Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом, первым делом миномёты-2.


Первым делом, первым делом миномёты-2.

Сообщений 1 страница 10 из 246

1

Новая бумага.
  В связи с тем, что произведение пишется уже больше года, и первоначальные планы "немного" поменялись. Выкладываю исправленную аннотацию.
Военно-историческая фантастика. Альтернативная история. Попаданцы.
Главный герой, обычный рабочий человек, среднего возраста без "вредных сверхспособностей" в результате разборки попадает. А попадает он в начало Великой Отечественной войны, но не на саму западную границу страны, а немного восточнее. Его сознание переносится в тело бойца РККА, да там и остаётся. Есть бонус. ГГ получает навыки красноармейца и его память. Плюс сам является ветераном боевых действий. Попав на войну, на приём к Сталину не бежит, командирскую башенку на АКС не лепит, а просто выполняет свой солдатский долг, по мере своих сил и возможностей. Роман пишется на основе реальных исторических событий, а так как автор не является их участником, то и история получается альтернативная. Возможное название романа, или серии?. " Фронтовые будни артиллериста", плюс подзаголовки - "Противотанкист", "Миномётчик", а дальше куда фронтовая судьба забросит. Замечания, тапки и советы приветствуются, но свежие. Исправлять текст в постах двухнедельной давности крайне не  удобно.
  ПС. Данная аннотация написана для привлечения новых читателей и критиков. Всем моим друзьям, советникам, критикам и постоянным читателям от автора респект и уважуха.

Отредактировано ДАН (16-10-2018 14:23:16)

0

2

Сразу после обеда, первая партия отправилась опробовать пар, а я лежал на топчане и думал о вечном. Настроение мне испортил Генка, который вернулся с кухни.
- Варюха пропала. – Только и сказал он, завалившись на свою кровать.
- Давно? - ещё прибывая в своих эмпиреях, спросил я.
- Утром не вышла на работу.
- Может, заболела?
- Может и заболела, только всё равно бы пришла. Сам знаешь, сейчас с этим строго.
- Никого не посылали, чтобы узнать?
- А кто она такая, чтобы за ней посылать? Простая посудомойка, помогает на кухне.
- Может, придёт ещё, мало ли, с утра прихватило, потом отпустило. А тут всё-таки врачи.
- Может и придёт, - насупился Генка, отвернувшись к стене.
- Ты это, не пори горячку, сейчас помоемся, а потом что-нибудь придумаем. Нам всё равно до темноты ждать, а за самоход нас по головке не погладят.
- Раньше тебя это не пугало.
- Раньше и земля была плоская, а трава зеленее. – Ляпнул я первое, что пришло мне на ум, начиная обмозговывать ситуацию. Да, не хотелось мне влезать в эту мутную ситуацию, а тем более впутывать кого-то ещё, но придётся.
- Товарищи, мы следующие! – Прокричал Генка. - Никто не возражает? Спасибо за понимание.
- Ты, чего разлёгся, пошли уже.
- Так первые же ещё не вышли.
- Пофиг, потом домоются. – Когда нужно было действовать, Черкасов не раздумывал, и пёр напролом, как носорог. А то, что у носорога плохое зрение, так это не его проблемы.
- Эй, вы куда, и так тесно – раздались возмущённые голоса в клубах пара, когда мы вломились в баньку.
- Мужики, вы пока отдохните, мы быстро.
- А, это ты Черкасов. Куда торопишься? Как голый на свиданку.
- Вот туда и тороплюсь.
- Ладно, мы пока в предбанке отдохнём, но с тебя причитается. – Ополоснувшись, распаренные мужики вышли в предбанник, а мы заняли их место. Попарились, ополоснулись, растёрлись полотенцами и пошли в хату. Чистое бельё одевали уже в доме. Как перед боем, промелькнула в голове тревожная мысль.
- Ну что, идём?
- Подожди, дай отдышаться, подумать.
- Нехрен думать, прыгать надо.
- Вот ты и прыгай, а я пока приготовлюсь.
- Разведка, ну что там насчёт проставы, - раздался голос одного из парильщиков, пришедших после нас. – А то так выпить хочется, что даже переночевать негде.
- Вон, на подоконнике возьми, - сразу оживился Генка, увидев новую жертву.
- Откуда тут это?
- Да процедурка забыла, когда уколы ставила.
- И чё, думаешь спирт?
- Я не знаю, чем тебе жопу мажут? Не хочешь, не пей, мне больше достанется. – Генка потянулся за склянкой.
- Э, тормози. Обещал ведь.
- Да я то что, пей первый.
- Вроде не пахнет…
- Ты не нюхай. Пей!
- Ёп… Ть-пфу… Гад… Ть-пфу… Да чтобы я, ещё…
  В общем, сцена из фильма «Джентльмены удачи» где Косой пивнул шампуня, повторилась. Только на этот раз участников, как и пены было больше. В той склянке находилась перекись водорода, которой Генка мне обрабатывал спину, после наших похождений. Пока бедный Йурик, брызгая пеной, гонялся за Генкой по всему дому, а народ давился со смеха, я спокойно надел форму, достал из вещмешка и нацепил наплечную кобуру с «вальтером».
- Это вы что, так на свиданку собираетесь? – спросил напарник Юрика, увидев мои приготовления.
- Ну, всякие случаи бывают. – Подмигиваю я ему. – А вообще-то война идёт, а кругом лес. Да и диверсантов с дезертирами никто не отменял, партизаны опять же.
- Так партизаны же за нас воюют.
- Это, смотря какие. Заблудится такой партизанин в лесу, жрать захочет. Набредёт на тебя безоружного, и съест. А я отстреляюсь и убегу.
- Да ну тебя. – Поняв, что я стебусь, обиделся Сизиков. - Что ты, что Черкасов два сапога пара. Одни неприятности от вас.
- Эй, ты куда это собрался? – Генка встал передо мной, как лист перед травой.
- Жди здесь. Я скоро.
- Я с тобой.
- Жди! Я сказал.
- Подожди, подожди, а ещё  друг называется. Как чего надо так Гена, помоги, а как мне надо… - Не переставая ворчать, разведчик натягивал галифе, стоя на одной ноге, пока не упал.
- Это тебя бог наказал, - сказал Юрец. – За то, что ты над людьми издеваешься.
  В дальнейшую перебранку я уже не вникал, так как пошёл искать Макарыча. Его я нашёл в  «комендатуре», под которую был приспособлен один из домов. Комендатурой дом обозвали потому, что там располагалось комендантское отделение. В самой дальней комнатке находилась светёлка для девушек, мужики жили в самой большой, ну и кухня предназначалась для всего остального. К усиленному варианту несения службы приступали только с десяти часов вечера и до шести утра. Всё остальное время народ предавался «пьянству и разврату». Сам, «пан комендант» сидел за столом и пил чай.

Отредактировано ДАН (06-10-2018 09:53:23)

+3

3

- Здравствуйте Алексей Макарович, нам бы поговорить тет-а-тет.  А то тут дело одно образовалось, не терпящее отлагательств.
- Эх, молодёжь. – Со вздохом сказал Макарыч. - Всё вы куда-то спешите, суетитесь, не даёте нам старикам покоя. Нет, чтобы спокойно посидеть, чайку попить…
- Чай не водка, много не выпьешь. Вот дело сделаем, тогда и посидим.
- Ну, пойдём, потолкуем. – От только что расслабленной позы старого солдата, не осталось и следа, он весь как-то подобрался, в глазах появился интерес. – Говори, только конкретно, не толки воду в ступе. – Скомандовал Макарыч, когда мы устроились на завалинке возле дома.
- Слыхал, сегодня на кухню работница не вышла?
- Слышал. Что дальше?
- Да вот, хотелось бы навестить её, узнать, в чём дело.
- Один пойдёшь?
- Нет, с Черкасовым.
- А, разведчик. Ну, так иди с Ксюхой и разговаривай, она же у нас командир, а я то тут причём. Да и начкаром у нас сегодня старшина Сухоручко, а я так, дежурный пулемётчик.
- Не прибедняйся Макарыч, все же знают, кто здесь рулит, без тебя тут и мышь не пролетит, будь она хоть трижды летучая.
- А ты не юли, мил человек, а обскажи всё по порядку, куда ты пошёл, и для чего тебе это нужно. – Ледяной взгляд деда, казалось, буравил меня насквозь. Хотя какой он к чёрту дед, полтинник не больше, хоть и старается выглядеть старше. Вот же контра недобитая, теперь придётся всё рассказать, и о своих подозрениях тоже.
  С Макарычем мы договорились, что вестей от нас он будет ждать до семи часов вечера, а потом начнёт действовать. Где искать «подозрительный дом с привидениями», я ему объяснил, да он и сам знал про это место. Генку я нашёл сидящим в курилке, и смолящим одну самокрутку, за другой. Пресекая возможные упрёки, достаю из кармана наган и пачку патронов, и отдаю разведчику.
- Что, так всё плохо? – спросил он, заряжая оружие.
- Не знаю. Но, лучше быть наготове.
- Я готов. – Положив, снаряжённый револьвер в карман, сказал разведчик.
- Тогда пошли.
   До опушки леса слева от дороги, Макарыч нас проводил и, выдав на прощанье по лимонке, ушёл в деревню. Вышли мы засветло. Во-первых, нужно было разведать подходы к дому, а во-вторых нервы-то не железные, чтобы сжигать их напрасным ожиданием.
- И что, ты думаешь Варюха в курсе всех дел? – спросил Генка, когда я рассказал ему о своих подозрениях.
- Может и в курсе, а может, и дел никаких нет.
- А зачем мы тогда идём?
- Проверить, а за одно и узнать. Сам же хотел.
- А Макарыч тоже в курсе?
- Макарыч для подстраховки. Всё, пришли. – Достав из соснового дупла, отнятый у старшины наган, проверяю наличие боезапаса, и отдаю напарнику вторую коробку с десятком патронов. Оружие убираю в правый карман шинели, граната в левом.
- Всё, теперь ни звука, мы в тылу врага. Потом вместе посмеёмся. Сначала нюхаем вокруг дома, ждём, когда стемнеет, я иду в хату, ты на подстраховке под окнами. Если всё нормально, я выйду покурить, а если нет, через пять минут действуй по обстановке. – Разведчик кивает, и сразу как-то весь подбирается. От былого раззвиздяя и бабника не остаётся и следа. Передо мной хищный зверь. Теперь Генка идёт впереди, я за ним. Оружие наготове, дистанция между нами пять шагов. В лесу ещё светло, но скоро наступят вечерние сумерки. Сделав пару кругов вокруг усадьбы, сначала по большому, потом по малому радиусу, занимаем позицию возле дорожки к дому и ждём. Темнота сгустилась через полчаса, так что прячу наган в карман, выхожу на дорогу, отряхиваюсь и направляюсь «на свиданку». Верхний крючок шинели, отстёгиваю уже на ходу, проверяю, легко ли выходит пистолет, и снимаю его с предохранителя.
  Входная дверь в сени закрыта на засов изнутри. Стучу. Сначала не громко, потом сильнее. Тишина. Не понял? Если в доме никого нет, тогда кто же дверь запер. Спят что ли.
  - Сова, открывай, медведь пришёл. – Кричу я, барабаня по двери ступнёй ноги. Через несколько минут повторяю. Только после моего повторного «звонка», слышу, как открывается дверь в доме, в небольшом оконце сеней мелькает свет, и голос Анфиски из-за дверей задаёт неожиданный вопрос.
- Кто там? – Захотелось ответить фразой про Печкина, но сказал просто. – Это я, Коля.
- Какой ещё Коля? – начинает тупить Анфиса.
- Ты что, не помнишь? На днях с тобой миловались.
- А, это ты… - Не знаю, чего больше было в этом возгласе, узнавания, разочарования или притворства, только дверь открылась, и в проёме показался женский силуэт со свечой в руке. Сразу пытаюсь облапить даму за все подробности, но удаётся только частично. Анфиска ловко выскальзывает  из моих объятий, и убегает в хату, бросив мне на ходу, - пошли в дом, холодно. Пока я чертыхаясь пробираюсь по не таким уж и маленьким сенкам, пытаясь не зацепиться за что-нибудь, захлопывается дверь в дом, и я оказываюсь в полной темноте. Но цель уже в двух шагах, нащупываю дверной проём, нахожу ручку, дёргаю на себя и, переступив через высокий порог, одновременно наклонив голову, вхожу.
  Что меня спасло я так и не понял. То ли предчувствие чего-то такого, то ли то, что я низко наклонил голову, но сильный удар сверху, вместо затылка, попал по шее. Этого мне хватило, чтобы упасть на «соломку», но сознания я не потерял, и упал на подставленные руки, а не на лобик. Пребывая в нокдауне, правой рукой здороваюсь с товарищем Вальтером, и замираю в расслабленной позе. Напрягая слух, пытаюсь определить, сколько противников и где они. Чьи-то руки меня охлопывают по бокам, освобождают карманы от оружия и переворачивают на спину. Стреляю сначала через шинель, а открыв глаза по смутным силуэтам, и мелькающим теням. Мне абсолютно пофиг, кто сейчас в доме, диверсанты, менты или бабы. Я хочу выжить, и это главное. Расстреляв всю обойму, откатываюсь в сторону, и тут же в то место где я был, летят пули, с противными шлепками влипая во что-то мягкое, или со свистом втыкаясь в стены. Лёжа на боку, меняю обойму, пытаясь хоть что-то рассмотреть в темноте. Мой противник тоже затих, не понимая, живой я или мёртвый.
Как гром среди ясного неба, звук разбиваемого стекла, Генкин выкрик – Граната!!! - И стук металлического круглеша по доскам пола. Топот ног в соседней комнате. Вжимаясь в печку, жду взрыва, отсчитывая последние секунды своей жизни. Один, два, три… Взрыва нет… Вскакиваю и бегу в горницу. Опять звон стекла…  Силуэт знакомой фигуры на подоконнике… Указательный палец сам жмёт на спусковой крючок, стреляя вдогон… Финиш.

Отредактировано ДАН (06-10-2018 19:57:46)

+4

4

ДАН написал(а):

- Эх, молодёжь. – Со вздохом сказал Макарыч. - Всё вы куда-то спешите, суетитесь, нет нам старикам от вас покоя. Нет, чтобы спокойно посидеть, чайку попить…
.


Вариант, чтобы не повторять близко одно и то же слово:

Эх, молодёжь. – Со вздохом сказал Макарыч. - Всё вы куда-то спешите, суетитесь, не даете нам, старикам,  покоя. Нет, чтобы спокойно посидеть, чайку попить…

Исключительно моё личное мнение.  http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif

+1

5

Majorvks написал(а):

Вариант, чтобы не повторять близко одно и то же слово:

Эх, молодёжь. – Со вздохом сказал Макарыч. - Всё вы куда-то спешите, суетитесь, не даете нам, старикам,  покоя. Нет, чтобы спокойно посидеть, чайку попить…

Исключительно моё личное мнение.

Дмитрий спасибо, поправлю.

+1

6

Сижу на полу в темноте, привалившись спиной к стене. Адреналин постепенно уходит, и меня начинает потрясывать. В доме пахнет сгоревшим порохом, кровью, и ещё чем-то противным. Сквозь выбитые стёкла пороховой дым постепенно выветривается, а вонь остаётся. Надо встать и выйти, но мне пофиг. Опять смерть махнула своей литовкой, но коснулась только волос, я увернулся. Каким-то чудом, но выжил, оставив безносую с носом. Но лимит везенья может когда-то и закончиться…
- Никола, ты мою гранату нашёл? – спрашивает сквозь разбитое стекло Генкин голос. Хочется ответить что-то матерное, но из горла раздаётся только карканье. – Ты живой там вообще?
- Вроде, - только и удается выговорить.
- Я сейчас зайду, ты только не стреляй. – В сенях раздаётся звон опрокинутого ведра, мат, потом довольный возглас. - О, нашёл. - И в дверном проёме появляется Черкасов со свечой в руке. Темнота рассеивается, и зловещие тени разбегаются по углам. Не задерживаясь возле трупов, он идёт в мою сторону, и немного притормозив, подходит  ко мне.
- Цел? Не ранен? Ты весь в крови, и дыра в шинели напротив сердца.
- Не моя кровь, а через дырку я стрелял.
- Ну, тогда ладно.
- Посмотри, кого хоть завалили?
- Судя по форме наши, но воняют как фрицы.
- Сколько?
- Трое здесь, один на улице, точнее одна.
- Анфиска?
- Она, под окном лежит. Пойдём отсюда?
- Погоди, разобраться надо.
- Давай разберёмся. Я только лампу зажгу, да окна заткну. Дует. – Запалив «летучую мышь» над столом, Генка пошёл затыкать окна, а я осматривать трупы.
Два жмура валялись возле входа, а один сидел на полу напротив, причём рядом со мной. Так вот от кого воняло, а я даже не замечал. – Вот, вот, я вас чуть даже не перепутал, сидите тут как братья-близнецы, все в крови и с дырками.
- Как ты мог нас перепутать, я в шинели, а он в кителе, я сержант, а он лейтенант НКВД.
- Но ведь в дырках, и вон шпала, так что капитан.
- Капитан, это на армейские деньги, в их ведомстве он лейтенант. Был. – Расстёгиваю нагрудный карман, и достаю документы, мало того, что они все в крови, так ещё я в этом ничего не понимаю. Хотя одну деталь проверить всё же могу. Есть бог на свете! Отлегло. А то были сомнения, что своих завалил.
   Скрепка в удостоверении блестела, и партбилет отсутствовал. Факты конечно косвенные, но чем больше их наберётся, тем лучше. Как там у Владимира Семёновича - «… и кто кого переживёт, тот и докажет кто был прав, когда припрут». Так что с доказухой у нас вроде нормально. С «офицериком» разобрались. Что у нас с рядовыми? Один в гимнастёрке, второй в шинели. Кто-то из них меня приложил. Скорее всего этот, и возможно ребром ладони. Здоровый гад! Был. Что с документами? Красноармейская книжка, дивизия наша, скрепки ржавые. В принципе ничего не значит, фотографий нет, собрали с погибших, раздали диверсам, лишь бы год рождения примерно  сходился, да имя отчество не забыли. А что у нас с фамилиями? Вот, пожалуйста – Сидоров Евгений Петрович. Довольно редкое сочетание, для татарина. А этот? А у этого нет ничего, кроме анализов. Тоже вариант – шли со старшим командиром, у него документы в порядке. Что ещё нужно?
  От участников, переходим к месту преступления. Начнём со спальни, там чище. Кровать расправлена, бельё скомкано, и подштанники чьи-то валяются. Что тут было? Да-а. Ситуация. Кстати, Анфиска тоже в халатике на голое тело. Это что? Значит, я кому-то кайф обломал своим приходом. Ну, кому обломал это понятно. Не рядовые же тут развлекались. Что в кухне? На столе выпивка, закуска. Каждому своё. Хотя могли и своей очереди дожидаться. Тогда почему один в шинели? В доме же тепло. Нестыковочка. Начнём по порядку. Начальник в спальне. Ординарец за дверью. Часовой на улице. Логично. Тогда почему мы никого не заметили? Зашёл в хату погреться, и составил компанию своему корешу? Дисциплинка. Хотя что-то я упускаю… Наколка? Точно – наколка! На фалангах пальцев здорового, надпись «СЛОН». Пока «нащяльника» развлекался, его охрана тоже не упустила своего шанса. Забили на службу, и в результате пришлось импровизировать. Стоял бы у двери часовой, послал бы меня на три весёлых буквы и всё.
  Что у нас с оружием? Здоровяк пустой. Хотя нет, в углу стоит карабин. У «Сидорова» два нагана, один мой, точнее старшины, второй наверно его. Прям как Джонни двустволка. Тут понятно, здоровый меня шмонал, и передавал оружие второму, который и прикрывал. Ага, вот и моя гранатка нашлась, на полу валялась. Этот придурок, видать решил всё в одних руках удержать, и не разобрался из чего стрелять. Из нагана, или из гранаты. А потом было уже поздно, первая пуля досталась шмональщику, а несколько остальных прикрывальщику. У начальника ТТ, но выстрелил  он всего раз. Не попал. Потом случайная пуля, и сразу в сердце. Кто же тогда в меня стрелял? Анфиска – сучка, сбегала за оружием, и разрядила всю обойму. Правда, на старом месте меня уже не было, а в темноте не видно. Тогда почему после начала стрельбы стало темно? Вон, свечка на полу валяется. Видимо Анфиска держала, а потом уронила. На вопрос - почему не зажгли лампу? Можно было только гадать. Скорее всего, потушили, когда засаду организовывали, а потом уже не успели.
  Остаётся ещё один «свидетель», пойдём смотреть, да и проветриться не мешает. – Ген, огниво возьми, на улицу сходим.
  - Ладно, пошли. Только не смотрел бы ты на это.
- Не утешай меня, я стойкий.
  Анфиска, или кто там она на самом деле, лежала на животе, разметав руки в стороны, и согнув ноги, как будто пытаясь ползти. Халат задрался, обнажив нижнюю часть её тела, и страшную рану на спине. Девятимиллиметровая пуля попала ей в крестец, раздробив позвоночник и повредив спинной мозг. Неподалёку валялся такой же как у меня вальтер, с расстреленным магазином. Когда мы подошли, она ещё дышала и даже была в сознании. Присаживаюсь на корточки, рядом с её повёрнутой на бок головой. Генка стоит, он сегодня работает световиком. Губы шпионки начинают шевелиться, в глазах загорается ненависть. Склоняюсь ещё ближе, пытаясь разобрать слова.
- …выжил, не успела я тогда… не догнала, темно было… позицию заняла поздно… зато эту корову безмозглую… ножичком и лесника… выродков его, бабу… - безумный взгляд начинает потухать, глаза стекленеют. Поднимаю пистолет и встаю. Всё, больше тут делать нечего. Генка суёт мне в руку прикуренную папиросу. После двух глубоких затяжек, прихожу в норму, а после третьей выбрасываю окурок.
- Идём в дом, скоро наши придут.
- А может мы это, свалим по-тихому.
- По-тихому уже не получится, нашумели мы здесь.
Сомнения насчёт энкаведешника, и какую скрипку он играет в этом криминальном квартете, у меня оставались, поэтому приходится импровизировать. Тэтэшник из руки «офицера» и кобуру с портупеей из спальни, я изымаю. В замен вкладываю Анфискин вальтер. Из нагана старшины, прицельно стреляю в грудь лейтенанта, а остальные пули расстреливаю веером в стену. Револьвер возвращаю «Сидорову», а второй наган «отдаю» здоровому. Вроде всё? Нет. Подушки из разбитых оконных проёмов возвращаю на место. Подсумки с тушки амбала я снимаю, забираю также и карабин.
- А вот теперь уходим. Ты гранату нашёл? – спрашиваю у Генки.
- Ага, в кармане.
- Тогда пошли. – Обойдя дом, в разбитое окно просовываю ствол карабина, и стреляю в голову командира. Ну, и для полного эффекта…
- Дай лимонку. – Протягиваю я руку.
- Держи.
- А теперь ходу. – Забрасываю гранату в окно кухни, и бежим вдоль стены дома, в сторону дороги.
- Ну, ты и наплёл кружевов, – сказал Генка. Когда после стометровки по пересечённой местности мы остановились отдышаться, проскочив через дорогу.
- Погоди, это ещё не всё. Сейчас идём на северо-восток, я стреляю в воздух из карабина, а ты по деревьям из нагана, как будто кого-то преследуем.
- Понял. А на кой.
- Потом объясню, сейчас прыгать надо.

+4

7

Конец главы.
Поиграв в «зарницу», мы добрались до глубокого оврага, где я и рванул вторую гранату. Карабин с подсумками выбросил в овраг, а вот офицерскую портупею с кобурой и новым тэтэшником пожалел. Хоть и палево, но с паршивой овцы как говорится и рыбу раком. Потом я отмывался в ручье, пытался отчистить шинель, Генка же караулил возле дороги, дожидаясь наших. Версия у нас была простая. Шли по лесу, заплутали в темноте, услышали неподалёку стрельбу, потом взрыв, решили проверить. Вышли на дорогу, увидели человека с ружьём, окликнули, тот начал стрелять, мы в ответ. Пытались преследовать, но нарвались на гранату, и в темноте потеряли. Немного выбивалась из этой версии дырка на моей шинели, но была отмазка про сук, на которых я напоролся.
  Команда выздоравливающих, возглавляемая старшиной, появилась через полчаса, после взрыва гранаты. О своём появлении, они оповестили нас громким топотом ног по дороге. Мы же остановили их окриком.
- Стой. Кто идёт? – И после взаимного опознания, рассказали, где слышали взрывы и видели диверсанта. Показали даже овраг, где самые смелые (молодые) бойцы, при свете фонариков нашли карабин. Потом нашли дом, ну и далее по списку. Особенно впечатлился старшина, когда по номеру опознал свой наган, но виду не подал. Если бы я специально за ним не наблюдал в это время, то вообще бы никто ничего не заметил. Он первым и озвучил версию про диверсантов. А дальше было уже не интересно. Приехали специально обученные люди, с нас сняли объяснение, взяли подписки, и отпустили в расположение.

+4

8

Глава 10. С корабля на бал.
По лесной дороге мы шагали в штаб дивизии. Весело щебетали птички, осеннее яркое солнышко щедро дарило своё тепло, окружающей нас природе. Пришлось даже снять шинели, чтобы не упреть. И это в третьей декаде ноября, красота. Ага, шинели снять, а полушубки с валенками надеть. Я бы конечно не отказался от такой роскоши. Но где её взять? В чём пришёл, в том и ушёл. Так что от пронизывающего ледяного ветра и колючего снега, пришлось ещё укутаться в плащ-палатку, а голову в пилотке обмотать  «кашне». Оба мы сейчас походили на пленных румынов, но Генке повезло больше, он был в шапке. Я, конечно, попытался наехать на Сухоручко, и получить комплект зимней одежды. Но был послан по эротическому маршруту в направлении своего старшины. Единственное, чем помогла эта хохляцкая морда, выдала кусок обмотки, из которого я и соорудил кашне. Нам сейчас не до разговоров, да и мысли только об одном. – Быстрей бы дойти.
  До штаба дивизии мы добрались короткими перебежками от дерева к дереву. Вначале пробовали шагать по дороге, но быстро поняли, лучше идти лесом, деревья хоть и частично, но спасали от непогоды. Четыре километра до Волковской дачи мы отмахали за час, могли бы быстрее, но увидев небольшую лощинку, не сговариваясь, повернули туда, где и перекурили, присев у выворотня.
- А Варюху мы так и не нашли, - сказал разведчик, после пары затяжек, затрофеенным в доме «Беломором».                   
  - Убили её.
  - Анфиска нашептала?
- Она. А что запал?
- Не так чтобы очень, но жаль, молодая, могла бы ещё жить да жить.
- Не могла. Обречена была с самого начала. В том смысле, что как только связалась со шпионами, подписала себе смертный приговор.
- Думаешь, завербовали?
- Не важно, лишние свидетели агентам не нужны. – Генка задумался, и молчал до самого штаба.
  В штабе нас долго не продержали, узнали специализацию, где служили, и направили в свои подразделения. Разведрота находилась поблизости, а мне предстояло ещё топать до штаба полка. Попрощались и разошлись, каждый в свою сторону. В штабе полка меня поставили на все виды довольствия, объяснили, где найти минроту, и я хотел уже отправиться дальше, но передумал. Во-первых, нашёл финчасть, и стребовал зарплату за два месяца. И если за октябрь вышло немного, то за ноябрь мне насчитали больше сотни. Финик объяснил это тем, что я служу уже третий год, и он как раз начался в ноябре. Выдали, правда, за один месяц, второй ещё не кончился. Можно было спросить насчёт премиальных за подбитые в октябре танки, но палиться не стал, не знал точно, когда их введут. Денег хватало на три бутылки водки и папиросы, но это по ценам военторга, а его палатки я в лесу не наблюдал. Вторая задача сложнее, нужно было одеться, точнее, получить зимнюю форму, а для этого найти старшину, которого я даже не знал. Кстати он меня тоже, поэтому волей-неволей пришлось идти в роту, представляться начальству, а там уже действовать по обстановке. Дорога через лес проходила одна, так что заблудиться я не боялся, замёрзнуть в принципе тоже. Успел немного согреться в землянке у начальника финчасти. Примерно через полчаса, я пришёл в расположение роты, где и представился командованию по случаю прибытия.
  Попал я сразу с корабля на бал. Батальон, который мы поддерживали, готовился к наступлению. Наступление конечно, это громко сказано, собирались захватить злополучную деревню Слизнево, и сбросить противника с плацдарма. Ротного вызвали в штаб полка, за получением боевой задачи, остальной же средний командно-начальствующий состав, занимался окончательным формированием подразделения. Минрота была укомплектована почти полностью. Не хватало только командиров, наводчиков и гужевого транспорта. Такие мелочи как личное оружие, миномётные повозки, и инструменты никого не интересовали. Командовал ротой лейтенант Огурцов, командир первого огневого взвода лейтенант Гервас, командир второго младший лейтенант Пучков, а вот третьим командовать было некому, акромя сержантов. Вот младший сержант Задорин временно и исполнял обязанности комвзвода, совмещая должности командира отделения и наводчика. В роте было всего три «офицера», так что с прибытием ещё одного опытного сержанта, поступили просто. Миномёты из третьего, распределили по двум первым огневым взводам, и теперь в каждом, вместо двух «самоваров» оказалось по три.
  Я теперь являлся помощником командира взвода, а ещё и командиром первого отделения, он же - наводчик. Командовал нашим огневым взводом лейтенант Гервас Михаил Аксентьевич – кадровый «офицер» 1912 года рождения. Как я узнал из частной беседы, в армии он с тридцать четвёртого, отслужив срочную, так и остался в кадрах, дослужившись до лейтенанта. Я так же кратко поведал свою биографию, и мы продолжили готовиться. Командный состав минроты, боевого опыта ещё не имел, и это было плохо, но вместе с тем «господа офицеры» не чурались посоветоваться с сержантским составом, у которого этого опыта было до… в общем много. После всех переформирований, дядя Фёдор чисто случайно оказался в моём расчёте, пока заряжающим, но в перспективе я его хотел натаскать до наводчика. Я ещё толком не успел познакомиться с личным составом отделения, и переговорить со своими однополчанами, как меня вызвали в землянку командования.

Отредактировано ДАН (07-11-2018 01:18:10)

+5

9

Ротный вернулся с совещания в штабе полка, где получил боевую задачу, и теперь озвучивал её нам.
- Сегодня, в 23:30 батальон капитана Лобачёва после артиллерийской подготовки,  должен будет начать атаку, захватить деревню Слизнево, и сбросить немцев с плацдарма. Наша задача, - провести артподготовку, и поддержать наступление батальона. Вопросы есть?
- Товарищ лейтенант, разрешите обратиться? – тяну я руку.
- Обращайтесь, товарищ сержант. Только в следующий раз без политесов.
- А какой расход боеприпасов выделен на эту операцию?
- У нас в наличии половина боекомплекта на орудие, но к вечеру обещали подвести ещё, старшина как раз этим занимается.
- А что с обороной фрицев, есть ли инженерные заграждения, какова численность? – Слово взял лейтенант Гервас.
- Усиленная рота противника хорошо окопалась, траншеи и окопы полного профиля, для укрытия личного состава имеются блиндажи, для пулемётов построены дзоты. Господствующая высота перед деревней также хорошо укреплена, фланги всей обороны упираются в реку. Немцев поддерживают как батальонные миномёты, так и лёгкие пехотные орудия, но они за рекой. – За рекой это хорошо, - подумал я, - фрицевские миномёты нас не достанут, пушки конечно могут, но мы в овраге, так что работать ночью можно спокойно.
- А мы противника не предупредим нашей артподготовкой о начале атаки, и хватит ли нам на подавление его обороны боеприпасов? – Я продолжал троллить командиров, наталкивая их на правильное решение.
- Но у нас есть приказ провести артподготовку. – Не сдаётся лейтенант Огурцов.
- Хорошо, а чем будем поддерживать атаку батальона? Повторную атаку если первая сорвётся? Как поможем отбить контратаки противника без боеприпасов?
- Ни одна цель не пристреляна. Как в темноте попадём? Немцы тоже не дураки, освещать себя во время нашей артподготовки не станут. – Это уже Иннокентий вставил свои пять копеек.
- Пристреляться можно и засветло, причём, если сделать расчёт траектории, хватит и нескольких мин. – Переходит к конструктиву мой взводный.
  - А мы свои позиции не раскроем раньше времени? И что конкретно пристреливать? Ни блиндажи, ни дзоты мины не возьмут. – Меня, да за одно и Кешку, скорее всего выгнали бы с совещания, если бы не капитан Лобачёв.
- Здоров, миномётчики! Вы уже решили, как будете помогать нам? – спросил он, протискиваясь в землянку.
- Разбудим фрицев, а потом напугаем. – Буркнул из своего угла я.
- Это кто там такой вумный?
- Сержант Доможиров. – Представился я, не вставая, и не пытаясь козырнуть, (стоять можно было, только согнувшись, а пилотку я снял).
  - Смотри-ка, он ещё и смелый. А пойдёмте-ка все на свежий воздух товарищи, а то душно тут, да и темно.
- А ну, поворотись-ка сынку, погляжу на тебя. – Сказал комбат, когда мы все выбрались из землянки. – Не понял!? Это ты что ли, артиллерист? – Удивился он.
- Наверное, я.
- А мне сказали, что ты погиб.
- «Слухи о моей смерти несколько преувеличены». – Повторил я афоризм известного писателя.
- Это хорошо. Так что ты там говорил? Повтори. Помнится, твои миномёты нам хорошо помогли. Сначала захватить деревню, а потом её удержать.
- При таком количестве боеприпасов, мы только предупредим противника о своих намерениях. Не подавить, а тем более уничтожить его укрепления мы не сможем. В лучшем случае получится  повредить только несколько метров траншеи.
- Он прав? Товарищ лейтенант. – Обращается комбат к нашему ротному.
- Да. Если бы немцы находились в окопах, или на открытой местности, тогда потери бы у них были. А из блиндажей нам их не выкурить. Тут нужен крупный калибр.
- Молодец лейтенант! Я со своими пришёл к тому же выводу. Артподготовку я отменяю, а вот в дальнейшем, твои миномёты пригодятся. А теперь слушай замысел всей операции.
  Основной удар будем наносить по флангам. Два взвода справа и слева, в темноте подползут как можно ближе к противнику и ворвутся в траншею. Как только они это сделают, их поддержат остальные роты. Две на флангах, а третья будет штурмовать высоту в лоб, вот тогда ты и откроешь шквальный огонь по высотке. Если штурм высоты удастся, переносишь огонь на деревню. Если нет, и рота откатится, продолжаешь беглый огонь, и ждёшь команду на отмену стрельбы. Мои должны ударить с тыла. Дальнейшая задача после захвата деревни, - помочь отбить контратаки противника. А теперь пошли, на местности поглядим. Где у вас НП?

+3

10

Всей толпой не попёрлись, с комбатом пошли только Огурцов и Гервас, остальные остались. Я как та обезьяна остановился на распутье, к умным или к красивым, пока капитан меня не окликнул.
- А ты чего замер, сержант, особого приглашения ждёшь? – Пришлось идти к умным.
  - Вот она высота, не высота а так, небольшой подъём, зато мы в низине, и бежать в горку. Три дзота, у крайних по две амбразуры, фронтальная и фланговая, ладно хоть пулемёт один, зато станковый. На обратном скате пара блиндажей, плюс ещё четыре ручных пулемёта, итого семь на взвод. У меня в ротах по шесть ручных да ещё разных систем. В пульроте тоже шесть «максимов», на этом и вся огневая мощь. Ладно, хоть народу подкинули, получилось по сотне на роту. Сегодня ещё две сорокапятки на нас работают, плюс вы. – Рассуждает комбат, стоя за деревом и наблюдая в бинокль. Пушки я решил напротив фланговых дзотов расположить, не разобьют, так напугают. А вот что с центральным делать? Нейтралка хоть и узкая, но и трехсот метров за глаза хватит, чтобы роту на ноль помножить. Хорошо ещё мин ставить мы немцам не даём, а то совсем бы кисло пришлось.
- Можно попробовать ослепить. – Сунулся я с инициативой.
- Это как?
- Выдвинуть один миномёт поближе, и стрелять прямо по дзоту, подавить не подавим, но земля, камни, осколки в амбразуру, нервировать будут здорово, прицельно стрелять уже не получится. Только для этого пристрелка нужна, и желательно засветло.
- А не вспугнём, сколько мин надо?
- Три. – Это уже Гервас, решил угадать мелодию.
- И батареей пристреляться. – А это ротный.
- Будь по-вашему, думаю небольшой огневой налёт, гансам понравится.
  Инициатива имеет инициатора, взводный пошёл выбирать огневую, ротный остался на НП, а я побежал за миномётом.
- Миномёт на вьюки! – Даю я команду своим, добежав до огневой. В отделении вместе со мной шестеро, пятеро миномётчиков, плюс один повозочный – красноармеец Махмудов. Повозки с лошадью правда нет, так что будет вместо коника. Разобрали миномёт, похватали лотки с минами и вперёд на север. В общей сложности мы утащили больше половины боекомплекта, «ограбив» остальные расчёты, но нам нужнее, им к вечеру довезут. Прихватили также и шанцевый инструмент, копать, скорее всего придётся, хотя бы окоп для стрельбы из миномёта с колена.
  Огневую оборудовали на опушке, прямо напротив дзота. До цели 400 – 450 метров, так что стрелять будем на втором заряде. Пока готовили позицию, лейтенант уже всё рассчитал, и ждал только когда установим миномёт. С ротным договорились, что сначала стреляем мы, а потом  начинает пристрелку он. Так и получилось, Гервас «угадал мелодию» с трёх мин, а потом и ротный присоединился, пристреляв сначала один миномёт, и выставив по основному параллельный веер, пристрелял каждый ствол в роте. Получился своего рода беспокоящий огонь, как будто стреляет один миномёт. Фрицы, скорее всего и не поняли, что это было, но по окопам наших пехотинцев пулемётами прошлись. Молодец ротный, я бы так не смог, да и в дзот бы я попал явно не с трёх мин. Отклонение по высоте, дальности, углу цели, да даже направление ветра, всё надо учитывать и считать. Зато как наводчик, я могу спать спокойно, за отделенного у меня командир взвода, только правильно выполняй команды и стреляй.
  Всю подготовку к предстоящей операции, закончили с последними лучами заходящего солнца. Оставалось только вставить дополнительные заряды в стабилизаторы мин, но это можно сделать и в темноте. Жалко, что не удалось повидать этого «гада главврача», я имею ввиду старшину, но ничего, земля круглая, авось и подкатится. Может конечно этот и является исключением из правил, но для любого солдата старшина уже по определению – нехороший человек, особенно на передовой. Командиры, от отделённого до ротного, в бою находятся в одном окопе с тобой, а старшина где-то там, – в тылу. Да и поменять испорченное обмундирование – проблема. Срок носки не истёк?! Так что иди на хутор, там починишь. Хотя бойцы нашей минроты уже щеголяли в ватных штанах, фуфайках и валенках, да и в пилотках я никого не видел, поэтому определённые выводы уже можно было сделать.
  Взводный пошёл на позиции роты, вместе с ним отправили и Махмудова с одним из подносчиков, боекомплект нужно довести до полного, да и ужин кто-то должен принести. Обед я прощёлкал, а завтрак давно уже переварился. Да и остальные бойцы после работы на свежем воздухе, проголодались. Ветер стих, но вечером подморозило, так что кроме голода, я ещё страдал и от холода. Можно конечно оборудовать запасную позицию, а за одно и согреться, но искать подходящее место было в лом, тем более мы здесь ненадолго. Расчёт также действовал слаженно, команды не путал, так что гонять лишний раз людей смысла не было.
    Лейтенант Гервас, вместе с носильщиками вернулся через час, принесли боеприпасы, и два котелка с кашей. Ложки у каждого бойца были с собой, поэтому разбившись на пары, быстренько поели, и приготовились отдохнуть.
- Вот что сержант, пока старшина не уехал, сгоняй в расположение, и получи зимнюю форму одежды, а также оружие если есть. А я пока подежурю. – Сказал мне взводный. – Возьми с собой одного из подносчиков, а то мин подвезли достаточно, прихватите на обратном пути.
  Прихватив с собой Васю Гусева, и взяв пару вьюков для переноски лотков, на «крыльях любви», лечу на свиданку.  – Ну, где он? Показывай.
– А вон его землянка, - машет рукой Вася, - я провожу.
- Товарищ старшина, разрешите обратиться. Сержант Доможиров. – Отдав воинское приветствие, рапортую я. Не начинать же знакомство со слов. - Эй ты, иди сюда, форму давай.
- Обращайтесь. Товарищ сержант. Сразу видно, человек в кадрах служил. Не то что вы, молодёжь. – Успевает старшина попенять Васе.
- После излечения прибыл в роту, назначен командиром отделения в первый взвод.
- Ну, раз назначен, это хорошо. А от меня то, что нужно?
- Оружие и зимнее обмундирование. – Стараюсь быть кратким.
- Насчёт обмундирования я погляжу, а вот оружия у меня нет. Вот здесь распишись, и пилотку с сапогами снимай. – Сапоги было жалко, но ничего не поделаешь, зима длинная и валенки нужней. Переобувшись прямо в каптёрке старшины, надеваю шапку и, получив тюк с тёплой одеждой и трёхпалые рукавицы, топаю в свою отделенную землянку. Естественно поблагодарив человека, пока на словах, а потом посмотрим.
Пока Васёк бегал попить кипяточку к соседнему расчёту, я переоделся. Надел стёганые ватные штаны, подбушлатник, и перепоясался новой «офицерской» портупеей с ТТ. Наводчику положен пистолет, а где он его взял, никого не должно волновать. Если что, буду ссылаться на старшину, а ему скажу, что ранешний командир подарил, когда в госпиталь отправляли. А то, что у Ваньки был наган идите все в баню, и далее по смыслу…  Вальтер так и остался в наплечной кобуре, только теперь вместо шинели, поверх надет бушлат, и доставать пистолет гораздо удобней. Ну, а после того, как он мне спас жизнь, то как говорил кот Матроскин, - «я со своею Муркой ни за что не расстанусь». Да и подарок это Серёги Филатова, где его сейчас носит… Всё, теперь можно и на снегу спать, оставалось только пришить петлицы, но поспать можно и без них. Тем более командирская портупея и кобура с пистолетом, говорили за себя больше, чем сержантские треугольники. Да и ватная куртка мне досталась образца 35-го года, а не новомодная простроченная фуфайка. Начистив валенки до блеска, выхожу в люди.

Отредактировано ДАН (26-10-2018 12:02:58)

+4


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом, первым делом миномёты-2.