Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Степняк


Степняк

Сообщений 21 страница 30 из 134

21

Ядыгар написал(а):

В 16 веке вдоль Узбоя (старое русло) была вполне земледельческая местность.
Похоже, Малый ледниковый период в Средней Азии выразился в засухах приведших к разным политическим катаклизмам.
Но описываемое время еще достаточно благоприятное в климатическом отношении.


Спасибо!
Нашел, интересно, но достаточно наверное спорный момент...
Амударья непосредственно не впадала в Каспий. Кстати, малый ледниковый период(МЛП)привел к катаклизмам не только в Средней Азии, но и во всем степном пространстве.
Убыль населения в общем, местами составляла до 80%. Хочу опереться на факт что МЛП  начался в степи в 1553 году. Насколько дата интересно соответствует истине?

0

22

- Хватит там разлеживаться! Тошнит, видите - ли, его лучше бы подумал, что бы с тобой сделал юзбаши* Канмурза, когда тебя притащили бы к нему? Недаром его даже в собственном роду, между собой называют Живодером, есть у него слабость самолично с живых кожу сдирать. Специально для этого даже купил араба-лекаря. Табуна коней не пожалел, лишь бы жертвы раньше времени не умирали. Иди, добей оставшихся, или всю жизнь будешь пасти овец Гарей-бия, и не бывать тебе воином!
* - сотник
** - молодые
*** - медвежья поляна

  Ополоснув лицо и напившись воды из котелка, я вроде пришел в себя и решительно направился к своему "мучению". Про себя повторяя: "Он уже умер, он уже умер..."
  Следуя советам мудрого воина, перевернул тело, коленом нажал на позвоночник, одной рукой взял за волосы...
Нет, я точно не смогу, лучше воткну нож в шею, небось, и так отойдет... Ну вот опять лежу, рвет, вроде и в желудке ничего не осталось.
  Пока, труп убитого ногайца дергался, я по-быстрому решил его освободить от одежды, начал снимать халат...
Ну и вони, да тут и "Тайд" со своей морозной свежестью, не поможет. Даже мой  «хомячок», который только что руки потирал и приговаривал
- В хозяйстве все пригодиться, - и тот  в обморок упал…
Правда, скорее всего от жадности, чем от запаха.
Зачем только понадобилось Ахмету это грязное тряпье? Бомжи постеснялись бы одеть, а он мне - "хабар"!
Тут внезапно, заметил на трупе,  кишмя кишели вши. Одни карабкались по пучку волос на макушке, другие перебирались через край халата, но странно меня ничуть не беспокоило, видимо Урман был привычен к таким вещам. Я естественно, с таким положением не смирюсь и обязательно приму меры к исправлению данной ситуации и буду бороться с ними до последнего клопа!
Тут бы болезнь, какую нехорошую не прихватить. Нет, однозначно, лекарств тут практически нет, значит, гигиена – главное наше оружие борьбы с эпидемиями!
Со вторым пленным управился гораздо ловчее, просто представив на его месте барана. Получилось хорошо, фантазия у меня богатая. Никаких чувств новое убийство не вызвало, по ходу дела привыкать начал.
  - Учись, сынок, на твоем жизненном пути слишком много врагов, чтоб их жалеть! - одобрил мои действия старый воин.
  - Унбаши, а что мы будем делать дальше, если я не верну главе племени табун, тогда еще придется лет десять пастухом быть? - поинтересовался я, когда закончил своё неприятное занятие.
  - Вообще-то, наше с тобой положения на данный момент не ахти, - вздохнул наставник, - Наш бий, сожри его шайтан, забрал лучших воинов. В поход на Казань его вместе с ногайлар потянуло! Болван!
Предупреждал же, этого сына ишака, на Курултае, чтобы не ходил в набег в этом году, что соседние роды ногайлар во главе с мурзой Казы б. Урак, вышли из подчинения Юсуф-бия и начали казаковать** в степях за рекой Итиль. О том было прекрасно всем известно, ведь даже ордыбазарские*** весть принесли.
Все бесполезно! Ведь ему сам наместник султан Ахмед-Гирей б. Муртаза  пообещал, после похода тарханство**** роду подтвердить хан заманын калган*. Вот и не хотел слышать благоразумных советов аксакалов, подкупил многих, а остальные и так были ему должны, перечить бию  не могли. Еще древние сэсэни**** сказывали:
Что найдет рыба в стоячей воде?
Что найдет нукер, следующий за бессердечным бием?
Но все видит Аллах!
Если верить этим дохлым иблисовым отродьям, то пока  наши воины в походе. Казыевы воины набежали на наши аулы. Взяли многих в полон, а кто сопротивлялся, порубили. Фактически наш род, на родовых землях перестал существовать!
  - Ага, а почему тебя не послушались? - робко спросил я.
  - После смерти твоего отца - моего названного брата в 950 году от Хиджры, меня вообще перестали слышать. Ишак самодовольный наш бий! Слова ему против не скажи, вот и оставил меня молодых учить. Да и еще и поиздевался, якобы оставляет родичей в надежных руках Ахмет-аги.
  - Не прошло и недели, как наши воины в походе, Канмурза со своими нукерами из Казыева улуса, перейдя Итель на Самарской переправе, решил взять конями и полоном. Знал, пёс, что может спокойно разбойничать.
  - Так что же делать? - ещё раз спросил я.
- Их временный стан сейчас в верховьях Самары, а мелкие отряды по два-три десятка разбойничают на наших кочевьях, один из них и налетел на ваш табун. Всего у сотника примерно около 300 всадников, среди них настоящих воинов не более сотни, поэтому нам нужно быстро собрать хотя бы сотню джигитов, и перехватывать их отряды вблизи верховий Самары, пока ногай не опомнились.
- Времени, конечно, мало, однако деваться некуда. Хм, в нашем роду не осталось бойцов, значит, придется, просить помощи. В двухдневном переходе от нас, на реке Ик, есть стойбище моего побратима юзбаши Карамана, он то - старый лис нукеров своих в набег не дал, сказавшись больным, на место сбора не явился. Поедешь к нему гонцом, расскажешь все, в набег идти он не откажется, тем более с ногайлар у него старые счеты.
- Я же, перейду на ногайской переправе Ак - Идель, попытаюсь собрать молодых в других родах нашего племени. Пойдешь одвуконь, выберешь себе одежду и доспех, и оружие самое лучшее выделю, а все остальное забираю. Отдам воинское снаряжение  молодым во временное пользование, даст Аллах, сотню наберу. Через пять дней встретимся в верховьях реки Ыслак.
- Ахмет-ага, не торопи коней, - попросил я, - Твою рану, не успел до конца обработать, позволь, воды быстро вскипячу…
- Нет! – резко перебил меня десятник, - у нас нет времени, лечиться будем после спасения наших родичей из полона. Я надеюсь, что мы успеем  раньше добраться  до лагеря ногайлар,  пока загонные отряды не соединились с основной сотней Канмурзы.
- Уйдут ногаи за  Итиль, распродадут родичей на рабских рынках Азоу или Хаджи- Тархана. Где потом нам их искать? Если не успеем и не поможем родичам, клянусь Аллахом, перейдем Итиль и будем жечь стойбища Казыевого улуса, пока Канмурзу не побьем и голову его не положим в бурдюк, наполненный кровью, чтобы он, ненасытный в убийствах, наконец, напился крови досыта!
- Да, есть у нас время, наставник, ведь сам не раз набеги ходил, они с полоном да с награбленным добром и скотом и за седмицу до временного стана Канмурзы нипочем не дойдут.
Но приложив руку к ране, и видимо почувствовав головокружение, все-таки попросил:
- Найди и принеси, мою седельную сумку, там мазь специальная для таких случаев должна быть, ведь даже в священной книге сказано: «Сколько Аллах создал болезней, столько премудрый создал и лекарств, чтобы излечивать эти болезни».

Отредактировано граф Зигфред (16-03-2018 00:18:10)

+2

23

Быстренько дойдя до сваленных в кучу сумок, нашел нужную и вернулся, прихватив котелок с водой. 
Инструкцию по оказанию первой помощи при ранениях головы, знал наизусть, да и на практике пришлось применять не раз. Только вот «скорую» не вызовешь, да и ближайший грамотный врач на расстоянии пятидесятидневного конного перехода. Тьфу, совсем освоился и стал местным, уже расстояние до Средней Азии* начал мерить в переходах.
Так до этого уже частично обработал рану, осталось только сполоснуть рану и смазать мазью из каких то - вонючих трав, при этом голос в голове, подсказал, что эти травы не «вонючие»,  а полезные.
Полив на руки из котелка, попытался края раны аккуратно смазать мазью из полезных трав, внезапно открылось сильное кровотечение, Ахмет-ага побледнел и стал падать. Я успел схватить, вовремя подложил, чей-то халат около головы на землю, аккуратно повернул голову немного на бок. Так называемое «устойчивое боковое положение». Были времена, пришлось работать фельдшером на «скорой», полученный опыт не пропьешь.
Дальше его начало немного потряхивать, глаза вроде как закатываются, и такое ощущение было, что изо рта вот - вот пена пойдет...
Внезапно его вырвало, затем вроде начал приходить в себя,  через полминуты, опять "отключился". Проверил пульс и дыхание, все ровно, кровотечение практически остановилось, но надо немного подождать, пока не стану накладывать повязку. 
А где взять повязку? Штаны шелковые видел на одном из покойников, который, кстати, и носил бахтерец, видно знатный был воин, столько богатств на себе таскал.
Ну, вроде все, штаны разорвал на бинты, бросил в котелок для кипячения, надо будет потом еще раз воду вскипятить, так как больше котелков в округе не наблюдается.
Для костра надо бы дров собрать.
А где Турка?
Свистнул один раз, свистнул повторно, в ответ – радостное заливистое конское ржанье. Стреножили моего друга, вот и не может явиться на зов и полакомиться вкусной лепешкой.
Глянув еще на раз на отдыхающего десятника, и направился в сторону пасущихся коней,  освобождать своего аргамака.
_____________________________________________________________
*Унбаши – десятник
* хотел второе имя дать- здесь имеется ввиду инициация воина, но «в тот век юноше не давали имени, пока он не отрубил головы, не пролил крови». Получив «мужское имя», воин мог присоединить к нему титулы, указывающие на его знатность или место в военно-административной иерархии.
* Егэт – мужчина, парень
* хабар- трофей
*Юзбаши – сотник
** Казаковать – бунтовать, гулять
*** ордыбазарские – здесь торговцы
**** Тарханство – освобождение от налогов
хан заманын калган – с ханских времен осталось
* аргамак – чистокровный конь, обычно ахалтекинец, но может быть и арабской породой.
*Сэсэн – поэт.
* ГГ считает, что лучшая медицина в это  время на Востоке
** Азоу – Азов. В то время турецкий рынок – один из крупнейших.
*** Хаджи - Тархан – Астрахань. Перевалочный рабовладельческий рынок на пути в Средняя Азию и Персию.

Отредактировано граф Зигфред (16-03-2018 00:19:11)

+2

24

граф Зигфред написал(а):

Одни вопросы, но не одного ответа.

Ни одного ответа

граф Зигфред написал(а):

табунщику не желательно иметь при себе лающего друга.

Нежелательно

граф Зигфред написал(а):

Как бы ни услышали, железа на нем много.

Не услышали

граф Зигфред написал(а):

куда бы ты не шел, не оставляй за собой следов

Куда бы ты ни шел.

граф Зигфред написал(а):

- Затем быстро собрав трофеи, отправил Айнура к родичам, с известием о ногайлар

Не каждый читатель поймет, что ногайлар – это множественное число от ногай. Было бы хорошо незнакомые слова пояснять в сносках. Да и остальные сноски не помешают, а то в тексте только звездочки есть.
Даты по мусульманскому календарю никакого отторжения не вызывают, даже наоборот – делают текст более интересным и более естественным, что ли. Согласитесь, было бы странно, если бы кочевники пользовались григорианским календарем.

граф Зигфред написал(а):

Вялено мясо - пять кило, несколько полузасохших лепешек, турсук с кумысом, несколько кругов овечьего сыра и конской колбасы, монет серебряных – двадцать две штуки. Из оружия - десяток отличных луков с колчанами полных стрел, несколько неплохих копий, пол десятка были с  саблями, у остальных топорики с палицами, из защиты - две неплохие кольчуги и парочка шлемов с бармицей.

 
1. Не очень удачно – «вяленое мясо – пять кило». Пять кило – это точная масса, вряд ли у героя весы были. Лучше «вяленое мясо – кило пять».
2. Близкий повтор «несколько». Может быть, одно заменить на «немного»?
3. С колчанами, полными стрел. Иначе получается, что полные – именно стрелы.
4. Полдесятка.

граф Зигфред написал(а):

Не густо, у наших конокрадов с оружием, да и честно не откуда ему взяться в Деште-и-Кипчак в большом количестве

Негусто, неоткуда.

граф Зигфред написал(а):

Увидев как фонтаном начала бить кровь из несчастного "барана", мой желудок не выдержал...

Неудачная фраза. Получается, что фонтан крови увидел не герой, а желудок героя, и не выдержал этого зрелища.
Лучше как-нибудь так: «Когда я увидел, как фонтаном начала бить кровь из несчастного «барана», мой желудок не выдержал».

+1

25

граф Зигфред написал(а):

Хочу опереться на факт что МЛП  начался в степи в 1553 году.

Авторский произвол - "наше всё"  :)

граф Зигфред написал(а):

Амударья непосредственно не впадала в Каспий.

Современники могли иначе определять притоки и основные реки, чем гидрографы, да ещё современные.

Так, для средневековых арабских географов Итиль начиналась у слияния Ак-Итили и Кара-Итили (т.е. в нескольких километрах от описываемой в данном куске местности). Волгу же считали её притоком.

Отредактировано Ядыгар (04-03-2018 21:20:58)

+1

26

Polaris Ядыгар

Спасибо!

Почему то "позитив"не могу ставить? Да и посты не могу редактировать? Наверное чуть позже данная функция откроется. Наверстаю упущенное.

0

27

Глава 3

«Дружба да братство дороже всякого богатства»

Как истинный сын своего народа, Урман на коня был посажен, когда ему исполнилось три годика.
К десяти годам он уже во всем был привычен к кочевой жизни, отлично скакал на любом коне, метко стрелял из лука и с легкостью, для своего возраста владел саблей.
Неизменным товарищем его детских игр и воинских упражнений был младший сын Ахмета - аги – Айнур.
И с того времени, они были всегда вместе, соперничая друг с другом но никогда не переходили той грани, которая зовется завистью. Да и воинское искусство давалось гораздо легче, чем пришлось бы учиться одному. Так у Урмана появился побратим.
В 950 год от Хиджры, отец Урмана, Арслан-бей перед тем как уйти на войну, сделал прощальный подарок своему сыну, которому в тот год исполнилось десять лет,  жеребенка ахалтекинца.
Вскоре после получения вести о гибели отца в битве с киргизами на востоке Дешт- и – Кипчак. Потрясенная горем мать Урмана Зайтуне-ханум в первые недели, казалось, помутилась в рассудке. Сколько не пытались родные вывести ее из состояния тупого равнодушия ко всему окружающему, никому не удавалось. Лишь перед тем, как уйти в мир иной, мать переговорила с сыном, и взяла с десятилетнего мальчика обещание, отомстить недругам своих родителей. Через несколько дней после памятного разговора мать Урмана утопилась в реке.
Жеребенок Тюрок рос настоящим членом семьи, потому как кроме названного отца Ахмет- аги, других родных у Урмана не оказалось.
Правда были еще братья и сестры, родственники отца, но они с ним не общались, скорее, презирали, так как его отец, непостижимым образом для родичей, оказался должен своему родному брату более тысячи коней. Все от него отказались, кроме наставника – аталыка*.  Гарей –бий  пытался отобрать аргамака у своего племянника, но совет старейшин собравшийся на выборы бия племени, оставил жеребенка Урману, но при этом сделал - туснаком**. Фактически полурабом, пока не отработает или не вернет долг. И с тех пор, и зимой и летом, Урман пас коней на пастбищах рода.

Отредактировано граф Зигфред (16-03-2018 00:22:40)

+3

28

Ядыгар написал(а):

В 16 веке вдоль Узбоя (старое русло) была вполне земледельческая местность.
Похоже, Малый ледниковый период в Средней Азии выразился в засухах.  приведших к разным географическим и политическим катаклизмам.
Но описываемое время еще достаточно благоприятное в климатическом отношении.


Помнится, как раз в XVI, конкретно в 1573 году, веке хивинский хан пустил Амударью по новому руслу - в Арал. Отчего последний поднялся, затопив большие (и населённые) площади и города, которые сейчас раскапывают археологи. Пруф (один из многих)

0

29

Своего любимца окружал любовью, заботой и лаской. В плохую погоду, и в дождь и в снег  заводил в юрту. Кормил буквально с рук, пусть и не обильно, но лучшим кормом, иной раз себя обделяя.
Гюль-ханум, третья – младшая жена названного отца и мать Айнура, была родом из текинцев, что живут далеко на юге, на Мангышлаке. Она не только тайком подкармливала Урмана, но и помогала в воспитании жеребенка.
Турка (мне так легче***) очень сильно привязался к своему хозяину, а Урман его называл братом. Особенно, когда ему было тяжко на душе от безысходности вокруг, и отсутствия родителей. Он мог часами с ним говорить, излить все то, что не мог рассказать любому другому.
Потеряв практически одновременно отца и мать, очень тяжело переживал. Но когда родной дядя сделал его туснаком, он готов был выть волком от несправедливости окружающего мира. И даже пойти по пути матери, но, только видя каждый день рядом своего брата безмолвного, удерживали его от этого поступка. Мысли о том, что фактически покончив с собой, он оставит его одного. И что не сможет выполнить свой зарок, отомстить недругам родителей, очередной раз приводили его в чувство. Как в дальнейшем считал Урман, именно Турка, первый раз спас ему жизнь, даже не зная об этом.
Приучив своего аргамака к лепешке, никогда не забывал и  при себе старался иметь любимое лакомство своего другу. Но Турке всегда ласка была дороже еды.  Он тыкался в ладошку либо в подмышку головой, чтобы Урман почесал его за ушком или расчесал редкую гриву. И сразу начинал по-своему веселиться, своеобразно пофыркивая, выражая свою радость. Стоило в это время подойти кому-нибудь другому, как  сразу настораживал уши, и копытца его задних ног готовы были нанести смертельный удар.
Свободного времени у Урмана, всегда было предостаточно  и ему не надоедало играть со своим другом. Особенно обоим нравились догонялки и прятки.
В дальнейшем еще одним утешением для него стали воинские занятия, под руководством наставника Ахмет-аги. Свободное время, упрямство и обида на родичей отца, сплав этих обстоятельств, сделало из юноши отличного ученика. Урман - как губка впитывал в себя те знания и умения, которые передавал наставник. Все время посвящал себя оттачивания полученных навыков и умений, иной раз совершенствую полученное во что-то новое, даже не известное наставнику.
После  Курултая, когда его перевели в это обидное сословие, Урман был очень зол на отца. Ахмет-ага пытался утешить и объяснить ему, что Арслан-бей не виноват в том, что с ним так поступили, их судьба так сложилась. И тогда наставник, пытаясь отвлечь внимание сироты, рассказал, что уже несколько поколений его родичи являются аталыками. В дальнейшем наставник все же сумел найти правильный подход к сердцу ребенка, и завоевать его любовь и доверие.
Когда Турке исполнилось четыре года, ему также начали преподавать военную подготовку. Учеба ахалтекинцу давалась легко.

Отредактировано граф Зигфред (06-03-2018 23:11:38)

+2

30

Тапков у меня нет, есть соображения. Если я правильно понял, действие происходит в степях между современными Самарой (и Волгой), Уфой (и Белой) и Оренбургом (Урал). Ахал-теке от них далеко, поэтому коня правильнее назвать "перс", а не "ахалтекинец". В XVI веке Персия - держава вообще и центр культурного коневодства в частности, а по мнению современных иппологов (В.О. Витт) текинцы как порода лошадей - реликт той эпохи, сохранившийся в копулятивной местности на окраинах ослабшей персидской державы, благодаря труднодоступности этой самой местности.

Далее, что тогдашние персы, что современные ахалтекинцы - порода конюшенная, их растят на клевере, люцерне и пшенице. Простому табунщику такого коня не поднять, да и не простому в степи, где нет полей и орошаемых пастбищ - тоже. Правдоподобнее было бы написать, что де конь пошел мастью и нравом в деда-перса из богатого торгового города на Волге (Сарай тогда ещё не захирел?)

Что касается бедствия, которое могло привести в движение кочевников или повлиять на их численность, то не обязательно привлекать малый ледниковый период. Необычно сильный буран способен погубить значительный % скота, что для скотоводов означает голод. Засуха и степной пожар - аналогично. Эпидемии (карачун-чума, природные очаги которой и посейчас тлеют в калмыцких степях, сибирская язва, многие другие болезни вплоть до гриппа и гонореи, которые относительно безболезненно переносятся в тёплой городской квартире, но вполне способны погубить пастуха или воина в зимней степи), эпизоотии (чума КРС, ящур, оспа овец,  сап, пастереллёз, в 2015 году погубивший за месяц 5/6 поголовья диких сайгаков - болезней множество) тоже могут охватить огромные пространства, а могут погубить или ввергнуть в нищету и ничтожество отдельный род или племя.  В реальной истории эти бедствия поражали кочевников едва ли не каждый год. Выбор у вас, как у автора, большой...

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Степняк