством запятых, но этот гад - "Ворд", подчёркивает всё зелёной чертой, поэтому после нескольких правок, опять скатился к излишеству с запятыми.
Постараюсь исправиться. Счастливо вам отработать,   http://read.amahrov.ru/smile/driver.gif   и вернуться к творчеству.

Отредактировано ДАН (01-02-2018 12:13:05)

+1

742

Постучавшись во входную дверь. Ну как постучишь в брезент? Я просто громко сказал.
- Тук, тук, тук. Есть кто дома?
- Это ты Коля? - Спросили из палатки.
- Ну да я. Разрешите войти?
- А что ты хотел? - Высунула голову из-за полога Оля.
- Да вот, обновку принёс примерить, для тренировок. - Протягиваю я ей свёрток.
- Хорошо, сейчас переоденусь, ты подожди здесь. - Она протянула руку, в обычной нательной солдатской рубахе, и забрала одёжку.
- Заходи, - минут через пять, или около того, пригласила она меня в свои "апартаменты".
  Ну что я могу сказать? Когда я увидел девушку в новом обличье, то челюсть у меня отвисла. С размером старшина конечно угадал, почти. По росту, "костюмчик" подходил вполне, а вот по размеру... Нет, если бы форму одел солдатик мужского пола, то она сидела бы нормально, но вся фишка в том, что солдатиком была очаровательная женщина, и некоторые части её фигуры, были не предусмотрены уставом. Спереди, гимнастёрку натягивала, грудь третьего размера, а вот сзади, вторые девяносто с трудом помещались в солдатском галифе. Я в первый раз, смог визуально изучить, достоинства моей подруги, на ощупь-то всё было понятно, и мне нравилась эта упругость, а вот на глаз, я оценил всё это впервые. Так-то Ольга ходила в форме для женского комсостава, или в белом халате, надетом на эту форму, естественно под довольно плотной и мешковатой юбкой, оценить точные размеры было нельзя, зато в тонкой хэбэшке, фигура смотрелась идеально. Загнав подальше, пришедшую мне в голову мысль, - поменять форму, и взять на пару размеров побольше. Я вернул отвисшую челюсть на место, и подняв вверх большой палец, только и смог вымолвить.
- Во! - Большого зеркала в палатке естественно не было, и Ольга только крутила головой, пытаясь посмотреть назад, и оценить свою попку в новой форме.
- Тебе не кажется, что форма мне маловата? - спросила она.
- А что, разве она тебе где-нибудь жмёт?
- Да нет.
- Ну тогда не бери в голову. Часиков в пять, я за тобой зайду. Будь готова.
- Всегда готова! - Вскидывает в пионерском приветствии руку Оля.
  Выйдя от подруги, я первым делом пошёл к старшине, надо было ковать железо пока горячо, а то этот хитрый хохол, забудет о моей просьбе. Петрович сидел на чурбаке, возле своей каптёрки, и смолил папироску.
- Как дела Стёпа? - Задаю я ему вопрос.
- Да какие у меня дела, одни заботы. - Со вздохом отвечает он. - Завтра вон в деревню будем передислоцироваться, это же сколько всего погрузить надо, хорошо хоть пока не все.
- Ты не забыл о моей просьбе? Насчёт кожевенных дел мастера.
- Вот завтра, в деревне, я тебя с ним и сведу. Вас-то, курортников, в первую очередь перевозить будут.
- А что так, разве в лесу места мало?
- Если ты заметил, осень уже на дворе, это ладно сейчас "бабье лето", а когда дожди пойдут, да морозы ударят, долго ты в своих палатках не проживёшь. Топишь их топишь, а тепла как не было так нет. Помнишь поди как на финской было?
- Склерозом ещё не страдаю. Мы тогда палатки снегом закидывали, и если сильный ветер его не сдувал, то до утра поспать удавалось, а вот если пурга, или метель, тогда приходилось в снег зарываться, а потом выкапываться. Хорошо хоть полушубки выдали, а то бы позамерзали насмерть.
- Это да, полушубки вещь хорошая. Как думаешь, Мыкола, к зиме немца одолеем?
- К зиме думаю вряд ли, но вот в холода он у нас попляшет.
- Вот и я о том же. Ну ладно, пойду я хозяйство своё паковать. - Поднимается с чурбака Петрович. - Одёжка то подошла? - Подмигивает он мне.
- Спасибо. - Жму я ему руку. - В самый раз.
- Если в самый раз, тогда пусть носит. - Посмеивается крутя ус он, и уходит в свои закрома.

Отредактировано ДАН (01-02-2018 18:01:44)

+5

743

Алексей, спасибо.

+1

744

Да не за что, друзьям всегда рад. Как тот волк - "Ну ту заходи, если шо".   http://read.amahrov.ru/smile/drinks.gif .

0

745

Свою "амазонку" я встретил на выходе из апартаментов, и одел на неё плащ-палатку, а то мало ли что, вдруг "простудится". Хотя и были мы при оружии, но на стрельбище не пошли, а забрались подальше вглубь леса, и найдя небольшую полянку, приступили к тренировкам. Начал я с того, что разрядив оружие, показал Ольге, как быстро выхватывать из кобуры ствол, и стрелять в сторону цели навскидку. С её наганом, это было просто, а вот "Вальтер", нужно было предварительно подготовить к стрельбе, но его можно было носить и с патроном в патроннике, так что скоростная стрельба из этого пистолета, тоже не была проблемой. Секундомера у меня не было, но мы тренировались вместе, наводя оружие друг на друга, и щёлкая курком, кто вперёд. Пока Ольга отрабатывала с наганом, шансов опередить меня, у неё не было, зато когда она поменяла револьвер, на подаренный ей Вальтер ПП, то после небольшой тренировки, стала работать, практически в одном ритме со мной.
  Наша "дуэль" продолжалась в течении часа, и немного передохнув, я решил проверить её навыки в переползании по-пластунски, также, объяснив кое что, показал что нужно делать по команде "Воздух". И если падала на землю, она более менее, то вот "ползуниха", из неё была никакая. Оля ползала, смешно поднимая свою упругую попку, которая выпирала у неё гораздо выше головы. Как правильно нужно ползать, я к сожалению показать не мог, поэтому закончив это безнадёжное дело, мы продолжили наши "игры на свежем воздухе". Один из нас прятался, а второй должен был его найти, выигрывал тот, кто успевал первым нажать на курок, наведя на "противника" своё оружие. Теперь, в случае выигрыша, я целовал подругу в губы, а в случае проигрыша в лобик.
  Набегавшись вдоволь по лесу, мы вышли на полевую дорогу, и пошли, но почему-то не в расположение, а в сторону деревни.
- Оль, нам же в другую сторону.
- Молчите больной, мне как вашему лечащему врачу, лучше знать, куда нам идти.
- Ну, раз врач сказал в морг, значит в морг. - Притворно ворчу я, и следую за ней. Ольга прыснула, и побежала ещё быстрее, так что через двадцать минут мы были уже в деревне. Войдя в ограду вокруг небольшого домика, милая сразу повела меня в баню, где и помогла мне раздеться, а потом разоблачилась сама. Солнце ещё не закатилось, так что света из небольшого окошка вполне хватало, и я залюбовался на эту наяду. Плеснув на каменку растворённого в воде пива или квасу, девушка взяла меня за руку, и усадила на скамью. Запах свежего хлеба витал в воздухе, а она мыла меня как маленького ребёнка. Я бы конечно мог помыться и сам, но с этим гипсовым панцирем, делать это было проблематично. Хорошенько оттерев меня мочалкой, и ополоснув из деревянной шайки, подруга стала мыться сама.
- Молодой человек, может вы потрёте даме спинку? - игриво виляя бёдрами, спросила она.
- С превеликим удовольствием, - отвечаю я. И легонько тру её спину, а потом намыливаю груди, и другие, не менее аппетитные части тела. Ополаскивались мы, с последними лучами заходящего солнца, а вытирались уже в потёмках. Одеваться не стали, а сложив всё наше имущество на плащ-палатку, и надев только сапоги, быстро идём в хату. Я перестал всему удивляться, уже после того, как Ольга разделась, приведя меня в баню. Поэтому накрытый на двоих стол, и большая кровать с пуховой периной, не вызвали у меня никаких эмоций кроме радости. Положив свёрток с одеждой на пол, и закрыв на щеколду входную дверь, подхватываю любимую одной рукой, и несу прямо на кровать...
  Дальше всё было как в тумане. Я не спал, но и на явь это не походило. Красавица оказалась не девушкой, а очень даже женщиной, тем более женщиной-врачом, хоть и не искушённой в искусстве любви, но готовой к экспериментам, поэтому, моя загипсованная клешня, нам почти не мешала, и мы наслаждались друг дружкой всю ночь, с небольшими перекурами, на попить, и слегка перекусить. До восхода солнца, мы так и не сомкнули глаз, поэтому часиков в восемь утра, быстренько бежим ополоснуться, в неостывшей с вечера бане, одеваемся и завтракаем.
  Первые машины с имуществом, Ольга встречает, в накинутой поверх формы плащ-палатке, потому что около девяти утра, зарядил мелкий осенний дождь. Я же иду обживаться, в выделенной для нас хате, поэтому, когда прибыли мои "сокамерники", в доме уже весело пылал очаг "нарисованный на старом холсте". Печку конечно можно было и не растапливать, но в доме видимо уже давно никто не жил, и хоть и было чисто, но пахло сыростью, вот я и подсуетился.

Отредактировано ДАН (01-02-2018 23:15:31)

+4

746

Дождь, с небольшими перерывами, шёл целых два дня. За это время, весь медсанбат переместился в деревню, и обустраивался на новом месте. И хотя часть домов пустовала, но всё равно, местным жителям пришлось потесниться, пуская к себе на постой личный состав батальона. Да и сама деревушка, была не слишком велика, так что без палаток не обошлось. Ну а где ещё разместить двести пятьдесят человек, больше пятидесяти из которых, являются средним комсоставом, а половина медперсонала, женщины, деревня чай не резиновая. Со свиданиями, у нас тоже вышел облом, во-первых любимой было некогда, а во-вторых, негде. С тем домиком, нам просто повезло. Как командир госпитального взвода, Ольга выезжала вместе с квартирьерами, и в выделенных в распоряжение взвода домах, договорилась с хозяйкой одного из них. А вот сейчас, все избы были забиты под завязку. С относительным комфортом, разместились только мы, так как под раненых выделили отдельное помещение, а их - раненых, было всего трое.
  В первый день своего пребывания в "Простоквашино", от нечего делать я, вооружившись ножницами, иголкой с ниткой, и куском ткани, принялся выкраивать оперативную кобуру, чтобы потом, потренировавшись на кошках, воплотить её в другом материале. Манекеном и помощником, у меня выступал дядя Фёдор, Серёга же присутствовал в качестве критика. После нескольких неудачных попыток, всё таки удалось сотворить что-то подобное оригиналу, и я пошёл искать старшину, чтобы он свёл меня со специально обученным человеком. "Творить" я начал, только после обеда, потому что дождавшись своих "компаньонов", завалился спать, и продрых до двух часов дня. Пайку на меня получили, так что набив брюхо, и посмотрев в окно, я и занялся творчеством.
- Здоров був, Петрович. - Как обычно приветствую я старшину, каптёрку которого, я нашёл в сарае неподалёку.
- И тебе не хворать, Мыкола.
- Ты обещал меня с человеком свести. Не забыл ещё?
- Чай не склеротик, помню. Раз обещал сведу, только не сегодня, а то у меня дел полно. - Начинает юлить он.
- Стёпа, мне за твои дела с человеком, знать не интересно. Ты просто скажи, где мне его найти, а там уже я сам с ним по базарю.
- Ладно, пошли, - решается старшина, и мы вместе выходим на улицу.  - Видишь вон тот крайний домишко, на берегу речки. - Показывает он мне рукой направление. - Придёшь туда, и спросишь сапожника Лейбу, вот с ним и договоришься.
- Спасибо Петрович. Выручил. - Жму я ему руку, и иду в том направлении.
- И это, Николай, ты при знакомстве лучше на меня не ссылайся, кажешь, что люди сказали. - Уже мне в след говорит Степан.
- Понял, - машу я ему рукой. "Так вот оно чо! Михалыч". Тьфу ты, Петрович. Теперь понятно. Когда хохол родился, еврей заплакал. Видимо какой-то гешефт, старшина с этим сапожником замутил, отсюда и все кружева. Ну да это не моё дело, пусть сами разбираются.
- Мир вашему дому. - Постучавшись, и войдя в небольшую хату, приветствую я хозяев.
- Могу я увидеть, знаменитого сапожника Лейбу?
- Да какой уж тут мир, война кругом. - Отвечает мне, сидящий за небольшим столиком и что-то мастеривший, черноглазый дедок. - Только чем же это он знаменит?
- Говорят мастер он хороший, а у меня для него заказ.
- Ну, тогда старый больной сапожник Лейба, это я. А заказ это хорошо, мало сейчас заказов.
- Поэтому я к вам и пришёл. Мне нужно сделать вот такую вещь, только из кожи, ну и соответственно чтобы ремни регулировались по размеру. - Достаю я из кармана своё "изобретение", и показываю мастеру. - Кое какой материал, у меня есть, если ещё что-то понадобится, то вы скажите, или напишите список.
- Заказ конечно интересный, да и материалу на него пойдёт немного, но мы не договорились о главном. Чем платить будете?
- Есть деньги, мыло, соль, спички и иголки с нитками. - При слове деньги, Лейба отрицательно помотал головой, а вот после каждой озвученной мной вещи, кивал как китайский болванчик.
- Ну что же молодой человек, думаю мы с вами договоримся. Приходите завтра к обеду, и приносите материал, который у вас есть, и оплату, а я постараюсь к тому времени всё сделать.
- Хорошо, если изделие понравится, то возможно, я закажу ещё несколько штук. Да, товарищ Лейба, а у вас никакой знакомой швеи, на примете нет? - Вспоминаю я, ещё про одну свою задумку.
- Внучка моя шьёт. Но к сожалению её нет сейчас дома. Вы тогда вот что, молодой человек, приходите завтра утром, вместе со всем необходимым, там обо всём и договоритесь.
  Всё это, было ещё вчера, а сегодня, ближе к вечеру, мы дрессировали дядю Фёдора, проверяя удобство ношения, и выхватывания из кобуры под мышкой, пистолета. Я, как инициатор идеи, не мог одеть изделие из-за гипса, Серёга же, примерив кобуру, и заценив удобство скрытого ношения, не мог ещё хорошо работать правой рукой. Поэтому отдуваться пришлось "больному на голову" Федьке, правда недолго, потому что через полчаса, это всё нам надоело, и убрав вещь в свой практически опустевший вещевой мешок, я начал готовиться к вечернему променаду. Не отставали от меня, и мои друзья, надраивая сапоги, и пряжки ремней.

Отредактировано ДАН (02-02-2018 14:34:39)

+3

747

Наслаждались отдыхом и бездельем, мы примерно до середины сентября. Моих друзей готовили к выписке, а с меня сняли гипс, правда я вынужден был носить руку на перевязи, но постепенно начинал разрабатывать, да и массаж конечности мне делали. Кость, судя по снимку срослась, но рука всё равно ещё болела, и поднимать её выше головы, я не мог. На уровне плеча ещё туда сюда, несмотря на боль, а вот выше, хоть и пытался, но, всё таки жалел себя. Тем более, что хирург, что мой лечащий врач, сказали сильно не торопиться, потому что два месяца ещё не прошло. Ольга Анатольевна, где-то нашла теннисный мячик, и теперь я практически не выпускал его из рук, точнее из левой руки. Мне конечно больше нравилось мять другие два мячика, но это только вечерком, а когда получалось, то и ночью. После переезда на новое место, жизнь постепенно налаживалась, тем более дождей больше не было, а золотая осень, радовала своими тёплыми деньками.
  Всё бы было хорошо, если бы бочку мёда, не портила ложка, а точнее ведро дёгтя. В один, далеко не прекрасный день, на лечение положили, какую-то падлу из политотдела дивизии. Этот "шакал", назвать его "офицером", язык не поворачивается, начал с того, что потребовал для себя, командирскую палату, и ему её выделили. Ну как выделили? Просто выселили нас троих из горницы, и разместили в кухне, того же домика, где мы и обитали. Потом этот гребень почему-то решил, что красноармеец Изотов, должен служить ему ординарцем, но был послан по эротическому маршруту, страшным сержантом Филатовым, после чего имел с ним продолжительную беседу, но всё таки написал докладную командиру медсанбата.
   Этот гад, лечился то ли от геморроя, то ли от застарелой гонореи, но лечился своеобразно, несмотря на запреты врачей, каждый вечер жрал ханку. Самое же поганое, было то, что этот ублюдок, запал на Ольгу, которая каждый день приходила с обходом, и вынуждена была заниматься лечением данной особи, и выслушивать его словоблудия. Но так как она была в командирском звании, то руки он с ней не распускал, тем более с утра был трезвым. Зато с санитарками и медсёстрами, этот гнус не церемонился, и за закрытой дверью своей отдельной палаты, щупал их "за все подробности". Девчата конечно жаловались по команде, а Ольга Анатольевна докладывала командиру медсанбата, но у шакала были высокие покровители, в штабе армии, и местное начальство предпочитало не связываться, и просило девчонок потерпеть. Серёга уже порывался набить морду этому ухарю, - всё равно дальше фронта не пошлют, - рассуждал он, но от этого поступка, отговорил его, уже я.
- Понимаешь друг, этих гадов много, а таких бойцов как ты, по пальцам пересчитать. Посадят тебя, или расстреляют. Кому от этого легче будет?
- Ну как же так, - горячился он. - Почему этому уроду всё позволено? Если у него фамилия Ананидзе, то и занимался бы своим фамильным делом, а не приставал к девчонкам.
- Успокойся брат, ты скоро на фронт уезжаешь, вот там на фрицах и оторвёшься.
- Я то уеду, но знать, что какая-то гнида в тылу жирует, а ты за неё кровь проливаешь... - После сочной матерной тирады, Филатов немного остыл.
- Ладно Серёга, не горячись. Найдётся управа, и на этого говнюка, дай только срок. - Когда я это говорил, я и сам не знал, что срок подойдёт так быстро.
  Как-то вечером, я собирался на очередное свидание, и пребывал в отличном настроении, тем более Ананидзе, высосав свою обычную дозу, стакан водки, куда-то свалил. Кореша тоже были в отлучке, прощались, со своими подругами. Вроде всё было хорошо, но где-то в глубине сознания, засела мысль, что всё время хорошо быть не может, и писец может подкрастся незаметно и в любой момент. Да и чуйка вещала о чём-то нехорошем. Поэтому на наше место встречи, я пришёл задолго до назначенного времени. Своих отношений мы не афишировали, но шила в мешке не утаишь, и как выражался папаша Мюллер - "что знают двое, знает свинья". Так что про наш роман, знали не только все наши хорошие знакомые, что мои кореша, что Олины сослуживцы и подруги, но практически все в батальоне, кто знал "докторшу". На свидания, любимая никогда не опаздывала, а приходила или вовремя, или чуть раньше, поэтому, немного подождав, я пошёл по знакомому маршруту, в сторону её места проживания. Наступили уже вечерние сумерки, никаких фонарей естественно не было и в помине, и дорогу мне подсвечивала только луна. Немного не доходя до хаты, я услышал сдавленный стон и пыхтение, раздававшееся из сарая, стоящего поблизости. Там точно кто-то находился, и отнюдь не корова, так как "они не летают". Ольги нигде не было видно, зато чуйка, звенела в груди, корабельной рындой. Фонарик я с собой взял, так что узнать того, кто сейчас в сарае я мог, и если там всё нормально, то я просто извинюсь, и скажу что хотел разыграть знакомых. Кайф конечно кому-то обломаю, но тут уж как говорится, перебдеть чем недобдеть, и пусть лучше я попаду в глупое положение, чем случится непоправимое.

Отредактировано ДАН (03-02-2018 11:45:36)

+3

748

Я подкрался к дощатой двери, и легонько толкнул её. Видимо подпёртая изнутри дверь, подалась только на несколько сантиметров, и во что-то упёрлась. Но нет такой преграды, которую не преодолели бы большевики. Поэтому, определив по звукам доносившейся из сарая возни, где находится "нофелет", со всей "силушки богатырской", ударяю по хлипкой на вид двери ногой, и направляю луч включенного фонарика, на шевелящиеся на земляном полу, фигуры, крича при этом.
- Хенде хох!
- Нихт шиссен! - Почему-то слышу я ответ на немецком языке, и различаю в кажущемся ярким свете, лоснящуюся от пота, красную ряху Ананидзе, а вот под ним...
  Я ещё не успеваю додумать мысль, как моя нога, обутая в кирзовый сапог, уже летит в эту морду, и с хлюпающим звуком, встречается с ней. И откуда только взялось столько силы, потому что, хватаю за воротник, и как пушинку, сбрасываю с девушки, неслабую такую свиную тушу, а дальше планка у меня падает окончательно, и я практически ничего не помню. Очнулся я только от Ольгиного крика, сидя на теле урода, и втрамбовывая его голову в землю, нанося удары как с правой, так и с левой руки.
- Коля, Коленька, успокойся! - Кричала мне в самое ухо девушка, и трясла сзади за воротник гимнастёрки. Я поднял, валяющийся неподалёку фонарик, и встал на ноги, ещё толком, ничего не соображая.
- Быстро уходи отсюда, тебя здесь не было. - Твёрдым голосом, говорит мне она.
- А как же ты? - Её взгляду, позавидовал бы любой следак из НКВД, а стальная уверенность в голосе, заставила меня подчиниться без лишних слов.
- Я, сказала, быстро!!! - Прошипела она. Не теряя не секунды времени, выскальзываю из сараюшки, и огородом ухожу из деревни. Также, огородами, возвращаюсь к своей хате, и поднявшись на крыльцо, вхожу внутрь.
- Ну наконец-то, - поднимается из-за накрытого стола, улыбающийся Серёга, но увидев меня, так и замирает со стаканом в руке.
- Что случилось? Николай. - Сразу становится серьёзным он. За столом сидели все свои, поэтому без затей отвечаю.
- Я походу этого гада, на тот свет спровадил. - Практически сразу поняв, про кого идёт речь, Серёга только спросил.
- А на кой?
- Он Ольгу изнасиловал.
- Где?
- Там, в сарае. - Махнул я рукой, в нужном направлении.
- Ясно. - Мне сразу наливают полный стакан самогона, который я выпиваю, не чувствуя ни вкуса ни запаха. А старший сержант Филатов, начинает отдавать распоряжения.
- Петрович, ты форму на него найдёшь? Но не новую а б/у.
- Найду, не вопрос, - отвечает старшина.
- Тогда "героя" раздеть, напоить, и не куда не выпускать. Это на тебе Федя. А я пойду разведаю, что там и как. Мне помогают раздеться до исподнего, и забрав мою форму, предварительно выложив всё из карманов, Стёпа уходит, а за ним и Серёга. Федя же исполняя обязанности сиделки, наливает мне полстакана, и заставляет выпить. Но пока ничего непонятно, я отказываюсь, потому что для принятия нужного решения, голова должна быть трезвой и соображать. Прятаться за женской спиной, было как-то не по мужски, но и идти на заклание как баран, тоже не хотелось. Филатов вернулся минут через десять, и расставил всё по местам.
- Этот гад, оказался живучим, но морду ты ему начистил капитально, да и без сознания он, так что сотрясение тоже есть. Он точно тебя не узнает?
- Я сначала ослепил его светом фонарика, а потом кричал по немецки, ну а вырубил я его, практически сразу.
- Тогда уже лучше, потому что твоя утверждает, что её кто-то ударил сзади по голове, когда она шла по улице, а очнулась она, только в сарае, и сразу начала звать на помощь.
- Успокойся - предупреждает он мой вопрос, - с Ольгой Анатольевной вроде как ничего страшного не произошло, так парочка синяков, и шишка на голове, ну может быть небольшое сотрясение, вовремя ты успел.
- Основная версия, это нападение фашистских диверсантов, так что этому гаду, может и орден ещё дадут, так что про попытку изнасилования, он тоже будет молчать. Тем более поползли слухи, что кто-то слышал немецкую речь, и видел, уходящие в сторону леса тени. - Хитро улыбается Серёга. Ещё большую ясность, внёс старшина, который прибежал к нам при полном вооружении, с карабином на плече.
- Ну и шороху вы наделали, говорит он, кидая мне на кровать, свёрток с формой. Сейчас всех поднимают в ружьё, будем ближайший лесок прочёсывать, немецких парашютистов ловить, так что собирайтесь, и на площадь.
- Петрович, ну ты понял? Мы все вчетвером сидели в доме, и отмечали наш отъезд, а потом поднялась суматоха.
- Понял, чай не дитё. - Стёпа опрокидывает себе в рот, так и не выпитый мной самогон, и крякнув закусывает. - Это для антуражу, - с набитым ртом говорит он. Пока я одеваюсь, мужики "для антуражу", допивают вторую бутылку, и сначала уходит старшина, а потом и вся наша троица, прихватив свои пистолеты, идёт ловить неуловимых диверсантов.

Отредактировано ДАН (03-02-2018 12:06:24)

+3

749

Командовал нашим сборным подразделением, начштаба батальона, и сначала мы окружили небольшой лесок, в котором должны были быть немецкие парши, а с наступлением утра, сводная рота приступила к прочёсыванию. Диверсантов мы не нашли, а вот следы от их пребывания в лесу, обнаружили. Нашёл их, наш разведчик, старший сержант Филатов, (ещё бы он их не нашёл, если он же их и оставил), причём на глазах у начальства. Сначала он обнаружил окурок от немецкой сигареты, потом прикопанную упаковку из под галет, ну и смятую, пустую пачку из под сигарет, нашёл уже на опушке. Улики-то мы нашли, а вот все следы, были успешно затоптаны стадом госпитальных "слонов", истоптавших лесок вдоль и поперёк. Поэтому приехавшие, специально обученные люди, опросив пару десятков человек, слышавших шум моторов самолёта, занесли их показания в протокол. Допросили также и единственную пострадавшую, (Ананидзе уже увезли в армейский госпиталь), сняли с неё показания, и убыли восвояси. В общем произошедшее, списали на немецких парашютистов, которых периодически видели в расположении дивизии, и пытались ловить, но до сих пор никого не поймали.
  Пока шло разбирательство, моих друзей оставили на месте, поэтому все вечера, я вынужден был болтаться в одиночестве, или проводя их в обществе Петровича, или старого Лейбы. Оля всё таки получила сотрясение, и лежала у себя в хате. Я конечно её навещал, но только днём, и ненадолго, потому что, теперь уже её, лечащий врач не разрешала долгих посиделок. Любимая рассказала мне, как всё было, и я кусал локти, потому что этот гад остался жив, правда нос и челюсть, я ему скорее всего сломал, да и в сознание он не приходил, так что будем надеяться, что не придёт. Как пишут в милицейских протоколах: "умер, не приходя в сознание".
Ну а история была такая. Когда она шла ко мне, то недалеко от дома, кто-то ударил её сзади по голове, а очнулась она только в сарае, оттого, что кто-то стаскивал с неё штаны. Почему она одела в тот раз обычную солдатскую форму, подаренную ей Петровичем, она и сама не знала, но видимо это её и спасло. Если бы на ней была юбка, то насильнику было бы проще, задрал вверх, и практически всё, оставалось только расслабиться, и получать удовольствие. Но стянуть с упругой попы галифе, которые Оля сама с трудом натягивала, расстегнув все пуговицы на ширинке, был ещё тот квест. Поэтому пока Ананидзе боролся со штанами, пытаясь их сдёрнуть, его жертва пришла в себя. А когда он всё таки справился, то во-первых жертва начала сопротивляться, а во-вторых, видимо пропала эрекция. С первым он справился, залепив Ольге несколько оплеух, а вот со вторым, вопрос.
- Когда он начал бить меня по лицу, я поплыла, и перестала сопротивляться, желая собраться с силами - вспоминала любимая. - А потом, вспыхнул яркий свет, раздались крики на немецком языке, и мне стало легко.
- Ещё бы не легко, когда с тебя стаскивают стокилограммовую тушу. - Подумал я про себя.
- А потом. А потом я увидела зверя. Коля, ты что, всегда такой?
- Когда убиваю врага, видимо да.
- Я еле тебя успокоила, мой ласковый и нежный зверь. - Смотрит она на меня, заблестевшими глазами. - Спасибо тебе.
Оля отделалась относительно легко, пострадали у неё только голова, и другая часть тела, которой некоторые иногда думают. В общем исцарапанная попа, тоже болела, ну а в остальном, всё было в порядке, и даже депрессии никакой не случилось.

Отредактировано ДАН (04-02-2018 07:25:31)

+3

750

Зато шороху этот переполох наделал, и показал все "успехи" боевой и политической подготовки. Тогда ночью, на место сбора мы подошли одними из первых. Остальные подразделения, собирались, в течении получаса. Потом выяснилось, что у половины из присутствующих, нет боеприпасов к их вооружению, и где их взять, толком никто не знает. Патроны, в конце концов нашлись, (Петрович подогнал пару цинков, как к винтовкам, так и к наганам, а заодно, выдал нам всем троим, шинели), и только через час, выставив усиленный караул в деревне, отправились на розыски парашютистов. Хорошо хоть сорвавший голос начштаба, прислушался к доводам старшего сержанта Филатова, и ночью прочёсывать лес не стали, а то без человеческих жертв бы не обошлось. Диверсанты тут были не причём, сами бы друг дружку постреляли, потому что курьёзов, с выставленными вокруг леса постами, и так хватало.
  Посты были парными, чтобы красноармейцам было не так страшно, и первых два часа, всё было нормально, народ бдил. А потом началось. То в одном месте, то в другом, проверяющие обнаруживали храпящих, считай мёртвых караульных, особенно после четырёх утра. Не скажу что все поголовно дрыхли, некоторые, например как мы с Федей, несли службу бодро, (ну как бодро, мы распределили дежурства по очереди, по два часа, и каждый из нас поспал, завернувшись в шинель), а так как приказ был на виду не маячить, то что мы лежим на посту, воспринималось само собой. Главное было, вовремя окликнуть проверяющих, - Стой кто идёт, пароль, - и услышав его, назвать отзыв. Были конечно и такие, кто не спал всю ночь, (а может и спал, но не спалился), но половина личного состава, чудаков на букву "М", по парочке нарядов вне очереди, себе заработала.
   Хорошо хоть женщин не взяли, оставив их в расположении, а то бы вообще разврат получился, а может быть и нет, потому что, когда мы строем вернулись в деревню, то там обнаружилась пара постов, на въезде, и выезде, а также патруль, проходящий туда сюда, по единственной улице. Организовал всё это старшина, нет не Васков, а Коваленко, короче Петрович, который остался на хозяйстве, и командовал личным составом, в основном госпитальной роты, ну и всем оставшимся женским медперсоналом. Естественно в карауле, состояли одни боевые подруги, за исключением начальника, и хоть из вооружения у них была одна винтовка на троих, и несколько наганов, но вид девчата имели грозный, и порядка у них наблюдалось не в пример больше.
- Вот полюбуйтесь расзвиздяи, как нужно службу нести. - Сказал начштаба, остановив нашу колонну, и показывая на амазонок.
- В общем так, раз у нас женщины несут караульную службу, то обязанности санитарок, сегодня будет исполнять комендантское отделение, а помогут им в этом, сегодняшние залётчики, уснувшие на посту.
- Старшина Коваленко!
- Я! - Откликнулся стоящий неподалёку Петрович.
- Займитесь личным составом, вижу у вас это хорошо получается, вот список спящих красавцев.
Старшина заставил всех, сначала почистить оружие, а потом занялся залётчиками, отпустив остальных, заниматься своими служебными обязанностями, так что узнав состояние здоровья своей подруги, я вернулся к себе, и завалился спать вместе со всеми.
  После проведения следственных мероприятий, моих друзей всё таки отправили в часть, а через несколько дней после их отъезда, до медсанбата дошли слухи, что Ананидзе отбросил копыта, и скоро должны будут нагрянуть "особняки" из штаба армии. Поэтому Ольгу, от греха подальше, отправили долечиваться на гражданку, написав какой-то там замудрёный диагноз, как говорил один доктор, - "Голова - предмет тёмный, и исследованию не подлежит". Так-то она уже вполне поправилась, но желая оградить как её, так и себя, от возможных неприятностей, местное начальство подсуетилось. Прощались мы с ней целую ночь, (моя хата как раз была свободна), и обменявшись адресами расстались. На прощание я подарил ей оперативную кобуру, показав как ей пользоваться, и пачку патронов к её "Вальтеру". Такие вот странные подарки, вместо цветов и брильянтов. Пока провожал Олю до машины, я ещё держался, ну а когда полуторка скрылась за поворотом, на меня навалилась такая тоска, что я чуть не завыл как волк, поняв, что расстаёмся мы скорее всего навсегда. Умом-то я понимал, что так будет лучше, в первую очередь для неё, а вот сердцем... Какая-то часть меня, уезжала вместе с любимой, ну и возможно ещё частичка.

Отредактировано ДАН (04-02-2018 08:37:32)

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом,первым делом минометы