Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом, первым делом миномёты-2.


Первым делом, первым делом миномёты-2.

Сообщений 331 страница 340 из 343

331

Уважаемые коллеги, в связи с крайними продами вопрос. А вот какие мелодичные песни могла петь девушка - хохлушка за столом в 1941-м? Не обязательно украинские, можно и русские или советские народные песни. Лишь бы не анахронизм.

Отредактировано ДАН (06-02-2019 14:42:12)

+1

332

ДАН написал(а):

Уважаемые коллеги, в связи с крайними продами вопрос. А вот какие мелодичные песни могла петь девушка - хохлушка за столом в 1941-м? Не обязательно украинские, можно и русские или советские народные песни. Лишь бы не анахронизм.

Предвоенные песни (1932-1940)
http://www.sovmusic.ru/period.php?gold=yes&period=3

"Чтоб дружной работою вашей бригады все были довольны, довольны и рады!" Музыка: Исаак Любан Слова: Адам Русак (пер. Михаил Исаковский) 1937г. Исполняет: хор им. Пятницкого

+1

333

Череп написал(а):

Предвоенные песни (1932-1940)
http://www.sovmusic.ru/period.php?gold=yes&period=3

"Чтоб дружной работою вашей бригады все были довольны, довольны и рады!" Музыка: Исаак Любан Слова: Адам Русак (пер. Михаил Исаковский) 1937г. Исполняет: хор им. Пятницкого

Игорь спасибо. Замахнул стакан   http://read.amahrov.ru/smile/Laie_86.gif  и погружаюсь в эпоху.

+1

334

ДАН написал(а):

Игорь спасибо. Замахнул стакан   http://read.amahrov.ru/smile/Laie_86.gif  и погружаюсь в эпоху.


Алеша, только не забывай о технике безопасности и не нырни слишком глубоко в эпоху! :playful:

+1

335

Череп написал(а):

Алеша, только не забывай о технике безопасности и не нырни слишком глубоко в эпоху!

Я уже вынырнул, тем более после стакана чая из самовара глубоко не нырнёшь. У нас сейчас хорошо, на улице -40 давит. Так что долго тоже не поныряешь, простудиться можно.
Тем более подруга в гостях.   http://read.amahrov.ru/smile/metla.gif

Отредактировано ДАН (06-02-2019 18:15:49)

+2

336

После погружения в эпоху.  http://read.amahrov.ru/smile/paffka.gif 
  Особенно меня зацепила «Нич яка мисична», ну и другие не менее известные в этом времени песни, не оставили равнодушным. А такую классику как «Спят курганы тёмные», «Принимай нас Суоми – красавица» и «Дан приказ, ему – на запад…», распевали уже хором.
Поэтому следующий тост был за певунью. Естественно «тостуемый пил до дна», как говорил товарищ Леонов в одном из советских фильмов. И хоть и разлили остатки, но кое-кому хватило, так что Феде пришлось проводить девушку на улицу, и немного выгулять её на свежем воздухе. Гуляли они с четверть часа, ну и когда вернулись, симметричного следа на правой щеке у дяди Фёдора не было, зато переглядывались между собой молодые люди многозначительно. Да и губы в скором времени обветреют у обоих. Пока сладкая парочка гуляла, Макарыч и рассказал мне, что как мог усилил комендантское отделение санбата, убрав из него всех баб, а на их место назначив бойцов старшего призыва из нестроевых. Оксанку же взял себе помощником старшины, всё-таки в медсанбате половина персонала женского пола, - а кто лучше женщины может разобраться в потребностях женского организма?
  - Они хоть и солдаты, но бабы. А откуда мне мужику, знать про все их заморочки и запросы? – жаловался мне старшина. – Так что Оксанка мне докладает, сколько и чего ихнему полу нужно, а я уж кручусь как могу. Поэтому просьба у меня к тебе Николай. Когда пойдём в наступление, и если в трофеях что интересное попадётся, про нас не забывай, ладно. Мыло там, медикаменты, аптечки с инструментом немецкие. Ну и парашюты если попадутся, в любом состоянии возьму. За мной не заржавеет, ты же знаешь, найду, чем отблагодарить.
- А вот этого, чтобы я больше не слышал. Чем смогу помогу, если будет возможность. А барыжничать с друзьями не обучен. Только связь как-то надо поддерживать, и не по телефону.
- От нас или машина, или повозка к вам в штаб полка мотается. Если будет чего, записку с любым раненым или с медиками можешь передать, только на моё имя пиши. Всё равно все через наш медсанбат идут. А там уж или я сам с оказией подскочу, или кто от меня привет передаст. В твоей роте тебя все знают? Небось найдут?
- Если буду в расположении, то найдут, или передадут чего, если на задании где буду. Товар-то не скоропортящийся, так что не протухнет. Хотя шкуру неубитого медведя делить не будем.
- Согласен.
  Между тем время нашей увольнительной подходило к концу, так что пришлось откланяться. Прощаемся с Макарычем, а вот Оксанка вызвалась в провожатые и, подхватив нас под руки, идёт в середине, о чём-то весело щебеча. Федя поддакивает, а мне просто приятно, но как-то грустно. На тот адрес, что мне оставила Ольга, я написал уже несколько писем, но пока безответных, хотя прошло уже больше трёх месяцев после нашей разлуки. А вот номер моей полевой почты сменился, часть-то новая, так что походу всё, потерялись. На домашний адрес Николая я тоже пишу довольно часто, и ответы приходят, я и его на всякий случай Ольге давал, но тоже ничего нет, хоть я и спрашивал родню, не присылали ли им весточку для меня. Вот и в крайнем письме написали, что средний брат Александр воюет где-то на юге. Младший брат Дмитрий закончил школу, и работает в колхозе. Две сестрёнки Клава и Галя, ещё учатся. Вроде мне как бы и не родня, но приятно чёрт возьми, что в этом мире кто-то у меня есть. И не факт, что душа или сознание моего предшественника отлетела в мир иной. Иногда я на автомате делаю такие вещи, о которых раньше понятия не имел, и это не мышечная память, а идёт изнутри.
Пока молодёжь прощается на околице, нахожу ротного, и вываливаю на него добытую информацию о возможном «Клондайке». Глаза у командира загорелись, девятнадцать лет от роду, считай пацан совсем, хоть и офицер. Поэтому оставив взвод на лейтенанта Герваса, забираем обе упряжки взвода и, прихватив ещё пару человек, и устроившись по трое в санях-розвальнях, едем искать «клад», пока ещё светло. Километр до леса по хорошо наезженной дороге проскочили минут за пять, дальше поехали шагом. Просеку нашли быстро, сворачиваем налево, и вот он – склад. Руки бы оторвать тем мудакам, которые тут побывали, а тем, кто допустил такую бесхозяйственность, жопу поменять местами с головой. Может тогда думать начнут. Урроды, слов нет, одни маты. Ну, нашёл ты лоток с минами, забрал оттуда дополнительные заряды на растопку, закрой ты ящик, положи аккуратно. Нахрена спрашивается забирать ещё и патроны с основными зарядами, а мины выкидывать в снег? Вот же суки вербованные, поубивал бы гадов на месте. Пока бойцы собирают всё, что можно ещё использовать, провожу ложное минирование, втыкаю охолощённые мины по периметру в снег, а на крышках разбитых ящиков пишу «осторожно мины», и выставляю с той, и другой стороны просеки. Надеюсь, завтра удастся наведаться сюда с лопатами, и вдумчиво провести «раскопки» в снегу. Так просто я это дело просто так не оставлю, надо будет, до самого комполка дойду, тем более он мой старый знакомый, капитан Лобачёв теперь нашим полком командует.

Отредактировано ДАН (06-02-2019 19:40:11)

+6

337

Конец главы.

Несмотря на некоторую некондиционность товара, удалось загрузить доверху обе повозки, так что до расположения идём пешком. Завтра кто-то будет как Золушок, перебирать халявный боезапас. А кто-то отправится, чтобы забрать остатки, и я даже догадываюсь кто.
Сразу после завтрака второй взвод  остался на хозяйстве «золушить» трофейный боекомплект, а наш во главе с лейтенантом Гервасом, прихватив БСЛ и четыре упряжки для транспортировки «награбленного», отправился на раскопки. К обеду, забрав всё, что можно было увезти и унести, вернулись в расположение, присоединились к товарищам, и продолжили процесс сортировки бэка и остального хабора. В результате «прихватизациии», и последовавшей за ней экспроприации, удалось раскопать ещё один батальонный миномёт, причём в комплекте, да ещё советского образца. Вот же твари, годную вещь можно сказать на помойку выбросили. Так что формируем новый расчёт для бесхозного ствола, но пока оставляем всё по старому, тем более лишних саней и лошадей для транспортировки миномёта и боезапаса к нему у нас нет. Но зато из второго взвода забрали всех своих двух человек, а огневая мощь батареи увеличилась на четверть. А с учётом халявного боезапаса, раз в дцать. Одно дело, когда выделяют 3-4 мины на ствол в день, и другое дело, когда таких мин сотня на один миномёт. Не сегодня завтра пойдём в наступление, так что запасной бэка лишним не будет.
  На следующий день мы «сидели на ёлках», не все конечно, а специально обученные люди, например я, ну и ещё несколько толковых бойцов-наблюдателей и бОльшая часть «офицеров», засекали огневые точки противника. Готовимся к ночной разведке. Где она будет и какими силами, нам не сказали, поэтому заранее выбираем места для возможных НП. Остальной личный состав роты, готовит запасную позицию для установки миномётов, ближе к переднему краю, в овраге, на опушке леса. Мы с Федей там хорошо «порезвились» в первый день немецкого наступления. Хоть огневая и временная, но всё равно копать предстоит в полный профиль, ротный уже уяснил, что «пот экономит кровь», да и бойцы прониклись, пройдясь по нашим бывшим позициям. Блиндажи после обстрела немецкой крупнокалиберной артиллерии обвалились, а вот полнопрофильные окопы для миномётов и ровики для укрытия личного состава пострадали мало. Нет, часть, конечно, засыпало землёй, были и прямые попадания в окоп, но по сравнению с тем, что бы осталось от не окопанной батареи, это были цветочки. Наблюдаем мы в паре с Федей, один смотрит за передним краем противника, второй за окружающей обстановкой, не хотелось бы оказаться в роли «языка» или мишени для немецкой «кукушки», тем более мы находимся на нейтралке. Я напросился на правый фланг, к своему другу сержанту Кургачёву, а так как желающих наблюдать за противником с нейтральной полосы больше не нашлось, то и направили нас туда с превеликим облегчением. Высмотрели мы не так чтобы много, и к обеду вернулись в расположение.   

Глава 22. Наступление.
Утром 17-го декабря роту построили в полном составе, и зачитали боевой приказ штаба дивизии о переходе в наступление.
  С рассветом 18 декабря 1941 года 110-я стрелковая дивизия атакует и уничтожает противника и к исходу дня выходит на рубеж: Татарка, Мишукова. Атака пехоты – 9. 30 18.12.1941.
  1287-й стрелковый полк. К рассвету 17.12.41 занять исходное положение для наступления – Горчухино и опушка леса восточнее Горчухино в готовности с рассветом 18.12 овладеть юго-западной окраиной Елагино, в дальнейшем – рубежом Щекутино.
  1291-й стрелковый полк. К рассвету 17.12.41 занять исходное положение опушка леса 2 км юго-восточнее Горчухино, к рассвету 18.12 овладеть рубежом высота 195,6; высота 195,7 и в дальнейшем отметка 186,4 – Рождество.
  Артиллерии: готовность к 23.00 17.12.41, пристрелка 30 минут; артподготовка с 8.30 до 9.30 18.12.41. Задача – подавить узлы сопротивления в районах отм. 203,5, Елагино, Атепцево, бум., Новая Жизнь; подавление артиллерии противника в Котово, Рождество, Башкино.
  Потом зачитали дополнительно разосланное боевое распоряжение по 110-й стрелковой дивизии: о выдаче бойцам установленного питания в связи с поставленной задачей, приведения оружия в боевую готовность и выделения заместителей коммунистам и политработникам в частях, принимающих участие в выполнении боевого приказа. После этого ротный приказал остаться командирам взводов и их помощникам, после чего распустил строй.
  Видимо лейтенант Огурцов решил действовать по Суворовскому принципу, «каждый солдат должен знать свой маневр», и дальше доводил задачу до непосредственных исполнителей, ориентируя нас по карте. Сначала, общую для подразделений дивизии, а потом уже непосредственно нас касающуюся.
  1287 стрелковый полк – с 24–м лыжным батальоном 1-м дивизионом 971-го артполка, двумя батареями отдельного миномётного дивизиона, должен занять исходное положение для наступления по опушке леса северо-восточнее и восточнее Горчухино: 1-й стрелковый батальон от разгранлинии с соседями на один километр к юго-востоку; 2-й стрелковый батальон от левого фланга 1-го стрелкового на один километр к юго-востоку от него. Боевое обеспечение - Горчухино 24-й лыжный батальон в 300 метрах за 2 стрелковым батальоном. Первый дивизион 971-го артполка – в р-не Афанасовка; две батареи отдельного миномётного дивизиона – район высоты 188,2. КП командира полка в 200 метрах за левым флангом 2 сб.
  Наш 1291-й стрелковый полк со вторым дивизионом 971-го артполка и одной батареей отдельного миномётного дивизиона должен занять опушку леса от левого фланга 1287-го к юго-востоку до разгранлинии с передовым отрядом 338-й стрелковой дивизии – рощу  в одном километре севернее Атепцево.
  Первый стрелковый батальон – по опушке леса от левого фланга 1287-го стрелкового полка на один километр к юго-востоку.
  Второй стрелковый батальон – от левого фланга 1-го батальона до разграничительной линии с 338-й дивизией. Второй дивизион 971-го артполка – опушка леса севернее Могутово.
  Наша миномётная батарея – роща впереди 2-го стрелкового батальона, там же взвод прикрытия, который нам выделят от пехоты.
  В резерве командира дивизии – 23-й лыжный батальон, истребительный отряд, разведрота дивизии, 3 взвода ОСБ, химрота дивизии, в районе высоты 210,1. 364-й корпусной артиллерийский полк – в районе Могутово.
КП командира дивизии – 210,1. Справа – 1-я гвардейская мотострелковая дивизия, слева 338-я стрелковая дивизия.
  Правда 338-я стрелковая была ещё на марше, поэтому со сменой частей возникли проблемы. И если соседний с нашим, 1287-й стрелковый находился практически на месте, и его второму батальону нужно было сместиться всего на пару кэмэ, то левофланговым  подразделениям нашего полка, предстояло преодолеть до десяти километров. Нашей роте (судя по карте) до рощи нужно пройти около четырёх вёрст, поэтому сразу после завтрака ротный высылает квартирьеров на новое место, а остальной личный состав готовится к передислокации. 
  К исходу дня наша дивизия закончила перегруппировку и заняла исходное положение для атаки противника. Перевезя за несколько рейсов боекомплект, уходили на новые позиции и мы. Я со своим отделением уходил последним, хотелось переговорить со сменщиками, но не срослось. Как там пел товарищ «Будулай» он же Михай Волонтир, - «На живых порыжели от крови и глины шинели…» Вот так и у нас, проведя всю дождливую осень в окопах, и пропахав по-пластунски не один километр, наша обмундировка выглядела не для парадов и смотров, особенно шинели. Ну и когда подошли части сменяющей нас дивизии, в новом, особо не испачканном  обмундировании, с их стороны послышались смешки, по поводу того, что с такими никудышными вояками как мы, до Берлина долго идти придётся. А вот они так дадут немцу прикурить, что он сразу побежит. Махмуд даже чуть в драку не полез, от такой наглости, пришлось его успокоить и, послав остряков на три весёлых буквы, уходить следом за своими. Высокий боевой дух это конечно хорошо, но то, что от этого духа, после первой атаки останется только запах, я представлял прекрасно. Дивизия свежая, ещё не обстрелянная, и как я понял не кадровая, а одна из недавно сформированных. Поэтому как водится кричать «ура» бойцов научили, а вот воевать научатся только те, кто выживет после первых боёв. А если учесть, что и «офицеры» в дивизии «пороху ещё не нюхали», то и процент уцелевших будет небольшим.

Отредактировано ДАН (14-02-2019 14:36:46)

+3

338

Прибыв на огневую, дооборудуем позицию, и устанавливаем миномёт. Спать сегодня придётся прямо в окопах, причём немного, незадолго до полуночи пристрелка, - а вот что мы в такой темноте пристреляем, да ещё не видя целей? Я даже не представляю. Капитан Лобачёв придерживался того же мнения, поэтому понаблюдав с нашего НП за противником, пристрелку запретил, приказав перенести её на утро, когда начнётся общая артподготовка. Мы в полку можно сказать единственная огневая мощь. Есть ещё одна 76-мм и одна 45-мм пушки, но у полковушки мало снарядов, а сорокапятка единственное противотанковое средство полка, за исключением гранат и бутылок с горючей смесью, так что эти орудия выдвинуты на прямую наводку, и стоят в нашей же роще. В течение дня и ночи удаётся подвезти ещё один боекомплект мин с дивизионного склада, и сейчас у нас вместе с трофейными, получается по два с половиной «быка» на ствол, это с учётом пятого миномёта. Все яйца в одну корзину решаем не класть, поэтому немецкие мины на позициях, а наши рассредоточиваем на восточной опушке рощи. Прикрывающий нас пехотный взвод, занял окопы на западном краю рощи рядом с шоссе, идущем из Горчухино в Атепцево. Командует им мой старый знакомый сержант Кургачёв, поэтому взаимодействие можно сказать, мы наладили ещё вчера.
  С утра 18 декабря после часовой артподготовки дивизия перешла в наступление. Двенадцать орудий и миномётов на километр фронта, это конечно не та плотность, чтобы захватить передовые окопы врага без боя, поэтому переправа на западный берег реки досталась 1287-му полку, дорогой ценой, но всё-таки полк переправился, и устремился в атаку на Елагино. Батальоны нашего полка немного замешкались при выходе на линию шоссе попав под сосредоточенный огонь немецких пулемётов, поэтому не жалея боеприпасов, гасим огневые точки противника в Атепцево, и на западном берегу реки. Можно сказать после второй проведённой артподготовки, полк успешно форсирует реку и, нащупав разрыв между флангами батальонов противника, углубляется в лес, к развилке дорог у высоты 196,7.
- Молодцы миномётчики! - Похвалил нас капитан Лобачёв, придя на огневую позицию. - Только дело у меня к вам есть. Нужно и дальше как-то поддержать передовой батальон, а я подозреваю, что при немецких артобстрелах и контратаках, с проводной связью будут большие проблемы, а рации у вас нет.
- Радиостанцию нам не выдавали. – Подтвердил его слова ротный.
- Вот и я говорю, подумайте, только без миномётной поддержки полку тяжело придётся. У нас на весь полк только три максима, и по четыре ручника на батальон. – Выдал капитан «страшную» военную тайну.
- А может, одним миномётом обойдёмся? Только его нужно в боевых порядках пехоты держать. – Влезаю я со своим рацпредложением. И кто меня за язык тянет?
- А если больше миномётов прихватить? – тогда и поддержку серьёзней организуем, спрашивает комполка.
- На большее количество мы мин не напасёмся, целый взвод придётся в подносчики записывать.
- Ладно, уговорил, один так один. Пойдёшь со мной, сержант?
- Пойду товарищ капитан, куда же вы без меня.
- Хорошо, подбирай себе добровольцев в расчёт, а взвод подносчиков, я думаю, найдём.
  Добровольцев искать не пришлось, моё отделение со мной и отправилось. Правда всего пять человек (Аристарха пришлось назначить наводчиком в расчёт дважды трофейного миномёта), соответственно Вася переквалифицировался в снарядного, а Рафик в подносчики. Своего «Шайтана» он передал в соседний расчёт, наказав Макару присматривать за конягой, а чего он там втолковывал своему сменщику «за рулём», когда они вдвоём ездили за минами, я мог только догадываться. Мы за это время разобрали миномёт, подготовили вьюки, экипировку и вооружение. Пулемёт решили с собой не брать, батарея оставалась без пехотного прикрытия, да и нам этот пожиратель патронов был в тягость, а вот штатные карабины Васи и дяди Фёдора, я поменял на трофейные пистолеты-пулемёты. Всё-таки идём в наступление и с трофейными патронами, думаю, проблем не возникнет. Тем более что у Лебедева, что у Махмуда, карабины немецкие, поэтому затариваемся патронами и гранатами под завязку. А когда мы были полностью готовы, группами по нескольку человек стали подходить нештатные подносчики, пехотинцы из взвода прикрытия. Каждому вручаем по лотку с минами, на двадцать выделенных нам в помощь бойцов, получается полный бэка, и ещё трошки, которые понесут штатные подносчики.
Вперёд уходит одно отделение, и когда при выходе на шоссе, его начинают обстреливать немцы со стороны Атепцево, в ответ стреляют бойцы всего взвода, а потом подключается и наша миномётная батарея. Под прикрытием миномётного огня, перебегаем через дорогу и, форсировав реку по льду, следом за стрелковым взводом скрываемся в лесу. Вместе с нами командир полка с группой управления. Проскочили удачно, без потерь, по лесу пехота идёт цепью, мы следом, ищем ушедшие вперёд подразделения полка. От реки до узла дорог судя по карте километра два, но на заблудившиеся подразделения полка натыкаемся, пройдя примерно с километр. Как обычно при наступлении, большую часть «офицерского состава» выкосило в первый же час боя, да и рядовому составу в цепи досталось неслабо. Поэтому попав в лес, и на адреналине пробежав какое-то расстояние вперёд, личный состав сначала выдохся, а потом начал блудить, подразделения перепутались (лес всё-таки), а командиров побило. Более-менее организованные взвода проскочили вперёд, а остальные остались на месте, и «заняли оборону», а попросту залегли между деревьями.
Десяток потерявшихся «залеганцев» капитан Лобачёв передал в моё распоряжение, перегрузив на них боекомплект мин, теперь уже по два лотка в одни руки, а с высвободившимся взводом сержанта Кургачёва, также пополнив его стрелками, пошёл вперёд. Наш «слегка» раздувшийся расчёт следом. Теперь ещё приходится следить и за подносчиками, чтобы по пути ничего не пролюбили. Так мы и дошли до пересечения лесных дорог на высоте 196,7. Миномёт устанавливаем прямо на перекрёстке, с возможностью кругового обстрела, а из высвободившихся подносчиков, организую круговую оборону огневой позиции. Хоть комполка и выслал усиленные пулемётами заставы от перекрёстка по всем направлениям, и пытается организовать огневой рубеж, но пока этот рубеж ещё очень очаговый, и немного дыроватый. Вот когда соберут до кучи все два батальона, тогда и полк займёт рубеж обороны.

+5

339

Пока командиры собирают личный состав, и организуют оборонительные рубежи, пристреливаю реперы вдоль дорог в западном и южном направлениях и готовлю данные для стрельбы. Здесь я смогу прикрыть передовые заставы огнём, тем более они находятся в ста пятидесяти метрах от миномёта. Зато на востоке и на севере махра блудит непонятно где, но пехоты там довольно много, так что будем надеяться, что там находится тыл нашей позиции, хотя мы сами «как кость в горле» на тыловых коммуникациях противника. А вот пробитый нами с северо-востока коридор, немцы могут перехватить, но это при наличии у них лишних огневых средств и сил. Так что пока дивизии нашей армии атакуют по всей линии фронта, мы можем «спать» относительно спокойно. А вот когда наступательный порыв иссякнет, в связи с понесёнными потерями, тогда и за нас примутся всерьёз. Особых иллюзий насчёт оперативного искусства командиров дивизий и полков я не питал, так что и наступательный порыв может иссякнуть очень скоро, в связи с пятидесятипроцентными потерями войск. Но сутки, максимум двое у нас есть. Если немцы продержатся это время, то пушистый зверёк подкрадётся уже к нам, а если отступят, то ещё повоюем. Хотя плацдармы на восточном берегу Нары с населёнными пунктами Атепцево и Слизнево, за два месяца превращены фрицами  в неприступные опорные пункты, а при линейной наступательной тактике войск РККА, атаки в лоб ни к чему хорошему не приведут. В этом я уже смог убедиться сам, наблюдая за бессмысленной атакой подразделений 338-й стрелковой дивизии на Атепцево. В лоб, без какой-либо артподготовки. Свежую, подошедшую из тыла дивизию, бросили в бой практически с ходу, как только она сменила наши подразделения. А вот наладить взаимодействие никто не удосужился, скорее всего отдали приказ о наступлении и всё. И на этом вся работа штаба армии считай что закончилась.
  Ладно, не будем о грустном, у нас своя задача, так что будем её выполнять. Пока есть возможность, нарезаю круги вокруг узла дорог, в поисках запасной или основной огневой позиции. Перекрёсток, конечно, это хорошо, но это ещё и ориентир, да и замаскироваться на зимнике весьма проблематично. Так что минут через десять, Вася с Махмудом уже вовсю долбят мёрзлый грунт в кустарнике, метрах в ста на северо-восток от нас. Остальные двое снаряжают мины, а я налаживаю взаимодействие с прикрываемой нами пехотой, объясняя «политику партии». Проще всего получилось с заставой на западе, там командовал сержант Кургачёв.
- Здорова Мишаня! – Приветствую я своего боевого побратима, прибежав на его позицию.
- И тебе не хворать, Никола.
- Вот смотри, - показываю я ему рукой направление, - видишь мина, разорвалась прямо на обочине дороги, метрах в семидесяти от твоего рубежа?
- Вижу, только она с тыла прилетела, и всего одна.
- Потому что это наша мина, и это я репер пристреливал. Чуешь, чем пахнет?
- Догадываюсь.
- Вот и я о том же. Если немцы пойдут вдоль дороги, дай знать. Прикроем огнём, ну и сами вперёд не лезте, если полезете, то предупредите, мы стрелять перестанем.
- Это хорошо. А если немцы правее или левее пойдут? Тогда как быть?
- Определишь расстояние от разрыва, правее или левее, и пришлёшь связного. А там уж я сам сориентируюсь, куда огонька подкинуть.
- Понял. Только у меня ракетница есть.
- Это меняет дело. А что же ты раньше молчал?
- Так ты не спрашивал.
- Значит, решаем так. Когда немцы приблизятся к тебе метров на сто, запускаешь красную ракету в их сторону. Если нужно прекратить огонь, зелёную в небо. Но связного лучше всё равно пришли, чтобы результаты стрельбы узнать, ну и поправки при случае внести. Да, и у своих поспрашай, может кто видел или слыхал, - откуда немецкие миномёты стреляли или трофейное имущество брошенное? Может там мины найдём, или ещё чего.
- Ладно, поспрошаю, да и сам послушаю.
- Тогда у меня всё. Бойца со мной толкового пошли, покажу, где нас найти.
Но быстро уйти с передка у меня не получилось. С западной стороны на дороге послышался скрип полозьев, и фырканье лошадей. И хотя на востоке и севере от нас слышалась ружейно-пулемётная и артиллерийско-миномётная перестрелка, эти звуки в зимнем лесу доносились довольно отчётливо. Судя по всему, повозки две, не больше. Снежные окопчики бойцов взвода расположены справа и слева перпендикулярно дороге, в центре позиции ручной пулемёт, у остальных винтовки и карабины, только у Мишки ППД.
- Что делать будем, Николай? – почему-то шёпотом говорит сержант. – Немцы, скорее всего едут.
- Передай всем своим, чтобы без команды не стреляли. Живьём возьмём демонов. – Зачем-то хохмлю я.
- А на кой?
- Чудак человек, там же лошади, а вдруг ещё что ценное. Начнут стрелять, «перебьют всю посуду», ну и «языка» возьмём. - При слове «язык», Мишка сразу смекнул, что к чему, и полетела телеграмма от бойца к бойцу по цепи.
  Ждём, вглядываясь в изгиб лесной дороги, откуда должны показаться повозки. Минут через пять показались сани-розвальни в количестве двух, с запряжёнными в них лошадками. Никакой «мужичок с ноготок» под уздцы их не вёл, а управляли конягами вполне нормальные фрицы, один «за рулём», а второй просто на возу, видимо охранял груз. Группу захвата сержант Кургачёв расположил справа от дороги, где закопавшись в снегу, мы и поджидаем добычу. Мы, это я, Мишка, и ещё четверо пехотинцев. На каждую повозку по боевой тройке. Один отвечает за лошадь, второй за пленных, третий страхует. Так как из всех шестерых я являюсь самым знающим полиглотом, то и командовать мне.

Отредактировано ДАН (17-02-2019 15:48:18)

+5

340

"ДАН"[b написал(а):

]А вот [/b]на востоке и на севере махра блудит непонятно где, но пехоты там довольно много, так что будем надеяться, что там находится тыл нашей позиции, хотя мы сами «как кость в горле» на тыловых коммуникациях противника. А вот пробитый нами с северо-востока коридор,


Повторы?

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом, первым делом миномёты-2.